FacebookвКонтактеTwitterGoogle+
Вверх
Авто-DJ      
500
logo
Приветствую, гость :)
МафияБлогФаршRSS
Страница 3 из 9«1234589»
Модератор форума: Shadowdancer, corneliaheil 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Отдел иностранной литературы » Перевод Embers (перевод АУ-фика)
Перевод Embers
aminyaДата: Воскресенье, 21/10/2012, 02:05 | Сообщение # 51
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
А что? До того Зуко оказался без шрама?

Нет, она уберет воду из его духа и на этом месте снова нарастит шрам. И будет Зуко снова чисто магом огня.

Quote (Sherbik)
То есть теперь Зуко стал исключительно магом воды?

Нет, Зуко стал стабилизированным дуалом. Амая имеет ввиду, что она не может сделать его таким, как он был до ранения отцом, когда его дух был целым. Просто теперь дырка в духе заполнена водой вместо пустоты и шрама. Я для себя это представляю так: человеку оторвало руку. Ему дали протез, но протез не особо хорошо подходит. И те же три варианта: оставить как есть и понадеяться на авось, снять протез или попытаться "прирастить" его получше. Только вмешательство хорошего врача не доведет дело до гангрены. Как-то так.

Про добавление учту cry

Добавлено (21/10/2012, 02:05)
---------------------------------------------
[cut=Глава 14. Часть 1. Девяностодевятилетние духи.]Глава 14. Часть 1. Девяностодевятилетние духи.

