FacebookвКонтактеTwitterGoogle+
Вверх
Авто-DJ      
500
logo
Приветствую, гость :)
МафияБлогФаршRSS
Страница 17 из 18«1215161718»
Модератор форума: Shadowdancer, corneliaheil 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Фанфикшн » Продолжение "Последнего мага огня" (Попытка продолжить заброшенный автором фанфик "ПМО")
Продолжение "Последнего мага огня"
ars2012Дата: Среда, 28/12/2011, 19:37 | Сообщение # 1
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Всем доброго времени суток!
Некоторое время назад прочел на этом сайте отличную вещь - переводной фик под названием "Последний маг огня". К преогромной досаде, автор это произведение забросил и, судя по всему, продолжать не собирается. Досадно было настолько, что я, используя данные им подсказки, решился попробовать довести до завершения хотя бы первую книгу.

Автор оригинала: clockworkchaos
Перевод оригинала: Sinistar
Бета: нет
Рейтинг: T
Жанр: Приключения
Персонажи: Азула, Катара и Ко.
Дисклеймер: Права на вселенную, мир и героев принадлежат создателям. На идею и само произведение - clockworkchaos. На перевод - Sinistar'у. Мне - на то, что напишу.

Оригинал (первые 17 глав) - ЗДЕСЬ
Добавлено (28/12/2011, 19:32)
---------------------------------------------

Глава 18-2.
Глава 19-1. Путь на Север.
Глава 19-2. Путь на Север.
Глава 20-1. Северное Племя Воды.
Глава 20-2. Северное Племя Воды.
Глава 21-1. Учитель магии Воды.
Глава 21-2. Учитель магии Воды.
Глава 22-1. Осада Севера, часть 1.
Глава 22-2. Осада Севера. Часть 1.
Глава 23-1. Осада Севера. Часть 2.
Глава 23-2. Осада Севера. Часть 2.
Глава 24. Аватар.
Эпилог.

КНИГА 2. ЗЕМЛЯ.

Глава 1-1. Царство Земли.
Глава 1-2. Царство Земли.
Глава 2-1. Реликвии Киоши.
Глава 2-2. Реликвии Киоши.
Глава 3-1. Возвращение Аватара.
Глава 3-2. Возвращение Аватара.
Глава 4-1. Магия Земли.
Глава 4-2. Магия Земли.
Глава 5-1. Почетная работа.
Глава 5-2. Почетная работа.
Глава 6-1. Нападение.
Глава 6-2. Нападение.
Глава 7. Трудности в обучении.
Глава 8-1. Возвращение на остров Киоши.
Глава 8-2. Возвращение на остров Киоши.
Глава 9-1. Неожиданное столкновение.
Глава 9-2. Неожиданное столкновение.
Глава 10. Схватка.
Глава 11-1. Прибытие в Ба Синг Се.
Глава 11-2. Прибытие в Ба Синг Се.
Глава 12. Город благоденствия.
Глава 13-1. Пир во дворце.
Глава 13-2. Пир во дворце.
Глава 14-1. Западня.
Глава 14-2. Западня.
Глава 15-1. Озеро Лао Гай.
Глава 15-2. Озеро Лао Гай.
Глава 16-1. Магия Исцеления.
Глава 16-2. Магия Исцеления.
Глава 17. Разговор в Мире Духов.
Глава 18. Царь Земли.
Глава 19. Царский прием.

Глава 18.

Воссоединение.

«Ну, по крайней мере, план был действительно неплох, - говорила сама себе Азула, - Наверное, я могу им гордиться. Потому что других поводов для гордости, пламя и пепел, НЕТ!»
И это было правдой. Очень трудно чем-либо гордиться, когда висишь, прикованная к уродливой каменной конструкции в форме перекошенного креста. Тяжелые оковы болезненно врезались в ее запястья и лодыжки. Они были сделаны не из обычного железа, а из материала, напоминавшего скорее полированный камень. Собственно, это и был камень, обработанный магами Земли. Такой материал был не только очень прочен, его было практически невозможно расплавить; подобные кандалы изготавливали в Царстве Земли специально для «почетных» пленников – магов Огня. Откуда только местная шваль раздобыла такую редкую и дорогую вещь? Азула, едва придя в себя, уже опробовала на них свой огонь и убедилась в том, что оковы сделаны на совесть.
И вот она висела здесь, распятая, обездвиженная и совершенно, ОСКОРБИТЕЛЬНО беспомощная. Все, что она могла делать – ожидать своей участи и ругать себя последними словами. Впрочем, даже ругаться она могла только мысленно, поскольку рот ей заткнули кляпом; ощущая его аромат, Азула решила, что лучше ей не знать, для чего эту мерзкую грязную тряпку использовали прежде. Ничего не осталось в ее облике от былого величия и безупречности. Сейчас по сравнению с ней любая нищенка на улице показалась бы утонченной дворянкой. Растрепанные нечесаные волосы рассыпались по плечам и спине, грязными сосульками падали на бледное лицо. Одежда была заляпана какой-то дрянью и изорвана. Под глазами наливались темные круги.
Самочувствие было подстать внешности. Все тело затекло, а боль в запястьях сделалась уже почти невыносимой. Болели ребра, в горле жутко пересохло, но все это было ерундой по сравнению с тем, что творилось в голове. Все самые злобные и страшные чудовища мира пробрались внутрь ее головы с тем, чтобы устроить там битву не на жизнь, а на смерть. Азула физически ощущала, как этот разъяренный клубок колотится изнутри о ее череп, а от яростного рева и визга просто уши закладывало! Если бы сейчас появился кто-то, решивший отрубить ей голову прямо на месте, она была готова благословить этого замечательного человека.
«И кто-то тут еще думал, что Сокка – идиот! – в ритм с громовыми ударами пульса билась в голове постыдная, но удручающе правдивая мысль, - Нет, милочка, НАСТОЯЩАЯ идиотка таращится на тебя из зеркала! Это же надо было до такого докатиться!»
Да, ее план был хорош, но, увы, с осуществлением возникли проблемы. Азула собиралась покинуть город под покровом ночи, прежде, чем любой из тех, кто мог бы захотеть получить награду за беглую принцессу Огня, сообразит, что она уже скрылась. Это было совершенно правильно и разумно; неправильно и неразумно было удариться в самокопание, подстегивая депрессию дешевым крепленым вином, которое подавали на постоялом дворе. Во дворце Лорда Огня принцессу, само собой, ничем похожим никогда не угощали, и первый опыт злоупотребления крепкими напитками оказался определенно неудачным. Она еще смутно помнила, как, вроде бы, забралась на стол и кричала, что «все враги и предатели познают гнев Народа Огня!» и еще что-то нехорошее про безмозглых водомальчиков, которые ее не уважают. На нее уставился весь народ в общем зале, но ей было уже наплевать. Потом она попыталась взлететь прямо со стола; зачем – этого она сама не понимала. К сожалению, потолок оказался слишком низким и слишком крепким. Ну почему у нее все время случаются какие-то недоразумения, когда она пытается использовать этот трюк с полетом на огненном потоке?! Дальше воспоминания прерывались окончательно. Очнулась она уже здесь – в том жалком положении, в котором пребывала и теперь. Причем, судя по солнцу, время шло уже к вечеру – значит, она провалялась без сознания почти сутки. Почти сутки – и наверняка те, кто ее похитил, уже известили Кочевников Воздуха! Совсем хорошо!
«О, Кох, забери мое лицо! – пришла к ней еще одна устрашающая мысль, - А что, если Зуко когда-нибудь об этом узнает? Да он же мне жизни не даст, отыграется сразу за все хорошее! Какой позор… Надо отсюда выбираться, пока не поздно!»
Увы и ах, идея, опять-таки, была здравая, и вновь проблема возникла с ее осуществлением. Скованная по рукам и ногам, она не могла использовать свою силу, и вряд ли те, кто захватили ее, были настолько глупы, чтобы освободить мага Огня, неважно, что она им пообещает. Да она и не могла никому ничего сказать из-за кляпа.
Осматриваясь по сторонам, пленница заметила рядом с собой двоих мужчин, хотя наверняка их было больше. Судя по доспехам, оружию и физиономиям – явные наемники. Один сидел на камне у ручья, другой, заложив руки за голову, развалился на повозке, запряженной птицелошадью. Видимо, на этой повозке ее вывезли из города, пока она была без сознания. Зачем, интересно?
Тот же вопрос волновал и одного из похитителей.
- Чего мы тут торчим, Джонг? – спросил тот, что сидел на камне.
- Ждем, - флегматичным тоном ответил коренастый бородач в телеге, не отрываясь от созерцания облаков.
- Чего ждем, Джонг? – недовольно буркнул первый.
- Монахов.
- А почему нельзя было дожидаться их в городе? Мне надоело отсиживать зад на этом булыжнике!
- Неразумно.
- Что «неразумно»?! – безымянный на камне уже явно начал злиться, - Можешь ты объяснить по-человечески, Джонг?!
- Конкурентов много, - уныло прозвучало с телеги, - Трудно ее спрятать в городе. Лучше здесь.
- А, ну да, - здоровяк хохотнул, - Она же вроде как принцесса и величайший маг Огня в истории. Ну-ну. Что-то не похожа, а, Джонг?
- Не проверяй, - посоветовал тот.
- Ха! – безымянный наемник слез с булыжника и подошел к пленнице, изучая ее сальным взглядом, который заставил Азулу непроизвольно вздрогнуть от гадливости.
Наемник был здоровенным, плечистым, с небритой рожей и спутанными черными волосами.
- Тоже мне, принцесса. По-моему, она больше похожа на подзаборную…
«Ну, только освободи меня, скотина волосатая, - с ненавистью подумала Азула, - Хотя бы одну руку освободи – и ты узнаешь, на что способен «величайший маг Огня в истории»!
Но нет, освобождать ее громила не собирался. Яростный взгляд принцессы, обычно повергавший в трепет бывалых воинов и влиятельных вельмож, тоже не произвел на него впечатления. Конечно, учитывая обстоятельства, удивляться тут было нечему. Потаращившись еще с минуту и бесцеремонно ткнув пленницу пальцем под ребра, он сплюнул и отвернулся.
- Не знаю, что в ней нашли Кочевники. На нее и смотреть-то не хочется. Чего они за нее платят такие деньги, а, Джонг?
- Тебе не все равно?
- Ну, заррраза! Ты такой интересный собеседник, Джонг!
- Спасибо.
- Аррррр… Когда наконец вернется Киму?!
- На закате.
- Надеюсь, у меня достанет терпения к этому времени тебя не прикончить. Хотя, а почему это «надеюсь»? Ха-ха-ха! – наемник рассмеялся, возвращаясь на свое место на валуне у ручья, - Меньше народу – не надо делиться!
- Попробуй.
Выбросив из головы перепалку двух мужланов, девушка сосредоточилась на единственной мысли – как вернуть себе свободу. К сожалению, озарение приходить не спешило. Она связана и неподвижна, и никак не могла освободиться, пока эти оковы остаются на ней. И было ясно, что наемники не станут их размыкать вплоть до того момента, как передадут добычу «заказчику» и получат свое вознаграждение. А когда появятся монахи Воздуха – что наверняка будет скоро – из «безнадежной» ситуация превратится в «абсолютно безнадежную». Момент отчаяния чуть было не повлек за собой новый приступ самобичевания, но Азула заставила себя вновь сосредоточиться на деле. Ругать себя можно будет и после того, как она освободится. Должен быть способ! Не бывает безвыходных положений, бывает, что у человека не хватает ума, чтобы найти выход…
Двое наемников продолжали спорить. Вернее, спорил патлатый урод на камне, бородатый Джонг на телеге лишь изредка вставлял что-нибудь вроде «хм», «угу», «конечно» и тому подобного. Азула перебирала в голове варианты плана побега, не находя ни одного осуществимого. Судя по разговору, они ждали какого-то «Киму», который, похоже, был их вожаком. Может, удастся его чем-то заинтересовать? Пообещать ему что-нибудь? Лишь бы только они освободили ей руки, всего на один момент… Нет, это пустые мечты. Лучше забыть о них и срочно начать придумывать что-то более дельное.
Но придумать что-то дельное Азула так и не успела. Совершенно неожиданно для всех спор наемников и размышления принцессы были прерваны самым диким образом, какой только можно вообразить.
Что-то затрещало в кустах. Бородач Джонг повернул голову в направлении звука, и в первый раз на его лице появились какие-то чувства. Потрясение и страх.
- Это… Это же…
Подскочил и его напарник – аж слетел с камня, потянувшись к валявшемуся под ногами копью.
Азула тоже постаралась обернуться, чтобы увидеть, что их так испугало, но не могла повернуть голову так далеко. Но источник звука почти сразу сам оказался в ее поле зрения. Массивная черная туша с громким ударом перепрыгнула через телегу. Птицелошадь в панике забилась, едва не вырвавшись из упряжи. Джонг, схватившийся было за секиру, тут же передумал, отбросил оружие и со всех ног рванул к ближайшему дереву, куда и взлетел с ловкостью орла-обезьяны.
Азула недоверчиво уставилась на источник паники.
- Сукара?! – вслух воскликнула она. Точнее, попыталась воскликнуть, забыв о кляпе, который оставался на месте и тут же напомнил о себе мерзким привкусом во рту. Ее снова затошнило.
Второй наемник пятился спиной, выставив перед собой копье с широким наконечником. Жалкая попытка защититься от хищника размером почти с носорога – острие лишь скользнуло по прочной шкуре волка-косатки, а в следующее мгновение огромный зверь врезался в человека всей своей массой и отбросил далеко в сторону. Патлатый покатился по земле
- Катара? – хотела было сказать Азула, но, к счастью, на этот раз вовремя вспомнила о кляпе и смолчала.
Волк-косатка приблизился к ней, тщательно обнюхал и издал протяжный мурлыкающий звук. Хорошо хоть лизаться не полез. Видимо, ему тоже не пришелся по вкусу аромат жуткой тряпки. У Азулы мелькнула мысль, что присутствие зверя еще не обязательно говорит о том, что Катара тоже здесь. Ведь Сукара мог заблудиться, как и все они…
Но нет, волк-косатка оказался не один. Послышались шаги приближавшегося человека. Азула скосила глаза в его сторону и тут же сама зарычала не хуже хищника. Это было ужасно, чудовищно, непереносимо! Это было самое худшее, что только могло с ней произойти!

* * *
- Ой-ёй! – Сокка с искренним наслаждением уставился на прикованную к каменной крестовину девушку, - Кого я тут вижу? Неужели саму?.. Нееет! Этого просто не может быть! Это НЕ принцесса Азула! Принцесса Азула – наша «само совершенство» - НИКОГДА бы не позволила схватить себя каким-то жалким разбойникам! Принцесса Азула НИКОГДА бы не оказалась в цепях и с тряпкой во рту!
- Мммм… Ррррр… - слова из-за кляпа превращались в нечленораздельное мычание, но интонации были крайне неодобрительными. Взгляд, которым пленница одарила юношу из Племени Воды, тоже дружелюбием не блистал.
Сокка, не особенно устрашенный, тяжело вздохнул.
- А если я вытащу тряпку у тебя изо рта, ты хотя бы не откусишь мне пальцы?
- Уррррр!!! Рррауррррумммр! Мммм!
Сукара задрал вверх огромную пасть и начал подвывать жалобным голосом. Сокка снова вздохнул.
- Ох… Я совершаю самую большую глупость в своей жизни… - но все же он потянулся и вытащил кляп у нее изо рта, быстро отдернув руку, как будто боялся, что она в самом деле может откусить ему пару пальцев, если только он замешкается. И, по правде, она была близка к этому.
Некоторое время Азула просто переводила дух и с отвращением отплевывалась голубым огнем. Сокка поднес поближе к лицу кляп, который все еще держал в руке и, передернувшись, тут же выбросил.
- Фу… Кажется, в эту тряпку раньше заворачивали рыбу. И она там протухла.
- Ну, спасибо! – огрызнулась принцесса, к которой, наконец, вернулся дар речи, - Это именно те слова, которые я мечтала услышать! Сдохну от голода, но никогда больше не прикоснусь ни к какой рыбе! Может быть, ты все-таки освободишь меня?!
- Хм… а что мне за это будет?
- Фух… угли и пепел… Ничего тебе за это не будет! НИЧЕГО! Даю слово принцессы!
- Как, и даже «спасибо» не скажешь?
- ПРОСТО ЗАТКНИСЬ И СНИМИ С МЕНЯ ЭТИ ПРОКЛЯТЫЕ ЦЕПИ!
- Ладно, успокойся. Но как я их сниму? – Сокка пристально изучил оковы, - Они выглядят прочными, я их не сломаю. А что, ты сама не можешь расплавить их своим огнем?
- Если б могла, наверное, уже бы это сделала, а не дожидалась тут тебя. У одного из этих скотов должен быть ключ.
- Да, точно. Эй! – Сокка задрал голову вверх, к кроне дерева, - Ты еще там?
Ответа не последовало.
- Если ключ у тебя – лучше отдавай его по-хорошему! – пригрозил юноша, - А то учти: волк-косатки умеют лазать по деревьям!
Что-то лязгнуло о землю. Сокка наклонился и подобрал металлический стерженек. Воин Племени Воды, казалось, сам задается вопросом – и зачем он делает такую глупость?! – но все же потянулся и вставил ключ в фигурную прорезь на наручниках. Один оборот – и оковы со щелчком разомкнулись. Не сдержав вздох облегчения, Азула тут же начала массировать ноющие запястья. Сокка тем временем освободил ее ноги. Она сделала неуверенный шаг вперед и пошатнулась. Затекшие мышцы ужасно ныли и повиновались неохотно. Сокка непроизвольным движением потянулся было помочь ей, но принцесса отступила еще на шаг. Еще только не хватало, чтобы он ее лапал.
- Со мной все в порядке… - буркнула она.
Сокка смерил ее критическим взглядом.
- По твоему виду этого не скажешь. Что с тобой случилось?
- Есть вопросы, которые девушкам лучше не задавать, если хочешь жить долго и счастливо, - пригрозила она.
- Да, да, конечно, - снова угроза пропала впустую. Этот наглец просто отказывался воспринимать ее всерьез! - Кстати, ты только что обещала сказать «спасибо».
Азула фальшиво улыбнулась.
- Вообще-то я ничего не обещала, но, если уж ты так настаиваешь, - улыбка стала шире, - Спасибо, Сукара, ты теперь мой герой.
Волк-косатка неуверенно взвизгнул.
- Наверное, это значит: «пожалуйста», - «перевел» Сокка.
Принцесса посмотрела на него и закатила глаза.
- Как ты меня нашел? – она все же заставила себя говорить относительно миролюбиво.
- Да никак, - честно признался он, - Я искал свою сестру. Я шел в Бей Миан, потому что это единственный город, куда ее могло вынести течение реки. Услышал голоса, решил посмотреть, кто здесь, ну и… - он развел руками, - Нет, ты только не подумай, я вовсе не собираюсь тебя расспрашивать, что ты здесь делала закованная в цепи в обществе пары головорезов.
- Вот и правильно, что не собираешься.
Азула посмотрела на наемника, который все еще валялся на траве, умело притворяясь мертвым – не настолько умело, впрочем, чтобы одурачить ее. Его напарник Джонг так и сидел на дереве, оседлав толстый сук, и из густой кроны торчали только ноги в стоптанных башмаках. Сукара коротко взрыкнул и потрусил к человеку. Снова рыкнул и ткнул его массивной мордой, примеряясь, с чего бы лучше начать.
- Сукара, фу! – прикрикнул Сокка, - Не ешь всякую дрянь с земли!
Волк-косатка пренебрежительно фыркнул и отвернулся, делая вид, будто бы не очень-то и хотелось. Азула тоже приблизилась к «бесчувственному» телу.
- Вставай! – презрительно бросила она, - А то зверек может и передумать.
Наемник мгновенно очнулся и начал отползать в сторону, со страхом глядя на скалящего зубы хищника. Прежнюю наглость и самоуверенность как ветром сдуло.
- Я… - выдавил он из себя, дрожа и заикаясь, - прошу простить… мою грубость… уммм… госпожа принцесса…
- Заткнись. Говорить будешь, когда я спрошу. На кого вы работаете?
- Мы… сами по себе. Меня зовут…
- Мне нет дела до того, как тебя зовут. Как вы узнали, кто я такая?
- Это Киму узнал! У него знакомый есть в охране одного торговца, он и предложил провернуть это дело. Сказал, что, если… э… мы сдадим вас монахам Воздуха, за это заплатят больше, чем просто за информацию.
- Ох, Юань Джин… - полупрезрительно, полусочувственно протянула девушка, - Все-таки ты решил меня продать… Что дальше?
- Ну, мы ждали в трактире, - продолжил рассказ наемник, - Мы собирались захватить вас в комнате, когда вы будете спать, но, кхм, когда мы увидели, что вы…
- Подробности можешь опустить, - Азула стрельнула глазами в Сокку, который, само собой, внимательно прислушивался к допросу, - Кочевники Воздуха. Когда они должны были прийти за мной?
- Киму говорил – завтра после полудня.
- Ясно, - Азула смотрела в перепуганные глаза наемника и почувствовала отвращение. Даже убивать его расхотелось, - Ну, хорошо…
- Постой! – вмешался Сокка, - Скажи, вы ничего не слышали об еще одной девушке? У нее смуглая кожа, как у меня, она ниже меня ростом, и волосы заплетает в косу, и еще спереди у нее две такие глупые косички, - он попытался изобразить сестру, но, судя по растерянной роже пленника, не преуспел.
- Не, мы ничего такого не знаем! – ответил тот, косясь поочередно то на Сукару, то на Азулу, - Мы только про принцессу слышали. За нее монахи дают большую награду, а про других нам никто ничего не говорил!
- Ясно… - хмуро протянул юноша.
- Сокка, мы обязательно ее найдем, - неожиданно для самой себя сказала Азула, - Вот увидишь. Она наверняка тоже где-то неподалеку.
- Да, конечно… - отозвался он, - Ладно, наверное, нам надо убираться отсюда, пока дружки этих двоих не заявились.
- Кстати, сколько вас всего? – резко спросила принцесса, обернувшись к наемнику.
- Только трое, - тут же ответил тот, - Я, Джонг и Киму. Меньше народа…
- Да, да, не надо делиться, я уже знаю. Пошел вон и радуйся, что на тебя огня тратить жалко! Хотя нет, сначала снимай свой плащ и отдавай все, что у тебя есть в кошельке. Джонг, тебя это тоже касается!
- Угу… - прошелестело из листвы.


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!


Сообщение отредактировал ars2012 - Среда, 21/03/2012, 12:51
 
ars2012Дата: Среда, 12/06/2013, 11:01 | Сообщение # 401
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
«Великий Ветер, какой я идиот!» - успел подумать Джамайянг, пока его мускулы сами, не дожидаясь команды от разума, бросили тело вниз. Огненное копье – весьма внушительных размеров и очень горячее – прошло над его лицом, так близко, что Мастер очень хорошо почувствовал его опаляющий жар на своей коже. Он мог только порадоваться, что традиция предписывала мужчинам Кочевников Воздуха обривать голову налысо. Будь у него волосы, они наверняка бы обгорели в этот момент.
Но все же Джамайянг мог похвалить если не свой разум, то хотя бы скорость реакции: этот мгновенный бросок спас его от гибели или увечья. Он перекатился по полу прежде, чем девушка успела метнуть огонь снова, и оказался по другую сторону от кровати. Сейчас она не могла его увидеть.
- Постой, госпожа Катара! – воскликнул он, - Я не враг тебе. Прошу, выслушай меня!
Он снова мысленно обругал себя за глупость. Не стоило ему оставаться рядом с ней. Катара пролежала эти дни без сознания; она понятия не имела о том, что происходило вокруг нее. Скорее всего, она даже не подозревала, сколько времени прошло – для нее, возможно, обморок растянулся на считанные минуты. Она еще не поняла, где находится – ей казалось, что она по-прежнему в бою под стенами Ба Синг Се, и, увидев рядом с собой мага воздуха, девушка, разумеется, решила, что враги пытаются похитить ее, и среагировала именно так, как и следовало ожидать. Только ловкость и везение позволили Джамайянгу только что избежать весьма нелепой смерти.
Она ничего не ответила, но и не атаковала. Джамайянг слегка приободрился.
Тут от двери послышался шум. Кто-то появился. Джамайянг понял, что воины, стоявшие в коридоре, услышали что-то и поспешили на подмогу. Маг воздуха все еще не рисковал высовываться из укрытия – увидев его, Катара вполне могла попробовать напасть снова. Очевидно, после такого долгого обморока ее память была затумана. Ей нужно некоторое время, чтобы полностью прийти в себя.
- Госпожа? – проговорил один из магов воды, - Вы пришли в себя?
- Я… - только теперь Джамайянг услышал голос Катары, в котором звучало недоумение. - Я не понимаю. Это же Северный Полюс. Почему я здесь?
- Вы были ранены, госпожа, вас исцелили.
- В самом деле? Я ничего не помню… а где этот Кочевник? Я только что видела здесь монаха воздуха, - Катара как будто не была уверена – не померещилось ли ей.
«Этот Кочевник? – подумал Джамайянг, - Ну, наверное, это звучит все-таки приятнее, чем «этот негодяй»? Хотя интонации примерно одинаковые».
- Он здесь, - заявил Мастер, - Ничего страшного, воины, произошло небольшое недоразумение. Если можно, сообщите своему вождю, что девушка очнулась. Так я уже могу встать, госпожа Катара? – спросил он, - Я не буду пытаться причинить тебе вред.
Она не удостоила его ответом, но Джамайянг все же рискнул подняться на ноги. Разговаривать, прячась за кроватью, казалось ему очень глупым. Встав, он увидел у двери одного стражника. Второй (они всегда дежурили парами), очевидно, поспешил к вождю Арнуку. Очень хорошо – когда Катара увидит рядом с собой людей, которым доверяет, это быстро поможет ей успокоиться.
Прямо сейчас Катара смотрела на него, сузив глаза. Над ее правой ладонью, занесенной для удара, плясали рыжие огненные языки; левую руку по локоть окутала ледяная оболочка. Но она не пыталась нападать. Джамайянг увидел, как злое выражение на ее лице сменилось растерянным. Она оглянулась по сторонам, потом быстро повернулась к нему.
- Я на Северном Полюсе, - повторила девушка с явным удивлением, - И… - она провела перед лицом ладонью, в которой сжимала огненный шарик. Огонь оставлял в воздухе едва различимый след, - Комета Созина ушла, - на ее лице появилось осознание, - Сколько я пролежала без сознания и как я оказалась здесь?
- Почти десять дней, - сказал Джамайянг.
- Что? – поразилась она, - Десять дней? Как? И… кто ты, все-таки? Постой… - она сузила глаза, - я же видела тебя прежде. В Ба Синг Се. Твое имя – Джамайянг? Ты Мастер из Южного Храма?
- Да, это я, - подтвердил он, - Ты не помнишь, что с тобой было?
- Я… - она снова казалась растерянной, - Я сражалась с армией Воздушной Империи под стенами Ба Синг Се, а потом… я оказалась в Мире Духов, - она снова вскинула голову и посмотрела прямо на него, - Что за игру ты ведешь, Кочевник? Как тебя допустили в столицу Северного Племени Воды?
- Успокойся, - повторил он, - Я правда не враг тебе. Я не служу Великому Мастеру Турану. Он напал на тебя в Мире Духов и пытался убить. И почти преуспел. Твоя подруга Юи и я смогли помешать ему, но ты все равно умирала. Вот почему мы доставили тебя сюда, на Северный Полюс. Сила Оазиса Духов позволила нам исцелить тебя. Я поступил глупо, оставшись присматривать за тобой, признаю – надо было оставить целительницу. Я не подумал, как ты можешь отреагировать, увидев рядом с собой мага воздуха. Поверь, я не хотел тебя пугать, - Джамайянг позволил себе слабую улыбку, - Но ты тоже изрядно меня напугала, так что, можно сказать, мы квиты.
Девушка не спешила ни улыбаться, ни извиняться. Она все еще смотрела на него настороженно, явно ожидая какого-то подвоха. Но все же не нападала. После недолгого колебания, она погасила огонь и отпустила ледяные клинки. Джамайянг, в свою очередь, избегал любых движений, которые она могла бы расценить как угрозу. Н-да… это было не совсем то, на что он рассчитывал. Впрочем, неудивительно, что девушка не хочет доверять магу воздуха, после всего, что пережила по вине его соплеменников.
- Юи тоже здесь? – спросила она.
- Да, конечно. А еще твой брат и принцесса Огня.
- И Азула? – Катара свела брови к переносице, - Она победила самозванца в столице своей Нации?
- Насколько я знаю – да, но я не посвящен в подробности. Наверное, им всем уже сообщили о том, что ты очнулась, скоро они будут здесь…
Катара кивнула. Джамайянг почувствовал некоторое воодушевление. После всех бед, которые Народ Воздуха причинил ей, не было бы ничего удивительного, если бы она не пожелала слушать ни слова из уст любого из Кочевников. Но все же Аватар предпочитала слушать, а не бросаться в бой без рассуждений – это вселяло надежду, что с ней можно договориться.
- Так почему ты помог мне, Мастер Джамайянг? – спросила она.
- Я считал это своим долгом. Я признал в Ба Синг Се, что ты являешься истинным Аватаром, и не отказываюсь от своих слов. А нам всем сейчас необходим Аватар. Близится время перемен, и без Аватара они могут обернуться хаосом. Вот почему я не мог допустить, чтобы Туран причинил тебе вред.
- Ах да, конечно… Аватар, - пробормотала Катара, - Ваш…
- Катара! – громкий голос от двери не дал ей договорить. Девушка обернулась, и ее глаза расширились.
- Сокка! Ты правда здесь?!
Подозрительность мгновенно покинула ее лицо, сменившись радостью. Они с братом крепко обняли друг друга.
- Наконец-то ты пришла в себя. Духи, я так боялся…
- Ну… - она смущенно хмыкнула, - Приятно это слышать, - она снова повернулась к Джамайянгу, - Это маг воздуха правда спас мне жизнь?
- Да, это так, - подтвердил юноша, - Он и Юи вдвоем исцелили тебя в ночь полнолуния.
- Тогда… - Катара несколько растерялась, - Я… благодарю тебя за помощь, Мастер Джамайянг. И… прошу простить за то, что… сделала, - он стрельнула глазами в проплавленную дыру, оставленную в ледяной стене ее огненным зарядом.
- О, это была моя собственная непредусмотрительность, - с облегчением заметил Джамайянг. Как он и надеялся, появление брата в значительной мере помогло разрядить атмосферу. По крайней мере, Катара уверилась в том, что она действительно среди друзей, и больше не ждала подвоха.
- Я правда пролежала десять дней без сознания? – говорила между тем она, - Не могу поверить…
- Ну, так и было, - ответил ей Сокка, - На самом деле, я появился здесь позднее, когда в столицу Огненной Нации пришло письмо от Юи. Тогда мы с Азулой все бросили, взяли летающий корабль и поспешили сюда. Мы поспели как раз вовремя, чтобы присутствовать при исцелении.
- «Вы с Азулой», - хмыкнула Катара, - Не ожидала от вас двоих такого единодушия.
- Не говори ерунды, - буркнул Сокка, - Я же беспокоился за тебя… ну, и она тоже… наверное. На самом деле, - признался он, - я так перепугался, что готов был мириться даже с Азулой, лишь бы скорее появиться здесь!
- Что? Тут, кажется, кто-то упоминал мое имя? – прозвучал еще один голос, и появилась Азула вместе с Юи.
Беловолосая девушка сразу обняла Катару.
- Хвала Великим Духам, ты наконец-то пришла в себя!
Катара немного смутилась.
- Да что вы все смотрите на меня, как на воскресшую из мертвых? Видите – со мной все в порядке. Я даже не чувствую себя так, словно пролежала без сознания несколько дней. Когда я очнулась, мне казалось, что прошли считанные минуты. Я удивилась, когда поняла, что Кометы Созина больше нет и огненная магия снова вернулась в норму.
Она действительно держалась на ногах вполне уверенно – очевидно, усилия целительниц из Северного Племени Воды давали о себе знать.
- Значит, это вы с… Мастером Джамайянгом спасли меня, - произнесла она, - Я… спасибо вам. Обоим.
Она посмотрела на Азулу.
- И тебе тоже спасибо. И тебе, Сокка.
- Мне? – принцесса Огня выглядела удивленной, - Но ведь я ничего не сделала.
- Но ты была рядом, - сказала Катара, - Хотя, наверное, у тебя много дел в столице?
- Ничего такого, с чем Зузу не справился бы в одиночку хотя бы несколько дней.
- Так вы победили? Нация Огня снова свободна?
Лицо Азулы омрачилось.
- Там было свои… трудности, - сказала она, - Но об этом можно поговорить позднее. Сейчас меня больше волнует, как себя чувствуешь ты сама, - несмотря на подчеркнуто бесстрастный тон, можно было уловить ее беспокойство.
- Ну, как видишь, теперь все хорошо, - Катара вздрогнула, - Но что с Ба Синг Се? – спросила она, видимо, только сейчас подумав об этом, - Чем закончился бой? Кто победил?
- Нам удалось отстоять город, - ответила Юи, единственная из присутствующих, кроме Катары, принимавшая участие в обороне Ба Синг Се, - Вражеская армия отступила и запросила перемирия. Начались переговоры. Что было дальше, я не знаю, поскольку мы с Мастером Джамайянгом и госпожой Шионой взяли тебя с собой и на воздушном бизоне поспешили на Северный Полюс, к Оазису Духов. Вот и все… и, как сказала Азула – это может подождать. Духи, ты едва очнулась…
Катара подавила вздох.
- Не думаю, что у нас есть много времени для отдыха. Так все закончилось благополучно?
- Да, - подтвердила Азула, - Более-менее. Мы добились поставленных целей – защитили Ба Синг Се и отбили столицу Огненной Нации. Хотя это и обошлось недешево.
Джамайянг терпеливо ждал, пока все наговорятся. Прямо сейчас он не собирался никого прерывать и лишний раз напоминать о себе. Всем, особенно самой Катаре, лучше было выплеснуть излишние эмоции, прежде чем можно будет перейти к делу. Тем не менее, первой о нем вспомнила она.
- Но, наверное, ты устала, Катара? – спросила ее Юи, - После долгой болезни… тебе не нужно отдохнуть?
Та коротко хохотнула.
- Ты шутишь, Юи? «Отдохнуть»? – смешко прозвучал все-таки довольно нервно, - Я отдыхала уже десять дней! Духи… Однако… - она повернулась к Джамайянгу, - Я искренне благодарна тебе за помощь, Мастер, но мы с тобой не договорили. Я понимаю, что ты помог мне не просто так. Ты и прежде оказывал нам поддержку, и я хочу понять: почему? Ведь тем самым, ты бросаешь вызов своему Великому Мастеру и своему народу.
Джамайянг вскинул голову.
- Я не служу Великому Мастеру Турану, Аватар Катара. И я не считаю, что предаю свой народ. На самом деле, немногие одобрили бы намерения Турана, если бы знали правду.
- Но очень многие последовали за ним к Ба Синг Се, - резко ответила Катара, - Я видела это собственными глазами, Мастер.
- И теперь горько сожалеют об этом, - Джамайянг стиснул зубы, - За эту ошибку заплачено множеством жизней; не знаю, смогу ли я простить себе, что не сумел ничего сделать, чтобы своевременно остановить Турана. Но поверь – не все в Народе Воздуха таковы, как он. Многие следовали за ним просто потому, что верили в него и в Аватара. Но теперь их вера подорвана. Я уже сказал тебе: я предвижу впереди эпоху перемен, и только Аватар сможет сделать так, чтобы эти перемены не превратились в кровавый хаос. Война длилась сто лет, но теперь она, так или иначе, близка к завершению, и нам всем предстоит учиться жить без нее.
Принцесса Азула, кажется, хотела что-то сказать, но Юи положила ладонь ей на плечо и, приблизив губы к ее уху, что-то прошептала. Азула скривилась, но все же нехотя кивнула и промолчала.
- Отправляясь на Северный Полюс, я передал через моего брата Джайлана послание в Восточный и Южный Храмы Воздуха, - сказал Джамайянг, - Я просил их направить послов в Северное Племя Воды с тем, чтобы мои соотвечественники смогли увидеть тебя и убедиться, что Туран лжет им.
- Да, и я, как принцесса Северного Народа Воды, согласилась, - кивнула Юи, - Мой отец поддержал мое решение.
- Эти послы скоро должны быть здесь, - Джамайянг предпочел не заметить явное недовольство на лице Азулы, - Я хочу предложить переговоры. Всем враждующим сторонам. Народам Огня, Земли, Воды и Воздуха. С войной пора покончить. В течение ста лет из-за собственной глупости или гордыни мы упускали одну возможность за другой. Это не должно повториться снова.
Слушая его, Катара непроизвольно кивнула головой; на ее лице было одобрение. Джамайянг позволил себе перевести дух – он не знал, как настроена девушка-Аватар по отношению к Кочевникам Воздуха. Судя по ее реакции при пробуждении, Джамайянг предполагал, что придется потратить немало времени и применить все свое красноречие, чтобы убедить ее хотя бы ЗАДУМАТЬСЯ о возможности переговоров. Но, быть может, это будет легче, чем он ожидал. Он говорил искренне – с войной пора покончить, давно пора, а если Аватар разделяет его мнение – это огромное подспорье. Маг воздуха почувствовал, как в нем разгорается надежда. Неужели?.. Нет, не следует мечтать сразу о многом, одернул он себя. Пока еще ничего не ясно.
Остальные тоже переглянулись. Юи явно разделяла мнение Катары, Сокка выглядел несколько растерянным, но и он тоже кивнул с согласием. Даже принцесса Азула казалась сейчас скорее задумчивой, чем недовольной или упрямой; она пристально смотрела на Джамайянга, как будто уже прикидывала условия, на которых ее народ может принять перемирие.
- Переговоры – это достойное предложение, Мастер Джамайянг, - наконец, выразила общее мнение Катара, - Ты прав: это то, что должны были сделать еще наши отцы и деды. Жаль, что гордыня и глупость помешала им увидеть очевидное.
- Но теперь такой шанс есть у нас, - заметил Джамайянг, - И есть еще одно, что я должен сказать.
- Да? – не то, чтобы Катара уже смотрела на него с симпатией, но и явной неприязни в ее взгляде не было. На самом деле, даже Азула рассматривала Джамайянга скорее оценивающе, чем зло.
- Я хочу предложить тебе свои услуги, как наставника, - напрямую сказал Джамайянг, - Вода, Земли и Огонь тебе уже подвластны, но Аватар не станет в полной мере самим собой, пока не овладеет искусством покорения всех четырех элементов. Тебе нужен наставник магии воздуха, и я сочту за честь помочь тебе.
Ее ответа Джамайянг ждал, затаив дыхание. Конечно, маловероятно было, чтобы девушка отказалась. Она сама понимала, что должна освоить магию воздуха, чтобы завершить свое обучение, и особенного выбора у нее не было. Но для Джамайянга ее согласие имело слишком большое значение, чтобы он мог сейчас не волноваться, даже рассчитывая на успех. Аватару нужен не просто учитель – ей нужен тот, кто поможет ей понять Народ Воздуха, его философию, его веру. Девушка должна осознать, что те, кого она с детства привыкла считать врагами, не несут в себе зла сами по себе; что ошибки прошлого еще можно исправить. Только тогда у соплеменников Джамайянга оставалась надежда не просто уцелеть, но и вернуться к прежней жизни. К той, от которой им пришлось отказаться сто лет назад…
Катара ответила не сразу. Она пристально смотрела в лицо Джамайянгу. Мастер отвечал ей прямым взглядом. Он ничего не скрывал от нее. Он был искренен и надеялся, что девушка это понимает. И все же, пауза затягивалась, что подстегивало его беспокойство. Принцесса Юи сделала было шаг к Катаре, но теперь уже Азула положила ладонь ей на плечо и остановила. Молчал и брат Катары – ее друзья предоставили Аватару самому принимать такое решение.
Наконец, Катара кивнула.
- Я благодарю тебя за это предложение, Мастер Джамайянг, и для меня будет честью учиться у тебя, - сказала она. Голос звучал скорее формально, чем искренне, девушка скорее соблюдала внешние приличия, чем благодарила на самом деле, но прямо сейчас Джамайянг удовлетворился и этим. Симпатия и привязанность не возникают сами по себе, на пустом месте, и у Аватара, увы, действительно были причины не любить Народ Воздуха. И теперь главная задача ее учителя – сделать так, чтобы это изменилось.