Заметка для себя, подумал Хьёдзин, голова которого до сих пор кружилась от удара о стену, никогда не тряси за плечо спящего имперского покорителя огня. Это плохая идея.
- Х’дзин? – сонно пробормотал Ли, хлопая глазами так, будто не мог понять, почему он стоит полуодетый со стонущим стражником у своих ног. – C’час сер’дина ночи… два часа до расc’ета…
Разогнав звездочки в глазах, Хьёдзин недоверчиво уставился на него.
- Ты же не видишь часов.
- Кому нужны часы? Я знаю… - парень чуть не вывихнул челюсть, зевая, - знаю, где солнце. Его нет. C’час ночь. Ух’ди. – Закрыв глаза, он побрел обратно к койке.
- Срочный вызов, - в комнате появилась умытая и собранная Амая. В её взгляде на ученика было сочувствие. – Если ты достаточно отдохнул, мне не помешает твоя помощь. – Она взглянула на Хьёдзина. – Ты в порядке?
- Бывало и хуже, - признался Хьёдзин, дотронулся до пострадавшего места и поморщился. – Напомни мне в следующий раз окатить его водой из ведра.
Это мгновенно разбудило Ли. Его зеленые глаза виновато распахнулись.
- Простите, дядя всегда будит меня, стоя у двери. Не двигайтесь…
- Я тут справлюсь, - твердо сказала Амая. – Одевайся. Ты идешь со мной.
Кивнув головой, Ли схватил сложенную возле койки одежду и, спотыкаясь, побрел в ванную. Развалившийся на соседней койке Муши продолжал храпеть.
Прохладное прикосновение Амаи сняло боль, и Хьёдзин встал с пола.
- Спасибо. Что они здесь делают? – Он не хотел, чтобы это прозвучало, как обвинение.
- Последствия того, что Ли утонул, - кратко объяснила Амая. – Духи действительно взъелись на этого молодого человека.
- Может тебе лучше не брать его с собой, - неохотно возразил Хьёдзин. – Считается, что сейчас ситуация уже под контролем… - Но никогда нельзя быть уверенным на все сто. Не с такими тварями.
- Какая ситуация?
Парень быстро двигается.
- Скажем лишь, что это был не обычный пожар, - прямо заявил покорителю огня Хьёдзин.
- Есть определенные причины, почему я лечу Дай Ли в случае необходимости, - добавила Амая. – Их предназначение - защищать культурное наследие Ба Синг Се. Они до сих пор занимаются этим. Но защищать историю - значит защищать древние артефакты и…
- Цукумогами*. – Ли, поправлявший свой пояс, выглядел куда бодрее. – У меня есть соль, но я ничего не знаю о церемонии успокоения духов. Это сфера Мудрецов Огня… Что? – спросил он, когда Хьёдзин поднял брови. – Там, где я вырос, они проводят церемонии каждое солнцестояние. Ба Синг Се не единственное место, где есть древности.
- Мне это как-то не пришло в голову, - признался стражник. – Так вы называете девяностодевятилетних духов?
- У нас есть для них специальное название, - чуть помолчав, ответил Ли, потом вздохнул и внутренне собрался. – Значит, Дай Ли занимаются духами? Тогда они довольно сильные покорители.
- Ещё какие! – угрюмо подтвердил Хьёдзин и снова уставился на Амаю. – Ты уверена, что хочешь взять его с собой? Это просто операция по зачистке, но…
- Любой, кто может увернуться от разгневанного Духа Океана, находится в куда большей безопасности, чем ты, - с суховатым юмором отозвалась Амая. – Идем.
Я пытался. Слегка вздрогнув, Хьёдзин пошел указывать им дорогу.
- Что не так? – спросил Ли, пока они пробирались по темным улицам.
- Что не так? – неверяще переспросил Хьёдзин. – Духи, Ли, да любой здравомыслящий человек сейчас шел бы в противоположном направлении.
- Тогда они просто нападут на тебя со спины.
Что значило, что Ли хватало пессимизма, чтобы считать бегство бесполезным, и оптимизма, чтобы считать, что он сможет пережить что угодно. Ой.
Ну, хотя бы последствия выглядели достаточно мирно. Непримечательный многоквартирный дом Нижнего Кольца, из которого теперь валили клубы дыма, был окружен толпой эвакуированных жителей и несколькими взволнованными стражниками. Дай Ли не было видно за тенями и скатами крыш, но все знали, что они здесь.