* * *
- Воздух – стихия свободы, - говорил Джамайянг, - Это отчасти сказывается и на нас самих. Я имею в виду весь народ Кочевников. Мы всегда были, хмммм… вольными птицами. В отличие, к примеру, от Нации Огня, среди которой считается естественным подчиняться своим лидерам, пока те демонстрируют силу и уверенность, для нас, Кочевников, свобода и индивидуальность имеют гораздо большее значение…
- Но Аватар Аанг говорил иначе, - заметила Катара, слушая рассказ Мастера, - Мне пришлось встретить его в Мире Духов, и мы говорили несколько раз. Он рассказывал мне о том, что, после начала войны, Народ Воздуха тоже обрел военную дисциплину, ну, то есть, готовность выполнять приказы без рассуждений. Он говорил, что это была одна из главных причин, по которой, его соплеменники начали меняться.
- Полагаю, мне не стоит удивляться подобным заявлениям, когда я говорю с Аватаром, - со слабой улыбкой заметил Джамайянг, - В этом, бесспорно, есть своя истина. Действительно, когда наш народ ввязался в войну, умение беспрекословно подчиняться приказам лидеров стало для нас насущной необходимостью. Мы хотели выжить и обрели эту черту. Тем не менее, не могу сказать, что она стала доминирующей в нашем характере. Мы и сегодня, как прежде, подчиняемся не одному человеку, наподобие Царей в Народе Земли, Вождя на Северном Полюсе или Лорда Огня. Каждым храмом управляет свой Совет Мастеров, и их власть на самом деле ограничена. В целом, можно сказать, каждый из Кочевников сам решает, как ему жить – никто из нас не вправе принуждать других делать то, чего они не хотят. Есть определенные законы, которым мы должны следовать – без этого не обойтись никакому народу. За соблюдением этих законов и следит Совет Мастеров, ну, а в остальном, мы свободны в выборе своего пути.
- А Великий Мастер Четырех Храмов? – спросила Катара, - Кто же тогда он, и какой властью обладает?
- Хммм… - Джамайянг помолчал некоторое время, размышляя, - Честно говоря, Катара, ты поставила меня в тупик своим вопросом. Теперь, задумываясь над этим, я начинаю понимать, насколько парадоксально его существование. Титул «Великого Мастера» противоречит всему нашему мировоззрению, до Турана его просто не было.
- Но теперь он есть, - возразила Катара, - Как Туран этого добился?
- Он долго шел к тому, чтобы обрести влияние, - произнес Джамайянг, немного подумав, - Он знал многое, был упорен и часто добивался успеха. В период наиболее ожесточенных сражений с Нацией Огня он был еще молод и показал себя смелым воином и предприимчивым командиром. Не очень быстро, но все же он обрел авторитет сначала в Южном Храме, затем и в остальных. Потом он стал Мастером. Чем дальше, тем больший вес обретало его мнение в Совете. Затем он стал самым влиятельным среди Мастеров всех наших храмов. Ну, а после… - маг воздуха развел руками, - Честно признаюсь: я не могу подобрать слова, которые могли бы должным образом описать то, что случилось. Скажем так, однажды Туран просто нарек себя Великим Мастером, а остальные с этим… ну… не стали спортить.
- Звучит странно, - нахмурилась девушка.
- Это и есть странно, - признал Джамайянг, - Я не знаю, как много в этом личных заслуг Турана, а как многое стало результатом его власти над Миром Духов. Возможно, кого-то он просто запугал. Других переманил на свою сторону обещаниями богатства и власти. Ну и, безусловно, тайна Аватара стала для него важным подспорьем в борьбе за власть. Другие, кто знал правду, из страха, жадности или глупости подчинились ему. Для тех, кто не знал, благоволение, оказываемое «Аватаром» Турану, само по себе стало достаточным поводом, чтобы признать его. Хотя, - заметил монах, - он так и не стал абсолютным монархом наподобие Лорда Огня. Он обладал большим авторитетом, а кое для кого, полагаю, обладает и до сих пор. Но он не может распоряжаться Народом Воздуха единогласно.
- А именно этого он и жаждет, - пробормотала Катара, - Власти. Возвыситься над всеми и этим отомстить за то, что его так долго не желали признать.
- Об этом тебе тоже рассказал… Аанг?
Девушка кивнула.
- Да, он рассказывал о том, что Турану долгое время приходилось жить в тени более одаренных или удачливых соперников. Это и разжигало в нем мстительность и жажду власти, и он использовал свои знания о Мире Духов, чтобы утолить то и другое. А теперь он оказался перед угрозой потерять все, чего ему удалось добиться ценой таких огромных усилий. Это меня пугает, - призналась она, - Туран не остановится ни перед чем, чтобы сохранить свою власть. Я думаю, он снова попробует сделать что-то через Мир Духов… но я не знаю, что, когда и где.
- Возможно, ты права, Аватар Катара, - согласился Джамайянг, - Что же, тем важнее тебе осваивать магию воздуха. Я не знаю, поможет ли она в бою с Тураном. Но только овладев всеми четырьмя видами магии стихий, ты станешь истинным Аватаром.
- Аанг говорил мне то же самое, - хмыкнула она, - Я готова учиться, Мастер, - на самом деле, ее глаза блестели. Катара могла относиться к Народу Воздуха предвзято, но учиться она любила. Это было хорошо – многие среди Кочевников также обладали этой чертой. Между ними и этой девушкой больше общего, чем могло показаться.
- Итак, - он создал небольшой ветерок, - Магия воздуха. Воздух, как я уже сказал – стихия свободы. И она… довольно хитрая. Бесполезно принуждать воздух грубой силой – в этом он сходен с водой, так что, я надеюсь, понять принципы покорения воздуха тебе будет проще, чем с огнем или землей, которые ты уже освоила. Использовать для управления им силу… ну, это то же самое, что ловить его арканом, - монах улыбнулся, - Занятие довольно-таки бесполезное. В то же время, воздух – стихия движения, и чтобы управлять им, главное – научиться направлять это движение.
Катара слушала внимательно.
- А можно ли остановить воздух? – заинтересовалась она, - Например, когда маги воздуха прикрывают себя щитом, они…
- Это совсем иное, - возразил Джамайянг, - Воздушный щит, на самом деле – наоборот, поток ветра, движущегося по кругу с огромной скоростью. Настолько быстро, что может отбросить летящую стрелу или погасить пламя. Чем быстрее ты заставляешь двигаться ветер – тем прочнее твой щит. Остановить же воздух… на самом деле, это возможно, но очень трудно. При этом самому нужно сохранять абсолютную неподвижность.
- Ах, да… - припомнила она, - Когда-то ты использовал этот прием против Азулы в бою. Так ты даже погасил ее пламя, Мастер Джамайянг.
- Где нет воздуха, не может быть и огня, - согласился монах, - Но, на самом деле, это не то умение, которым я горжусь. В бою оно может оказаться полезным, но в жизни трудно найти ему применение. Есть гораздо более интересные способы использовать магию воздуха.
- Например? – Катара была заинтригована.
- Например, вот этот, - Джамайянг прикрыл глаза и сложил ладони.
Катара внимательно следила за тем, что он делает. Пальцы Мастера начали подрагивать, он как будто щипал струны и, к удивлению Катары, она вдруг услышала мелодию. Не то, чтобы очень благозвучную, но она действительно СЛЫШАЛА пение струн… хотя нет, не пение, правильнее было бы назвать это «стоном». Но струн-то не было!
- Как?.. – только и смогла выговорить она.
- На самом деле, звук – это тоже движение воздуха, - невозмутимо пояснил Джамайянг, - Управляя воздухом, можно управлять звуком. Создавая движение, можно создавать звук. Это, действительно, сложный прием – он не требует большой силы, но для его использования нужен высочайший уровень концентрации и самоконтроля. Вот почему для меня это – любимое упражнение.
- Но с точки зрения практического применения, оно тоже не очень ценно, - критично заметила девушка, - Это всего лишь музыка.
- «Всего лишь»? – повторил Джамайянг, - А разве музыка – это мало?
- Ну… - девушка несколько смутилась, - Я думала, будут вихри, потоки ветра, что-то в таком роде.
- На самом деле, создать вихрь гораздо проще, - ответил монах, - Но едва ли лучше. Вихрь, по сути, предназначен только для разрушения, это оружие, как, к примеру, молния твоей подруги принцессы Азулы или луки Ксуан Фенг. Иного предназначения у них нет, а в этом мире, право же, и без того хватает средств уничтожения. Я подумал, что, для разнообразия, нужно показать что-то иное. Хотя бы просто музыку.
- Да… - Катара вздохнула. В словах мага воздуха было много правды, - Прости, если я тебя обидела, Мастер, я вовсе не хотела.
- Ты не оскорбила меня, - ответил Джамайянг спокойно, - Я уверен, что со временем ты овладеешь магией воздуха настолько, что сама сможешь создавать звуки. Надеюсь, более приятные для слуха, чем то, что удается мне, - он хмыкнул, - Без ложной скромности скажу, что я довольно-таки сильный маг воздуха, но вот с музыкальным слухом мне не повезло, - он снова изобразил отрывок из какой-то мелодии, - И если ты скажешь, что это звучит ужасно, это будет тоже не оскорбление, а всего лишь констатация прискорбного факта. Вот почему обычно я занимаюсь этим упражнением оставаясь наедине, там, где никто не сможет меня услышать.
Катара, слушая его, невольно заулыбалась. Но тут разговор прервало появление солдата из дворцовой гвардии вождя Арнука.
- Прошу прощения, - извинился воин, - Госпожа Катара… - он неловко кашлянул. Мысль о том, что они разговаривают с Аватаром, на самом деле смущала многих людей, - Извините, что отрываю вас от дел, но вождь Арнук просил вас пройти в тронный зал. Прибыло посольство из Южного Храма Воздуха, и вождь готовится принять его.
- Да… - произнесла Катара, - Спасибо, я сейчас буду.
Она повернулась к Джамайянгу.
- Вот и те, кого мы ждали, Мастер. Думаю, вам лучше быть там вместе со мной.
- Конечно, - Джамайянг кивнул, и вдвоем они направились следом за гвардейцем.

* * *
Тронный зал Катар помнила хорошо. Можно сказать, в прошлый раз она была здесь при очень схожих обстоятельствах. Даже мрачновато схожих. Тогда вождь Северного Народа Воды тоже принимал послов от Империи Воздуха; Катара вспомнила, как стояла в этом зале вместе с Азулой и Соккой. Они тоже были здесь – сначала появился брат, затем принцесса Огня. На этот раз все трое заняли места на возвышении рядом с троном – здесь полагалось стоять тем, кто пользуется особым доверием вождя. Арнук восседал на своем троне, Юи заняла место в кресле поскромнее сбоку.
- Надеюсь, на этот раз все пройдет более, хм… гладко, - прокомментировал Сокка, и Катара поняла, что не она одна вспоминает о прежнем разговоре, происшедшем в этом зале.
- Будь уверен, Сокка, - в голосе Азулы была сдерживаемая неприязнь, - На этот раз у них нет армии под стенами города. Сегодня они будут вести себя НАМНОГО вежливее.
Катара только вздохнула. Если даже Азула согласна была с мыслью о переговорах, это не значило, что ее отношение к давним врагам Народа Огня изменилось. Самое большее, на что хватало ее выдержки: терпеть рядом с собой Джамайянга и допускать – только ДОПУСКАТЬ – мысль о возможности перемирия. Разумеется, на тех условиях, которые назовет Огненная Нация. Покорительница Воды покачала головой – все это обещало быть… нелегко.
Джамайянг встал в стороне от трона, хоть и не далеко. В зале собралось довольно много людей, кое-кого Катара даже узнавала. Сановники Северного Народа Воды.
Вскоре появился гвардеец, объявивший о прибытии послов от Южного Храма. Вождь жестом приказал впустить их. Через пару минут в зал вошла группа людей в одеяниях Народа Воздуха. Возглавляла их женщина средних лет. Собравшиеся встретили из неприязненными взглядами и ропотом, но, когда вождь поднял руку, воцарилась тишина. Послы проследовали через зал и, остановившись в несокльких шагах перед троном, синхронно поклонились вождю.
- Приветствуем тебя, вождь Арнук, - первой заговорила женщина. Катара сузила глаза – кто это, не Ксуан Фенг? Но, конечно, если Кочевники действительно хотели мира, они не стали бы отправлять в качестве посла Ксуан Фенг – так они добились бы прямо противоположного. На самом деле, Катара осознавала, что ее невольные подозрения были плодом ее же предрассудков, сформировавшихся после слишком уж долгого общения с орденом монахинь-убийц. Но нельзя же думать, что каждая женщина из Народа Воздуха, которую она может встретить, непременно будет Ксуан Фенг!
- Я – Мастер Ками из Южного Храма, - представилась она, - Мы пришли с миром к Народу Воды и просим выслушать нас.
- Это мы уже слышали от послов Кочевников Воздуха! – громко заявил кто-то из зала, - И чем все закончилось? Им нельзя доверять, вождь! Они доказали это неоднократно. Лучше изгнать их немедленно!
- Спокойнее! – велел Арнук, - Я согласился принять послов и выслушаю, что они хотят сказать. Итак, Мастер Ками: почему вы здесь?
- Это… звучит несколько странно, вождь, - призналась женщина, - Но до нас дошли сведения, что сейчас в твоем городе находится девушка, которая является новым воплощением Аватара из Народа Воды, - взгляд покорительницы воздуха скользнул по Юи к Азуле, затем остановился на Катаре. Девушка заметила, как глаза Ками чуть сузились.
- Мы здесь, чтобы узнать наверняка: может ли это быть правдой, вождь Арнук, - завершила женщина.
- Это правда, - спокойно ответил вождь, - Эту девушку зовут Катара, дочь Хакоды, с Южного Полюса, и она присутствует здесь.
Он вытянул руку в направлении Катары. Та шагнула вперед, глядя в лицо Мастера Ками.
- Да, я – Аватар Воды, - заявила она отчетливо, - И я могу это доказать немедленно. Я владею магией Воды, Земли и Огня. Желаете ли вы это увидеть?
После недолгого размышленья, Ками отрицательно покачала головой.
- Нет, по крайней мере, не сейчас. Если вы так говорите, вашего слова мне достаточно.
- Итак, вы получили ответ на свой вопрос, - сказал Арнук, - Теперь спрошу я: чего хочет Народ Воздуха? Что вы намерены предпринять теперь, когда знаете правду?
- Это… трудно, вождь, - произнесла женщина, - Истина для многих будет шокирующей. Даже я, хоть ожидала увидеть то, что увидела, сейчас потрясена, - по ее тону трудно было бы это сказать, - Но очевидно, что правда меняет все.
Она опустила голову.
- Мы много лет жили ложью и верили тем, кто лишь использовал нас в своих интересах. Это привело к трагическим ошибкам. То, что произошло здесь, на Северном Полюсе, и в Ба Синг Се, не должно повториться больше никогда и нигде. Совет Мастеров уполномочил меня предложить вам перемирие. От лица Южного Храма я официально приглашаю Аватара к нам для проведения переговоров. Мы гарантируем Аватару и всем, кто его сопровождает, безопасность. В качестве дополнительной гарантии я сама и все, кто меня сопровождают, согласны остаться на Северном Полюсе в качестве заложников, до тех пор, пока не будет достигнуть мирное соглашение, или пока Аватар не пожелает покинуть Южный Храм.
Сокка нахмурился.
- Что? – тихо пробормотал он, - Это ловушка! Не слушай их, Катара!
Азула воздержалась от комментариев, хотя, судя по выражению на лице, разделяла мнение Сокки. Даже Юи, казалось, сомневалась. Катара тоже была захвачена врасплох этим предложением. То, что Кочевники будут просить о перемирии, было очевидно… но о том, что они пригласят ее в свой Храм для переговоров, девушка не догадывалась.
- Я также присоединяюсь к предложению Мастера Ками, - Джамайянг пришел на помощь соплеменнице, - И даю слово, что ни Аватару, ни кому-либо из тех, кто сочтет нужным сопровождать его, ничто не угрожает в Южном Храме Воздуха.
- Туран покинул наш Храм, - добавила женщина, - И, когда Совет Мастеров получит известия от нас, будет объявлено, что его больше не примут у нас ни как Мастера, ни просто как гостя.
Катара прикусила губу, выдав свою неуверенность. Нельзя сказать, чтобы ей очень хотелось оказаться в доме людей, которых она с детства привыкла считать своими врагами. И не без оснований: сколько раз люди Воздуха пытались убить ее или ее друзей? Но если она откажется, поверят ли они, что она – истинный Аватар? Пока обитатели Южного Храма не увидят ее воочию, любые слова, исходящие от кого угодно, так и останутся словами.
«К тому же, Джамайянг тоже обещает, что НА ЭТОТ РАЗ они будут играть по правилам, - сказал она себе, - Если я признала, что этот человек спас мне жизнь, и приняла его, как своего наставника, я должна доверять ему».
Великие Духи, в последнее время так трудно было довериться хоть кому-то, кроме ближайших друзей! Раньше Катара такой не была, но долгая и беспощадная охота, которую объявили на нее Туран и его приспешники, не могла не сказаться на ее характере. Девушке снова пришлось напомнить себе: Туран – это еще не весь Народ Воздуха. Были же и Джамайянг, и Джимей. Аватар не вправе судить однобоко…
- Я принимаю это предложение, - решилась она, хотя все еще чувствовала сомнения.
Ками и Джамайянг обменялись взглядами.
- Я благодарю вас, - произнесла женщина, - И клянусь, что вам не придется пожалеть о своем решении.
Катара медленно выпустила воздух из легких. Взгляды Сокки и Азулы буквально обжигали ее спину.
«Ох, - подумала она, - Надеюсь, что это действительно так».


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
KaraharДата: Среда, 12/06/2013, 11:40 | Сообщение # 402
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
Великолепно! smile

И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
ars2012Дата: Пятница, 14/06/2013, 21:36 | Сообщение # 403
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Глава 4.

В Южном Храме.

- Все еще не могу поверить, что я согласилась на это безумие, - пробормотала Азула.
Катара искоса посмотрела на нее.
- Согласилась? Вообще-то, насколько я помню, ты вызвалась добровольно, - прокомментировала она, вызвав у принцессы раздраженную гримасу.
- Пламя Агни, если уж ты решила лезть в логово врага, не могла же я бросить тебя одну, - парировала та.
Она действительно чувствовала себя так, и это было довольно-таки… глупо. Пытаясь разобраться в собственных ощущениях, Азула вообще находила их крайне нелепыми. По какой-то причине она даже чувствовала себя виноватой в том, что Катара оказалась на волосок от гибели – как будто бы, оставшись на землях Огненной Нации, тогда как та направилась в Ба Синг Се, она, Азула, бросила подругу на произвол судьбы. Это было совершенно нелогично: во-первых, Азула действительно не имела возможности последовать в Ба Синг Се за Катарой; освободить столицу своего народа было совершенно необходимо, и она не могла не участвовать в этом сражении. Во-вторых, даже окажись Азула в тот момент в Ба Синг Се – что бы это изменило? Она ничего не знает о Мире Духов – она была бы не в силах помочь Катаре при всем желании. Все это было правдой, но, сколько бы Азула не повторяла себе это, нелепое чувство никуда не пропадало.
Быть может, дело было в том, что случилось около двух лет назад… Тогда она тоже оказалась бессильна. Она стояла рядом и смотрела, как погибла ее мать – и ничего не сделала, чтобы изменить это. Тогда ей не могло даже в голову прийти, что за этим покушением крылось нечто большее, чем интриги одних лишь Кочевников Воздуха. Видимо, это ранило ее сильнее, чем Азула готова была признаться даже себе самой.
- Кроме того, если уж мы решили вступить в переговоры с Кочевниками, я не могла пропустить столь знаменательное событие, - она усмехнулась, - И я не могла оставить всести эти переговоры одной лишь тебе. Ты слишком мягкосердечна, Катара, а здесь нужна будет жесткость. Кочевники проигрывают войну и осознают свою слабость – рядом с тобой должен быть кто-то, кто напомнит им, что сейчас они не в том положении, чтобы торговаться.
- Ох… - вздохнула девушка из Народа Воды, - Иногда от твоих откровений меня просто в дрожь бросает.
- Я такая, какая есть, - Азула отвернулась и смотрела вниз, в проплывающую под днищем воздушного корабля землю. Все еще странно было видеть облака у себя ПОД НОГАМИ.
После того, как Катара согласилась отправиться в Храм, Сокка, разумеется, тут же заявил, что летит с ней. Азула тоже вызвалась сопровождать ее – как из чувства беспокойства, в котором сама себе не хотела признаваться, так и потому, что у Нации Огня были свои интересы на этих переговорах, и кому, как не принцессе, отстаивать их? Катара действительно была слишком уж падка на душещипательные истории, а Кочевники известны своей хитростью – Азула не исключала, что они просто разжалобят ее и заставят таким образом пойти на уступки. А после ста лет войны Нация Огня понесла слишком тяжелые потери, чтобы теперь, когда ход войны наконец-то изменился в их пользу, ограничиться малым.
Юи тоже хотела сопровождать их, но ей не позволил отец. Вождь Арнук заявил, что вполне доверяет суждению Аватара; кроме того, переговоры между народами Воды и Воздуха можно вести и с Мастером Ками и ее сопровождающими, которые остались на Северном Полюсе. Ками и остальные не сопротивлялись – они вызвались на это добровольно, и в Северном Племени Воды их приняли с почетом, как послов мира, не как пленников. Конечно же, Арнука больше заботила безопасность дочери, и Азула могла его понять. Как бы то ни было, они вылетели втроем – Азула, Катара и Сокка на воздушном корабле, и их единственными сопровождающими стали Джамайянг и Шиона, которые забрали своего бизона.
Азула сама не знала, как относится к тому, что Джамайянг стал учителем магии воздуха для Катары. На самом деле, это было необходимо и неизбежно, и выбор у них был, прямо скажем, невелик. Но Мастер преследует собственные цели. Каковы они, Азула понимала вполне отчетливо – повлиять на Аватара и склонить его на сторону Народа Воздуха. Принцесса Огня даже могла его понять – будь она на его месте, несомненно, она повела бы себя точно так же. Это стало еще одной причиной, почему она решила сопровождать Катару. Нет, конечно, она доверяла подруге, просто… Катара действительно иногда позволяла себе быть слишком уж открытой.
«А может быть, это ты сама боишься кому-то доверять?» – вызывающе спросил внутренний голос, и Азула поморщилась. Еще и этого ей сейчас не хватало. Но проклятый голос, надменный и ядовитый, не унимался. Или он просто говорит правду? После того, что случилось в Ба Синг Се, когда Мэй и Тай Ли, одурманенные Лонг Фенгом, заманили ее в ловушку, Азула с трудом удержалась на грани безумия. Они очень хорошо понимала, что еще немного – и она могла сорваться в пропасть, откуда уже не было бы возврата. Но это было ничем по сравнению с тем откровением, которое явилось ей в столице Нации Огня в день Кометы. Узнать, что ее собственный отец был предателем и убийцей… это ранило ее сильнее, чем что-либо прежде за всю ее жизнь.
Правда состояла в том, что это выбило у нее почву из-под ног. Раньше мир был намного проще, теперь… Теперь Азула действительно не знала, кому и когда можно верить. Если ее собственный отец, человек, которому она считала себя обязанной всем, предал с такой легкостью… Нет! Азула мотнула головой, отгоняя злые мысли. Об этом лучше просто не думать, если только она снова не хочет загнать себя в ту же бездну, из которой ее однажды уже едва вытянули.
Теперь их путешествие близилось к завершению, Южный Храм был уже неподалеку. Катара о чем-то негромко переговаривалась с Соккой; глядя на него, Азула снова почувствовала неловкость. Их откровенный разговор на полюсе не шел у нее из головы; ее удивляло, что одно лишь его появление в тот момент заставило ее почувствовать себя лучше. Это было по-настоящему странно. Еще более странно было то, что в последнее время она начинала чувствовать какую-то непонятную… зависимость от него. Она совершенно не понимала этого – ей просто хотелось, чтобы он был рядом, и… в общем, никогда еще она не позволяла себе настолько запутаться в собственные чувствах так сильно, как сейчас. Это даже пугало ее, так что, в последнее время она пыталась по возможности избегать его общества. Правда, довольно трудно это сделать, когда три человека вынуждены по много часов в день оставаться в небольшой лодке, подвешенной под шаром с горячим воздухом. Но, если раньше она охотно вступала в пикировки с Соккой по любому поводу, то теперь предпочитала отмалчиваться. Впрочем, и он не навязывал ей свое общество – тоже все больше молчал, хотя посматривал на принцессу иногда довольно странно. Азула догадывалась, что он чувствует ту же растерянность, что и она сама, и это, как ни удивительно, приносило ей удовлетворение. Вот и прекрасно, не одной же ей мучиться из-за дурацких мыслей, лезущих в голову безо всякого приглашения.
В общем, Сокка и Катара что-то обсуждали между собой; парень правил воздушным кораблем. Азула нашла себе относительное уединение в носу гондолы, где просто смотрела перед собой, не вслушиваясь, о чем спорят ее спутники. Поэтому именно она первой увидела цель их полета.
- А вот и Храм, - сказала она, указывая вперед, где, на фоне темных гор, начали проступать контуры внушительного сооружения. Вернее, поселения.
Катара присоединилась к ней на носу корабля, Сокке пришлось остаться у руля. Все трое рассматривали Южный Храм.
- Ого… - пробормотала Катара.
Храм чем-то напоминал пчелиный улей – множество строений, облепивших высокую остроконечную гору. Да еще и городок, раскинувшийся у ее подножия. Азула прикинула, сколько людей может здесь жить – получалось, что не меньше тридцати-сорока тысяч. Это был уже не просто Храм, обитель магов воздуха – это был, фактически, полноценный город. Принцесса догадывалась, что собственно монахи обитают на горе – более крупное поселение под ней занимают простые люди – ремесленники, крестьяне, торговцы. Без них не обойтись ни одному развитому народу.
Эта мысль заставила ее мрачно улыбнуться. Раньше Азула почему-то была убеждена, что Кочевники Воздуха состоят из одних лишь магов-монахов. Они сражались в войнах, с ними в основном и приходилось сталкиваться Огненной Нации. Разумеется, это был очень глупый предрассудок, и, глядя на город, появившийся внизу, принцесса лишний раз убедилась в том, как мало на самом деле они знали о собственных врагах. Слухи и пропаганда порой оказывались сильнее логики и здравого смысла.
Она посмотрела в сторону и увидела, как Джамайянг направил своего бизона вниз. Сокка понял намек и повел корабль следом за зверем. Они направлялись к горе, и Азула убедилась в правильности своей догадки – маги воздуха, несомненно, обитали там, и там располагалось то, что следовало считать собственно Храмом Воздуха. Там же ждали их и Мастера, которые, якобы, хотели вступить в переговоры. Азуле хотелось верить, что Ками и Джамайянг говорили искренне. Логика диктовала именно это, но… увы, жизнь не всегда подчинена одной лишь логике.
Вскоре она заметила впереди еще двух бизонов, летящих навстречу, и невольно подготовила огонь, на тот случай, если что-то пойдет не по плану. Катара тоже выглядела напряженной. Обе думали о том, что сейчас они все-таки в воздухе, а воздух – стихия Кочевников. Те уже доказали в бою в столице Огненной Нации, что сбить летающие корабли не составляет для них особенного труда. Правда, Военный Министр Цинь – на пару с Соккой – уже говорили что-то о возможности построить гораздо более крупный и прочный корабль, жизненно важные части которого будут прикрыты легкой металлической броней, хорошо защищающей от воздушной магии… но разговоры есть разговоры. Тот корабль, на котором они летели сейчас, был очень даже уязвим.
Но пока что никто не пытался на них напасть. Приблизившиеся бизоны поравнялись с зверем Джамайянга, которым правила Шиона; сам Мастер обменялся какими-то жестами с другими Кочевниками. Те развернули зверей, и теперь они все следовали к Храму.

* * *
Вблизи Южный Храм действительно оказался внушительным сооружением. Даже Азула, привыкшая к виду эффектных и крупных дворцов и крепостей, была впечатлена. Их корабль приземлился на площадке ближе к вершине горы, где их уже ждали.
- Вот эти-то точно захотят убедиться в том, что ты – Аватар, - ехидно заметил Сокка и изобразил страдальческий вздох, - Сочувствую, сестренка.
Их встречала целая процессия – люди в оранжево-желто-красных торжественных одеяниях монахов Воздуха. Их собралось здесь довольно много, у тех, кто стояли впереди, на груди были деревянные медальоны Мастеров.
- Да, здесь настоящая торжественная встреча, - хмыкнула Азула, - Им действительно любопытно посмотреть на Аватара.
Катара только раздраженно фыркнула и соскочила вниз. От другого бизона к ним уже направлялся Джамайянг.
- Учитель Коэн, - он слегка поклонился немолодому человеку, стоявшему впереди Мастеров, - Я прибыл с Северного Полюса. Со мной – Аватар, - без долгих предисловий заявил он.
Это заставило остальных вздыхать и переглядываться между собой. Катара подошла ближе.
- Это – Мастер Коэн из Восточного Храма, - представил Джамайянг старика, - Это – Мастер Цзан, мой старый друг, - он указал на высокого мужчину, - И здесь весь Совет Мастеров Южного Храма, за исключением Мастера Ками, которая осталась на Севере, и, кхм… Мастера Таргона, который предпочел покинуть наш Храм.
Очевидно, эта расплывчатая формулировка означала, что упомянутый Таргон предпочел остаться на стороне Великого Мастера Турана, догадалась Азула, подходя. Она заняла место рядом с Катарой, через полминуты к ним присоединился и Сокка.
- Это – Катара, дочь Хакоды! – громко объявил Джамайянг, - Она – новый Аватар из племени Воды!
Снова ропот пронесся над небольшой площадью. Видно было, что многие захвачены врасплох. После этого заявления, когда Джамайянг представил Азулу как принцессу Огненной Нации, маги воздуха отреагировали уже довольно вяло; на Сокку вообще никто не обратил внимание, и парень возмущенно фыркнул.
- Ну вот, вся слава опять достается тебе, Катара, - проворчал он.
- Охотно уступлю тебе ее всю, до последней капли, - не осталась в долгу его сестра.
Не дожидаясь приглашения, она выступила вперед и начала демонстрацию магии – водной, земляной, огненной. По ее подчеркнуто резким движениям, Азула догадалась, что Катара раздражена. Конечно, это неудивительно. Эта демонстрация была уже не первой, далеко не первой – и все равно, раз за разом, находился кто-то, кому требовалось доказывать, кто она на самом деле. Во всяком случае, огнем, землей и водой Катара владела уже очень искусно – представление получилось весьма зрелищным и произвело должное впечатление на собравшихся. Закончила его Катара небольшим вихрем – видимо, это было самое большее, что она пока могла из магии воздуха, после нескольких дней обучения у Джамайянга. Но то, что она может управлять и воздухом тоже, было очевидно; Азула видела ошарашенные лица собравшихся. Даже старик Коэн – видимо, главный здесь – выглядел неподдельно потрясенным.
- Этого не может быть! – выкрикнул кто-то. Мастерам пришлось потратить некоторое время, чтобы успокоить разволновавшихся соплеменников. Затем их внимание вновь обратилось на Катару. Вперед выступил Цзан. Высокий худощавый Мастер поравнялся с Коэном.
- Это правда, - громко объявил он, - Эта девушка – Аватар, и я заявляю, что признаю это и не питаю сомнений. Я понимаю, насколько поразительна и тяжела для вас всех эта новость. Поверьте, я и сам чувствую себя так же. Но прошу вас – соблюдайте спокойствие. Совет Мастеров обсудит все с Аватаром Катарой, и не будет скрывать свое решение. Когда мы придем к договоренности, об этом будет объявлено во всеуслышание незамедлительно. До тех пор я прошу вас соблюдать выдержку и разойтись.
Его призыв возымел действие. Постепенно маги воздуха начали расходиться – не поодиночке, группами. Почти все переговаривались на повышенных тонах. Люди были поражены, и удивляться тут было нечему. Азула все еще не была всецело уверена, как они отреагируют. Наверняка найдутся и такие, которых правда устрашит настолько, что они готовы будут прикончить «самозванку», лишь бы уберечь свою иллюзию.
- Нам надо быть осторожными, Катара, - на всякий случай напомнила она девушке.
- Ну, спасибо за подсказку, Азула, - хмыкнула та, - Хотя, раз уж мы в Храме магов воздуха, говорить о какой-то осторожности, по-моему, уже немного поздно.
Принцесса сдержала усмешку. Все-таки Катара изменилась в последнее время. Ну что ж, люди вообще меняются, а Аватар есть Аватар. Это не могло не изменить девушку.
«Ну, а ты сама? – спросила она себя не без язвительности, - Ты осталась такой же, как прежде? Ох, вряд ли. Прежняя Азула помыслить бы не могла о том, чтобы лететь в Храм Воздуха для ПЕРЕГОВОРОВ! Да, воистину все мы меняемся. С этим можно только смириться».
Постепенно площадь опустела. Остались только мастера и еще несколько человек. Шиона – спутница Джамайянга – поспешила к довольно-таки красивому молодому монаху, высокому и стройному. На руках у него был, к удивлению Азулы, маленький ребенок, завернутый в пеленки. Шиона сперва отняла у мужчины его ношу, затем потянулась, чтобы поцеловать его в щеку. Оба слегка покраснели, смущенные. Джамайянг кашлянул.
- Катара, принцесса Азула – это мой брат Джайлан, муж Шионы. Это их дочь Айнора.
- Я очень рад знакомству, госпожа, - произнес смущенный маг воздуха, явно адресуя эти слова одной Катаре. На принцессу Огненной Нации он посматривал с опаской и даже непроизвольно шагнул вперед, закрывая собой жену и дочку. Азула только пожала плечами – в уважении или привязанности со стороны кого-либо из магов воздуха она совершенно не нуждалась. Единственным, кого она соглашалась хотя бы терпеть, был Джамайянг, и то, лишь потому, что он спас жизнь Катары и был ее учителем.
- Я тоже рада, - вежливо ответила Катара, - Я знаю, что без вашей помощи ваш брат не смог бы спасти мою жизнь…
- Джамайянг, безусловно, преувеличивает…
- И я очень вам признательна, - завершила Катара и улыбнулась, - У вас очаровательный ребенок.
- Ей через три месяца исполнится год, - гордо сообщил Джайлан.
«О, Агни…» - мысленно простонала Азула, удерживаясь от скрежета зубовного. Если эти люди хотели привлечь к себе симпатию Катары, они избрали идеальный вариант для этого. Принцесса Огня уже имела возможность убедиться, что нет лучшего способа растрогать Катару, чем показать ей что-то мелкое и крикливое. Она и сейчас видела, как глаза подруги засветились – в чем-то Катара могла измениться, но в ЭТОМ отношении все оставалось, как прежде. Увы.
По крайней мере, девушка не стала сюсюкать с ребенком (а Азула готова была побиться об заклад на что угодно, что ей этого хотелось). К счастью, присутствие Мастеров Южного Храма избавило принцессу от необходимости любоваться этим зрелищем. Азула даже была им за это признательна. Катара нехотя отвернулась от женщины с ребенком на руках и приблизилась к Цзану и Коэну.
- Итак, - она перешла к делу, - Мастер Ками передала мне, что вы хотели видеть меня здесь. Я пришла к вам. Что дальше?
Коэн тяжело вздохнул.
- Ответить на этот вопрос труднее, чем задать его, девушка… Ты не возражаешь, если я буду обращаться к тебе так? – он улыбнулся, - Если хочешь, может в отместку называть меня «старик»… последние лет двадцать это уже не оскорбление, а всего лишь констатация досадного факта.
Катара слегка улыбнулась.
- Мы действительно не знаем, что делать, Аватар, - сказал старый маг воздуха, - Едва ли ты можешь понимать, что мы сейчас чувствуем. Я давно уже смирился с тем, что Джамайянг говорит правду, и Аанга уже пятнадцать лет нет в живых. И даже несмотря на это, мне тяжело рассуждать об этом, - он выпрямился, - Но правду должно признавать вне зависимости от того, нравиться она тебе или нет, поступать иначе – значит добровольно загнать себя в западню. Что ж, мы и оказались теперь в такой западне, и ты сама понимаешь это, девушка. Я буду откровенен – сейчас для нас, для Народа Воздуха, главное – выбраться из нее. Потом нам предстоит найти для себя новый путь.
- И прежде всего – мы должны покончить с войной, - заявил Цзан, - Она длится уже слишком долго… на сто лет дольше, чем должна была. Уже не столь важно, по чьей вине она началась, кто пролил первую кровь – так или иначе, нам нужно с этим покончить.
«Красивые речи, - зло подумала Азула, - Вот как вы заговорили, когда почувствовали, что земля загорелась у вас под ногами, а взлететь и удрать, как вы обычно делали в таких случаях, невозможно!»
Все же она удержалась от того, чтобы произнести это вслух. Не без труда, принцесса подавляла свои эмоции и старалась быть логичной. А разум диктовал, что перемирие сейчас выгодно Огненной Нации почти так же, как и Кочевникам Воздуха. Ее народ тоже пострадал во время недавних событий. Потери велики, столица в руинах. Восстанавливать разрушенное и воевать одновременно было бы невозможно, но возрождение Нации Огня важнее, чем что-либо другое, даже война с Кочевниками. К тому же нельзя забывать про… отца. Он исчез, скрылся где-то, но Азула понимала – он не сдастся так легко. Она беспокоилась о том, как обстоят дела в столице. Если Озай попытается что-то предпринять – сможет ли Зуко остановить его в одиночку?
Да, прекращение войны – хотя бы на некоторое время – было чрезвычайно важно для Нации Огня, чтобы поправить собственные дела, и Азула, понимая это, заставляла молчать собственную натуру, просто-таки кричавшую о том, что о таком перемирии не может быть и речи. Н-да… все-таки, она действительно изменилась. Стало ли причиной долгое общение с Катарой и Юи, более склонными к мирному решению споров, чем она сама, или, может быть, то, что ей пришлось пережить в последнее время, заставило ее по-другому смотреть на многие вещи? Азула не значла, но, странным образом, ей не казалось, что эти перемены делают ее слабее.
- Мы здесь, чтобы говорить об этом, Мастер Цзан, - ответила Катара на слова мага воздуха, - Я, мой брат, моя подруга – принцесса Огненной Нации.
На вопросительный взгляд Цзана Азула ответила кивком.
- Да, я прибыла в расчете заключить перемирие, - сказала она неохотно.
«Но не думайте, что этот мир дастся вам дешево!» - добавила она в мыслях.


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!


Сообщение отредактировал ars2012 - Воскресенье, 16/06/2013, 10:47
 
SherbikДата: Пятница, 14/06/2013, 22:25 | Сообщение # 404
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Ну в принципе, на этом Для Турана, по идее всё уже должно было кончиться. Но по замыслу автора первого ПМО, он там что-то особенное придумал в последней части. Не помню, что. Так что куда Туран делся-то?

П.С. Не устаю напоминать, по канону, вроде как Южный храм - сугубо мужской. Тем более, что у Кочевников (по крайней мере до 1-й Кометы Созина, а семья Тензина по понятным причинам уже не в счет) не было семей, а дети воспитывались всей общиной.
 
ars2012Дата: Воскресенье, 16/06/2013, 10:47 | Сообщение # 405
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
В том и дело, что ДО Кометы. Если уж считать, что Храм пережил Комету и нападение Созина, а дальше началась война, все могло измениться, причем легко: сначала, по мере разрастания храма и превращения его в настоящий город (без этого никуда не денешься - магам воздуха тоже нужны и ремесленники, и крестьяне, которые будут их кормить и снаряжать), горожане, понятно, обзаводились семьями. Потом, разумеется, сами Кочевники сказали: а мы-то чем хуже?

Добавлено (16/06/2013, 10:47)
---------------------------------------------
* * *
Некоторое время спустя Катара, Азула и Сокка вместе с Мастерами собрались на круглой плошадке, венчающей храм. Двенадцать колонн поддерживали куполообразную крышу, но стен не было – площадка оставалась открыта всем ветрам. Джамайянг пояснил, что здесь, по традиции, собирается Совет Мастеров; отсутствие стен символизирует почтение магов воздуха к своей стихии. Ну, может и так, но, как быстро убедились все трое, уважение к традициям не может заменить простой деревянной стены в качестве защиты от ветра. И от того, что Ветер здесь принято было называть «Великим», он не становился менее злым и пронизывающим.
Внизу можно было видеть собственно Южный Храм – многочисленные строения, облепившие крутую гору. Они соединялись между собой крутыми извилистыми лесенками и узкими мостиками. Но, в общем-то, архитектура Храма выглядела достаточно хаотической и нелогичной – если забыть об умении его обитателей летать и о том, что прямые широкие улицы не так уж им необходимы. Людей, которые перелетали с крыши на крышу на посохах-планерах или просто на воздушных потоках, если полет был непродолжительным, можно было видеть повсюду. Это еще больше усиливало сходство с пчелиным гнездом и, как ни странно, почему-то не казалось неестественным. Глядя на людей, взлетающих с крыш или мягко приземляющихся, Катара чувствовала, что они здесь на своем месте. А вот она сама и ее спутники – едва ли.
- Странное все-таки место, - пробормотал Сокка, - Почему-то я думал, что город Кочевников Воздуха должно выглядеть иначе.
- А как? – осведомилась Азула, приподняв бровь, - Поведай нам, каким ты его представлял?
- Ну… не таким, - проворчал Сокка, - Не знаю, какими словами это выразить. При возможности я лучше нарисую.
Азула передернулась.
- Знаешь, лучше не надо. Поверю тебе на слово.
- Ну, а ты сама каким себе представляла Храм? – заинтересовался Сокка, - Ведь ты не могла не думать, как выглядит твердыня твоего врага?
- Думала, - согласилась Азула, - По правде, я представляла ее себе именно больше похожей на твердыню. Неприступную крепость…
- А это и есть очень хорошая крепость, - заметил Сокка, - Тут нет стен, но штурмовать все эти лесенки и ярусы… Да это же натуральный лабиринт, здесь целая армия заблудится. И добавим еще лучников, которые атакуют с крыш и тут же улетают. У любого, кто не умеет перемещаться по воздуху, тут могли бы быть большие проблемы.
Азула возразила, Сокка стоял на своем, и Катара поспешила вмешаться, пока они окончательно не углубились в спор о тактике и стратегии.
- Прекратите, мы же не собираемся штурмовать этот Храм.
- Мы рассуждаем просто теоретически, - в один голос ответили Сокка и Азула, продемонстрировав столь нетипичное для них согласие.
- Порассуждайте об этом попозже и наедине, ладно? – попросила Катара, - Они идут, и вряд ли им понравится слушать то, о чем вы спорите.
Азула и Сокка скривились с одинаковым недовольством, но, к счастью, языки прикусили и замолчали. На площадку поднялись Мастера и заняли свои места; Джамайянг был среди них. Присутствовал и Коэн, хотя он занимал отдельное место – он принадлежал к другому Храму и не входил в состав Совета. Но именно он начал разговор.
- Итак, - пожилой мужчина смотрел на Катару, - Предлагаю не терять время напрасно. Его может быть меньше, чем мы думаем. Туран все еще на свободе, и я уверен, что он замышляет очередной удар. Мы должны прийти к какому-то соглашению прежде, чем он снова начнет действовать.
Катара куснула губу. Это было главной проблемой. Бывший Великий Мастер будет цепляться за свою власть до последнего; он не сдастся, пока жив. В том, насколько он опасен, девушка уже успела убедиться на собственном опыте – его необходимо было остановить, пока он не успел натворить еще больше бед. Если не будет иного способа, кроме как убить его… Катара стиснула зубы. Она не хотела убивать, но она уже делала это в прошлом. Если будет необходимо – она понимала, что не остановится. После того, сколько людей погибли по вине Турана на Северном Полюсе или под стенами Ба Синг Се, рассуждать о милосердии по отношению к этому человеку было бы просто глупо. Тем более, что было очевидно – если, ради достижения его целей, надо будет погубить еще больше ни в чем не виновных людей, Туран сделает это без колебаний.
«Ты начинаешь рассуждать как Азула…» - вдруг вспомнились ей слова Сокки, сказанные когда-то. Тогда она ответила ему: «наверное, иногда это необходимо». Он оглянулась сначала на брата, потом на принцессу. Сейчас снова такой же случай? Быть может…
«Или ты просто хочешь отомстить ему за то зло, которое он причинил лично тебе? – ядовито спросила она сама у себя, - Что тебя больше волнует – мысль о гибели людей или воспоминание о том, как ты, беспомощная, словно муха в паутине, оказалась в руках Турана, и он едва не прикончил тебя?» В этой мысли было больше правды, чем Катара хотела признаться даже самой себе. Она НЕ МОГЛА забыть того, что Туран пытался с ней сделать. Она ХОТЕЛА увидеть его поражение и унижение. Возможно, даже смерть. Увидеть тело своего врага и убедиться в том, что больше он уже не причинит вреда ни ей, ни кому-либо другому. Она говорила себе, что не должна давать волю гневу, но справиться с собственными чувствами было не просто…
Катара мотнула головой. Нет, не сейчас! Сейчас ей и так предстоит непростой разговор; нельзя думать еще и об этом. Ей нужен ясный рассудок – как никогда прежде!
Она решительно выступила вперед и заняла круг, предназначенный для тех, кто говорил перед Советом.
- Прежде всего, давайте выясним раз и навсегда, - начала девушка, - Есть ли среди вас те, кто ставит под вопрос мой статус Аватара? Желаете ли вы увидеть дополнительные доказательства? Если у кого-то есть сомнения – пусть он выскажет их здесь и сейчас. Если нет – вы признаете меня Аватаром, и мы никогда не будем больше возвращаться к этому вопросу.
После недолгого молчания встал Цзан.
- Никто из Совета Мастеров Южного Храма не сомневается в твоем статусе Аватара, госпожа Катара, - объявил он во всеуслышание, - О том же мы будем говорить и с нашими людьми. Я не уверен, однако, что они признают тебя немедленно. Многим трудно будет признать, что Аватар Аанг на самом деле мертв. Тем не менее, со временем, им придется смириться с правдой.
- Конечно, было бы очень хорошо, если бы ты провела в нашем Храме какое-то время, - добавил Учитель Коэн, - Люди смогут увидеть тебя и привыкнуть тебе; в свою очередь, возможно, ты лучше научишься понимать нас.
- Я для этого здесь, - просто ответила Катара, - И, раз мы пришли к согласию в этом вопросе, перейдем к главному. Эта война, продлившаяся уже столь долго и – в большей или меньшей степени – разрушившая все народы, должна быть прекращена. Вот о чем я хочу говорить с вами. Как Аватар, я предлагаю всем вам обсудить возможность перемирия.
- Как мы уже говорили – мы, от лица Народа Воздуха, готовы говорить о мире, и это следовало сделать давно, - сказал Коэн, - Здесь отсутствуют представители Северного Храма, но мы уже отправили весть им; они должны появиться со дня на день.
- Что касается Западного Храма, - Цзан помедлил, - Мы отправили гонцов и к ним, но те вернулись ни с чем. Ксуан Фенг отказались говорить о возможности мира с Огненной Нацией и не пожелали прислать своих представительниц в наш Храм.
- Чего и следовало ожидать, - произнес один из Мастеров, - Для них эта война стала единственным смыслом существования. Отними у них войну – и Ксуан Фенг станут просто никем.
- Думаю, сейчас об этом нет смысла говорить, - заметил Джамайянг, - Давайте обсудим, на каких условиях мы можем заключить перемирие, хотя бы – временное?
Катара об отсутствии Ксуан Фенг нисколько не жалела. Да и о возможности мира с Западным Храмом она не думала. С тремя другими – пожалуй, но на то, что оружие сложат и Ксуан Фенг, надежды было мало. Точнее, не было никакой.
- Вождь Арнук из Северного Племени Воды дал мне право говорить от его имени, - сказала девушка, - Условия Северного Племени просты. Все, чего хочет вождь от Народа Воздуха: вашей гарантии невмешательства в жизнь его народа. Иными словами, ни один Кочевник Воздуха не может появиться на Северном Полюсе без согласия вождя Народа Воды ни под каким предлогом. В свою очередь, Северное Племя согласно отказаться от мести за нападение на его столицу. Таковы условия Северного Народа Воды. Что касается племен Южного Полюса – в данный момент, там нет единого вождя. Но я, как Аватар и уроженка тех мест, настаиваю на тех же условиях. Вмешательство Кочевников Воздуха в нашу жизнь ввергло Южный Полюс в хаос. Это не должно повториться. Наш народ сам должен выбирать свой путь – как и Народ Воздуха.
- Это справедливые требования, - высказался за всех Коэн, - От имени Восточного Храма я принимаю их без оговорок.
- Народ Земли пока не прислал своего представителя, но мы уже отослали им весть, - сказала Катара, - Скоро их человек должен быть здесь.
Возможно, это будет отец Тоф или кто-то из бывших вождей мятежников. Во всяком случае, не Царь Земли, хотя официальным лидером всего Народа Земли был он. Но доверять ему такие переговоры не рискнул бы даже никто из его соотечественников. Может быть, прибудет даже сам Буми; Катара не отказалась бы посмотреть на его переговоры с Народом Воздуха. Царь Омашу мог казаться безумцем из безумцев, но, когда доходило до дела, был очень хитрым и предусмотрительным стариком.
- До его появления, я не могу обсуждать условия, которые выдвинет Народ Земли, - сказала Катара, - Но, полагаю, они будут схожи с теми, которые выдвигает племя Воды.
- И, тем самым, мы подходим к тому, чего потребует в обмен на перемирие Нация Огня, - Азула тоже шагнула вперед и поравнялась с Катарой, - И не думайте, что НАШИ условия будут столь же скромными.
Она обвела взглядом Мастеров.
- Во-первых, Нация Огня настаивает на выплате контрибуции, размер которой установит Лорд Огня – будет ли это мой брат или я сама – после того, как коронуется официально. Эти средства станут компенсацией за ущерб, понесенный нашим народом в результате войны и пойдут на возрождение нашего государства. Во-вторых, Кочевники Воздуха отказываются от каких-либо завоеваний либо расширения своих территорий иным способом. Окончательно границы ваших владений, сверх которых вы не вправе расширяться, определит также Лорд Огня. Вы соглашаетесь на ограничение численности своей армии до предела, который, опять же, устанавливаем МЫ. В каждом вашем крупном поселении останется отряд воинов Нации Огня с целью присматривать за соблюдением вами условий договора. Наконец, люди, которых мы назовем, должны быть объявлены вне закона во всех Храмах. Во-первых, разумеется, это так называемый Великий Мастер Туран, по вине которого пострадали в том числе и вы сами. Во-вторых, и это не менее важно – подлежит роспуску секта Ксуан Фенг. Они должны вернуться к мирной жизни или же прекратить свое существование полностью. Те из монахинь Западного Храма, кто откажется сложить оружие, должны быть объявлены преступницами по всему Народу Воздуха и подлежат аресту. Никто из Кочевников не вправе оказать им какую-либо поддержку. Таковы условия моего народа.
Мастер переглядывались с явным недовольством. Катара тоже бросила на подругу косой взгляд. Азула сделала вид, что не заметила.
- Ты требуешь очень много, принцесса, - наконец, заметил Цзан, - Слишком много. Ты говоришь, как победитель с побежденными.
- И имею на это право, - отрезала Азула, - Вы проиграли все крупные битвы последнего времени. Ваши армии были разбиты и на Северном Полюсе, и в Царстве Земли, и в Нации Огня; наша столица и наши земли вернулись под нашу законную власть. Тем самым, безусловно, вы – проигравшая сторона. Как вы сами признаете – в свое время, у вас была возможность начать переговоры и продиктовать нам условия мира, но вы этого не сделали. Сегодня ситуация изменилась: с позиций силы говорим уже МЫ, тем самым, мы и диктуем условия. Они вполне выполнимы – поверьте, я требую от вас гораздо меньше, чем собиралась изначально.
- Что ж, - после недолгого разговора между Мастерами озвучил их мнение Цзан, - Твои требования слишком серьезны, чтобы мы могли принять их немедленно, принцесса Азула. Их еще… предстоит обсуждать.
Принцесса Огненной Нации холодно улыбнулась.
- Для этого я здесь. Я готова к обсуждению, но, ради вашего же блага – не пытайтесь злоупотреблять моим терпением.

* * *
Что-то басовито ухнуло, заставив Азулу дернуться и резко развернуться. Звук, отдаленно напоминавший гром, но более низкий, глухой и не такой громкий, шел от дома, выделенного Катаре. Принцесса увидела, как от внезапного порыва ветра изнутри резко распахнулись оконные ставни, но ни огня, ни дыма, которые сопровождали бы взрыв, не появилось. Обеспокоенная, Азула поспешила вперед и обнаружила, что дверь тоже распахнута настежь, а обстановка внутри комнаты превратилась в хаотическое нагромождение хлама. Создавалось впечатление, что здесь прошелся смерч. Посреди всего этого сидела прямо на полу Катара и ошеломленно трясла головой. Вид у девушки был донельзя растерянный и смущенный.
- Катара! – Азула шагнула внутрь и помогла подняться. Та сделала пару шагов на подгибающихся ногах.
- Кажется, все в порядке. Дай мне полминуты, чтобы отдышаться… И говори погромче, я плохо тебя слышу.
- Агни, что здесь произошло? – принцесса настороженно озиралась, но никого не увидела. Первое подозрение – что кто-то попытался напасть на Аватара – кажется, было ошибочным, да и поведение самой Катары его опровергало. Девушка была раздосадована, но не встревожена и не зла.
Азула уперла руки в боки, изучающе глядя на подругу.
- Пыталась практиковаться в магии воздуха, да?
Та удрученно кивнула.
- Ну… - прокомментировала Азула, оглядываясь, - По-моему, результат налицо. У тебя определенно получается.
Катара поморщилась.
- Только твоих насмешек мне и не хватало для полного счастья, - она наклонилась, чтобы поднять перевернутый стул, осторожно пошатала его, пробуя на прочность, но сесть не решилась, - На самом деле, я пыталась повторить то, что делает Мастер Джамайянг. Ну, ты понимаешь. Играть музыку без инструментов.
- Да, я видела, как он это делает. Кстати, звучит это ужасно. Приглашать его во дворец в качестве музыканта я определенно не стала бы.
- Ну, вот, я попробовала то же самое, - неловко призналась Катара, - Проблема в том, что для этого нужная не сила, а контроль. Но с контролем у меня пока не очень хорошо.
- Зато с силой все просто замечательно, - успокоила ее Азула.
Она слегка ткнула носком сапога ножку стула. Та подломилась, и стул упал. Катара вздохнула.
- Да уж… - она осмотрелась снова, - И что теперь делать?
- Позвать кого-нибудь, чтобы навели порядок, - невозмутимо ответила Азула, - А мы пока можем прогуляться немного. Я все равно шла к тебе.
- Тебе что-то нужно? – удивилась Катара.
- Нет, просто я подумала, что ты слишком много времени проводишь взаперти у себя. Как будто чувствуешь себя пленницей здесь.
- Ну, не пленницей, - поправила Катара, - Скорее, чужачкой. Просто это – не мой дом, и почему-то именно здесь я особенно отчетливо это ощущаю. В Царстве Земли или в Народе Огня я ничего такого не чувствовала. Странно.
- Могу тебя понять, мне здесь тоже не по себе, - хмыкнула Азула.
Она махнула рукой проходившему монаху в оранжевом одеянии, привлекая его внимание.
- Здесь произошел небольшой несчастный случай, - властным тоном сообщила принцесса, - Позови кого-нибудь, кто приберется.
Монах Воздуха удивленно посмотрел на девушку, но, кивнув, направился куда-то в другую сторону. Азула проводила его удовлетворенным взглядом. В последние дни она – ну, конечно, главным образом, не она, а Катара - завоевала у Кочевников немалый авторитет. По большей части, пожелания Катары выполняли без вопросов. Главным образом, вероятно, причина была в том, что Кочевники привыкли повиноваться воле Аватара, а в том, что Катара является истинным Аватаром, большая часть их уже не сомневалась. Безусловно, это знание стало для них шоком.
Девушка проводила с ними много времени – не с Мастерами, а с простыми магами воздуха – и быстро обнаружила, что, по какой-то причине, их тянет к ней. Увидеть нового Аватара хотели все; многие приводили с собой детей. Некоторые – к счастью, далеко не все – смотрели на нее, как на живое божество, что Катаре совсем не нравилось. Она не понимала такое к себе отношение – ведь эти люди ее совсем не знали и, по правде, ничего хорошего пока что она им не сделала. Скорее, наоборот – сражалась против них в битве у Ба Синг Се. Смотреть на пришедшую к ней молодую вдову с ребенком и думать, что ее муж, возможно, пал от ее руки, причиняло Катаре боль.
- Думаю, понять их можно, - заметила Азула, когда они уже шагали вниз по узкой лестнице, и Катара задала этот вопрос, - Во-первых, они привыкли во всем полагаться на Аватара. Аватар – их наставник, их вождь, их защита. Они столько лет преклонялись перед Аангом, а теперь узнали, что он мертв. Неудивительно, что они ощущают потерю, а ты – новый Аватар. Вот некоторые из них и видят в тебе замену Аангу.
- Бррр, - Катара поежилась, - Мне это совсем не нравится. Не хочу, чтобы ко мне так относились!
- Думаю, со временем они примирятся со случившимся и образумятся, - попыталась успокоить ее Азула, хотя сама не была уверена в том, что говорила. Да, известие о гибели Аанга шокировало жителей Южного Храма; несомненно, то же самое произойдет и с обитателями трех других, даже с кем-то из Ксуан Фенг. И дальше этот шок, вероятно, расколет монахов на множество фракций, придерживающихся самых противоречивых взглядов – от тех, кто, невзирая ни на какие доказательства, будут упорно верить в то, что Катара – самозванка – до тех, кто перенесет на нее свое поклонение и будет видеть в ней защитницу от всех бед и угроз, как они привыкли думать об Аанге. Азула подумала, что ложь, в свое время созданная и поддерживаемая лидерами Кочевников, приведет теперь к последствиям, которые их народ будет ощущать и спустя поколения. Ну и прекрасно, рассудила принцесса – это их проблемы. Ей, как принцессе Нации Огня, было достаточно того, что, пока в среде Кочевников будет раскол, они не смогут угрожать ее народу.
Они вдвоем шагали по неширокой аллее. Внизу можно было видеть строения, спускающиеся до подножия горы, и город, раскинувшийся еще ниже. Отдельные фигурки людей в желтом и оранжевом проходили мимо них или пролетали в воздухе. Даже сейчас кто-то останавливался и провожал Катару внимательным взглядом.
«Катара права, - подумала Азула, - Здесь нам не место. Здесь все какое-то… неправильное» - хотя, наверное, дело было просто в предрассудках, въевшихся в кровь после ста лет войны.
Все же она не сдержалась и проговорила вслух, дав выход своим чувствам:
- Я не могу дождаться, когда мы покончим с этими переговорами, и я смогу вернутся домой. Я беспокоюсь о том, что происходит в столице. Зуко остался там один, и мне это не нравится. Надеюсь, Мэй не даст ему наделать глупостей в мое отсутствие.
- Все еще не доверяешь брату? – сдержанно хмыкнула Катара.
Азула пожала плечами.
- Просто хочу скорее покинуть это место, вот и все, - призналась она.
Переговоры длились уже несколько дней – маги воздуха не собирались так легко соглашаться на ее условия. Позавчера прибыл посол из Царства Земли – как и предполагали Катара с Азулой, это оказался Буми. Хитрый старик быстро пришел к соглашению с Кочевниками и заставил их принять условия Народа Земли – впрочем, он отстаивал интересы именно СВОЕГО народа, вовсе не Нации Огня. На самом деле, кое в чем он даже принял сторону Кочевников против Азулы, что и неудивительно – ему невыгодно излишнее усиление как Народа Воздуха, так и Нации Огня. Катара тоже была на стороне нейтрального решения. Она не выступала против Азулы, но и ее притязания не поддерживала, что ясно дала понять всем, включая саму принцессу. Ее нейтралитет Азулу не удивил и не оскорбил – она заранее ожидала от подруги именно этого. Наверное, по-своему Катара даже была права – она Аватар, а у Аватара не может быть «любимчиков». Пример Аанга ясно давал понять, что случается, когда Аватар отступает от этого правила.
- Я получила письмо от Зуко, - сказала Азула, - Он пишет, что поддержит мое решение, вне зависимости от того, к каким результатам я приду на переговорах. Даже удивительно, - усмехнулась она, - Не ожидала от Зуко такой, хм… покладистости. Пока что в столице все спокойно. Город восстанавливают, но это займет очень много времени. Об… Озае никаких вестей пока что, это меня больше всего тревожит. Где он и что замышляет?
- Я то же самое думаю о Туране, - призналась Катара, - От него тоже нет вестей, а ведь он где-то прячется и что-то собирается предпринять против нас, - она посмотрела на подругу и сменила тему, - Все же ты хорошо держишься, знаешь? Я имею в виду – на переговорах. Я не думала, что ты вообще согласишься резговаривать с Кочевниками Воздуха, - она выдержала паузу, - Мне казалось, ты хочешь видеть их всех мертвыми…
- Может быть, это и так, - произнесла Азула в ответ. Она понимала, о чем думает Катара. Об их старом споре относительно Южного Храма. Когда-то Азула планировала использовать мощь Аватара, чтобы уничтожить его целиком, со всеми обитателями. Тогда это казалось ей естественным поступком, всецело оправданным с военной точки зрения. Теперь…
- Может быть, мне действительно нужно было увидеть отца… - проговорила она. Принцесса старалась выдерживать ровный тон, но, несмотря на ее усилия, голос дрогнул, - Наверное, это помогло мне кое-что понять. Знаешь, Катара, когда я говорила с ним… я… как будто видела себя со стороны. Я понимала, что ты чувствовала, когда видела меня и говорила со мной. Целесообразность – единственное, что имеет значение и стоит превыше всего… - она сжала кулак, - Он всегда учил меня этому, и я верила. Я всегда хотела быть такой, как он. Но больше я этого не хочу. Никогда не смогу простить его за то, что он сделал. И не хочу прощать! – Азула стиснула зубы и замолчала. Она и так сказала даже больше, чем хотела.
Катара тоже молчала некоторое время. Она выглядела смущенной. Азула не знала, о чем сейчас думает подруга.
- И все же, если говорить об этих переговорах, - заметила она неловко, - Прости, Азула, но все-таки… тебе не кажется, что ты требуешь слишком много?
Азула усмехнулась. Если Катара чувствовала себя неловко, задавая этот вопрос, принцессе Огня он, напротив, позволил почувствовать себя более уверенно. Разговор ушел от слишком личных тем к делу, что ее устраивало.
- Катара, это же переговоры, - заметила она, убедившись, что рядом нет никого, кто мог бы подслушивать, - Тут существуют свои правила. О главном – необходимости заключить перемирие – мы договорились; остальное – уже детали. На самом деле, политические переговоры не так далеко ушли от базарного торга. Хочешь что-то получить – требуй вдесятеро. Потом можно пойти на уступки, и тогда твой соперник будет верить, будто сумел облапошить тебя и выторговал себе выгодную сделку. А если повезет, то и сама ты добьешься большего, чем рассчитывала изначально.
- Хм… - Катара усмехнулась, - Не думаешь, что Мастера рассуждают точно так же и пытаются с тобой торговаться, как ты с ними?
- Разумеется, они пытаются, - спокойно ответила Азула, - Ты не слушала, что я говорю? Переговоры – это торг. Тут все зависит от того, кто окажется хитрее и упрямее. Что-то я, допустим, уступлю, - призналась она, - Нескоро и неохотно, и пусть думают, что переиграли меня. Я – принцесса Огненной Нации и обязана заботиться об интересах своего народа. Я это и делаю.
Катара хотела что-то сказать, но ее прервало появление Джайлана. Брат Джамайянга приземлился на аллее шагах в пятнадцати перед ними. Катара и Азула направились навстречу ему.
- Что-то случилось? – сразу сказала Катара.
- Не совсем так, - ответил Джайлан, - Ничего серьезного или опасного, вернее. Просто в Южный Храм прибыла некая женщина, которая говорит, что она – с Южного Полюса, и что ей необходимо немедленно увидеться с Аватаром. Ее пока проводили в помещения для гостей, а я отправился искать вас.
- Хм… - Катара выглядела удивленной и заинтригованной, - Кто-то с моей родины? И там уже знают, кто я? Это действительно странно. Я немедленно встречусь с ней.
- Пожалуй, я с тобой, - решила Азула, которой тоже стало интересно.
- И, Джайлан, дайте знать моему брату, пожалуйста, - попросила Катара, - Возможно, ему тоже надо ее увидеть. Вдруг эта женщина – посланница от нашего отца?
- Ты правда так думаешь? – спросила Азула, когда они уже направлялись вниз. Джайлан сопровождал их; разыскать Сокку отправили молодого монаха.
Катара недоумевающе пожала плечами.
- Кто еще мог послать ко мне гонца? – сказала она, - Я совершенно не ожидала, что здесь появится кто-то с Южного Полюса; вообще-то, я даже не думала, что у меня на родине кто-то мог узнать о том… ну, кто я.
- Поговорим с ней – узнаем.
Путь занял некоторое время: несомненно, Джайлан в одиночку преодолел бы его по воздуху гораздо быстрее, но Катара летать еще не научилась. Использовать же для полета огонь, что она умела уже ненамного хуже самой Азулы, в обители магов воздуха девушка считала не вполне уместным. Она продолжала упорные тренировки, стараясь как можно скорее освоить магию воздуха, в расчете на то, что это позволит Кочевникам увидеть больше общего между ней и ими, как в свое время произошло на землях Нации Огня. Овладение огненной магией там действительно помогло хотя бы отчасти изменить отношение Народа Огня к Аватару. По той же причине демонстрировать ее в Храме Воздуха Катара по возможности избегала. Уж лучше немного натрудить ноги.
Сокка, как выяснилось, опередил их – наверное, он находился ближе. Неизвестную посланницу с Южного Полюса разместили в небольшом каменном домике. Брат с заинтригованным видом прогуливался рядом.
- Ты ее видел? – приближаясь, спросила Катара.
- Я не знаю, кто она, - тут же ответил Сокка, - И она отказалась говорить с кем-либо, пока не появится Аватар. Так что поздравляю, сестренка, ты становишься популярной личностью.
- Только не начинай, - буркнула Катара, - Я прекрасно обойдусь и без твоих насмешек. Давайте, наконец, посмотрим на нее.
Они все втроем вошли внутрь, Джайлан остался снаружи. Посланницу никто не охранял; она сидела на простом стуле за небольшим столом. Перед ней стояла чашка с чаем, от горячего напитка поднимался легкий парок. Это была немолодая женщина с седыми волосами, но стройной и подтянутой, несмотря на возраст, фигурой и решительным лицом. Она подняла взгляд и посмотрела прямо в глаза Катаре. Ее лицо показалось девушке знакомым, и через секунду пришло воспоминание, заставившее ее невольно отступить на шаг и обратиться к водной магии.
- Хама? Ты?!
Сокка и Азула обменялись недоуменными взглядами – они не узнавали эту женщину. Но, видя враждебность Катары, оба насторожились. Азула призвала внутренний огонь, готовая атаковать, Сокка коснулся рукояти меча.
Незнакомка не обратила на их агрессивность внимания. Она сидела, не пытаясь делать угрожающих движений, и спокойно держала руки перед собой на столе.
- Я ничем не угрожаю тебе, дочь Хакоды, - сказала она, - Или Аватар Катара, если тебе угодно? Прошу тебя, успокойся и сядь. Нам надо с тобой поговорить.


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
KaraharДата: Воскресенье, 16/06/2013, 21:03 | Сообщение # 406
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
Великолепно! Но, к сожалению, не отражён раскол Земли. Прибрежные западные королевства не могут не иметь своего мнения по вопросам мира.

И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
ars2012Дата: Воскресенье, 16/06/2013, 23:05 | Сообщение # 407
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Ну, в данном случае, те, кто поддерживал Аватара и Нацию Огня, более-менее сходятся во мнении. Те, кто был на стороне Турана, предпочитают помалкивать, они не в том положении, чтобы еще и выдвигать свои условия.

Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
KaraharДата: Понедельник, 17/06/2013, 20:19 | Сообщение # 408
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
Цитата (ars2012)
Те, кто был на стороне Турана, предпочитают помалкивать, они не в том положении, чтобы еще и выдвигать свои условия.