Амая сразу направилась к самым тяжелым из пострадавших, кому уже оказали помощь с помощью трав и притираний местные лекари не-покорители. Облегчение, промелькнувшее на их лицах при виде Амаи, заставило Хьёдзина поморщиться.
Ли чуть задержался, потратив несколько минут, чтобы осмотреть здания и группы людей, прежде чем он что-то прошептал на ухо Амае и принялся устанавливать свой горшочек с углями.
Отметил источники проблем, понял Хьёдзин, проследив за взглядом покорителя огня на подозрительно обширные выжженные пятна и лица, которые выглядели скорее злыми, чем радостными от того, что выжили. Ты готов отступить, прихватив с собой Амаю, да?
Не самая профессиональная реакция для целителя, но, говоря от души, он ни капли не винил Ли.
Посмотрим, смогу ли я немного разогнать эти неприятности.
С некоторыми потенциальными возмутителями порядка достаточно просто поговорить. Или дать выговориться им. Он не был единственным стражником, который слушал и вежливо кивал, пока люди взахлеб рассказывали об огненной встрече со старой масляной лампой и парочкой перьевых вееров.
- …хлопали, как крылья летучих ворономышей! – вспоминал шокированный дедок, подняв руки и размахивая ими по воздуху. – Черные провалы в форме слез вместо глаз, которые светились, как злобная лава…
Э? Это совсем не похоже на духи-вееры.
- Я уверен, что в квартирах не осталось больше духов…
- Нет-нет-нет! Не там! – Узловатый палец ткнул в сторону аллеи. – Я видел его! Перед тем, как всё случилось! Но, нет, никто же не слушает старого Ху…
Точно. Каковы шансы, что в одном месте появятся четыре девяностодевятилетних духа?
- Я всё проверю, - вздохнул Хьёдзин. Обменялся несколькими словами с вышестоящим офицером и направился в аллею. Паника имела свойство распространяться, но если пресечь её в зародыше, будет меньше шансов, что возникнет бунт.
Что-то крючковатое схватило его за горло и с силой швырнуло о стену.
Что за?..
Шелковые мембраны выдули пыль в глаза, оттолкнули его пальцы от неумолимой хватки на горле. Аллея покраснела, потом почернела, он не мог дышать…
Что-то треснуло, как удар хлыста, и воздух появился.
Нечто черное билось и хлопало крыльями, пойманное, как запутавшаяся котосова, в полупрозрачную сферу, водная нить от которой тянулась…
Это не Амая.
Ли был покорителем огня, Хьёдзин знал об этом. Он видел своими глазами. Так же ясно, как он видел сейчас воду, обернутую вокруг пальцев подростка, удерживающего сеть, в которой бился визжащий одержимый идеей убийства дух. Черный, потрепанный…
Хьёдзин закрыл глаза и помотал головой, чтобы прогнать образ. Приоткрыл один глаз.
Плохо, картина не изменилась.
Меня чуть не задушил до смерти зонтик. Да мне теперь прохода не дадут.
- Приведите помощь, - напряженно выдавил Ли.
- Не надо, - раздался знакомый голос. – Мы здесь.
Выстрелили железные цепи, с почти веселым звяканьем сомкнувшиеся на возмущенном духе. Знакомый Дай Ли спрыгнул на землю, сцепил руки за спиной и посмотрел на бьющийся зонтик.
- Теперь можешь его отпустить.
- Агент Широнг. – Вода скользнула обратно в кожаный мешок Ли, журча как весенний ручей, обегающий упавшее дерево. – Я не знал, что Дай Ли занимаются… такими вещами.
- Большинство людей предпочитает не говорить об этом, - пожал плечами Широнг и посмотрел на Ли. – Не помню, чтобы это движение было в свитке.
- …Я вроде как сам его придумал.
Наверное, я ударился о стену сильнее, чем я думал, пришел к выводу Хьёдзин. Только так можно было объяснить происходящее безумие.