Отсидется у них (прибрежных королевств) не выйдет - Кочевникам прийдётся откупаться именно ими (у них просто нет других для торга) и выбор между оккупацией и сдачей союзников очевиден. Причем держаться за друзей им не дадут - затягивание войны, а, между прочим, нет даже соглашения о преклащении боевых действий (Катара просто не знает разницы между перемирием и мирными переговорами (обсужнение условий капитуляции), а Азуле такая неопределённость выгодны - она может приказать напасть на кого угодно, и это ничего не нарушит, переговоры будут продолжены smile )


И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
ars2012Дата: Вторник, 18/06/2013, 10:55 | Сообщение # 409
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Так оккупация Нацией Огня любого из городов-государств в Царстве Земли будет воспринята остальными в штыки. Одно дело, когда они грызутся между собой, и другое дело - когда их земли начинают захватывать чужаки. Изначально именно это и стало причиной войны. К тому же, Нация Огня сама не в том состоянии, чтобы еще кого-то завоевывать, им банально негде размещать людей, которых эвакуировали из столицы. Для Зуко и Азулы теперь главное - восстановить собственную страну, а все прочее может подождать до лучших времен.

Глава 5.

Возвращение домой.

- Кто это? – тихо спросил Сокка, приблизившись к Катаре. Реакция сестры удивила его и насторожила, - Ты с ней знакома.
- Встречались… однажды, - Катара продолжала буравить женщину подозрительным взглядом.
Все же она села напротив старухи.
- Ты хочешь говорить наедине, Хама? – спросила она.
- На твое усмотрение, - ответила та, - Этот молодой человек – твой брат, не так ли? В таком случае, я бы хотела, чтобы он остался тоже. Что касается принцессы Огненной Нации, - Хама бросила взгляд на Азулу, - то к ней или к ее народу то, что я должна рассказать, не имеет отношения, но если она желает остаться, мне это не помешает.
- Я вспомнила твое лицо, - неожиданно сказала Азула, - Мы дрались с тобой однажды… ты была союзницей Джао!
- «Союзницей» - слишком сильно сказано, - возразила женщина, - Мы временно сотрудничали, не более того. Кстати, что с ним стало? Я слышала, он погиб?
- Он не пережил битву на Северном Полюсе, - сухо сказала Катара.
- Я так и знала, что раньше или позже он сам загонит себя в могилу, - произнесла Хама, - Я не питала к нему вражды, но и не могу сказать, что стану переживать из-за его гибели.
- Но я уверена, что ты здесь не ради того, чтобы справиться о судьбе адмирала Джао, - заметила Катара, - Итак, что ты хочешь сказать мне?
- А ты сама не догадываешься, Аватар? – Хама подалась вперед на стуле, глядя в глаза Катаре.
Та непроизвольно отодвинулась на пядь. На самом деле, она действительно догадывалась.
- Что случилось на Южном Полюсе? – спросила она.
Хама поджала губы.
- В довесок к прежним глупостям, наши вожди сделали еще одну. Когда Великий Мастер Кочевников и его приспешники призвали к нападению на Царство Земли, те, кто признал их главенство, без размышлений отправили своих воинов, чтобы присоединиться к армии Империи Воздуха. Дальше была битва… полагаю, мне нет нужды описывать тебе ее подробности, ты знаешь больше меня. Все понесли потери, наши воины – тоже. Многие отправились в этот поход. Немногие вернулись.
- Я не хотела их гибели, - сказала Катара, - Но у нас не было выбора. Они сами выбрали свою судьбу, последовав за Тураном. Мы должны были сражаться, чтобы защитить Ба Синг Се.
- Возможно, - ответила Хама, - Какой смысл теперь спорить об этом? Но силы тех, кто поддерживал Воздушную Империю, оказались ослаблены – слишком много воинов и, в особенности, магов воды, погибло в бою.
- Тебя там, очевидно, не было, - заметила Катара.
- Я не так глупа. Я призывала остальных не ввязываться в этот никчемный поход, но они рассудили иначе. Теперь, по большей части, они пали, и их племена стали беззащитны. А когда распространились слухи о том, КТО на самом деле стал новым Аватаром, вождь Хакода во всеуслышание начал говорить, что Аватар Воды – его дочь. И многие поверили ему, или сделали вид, что верят, потому что так им было выгодно. Это позволило твоему отцу собрать вокруг себя большую армию и перейти в наступление, а у нас не было сил, чтобы защищаться. Уцелевшие собрались в большом городе, в нашей столице, а Хакода и его сторонники приближаются к городу и намерены его осадить. Тогда до меня дошли вести, что Аватар прибыл для переговоров в Южный Храм, и я немедленно поспешила сюда, чтобы встретиться с тобой. Ты ДОЛЖНА остановить своего отца!
- Да неужели? – это вмешался Сокка, - А почему ты думаешь, что Катара – или я – должны выступить против собственного отца ради спасения предателей? И что, кстати, делают ваши союзники – маги воздуха?
- Сразу после поражения у Ба Синг Се большая часть магов воздуха, находившихся в нашей столице, вернулась в свои храмы. Они больше не собираются вмешиваться в распри между племенами воды.
- Иными словами, - прокомментировал Сокка, - сначала они подбили вас на измену, а потом бросили на произвол судьбы? И ты поспешила на поиски Аватара, чтобы тот спас вас от наказания?
Хама резко вскинула голову и обожгла Сокку яростным взглядом.
- Наказания?! – почти выкрикнула она, - Понимаешь ли ты, о чем мы говорим, юноша? Твой отец и его люди хотят не судить и не карать – они хотят убивать! Мы предложили ему переговоры – Хакода не пожелал ничего слушать. «Изменникам нет прощения!» - так он ответил, - женщина снова повернулась к Катаре, - Если он возьмет штурмом столицу, он перебьет всех, кого найдет там. Не пощадит никого! Он прольет реки крови в угоду собственной мести.
- Вы убили нашу мать! – огрызнулась Катара, но ее голос звучал вовсе не так твердо, как она сама хотела бы, - По-твоему, Хама, наш отец или мы с братом должны просто простить это? Забыть и оставить все как есть? Как бы ты сама повела себя на нашем месте?
- Кто убил? – не осталась в долгу Хама, - Думаешь, те, кто заперты сейчас в городе и брошены на милость твоего отца, имеют к этому какое-то отношение?
- Я не знаю! – Катара стиснула зубы, - Я не знаю имен, я не знаю, кто они были!
- И поэтому ты готова бросить на гибель всех подряд? - тут же ответила Хама, - Вдруг среди них случайно окажутся и убийцы? Ты правда этого хочешь, Аватар?
Катара подалась назад, слегка побледнев. Разговор свернул не туда, куда она хотела бы. Да… она ненавидела тех, от чьих рук погибла мать… но найдет ли она их когда-нибудь? И конечно, она вовсе не хотела, чтобы погибали другие люди Воды. Великие Духи, на Южном Полюсе и так погибло столько народу. Уйдут поколения на то, чтобы Южное Племя Воды возродилось и вернуло себе прежнее единство и величие.
- Сколько сейчас женщин и маленьких девочек, таких, какой была ты, заперто в городе? Сколько их погибнет, прежде чем вождь Хакода утолит свою жажду мести? И ты допустишь это? - надавила Хама, - Ты, называющая себя Аватаром?
- Довольно, Хама! – Катара в ярости ударила кулаком по столу, - Ты – последний человек на свете, от которого я стала бы выслушивать лекции на тему морали и долга! Ты не представляешь, с какой радостью я просто вышвырнула бы тебя прочь и забыла о тебе. Но не думай, что судьба собственных соплеменников безразлична мне! Я не брошу людей на гибель. Ты просишь, чтобы я отправилась на Южным Полюс и встретилась с отцом – что ж, прекрасно, я это сделаю. Но ничего больше я не обещаю тебе – по крайней мере, до тех пор, пока не буду знать точно, насколько СЕГОДНЯ твои слова достойны доверия.
Хама перевела дыхание.
- Полагаю, о большем я не могла бы просить тебя, - ответила она сухо, - Отправляйся на Южный Полюс, Аватар, и ты собственными глазами убедишься, что я говорю правду.
- Где сейчас мой отец?
- Он и его армия направляются к нашей бывшей столице. Как я сказала – большинство его уцелевших врагов находятся сейчас там. Хакода рассчитывает покончить со всеми одним ударом. Он не спешит – уверен, что мы никуда уже от него не денется, и по пути присоединяет к своей армии тех, кто раньше придерживался нейтральных позиций. Сейчас его сила настолько велика, что никто не смеет ему перечить. Время еще есть, но, умоляю тебя, Аватар – не трать его напрасно. Я живу дольше тебя и видела больше, так поверь мне: даже если сейчас то, что делает твой отец, кажется тебе правильным, потом ты можешь изменить свое мнение. Но тогда уже будет поздно что-то исправлять.
- Довольно… - повторила Катара тише, - Я уже обещала, что найду своего отца, Хама. Я это сделаю. Мы отправимся завтра же утром.
- Хорошо, - проговорила женщина, - А сейчас я хотела бы увидеться с Джамайянгом. У меня есть кое-что и для него.
- Тогда увидимся завтра, - Катара встала, - А сейчас я должна многое обдумать.
Они покинули дом все втроем. Катара прошла к краю террасы, откуда можно было видеть ярусы небольших домов, спускающиеся вниз до подножия горы. Облокотившись о перила, девушка смотрела прямо перед собой.
- Кто эта женщина? – спросил Сокка, - Я не узнаю ее.
- Она маг воды, - вместо Катары ответила Азула, - Когда-то она вместе с Джао устроила нам засаду в одном из небольших городков. В пиратском поселении, где вы с Катарой украли свиток водной магии, помнишь?
- Да, что-то припоминаю, - кивнул Сокка, - Но ее все равно не узнаю. По правде, после Ксуан Фенг, Турана с его ручными Духами-убийцами и прочего, те события кажутся такими далекими и даже безобидными…
- Я встретила ее тогда, - сказала Катара, - В таверне. Она обманула меня, - девушка прикусила губу, - А может быть, наоборот – я сама себя обманывала.
Она посмотрела на брата.
- Что ты думаешь обо всем этом, Сокка? Я имею в виду – о том, что делает наш отец? Ты рад этому?
- Честно? – Сокка покачал головой, - Я не знаю… Раньше обрадовался бы – ведь это то, о чем мы мечтали. Покончить с врагами и предателями, снова объединить Южный Народ Воды, и все сразу станет хорошо. Но теперь… - он замялся, - Знаешь, на Северном Полюсе человек, который научил меня владеть мечом – я про капитана Киро – многое рассказал мне, и его слова… ну, они заставили меня взглянуть по-другому на некоторые вещи. Мне кажется… то, что хочет сделать отец, на самом деле вовсе не улучшит положение дел у нас на родине, скорее – наоборот. Если ты отправляешься на Южный Полюс, то и я, конечно, с тобой. Я тоже хочу увидеться с отцом. Наверное… ну, можено решить все это как-то по-другому. Он должен выслушать нас и понять!
- Да, мы должны это сделать, Сокка, - Катара больше не колебалась, - Слишком много крови… довольно. Это мой долг – остановить все это раз и навсегда. Если я не могу предотвратить убийства даже на собственной родине – как я посмела бы претендовать на что-то большее?
Она думала и еще кое о чем.
«Отец использовал мое имя и мой статус для того, чтобы усилить собственные позиции? Не представляю, откуда он узнал… впрочем, слухи разошлись уже давно, так что, может быть, удивляться и нечему. Но… но если так, получается, что отец просто использует меня в собственных целях. И при этом свято убеждет, что это правильно и так надо!»
Девушка посмотрела в сторону Азулы. О чем думала сейчас та, как обычно, понять было невозможно.
«Быть может, между нами больше общего, чем я сама предполагала, - Катара вспомнила о том, что рассказывала Азула о собственном отце и о том, что тот сделал ради достижения верховной власти, - Но есть и разница. Озай зашел уже так далеко, что слишком поздно пытаться что-нибудь изменить или исправить. Но я… я еще могу остановить своего отца, пока не стало поздно и для него! Он думает, что поступает правильно, но это не так, и мы с Соккой обязаны ему это доказать!»
Принцесса вздохнула.
- Если вы с Соккой решили вернуться на родину, я понимаю, - сказала она, - Вы должны это сделать, но я не смогу сопровождать вас. В Нации Огня слишком много проблем, которые нужно решить как можно быстрее, да и мой отец… - она не договорила, но Катара поняла, что Азула сейчас думала о том же, о чем и она, - В общем, я уверена, что вы справитесь и без меня, - принцесса усмехнулась, - И… желаю вам удачи.

* * *
Небесный бизон приземлился на площади перед дворцом Царя Земли, вызвав небольшой переполох среди горожан и стражи. Недавнее сражение не затронуло дворец и центральные районы Ба Синг Се – наибольшие разрушения были на внешней линии обороны. От внушительных городских стен остались руины. Только сейчас, пролетая над ними, Катара смогла убедиться, насколько сильно пострадал город – во время битвы, ей было просто не до того, чтобы оценивать разрушения, но теперь она видела, что стены срыты почти до основания. Ловчие ямы еще зияли в земле, и разрушенные подвижные крепости осаждавших возвышались грудами битого камня. Но защитники сумели остановить врагов прежде, чем те прорвались в жилые районы, и сам город пострадал намного меньше. Значительные разрушения были видны и в области ферм – ближайший урожай не будет велик. Катара вспомнила покойного ныне министра Лонг Фенга. Ирония судьбы – планируя мятеж и переворот в городе, он оказал Ба Синг Се невольную услугу. Благодаря тому, что он бесцельно свозил весь последний урожай на городские склады, образовался огромный запас провизии, что позволит избежать голода.
Катару и Сокку уже встречали. Разумеется, первой была Тоф, которая тут же ткнула девушку кулачком в бок.
- Ты не очень-то спешила появиться!
- Ну… - Катара действительно почувствовала смущение, - Прости, Тоф. Мне, конечно, следовало встретиться с тобой быстрее, просто… столько всего произошло. Но ведь я отослала письмо.
- Угу, - буркнула покорительница земли, - Письма – это по моей части. Ну, конечно, мы получили письмо, и отец прочитал его мне, но, знаешь… - тут она не договорила и крепко обняла Катару.
- Да-да, я тоже очень растроган, - проворчал Сокка, но продолжать не мог, потому что появилась Сукара. Огромная волк-косатка скакала вокруг Катары, как щенок, и скулила точно так же – с поправкой на то, что этот «щенок» весил уже изрядно больше тонны.
- Она очень тосковала, - сообщила Тоф, - Даже ела очень мало. Ну… меньше обычного.
- Это заметно, как она исхудала, - прокомментировал Сокка, - Привет, Сукара. Надеюсь, ты еще не сожрала медведя Царя Земли? Я давно-о заметил, что тебе этого хочется.
Затем Катара обменялась приветствиями с родителями Тоф и Царем Земли, также вышедшим встретить Аватара, и еще с несколькими людьми.
- Так как дела в мире? – спросила Тоф, когда с приветствиями было покончено, и страсти несколько улеглись, - С тобой все в порядке, это мы уже поняли, а где Азула?
- Осталась в Южном Храме Воздуха и ведет переговоры, - сообщила Катара.
- Чего-чего? – Тоф состроила удивленную гримасу, - Да уж, воистину этот мир меняется! Так она вернула столицу своей Нации? Сокка, ты же там был? Должно быть, жаркое было дело?
- Да, в прямом и переносном смысле, - подтвердил воин Воды, - Там… ну, в общем, это не то, о чем нужно говорить на публике. Случилось много что, чего никто не ожидал. Долгая история, и довольно-таки мрачная.
- Ну, у вас же есть время, - заметила Тоф, - Мы победили… почти. Спешить больше некуда, так?
- К сожалению, нет, Тоф, - ответила Катара, вздохнув, - Я покину Ба Синг Се сегодня же.
- Что? – лицо девушки вытянулось, - Но почему?
- Мне нужно вернуться на родину. На Южный Полюс, - пояснила Катара, - Там тоже… может случиться кое-что, чего я не должна допустить. Насколько я знаю, здесь еще остались корабли с Северного Полюса?
- Ну… кажется… - Тоф явно была растеряна.
- Да, - подтвердил ее отец, - Большая часть флота вождя Арнука покинула Ба Синг Се и направилась домой, но несколько быстроходных судов остались в качестве курьеров.
- Я заберу Сукару и немедленно отплываю на Южный Полюс на одном из них, - сказала Катара, - У меня очень мало времени.
Подошел Джайлан.
- Тогда, быть может, все-таки вы воспользуетесь нашей помощью? – предложил он, - На бизоне это будет гораздо быстрее.
- Нет, - ответила Катара, - Я благодарна вам за предложение, но, если я появлюсь в сопровождении магов Воздуха, слишком многие на Южном Полюсе могут решить, что Аватар на стороне Народа Воздуха и его союзников. Потому же я не могла воспользоваться летающим кораблей Огненной Нации. Ни у кого не должно сложиться впечатление, будто бы Аватар отдает предпочтение одной из сторон.
Это было так. Катаре не терпелось как можно скорее оказаться дома, но, думая об этом, она пришла к выводу, что самые быстрые способы едва ли окажутся самыми лучшими. Неважно, прибудет ли она с магами воздуха или огня – то и другое, несомненно, расценят неверно, и развеять первое впечатление будет нелегко. Поэтому, оставив воздушный корабль Азуле, Катара и Сокка с Джайланом поспешили в Ба Синг Се. Задержка нервировала девушку – пусть Хама и говорила, что армия, собранная сторонниками вождя Хакоды, продвигалась без спешки, кто знает, где она теперь. Катара понимала, что должна оказаться на Южном Полюсе как можно скорее.
- Я не думала, что ты снова покинешь нас так быстро, - Тоф явно была огорчена, - Ты едва не погибла, и вот… - она не договорила.
Катара вздохнула.
- Прости, Тоф. Я еще вернусь, обещаю. Но прямо сейчас я… должна не позволить собственному отцу совершить самую страшную ошибку в истории Южного Племени Воды. И у меня уже совсем не осталось времени.
- Ладно, ты – Аватар, - сдалась Тоф, - Ты знаешь, что делаешь… надеюсь, - она недовольно вздохнула, - Я бы отправилась с тобой, но этот Южный Полюс… насколько я знаю, там один только лед и ни клочка нормальной земли под ногами. Там от меня не будет никакого прока.
- Тебе лучше остаться здесь, в Ба Синг Се, - согласилась Катара, - Это действительно… дело, имеющее отношение только к Народу Воды, Тоф. Я бы хотела пробыть здесь дольше, и я обязательно вернуть сюда, когда все будет позади, но прямо сейчас… я должна идти.


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
KaraharДата: Среда, 19/06/2013, 01:28 | Сообщение # 410
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
Снова прода smile Рад, что так регулярно biggrin biggrin biggrin

И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
ars2012Дата: Четверг, 20/06/2013, 16:05 | Сообщение # 411
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Да, пока идет быстро. Надеюсь, сохраню темп до конца. Хотя получается несколько длиннее, чем я планировал изначально.

Добавлено (20/06/2013, 16:05)
---------------------------------------------
* * *
- Ты думаешь, что это может быть важно? – спросила Мэй.
- Не знаю. Может быть, - сказал Зуко, - Во всяком случае, это не займет много времени.
А времени и так не хватало буквально ни на что. Необходимо было как можно быстрее отстроить столицу хотя бы до такой степени, чтобы у людей, вернувшихся в нее после сражения, снова была крыша над головой. А еще – следить за войсками, перешедшими на их сторону после поражения… отца; едва ли эти воины, а в особенности их офицеры, были в полной мере надежны. Тот, кто переметнулся однажды, вполне может поступить так и еще раз. А еще – быть готовым к очередному подлому сюрпризу от Кочевников Воздуха; трудно поверить, что они смирятся с поражением так легко. Азула, правда, вместе с Аватаром вступила в переговоры с ними – она прислала письмо, где рассказала обо всем в подробностях. Это было хорошо: хотя смириться с прекращением вековой вражды было трудно, Зуко не мог не согласиться с доводами сестры. Прямо сейчас главное – позаботиться о возрождении собственного народа. Но вряд ли ВСЕ Кочевники так легко согласятся на мир; этот Великий Мастер, кем бы он ни был, все еще на свободе, и кто скажет заранее – где он ударит?
Наконец – и это тревожило Зуко больше всего – нельзя было забывать про отца. Об Озае не было никаких известий после его бегства, а ведь он наверняка где-то рядом и строит планы, как вернуть утраченный трон. Великий Мастер Кочевников, может быть, и не рискнет напасть на Огненную Нацию повторно, но у Озая просто нет другого выбора, если только он не хочет прожить остаток дней как беглец и предатель, скрывающийся от собственного народа.
Поэтому Зуко тратил много времени, изучая все, что осталось после отца – бумаги, показания немногочисленных свидетелей, с которыми Лорд Огня говорил лично; в общем, то, что могло дать ответ на вопрос: что же все-таки планирует беглый «Лорд Огня». А отец всегда и везде называл себя только так, с тех пор как при помощи союзников-Кочевников занял трон. Зуко понимал, что власть всегда значила для Озая многое, но только теперь, ознакомившись с некоторыми наиболее секретными и личными бумагами отца, понял – насколько многое. На что он на самом деле был готов ради трона. Думая об этом, Зуко не мог не сочувствовать Азуле – для сестры отец значил больше, чем для него. Отношения Зуко и Озая были достаточно прохладными с тех пор, как принц начал взрослеть, но и для него узнать правду стало потрясением и причиняло сильную боль. А осознавать, что он ответственен за убийство матери… Зуко старался гнать от себя эти мысли, потому что они несли с собой обжигающую, бессильную ярость и неудержимую жажду мести. Ему едва удавалось контролировать себя. Что могла чувствовать сейчас Азула – жутко было даже представить.
Он глубоко вздохнул и медленно выпустил воздух из легких, чтобы успокоиться. Мэй заметила его настроение, она всегда замечала такие вещи. Подойдя ближе, она положила руки ему на плечи. Это позволило Зуко окончательно справиться с тяжелым чувством черной злости внутри себя, и он благодарно улыбнулся ей.
- Так где ты нашла этого человека? – спросил он.
Мэй только отмахнулась.
- Это не было трудно, он, как и большая часть жителей, покинул город перед сражением. А когда все закончилось, вернулся вместе со всеми и сейчас пришел во дворец. Я подумала, что ты захочешь поговорить с ним.
- Да, ты права. Это может быть полезно. Пусть его приведут.
Вскоре гвардейцы привели в гостиную невысокого, совершенно седого старика. При виде принца тот сразу рухнул на колени.
- Ваше Высочество! Так это правда…
- Встань, - распорядился Зуко, присмотревшись к старику внимательнее, - Я помню тебя. Ты был старшим распорядителем дворцовой библиотеки. Что ты хотел рассказать мне?
- Эти сведения, возможно, имеют отношение к вашему… к бежавшему Лорду Огня, - сказал человек, поднимаясь на ноги.
- Оставьте нас, - приказал Зуко гвадрейцам, и те удалились. Принц внимательно посмотрел на седого мужчину.
- Что за сведения? Какие-то его записи, которые он доверил вам?
- Не совсем так, Ваше Высочество, - возразил старший библиотекарь, - На самом деле, лучше будет, если я расскажу всю историю с начала.
- Хорошо, я слушаю, - Зуко уселся в кресло. Мэй заняла другое.
Старик предпочел начать издалека.
- Как старший хранитель дворцовых архивов, я… разумеется, был посвящен во многие секреты Огненной Нации, Ваше Высочество. Я всегда хранил их и никогда не позволял себе выдать посторонним то, о чем они знать были не должны…
Зуко не выдавал нетерпения. Старик явно нервничал и не был уверен в себе – лучше не стоило пугать его еще больше.
- В общем, Ваше Высочество… помимо прочего, мне было известно о существовании секретного архива, где хранились материалы, доступ к которым имел только сам Лорд Огня. Они существовали всегда; я был их хранителем еще при вашем дяде Айро, потом – при его сыне Лу Тене. Мне не известно, что за документы там хранятся – я не имел права читать их, я лишь обязан был заботиться об их сохранности. На самом деле, я даже не должен рассказывать о существовании этого тайного хранилища никому, кроме самого Лорда Огня… но, поскольку Лорда Огня сейчас, кажется… нет…
- Я понимаю, - все-таки перебил его Зуко, иначе старик мог проговорить до вечера, - Вас никто ни в чем не винит, продолжайте.
- После того как столица… пала, Ваше Высочество, на трон взошел… Лорд-Протектор Озай. Я был одним из немногих, кому он позволял видеть себя лично…
- И вы рассказали ему о существовании этого архива.
- Но у меня выбора, Ваше Высочество! Фактически, все это время я оставался во дворце на положении пленника. Кроме того… формально, он все-таки носил титул Лорда Огня. Я действительно провел его в тайный архив, и он изучил хранившиеся там документы. И после этого распорядился некоторую их часть перепрятать. Я сразу догадался, что он не хотел, чтобы его, хм… союзники – я имею в виду Народ Воздуха – получили возможность увидеть эти документы. Позднее он позволил Кочевникам ознакомиться с содержанием архивов, но кое-чего там уже не было.
- Хм… - Зуко был действительно заинтересован. Могло ли это дать ключ к планам Озая? Не обязательно – все-таки, это были какие-то бумаги, вероятно, написанные задолго до его рождения. Но, раз отец не захотел показывать их Кочевникам, очевидно, там содержались какие-то важные сведения, и ознакомиться с ними будет в любом случае не лишним.
- И вы, конечно, знаете, где теперь скрыты эти бумаги?
- Разумеется, Ваше Высочество. Я сам их прятал. Они здесь же, во дворце, в подземельях.
- Проводи меня туда, - приказал Зуко, - Немедленно.
- Конечно, Ваше Высочество, - старик угодливо поклонился, - Прошу за мной.
Они трое – Мэй, Зуко и архивариус – в сопровождении пары гвардейцев спустились в подземелья дворца. Это был обширный и сложный лабиринт, Зуко сам знал его лишь частично. Но их провожатый ориентировался среди лестниц и коридоров уверенно. Наконец, он вывел их в какую-то небольшую комнатку. Она была тесной из-за нескольких громоздких сундуков, занимавших большую его часть.
- Все здесь, - пояснил старик, - Это какая-то старая кладовка, здесь хранится никому не нужный хлам, - он позволил себе слабую самодовольную улыбку, - Я счел, что такое место будет лучшим укрытием, чем любой тайник. Вот то, что нам нужно, – он указал на самый маленький из сундуков. Выглядел тот таким же ветхим, как и остальные.
Зуко не мог не оценить находчивость архивариуса. Любой тайник можно обнаружить при желании, но кто захочет искать среди старого хлама, сваленного в заброшенной подсобке? Это хранилище было, пожалуй, самым надежным, какое он мог придумать. Принц кивнул гвардейцам.
- Забирайте.
Двое крепких мужчин ухватились за ручки сундука и подняли его. По указанию Зуко, они оттащили находку в личные апартаменты принца. Здесь Зуко, наклонившись, тронул рукой замок.
- У вас есть ключ? – спросил он у хранителя.
- Нет, Ваше Высочество, ключ я отдал… Лорду Озаю.
- Что ж, вы можете быть свободны.
Старик и гвардейцы исчезли. Зуко и Мэй остались вдвоем. Принц снова дотронулся до замка.
- Ну, что ж… - он сосредоточился. Из-под его пальцев брызнули искры. Дерево вокруг замочных скоб потемнело и обуглилось, поднялась струйка вонючего дыма, но магия огня сделала свое дело – раскаленная добела дужка не выдержала, когда Зуко с силой рванул замок.
Вдвоем с Мэй они откинули тяжелую крышку.
- Я чувствую себя, как расхитительница старинных гробниц, - сказала девушка и наклонилась над сундуком.
Она запустила руки внутрь и вытащила сверток ткани, который на поверку оказался очень старым женским платьем. От него ощутимо пахло плесенью и тлением. Поморщившись, Мэй торопливо отбросила противную тряпку.
- У-у… Только я не думала, что в ЭТОЙ гробнице хранятся такие сокровища.
- Да, он хорошо позаботился о сохранности своих драгоценных бумаг, - Зуко выбросил наружу еще некоторое количество старого хлама, прежде чем добрался до более плотной и новой ткани, прикрывающей что-то, аккуратно сложенное ниже. Сдернув и ее, он увидел то, что ожидал – медные тубусы, в каких хранят свитки.
- Выглядят довольно древними, - он достал один наугад, развернул и пробежал глазами текст, - Это что-то, оставшееся еще со времен моего деда Азулона, - Зуко вчитался внимательнее, - Кажется, тут описывается его, кхм… провальный поход против Храмов Воздуха. Любопытно…
Мэй скептически хмыкнула.
- Любопытно с точки зрения историков, возможно, - заметила она, - Но совершенно бесполезно для нас, не так ли, мой принц?
Зуко вздохнул.
- Ты слишком много времени проводишь с Азулой и заразилась от нее склонностью смотреть на все сугубо прагматически. Это все ценные сведения. Неудивительно, что отец не захотел, чтобы Кочевники узнали об этом. Попади такие документы им в руки – это могло бы стать эффективным средством пропаганды или шантажа.
- Ну и кто здесь смотрит на вещи слишком прагматично? – спросила Мэй. Зуко предпочел сделать вид, что не заметил ее иронию.
Он порылся в сундуке и достал еще один свиток в футляре. Вскрыл его.
- Хм… А это что-то даже более старое, еще времен Созина. Кажется, мой прадед писал это лично. Любопытно. Конечно, это вряд ли выведет нас на след Озая, но с этим нужно ознакомиться. Тебе не хочется немного почитать, Мэй?
Девушка состроила унылую гримасу.
- Ну, конечно. Это именно то, чему я мечтала посвятить мой вечер!

* * *
- Как странно… - произнесла Катара. Она стояла на носу корабля, медленно продвигавшегося в лабиринте между внушительными ледяными горами.
Сокка посмотрел на нее.
- Что странно?
Катара пожала плечами.
- Просто я подумала: мы так много странствовали, Сокка. Мы видели земли всех народов и самые великие города всего мира. Но мы с тобой никогда не видели главный город нашего собственного народа. Разве не странно?
- Что в этом странного… - проворчал юноша, - Беспорядки начались еще до нашего рождения. После того, как наше племя отказалось подчиниться Кочевникам, путь в столицу для нас был заказан…
- Да, и все же, - Катара думала о чем-то своем, - Ну, конечно, тогда бы ни я, ни ты не смогли бы ничего изменить. Когда я покидала Южный Полюс, я даже представить не могла, к чему все это приведет.
- Да и кто бы мог, - согласился Сокка.
Он вспомнил тот день. Первая, совершенно неожиданная встреча с Азулой, и сразу же - первая ссора с ней. Брр, вот уж правда – этой бешеной огнедевке не надо напрягаться, чтобы найти повод для скандала. А потом Катара исчезла, он последовал за сестрой и оказался подхвачен водоворотом воистину непредсказуемых событий. И вот, они вместе возвращаются, но совсем не так, как сами могли предположить. Катара мечтала стать магом воды – но получила гораздо больше, чем хотела. А он… ну, сам-то он отправился в этот поход, ни на что особо не рассчитывая, просто чтобы не позволить сестре угодить в неприятности. Что же он получил? Сокка и сам не понимал. Но, во всяком случае, он ни о чем не жалел – в этом он был уверен.
- Да уж, вид родных краев наводит на ностальгические мысли, - пробормотал он, - Мы должны побывать в родном поселении. Я скучал по Пра Пра.
- Я тоже, - Катара хихикнула, - Надеюсь, она не захочет снова свалить на меня все работы по дому. Особенно стирку. Вот по ЭТОМУ я никогда не скучала.
Ее взгляд стал серьезным.
- Но сначала мы должны увидеться с отцом. Мы все еще не знаем, как в точности обстоят дела. То, что рассказывала Хама, похоже на правду, но…
- Ты ей не веришь? – уточнил Сокка.
- Я не знаю, - честно ответила Катара, - Я не думаю, что она лжет, но и правду можно преподнести так, как тебе самому будет выгоднее. Вполне возможно, она преувеличивает, чтобы заранее настроить нас с тобой против отца. Прежде, чем решать, что делать, я хочу увидеть все собственными глазами.
Она недолго помолчала.
- Интересно, может быть, мы снова увидим Мастера Пакку? Он должен быть здесь.
- Может быть, - согласился Сокка. Он-то не особо скучал по старому брюзгливому учителю водной магии; собственно, они с Пакку почти не были знакомы. Катара, вероятно, надеялась, что наставник сможет помочь ей в предстоящем деле; ну, если так, было бы неплохо.
Наконец – после долгого плавания – корабль приблизился к пристани, сделанной прямо изо льда; тут явно не обошлось без водной магии. Сокка с любопытством смотрел на город – бывшую столицу Южного Племени Воды. Она была не меньше по размерам, что город на Северном Полюсе, и когда-то, наверное, смотрелась не менее внушительно. Но долгая гражданская война взяла свое – сегодня город был в упадке. Многие здания, сделанные изо льда, разрушились, и на Южном Полюсе просто не хватало магов воды, чтобы восстанавливать ущерб. Сокка и Катара смотрели на город с мрачными лицами – они никогда не видели бывшую столицу их народа прежде, но сейчас это зрелище производило на них гнетущее впечатление.
- Нас кто-то встречает, - заметила Катара, с облегчением отвернувшись от города, - Интересно, от кого эти люди – он отца или от горожан?
Сокка поднес к глазам подзорную трубу.
- Это и есть твой учитель?
- Что? Мастер Пакку? – Катара выхватила у него трубу, - Да, это он. Хвала Духам! - на ее лице была радость.
Вскоре корабль причалил. Катара поспешила к своему учителю и обняла его. Потом, однако, отступила и смущенно поклонилась.
- Мастер Пакку.
- Катара! – старик тоже был рад, - Я счастлив снова увидеть тебя. Ты изменилась, - он пристально посмотрел на нее, - На Северном Полюсе ты выглядела несколько иначе.
Девушка вздохнула.
- Очень многое изменилось за это время, - сказала она.
- Да… - Пакку кивнул, - Я наслышан о том, что происходило в мире. Рад, что, по крайней мере, с тобой все в порядке. И с тобой тоже, молодой человек, - он соизволил обратить внимание на Сокку, - А принцесса Юи, она вернулась домой?
- Да, с ней все хорошо, - подтвердила Катара, - Она теперь с отцом на Северном Полюсе. И даже Азула, кхм… осталась в Храме Воздуха для переговоров с Кочевниками.
- Если бы я услышал об этом не от тебя, просто не поверил бы, - заметил Пакку, - Воистину все в мире меняется, если Нация Огня и Народ Воздуха хотя бы пытаются договориться о чем-то мирным путем.
- Да, - Катара куснула губу, - Но, Мастер Пакку, отчасти, поэтому я здесь. Я слышала о том, что здесь происходит. Но человек, который рассказал мне… я не уверена, что могу доверять ей. Поэтому я вдвойне рада встретить вас так скоро. Мне кажется, вы знаете больше, чем я. Как обстоят дела на Южном Полюсе? Чего пытается добиться мой отец?
Пакку помрачнел.
- На самом деле, ничего хорошего. Прости, Катара, что говорю тебе это, но такова правда.
- Так значит, Хама не пыталась ввести меня в заблуждение? – произнесла Катара.
- Это она сообщила тебе?
- Да. Вы с ней разве знакомы? – удивилась Катара.
- Познакомились после того, как я прибыл на Южный Полюс. Я не знаю, что настроило тебя против нее; на меня она произвела впечатление разумной и достойной женщины. Она – одна из немногих здесь, кто, по крайней мере, понимает, насколько бессмысленна и пагубна эта взаимная вражда.
- Она поддерживала Народ Воздуха, - больше из упрямства сказала Катара.
- Таковы были ее убеждения, и я не говорю, что согласен с ними. Хама думала, что Кочевники, по крайней мере, помогут поддержать порядок – не думаю, что она права, но понять ее могу. А сейчас Кочевники просто бросили бывших союзников на произвол судьбы.
- Да, она рассказывала об этом.
- Это чистая правда. Но я думаю, лучше будет, если мы не станем обсуждать все это на ветру и морозе. Мое временное жилище тут неподалеку, пройдемте. Там можно и пообедать. Вы голодны?
- Ну, я бы что-нибудь съел, - заметил Сокка, - Соскучился по привычной пище! Суп из моллюсков, жареное мясо молодого тюленя, тушеные кальмары. Всего этого мне не хватало!
Пакку рассмеялся.
- И все это у меня найдется, молодой человек. Пойдемте, я провожу вас.
Они вместе прошли в иглу – вернее, небольшой дом – который Мастер Пакку построил для себя, несомненно, при помощи своей водной магии. Домик был действительно невелик и просто обставлен – это было именно временное жилище; Пакку явно не стал тратить на его создание много сил. Внутри, однако, оказалось довольно уютно, и молодой человек – наверное, один из учеников, которых Пакку взял с собой на Южный Полюс – присматривал за кипящим над костром котелком. Над котелком поднимался пар, а запах сразу заставил желудок Сокки заурчать.
- Точно! Суп из моллюсков, - безошибочно опознал он.
- Санно, оставь нас, - велел Пакку, и юноша, поклонившись, вышел.
- Итак, - Катара первая перешла к делу, - Что все-таки затевает мой отец? Хама рассказывала, что он воспользовался моим статусом Аватара, чтобы собрать большое войско, и намерен штурмовать город.
- Так и есть, - подтвердил Пакку, - Возможно, в этом и моя вина. Это я первым рассказал вождю Хакоде о том, кто ты есть на самом деле. Я решил, что он должен это знать. Поначалу, конечно, никто не поверил, даже он сам, но, постепенно, слухи до нас доходили. Твой отец объявил об этом во всеуслышание. Он пользуется авторитетом – многие приняли его слова на веру без раздумий. Он стал намного сильнее.
Пакку подул на чай и сделал небольшой глоток.
- Поначалу, в этом были даже свои положительные стороны, - сказал он, - Вождя Хакоду начали воспринимать всерьез, это помогло нам добиться того, что, кхм… сторонники Воздушной Империи неохотно согласились на переговоры. Не могу сказать, что они проходили легко, но кое-какой прогресс все же был достигнут. Возможно, дальше все пошло бы легче, но тут произошло это нападение на Ба Синг Се. Сторонники Народа Воздуха понесли большие потери, они оказались ослаблены, и это спровоцировало Хакоду. Он…
- Он решил, что надобности в переговорах больше нет, - продолжила Катара за Пакку, - Когда маги воздуха покинули город, отец осознал свое превосходство и решил просто покончить с соперниками силой.
- Боюсь, что так, - подтвердил старый маг воды.
Катара и Сокка переглянулись.
- Мне правда жаль, что приходится рассказывать тебе это, - проговорил Пакку, - Твой отец – не плохой человек, он храбрый воин и предан своему делу, но боюсь, что он смотрит на все слишком однобоко. Я надеюсь, ты здесь затем, чтобы открыть ему глаза, Катара? – осторожно спросил он.
- Да, - девушка опустила взгляд, - Я не могу позволить отцу сделать то, что он затевает. Я так понимаю, вы пытались его отговорить, и он не послушал вас?
- Увы, - кивнул Пакку, - Он верит в то, что поступает правильно, но это не так. Он готов совершить нечто ужасное – чудовищную ошибку, которая еще сильнее расколет Южное Племя Воды на много поколений…
- Я это понимаю, нет нужды объяснять, - довольно резким тоном сказала Катара, но тут же одернула себя, - Простите, учитель, я не хотела показаться грубой… Ну… так где сейчас его армия? Уже возле города?
- Да, приближается к нему. Хакода не очень спешит, поскольку понимает, что его противникам все равно некуда бежать. Он настроен… радикально.
- Это я тоже понимаю, - Катара вздохнула, - Тогда завтра же с рассветом мы направимся ему навстречу.