- Хм. – Даже из-под полей шляпы можно было видеть выражение изумления на лице Широнга. – Тогда тебе стоит подумать, как его модифицировать. Сейчас ты используешь обе руки.
- Так что мне делать, когда я поймаю духа? – вздохнул Ли. – Знаю-знаю. Можно переложить всё в одну руку, но это требует большой концентрации. Я спрошу Мастера Амаю… что?
Широнг очень пристально изучал его, пока его коллеги-агенты уносили духа.
- Ты слишком спокойный. С каким камуи ты сражался раньше?
О, плохо дело, понял Хьёдзин. Он не может рассказать им… И, черт побери, Ли никуда не годный лжец…
- Моровой дух, - тихо ответил Ли.
- Серьезно? – прохрипел Хьёдзин.
- Одна из самых страшных ночей в моей жизни, - начал свой рассказ Ли, потом перевел дыхание, собираясь с мыслями. – Когда мы с дядей путешествовали, мы пришли на ранчо с заболевшими животными, и… Мы не знаем всех деталей. Просто мы пришли к такому выводу после того… после того, как нашли тело.
Широнг поморщился, и это была наиболее человеческая реакция, которую Хьёдзин когда-либо видел на лице Дай Ли.
- Мать с ребенком.
- Она была простой девушкой, - грустно отозвался Ли. – Даже младше меня. Мы узнали, что был набег Народа Огня несколько месяцев назад, и… - Он беспомощно развел руки. – Её отец сказал, что она пропала. Её братья были с ним заодно.
- Хватит, - на лице Широнга было отвращение. – Как ты остановил духа?
- Сжег ранчо, - пожал плечами Ли.
Хьёдзин хлопнул себя рукой по лбу.
- Мы надеялись, что это поможет, - несколько глуповато пояснил Ли. – Мы не могли оставаться там. Как иначе доказать, что ты не покоритель огня?
…я, наверное, сейчас ослышался.
- Стоящее замечание, - засмеялся Широнг, развернулся, чтобы уйти, и замер. – Кстати, моровые духи – мстительные маленькие ублюдки. Если он не последовал за тобой, значит, у тебя всё получилось.
Плечи Ли немного расслабились.
- Спасибо, - прошептал он.
- Постарайся держаться подальше от неприятностей, - почти по-доброму сказал Широнг. – Я знаю, что полностью это у тебя не выйдет, потому что духи нарисовали цель на твоей спине, как и у всех нас… Но постарайся не влезать в неприятности с людьми. – Злобный смешок. – Неприятно отскребать людей от стены.
Грохот земли, и он исчез из виду.
- Позёр, - проворчал Хьёдзин и неуверенно посмотрел на Ли. – Что… как?
- Я утонул, - Ли настороженно смотрел ему в глаза, словно пытаясь определить, куда бежать. – Луна… что-то сделала со мной. Это безумие, но это правда. – Он сглотнул. – Амая поможет мне научиться управлять и водой тоже.
Тоже? Значит…
- Ты… можешь оба? – выдавил Хьёдзин.
- Я думал, дядя разозлится, - тоном маленького ребенка сказал Ли.
- Нет, правда? – настаивал Хьёдзин. Покоритель огня с племянником-покорителем воды. Ой.
- Но он не злился, - удивленно продолжал Ли.
- То, что клиника ещё стоит, как бы свидетельствует об этом, - сухо съязвил Хьёдзин, потирая горло. Ой.
- Дядя не… ммм, ну, он не… какое-то время… он на пенсии…
- Мне не надо знать, откуда он ушел, да?
- Да, - честно признался Ли. Он посмотрел по сторонам, когда они вернулись к пострадавшим. – Ему бы уйти на пенсию по-настоящему, играть в Пай Шо, как он хочет… Но когда он вернулся домой, отец… скинул меня ему на руки. Я… я плохо на это прореагировал.
Похоже, это ещё слабо сказано. Почему ты рассказываешь мне об этом? подумал Хьёдзин.
- Вы поступали так с Амаей? – тихо спросил Ли. – Просто… злились на неё, потому что она не была тем, кем вы хотели?
О. Кажется, утопление пошло кому-то на пользу.
- Да, - признался Хьёдзин. – Можно до посинения рассказывать ребенку, что он не получит того, чего хочет. Он этого легче не становится. – Он покровительственно вскинул бровь. – Можешь начать с извинения.
- Думаю, я начну с вашего горла, - насмешливо отозвался Ли.
Хьёдзин ощупал синяк и поморщился.
- Я переживу.

***

Дядя,
Прости, что злился на тебя. Потому что ты был рядом, а мама нет. Потому что отец ясно дал понять, что я не стою его времени, в отличие от неё. Из-за многих причин.
Я буду стараться стать лучше.
Вероятно, тебе ещё не раз придется устраивать мне головомойку. Семейный темперамент. Безрассудство. Вся эта ерунда.
Я ушел с Амаей осмотреть нескольких фермеров у Внешней Стены. Скоро вернусь.
…И не говори Хьёдзину, но очень трудно кого-то спасать, когда тебя разбирает смех. Кровожадный дух-зонтик. Ха-ха.
Ли.

Перечитывая записку в перерыве между посетителями, Айро улыбнулся, потом сложил и убрал бумагу и снова вернулся к чаю.

***

Перемещая свой вес, чтобы удерживать равновесие на раскачиваемой ветром яблоне, Зуко осматривал зеленые заплатки полей и деревень внутри Внешней Стены.
Здесь можно было бы разместить небольшой остров.
- Вы видите мою Пушинку? – раздалось снизу.
Зуко посмотрел на пушистое белое создание, которое сидело, вылизываясь, на развилке двух тонких веточек как раз за пределами вытянутой руки.
- Я её вижу.
- И?
- Если я её достану, она будет недовольна, - предупредил Зуко.
- Пожалуйста, только достаньте её!
- Не говорите, что я вас не предупреждал, - буркнул Зуко, призвал воду и кинул её в цель.
Воющий белый вихрь врезался в компостную кучу, и во все стороны полетели клочки листьев.