* * *
Обычно разбудить Сокку рано утром было делом нелегким, но сегодня брат даже не пытался спорить. Он не хуже самой Катары понимал, что время терять нельзя. Катара и так беспокоилась – не совершила ли она ошибку, направившись сначала в Ба Синг Се. Но нет – город Южного Народа Воды еще не осажден и не разрушен, а намек на то, что Катара держит сторону Нации Огня или Кочевников Воздуха, был бы сейчас неуместен. Аватар – нейтрален и не придерживается ничьей позиции в конфликте, и Катара не хотела, чтобы кто-либо думал иначе.
Сокка отправился к побережью и начал звать Сукару – волк-косатка, проведшая ночь в охоте на местных тюленей, появилась быстро. Судя по довольному виду, охота была успешной; Сукара вообще была прекрасной охотницей и показала себя способной приспосабливаться к самым различным условиям. Что в жарких землях Нации Огня, что среди полярных льдов, она чувствовала себя одинаково уверенно.
Пакку проводил их к транспортному средству. Это было довольно оригинальное приспособление вроде саней, приводимых в движение магами воды. Что-то подобное маги земли использовали в Ба Синг Се; изобретение Пакку на льду показало себя не хуже. Они двигались достаточно быстро; Сукара едва поспевала за санями. К закату достигли цели. Сокка первый заметил в подзорную трубу какое-то движение на горизонте, а вскоре их «сани-самоходы» приблизились достаточно, чтобы стало можно рассмотреть многочисленные отряды. Воины в шлемах в виде волчьих голов были вооружены короткими мечами, щитами и копьями с костяными наконечниками. Армия продвигалась к городу; как и говорили Пакку и Хама, она не спешила. Собственно, сейчас она уже останавливалась – дело шло к ночи, и воины готовились разбить лагерь.
Катара невольно отметила, что, в сравнении с войском, собранным Тураном для штурма Ба Синг Се, армия ее отца смотрится совсем не внушительно. Тем не менее, по меркам Южного Племени Воды, это было очень сильное войско, и оно представляло собой более чем реальную угрозу для столицы, защитники которой потеряли слишком много людей и, главное, магов воды, во время той самой битвы у Ба Синг Се. Если начнется штурм, город почти наверняка будет быстро захвачен. Хакода, конечно, тоже понимал это – скорее всего, именно это и подтолкнуло его прервать переговоры и начать наступление.
Сокка и Катара посмотрели друг на друга одинаково мрачно.
- Ну, что ж… - Катара чувствовала тяжесть. Как будто невидимый груз давил ей на плечи.
- Не будем откладывать, - сказала она и, соскочив с саней, направилась вперед.
Сокка шел бок о бок с ней. Их быстро заметили, несколько воинов шагнули навстречу с копьями наготове.
- Стоять, вы! – крикнул бородатый мужчина, - Кто такие и зачем вы здесь?
- Мое имя – Катара, дочь вождя Хакоды, это мой брат Сокка, - громко объявила девушка, - Мы хотим увидеть нашего отца. Проводите нас к нему.
Воин рассмеялся.
- Я наслушался глупостей от попрошаек вроде тебя, девчонка, но чтобы такое… Проваливайте по-хорошему, - он уткнул древко копья в землю и оперся на него, - Потому что по-плохому может быть больно!
- По-плохому, говоришь? – Катара была не в том настроении, чтобы спорить, - Прекрасно, будем по-плохому!
Она взмахнула руками, и неожиданно предводитель воинов и все его подчиненные оказались по шею заточены в ледяные глыбы. Раздались удивленные и гневные крики; еще больше воинов с копьями поспешили к месту стычки. Неожиданно, стена жаркого огня перекрыла им путь. Воины с потрясенным видом отпрянули – едва ли кто-то из них хоть раз в жизни видел настоящую огненную магию. Те, кто пытался обойти огонь, отпрянули, когда на них с угрожающим низким рычанием двинулась Сукара. Ручных волк-косаток они тоже определенно не видели прежде.
- А еще, как мой отец уже сказал вам, я – Аватар! – резким тоном заявила девушка, - И если вы не хотите получить более весомые доказателства этого – проводите нас с братом к нему НЕМЕДЛЕННО!


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
KaraharДата: Пятница, 21/06/2013, 20:04 | Сообщение # 412
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
Чем дальше в лес, тем толще партизаны smile ! Прекрасный сюжет и развивается плавно, без рваных рывков smile .

И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
ars2012Дата: Суббота, 22/06/2013, 18:14 | Сообщение # 413
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Глава 6

Слово Аватара

- Мне сопровождать тебя, Катара? – спросил Пакку, посматривавший на воинов, окружавших их, довольно-таки настороженно.
Девушка покачала головой.
- Думаю, лучше будет, если мы с братом встретимся с нашим отцом одни. Проводите нас! – тоном, не терпящим возражений, потребовала она.
Все-таки, время, проведенное в обществе Азулы, давало о себе знать: Катара определенно научилась отдавать приказы так, чтобы ни у кого и мысли не возникло о возможности не подчиниться. Но тем лучше. Не то, чтобы ей нравилось это, но сейчас, несомненно, был момент, когда это умение может оказаться для нее чрезвычайно важным. Она должна показать всем, что она – Аватар не только на словах, но и на деле. Всем, включая собственного отца.
«До сих пор не могу поверить, что это правда! – думала Катара, пока воины вели их с Соккой, - Получается, что отец просто воспользовался моим именем в личных целях! Как он мог так поступить?» - эта мысль ранила ее гораздо сильнее, чем она показывала. И даже если Хакода был уверен, что поступает правильно – это ничего не меняло. Катара всегда любила своего отца и уважала его, но сейчас не могла позволить ему сделать то, что он замыслил. Вдвойне странно – и больно – становилось при мысли о том, что еще недавно она, скорее, отнеслась бы к тому, что делает отец, с полным одобрением.
Вокруг воины разбивали лагерь – быстро ставили временные палатки, разжигали очаги. Костров, впрочем, было немного – с топливом на Южном Полюсе дела обстояли не лучше, чем с металлом; если бы не водная магия, Племена Воды никогда не смогли бы стать сколько-то развитой цивилизацией. Идя через лагерь, Сокка и Катара с некоторым удивлением заметили на больших санях каменные шары. Это напоминало снаряды для катапульт, но катапульт – даже в разобранном для перевозки виде – не было. Поначалу это удивило их, но потом Катара заметила возле груженых саней нескольких человек, явно не принадлежавших к Народу Воды. Она кивком головы указала на них брату.
- Маги Земли, скорее всего.
- Угу. Наемники, - согласился Сокка. В этом не было ничего удивительного – враждующие племена Южного Полюса довольно часто пользовались услугами наемников. Магов земли, правда, среди них было немного – здесь, среди льдов, они были бы просто бессильны.
- Но это, по крайней мере, неглупо, - заметил Сокка, - Использовать магов земли, чтобы кидать каменные ядра вместо катапульт – и проще, и дешевле. К тому же катапульты надо еще разобрать для перевозки, потом тащить на себе, потом собрать снова. Лучше уж купить только снаряды и нанять магов.
Катара не ответила. Сейчас, по правде, до военных хитростей ей не было дела. Они продолжили путь, и вскоре оказались у палатки, выглядевшей не богаче прочих, но более крупной. Кто-то уже явно предупредил вождя Хакоду, потому что тот ждал снаружи. Катара видела, как при их появлении на его лице появилась радость, и это снова заставило ее почувствовать неловкость и боль. Она тоже рада была видеть отца. Правда, рада, но все же… О, Духи, ну почему все в мире так сложно?!
- Катара! Сокка! – воскликнул Хакода, делая шаг им навстречу, - Великие Духи, я когда мне сказали… я даже не предполагал, что это может быть правдой. Вы вернулись домой!
Сокка обнял отца, Катара тоже. Что бы там ни было, она действительно рада была увидеть его. Она тяжело вздохнула. Все это будет… даже труднее, чем ей казалось. Духи! Она смотрела в лицо отца, и радость мешалась в ней с обидой и злостью.
«Вот в такием моменты я действительно ненавижу свою судьбу! – подумала она, - Насколько проще бы все было, если бы я оставалась всего лишь магом воды и никогда не узнала, кто я на самом деле…»
- Отец, - сказала она, - Давай поговорим в палатке. Ты ведь понимаешь – у нас есть, что обсудить, - несмотря на ее усилия, в голосе проскользнули мрачные нотки, и Хакода слегка нахмурился. Он был не насторожен или разгневан – скорее, удивлен.
- Что же, если так хочешь, Катара, - что-то заставило девушку подумать, что прямо сейчас он не отказался бы представить ее всему войску – не как дочь, как Аватара. Для поднятия воинского духа своих приближенных и для того, чтобы укрепить их верность. Это действительно вызывало у нее обиду!
Во всяком случае, очевидно, и Хакода понял по каким-то признаком, что сейчас дочь не в подходящем настроении. Они втроем прошли в палатку.
- Катара, Сокка, - начал он, когда они оказались внутри. В его голосе тоже была неловкость, - Когда я узнал от Канны о том, что вы вдвоем покинули Южный Полюс на корабле принцессы Огненной Нации, я был, конечно, поражен. Я мог ожидать всего, только не этого. Но, по крайней мере, я говорил себе, что на Северном Полюсе вы будете в большей безопасности, чем здесь. Это не значит, что я не тревожился, но…
- Ты не очень явно проявлял тревогу, отец, - заметила Катара с грустью, - За все время мы не получили от тебя даже ни одного письма.
- Как мог я писать? – ответил вождь, - Я даже не знал, где вы находитесь, пока не появился Мастер Пакку, но и он рассказал лишь то, что вы были на Северном Полюсе, а потом отправились куда-то в Царство Земли. Тебе это было бы проще, Катара, но и вы с Соккой не отправили мне ни единой вести за все это время.
- Ты прав, отец, - Катара была пристыжена, - Прости, столько всего… свалилось на голову так внезапно.
- Да… - проговорил он, - Я понимаю. Катара. Ответь мне на один вопрос. Мастер Пакку рассказал мне…
- Что я Аватар? – продолжила за него девушка, - Это правда. Ты в это не верил?
- Я не сомневался в словах Пакку, - ответил Хакода, - И все же, я должен был услышать это от тебя самой. Ты же понимаешь – узнать так внезапно, что твоя собственная дочь оказалась Аватаром. Это казалось совершенно невероятным.
- Но это не помешало тебе воспользоваться новостью в своих целях, отец? – заметила Катара холоднее, - Мне рассказывали, что произошло. О том, что ты использовал мое имя, чтобы создать армию.
- Да, это так, - подтвердил Хакода спокойно, - Иного выбора у меня не было.
- Отец… - все-таки говорить Катаре было очень трудно. Приходилось буквально выталкивать слова из себя.
- Скажи, это правда – то, что ты задумал нападение на город? – пришел на помощь Сокка, и Катара благодарно посмотрела на него.
- Да, - с тем же спокойствием подтвердил вождь, - Зачем же еще я стал бы собирать армию?
- Я это понимаю, - согласился Сокка, - Просто нам… тоже надо было услышать это от тебя самого.
- Сейчас – наиболее благоприятный момент для нападения, - сказал Хакода уверенно, - Кочевники бросили своих бывших союзников на произвол судьбы, их собственные силы ослаблены. Мое войско легко захватит столицу и покончит, наконец, с властью Воздушной Империи на Южном Полюсе.
- Значит, все – правда, - Катара чувствовала горечь. Она уже понимала, что так и будет, но все же ожидать – это одно, а получить подтверждение от собственного отца – совсем другое.
- Значит, Хама и Пакку ни в чем не ошиблись, - вздохнула она.
- Я не совсем понимаю, что ты хочешь сказать, Катара, - заметил отец, - Постой. Ты сказала – «Хама». Это маг воды, одна из сторонников Империи, и очень опасная. Ты с ней знакома?
- Я много путешествовала, как ты знаешь, отец, - начала Катара, повысив голос, - Успела познакомиться с самыми разными людьми! – она осеклась и все же сбавила тон. Сейчас ей хотелось накричать на него, но что даст ссора. Не говоря о том, что все это могло закончиться тем, что она просто разревелась бы, как девчонка. Нет, она не может себе этого позволить.
- Прости, отец, - заставила себя сказать она. Теперь голос звучал негромко и ровно, - Я не могу позволить тебе сделать то, что ты хочешь.
- Что? – Хакода нахмурился, явно растерянный.
Сокка сделал шаг и встал бок о бок с Катарой. Но он молчал, сейчас предоставив говорить сестре.
- О чем ты говоришь, Катара? – не понимал вождь.
- О твоих планах разрушить город, - отчеканила девушка, - Этого не должно произойти.
- Я не понимаю тебя, - Хакода смотрел на дочь, сузив глаза, - Катара, что это значит? Разве не ради этого все мы сражались столько лет? И вот, наша цель так близка. Завтра к вечеру мои войска уже будут под стенами столицы. Самое большее, дней через десять, мы захватим ее и покончим с войной. Почему ты говоришь, что я не должен этого делать?
- Потому что с этой войной ДЕЙСТВИТЕЛЬНО пора заканчивать! – резко сказала Катара, - Но не так, как ты хочешь! Ты думаешь, что, разрушив город, ты что-то улучшишь? Но ты лишь загонишь наш народ еще глубже в распри и упадок. Как столица Северного Народа Воды, город – если возродить его – может сплотить нас вновь. Но если уничтожить его – племена Южного Полюса навсегда останутся расколотыми, как сейчас. Не будет ни изменений, ни прогресса – только расколотый народ, продолжающий гражданскую войну. А из-за чего воевать – люди всегда могут придумать.
- Как ты можешь такое говорить, Катара? – в голосе Хакода проявилось недовольство, - Ты думаешь, что вправе указывать мне, дочь? Я – твой отец…
- А я – Аватар! – Катара тоже немного повысила голос, - Не ты ли сам объявил об этом во всеуслышание? Но ты забыл: долг Аватара – добиваться мира. А не вести твое войско к победе! Ты ведь на это рассчитывал, когда узнал о моем возвращении, правда, отец? Что моя водная магия позволит тебе быстрее и легче разрушить стены города, и что присутствие Аватара придаст решимости твоим воинам?
Сейчас даже Сокка выглядел смущенным ее вспышкой. Но по глазам отца она поняла, что угадала. Примерно так Хакода и рассуждал.
«Каково было Азуле увидеть собственного отца и узнать о том, что он сделал? – не в первый раз подумала она, - Наверное, тяжелее, чем мне сейчас. Но и мне… проклятье на головы всех Духов, мне тоже сейчас вовсе не легко!»
- Этого не будет, отец! – сказала она, - Аватар стоит за мир, не за войну.
- Что-то не замечал, чтобы Аватар Кочевников рассуждал так же, - мрачно заметил Хакода.
- Это не значит, что я должна повторять его ошибки. Я не позволю тебе сделать то, что ты хочешь, отец. Прости, но я не изменю свое решение.
- Катара, неужели ты забыла? Неужели больше не понимаешь, ради чего все это?
- Наоборот, отец – ты не понимаешь! И я не понимала – раньше.
- Я хочу защитить наш народ от врага. Освободить его от влияния Воздушной Имерии! Я хочу, чтобы Кочевники навсегда убрались с Южного Полюса!
- Но они УЖЕ это сделали! Они уже вернулись в свои храмы, в городе не осталось ни одного мага воздуха, и ты знаешь об этом так же, как и я. Тогда с кем ты собираешься сражаться? Только с собственными соплеменниками – ты не думал об этом, отец?
- Они мне не соплеменники! – отрезал Хакода, - Столько лет они служили Кочевникам Воздуха, а теперь, когда те бежали – бросились на поклон и пытаются делать вид, будто все в порядке, будто бы за ними нет вины. Но это не так. Катара, это не маги воздуха убили твою мать – это сделали те, кто служил им. Те, кого ты теперь называешь «нашими соплеменниками»! Для тебя это ничего не значит?
- Кто убил, отец? – почти выкрикнула Катара, - Ты говоришь – «ничего не значит»? Поверь, ты не прав. Я бы хотела найти человека, который сделал это, я бы ОЧЕНЬ хотела этого! Но если это невозможно, кому тогда я должна мстить? Всем подряд? Я не стану так поступать. А ты, отец? Признайся честно – если не мне, так себе самому – чего ты на самом деле добиваешься. Ты правда так жаждешь мести? Или за мыслями о возмездии прячешь от самого себя нечто иное? Может быть, ты просто хочешь стать единственным вождем на Южном Полюсе, но не хочешь признаться в этом?
- Катара… - произнес Сокка. Он явно был потрясен, но Хакода промолчал. Катара видела ярость в его глазах – встреча с дочерью определенно принесла совсем не те результаты, которых он ожидал. Но вместе с яростью было и какое-то сомнение – что-то в ее словах задело ее, заставило задуматься. Катара не знала, о чем сейчас думает отец. Она и сама совершенно запуталась в собственных мыслях и чувствах.
Не в силах справиться с собой, он резко развернулась и вышла из палатки. Сокка последовал за ней. Девушка прошла немного, потом остановилась. Она тяжело дышала, глаза жгло. В стороне Сукара порыкивала на группу воинов, собравшихся на некотором удалении. Им не приходилось прежде видеть ручную волк-косатку. Почувствовав настроение Катара, Сукара повернулась и потрусила к ней. Катара слегка улыбнулась, когда массивная морда оказалась вплотную к ее лицу, и положила ладонь чуть повыше ноздрей. Сукара фыркнула, и девушку обдало облачко пара.
- Катара, - произнес Сокка, догнав ее, - Прости, но все же, ты не преувеличиваешь? Да, я тоже думаю, что отец неправ, но то, что ты сказала? По-моему, все же, это не так, - заметил он.
- Сокка, я отдала бы все, что угодно, лишь бы ошибаться, - вздохнула Катара.
Брат помолчал немного.
- Ну, так что ты теперь думаешь делать? – спросил он.
- С отцом я поговорила, - невесело улыбнулась Катара, - Завтра я отправлюсь в город. Хама должна быть уже там; я найду ее и попрошу свести меня с их вождями. Буду говорить и с ними. Надеюсь, Мастер Пакку тоже поможет. Соперники должны вернуться к переговорам. Довольно уже вражды; я не допущу, чтобы и здесь началась битва, как у Ба Синг Се.
- А если они не захотят разговаривать? Что тогда? Превратишь город в отдельный остров, как сделала Киоши четыреста лет назад?
- Киоши было проще, - произнесла Катара, - К сожалению, я так не умею. Придется заставить их все-таки говорить друг с другом, не хватаясь за копья, и почему-то мне кажется, что это сложнее, чем сделать еще один остров посреди океана…

* * *
Город встречал их напряженным молчанием. Катара и Сокка в тревоге осматривались по сторонам и видели вокруг полуразрушенные дома, заброшенные улицы. Здесь ничто не напоминало величие столицы Северного Племени Воды – вернее, ничего не осталось от былого величия. Скорее, город Южного Племени напоминал столицу Северного Полюса сразу после битвы с Кочевниками; но за минуевшее время разрушенное уже было восстановлено. Здесь же этим просто некому было заниматься. Жестокие междоусобицы привели к огромным жертвам, в первую очередь – среди магов воды. Катара удивилась бы, если бы сейчас на Южном Полюсе удалось найти хотя бы десятую часть от числа магов воды, живших на севере.
- Ужасное зрелище, - признал и Мастер Пакку, - Я уже был в городе неоднократно, и такое впечатление, что каждый раз он становится только хуже.
- Да, Кочевники оставили после себя мрачное наследство, - согласился и Сокка.
- Они виноваты, но, к сожалению, не только они, - Катара стиснула зубы. Она не могла забыть непоколебимую уверенность в голосе своего отца. Хакода не допускал тени сомнения в собственной правоте; не так давно она тоже в этом не сомневалась.
- Не так важно, кто начал все это, а кто продолжил, - вздохнула она.
- Киро говорил похоже, - пробормотал Сокка, - Он говорил – когда брат идет войной на брата, правых быть не может, а виноваты оба.
- Твой учитель был мудрым человеком, - заметила Катара, - Мне бы хотелось, чтобы он и наш отец смогли поговорить друг с другом.
- Ну… вообще-то, они были немного знакомы. Только вряд ли разговаривали, - Сокка сузил глаза, - Так, а вот и торжественная встреча. Ох, не пришлось бы нам драпать отсюда быстрее, чем мы сюда прибыли.
- Не думаю, они сейчас не в том положении, - ответила Катара, - Для них эти переговоры – единственный шанс уцелеть, они будут ОЧЕНЬ гостеприимны, - она всматривалась в собравшихся впереди людей, - Я вижу Хаму. Значит, я была права, она уже здесь. Остальных никого не знаю.
- Высокий человек в центре – вождь Канори, - сказал Пакку, - Он самый влиятельный среди тех, кто поддерживал Воздушную Империю. Остальные – вожди других племен, но все они в той или иной степени зависят от Канори. Переговоры, таким образом, имеет смысл вести только с ним. Остальные поступят так, как он решит.
- Спасибо, учитель, - тихо произнесла Катара, приближаясь к встречающим. Пакку и Сокка держались на один шаг позади нее. Позади всех, громко сопя, следовала Сукара.
Вождь Канори был примерно одних лет с Хакодой, ниже ростом, но широкоплечий. Он слегка поклонился, приветствуя послов. Хама смотрела на Катару с неопределенным выражением на лице, другие казались обеспокоенными или даже враждебными.
- Итак, - первым заговорил именно Канори, и Катара убедилась в правоте Пакку – лидерство здесь принадлежало ему, - Катара и Сокка, дети вождя Хакоды. Вы прибыли как послы от своего отца? Что он хочет сказать?
- Я и мой брат здесь не как послы от вождя Хакоды, - отчеканила Катара, - Я прибыла как Аватар Воды, чтобы говорить о прекращении войны.
- Аватар? – вождь Канори прищурил глаза, - Ты…
- Я же говорила тебе, - резко сказала Хама, - Дочь Хакоды – действительно Аватар. Хочешь ты в это верить или нет.
Женщина поравнялась с вождем и взяла переговоры на себя.
- Прошу тебя, Катара, не слушай то, что они будут говорить сейчас. Как твой отец заявляет во всеуслышание, что ты Аватар, чтобы привлечь на свою сторону больше людей, так и его соперники кричат на весь Южный Полюс, что не верят в это, - Хама жестко посмотрела на Канори, - Но если вы не пожелаете выслушать эту девушку, вам придется иметь дело с Хакодой и его людьми. Сомневаюсь, что они вообще захотят разговаривать.
- Твои манеры, Хама… - проворчал вождь.
- Я бы следила за манерами, если бы все обитатели Южного Полюсе не вели себя, как одержимые. Катара – наш последний шанс, прояви к ней уважение, вождь.
Канори отчетливо скрипнул зубами, но смолчал. Он повернулся к Катаре и поклонился снова.
- Прошу тебя, пройдем в наш дворец. О чем бы нам не предстояло говорить, нет нужды делать это на ветру и холоде.
Дворец Южного Племени Воды, как и все остальное в городе, смотрелся намного менее внушительно, чем дворец вождя Арнука с севера. Видно было, что и о нем не заботились, поддерживая ледяные постройки с помощью магии воды. Кое-где Катара даже заметила обвалившиеся башенки и расколотые окна. Как и по всему городу, впечатление создавалось такое, что дворец просто давно заброшен.
Катару, Сокку и Мастера Пакку проводили в гостиную. С ними остались только Канори и Хама; вождь жестом отослал воинов, карауливших у дверей.
- Что ж, - заговорил он, - перейдем к делу. Ты утверждаешь, что являешься Аватаром, дочь Хакоды?
- Да, - ответила Катара, - и я не намерена сейчас тратить время на доказательства. Либо вы верите мне, либо нет. Во втором случае, как сказала Хама, нам не о чем разговаривать.
- Ты сама пришла для переговоров, - заметил вождь.
- Я пришла потому, что не хочу допустить кровопролития. Мой отец настроен решительно; он не намерен дать пощады никому в этом городе. Но я считаю, что крови было пролито уже довольно. Вы уже пытались вести переговоры между собой…
- Да, а потом Хакода прервал их и напал на нас, - заметил Канори.
- Сколько лет ваши люди нападали на наши деревни? – парировал Сокка, - Пока, благодаря своим хозяевам из Воздушной Империи, вы были сильны…
- Мы не слуги Народа Воздуха, - отрезал старший мужчина, - Да, мы расценивали их как союзников…
- И извлекали из этого союза немалые выгоды!
- Кто мешал вам поступить так же? Но ваш отец предпочел пойти на поводу у собственной гордыни, и…
- Довольно! – это резко вмешалась Хама, - Разве за этим все мы здесь? Чтобы снова ссориться?
Сокка почувствовал смущение. Катара же просто молчала, но взгляд, брошенный ей на брата, был красноречивее слов. Парень действительно чувствовал себя виноватым – из-за его вспыльчивости, переговоры чуть не превратились в перепалку. Но он привык рассматривать этих людей как врагов, прихвостней завоевателей, и сдерживать свой темперамент было трудно.
«Но я должен лучше следить за собой, - подумал он, - Иначе вся эта идея с переговорами заранее обречена на провал».
Из всех пятерых, Хама и Пакку лучше всех владели собой.
- Единственные здравые слова, которые я пока что услышала здесь, - заявила старая женщина, - это «давайте перейдем к делу». Мы не сомневаемся в том, что ты – Аватар. Я свидетельствую об этом, - она, не отрываясь, смотрела Катаре в глаза, - И, раз ты здесь, я верю, что ты отчасти и на нашей стороне, не только на стороне своего отца.
- Я уже сказала, зачем я здесь, - ответила Катара, - Я предлагаю вам снова вступить в переговоры с моим отцом и его сторонниками. Вы должны прийти к соглашению прежде, чем битва начнется.
- Мы никогда не были против переговоров, - сказал на это Канори, - Но…
«Да, вы не против переговоров – после того, как ваши прежние союзники бросили вас, и вы оказались один на один с соперниками!» - чуть было не брякнул в ответ на это Сокка, но все-таки заставил себя прикусить язык. Не то, чтобы эти слова не были бы правдой, просто… наверное, иногда бывает разумнее промолчать, даже если ты и прав.
- Но что, если Хакода не пожалает разговаривать? – завершил вождь, - Я сомневаюсь, что он настроен на мирное решение наших старых разногласий… да ведь вы и сами это подтверждаете. Если он нападет – что нам останется, кроме как обороняться до последней капли крови, - он немного повысил голос, - Если вы думаете, что мы согласимся сдаться на его милость, вы заблуждаетесь. Пока мы можем защищать город, мы будем сопротивляться!
Снова Сокке и Катаре стоило труда, чтобы удержаться от очередной гневной вспышки. Брат и сестра переглянулись. В чем-то вождь Канори оказался прав – их отец действительно не планировал вступать в какие-то переговоры. На самом деле, Катара подумала, что эти двое очень похожи между собой: ее отец и Канори. Оба всецело уверены в собственной исключительной правоте и не настроены слушать, что думает соперник. Катара не сомневалась, что, если бы преимущество было на стороне Канори, тот повел бы себя в точности так же, как Хакода. Так они и делали много лет, пока были сильны. Держать гнев в узде было нелегко; сейчас Катара почти понимала отца, почти вернулась к той точке зрения, которую считала единственно правильной с детства. Глядя в напыщенное лицо вождя Канори, девушка испытывала сильное искушение просто уйти и предоставить его и его приспешников той судьбе, которую они сами на себя навлекли. Если бы речь шла только о воинах и вождях, возможно, она так бы и поступила. Но она напомнила себе, что в городе также и женщины, и дети, которые ни в чем не виноваты.
- Если даже отец думает так, я смогу убедить его изменить свое решение, - твердо сказала она, - Я уже говорила с ним и дала понять, что не позволю ему уничтожить город. Но и вы должны проявить добрую волю. Великие Духи, наш народ расколот уже столько лет. Сколько жизней забрала эта вражда? И ради чего мы воевали все это время? Хоть кто-то из вас НА САМОМ ДЕЛЕ это понимает? И неужели вы сами от этого не устали?


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!


Сообщение отредактировал ars2012 - Суббота, 22/06/2013, 18:16
 
SherbikДата: Понедельник, 24/06/2013, 08:48 | Сообщение # 414
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Мощно! Но вот только куда делся Туран? Или он уже лапки поднял и решил забиться в какую-нибудь норку?
 
ars2012Дата: Понедельник, 24/06/2013, 19:50 | Сообщение # 415
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Цитата (Sherbik)
Но вот только куда делся Туран?


Туран еще даст о себе знать, разумеется.

* * *
Воздушный корабль опустился на площадь перед дворцом Лорда Огня.
- Мы прибыли, Ваше Высочество, - сообщил механик, один из двух мужчин, правивших судном.
Азула ответила холодным взглядом.
- Спасибо, я поняла это, - она первой спустилась по веревочной лестнице. Неподалеку она увидела еще несколько таких же кораблей; правда, их воздушные баллоны были спущены и сейчас напоминали убранные паруса на мачтах. Корабли выглядели более аккуратно, чем прежние – видимо, это были первенцы в новой серии, построенные с использованием более подходящих материалов и инструментов. Министр Цинь дорвался до столичных арсеналов и не терял время даром. Они – министр и Зуко – считали необходимым как можно скорее создать сильный воздушный флот, в этом Азула была с ними согласна.
Вообще, она отметила, что площадь смотрится гораздо опрятнее, чем в тот день, когда она покинула столицу. Все-таки ее привели в порядок. Но разрушенные строения никуда не делись – обломки разобрали, но сами остовы так и темнели опаленными стенами, напоминая о ее поединке с отцом.
Зуко, Мэй и Тай Ли уже встречали ее. Принцесса ответила на радостное приветствие Тай Ли и более сдержанное – от Мэй и слегка кивнула брату. Все-таки надо соблюдать хотя бы внешние приличия. Да и не злилась она на Зуко больше, если честно. После всего, что произошло, вспоминать об их детстких противоречиях, а уж тем более делать из них большую историю, было бы просто глупо…
- Мы рады видеть тебя здесь, - заметил принц.
Азула сдержанно усмехнулась.
- Неужели?
Мэй и Зуко переглянулись и совершенно одинаково закатили глаза. Даже Тай Ли вздохнула.
- Ну, так как прошло твое путешествие? – первой задала вопрос именно она, - С Катарой все хорошо?
- К счастью, да, - подтвердила Азула, - Я ведь прислала письмо, вы что, не читали?
- Все-таки лучше услышать все на словах, - заметил Зуко, - В письме не передать все подробности. Пройдем в кабинет, там мы можем обсудить все без свидетелей.
Они проследовали в рабочий кабинет, который в прошлом занимали Созин, Азулон, Айро, Лу Тен и Озай – в общем, Лорды Огня многочисленных предыдуших поколений. Это была просторная, ярко освещенная комната, обставленная пышно, но не кричаще. На стенах висели черно-красные знамена Огненной Нации. На полу был расстелен огромный ковер с подушками – здесь могли сидеть министры или генералы, если Лорд Огня назначал собрание. Мэй и Тай Ли заняли достаточно скромные места с краю, Азула села на полагающееся ей место принцессы – по правую руку от сиденья на небольшом возвышении. Она нахмурилась, когда Зуко занял именно это место.
- Уже примеряешь трон Лорда Огня, Зуко? Не рано ли? Или ты уже короновался, но мне не сообщил? Тогда прикажешь называть тебя «Лордом Огня»?
- Один из нас двоих должен будет занять этот трон, Азула, - спокойно ответил Зуко, - Это хочешь быть ты?
Мэй с явным неодобрением посмотрела на них обоих, на лице Тай Ли было беспокойство. Они обе тревожились из-за того, что может сказать или сделать в ответ Азула – слова Зуко прозвучали весьма вызывающе. А вот сама принцесса внезапно поняла, что вопрос брата поставил ее в тупик. Прежде, она не колебалась бы – она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО думала, что из двоих именно она по праву должна занять этот трон. Зуко старше, зато она сильнее и способнее как маг огня. Это казалось важнее, чем первородство, которое никак нельзя было вменить брату в число его личных достижений.
Но теперь… Азула еще раз посмотрела на Зуко и представила на месте Лорда Огня себя саму. Раньше это казалось ей естественным, а сейчас… Сейчас она ощущала себя очень странно. Почему-то при мысли о том, что трон может занять она, первым ее чувством стало необъяснимое, даже иррациональное отторжение. Азула сама не вполне понимала, в чем дело, но она действительно чувствовала себя так.
«Быть может, это из-за отца, - подумала она, пытаясь разобраться в собственным непонятных эмоциях, - Он всегда учил меня, что для достижения цели хороши любые средства, а нет цели более важной, чем доказать всем свое превосходство и занять трон. Но теперь он сам же и показал мне, на что это НА САМОМ ДЕЛЕ может быть похоже. Я… нет, я больше не хочу быть похожей на него. Поэтому мысль о троне внушает неприязнь и страх? Глупо, но я не могу выкинуть эти мысли из головы».
Она так и оставила вопрос брата без ответа – главным образом, потому, что ответа не было. Она ограничилась тем, что протянула неопределенным тоном:
- Оставим это пока. Со временем мы решим, кто более достоин, а сейчас… Какие вести об Озае? – задала она вопрос, волновавший ее больше всего.
- Пока что никаких, - ответил ей брат, - Наши люди делают все, что в их силах, но нельзя сказать, что мы уже полностью восстановили наше влияние по всем островам Огненной Нации. У него все еще есть, где спрятаться, и, пока он не начал действовать активно, найти его будет очень трудно. Но мы быстро обнаружим его, как только… Озай попытается что-нибудь предпринять.
«Если только не будет слишком поздно», - мрачно подумала Азула, но вслух говорить не стала. Брат, конечно, понимал это не хуже, чем она сама.
- А что с этим Мастером Тураном и его приверженцами? – в свою очередь задал вопрос Зуко, - Насколько я могу судить, среди Народа Воздуха именно они наиболее опасны. Они тоже скрылись?
- Да… - протянула Азула, - Так же, как и Озай. Может быть, они даже скрываются вместе, они ведь были союзниками.
- Этот Туран действительно способен управлять Миром Духов.
- Судя по всему, да, причем в широких пределах. Он даже каким-то образом смог перенести в Мир Духов Катару против ее воли. Так ему и удалось ее ранить.
- Но ведь все в порядке? – спросила Мэй.
- Теперь да, - подтвердила принцесса, - Ее исцелили.
- Хвала Агни! – горячо воскликнула Тай Ли, - Мы все в большом долгу перед ней!
- Это правда, - согласилась и Мэй, и даже Зуко согласно кивнул.
- Так что было дальше, Азула? – продолжал расспрашивать он, - Как получилось, что ты отправилась в Южный Храм Воздуха?
- Кочевники прислали посольство на Северный Полюс и пригласили туда Аватара. Катара согласилась. Я не была уверена, что она поступает разумно, но решила сопровождать ее… по многим причинам. Во всяком случае, заключить хотя бы временное перемирие действительно разумно, и мне это удалось, причем – на весьма выгодных для нас условиях. Это укрепит наши позиции. Я уже писала об этом. Ты ведь согласен со мной, Зуко?
Лицо принца несколько омрачилось.
- Я согласен, Азула. На самом деле, мы здесь… тоже узнали кое-что новое.
Они переглянулись с Мэй. Азула смотрела на обоих выжидающе.
- Да? Что же это «новое»?
- Еще один малоприятный сюрприз из прошлого, - ответил Зуко, - Нам удалось найти пропавшую часть секретных дворцовых архивов, в том числе – записи нашего прадеда. Это хроника его правления, написанная лично его рукой, и прежде только Лордам Огня было дозволено читать эти бумаги. Что и неудивительно: в них Созин признается в том, как он напал сначала на Царство Земли, затем – на Храмы Воздуха, - принц стиснул зубы, - Все это правда, Азула. Я имею в виду – то, что целых сто лет утверждали наши враги. Наш прадед Созин – единственный, кто несет ответственность за развязывание этой войны. Никто не замышлял нападать на Нацию Огня, как мы верили все эти годы – Созин нанес первые удары просто потому, что хотел устранить все препятствия на пути к господству.
Азула молчала некоторое время.
- Это… правда? – наконец, произнесла она, - Бумаги не могут быть поддельными?
- Нет, я уверен в их подлинности. Озай прятал их даже от Кочевников, только единицы в Нации Огня хотя бы ЗНАЛИ об их существовании. И только Лорд Огня был посвящен в их содержание.
- И что еще там говорится?
- Ты можешь ознакомиться сама, уже нет смысла… скрытничать. Не между нами, по крайней мере. Фактически, Созин просто описывает свое правление и свои деяния. Дружбу с Аватаром Року, потом предательство…
- Созин предал Року? – Азула посмотрела на брата.
- Аватар Огня не одобрял его замыслов завоевания Царства Земли. Он напрямую предупредил, что остановит Созина любой ценой. Тот… не простил ему этого. Однажды Созин воспользовался случаем, предал Аватара и бросил его на смерть.
- Кажется, в нашем роду это становится семейной традицией – предавать ради власти… - мрачно произнесла Азула, - Что ж… Ты ведь понимаешь, Зуко, что все это должно остаться в секрете? Никому не станет лучше, если такие слухи распространятся.
- Я понимаю, и все же… это меняет очень многое. Все, во что мы верили, было ложью, - произнес принц с горечью, - Только наш прадед виноват в том, что началась эта война, и наш народ понес такие потери. Его жадность, чужая глупость – и мир на сто лет погрузился в войну, - принц выдержал паузу, - Вот почему я согласен с тобой и с Аватаром – пора с войной покончить. Если ради этого придется отказаться от мести, пусть будет так.
- У нас еще будет время разобраться с этим, - сказала Азула, - И наша политика по отношению к Народу Воздуха измениться не должна. Мы выиграли, и мы диктуем условия мира. Но я все же хочу прочесть эти хроники. Интересно узнать, насколько прав был Джамайянг.
- Хм? – не понял Зуко, - Кто?
- Неважно. Просто один человек, с которым я поспорила однажды в Ба Синг Се. Оставим это. Что бы ни было написано в старых архивах, значение имеет настоящее. И у нас все еще слишком много дел, которые предстоит сделать, и слишком много врагов, которые еще не собираются признавать поражение.
- Кстати, а где Катара? – заинтересовалась Мэй, - Она все еще в Южном Храме, вместе с братом?
Азула отрицательно покачала головой.
- Нет, она вернулась на свою родину, на Южный Полюс.
- В самом деле? – Зуко был удивлен, - Почему?
- Она получила тревожные известия оттуда, - принцесса не стала вдаваться в лишние подробности. Это было во многом личное дело Катары; когда все будет позади, та сама решит, что и кому рассказывать, - Там, как и везде, царит гражданская война, и Катара рассчитывает прекратить ее, - девушка мрачно улыбнулась, - Подозреваю, сейчас она не меньше, чем мы, сыта по горло чужой глупостью.


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
KaraharДата: Вторник, 25/06/2013, 20:58 | Сообщение # 416
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
Прекрасно smile И даже критиковать нечего cry smile

И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
ars2012Дата: Четверг, 27/06/2013, 00:45 | Сообщение # 417
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Глава 7

Переговоры

Войско сторонников Хакоды появилось на следующий день, ближе к закату. О его приближении разведчики донесли заранее; в городе уже царила тревога. Воины и очень немногочисленные маги воды занимали места на стенах, на тот случай, если враги немедленно бросятся на штурм, но все же отец Катары и Сокки не решился на немедленное нападение. Возможно, слова дочери заставили его задуматься – Катара хотела бы верить в это. Хотя, быть может, он просто решил дать своим воинам отдохнуть до завтрашнего утра. Что бы ни думал отец, Катара не собиралась допустить, чтобы все закончилось так же, как в Ба Синг Се. Когда войско начилало разбивать лагерь, они выехали из города и направились к отцу.
Выпустили их без вопросов; видимо, и Хакода отдал соответствующие приказы стражникам, потому что в лагерь Сокку и Катару также пропустили беспрепятственно. Пакку и Хама остались в городе – едва ли их присутствие здесь могло чем-то помочь.
Отец встретил их у своего шатра, как и в первый раз. Но теперь он выглядел скорее… настороженным. Он не знал, какие вести принесли Катара и Сокка.
- Отец, - сразу заговорила девушка, не дожидаясь, пока он спросит, - Я говорила с вождями в городе и убедила их согласиться на возобновление переговоров. Если ты согласен разговаривать, они готовы встретиться с тобой завтра на нейтральной территории.
- Тебе удалось добиться этого, Катара, - Хакода повернулся к стенам города, - Впрочем, я не удивлен. Они слишком хорошо понимают, что не имеют другого выбора. Впервые за столько лет, сила на НАШЕЙ стороне.
Катара предпочла «не расслышать» его последние слова.
- Отец, они согласны разговаривать. Согласен ли ты?
Хакода недолго молчал.
- А нужно ли это нам? Сокка, Катара? Подумайте над этим, подумайте хорошо. Мы намного сильнее сейчас, мы легко одержим верх и покончим со всеми врагами одним ударом.
- «Врагами»? – повторила Катара, - Кого ты считаешь врагами? Кочевников больше нет. Все, кто остались – только люди Воды. Разве они должны быть нашими врагами?
- Они думали так много лет.
- Так будь умнее их, отец.
- Я не понимаю тебя, Катара, - Хакода смотрел на дочь, сузив глаза, - Ведь это то, к чему мы все стремились столько лет. Мы верили в этом, мы боролись за это…
- Иногда люди верят в ложные идеалы и за них же сражаются, - парировала Катара, - Даже сам Народ Воздуха – живой тому пример. По ним очень хорошо видно, к чему это может привести. И разве продолжать войну, когда в том нет необходимости, из одного лишь упрямства или мстительности – признак мудрости? Ты правда веришь в это, отец?
- Я делаю то, что считаю правильным, - отрезал Хакода, - Если бороться было правильно прежде – почему это стало ошибкой сейчас?
- Может быть, это всегда было ошибкой – убивать друг друга, когда можно было хотя бы попытаться говорить? – спросил Сокка.
- Я не понимаю… - снова сказал Хакода, - Что изменило вас так сильно? Раньше вы думали иначе!
- Мы просто видели слишком многое, отец, - сказал Сокка, - Жаль, что тебя не было с нами. Тогда бы ты понял…
Катара догадывалась, что брат вспомнил своего учителя – Киро с Северного Полюса. В прошлом тот побывал у них на родине; они с вождем Хакодой даже были соперниками. Киро, как рассказывал ей Сокка, был непримиримым противником вмешательства Народа Воздуха в жизнь людей Воды, но и того, что делает их отец, не одобрял. Пока люди Воды убивают друг друга – это идет на пользу только их врагам, кеми бы те ни были. Как жаль, что отец не хотел понять этого…
- Может быть, просто вас не было здесь слишком долго, - ответил сыну Хакода, - Может быть, это ВЫ разучились понимать? Но это – МОЯ армия и МОЯ цель. Я шел к ней столько лет, и теперь, когда я всего в одном шаге от успеха, вы хотите, чтобы я остановился? Но я не собираюсь этого делать. Вы – мои дети, и не вам указывать мне: что правильно, что неправильно.
- Ты ошибаешься, отец, - медленно проговорила Катара, - Не ты ли сам объявил о том, что я – Аватар? И теперь я говорю: отмени нападение и хотя бы ПОПРОБУЙ договориться мирно. Я не прошу об этом, как дочь – а говорю, чтобы ты сделал это, как Аватар. И как ты поступишь? Открыто пойдешь против слова Аватара – после того, как собрал армию вокруг себя, ссылаясь на мое имя? Или же откажешься признавать, что я Аватар, и тем самым признаешь, что лгал прежде?
На лице отца она видела растерянность. Разговор явно проходил совсем не так, как он рассчитывал. А в его взгляде Катара заметила злость, почти бессильную злость – она загнала его в ловушку, из которой ему трудно было бы выбраться.
«Прости, отец. Я не хотела этого. Ты сам не оставил мне выбора!»
- Ты понимаешь, что предаешь собственный народ, дочь? – прорычал он.
- Нет, отец. Я пытаюсь спасти его. Так что ты сделаешь? Я хочу услышать твой ответ. Имею я право хотя бы на это?
- А что сделаешь ТЫ? – мрачно спросил Хакода, - Я уже здесь, и мои воины тоже. Если я не пожелаю начинать эти никчемные переговоры и атакую город, как ты поступишь? Ты Аватар, и ты обратишь свою силу против нас? Против меня?
Катара встретила его взгляд с уверенным видом. Сердце колотилось, как обезумевшее, девушке хотелось закричать или заплакать, но она не позволяла себе ни того, ни другого. Ярость и боль слились в ней воедино. О да, теперь она по-настоящему поняла, что почувствовала Азула, когда увидела собственного отца в столице и узнала о его предательстве. Сейчас Катара и сама чувствовала себя так, как будто ее… предали.
- Да, - отчеканила она, - И если ты думаешь, что заставишь меня отступить, ставя перед таким выбором – ты ошибаешься, отец. И я докажу это тебе немедленно.
- Что ты… - начал Хакода.
Даже Сокка протянул руку, чтобы остановить ее, но Катара стряхнула ладонь брата с плеча и сделала несколько шагов в сторону. На некотором расстоянии она заметила знакомый обоз – тот, в котором везли гранитные ядра для наемных магов земли. Десяток массивных саней с тяжелыми каменными шарами.
Не говоря ни слова, Катара подняла руки, и ближайшая подвода внезапно провалилась в обширную трещину, появившуюся во льду. Раздались испуганные или гневные крики, кто-то схватился за оружие, но вождь приказал остановиться. Катара снова прибегла к водной магии, и вторые сани исчезли подо льдом. Сокка и Хакода приблизились было к девушке, но, взглянув ей в лицо, оба одновременно предпочли остановиться. Не останавливаясь, Катара одни за другими отправила под лед все десять саней. Весь обоз. Затем ледяные ямы сами собой закрылись. Теперь наемные маги земли стали бесполезны. По крайней мере, пока предназначенные для них снаряды не удастся извлечь из-под льда, а, если в войске Хакоды не было достаточного количества обученных магов воды (в чем Катара сомневалась), вручную это заняло бы много времени – возможно, даже несколько дней.
Катара вскинула голову и посмотрела в глаза отцу. В горле стоял ком, но она заставила голос звучать уверенно.
- Ты этого хотел, отец? Ты хотел увидеть, что я не остановлюсь – я показала тебе. Прошу тебя, опомнись и не заставляй меня делать большего.
Вокруг них собралось уже довольно много людей, многие были вооружены. Некоторые, судя по более богатым, чем у остальных, доспехам, были вождями. Все смотрели на девушку с одинаковым недоумением.
Катара снова взмахнула рукой, и ледяное возвышение выросло в нескольких шагах от нее. Она использовала огненную магию, чтобы на фонтане пламени взлететь к его вершине, и теперь смотрела на собравшихся сверху. Тем приходилось задирать головы, чтобы видеть ее.
- Слушайте все! – громко проговорила она, - Мое имя – Катара, я дочь вождя Хакоды и я новый Аватар из племени Воды! И я говорю всем вам – эта война закончена! Империя Воздуха навсегда оставила Южный Полюс, вожди Народа Воздуха уже поклялись, что никогда больше не будут вмешиваться в нашу жизнь. У нас больше нет причин воевать, и я призываю вас – сложите оружие! Ведь когда-то мы были единым народом, и мы еще можем это вернуть! Отец, я говорю тебе – откажись от своей мести и дай этим людям хотя бы шанс. Разве это много? Что ты ответишь мне?
Хакода смотрел на дочь. Он довольно хорошо владел собой – на лице не отражалось никаких чувств, которые, вероятно, вождь испытывал сейчас.
- Если такова воля нового Аватара Воды – я сделаю так, - после непродолжительной паузы отчеканил он.
Катара смотрела на него с горечью. Что еще он мог ответить – сейчас, перед всеми?
«Я совсем не хотела доводить до этого. Но ты сам пытался предъявить мне ультиматум, отец. Ты думал, что мне придется выбирать между тобой и твоими врагами, и я, конечно, выберу тебя? Но я не собираюсь делать такой выбор!»
Хакода повернулся и направился к своему шатру. Сокка хотел было последовать за ним, но замер на полушаге. Юноша прикусил губу, на его лице была боль. Катара соскочила со своего ледяного «постамента» и на огненном потоке мягко опустилась вниз.
- Великие Духи, - пробормотал брат, - Я не думал, что дойдет до этого.
- Я тоже, Сокка, - Катара все еще удерживалась и от криков, и от слез, но это было трудно, - Я тоже…
Люди постепенно расходились, переговариваясь. Отец согласился приостановить военные действия, но Катара понимала – он сделал это только по принуждению. Она не оставила ему выбора, но Катара не была уверена, что он не передумает.
«Я надеюсь, Хама и Пакку вколотят достаточно разума в голову вождя Канори. Если еще и тот начнет упорствовать… я не представляю, что может получиться из этих переговоров».
Сокка мягко положил руку ей на плечо.
- Пойдем, - сказал он, - Сейчас ты ничего больше не можешь сделать… да и с отцом вам лучше пока не видеть друг друга. За ночь ты успокоишься, да и он, надеюсь, тоже. Он ведь наш отец, Катара.
- Думаешь, я об этом забыла? – огрызнулась девушка, но тут же справилась со своим гневом, - Прости, Сокка, я не хотела кричать на тебя… Просто…
- Он хороший человек, Катара, просто он… действительно не видел того, что видели мы. Он привык к этой войне, он не верит, что можно иначе.
- И это самое страшное, Сокка, - сказала Катара, - Он должен понять, иначе все это, рано или поздно, все равно закончится кровью.
- Он поймет! – юноша обернулся в сторону шатра вождя, - Он обязательно поймет, просто ему нужно время для этого. Мы ведь тоже поняли не сразу, правда? А сейчас… лучше пойдем отсюда.
- Я не хочу возвращаться в город, Сокка. Там не мой дом.
- Мы найдем, где переночевать, - хмыкнул брат, - В конце концов, ты сама не устаешь повторять, что ты – маг воды, вот и сделаешь для нас иглу.
- А ты только и мечтаешь, как бы заставить меня поработать вместо себя, - несмотря на свое мрачное настроение, Катара невольно улыбнулась его словам.
- Ну, если ты хочешь спать под открытым небом – воля твоя. Только ведь это Южный Полюс, а не Царство Земли, тут, знаешь ли, холодно. Что-то мне подсказывает, что завтра будет еще один непростой день, и лучше бы нам отдохнуть, пока еще мы имеем такую возможность.

* * *
Лиан не нравилось на Северном Полюсе. Совершенно. Во-первых, тут было холодно. Каждый день видеть вокруг себя только снег и лед поначалу казалось даже занятным, но очень быстро наскучило и даже начало раздражать. Прежде Лиан никогда не видела столько снега - она родилась в Восточном Храме, в пять лет попала в Западный, где и воспитывалась до шестнадцати, пока не прошла посвящение и не начала участвовать в набегах и тайных операциях Ксуан Фенг. Она показала себя хорошо, и вскоре ее повысили в статусе, допустив до «самостоятельных» заданий, которые, как правило, сводились к ликвидации того или иного человека, причем действовать порой приходилось в одиночку. Как сейчас. И снова удача была на стороне Лиан – к девятнадцати на ее счету было уже пять успешно выполненных заданий в Нации Огня и одно – в Царстве Земли. Но к Народу Воды ее отправили впервые, да прежде Воздушная Империя с ними и не враждовала. По крайней мере, на Северном Полюсе. На Южном у Кочевников были свои интересы; иногда эти интересы они отстаивали с помощью Ксуан Фенг, но нечасто, и Лиан заданий там не поручали. Не сказать, чтобы она переживала по этому поводу. Снег – определенно не то, без чего она не смогла бы обходиться.
Но с холодом она могла бы примириться относительно легко – тяжелее было думать о том, что город Северного Племени Воды стал, по сути, ее тюрьмой. О нет, при необходимости, выбраться из города не составило бы для Ксуан Фенг труда, но куда она пойдет дальше? Вокруг только этот проклятый снег и холод, она не выживет здесь одна. Хотя, на крайний случай, Лиан продумывала и этот вариант – никогда не знаешь, как будут развиваться события и что тебе придется делать. Она раздобыла подробную карту и тщательно изучила путь ко всем мелким поселениям Северного Племени. Наверняка там можно будет нанять корабль – пусть и небольшой – и так бежать с Северного Полюса. А в том, что бежать придется, раньше или позже, Лиан почти не сомневалась.
Конечно, она без труда проберется на корабль и в столичном порту. Кораблей тут было предостаточно – в основном, из Царства Земли – два народа вели достаточно оживленную торговлю. Народ Воды поставлял в Царство Земли, главным образом, драгоценную поделочную кость обитавших на Полюсе животных и еще редкую рыбу, которую поставляли прямо живой, в огромных чанах, специально для знатных вельмож, любителей отведать экзотических деликатесов. Взамен купцы из Царства Земли привозили то, чего просто не было на Северном Полюсе – в первую очередь, древесину и железо. Недавно появились еще и паровые суда с металлическими корпусами – из Народа Огня, разумеется. Это прибыли с какой-то дипломатической миссией представители от будущего Лорда Огня – взамен спешно отбывшей куда-то принцессы Азулы.
Разумеется, о возможности побега на кораблях Огненной Нации Лиан не задумывалась, но вот уплыть с кем-либо из купцов – вариант вполне осуществимый. Едва ли здесь хватятся ее – скорее, известие о том, что предательница-Ксуан Фенг пропала без вести, воспримут с облегчением. Уж точно не станут устраивать обыск всех отплывающих судов. А в Царстве Земли, разделенном на множество городов-государств с весьма запутанными отношениями между собой, затеряться легко. Да и работа для девушки с ее талантами всегда найдется, бедствовать Лиан не будет. Царство Земли стало бы идеальным убежищем.
Проблема была в одном – Лиан не могла решиться на побег. Она понимала, что Великому Мастеру это ОЧЕНЬ не понравится, и, кто знает – вполне возможно, он действительно был в силах осуществить свои угрозы и добраться до нее, где бы Лиан ни спряталась. Она знала, что он обладает огромными возможностями в Мире Духов, он даже смог поразить самого Аватара – она же не знала о Мире Духов ничего. Если Туран, к примеру, подошлет к ней Духа-ищейку, а это он явно мог, как она защитится? Поэтому бежать она не могла. Лиан честно признавалась себе в том, что боится Великого Мастера. Он не остановится ни перед чем и не пощадит никого, даже соплеменников. И она все еще выполняла его приказы, поскольку не видела иного выхода. Если Туран победит – тогда, возможно, она получит награду. Или хотя бы не понесет наказания. Если же проиграет… что ж, порвать с кликой Великого Мастера будет разумно только тогда, когда он падет, или, по крайней мере, у него будет слишком много проблем, чтобы вспоминать еще и о Лиан.
Сейчас она брела между двумя рядами палаток торговцев. На удалении можно было видеть порт и корабли; Лиан часто бывала здесь, когда хотела прояснить мысли и подумать. Торговцы шумели, расхваливая свои товары, да и посетителей было немало. Недавно прибыл большой корабль из Царства Земли, который привез предметы роскоши и декора – много горожан собралось на рынке, чтобы приобрести какую-нибудь безделушку или что-нибудь для украшения своих домов. Лиан затерялась в толпе – совершенно машинально, сказывалась привычка Ксуан Фенг всегда и везде быть как можно более незаметной – и легко пробиралась через нее, избегая столкновений с людьми. Если кто-то и следил за ней, сейчас они наверняка ее потеряли. Впрочем, это не было целью Лиан, она не собиралась прямо сейчас от кого-либо прятаться. Ей не было дело и до купцов или покупателей – что ей до побрякушек? Сейчас – как и уже много дней - разум Лиан работал только над одной проблемой: как все-таки выбраться из всей этой переделки с наименьшим ущербом для себя. Какое решение принять? Чьей стороны держаться?
- Девушка?! – Лиан, хотя и была погружена в размышления, сразу поняла, что обращаются к ней, - Девушка, не проходи мимо!
Лиан с некоторой досадой остановилась и обернулась на торговца – толстяка, судя по одежде, из Царства Земли. На его лотке были разложены незамысловатые украшения – медь и бронза, немного серебра, малахит, низкосортный янтарь и «драгоценные камни» - явные стекляшки. Дешевенькие поделки для тех, кто не может позволить себе более достойных вещей.
- Мне не нужны украшения, - равнодушно сказала Лиан, собираясь отвернуться.
- Но постой! – остановил ее торговец, - Здесь то, что нужно тебе! У меня товар наилучшего качества, - с тем же успехом он мог назвать лужу морем и надеяться, что ему кто-то поверит, - Специально для тебя – прекрасные серебряные серьги с рубинами, - «серебро» было явно посеребренной медью, а за такие «рубины» в некоторых городах Царства Земли продавца и повесить могли, - Лучшая работа мастера Фао Танга.
Лиан подошла на шаг.
- А я слышала, мастера Фао Танга изгнали из Ба Синг Се, - произнесла она положенный ответ, - Он погорел на подделках.
Лиан не знала, кто именно придумал такой пароль и отзыв, но, надо признать, этот человек либо отличался склонностью к скрытой иронии, либо, напротив, туговато соображал. Безусловно, весь Народ Воздуха крепко погорел на подделке в последнее время. И был выставлен прочь из Ба Синг Се. Да, в этих словах был свой, не сразу бросавшийся в глаза, сарказм.
- Это неправда, девушка! – заявил торговец, - Дела у мастера Фао Танга идут хорошо. Только посмотрите на это – и вы сразу убедитесь.
Лиан повертела в руке дешевые сережки. В городах Царства Земли такую дрянь надели бы разве что продажные девки, развлекавшие матросов в портах и бедняков. Да и среди Народа Воды вряд ли можно было найти много покупателей на столь безвкусную фальшивку: хотя металлы и драгоценные камни были здесь редкостью, искусство работы местных мастеров с поделочной костью славилось на весь мир, так что здешним кокеткам было, из чего выбирать.
- Ну, хорошо, - неохотно проворчала девушка, - Я куплю их. Сколько?
- Одна серебрянная монета.
Лиан сделала вид, что полезла за кошельком, и положила ладонь на прилавок – как будто передавала купцу деньги. И незаметно сунула ему в руки клочок бумаги, где была наспех написана единственная фраза: «Сегодня в полночь возле портовых складов».
- Если будете в Ба Синг Се вновь, передайте мои благие пожелания госпоже Тамии, - сказала она. – Я бы ужасно хотела с ней встретиться.

* * *
Покинуть свое жилище, избежав внимания тех, кого вождь Северного Племени приставил наблюдать за ней, не составило труда для Лиан. Она делала это уже не впервые, и всякий раз это получалось у нее с пренебрежительной легкостью. Эти люди могли быть неплохими стражами, но только не для Ксуан Фенг. Если они не ворвутся в ее жилище посреди ночи, они даже не заподозрят, что ее нет там. А так они все же не поступали. Прискорбная неосмотрительность с их стороны, воины Огня ее бы не допустили. Но местные все-таки не знали, что такое настоящая Ксуан Фенг.
Выбравшись на улицу, она набросила на голову отороченный мехом капюшон. Как для того, чтобы скрыть лицо, так и просто для защиты от холода. Здешние морозы были для нее непривычны. Разумеется, она не пыталась использовать для передвижения магию воздуха – едва ли она могла привлечь к себе больше внимания, чем если бы вздумала летать. По земле путь занял больше времени, но Лиан ничем не рисковала – немногочисленные в эту пору прохожие и воины, патрулирующие улицы, не обращали внимания на одинокую молодую девушку, идущую по каким-то своим делам. Город Лиан изучила отлично и свободно ориентировалась в лабиринте улиц и каналов, берега которых соединяли многочисленные мосты. Достаточно скоро – полночь уже почти настала – Лиан была на месте.
Городские склады размещались неподалеку от порта. Отсюда можно было хорошо видеть многочиесленные корабли в ярких лучах лунного света. Хорошо узнаваемые катамараны Народа Воды. Высокие и неуклюжие суда торговцев из Царства Земли. Два больших стальных корабля, доставившие посольство от принца из Огненной Нации, стояли особняком от других.
Сейчас Лиан, однако, не изучала корабли – порт она видела прежде неоднократно. Держась в тени, незаметная со стороны, молодая Ксуан Фенг осторожно осматривалась. Очень скоро она заметила то, что ожидала – скрытое движение там, где высокие стены перекрывали путь лунному свету. Тот, кто там скрывался, маскировался очень ловко, и Лиан убедилась в том, что это – тоже Ксуан Фенг. И все же, сегодня преимущество оказалось на ЕЕ стороне, Лиан успела заметить «сестру» первой. Усмехнувшись, девушка осторожно двинулась в обход, оставаясь невидимой. Игра тени и отвлекающего внимание серебристого света на снегу и льлу служили ей прекрасной маскировкой. Вскоре она уже была там, где ждала ее женщина, с которой у Лиан была назначена встреча.
Та все еще не заметила ее – Лиан ощутила мимолетное удовлетворение от собственного превосходства. Сейчас она ясно видела незнакомку – та, скрываясь в полумраке, изучала взглядом открытую площадку. Не издавая ни звука, Лиан подошла к ней сзади.
- Я здесь, - холодно проговорила девушка, - Хорошо, что ты пришла.
Соплеменница резко развернулась на месте. Лиан заметила мгновенный проблеск стали в ее руке, затем кинжал скользнул обратно в рукав. Женщина была примерно одного возраста с самой Лиан – немного за двадцать. У нее было простое, круглое лицо и темные глаза. Одета она была, как и предполагала Лиан, в наряд торговки из Царства Земли.
- Лиан, - проговорила застигнутая врасплох «сестра». Она выглядела раздосадованной, но, конечно, не хотела признать, что появление бывшей Ксуан Фенг стало для нее неожиданностью.
- Тамия, - столь же сухо отозвалась та.
- Ты дала знать, что хочешь встретиться, - сказала Тамия. – Как ты узнала?
- Не будь наивной, Тамия. Ты можешь обмануть местных ротозеев, но не меня. Я узнаю своих сестер где угодно.
- Похоже, бывших сестер, - Тамия резко развернулась к ней. – Мы знаем, что ты предала нас!
- Это спорный вопрос, - равнодушно ответила Лиан. – Если бы я хотела предать вас, я просто выдала бы всех вас местному вождю. Я не стала бы встречаться с тобой здесь и сейчас. Заметь – я полагаюсь на твою честность, почему бы тебе не положиться на мою?
Лиан подняла взгляд к луне.
- Сколько всего сестер здесь? Я узнала нескольких, но ведь вас больше, правда? Десятки, может быть? Все, сколько остались после недавних боев? Скрываетесь здесь, маскируетесь под торговок и служанок из Царства Земли? Что вы задумали?
- А что задумала ты, Лиан? Ты хотела видеть меня, и я пришла. Никто не знает о том, что я здесь. Я еще помню о том, что мы были подругами. Но я здесь только потому, что хочу понять – зачем ты все это делаешь?
- «Все»? – насмешливо повторила Лиан. – А «все» - это что, Тамия?
- Не пытайся делать вид, что не понимаешь, - огрызнулась та. – Ты предала все, ради чего живут и сражаются Ксуан Фенг! Почему? Во имя всех ветров, почему – вот все, что я хочу от тебя услышать?
Лиано равнодушно пожала плечами.
- Говоришь, я предала то, ради чего мы живем, Тамия? А ради чего мы живем?
- Ты знаешь. Каждая сестра знает. Месть…
Лиан перебила ее коротким, злым смешком.
- Месть за то, что случилось сто лет назад, направленная против людей, которые тогда еще даже не родились? Прямо скажем, жалкий смысл жизни. Ты спрашиваешь – почему? Потому что я не хочу жить прошлым, да тем более это прошлое не имеет ко мне никакого отношения. Не хочу, чтобы другие решали за меня. Не хочу быть частью иллюзии. Вот и все причины.
- Ты не права.
- В самом деле? Или я просто единственная среди Ксуан Фенг, которая однажды задумалась над собственной судьбой вместо того, чтобы слепо выполнять приказы Старших и Великого Мастера? Малу была идеальной Ксуан Фенг, и что она получила? Бессмысленную смерть!
- Я наслышана, что ее убили в Ба Синг Се. Ты сделала это?
- Нет, - солгала Лиан, следя за тем, чтобы голос звучал абсолютно ровно. – Но я видела, как она умерла. Ты знаешь, что нам – Малу и ее отряду – Великий Мастер поручил убить нового Аватара Воды?
- Это ложь!
- Нет, Тамия, это правда. Я сама видела эту девушку. Я пыталась убить ее, но, к счастью, не преуспела. Туран – вот кто лгал нам все эти годы.
- Поосторожнее, Лиан, - процедила Тамия. – Следи за тем, что говоришь.
- Или что? Убьешь меня? Но этим ты не спасешься от правды. О, да, в Западном Храме привыкли прятать головы в песок. Предпочитают верить Турану, хоть бы даже тот сказал, что солнце встает на западе – лишь бы его слова помогли Ксуан Фенг поддержать их драгоценную иллюзию. Ну а я решилась посмотреть на мир такой, каков он есть в действительности – и поэтому вы нарекли меня изменницей!
Она заметила тень сомнения в глазах подруги и перешла в атаку.
- Послушай, Тамия. Ты всегда была умнее прочих. Смотрела на вещи более здраво. Вот почему я говорю сейчас с тобой. Ты же понимаешь, что я не лгу. Нет – мы жили во лжи, а теперь оказались лицом к лицу с правдой и не хотим ее принимать. Но зачем тебе эта ложь? Мы прекрасно проживем и без нее. Мы сильны, и если будем действовать умно, мы уцелеем в изменившемся мире. Мы даже преуспеем.
- Хочешь сказать, будем зарабатывать деньги тем, что умеем?
- О, да. И работы у нас будет достаточно. Грядут большие перемены, Тамия. Много неурядиц, взаимного недоверия, лжи и интриг. Для таких, как мы, будет много работы, и найдутся те, кто щедро заплатит за наши услуги.
- Но это значило бы просто стать наемными убийцами. В лучшем случае – шпионками.
- А кто мы сейчас?
- Мы сражаемся во имя Народа Воздуха!
- Но теперь Великий Мастер уже не в почете в Народе Воздуха. Что, если Храмы объявят его вне закона? Ты выполнишь их волю и будешь охотиться на Турана, или останешься с ним и примеришь на себя роль изменницы?
- Советы Храмов слепы и…
- Они не слепы. Они наконец-то прозрели. Для этого нужна была битва у стен Ба Синг Се. А что нужно Ксуан Фенг? Вы все так и будете выполнять волю Турана просто потому, что он говорит то, что вам нравится слышать? Вы боитесь прозреть, потому что очень уж привыкли к тьме, что вас окружает?
- Довольно, Лиан! Говори, что тебе надо, или уходи.
- Я предлагаю тебе принять решение, Тамия. Мне нужна союзница.
- Для чего?
- Я догадываюсь, что затевает Туран. Он вернется сюда, правда? – Лиан не дождалась ответа и уверенно продолжила. – Я знаю, что вернется. Духи Луны и Океана все еще нужны ему. Он пытался один раз и потерпел неудачу, но еще надеется исправить положение с их помощью, верно? Обрести новую власть. Но его дело все равно проиграно. Что бы он ни предпринимал, он потерпит поражение, вопрос в том, сколько еще людей он утянет за собой.
- С каких пор тебя стали волновать чужие жизни?
- Чужие? Я лишь ищу выгоды для себя. И предлагаю тебе – брось заведомо проигрышное дело, Тамия. Не жертвуй собой напрасно. Мы можем сделать кое-что другое.
- Что?
- Туран. Он нужен всем – Храмам, Огненной Нации, вождю Арнуку. Отдадим его – получим щедрую награду. Сможем жить дальше, как сами захотим, и ни от кого не будем зависеть. Он явится сюда, Тамия, и ты дашь мне знать, когда это случится. А я дам знать кому нужно. Так будет лучше для всех. Мы покончим с этой нелепой войной, спасем много жизней и обеспечим себя самих. Как видишь, здесь общие интересы и личные совпадают.
- То, что ты предлагаешь – предательство, Лиан. Что будет с нашими сестрами?
- Их не так уж сильно стремятся уничтожить. Больше – просто обезопасить. Любая Ксуан Фенг, которая будет достаточно разумна, чтобы отказаться от прежней жизни, сможет попробовать начать новую.
- А те, кто не откажутся?
Лиан холодно улыбнулась.
- Они обречены в любом случае. Сражаясь в проигранной войне, они погибнут. Вопрос в том, хочешь ли ты оказаться рядом с ними, Тамия, или предпочтешь жизнь?
- Ты очень откровенна, Лиан.
- Это знак моей искренности. Я доверяю тебе, Тамия.
- А зря, - Ксуан Фенг подняла руку.
В ярости Лиан метнулась в сторону, уже не заботясь об осторожности, и создала воздушный вихрь. Но на мгновение позже, чем следовало – сзади послышался короткий свист, и Лиан почувствовала два удара в спину. В первый момент она не ощутила боли, но ноги сразу подогнулись, и молодая женщина упала на колени. Тамия смотрела на нее сверху вниз.
- Когда я сказала, что пришла одна, - проговорила она, - я солгала. Ты так привыкла лгать и предавать, Лиан, что забыла – в ту же игру могут сыграть и с тобой.
Лиан стиснула зубы. Пришла боль, в глазах темнело. Лиан понимала, что раны смертельны. Она не хотела умирать. Она так сильно хотела жить! Ради этого она предала Западный Храм, и оказалось – напрасно. Ксуан Фенг не уйти от своей судьбы…
- Говоришь, мы живем в иллюзии? – зло процедила Тамия. – Пусть так, но лучше наша иллюзия, чем твоя правда. Ты жила, как подколодная змея, Лиан. Прячешься в тени, высовываясь лишь затем, чтобы ужалить, и больше всего боишься, как бы на тебя ненароком не наступил кто-то, у кого ноги в сапогах. И как змея ты умрешь – корчась на земле.
- А вы все дуры, - попыталась выговорить Лиан, но язык уже не слушался. Поэтому она просто ухмыльнулась. - И умрете глупо, - все же смогла выговорить она. Затем она перестала видеть. Ощутив холод на лице, она поняла, что упала. Страха не было, только злость и досада. Она всего лишь хотела быть сама по себе. И ведь почти получилось. Если бы только эти идиотки раз в жизни подумали о том, что на самом деле важно…
- Заберите ее, - еще успела Лиан услышать последний приказ Тамии. – И позаботьтесь, чтобы ее не нашли.