***

Даже будучи покорителем воды, он прирожденный покоритель огня, со смехом подумала Амая, помогая залечить последние царапины на тех, кто вызвался поймать питомицу горожанки. Он никогда не станет искать другой подход к проблеме, если её можно просто разрубить.
Чтож, ничего серьезнее царапин, и Пушинка вернулась к своей владелице, которая уже направилась к поезду после того, как немного попричитала над вымокшей любимицей и с благодарностью раздала некоторую сумму денег всем помощникам.
- Что городская кошка делала здесь? – хмуро спросил Зуко, осматривая одного из фермерских детей, смотревших на него большими глазами.
Хороший вопрос, подумала Амая и украдкой взглянула на ученика. Ты всегда замечаешь, когда что-то не на месте, правда? Хорошая привычка.
- Это какой-то безумный покоритель земли из Верхнего Кольца, - с недовольной миной отозвалась жена старосты, Ву. Она махнула рукой куда-то в сторону северо-запада. – Он переделал несколько полей за Внутренней стеной, чтобы сделать не что-нибудь, а зоопарк. Говорят, несколько дней назад животные в панике носились по улицам во всем городе!
Это породило целую волну слухов и сплетен: о чем думали дворяне из Внутреннего Кольца; кто станет кормить город, если это повторится; сколько заплатили фермерам в компенсацию за вред, о котором нельзя говорить; значит ли это, что генералы снова будут отодвигать Внешнюю Стену; значит ли это, что война идет хорошо?..
Зуко, со страхом заметила Амая, внимательно прислушивался ко всем разговорам.
И чего ты удивляешься? спросила себя целительница после небольшого раздумья. Немалая часть этих людей из Народа Огня. Он видит их так же ясно, как они видят его. Если он и Муши планируют… ту невозможную вещь… разумеется, ему надо знать о том, что их волнует.
Она никогда не ожидала такого внимания к деталям от юноши возраста Зуко, неважно, встречался он с духами или нет.
Они на самом деле собираются это сделать: эвакуировать своих людей, создать убежище за стенами Ба Синг Се. Я так долго приглядывала за моим спрятанным народом…
Но быть целителем значит делать то, что лучше для пациента, а не то, что хочется тебе. Амая сделала над собой усилие и продолжила свой утренний обход тех, у кого не было времени или сил, чтобы прийти в Нижнее Кольцо. Она дождалась, когда они сели на обратный поезд, чтобы пробормотать:
- Думаешь, вы сможете отправить весточку в город, когда окажетесь в безопасности?
Зуко поднял единственную бровь и усмехнулся ей улыбкой, так похожей на улыбку его дяди.
- Вы просто хотите узнать об этом? Или хотите помочь это осуществить?

***

- Я не хочу!
Сидя у стены подвала, Тингжэ задержал дыхание, радуясь, что отправил Суин наверх при первых же признаках полномасштабного приступа гнева у Джинхая. Он видел, как «Ли» старательно сосчитал до десяти… А королевский род Созина никогда не отличался спокойствием и ровным характером.
- Покорение огня, - ровно сказал молодой принц, продолжая сидеть на месте, - идет от дыхания, а не от мускулов. Моему учителю понадобились годы, чтобы вбить это в мою голову, но у меня много плохих привычек. Тебе следует начинать с хороших. Огонь не похож на другие элементы. Земля не поднимется и не раздавит тебя, вода и не подумает затянуть тебя вниз. Но огонь будет распространяться и обязательно попробует захватить всё, что сможет. Ты должен контролировать свой огонь, и ты должен начать с дыхания.
- Нет, это глупо, и с тобой невесело, и…
Подросток резко выдохнул, и пламя взвилось вверх.
Тингжэ усилием воли заставил себя сидеть на месте, даже когда Джинхай вскрикнул, когда пламя окружило обоих покорителей огня. Он не причинит вреда ребенку. Забудь про его отца… Мальчик, которого ты видишь, терпеливый, добрый и не любит смотреть на страдания других.
Духи, пожалуйста, пусть я буду прав.

- Ты можешь пробить огонь другого покорителя решительным движением, если ты контролируешь собственный огонь, - голос Зуко напоминал железо. – Хочешь выйти из круга? Сделай это.
Джинхай раскрыл рот.
- Но… но это же нечестно!
- А кто тебе сказал, что покорение – это честно? – голос Зуко не стал мягче. – Это огонь, Джинхай. Какдый раз, как ты его покоряешь, ты входишь в клетку с диллольвом. Злым, голодным диллольвом. Если ты не будешь сохранять контроль, он прожует и выплюнет тебя!
- Папа…
Стиснув спрятанные в рукавах пальцы, профессор покачал головой.
- Когда я учился, мой учитель швырял просто огромные булыжники мне в голову, сын. – Хотя стоит сказать, я был старше. – Ли прав. Покорение – это нечестно.
Джинхай протянул руку к огню и одернул её.
- Но он держит огонь!
- Ну, конечно, - сухо подтвердил Зуко. – Ты же не хочешь, чтобы весь дом сгорел дотла? Если я его отпущу, именно это и случится. – Зеленые глаза сузились. – Огонь это власть, Джинхай, это упорство достигать намеченной цели. Как сильно ты хочешь пройти сквозь огонь?
Не двигайся, строго сказал себе Тингжэ. Пока ему не грозит реальная опасность… не двигайся.
Ещё один рассчитанный вдох, и круг огня Зуко стал меньше.
- Как сильно ты этого хочешь?
Джинхай с круглыми глазами пятился от огня, оглянулся на отца, словно не желая верить в происходящее.
- Ты злой!
- Ты ещё меня злым не видел, - в голосе Зуко прозвучала нотка угрозы, от которой на затылке Тингжэ зашевелились волосы. – Джинхай, «я устал» - это причина остановиться, «я не знаю, что мне делать» - это причина остановиться, «я не хочу» - это не оправдание. – Высота пламени стала чуть ниже. – Настойчивость. Чего ты хочешь?
Почти касаясь пламени кончиками пальцев, Джинхай отпрянул назад, чуть не споткнувшись о колено Зуко. Мальчик снова посмотрел на Тингжэ, по-прежнему ошеломленный тем, что его отец ничего не сделал.
О, как бы мне хотелось. Но вместо этого Тингжэ изогнул бровь так же, как в тот раз, когда Джинхай обращался к нему с проблемой, которую должен решить сам, и прошептал одними губами:
- Думай.
Джинхай моргнул и сглотнул.
- Я хочу… остановиться?
Огонь потух.
- Это тоже работает, - устало сказал Зуко. – На сегодня хватит.
Джинхай уже пробежал полподвала, затормозил перед отцом, его глаза были огромными и ранеными… повернулся на пятках и бросился вверх по лестнице.
Тингжэ с тяжелым сердцем вздохнул и посмотрел на стоящего перед ним подростка, сдержанное лицо которого выражало вызов, а поза была сбалансированной и слегка напряженной.
Он ждет, что я нападу на него.
А что ещё ему оставалось думать?
- Пойдемте в сад, - предложил Тингжэ. – Думаю, вам солнце нужно даже больше, чем Джинхаю.
Удивленный и настороженный, Зуко последовал за ним.
- Совет одного учителя другому, - спокойно сказал Тингжэ, когда они сели на скамейку. – Если вы устали до того, что готовы выйти из себя, отправьте учеников домой.
Зуко поморщился.
Зная о гордости, свойственной молодым людям, Тингжэ ждал, не нарушая затянувшуюся тишину.
- …Так не должно было быть, - Зуко разглядывал заросли горчичных кустов. – Я обещал дяде, что буду думать. Я… сейчас дела идут куда лучше, чем когда… мы застряли на плоту на три недели, не имея ничего! Я не должен сердиться!
- Возможно, - согласился Тингжэ. На плоту? В изгнании или нет, как юный принц оказался на… Нет, оставь это Мейшанг. Если она права, нас ждет невероятная история. – Ну, если бы я застрял на плоту на три недели, думаю, я бы злился до сих пор. И это не говоря о других событиях, о которых вы упоминали.
Неизуродованный шрамом глаз сузился.
- Когда Агни Кай закончен, он закончен.
- Так мне и сказали, - признал Тингжэ. А теперь ты рискуешь жизнью в надежде, что окажешься прав, и он больше похож на дядю, чем на своего отца. Ты просто сентиментальный старик. – Но исход дуэли не меняет того факта, что вас предали ещё до её начала.
От стиснутых кулаков повалил дым.
- Я обязан ему верностью, - сквозь стиснутые зубы выдавил подросток.
- Мне, жителю Царства Земли, сложно представить, насколько сильна подобная связь, - с некоторым оттенком грусти проговорил Тингжэ. – Моя жена отдала мне не только свою руку, но и часть своей душевной силы. Иногда я сомневаюсь, что моя любовь может быть равноценным ответом. – Он грустно улыбнулся и откинулся на спинку скамейки. – Мейшанг хочет пригласить вашу семью на ужин в складчину на следующей неделе.
Зуко замешкался, дым исчез.
- Что это такое?
О, духи.
- Может, нам обоим стоит с ней поговорить, - решил Тингжэ. – Она предложит несколько несложных для приготовления блюд, и я всё равно никогда не могу понять, сколько еды надо приготовить на нужное количество людей. – Если он вообще знает, как готовить, вдруг в панике понял профессор. Некоторые из детей наших аристократов могут быть поразительно бесполезными…
- Сколько будет людей? – осторожно спросил Зуко.
… Нда, будем надеяться на лучшее.

***

- Шесть детей и шесть взрослых, - размышлял Айро, делая пометки на обрывке бумаги куском угля. – Хмм.
Двигайся медленно, всё дело в запястье… Зуко вытянул бóльшую часть содержимого кувшина единой подернутой рябью струей и заставил её змеиться от одной руки к другой.
- Это плохая идея.
- Это ужин, племянник, а не внезапная атака.
- Мне внезапности хватило, - буркнул Зуко. – Зачем я им там нужен, дядя? Я испугал Джинхая.
Айро только поднял бровь.
- И чем он заслужил право быть напуганным?
Зуко поморщился, ему пришлось совершить вращение кистью, чтобы не дать струе упасть.
- Он вредничал. – Это прозвучало так мелочно.
- Во время тренировки? – уточнил Айро. – Тогда ты мудро поступил, что поправил его. – Отставной генерал предостерегающе поднял руку до того, как Зуко успел запротестовать. – Если теперь ты думаешь, что был слишком резок, внимательно наблюдай за ним на следующем уроке. Ты не хочешь, чтобы он боялся тебя. Но немного страха, самого по себе, не всегда плохо. Огонь опасен. Самоконтроль жизненно важен. Покоритель огня не может действовать как капризный мальчишка, - Айро остановился, вспоминая. – Неважно, насколько ребенок того заслуживает.
- Я бил вещи, - пробормотал Зуко, чувствуя себя всё более виноватым. – Он просто… не хотел дышать.
- В последнее время ты ничего не разбил, - отметил Айро. – С твоим темпераментом всегда придётся работать над контролем: это недостаток нашей семьи, и никто из нас его не избежал. Но как бы неприятно это ни было, племянник, ты бьешь вещи. Ты не причиняешь вреда людям. Покоритель огня, не способный контролировать своё дыхание, никогда не сможет контролировать огонь. Мы оба знаем, к чему это приводит. – Он отложил записи и кивнул головой на жидкость, управляемую движениями Зуко. – Что это такое?
- Амая называет это струящейся водой, - ответил Зуко, концентрируясь, чтобы направить воду в широкую и высокую арку. По какой-то причине, двигая воду над головой, он всегда рисковал уронить её.
Идиот. Северный полюс. Лед и вода над твоей головой не предвещали ничего хорошего, помнишь?
Тогда он расплавил лёд и выжил. Теперь воды было совсем немного. Она его не утопит.
Идущая рябью вода успокоилась, и он вздохнул легче, завернув водную ленту в круг на уровне пояса. – Это упражнение для новичков, как игра со свечой.
- Чтобы научиться чувствовать свой элемент в контролируемой среде, - с пониманием кивнул Айро и остановился. – Ты ещё не разрешил Джинхаю работать со свечой.
- Нет, - Зуко свернул воду, собрав её в шар на ладони, и одним броском снова вытянул её в струю. – Если завтра он снова станет работать над дыханием, я дам ему попробовать упражнение с горящими листьями.
- Хорошо, - согласился Айро. – Если он увидит непосредственное применение контроля, он сможет лучше понять, зачем он ему нужен. – Он поднял бровь. – Для упражнения для новичка это выглядит довольно полезным.
- Позволяет отрабатывать количество, направление и точность, - согласился Зуко. Вверх и вокруг. Смогу ли я?.. Да, просто изогни её таким образом… Проведя пальцами по ленте, он разделил поток на три. Какое-то время он держал извивающиеся струи, потом снова соединил вместе.
Это был длинный день, и он чувствовал, как его начинает бить дрожь, свидетельствующая, что он заходит слишком далеко. Собрав воду, он отправил её обратно в кувшин.
- Я могу придумать много приемов, которые можно сделать, зная только это. Я уже кое-что сделал: помнишь сеть, которой я поймал духа? Я не знал приемов, когда придумывал её, но она состоит всего из пары разных движений. Кидаешь воду, делаешь шар, притягиваешь обратно. – Значит, он всё-таки сможет делать это одной рукой. После небольшой практики.
- Основы, - улыбнулся Айро. – Выучи их на совесть, а всё остальное приложится. – Он вопросительно приподнял бровь. – На что это похоже?
Зуко нахмурился, потянувшись к тихим волновым движениям воды в их квартире, в соседней, на крыше.
- Это как ходить в прибое по краю берега. Вода тянет и толкает тебя, и, как правило, это нормально: ты просто продолжаешь идти. Но если не уделять внимания, и налетит большая волна… - Он хлопнул в ладоши, вспоминая стон металла на их корабле посреди налетевшего тайфуна.
- Огонь и океан, - сказал Айро. – Ни к одному из них небезопасно поворачиваться спиной. Но прояви к ним уважение, и они станут могучими союзниками, - он тихо рассмеялся. – И даже красивыми, судя по тому, что я видел, когда ты их покоряешь.
О, это было… интересно узнать. Он никогда не стремился к красоте, просто так получилось, и… Правильно. Думай.
- Это странное чувство, - признался Зуко. – Не в чи – это Амая исправила. Просто… то, что я могу покорять оба. Огонь и вода. Это не должно работать. – Он помедлил. – У меня не должно быть чувства, что они подходят друг другу.
- Они не так различны, как думают многие, - задумчиво заметил Айро. – Мне говорили, что по своей сути, всё покорение одинаково, что даже не-покорители, научившиеся двигать свою чи для сражения, чему ты учишь Суин, берут силу из одного источника. Короче говоря… я рассказывал тебе о цзинях?
- Обо всех восьмидесяти пяти? – с опаской спросил Зуко. Он действительно уделял внимание лекциям по боевой стратегии, хоть и не мог навскидку назвать их все.
- Полезно знать их все, но три из них наиболее важны для покорения, - отметил Айро. – Нейтральный цзинь служит ключом к покорению земли. Мастер ждет и слушает, чтобы определить точный момент для удара.
- Профессор Тингжэ, - понял Зуко. – Он всегда такой… спокойный. Ждущий. Пока он точно не поймет, что хочет сказать.
- Действительно, - подтвердил Айро. – Я надеюсь, мне представится возможность поговорить с ним о покорении. У нас много схожих стоек, но их истоки сильно различаются. Что приводит нас к огню. Положительный цзинь, наступление и атака, - вот сердце нашего искусства. Так как наш огонь использует топливом нашу чи, мы зачастую не можем сражаться так долго, как прочие покорители. Поэтому мы прежде всего непрестанно атакуем, чтобы подавить противника до того, как выносливость качнет весы в другую сторону.
Об этом Зуко знал, но он всё равно кивнул и продолжил слушать: конечно же, дядя говорил это не просто так. Он был почти уверен в этом.
- Вода может быть противоположностью огня, но в тактике и энергии нашей истинной противоположностью является покорение воздуха, - продолжил Айро. – Отрицательный цзинь, отступление и уклонение, - часть философии воздуха. Ты убедился в этом, преследуя Аватара. Он не будет стоять на своем, он не станет драться, если можно убежать. И когда он в себе, а не захвачен прошлыми Аватарами, он не станет убивать.
- Монахи сражались, - возразил Зуко. – Я видел храмы.
- Взрослый человек знает, когда реальность требует отложить идеалы в сторону, - практично заметил Айро. – Если любая жизнь священна, это относится и к твоей собственной: не позволяй её забрать. – Он улыбнулся. – Вот мы и совершили круг, и дошли до воды, которая балансирует между положительным и нейтральным цзинями, обращая защиту в нападение, как они используют силу противника против него самого. Это сохраняет энергию и позволяет им сражаться очень долгое время. Но они редко наносят первый удар, и если они слишком медленно развернут атаку врага, то потеряют движущий момент.
Что вполне может оказаться решающим фактором в битве. Зуко отвел глаза, обдумывая услышанное.
- Значит, я знаю положительный и боролся с отрицательным…
- И ты жил, чувствуя прибой, целых три года, - добавил Айро. – Ты знаешь воду, принц Зуко. Может не так хорошо, как уроженец Племен Воды, но ты её знаешь. Сделай это фундаментом.
Я попробую.
- Мы так и не говорили о… - Зуко сглотнул. – Я не наследник. Ты сказал, это