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
SherbikДата: Четверг, 27/06/2013, 22:24 | Сообщение # 418
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Ну что ж, как сказал предыдущий читатель, критиковать пока особо не за что. Но вообще же я бы хотел подождать до конца всей книги и уже там вынести своё мнение.

Радует, что Катара получила возможность заняться "делом аватара" не только в мировом масшатбе, но и в масштабе собственной семьи. А то ведь этот вопрос как-то совсем ушёл на десятый план на фоне грандиозных событий. Хвалю. Полагаю, что Хакода, скорее всего, просто сольётся. wink

Насчет же поступка бывшей Ксуанг-Фенг. Есть сомнения. Может, и не настолько она умна, если выходит к отмороженным убийцам-фанатичкам с таким вот предложением:
Цитата (ars2012)
Вопрос в том, хочешь ли ты оказаться рядом с ними, Тамия, или предпочтешь жизнь?


На её б месте сидела б тихо, как мышь. А если уж и собиралсь сдать Турана, то обговорила бы этот вопрос для начала хоть с тем же Арнуком. Он старше её, может, втолковал бы немного мудрости в её башку. Но Увы! А сравнение её со змеёй, как ни печально, в точку.
 
ars2012Дата: Суббота, 29/06/2013, 14:10 | Сообщение # 419
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Что касается Лиан, то она, по сути, действительно не настолько умна, как сама о себе думает. Скорее, предельно цинична и эгоистична, и ошибочно принимает это за признак большого ума.

Добавлено (29/06/2013, 14:10)
---------------------------------------------
* * *
Местом для переговоров избрали ровную ледяную площадку примерно на полпути от лагеря осаждающей армии к городу. И до лагеря, и до городских стен было слишком далеко, чтобы кому-нибудь пришла в голову мысль сделать что-то глупое, и в то же время достаточно близко, чтобы горожане и воины Хакоды могли видеть, что с их послами все в порядке.
От горожан явились вождь Канори и Хама, присутствовал и Мастер Пакку, который, однако, занял нейтральную сторону. Он не был родом с Южного Полюса и не мог говорить за его обитателей. Со стороны осаждающих прибыл сам Хакода и еще двое, которые были скорее его телохранителями, чем помощниками.
Первой – после того, как обе стороны холодно обменялись формальными приветствиями – заговорила Катара. Ей пришлось так поступить, потому что ни Канори, ни ее отец явно не спешили начинать разговор.
- Итак… - сказала она, пытаясь побороть в себе неуверенность. - Вы знаете, зачем мы все здесь. Война между нами продлилась уже слишком долго. Но, наконец, мы получили возможность закончить ее. Кочевники Воздуха покинули нашу землю – и не имеет значения, осмысленно они провоцировали междоусобицу среди племен Южного Полюса, или же это стало побочным результатом их действий…
На самом деле, Катара все еще была убеждена, что действовали Кочевники вполне осознанно. Они уже напали на Северный Полюс и на Ба Синг Се, они пытались ввергнуть в хаос Царство Земли, чтобы захватить власть над ним. Очевидно, Великий Мастер Туран и его клика начали с Южного Полюса – а потом уже стали распространять свое влияние и дальше. Катара напомнила себе, что Туран – это не Народ Воздуха; как и везде, среди Кочевников были очень разные люди, и то, что в какой-то момент власть над всем народом захватили худшие его представители, принесло самим Кочевникам не меньше зла, чем остальным. Но сейчас это было неважно. Сейчас она здесь, и должна разобраться хотя бы с собственными соотечественниками. Потому что если она не в силах окажется сделать даже это – как она может рассчитывать, что ее послушают другие?
- Сейчас их больше нет среди нас – вот что важно, - продолжила она, - У них достаточно своих трудностей. Что же касается нас – мне кажется, нам пришло время вспомнить, что когда-то – еще не так давно – мы были единым народом. Вы так не думаете?
- Трудно думать об этом сейчас, Катара, - заметил Хакода. Было видно, что он пытается сдерживать себя, но получалось это не очень. Неприязнь к соперникам, как бы вождь ни скрывал ее, прорывалась наружу.
- Много лет те, с кем ты призываешь нас помириться, были сильнее, - сказал он, бросив мрачный взгляд на Канори и Хаму, - И они не предлагали нам переговоры. Они преследовали нас и пытались уничтожить. А теперь, когда их… хозяева, - он скорее выплюнул, чем выговорил последнее слово, - бросили их, они собрались молить о снисхождении. Но был ли случай, когда ОНИ проявляли снисхождение к НАМ?
- Кто сказал, что мы хотим молить тебя о чем-то, Хакода! – тут же парировал вождь Канори, - Я пришел говорить с тобой, это правда – но не просить! И если все, что ты можешь, это оскорблять меня – очевидно, я пришел напрасно.
- Великие Духи, мы с тобой сходимся хоть в чем-то, Канори. Я тоже не вижу смысла во всем этом, я пришел лишь потому, что моя дочь просила за тебя и за твоих прихвостней. Но не думай, что ее заступничество избавит тебя от заслуженного наказания!
- Заслуженного наказания? – глаза Канори зло сверкнули, - Чем же мы заслужили его? Тем, что хотели жить так, как сами считали нужными? Тем, что тебе и твоим сторонникиам не понравился наш выбор, и вы решили, что этого достаточно, чтобы напасть на нас? Или, может быть, тем, что, когда вы напали, мы взяли в руки оружие и защищались?
- Ты смеешь меня обвинять в развязывании войны? Ни я, и никто из тех, кто следует за мной, не брался за копья первыми. Когда мы отказались повиноваться Империи Воздуха, Кочевники приказали вам принудить нас силой, и вы с готовностью бросились выполнять их волю. Какой выбор оставался у нас, кроме как дать отпор?
- Неужели? – Канори, казалось, и правда жалел, что сейчас у него нет копья. Впрочем, и Хакода выглядел похоже, - Ты обвиняешь нас в том, что МЫ разрушили собственный город, Хакода?
- Вас было больше с самого начала. По-твоему, Канори – я так глуп, чтобы напасть на сильнейшего противника, засевшего в укрепленном городе?
Сокка и Катара переглянулись. На лице брата была безнадежность. Что до Катары, то та хотела закатать обоих вождей в ледяные глыбы, чтобы поостыли, а может быть, высечь как следует водяным хлыстом. Они определенно напрашивались на это. Но, увы, вряд ли это что-нибудь изменило бы в лучшую сторону. Оба они – и Канори, и Хакода – слишком долго враждовали и слишком привыкли винить друг друга в собственным бедах, да и в собственных ошибках заодно. Сейчас Хакода чувствовал за собой силу. Что до Канори, то, вероятно, побег Кочевников подорвал его влияние в городе – вождь почувствовал, что может лишиться власти. В некотором роде, вражда оставалась выгодна ему: пока есть внешний враг, его собственным подданным останется не до того, чтобы задумываться об ошибках Канори, но, если мир будет заключен…
Катара уже набрала воздух в легкие, чтобы прервать спор, но, прежде чем она успела что-то сказать, послышался негромкий смешок. Смеялась Хама; женщина выглядела немного отсутствующе, как будто вообще не слушала перепалку вождей. Это подействовало – и Хакода, и Канори замолкли, удивленные. Хама сделала вид, что только теперь заметила, как они уставились на нее.
- О, прошу прощения, - извинилась она, - Просто я вспомнила про своих сыновей. Знаете, они в детстве тоже постоянно ссорились и дрались. Ну, годам к десяти они, конечно, начали из этого понемногу вырастать, а к пятнадцати и вовсе забросили… Да, прошу прощения. Безусловно, мои старые воспоминания к делу не относятся. Просто слушала вас и вспомнила про то, как они оба объясняли мне причины драки после того, как очередной раз наставят друг другу синяков. По правде, с объяснениями они не были оригинальны – тот и другой в унисон повторяли одно и то же: «А он первый начал!»
Даже Мастер Пакку чуть заметно улыбнулся. Улыбки на лицах Катары и Сокки не были такими сдержанными. Оба вождя заметно растерялись – было видно, что выпад старухи задел их за живое. Во всяком случае, у обоих хватило ума понять: продолжая разговор в том же духе, они лишь выставят себя в совсем уж нелепом свете.
- Кто теперь установит виноватых, - это сказал Мастер Пакку, - Да и имеет ли это значение? Прошлое ушло. Его не вернуть. Мы живем в настоящем и движемся в будущее – и думать мы должны о настоящем и будущем.
- А настоящее на Южном Полюсе… безрадостное, - заметила Катара, - Вождь Канори, я была в твоем городе. Я видела, в каком он состоянии. И лишь потому, что эта война забирает все ваши силы, у вас нет даже возможности позаботиться о месте, где вы сами живете. Разве такой жизни вы хотите для тех, кто следует за вами?
По глазам Канори девушка поняла, что попала в точку – его собственные подданные не были довольны тем, во что превратился город. Прежде, чем Канори пришло в голову снова начать обвинять в этом Хакоду и его приверженцев – что наверняка означало бы окончательный срыв переговоров – Катара перевела взгляд на отца.
- А ты, отец, чего хочешь для своих людей? Я провела в нашей деревне все свое детство и хорошо помню, на что это было похоже: жить в страхе, пока ты с остальными воинами отправлялся в эти набеги! Каждый день ждать очередного нападения грабителей и мародеров, прятать женщин и детей, отдавать любому разбойнику или беглому наемнику все, что бы тот ни потребовал, потому что мужчины, которые могли бы нас защитить, уходили с тобой! И сейчас, пока ты и твои воины здесь, такие банды хозяйничают повсеместно – грабят и убивают всех, кого удается найти. Великие Духи, от их рук каждый год погибает не меньше людей, чем в боях. Сколько людей, которых ты привел сюда, вернувшись домой, обнаружат, что их деревни разграблены, а родные убиты или уведены в плен? Если ты хочешь воевать во имя защиты своего народа – не лучше ли, если твои воины избавят Южный Полюс от этих шаек – вот кто злейшие враги для каждого из нас!
Теперь растерялся Хакода.
- Я… - начал он, - Я не думал, что ты так воспринимаешь это, Катара.
- А как еще я могла бы это воспринимать, отец, ведь все это я ощутила на себе! Неужели вы оба настолько слепы, что не видите, как эта вражда разрушает наш народ? Или она стала для вас так важна, что вы ставите ее превыше интересов Племени Воды – истинных интересов, не надуманных. Мастер Пакку сказал правильно – мы живем в настоящем и движемся в будущее. Но если наши вожди не могут договориться между собой, даже когда над их народами нависла угроза краха и разорения – тогда безрадостное настоящее быстро превратится в трагическое будущее. Я не хочу допустить этого. Хотите ли вы? Признайтесь себе в этом – вы оба.

* * *
- Ох… - вздохнул Мастер Пакку, - По правде говоря, это была одна из самых неприятных бесед в моей жизни.
«Интересно, что он имеет в виду под «одной из…, - подумала Катара, - Какая же из остальных была еще более неприятной?» - по правде, были у нее кое-какие мысли на этот счет.
- Ну, хотя бы, они все-таки разговаривали, а не пытались проткнуть друг друга копьями, - заметил Сокка, - Ведь это уже прогресс, правда? – его собственный голос не выражал особенной уверенности.
- Хотела бы я, чтобы это было так… - пробормотала Катара.
- Перестань, сестренка – ты держалась отлично. Во всяком случае, отец согласился повременить со штурмом города – это лучше, чем ничего. Возможно, завтра они, ну… утром встанут с нужной ноги и смогут о чем-нибудь договориться.
- Да уж… великое достижение, - фыркнула Катара.
- Это действительно много, - заметил Пакку, - Особенно, учитывая, что изначально вождь Хакода не хотел даже слушать никаких предложений о переговорах.
Действительно, беседа двоих вождей так и протекала на грани перепалки. Катара, Хама, Пакку и отчасти даже Сокка вынуждены были то и дело вмешиваться, чтобы не допустить откровенной ссоры. После длительного спора единственное, о чем договорились два вождя: отложить сражение на три дня и в течение этого времени продолжать переговоры. Катара пыталась убедить себя, что это следует считать успехом, и, возможно, за три дня Хакода и Канори до чего-то все же договорятся. О том, что делать, если этого не будет, девушка боялась даже думать.
- Ладно тебе так вздыхать, - сказал ей брат, - Это начало! Дальше будет лучше. Все образуется, сама увидишь.
- Спасибо, Сокка, - искренне сказала Катара, - Ты умеешь поддержать в нужный момент.
- Стараюсь, - хмыкнул он, - Вообще-то, надо будет еще вернуться и поговорить с отцом. Он все-таки должен нас понять!
Катара поджала губы.
- Я в этом уже не уверена, - произнесла она, и добавила еще тише, - И не уверена, что хочу этого.
- Катара, - упрекнул Сокка, - Сейчас ты тоже, ну… перегибаешь палку. Он – наш отец, разве это ничего для тебя не значит. И он делает то, во что верит. Даже если он неправ – думаешь, ему так легко это осознать. Сколько лет длится эта война? Сколько лет мы сами верили, что только так и можно?
Катара вздохнула – Сокка был прав. Она сама тоже думала об этом. На самом деле… девушка опустила взгляд. На самом деле, она вовсе не хотела злиться на отца. Но и не злиться почему-то не получалось.
- Ты, наверное, прав, - сказала она брату, - Но я лучше, эммм… подожду с этим немного. Я сама себе не доверяю, - честно призналась она, - Боюсь, что если увижу его сейчас, опять сорвусь и начну орать. Я не хочу этого. Вообще-то… - Катара посмотрела на него, - Сокка, а ты не мог бы сделать это сам… сейчас, я имею в виду. Мне кажется, и отец сейчас скорее захочет говорить с тобой, чем со мной.
- Ну… - Сокка несколько смутился, - Да, конечно. Ты права – я должен это сделать. Все равно, я хотел спросить его о Киро.
- Спасибо, Сокка, - снова сказала Катара, - Знаешь, твоя поддержка действительно значит для меня очень многое.
- Ну уж, ты мне льстишь. Я ничего не сделал, всю работу ты взяла на себя.
- Я бы ничего не смогла, если бы тебя не было рядом. И это не преувеличение.
Сокка выглядел польщенным. Он улыбнулся.
Ну, ладно, а теперь можно бы и вернуться в наше временное жилище, - сказал парень, - Оно даже, хм… уютное. Особенно, когда я вспоминаю о том, что там нас ждет порция сочного жареного мяса.
- И почему я ожидала, что ты именно это и скажешь? – Катара засмеялась, - Ну… вообще-то, я бы тоже немного перекусила. Так что – пойдем.
- А потом я обязательно схожу в лагерь и поговорю с отцом, - пообещал он, - Вообще-то, я в любом случае собирался это сделать.
Катара улыбнулась с благодарностью, и они вдвоем направились к сделанному ей из льда дому.

* * *
Последующие два дня Катаре было действительно не до отдыха. Переговоры вождей хоть и продолжились, но протекали ненамного лучше, чем в первый день. Поначалу и Хакода, и Канори упрямо не хотели уступать ни пяди, как и не собирались хоть в чем-то отказываться от предрассудков, глубоко впитавшихся в кровь за годы взаимной вражды. Катара была безмерно признательна Учителю Пакку, да и Хаме – во многом, только их поддержка не позволяла двум вождям просто приказать своим воинам взяться за копья и атаковать. Сокка тоже сделал многое – по правде, Катара все еще не решалась снова встретиться с отцом. Она сама не могла сказать – было дело в том, что она боялась снова сорваться… или же просто была обижена на него. Забыть о том, с какой легкостью отец воспользовался ее именем ради того, чтобы добиться собственных целей, было трудно. Да, он был уверен, что все правильно, больше того, он действовал так, не сомневаясь, что Катара разделит его взгляды и поддержит его – и все же, девушка была зла, очень зла сейчас. Хорошо, что был Сокка, который лучше владел собой – да и сам Хакода сейчас предпочел бы говорить с сыном, а не с дочерью. Сокка не очень много рассказывал о том, как протекают разговоры с отцом. Кажется, они тоже поспорили, но все же Хакода хоть что-то выслушал и, как надеялась Катара, понял.
Во всяком случае, что бы ни послужило причиной, кое-какие результаты к третьему дню все же были достигнуты. По крайней мере, двое вождей вместо того, чтобы обмениваться угрозами и обвинениями, начали – хотя бы в общих чертах – говорить о том, на каких условиях возможно заключить мир. Тут тоже все проходило не так гладко, как хотелось бы, но, тем не менее, Хакода и Канори договорились продлить перемирие еще на три дня и, кажется, уже почти готовы были смириться с мыслью, что сражение вовсе не состоится. Уже одно это заставило Катару вздохнуть с облегчением.
Сейчас Катара воспользовалась одной из немногих передышек, чтобы продолжить свои тренировки. Она жалела, что с ней нет Мастера Джамайянга. Во-первых, ее навыки в покорении воздуха все еще были в зачаточной стадии, и она по-прежнему нуждалась в наставнике, чтобы совершенствовать их. Во-вторых, и это было важнее, Мастер знал многое, был мудр и умел заставить других прислушаться к себе, да и друг к другу. Его помощь была бы очень полезна на Южном Полюсе. Жаль, что само его происхождение из Народа Воздуха в сложившихся обстоятельствах исключало такую возможность. Катара с самого начала решила, что ее не будет сопровождать никто, кроме соплеменников (то есть брата, Хамы и Пакку) и была уверена в том, что это верное решение, но запретить себе чувствовать досаду не могла. Все-таки она еще слишком молода, чтобы в одиночку нести все это на своих плечах. Ей будут нужны и наставники, и помощники, Катара это осознавала.
Сокка снова вернулся в лагерь отца, и Катара завидовала ему. Возможно, ей тоже стоит туда наведаться. Нет. Она тряхнула головой. Не сейчас. Когда все будет закончено, и угроза войны исчезнет, тогда, наверное… А пока что ее визиты в лагерь Хакоды люди Канори могли бы воспринять неверно. Девушка вздохнула. Она действительно не знала – в чем же дело, что мешает ей попытаться поговорить с отцом по душам. Но, по правде, она склонялась к мысли, что причиной всему скорее ее собственная уязвленная гордость, чем что-либо еще. Конечно, ее это не красило, и в душе Катара была недовольна собой, но… так ни на что и не решалась. На самом деле, она даже побаивалась этого разговора. Может быть, из-за того, что произошло с Азулой? Хоть подруга и пыталась, как обычно, держать свои чувства при себе, Катара видела, как глубоко это ее ранило. Наверное, теперь она и сама боялась, что между ней и ее собственным отцом все может закончиться так же.
Катара помотала головой, пытаясь очистить разум от невеселых мыслей, которые упорно не хотели проходить. Она глубоко вдохнула и, медленно выпуская воздух, считала удары сердца. Медитация помогала, но не так, как ей хотелось бы.
Девушка прикрыла глаза и взмахнула руками, сделав изящное круговое движение. Лед шагах в десяти перед ней неожиданно вспучился и поднялся вверх «сосулькой» в три человеческих роста высотой. Сукара, лежавшая неподалеку, фыркнула с намеком на недовольство, вскинув огромную голову. Особенно обеспокоенной она, впрочем, не выглядела: за долгое время волк-косатка давно привыкла к магии и к урокам Катары. Посмотрев на девушку и на созданный ей ледяной клинок, хищница вернулась к более интересному занятию – заработала массивными челюстями, и послышался отчетливый хруст сокрушаемых костей. Как обычно, ее охота сегодня прошла удачно, и Сукара с удовольствием доедала пойманного пингвинотюленя. Которого, впрочем, хватит ненадолго – наверняка вскоре волк-косатка снова отправится на поиски добычи.
Катара развела руки в стороны, сосредоточилась – и лед растаял. Вода слилась в огромную сферу. Быстро делая сложные жесты, Катара заставила водяную сферу изменить форму – сначала в кольцо, а затем даже в перекрученную восьмерку. Вода не просто принимала сложные формы – она быстро текла внутри них, как внутри невидимых сосудов. Затем девушка мгновенно заморозила ее в виде мелкой ледяной крошки, и тут же создала поток ветра. Не очень сильный: в магии воздуха она действительно была слабее, чем в чем-либо другом. Все же получилось довольно эффектно – вихрь подхватил ледяную крупку и помчал вперед, как настоящая метель. Сукара снова недовольно фыркнула, когда мелкие ледяные осколки осыпали ее: вихрь внезапно вышел из-под контроля Катары и непредсказуемо изменил направление.
- Ой, прости, Сукара.
Волк-косатка взрыкнула; почему-то в этом звуке Катаре послышались насмешливые нотки, чем-то напоминающие беззлобные подколки Сокки, когда тот наблюдал за ее тренировками и видел, как она в чем-то терпит неудачу. Катара вздохнула, покачала головой – бывает же такое! – и продолжила. Водная и воздушная магия сменялась огненными потоками и стрелами, магия земли, по понятным причинам, была недоступна здесь. Катара тренировалась, пока по-настоящему не почувствовала себя утомленной. Упражнения помогали заглушить мрачные мысли.
Напоследок она попыталась сформировать молнию и, к ее собственному удивлению, попытка оказалась удачной. Сверкающий бело-синий зигзаг разнес вдребезги крупную ледяную глыбу шагах в ста. Катара хмыкнула.
«Если бы Азула была здесь, она, несомненно, сказала бы, что у меня уже получается почти идеально, - подумала девушка, - Ну, а «почти», как известно…»
Она решила попробовать еще раз и уже приготовилась снова разделить энергию, когда увидела впереди движение. Кто-то быстро бежал к ней, размахивая руками.
- Катара! Катара!
- Сокка? – когда он немного приблизился, девушка узнала брата. Настроение, улучшившееся после успешной тренировки, снова упало. Катара ощутила настороженность. Судя по тому, как он спешил, опять произошло что-то непредвиденное.
Она поспешила ему навстречу.
- Сокка, что случилось?
- Катара!.. – он остановился, тяжело переводя дух. Выглядел он так, словно преодолел бегом всю дорогу от лагеря, - Отец… готовит воинов к бою!
- Что? – девушка подскочила на месте. Она понимала, что брат несет тревожные вести, но такого не ожидала, - Ох, только не это. Три дня истекли, да… Но мне казалось, он готов был продолжать переговоры. Они же договорились продлить перемирие!
- Ты не поняла, - Сокка наконец совладал со своим дыханием, - Отец узнал, что вождь Канори намерен внезапно напасть на его лагерь. Ну, или он думает, что Канори хочет так поступить. Но он поверил с легкостью.
- Еще бы, - пробормотала Катара, - Что он делает, уже?.. – она не договорила.
Сокка помотал головой.
- Нет, пока еще они не напали.
- Хоть это утешает, - проворчала девушка, - Ладно, пойдем. Мы должны спешить, пока еще отец не решился на что-то непоправимое. Сукара!
Волк-косатка приблизилась. От пойманного тюленя уже остались лишь обрывки шкуры да красные пятна на снегу. Катара вскочила на ее спину, Сокка последовал за ней.
- Вперед, девочка!
Сукара сорвалась с места в карьер. Удержаться на ее скользкой спине без седла было трудно. Ветер бил в лицо. Катара прилагала все усилия к тому, чтобы хотя бы не упасть под ноги зверю.
- Что заставило отца так думать? – все же спросила она.
- Я не знаю, - отозвался Сокка, - Кажется, из города прибыл какой-то человек, его разведчик, он и предупредил. Хм… Катара, а как ты думаешь – это не может быть правдой? По-моему, вождь Канори вполне мог на самом деле так поступить.
- Может быть… - пробормотала Катара, - Но, будь это так, я уверена, что Хама уже предупредила бы меня.
Их отношения с Хамой все еще оставались довольно-таки натянутыми, но Катара понимала, что более надежного союзника в городе, чем старая покорительница воды, у нее нет. Порой ей вообще казалось, что эта женщина заинтересована в мире больше, чем кто-либо на Южном Полюсе. А возможно, так оно и было. Во всяком случае, Катара не сомневалась – если бы вождь Канори действительно замыслил вероломное нападение, Хама сделала бы все, чтобы остановить его, и обязательно предупредила бы Аватара, которую сама и призвала на Полюс.
Вскоре они были в лагере. Воины шарахались от волка-косатки, но остановить Аватара не решались. В статусе Катары никто уже не сомневался – не только потому, что так сказал вождь, но и потому, что Катара осознанно проводила свои тренировки там, где ее легко могли видеть. Она не раз замечала, как воины наблюдали за ней – скрытно или же не таясь.
В лагере действительно царила суета. Видно было, что воины готовятся к битве. Катара поспешила к палатке вождя, и вскоре увидела отца вместе с группой других военачальников. Они негромко переговаривались о чем-то; все выглядели встревоженными.
- Отец! – Катара приблизилась к ним, - Что случилось?
- Что случилось? – ответил Хакода, глядя на дочь мрачно, - Ты, чего я давно ожидал! Эти предатели намерены напасть на нас. Разве Сокка тебе не объяснил?
- Он сказал об этом, - Катара кивнула, - Но почему ты так думаешь? Ни я, ни Мастер Пакку ничего об этом не знаем, - если бы Пакку, который тоже проводил в городе много времени, заподозрил бы, что Канори намерен нарушить перемирие, несомненно, он, как и Хама, предостерег бы Катару, - Кто сказал ТЕБЕ?
- У меня есть надежный человек в городе, - пояснил Хакода, - Он выбрался оттуда, чтобы предупредить меня. Воины Канори уже готовы к нападению.
- Отец, мы все еще не знаем этого наверняка, - Катара пыталась говорить сдержанно – она не хотела снова ссориться. Да и – кто знает – вдруг это все-таки правда? Мало ли что могло случиться с Пакку и Хамой, если Канори действительно решился на предательское нападение? Думая об этом, Катара чувствовала нарастающее беспокойство.
- Я прошу тебя: подожди с приказом о нападении. Позволь мне выяснить, правда ли это, - сказала она.
Лицо вождя стало жестче.
- Катара, - сказал он, - я понимаю, что ты стараешься избежать конфликта. Это похвальное желание, и до сих пор я делал, как ты хочешь. Но если они собираются напасть на нас, что нам остается, кроме как защищать себя?
- Но ведь они пока не напали?
- Если они осуществят свой план и ударят внезапно, поздно будет сожалеть об излишней доверчивости, - заметил вождь.
- Я не позволю им это сделать, - пообещала Катара, - Я даю слово, отец: если горожане действительно ударят первыми, я буду сражаться вместе с тобой и не дам им напасть на лагерь. Но сейчас отложи наступление. Ведь мы все еще не видим, чтобы хоть один их воин покинул город.
Хакода, кажется, заколебался.
- Ты в чем-то права, Катара, - произнес он, - Но, поверь мне, человек, который принес весть – один из самых преданных моих воинов. Он доказал свою надежность не раз.
- А кто он, кстати? – спросил Сокка.
- Его зовут Югго. Когда-то в прошлом он был на стороне горожан, но после того, как вожди города приказали казнить его семью, перешел на нашу сторону. Он сражается вместе со мной уже четыре года и за это время неоднократно доказал свою преданность. Когда я собирал войско, я направил его в город как разведчика, чтобы он наблюдал за нашими врагами изнутри. Теперь, как я уже сказал, он вернулся и сообщил о том, что Канори намерен атаковать.
Катара слегка нахмурилась.
- Можно нам тоже поговорить с этим человеком? Вдруг он в чем-то ошибся?
- Не знаю, в чем тут можно «ошибиться», - Хакода предпочел сделать вид, что не понял намека, скрытого в словах Катары, - Но если ты хочешь поговорить с ним, это несложно.
Вождь повернулся к одному из воинов рядом с собой.
- Пусть найдут Югго и приведут сюда. Скажи, я хочу срочно задать ему несколько вопросов.
- Да, вождь, - мужчина исчез.
Вскоре он вернулся в сопровождении еще одного человека. Это был немолодой – лет за сорок – мужчина среднего роста, коренастый, с длинными волосами и черной бородой. Левую щеку пересекал уродливый шрам, оставленный скорее когтем какого-то зверя, чем клинком оружия.
Катара сузила глаза, увидев его. Что-то в его лице показалось ей знакомым, и эти воспоминания по какой-то причине были болезненными.
- Вот Югго, - сказал Хакода, - Это моя дочь, Катара. Она, как ты знаешь, Аватар, - добавил вождь, - Она хочет расспросить тебя о том, что ты узнал в городе. Отвечай ей так, как если бы спрашивал я.
Катара почти не слушала отца. Она пристально рассматривала появившегося воина. Неприятное лицо… хотя, может быть, все дело в этом жутком шраме. Он напоминал борозду, оставленную в земле плугом; даже левый глаз из-за этого казался прищуренным, а уголок рта как будто постоянно кривился в злой усмешке.
Как ни странно, Югго тоже уставился на Катару с удивлением, а затем на его лице появилось узнавание. И даже страх. Катару удивило это, но лишь на мгновение. Внезапно она почувствовала почти паралич. Словно удар молнии пронзил ее. Она тоже вспомнила этого человека. Вспомнила, где видела его. Конечно, тогда он выглядел иначе. Он был моложе, волосы – короче, не было бороды, а главное – этого шрама, который и не позволил Катаре опознать мужчину немедленно. Но это несомненно было то самое лицо! Катара почувствовала, как просыпается ярость, затмевающая рассудок. Уже ни о чем не думая, она обратилась к магии, и водяной хлыст сшиб человека с ног.
Охнули и Хакода, и Сокка, и все, кто видел эту сцену. Но Катаре была наплевать. Ослепленная яростью, она шагнула вперед, занося руку для смертельного удара.
- Ты… - прошипела она с яростью, которая, наверное, произвела бы впечатление даже на Азулу, - она заморозила воду, и ледяной клинок повис в воздухе, направленный в грудь сбитому с ног Югго, - Ты меня не узнаешь? О, ты не можешь меня узнать… Но я узнала тебя! Теперь посмотри на мое лицо внимательно, потому что это последнее, что ты видишь в жизни!


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
KaraharДата: Суббота, 29/06/2013, 16:46 | Сообщение # 420
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
О! Месть Катары! Бедные кочевники, теперь и провокации на них запишут smile .

И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
ars2012Дата: Понедельник, 01/07/2013, 15:32 | Сообщение # 421
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
Глава 8

Призраки прошлого.

Неожиданно кто-то схватил ее сзади за плечи. Ослепленная яростью, Катара в первый момент не поняла, что произошло. Она рванулась, пытаясь высвободиться, но держали ее крепко. От удивления и гнева она упустила контроль над водной магией – этого не случалось с ней уже давно, со времен ее уроков на Северном Полюсе. Катара обернулась и увидела лицо брата вплотную к своему.
- Сокка! Отпусти! – взвизгнула она, не в силах справиться с собственными эмоциями.
Тот не послушался. Рядом оказался отец, он выглядел предельно удивленным. Такое же недоумение – и частично страх – можно было видеть на лицах всех собравшихся. Сукара, которой передалось настроение Катары, оскалила огромные зубы и злобно зарычала. Облачка пара вырвались из ноздрей волк-косатки, когда та двинулась навстречу приблизившимся воинам. Те сочли за лучшее снова отступить подальше – с их легкими копьями и ножами, сделанными из кости, попытка сражаться со зверем таких размеров и силы стала бы самоубийством.
- Катара! – рявкнул Сокка в ухо сестре, - Очнись! Что с тобой такое?
- Ты еще спрашиваешь?! – она никак не могла взять себя в руки. Сокка так и держал ее, и это, наверное, было к лучшему, иначе девушка сама не знала, что могла сейчас натворить, - Это он! Я помню его лицо! Я ПОМНЮ ЕГО! Это был он!
- Кто? – все-таки голос Сокки постепенно прорывался сквозь пелену кровавой ярости, застилающую ее разум, - Кто этот человек, Катара? Ты узнала его? – брат кричал, потому что сказанные обычным тоном слова она бы просто не расслышала сейчас, - КТО ЭТО ЧЕЛОВЕК?
- Это… - девушка пыталась говорить спокойнее и более связно, но получалось плохо. Все же она глубоко вдохнула и выдавила из себя, - Это он убил мать, Сокка! Я видела его тогда, я хорошо его запомнила!
Сказав главное, она все же смогла немного успокоиться. Люди вокруг переглядывались – ей было наплевать. Сейчас Катара сдерживала себя лишь отчаянным усилием воли. Магия воды на краткое время вышла из подчинения – настолько эмоции переполняли ее – но вот огонь она, пожалуй, смогла бы использовать. Сжечь врага в перел, и ветром рассеять его по всему Южному Полюсу. Или просто приказать Сукаре атаковать, и пусть он встретит смерть в зубах хищника!
Но все же она не сделала ни того, ни другого. Сокка удержал ее, и ярость первых минут начала проходить. Катара почти слышала отчаянный стук собственного сердца. Ноги, казалось, стали ватными, руки тоже дрожали. Адреналин покидал кровь, оставляя после себя чувство физического и эмоционального истощения. Сейчас могло показаться, что девушка целый день бежала без передышки, неся мешок с камнями на плечах. Во всяком случае, ощущения были очень схожими. Все, что она могла – это стоять, переводя дыхание, и с ненавистью смотреть на человека, лежащего шагах в десяти. Он уже почти пришел в себя после удара водяным хлыстом, но не смел пошевелиться. В его глазах Катара увидела страх – и узнавание. Он тоже помнил ее лицо. Это чуть было снова не заставило ее сорваться в припадок бешенства.
- Он… сделал что? – Сокка был настолько растерян, что отпустил ее. Руки Катары были свободны, но она уже не пыталась напасть на Югго. Просто смотрела на него, вспоминая…

* * *
Ей лишь недавно исполнилось шесть, и день начинался так безмятежно. Прошло девять лет, но Катара очень хорошо помнила все подробности: от золотисто-алого восхода до мороза на лице. Было холодно, но безветренно и удивительно ясно. Она вместе с братом и другими детьми играла на морозе – они строили снежную крепость. Сокка ругался с другими мальчишками – он, как всегда, думал, что лучше всех знает, что и как надо строить. Он что-то пыталася доказать – что, если строить так, как ОНИ хотят, все развалится, а если сделать, как хочет ОН, крепость получится такая, что выстоит и против настоящего нападения. Другие смеялись над ним и обзывались – кажется, они вот-вот подерутся. Катара даже подумала, не позвать ли отца или маму – еще не хватало, чтобы Сокка снова наставил синяков кому-то из мальчишек, или они опять поколотили его. Это у них бывало постоянно – ну почему мальчишки все время дерутся?
Они все еще шумели, но Катара перестала их слушать. Сняв теплую толстую рукавицу, она присела на корточки и опустила голую руку в снег. Снег был очень холодным, но почему-то сейчас она этого не почувствовала. Это было вообще-то странно. Катара водила ладонью по белому снегу, и ей вдруг показалось, что тот… говорит с ней. Ну, не то, чтобы говорит… Просто… она словно вдруг почувствовала его. Как будто бы он откликался на ее движение. Это было так удивительно, что она действительно совсем забыла про мальчишек, а те, между тем, точно собрались выяснять, кто прав, на кулаках.
Катара не успела даже удивиться, когда вдруг кусок стены отвалился от сделанной Соккой и его друзьями крепости, и снег осыпал всех с ног до головы. Все опешили и сразу замолчали. Катара чуть не села прямо в снег.
«Ой… - только и подумала она, - Это что, я сделала?»
Почему-то ей казалось, что так и было. Она не понимала этого. Правда, она слышала, что маги воды могут управлять водой, льдом и снегом, но разве она – маг воды? А может быть, так и есть? Катара была совершенно ошеломлена своим открытием.
- Ха-ха-ха! – смеялся между тем Сокка, - Видите теперь? Я же говорил, что нельзя так делать! Вот оно и развалилось? – он отряхнулся от снега, осыпавшего его шапку и толстую куртку, - Довольны вы?
- Чепуха! – огрызнулся Матаро, - Это случайность.
- А вот и не случайность! Бросайте глупости и давайте делать, как я скажу. Спорим – не развалится?
- Спорим, развалиться? – стоял на своем Матаро, - что тогда отдашь? Давай – твой железный ножик против моего лука.
- Еще чего! Нож настоящий, а лук у тебя – одно название.
- Что, испугался, Сокка?
- Вовсе нет!
Катара отвернулась от брата и его друзей. Они так и не поняли, что произошло.
«Ух ты! – подумала девушка, - Я – маг воды! Надо им рассказать – вот все удивятся. Но смогу я сделать это снова? А то они не поверят…»
Она решила попробовать еще раз. Вдруг все-таки это была случайность, и никакой она не маг воды? Катара решила снова попытаться говорить со снегом, но тут их всех – и ее, и мальчишек – отвлекло появление еще одного ребенка, старше их всех на два года. Это был Найо, сын Тавы - женщины, овдовевшей в прошлом годы, когда ее муж не вернулся из похода к большому городу, куда отправился вместе с отцом сражаться с прихвостнями Воздушной Империи. Катара не очень-то хорошо понимала, что значит «Империя»: она только знала от отца и других воинов, что эту Империю построили люди из Народа Воздуха, которых еще называют Кочевниками, и они умеют управлять ветром, как маги воды – водой и льдом. Это Кочевники напали на Народ Воды и захватили большой город, и часть людей Воды перешла на их сторону. Теперь они враги, с которыми сражается ее отец и обязательно их однажды победит.
- Эгей! – крикнул Найо, взмахнув руками, - Вы еще здесь?
- Чего тебе? – недовольно буркнул Сокка, - Не видишь, мы заняты?
- А у меня новость! – похвастался Найо, - Но не хотите – не слушайте!
- А что за новость? – заинтересовалась Катара, временно забыв о магии воды.
- Торговцы приехали, - сообщил мальчик, - Привезли много всякой всячины. Твой отец и воины сейчас их встречают.
- Ого! – удивился Матаро, - Давно же они не приезжали! Может, отец купит и мне железный нож? А, Сокка? Тогда тебе нечем станет хвастаться!
Торговцы и правда появлялись редко. Прежде они приезжали, говорят, чаще, но после того, как эта Империя захватила город и началась война, повсюду развелись разбойники и еще «дезертиры». Катара не понимала, что значит и это слово тоже, только знала, что это все равно, что разбойники, но даже хуже. Теперь детей никогда не выпускали за пределы поселения без присмотра взрослых. А когда отец и воины уходили сражаться с Кочевниками Воздуха и их прихвостнями, всем приходилось прятаться, чтобы разбойники и эти самые дезертиры их не нашли. Иногда взрослые женщины говорили между собой о том, что они все-таки нашли какую-то из соседних деревень и ограбили, а людей – увели. Куда увели – это тоже было непонятно, но женщины говорили об этом всегда со страхом и часто плакали.
Купцов разбойники тоже грабили и убивали, вот почему их стало так мало. Но иногда все-таки приезжали люди на санях, и с ними всегда было много вооруженных воинов. Они привозили с собой много всего интересного, хотя отца и прочих мужчин больше всего интересовало почему-то обычное железо. За ножи, мечи, топоры и наконечники для копий и стрел мужчины всегда платили купцам очень дорого – добычей, которую приносили с собой из набегов. Катара совсем не понимала, зачем нужно покупать все эти железные штуки, когда на свете есть так много гораздо более хороших вещей. Например, на пятый ее день рождения приехавший купец подарил ей ожерелье из блестящих красных камней – он сказал, что они называются «рубины». Это было любимое ее украшение, и Катара часто носила его с гордостью. Сокка, правда, смеялся, и говорил, что это просто стеклянные шарики, но Катаре было все равно. Может быть, и у этого купца тоже будет какое-нибудь украшение?
С такой мыслью она поспешила за Найо. Сокка и остальные тоже присоединились к ним. Всем хотелось посмотреть на торговцев, а мальчишки, которые переняли от отцов любовь к этому дурацкому железу, продолжали громко спорить, но теперь уже о ножах и копьях. Но далеко пройти им не удалось. Неожиданно с той стороны, куда указывал Найо, послышался странный шум. Кто-то закричал. А затем Катара увидела, как из-за ближайшего иглу показались двое мужчин. Один был ее отцом, а второй – каким-то незнакомым человеком. Оба были со щитами и копьями и быстро обменивались ударами. Затем вдруг отец подсек ноги своему врагу древком. Мужчина упал, и Хакода быстро шагнул вперед и пронзил его копьем.
- Отец! – крикнул Сокка. Хакода обернулся.
- Сокка! Катара! Что вы… - он быстро осмотрелся по сторонам, - На нас напали! Прячьтесь! Тэнно, Итоми – быстро уведите детей отсюда! – крикнул он.
Появились еще двое воинов.
- Дети, идите за нами! – сказал Итоми, высокий воин с бородой. У него на лице была кровь.
- Я тоже буду драться! – заявил Сокка, - Вот, у меня есть нож! – он показал свое главное сокровище.
- Не спорь! – прикрикнул коренастый и круглолицый Тэнно, - За нами, быстрее!
Они поспешили прочь, а позади продолжали шуметь, кричать и драться. Катара хотела спросить, что случилось, но была слишком испугана, чтобы говорить. А затем – она даже моргнуть не успела – из-за другого ледяного дома вдруг появилось сразу трое незнакомых мужчин. У всех были копья. Они ничего не говорили, просто бросились на Тэнно и Итоми.
Итоми метнул свое копье, и один из троих вскрикнул, пошатнулся и упал. Итоми схватился за нож и набросился на второго врага, а с третьим схватился Тэнно.
- Так его, так, отец! – закричал Матаро. Он был сыном Итоми.
Противник Тэнно сумел выбить копье у того из рук, но воин не растерялся, тоже выхватил нож и набросился на врага. Они сцепились, совсем как Сокка и Матаро, когда дрались, и покатились по снегу. Тэнно оказался сверху. Он приподнялся, замахнулся ножом и…
Катара зажмурилась, но крик все равно слышала, а затем тот внезапно оборвался. Окончательно охваченная страхом, Катара развернулась и побежала. Ноги сами собой несли ее к дому. Она хотела спрятаться, забиться в самый дальний уголок, накрыться с головой и ничего не видеть и не слышать! Кажется, кто-то позвал ее, но она не остановилась. Сокку и остальных она не видела. В стороне продолжали сражаться.
Поселение было не очень большим, и скоро Катара добежала до своего дома. Тут что-то (инстинкт, наверное, как она поняла намного позднее) заставило ее упасть на снег и замереть. Прямо впереди кто-то был.
Это оказалась худая женщина с неприятным лицом и волосами, стянутыми в косу. Катара с удивлением увидела, что прямо из ее ладони вырастает длинное щупальце из прозрачной воды. Эта женщина умела покорять воду! Катара никогда еще не видела магов воды прежде. Говорили, что раньше их было намного больше, но во время войны их часто убивали. В бою все воины и лучники пытались сразить прежде всего покорителей воды.
Внезапно откуда-то со стороны в женщину полетела копье. Катара тихо ойкнула в своем укрытии, но женщина просто взмахнула рукой и водяное щупальце, как хлыст, ударило по копью и переломило его пополам, сбив вниз. Обломки упали в снег. Женщина снова взмахнула рукой, и вдруг сразу десяток ледяных лезвий, похожих на клинки ножей, поднялся в воздух и устремился в сторону, туда, откуда бросали копье. Катара не видела, что там случилось, но женщина зло усмехнулась.
Девочка вжала голову в плечи. Она дрожала. Вот значит, какие они – настоящие маги воды. Почему-то при мысли о том, что она может стать вроде этой женщины, ей стало страшнее прежнего.
- Эй, вы, там! Поскорее! – поторопила женщина, - Скоро тут будет Хакода со всеми своими воинами, я не удержу их всех одна!
Из дома Катары появились двое мужчин с копьями. Девочка едва сдержала испуганный крик. Один из мужчин, повыше, на ходу шипел на другого. Видно было, как он зол.
- Идиот проклятый! Зачем ты это сделал, скотина? Нам приказали убить вождя Хакоду, а не его жену! Зачем ты вообще сюда потащился? Хакода сейчас со своими воинами!
- Пусть это будет ему уроком! – огрызнулся другой, тот, что был пониже ростом и моложе, - Пусть знает, что бывает с мятежниками. И пусть другие знают, что, если посмеют бунтовать впредь, пострадают не только сами, но и их близкие. Может быть, это заставит их успокоиться.
- Великие Духи! – прорычал высокий, - Откуда только на свете берутся недоумки вроде тебя? Да теперь Хакода вконец разъярится! Он и раньше не был склонен к переговорам, а теперь начнет мстить, ни о чем не задумываясь, неужели ты этого не понимаешь? Если бы я знал, что ты задумал, клянусь – я просто сам бы тебя прикончил раньше! Проклятье на головы тех, кто навязал мне такого кретина!
- Уймитесь вы оба! – прервала их женщина, - Уходим. Если Хакода захватит нас живыми… да он нас на куски порежет заживо. Так что заткнитесь и давайте выбираться отсюда, пока бой еще не закончился!
- Постойте! – коренастый остановился и повернулся в сторону Катары. На несколько секунд, та очень ясно увидела его лицо. Он смотрел в ее сторону, и сердце девочки замерло от ледяного страха.
- Что еще? – буркнул долговязый.
- Мне кажется, там кто-то прячется, - пробормотал коренастый, - Там… Надо проверить! – он сделал шаг, но спутник сжал его плечо.
- Уймись. Довольно! Свою долю подвигов ты сегодня уже совершил, болван! Пойдем, она права – медлить нельзя!

* * *
Сокка удерживал ее за плечи с одной стороны, Хакода – с другой. Катара рванулась.
- Отпустите! – она стиснула зубы, - Я… контролирую себя, - это было трудно, очень трудно, но девушка действительно загнала ярость внутрь. Глядя на человека перед собой, она по-прежнему ощущала жажду убийства, но уже не давала ей воли.
- Что случилось, Катара? – это спросил отец. Сокка смотрел на нее с тем же вопросом во взгляде. На лице убийцы – Югго, так, значит, его зовут – был страх и недоумение. Он не понимал, естественно: он же не видел Катару тогда. Если бы он увидел ее, прятавшуюся в снегу, едва ли оставил бы в живых. Девушка понимала это.
Отец и брат все же отпустили ее. Катара перевела дух. У нее промелькнула мысль, что сейчас, когда ее не держат, у нее снова есть возможность… Удар магией воды можно нанести очень быстро, Сокка и Хакода вряд ли успеют схватить ее снова. Но нет, Катара сдержалась.
- Это он убил мать, - тихо проговорила она. Но этих слов оказалось достаточно, чтобы повергнуть в ступор и Сокку, и Хакоду.
А вот на лице Югго, напротив, отразилось понимание. Он неожиданно вскочил и рванулся в сторону.
- Не дайте ему уйти! – крикнула Катара таким тоном, что воины бросились исполнять приказание, даже не задумавшись о том, что должны подчиняться ее отцу, не ей. Двое преградили путь Югго и схватили его за руки. Он отчаянно вырывался.
- Что? – выговорил вождь Хакода после недолгого молчания, - Катара, о чем ты говоришь, я не понимаю…
- Ты же помнишь, как все было, отец, - ответила девушка, - Когда эти наемники под видом торговцев пришли в наш лагерь, несколько человек проникли в наш дом и… - она не договорила, - Я была рядом, пряталась в снегу неподалеку, и все видела. Я рассказывала тебя. Тогда я была еще совсем ребенком, но я запомнила его лицо. Как бы я могла его забыть! Это он. Да посмотри сам на него, отец, и увидишь, что я права!
Действительно, на лице Югго сейчас была паника и бессильная ярость.
- Ты был уверен, что никто не видел тебя, - проговорила Катара холодно, - Думал, что останешься безнаказанным? Ты ошибался!
- Я так и знал, что там кто-то прячется, - пробормотал Югго. Он быстро справился со своим страхом, и теперь смотрел на окруживших его людей, как загнанный волк – исподлобья, с мрачным отчаянием, - Жаль, что эти идиоты, Сона и Натаму, не дали мне проверить. Ну, конечно, они-то уже успели сдохнуть, им не о чем больше тревожиться…
- Так это правда, - лицо Хакоды заледенело, - И после этого у тебя достало наглости прибиться к нашим сторонникам, Югго? Ты не боялся, что тебя узнают?
- Чего он мог бояться, отец, - ответила Катара вместо пленника, - Он не подозревал, что были свидетели его преступления.
- И он просто наемник, - добавил Сокка, с ненавистью глядя на Югго, - Видимо, его прежние хозяева отказались от его услуг. И он решил попытать счастья среди их врагов.
- Нет, Сокка, - Катара покачала головой. Постепенно, по мере того, как угасала первая ярость, к девушке возвращалась ясность рассудка, - Ты забыл: этот человек только что пытался спровоцировать отца на нападение. Все, что он сказал о намерении горожан напасть первыми – явная ложь. Он пытался сорвать переговоры, и я вижу только одного человека, которому это могло быть выгодно.
- Ты имеешь в виду Турана? – догадался Сокка, - Вождя Кочевников?
- Кто еще мог бы это затеять? Турану выгодно, чтобы его противники враждовали между собой. Не думаю, конечно, что Великий Мастер отдавал приказы лично…
- Ты! – вмешался Хакода, - Говори: твои слова о готовящейся атаке – ложь?!
Югго зло ухмыльнулся.
- Твоя дочь только что сказала это, вождь.
- Кто отдал тебе приказ? Где сейчас этот человек?
Пленник опять усмехнулся.
- Зачем я буду тебе отвечать? Я в любом случае обречен!
Хакода приблизился и без замаха ударил Югго. Мужчина сдавленно охнул и повалился в снег. Его тотчас снова подняли на ноги.
- Но умереть можно по-разному, - отчеканил вождь, - Если ты ответишь на все вопросы без принуждения, я обещаю тебе быструю смерть, и это самое большее, на что ты можешь надеяться!
- Пожалуй, я не воспользуюсь твоим щедрым предложением, вождь Хакода, - ответил Югго, - Предпочту умереть медленно. Подольше поживу.
Он смотрел на всех вокруг себя.
- Вы решили, что сможете запугать меня? Не выйдет. Можете думать обо мне, что хотите, но я воин. Я был воином тридцать лет, и я не боюсь ни смерти, ни боли! Убейте меня, запытайте до смерти – но вы ничего не услышите от меня! Хотите узнать то, что знаю я – заплатите. Цена – моя жизнь.
- А что ты можешь предложить, ничтожество? - процедил Хакода, - Ты всего лишь грязный убийца.
- Но я убийца с большими связями, - вызывающе улыбнулся Югго, - Мне известно многое. Имена связных Воздушной Империи, которые еще действуют на Южном Полюсе, имена и лица многих тайных сторонников Кочевников – в том числе, и в твоем лагере. Убьете меня – и все это исчезнет вместе со мной.
- Ты предлагаешь сделку? – спросила Катара.
- Да, - Югго держался подчеркнуто невозмутимо. Был ли это блеф – девушка не была уверена, - И я уже сказал, каковы условия. Моя жизнь и неприкосновенность в обмен на сведения. И поверьте – для вас это не менее выгодный обмен, чем для меня.
- Ты… - Хакода снова сжал кулак, но не ударил, - Ты смеешь предлагать такой обмен? Я могу сделать с тобой такие вещи, что ты будешь умолять о смерти, как о высшей милости!
- Может быть. Но тогда вы ничего не узнаете. Агенты ваших врагов продолжат свои действия и причинят вам намного большие неприятности, чем я. Уж поверьте. Если вы думаете, что Воздушная Империя вот так сразу забыла о Южном Народе Воды – вы очень заблуждаетесь.
- Я все-таки рискну, - сказал Хакода.
- Твоя воля, вождь, - Югго заметно побледнел, но держался твердо.
- Постой, отец, - Катара стиснула зубы. Ей ужасно не хотелось говорить, слова буквально застревали в горле. Все же она перевела взгляд на Югго.
- Значит, ты хочешь получить жизнь в качестве платы?
- Я уже сказал – жизнь, свободу, неприкосновенность. Ты – Аватар – твой брат и твой отец поклянетесь, что ни один человек на Южном Полюсе не попытается причинить мне вред или воспрепятствовать покинуть владения Южных Племен Воды.
- Что? – это был Сокка, - Ты думаешь, что мы дадим тебе такое обещание? Никогда!
- Постой, Сокка, - Катара сжимала кулаки, - И так слишком много людей умерло… Если он поможет нам избавиться от угрозы окончательно – это стоит его поганой жизни!
- Что?.. – брат удивленно уставился на нее.
- Я не могу больше смотреть на то, как люди люди умирают из-за чужой глупости, подлости, мстительности… - устало повторила Катара, - Я дам тебе такое слово, ничтожество, но помни – ты не покинешь Южный Полюс, пока все, что бы ты ни рассказал, не будет тщательно проверено. И если ты солжешь хоть в мелочи, все мои обязательства теряют силу.
- Я… - Сокка замешкался, глядя на Югго, - Если ты так говоришь, то я тоже приму эти условия. Если этот… если он навсегда покинет Южный Полюс.
- Отец, что ты скажешь? – спросила Катара, - Если ты хочешь убить его, это твое право, и я не скажу, что уступлю тебе неохотно. Великие Духи, я хочу его смерти, я хочу отомстить, но если мы можем сейчас покончить с войной – его жизнь стоит того.
Хакода молчал долго. Вокруг воцарилась мертвая тишина. Сокка и Катара тоже не пытались нарушить молчание. На лице их отца была и злость, и задумчивость одновременно.
- Хорошо! – наконец выговорил он. Слова звучали резко и отрывисто, - Если он ответит на все наши вопросы, и мы убедимся в том, что он говорит правду – я позволю ему покинуть Южный Полюс. Но если мы уличим тебя хоть в одном лживом слове, Югго – берегись. Смерть станет для тебя лишь избавлением от мук!
- Это… справедливо, - несмотря на бледность, убийца сохранял хладнокровие, и Катара убедилась в том, что он не блефовал. Кем бы он ни был, он не был трусом. Скорее всего, он принял бы смерть, но не произнес ни слова – чтобы хотя бы таким образом отомстить за себя.
- Отведите его в мой шатер! – распорядился Хакода, - Я поговорю с ним там.
- Как прикажешь, Хакода, - ответил один из воинов, видимо – младших вождей, - Но… - он кашлянул, - Что нам делать с подготовкой к наступлению? Мы отменяем атаку?
- Да, - не очень охотно, но все же отец Катары и Сокки кивнул, - Если этот человек солгал, мы оказались бы в очень… глупом положении. Пусть воины остаются наготове, однако никаких действий не предпринимать, если только враги… если горожане сами не попытаются ничего сделать.


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
KaraharДата: Понедельник, 01/07/2013, 18:11 | Сообщение # 422
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
Согласие на сделку - ошибка. Слишком велика вероятность массовых оговоров. Лучше бы выпытали, а если свои палачи не справляются, то у Сокки и друзья есть - попросил бы Азулу одолжить парочку smile .

И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
SherbikДата: Понедельник, 01/07/2013, 19:16 | Сообщение # 423
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Цитата (Karahar)
то у Сокки и друзья есть - попросил бы Азулу одолжить парочку


Лучше уж тогда у Царя Земли попросить. Он, надеюсь, не всех специалистов по промыванию мозгов выгнал?
 
KaraharДата: Вторник, 02/07/2013, 10:10 | Сообщение # 424
Karahar
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Отсутствует
Цитата (Sherbik)
Лучше уж тогда у Царя Земли попросить.

Тута доверие надоть smile , а ему не доверяют даже приближённые smile .


И, может быть, не так уж сложно
Умерить свой драконий пыл.
Ты часто делаешь, что должно -
Для тех, кто зла не заслужил.
 
ars2012Дата: Среда, 03/07/2013, 15:07 | Сообщение # 425
ars2012
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 163
Статус: Отсутствует
* * *
Немного позднее из города прибыл Мастер Пакку. Он встретился с Катарой в лагере и передал новости, которые вполне соответствовали тому, что ожидала девушка.
- Сегодня с рассветом некоторые из приближенных Канори начали подговаривать вождя готовить войска к битве, - говорил старый маг воды, - Они утверждали, что твой отец собирается внезапно атаковать город. Разведчики, наблюдавшие за лагерем вождя Хакоды, действительно видели, как воины в лагере готовились к выступлению. Канори приказал бить тревогу… - Пакку передернулся, - Нам с Хамой едва удалось утихомирить его, и то, лишь временно. Мы поклялись собственными жизнями, что ты не допустишь нападения. Фух… я искренне рад, что ты не обманула наших ожиданий, ученица. Если я еще могу тебя называть так сейчас.
- И сейчас, и всегда, учитель, - Катара слабо улыбнулась, - Но почему вы сразу не прислали ко мне никого, чтобы предупредить?
- О, я не допускал мысли, что это останется для тебя незамеченным. И, как видишь, оказался прав. Кроме того, все наши силы уходили на то, чтобы унять Канори. Он хотел драться не меньше, чем Хакода, эти двое ненавидели друг друга и до сих пор ненавидят. Не знаю, как тебе удалось остановить своего отца, но поверь – нам остудить воинственный пыл Канори было не проще! Как ты думаешь, Катара, что произошло? Я уверен, все это не было случайным недоразумением.
Катара вздохнула.
- Снова агенты Воздушной Империи. Нам удалось поймать одного – по чистой случайности, признаться, - прямо сейчас она не могла рассказывать, при каких обстоятельствах это произошло, - Туран все еще верен своей излюбленной тактике: ссорить всех своих потенциальных врагов между собой. Разделяй и властвуй. В данном случае, его приспешникам не пришлось сильно стараться, они лишь подталкивали обе стороны к тому, чего те и другие и так хотели больше всего. Вы правы, учитель: пройдут годы, прежде чем мой отец и Канори, и их сторонники, смогут хотя бы смотреть друг на друга без ненависти.
- Я немного удивлен, - признался Пакку, - Мне казалось, ты заключила перемирие с Народом Воздуха. Они снова взялись за старое?
- Это не Народ Воздуха, - возразила Катара, - Ну… не все они. Это Туран и его приверженцы – те, кто действительно хотели превратить весь мир в свою Империю. Они потерпели поражение и лишились большей части власти, но все еще опасны. То, что случилось сегодня – лишнее напоминание об этом, - девушка покачала головой, - Я все время жду – когда же и где они снова проявят себя. Когда и где ждать от них очередного подлого удара, - она поняла, что скрипит зубами, - Я… устала от них, Мастер Пакку. Когда мне кажется, что все уже закончено, они вновь бьют там, где их не ждешь. Неужели они никогда не оставят нас в покое?!
- Ну, ну, Катара, успокойся, - мягко сказал Пакку, - Ты уже побеждала их прежде – победишь и снова.
- Сколько раз еще… - вздохнула Катара. Она стыдилась собственной слабости, которую позволила себе проявить, но… все же, перед ней был ее первый учитель. Рядом с ним Катара могла позволить себе быть искренней.
«Даже у Азулы есть люди, которым она доверяет, - сказала себе Катара, - Если я перестану доверять всем вокруг себя, страшно подумать, чем все это закончится…»
- Столько раз, сколько будет нужно, - сказал Пакку, - Подумай, Катара: еще недавно, год назад, наши враги были на вершине силы и власти. Никто и не помыслил бы о том, чтобы бросить им вызов открыто. Сегодня они потеряли все это и превратились в беглецов. Они опасны, даже очень опасны. Но они стали слабее, чем были, а мы – сильнее. Если мы будем достаточно мудры, чтобы предугадать их действия, мы одержим верх, это несомненно.
- Хотелось бы мне быть достаточно мудрой, - произнесла Катара.
- О, девочка, поверь: в последние дни ты вела себя мудрее, чем большинство твоих же соплеменников, которые намного старше тебя. Так что – соберись, ученица. И у тебя, и у всех нас, еще много испытаний впереди, но мы их выдержим.

* * *
- Я не тороплюсь умирать, - Югго смотрел равнодушно, и это равнодушие подстегивало неприязнь Катары. Проявляй он страх, злобу, хоть какие-то эмоции – возможно, ей легче было бы переносить его присутствие рядом с собой. Но его бесстрастие, это показное равнодушие ко всему… В самой манере держаться наемника был скрытый вызов и оскорбление всем вокруг него.
- Ты правда так спокоен? – не сдержалась Катара, - Ты ведешь себя так, словно все, что ты сделал, ничего не значит!
Ненависть была во взгляде отца. Сокка, казалось, жалел, что при нем нет меча.
- Почему я должен вести себя иначе? – Югго оставался равнодушен, - Я делал то, за что мне платили, Аватар. Я убил твою мать? Сочувствую. Но сколько других девчонок осталось без матерей за все эти годы? Обе стороны не считали нужным сдерживать себя. Почему же твоя трагедия должна значить для кого-то, кроме тебя самой, больше, чем любая другая? Я просто наемник. Я – клинок, который направляют в цель. Не клинок убивает, а тот, кто направил его...
- Заткнись! – перебил Сокка – может быть, от ярости, а может, заметив, что Катара готова снова выйти из себя, - Избавь нас от своих рассуждений и отвечай. Кто послал тебя? Я имею в виду – тогда… в тот день!
- Вождь Като. Предшественник Канори. Мы должны были убить Хакоду, его злейшего врага. Но…
- Но до меня вы не смогли добраться в тот день, - скрипнул зубами отец Катары и Сокки, - Поэтому предпочли…
- Это должно было стать уроком для всех, - Югго все еще был невозмутим. Как будто бы этот человек специально провоцировал общую ненависть, - Но когда Като узнал, он пришел в ярость. Мне пришлось бежать из города. Не потому, что Като так возмутило случившееся – просто он, как и мои спутники, был уверен, что это лишь спровоцирует его врагов на более яростные набеги.
- И это оказалось правдой, - проговорил Хакода.
- Да. Но на самом деле это не было моей идеей. Я исполнял приказ.
- Ну, конечно, - поняла Катара, - Агентов Воздушной Империи. Им нужно было, чтобы племена Южного Полюса воевали.
- Кто отдал приказ? – резко спросил Хакода.
- Это был связной по имени Юн Фан. Он был одним из послов Воздушной Империи. Но я не видел его уже больше пяти лет, и не знаю, что с ним. Возможно, его уже нет в живых. Возможно, он где-то скрывается, и вряд ли Юн Фан – настоящее его имя.
- И это все? – бросил Хакода, - Недостаточно для того, чтобы купить себе жизнь, Югго.
- Я ничего не знаю о судьбе Юн Фана, но я могу назвать всех, кто мне известен из агентов Воздушной Империи, действующих сегодня. Их по-прежнему не так уж мало.
- Хорошо, называй. Но помни – ты не покинешь наш лагерь прежде, чем мы удостоверимся в том, что ты говоришь правду.
- Я это уже понял.
Катара слушала, как Югго с прежним равнодушием называет одно имя за другим. Она никого из этих людей не знала. Как странно… У нее столько знакомых на Северном Полюсе, в Царстве Земли, в Нации Огня. Даже среди Кочевников появились люди, которых она уважала. А вот среди соплеменников – друзей у нее не было.
Катара едва удержалась от того, чтобы хмыкнуть наподобие Джамайянга. Почему-то ей показалось, что, окажись учитель магии воздуха здесь, он непременно нашел бы, что сказать. Но у Катары слов не было. Да и не хотелось ей ни о чем говорить ни с этим человеком, ни просто разговаривать в его присутствии. Поэтому она просто слушала.

* * *
- По крайней мере, они честно пытаются… - пробормотал Сокка, - Наверное, это уже хорошо?
- Что? – рассеянно отозвалась Катара.
- Я про отца и Канори. Мне кажется, что после всего они оба… ну, начали смотреть друг на друга немного более терпимо. После того, как оба поняли – агенты Кочевников… эммм, Турана водили за нос и того, и другого.
Двое вождей действительно стали вести себя несколько терпимее. Сокка подобрал хорошее слово, подумала Катара. Никакой теплоты и симпатии между ними не было, да и быть не могло, но напряжение между сторонниками Хакоды и горожанами несколько снизилось. Переговоры проходили проще – конечно, это не значило, что Катаре, Хаме и Пакку не приходилось вмешиваться по несколько раз в день, не допуская очередных распрей. Все же, девушка чувствовала облегчение, видя, что угроза войны если не исчезла, то немного отступила.
- Это начало, Сокка… - произнесла она негромко, - Надеюсь, цена не была слишком высока.
Юноша промолчал. Катаре тоже не очень хотелось говорить. Несколько прошедших дней помогли ей успокоиться, окончательно справиться с собственными эмоциями. Она не простила, просто не могла простить – но смирилась. Местью ничего не исправишь и никого не вернешь. Если отказ от нее станет ценой того, чтобы не погибали другие люди – Катара заплатит эту цену без колебаний. Неохотно, но все же и Сокка с отцом признали ее правоту.
Югго – Катара до сих пор содрогалась от отвращения, думая об этом человеке, вспоминая его имя, его пустой взгляд и равнодушный голос – сдержал слово и назвал имена. Это были люди как из числа сторонников Хакоды, так и среди горожан. Его обвинения были тщательно проверены и подтвердились. У большинства арестованных нашли улики – бумаги или еще что-либо, доказывавшее, что они работают на Кочевников Воздуха. Некоторые, будучи схвачены, признались сами, надеясь этим облегчить свою судьбу. Другие, видимо, узнав о происшедшем заранее, не стали дожидаться ареста и бежали. Пленники назвали еще несколько имен, этих людей также схватили. Агентурная сеть Турана на Южном Полюсе была разгромлена. Действительно, месть – небольшая цена за это. Катара повторяла себе эти слова каждый день.
Она надеялась, что кто-то из пленников поможет выйти на Турана, но тут ее расчеты не оправдались. Хотя в этом и не было ничего удивительного: Великий Мастер, само собой, не выдавал своим агентам, где он сейчас скрывается. Вероятнее всего, это был Западный Храм Воздуха; во всяком случае, Ксуан Фенг единственные отказались от переговоров с Катарой и Нацией Огня и закрыли свой Храм для всех чужаков. Об этом сообщил Джамайянг в письме, которое доставил гонец, молодой маг воздуха. Мастер был встревожен: он не сомневался, что Туран и его оставшиеся приверженцы замышляют что-то. За Западным Храмом тщательно наблюдали, но, зная Ксуан Фенг, можно было не сомневаться: те обойдут любую слежку.
Появление Пакку оторвало Катару от размышлений. Сокка при появлении старого мага воды извинился и отошел. Катара тепло приветствовала учителя. Она понимала, что он принес очередные вести из города.
- Как обстоят дела? – спросила она.
- Лучше, чем можно было ожидать, девочка, - ответил Пакку. Они вдвоем шагали по лагерю вождя Хакоды. Магу воды с Северного Полюса, как представителю «нейтральной» стороны, был по просьбе Катары представлен свободный вход в лагерь.
- На самом деле, простые люди в городе, узнав о том, что бой не состоится, восприняли это с радостью и облегчением. Многие и так потеряли близких в сражении у Ба Синг Се. Люди просто устали воевать. Они действительно хотят просто покоя, и ничего больше.
- Как ни странно, в лагере отца многие простые воины разделяют это настроение, - это несколько удивляло Катару. Она была уверена, что воины, принадлежащие к числу сильнейшей армии, будут хотеть боя. Но это оказалось не так: гуляя по лагерю, она часто слышала их разговоры о том, что с этой войной давно пора покончить. Многие беспокоились за свои семьи, оставшиеся без защиты в родных поселениях, и хотели вернуться домой как можно скорее.
В общем, услышав о возможности перемирия, обе стороны восприняли эту весть с облегчением. Это улучшило настроение Катары: девушка понимала, что, осознав настроение собственных подданных, и вожди вынуждены будут пойти на уступки.
- Хорошие вести, - сказала она, - Неужели все это может закончиться? Мне все еще трудно в это поверить…
- Иногда судьба преподносит нам и приятные сюрпризы, - заметил Пакку.
- Ну, а… что с теми людьми, которых арестовали в городе? – спросила Катара, - Они говорят?
- Некоторые из них. Назвали еще несколько имен.
- Наверное, потом я сама должна буду посмотреть, что нашли у арестованных, - сказала Катара, - Должны же мы найти хоть какую-то зацепку!
- А сейчас?
- А сейчас я хочу кое с кем попрощаться, - сказала Катара.

* * *
Двое воинов держали Югго за руки.
- Отпустите его, - велела Катара, - И уходите. Я хочу поговорить с ним наедине.
Стражники повиновались. Катара дождалась, пока они удалятся на достаточное расстояние. Положив руку на мощное плечо Сукары, она стояла и молчала.
Югго покосился на волк-косатку.
- Тебе не нужна твоя ручная зверушка для охраны, Аватар. Я не собираюсь нападать на тебя, - сказал он и, несмотря на кажущееся хладнокровие, Катаре все-таки послышались нотки скрываемого страха в его голосе. Югго не знал, зачем она здесь, и, наверное, гадал: не для того ли, чтобы все же отомстить, несмотря на все обещания?
- Сукара здесь не для того, чтобы защищать меня, - бесстрастно ответила Катара. После нескольких дней, она уже держала себя в руках. Голос звучал сухо и уверенно. - Поверь – если бы ты попытался причинить мне вред, мне не нужна была бы Сукара, чтобы покончить с тобой. Я не маленькая девочка. И не безоружная женщина.
- Тогда зачем ты здесь?
Катара промолчала. Она сама задавала себе этот вопрос. Сокка и Хакода не пришли. Они согласились держать слово, но не более того. После того, как слова пленника проверили, отец заявил, что дает Югго два дня на то, чтобы покинуть Южный Полюс, а после этого любой, кто встретит беглеца, вправе будет прикончить его, как предателя и убийцу. Ни отец, ни брат не желали больше его видеть; Катара очень хорошо понимала их. Она тоже не хотела. Так зачем пришла? Посмотреть в глаза своему врагу? В последний раз? А потом отвернуться и уйти? Катара просто не знала.
- Ты не можешь убить меня, если об этом ты думаешь, - заметил Югго, поглядывая на девушку с некоторой опаской, - Во-первых, я все равно не боюсь тебя. Во-вторых, ты хочешь восстановить мир. Не только здесь, повсюду. А этого ты никогда не добьешься, если люди не будут верить в честность Аватара. Ты дала слово, что отпустишь меня – тебе придется сдержать его.
- Я хорошо это понимаю.
- Тогда чего ты хочешь от меня? Не извинений, надеюсь, потому что их ты не дождешься.
- Я не так глупа, чтобы ждать раскаяния от такого, как ты. И извинения ничего не изменили бы.
- Как и месть. Впрочем, отомстить ты все равно не можешь. Твое слово…
- Ты так думаешь? – Катара снова провела рукой по шкуре Сукары, - Но я могу убить тебя, и не нарушая слова, Югго. Я поклялась, что ни один человек на Южном Полюсе не причинит тебе вреда. Но… - девушка почувствовала, как губы растягиваются в жуткую улыбку, - Если это сделает Сукара, разве я нарушу клятву? Никто из людей не причинит тебе вреда. Тебя просто растерзал хищник – кто же может обвинить меня или моего отца в нечестности?
Было видно, что Югго слегка побледнел.
- Ты блефуешь! Ты этого не сделаешь.
- Ты прав. Я этого не сделаю, - быстро ответила Катара. Слишком быстро – наверное, потому, что очень уж велико оказалось искушение СДЕЛАТЬ то, что она обещала, - Ты слишком омерзителен даже для того, чтобы мстить тебе, Югго.
- Но тогда мы возвращаемся к тому, с чего начали: зачем ты здесь, Аватар? Отпусти меня, и я уйду. Ты никогда больше меня не увидишь – что еще тебе нужно?
- Только одно, - Катара сжала руку в кулак, - Я хочу, чтобы ты знал: сейчас ты можешь уйти, и никто не помешает тебе. Я обещала и я сдержу слово. Но я не обещала тебе прощение, и теперь я отправлю весть и на Северный Полюс, и в Царство Земли, и на острова Нации Огня. Ты говоришь, я не могу отомстить тебе? Ты ошибаешься. Мне не обязательно убивать тебя самой. Всюду, где меня признают как Аватара, будут знать твое имя и лицо. Где бы ты ни появился, всюду тебя объявят убийцей и всюду будут преследовать, как убийцу. Тебе придется провести остаток жизни, скрываясь от всех!
- О, это мне привычно. Я провел так большую часть жизни.
- И однажды тебя непременно схватят, - продолжала Катара, как будто не слышала его слов, - За это преступление или за другое, но тебя отправят на плаху. И когда это случится – ты вспомнишь меня. Вспомнишь мою мать. Так и будет – однажды. Я не думаю, что ждать мне придется долго.
И, ничего больше не говоря, Катара развернулась и направилась прочь.


Добро должно быть с кулаками
С хвостом и с острыми рогами
Крылатое и с бородой
Колючей шерстию покрыто
Дыша огнем, бия копытом
Оно придет и за тобой!
 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Фанфикшн » Продолжение "Последнего мага огня" (Попытка продолжить заброшенный автором фанфик "ПМО")
Страница 17 из 18«1215161718»
Поиск: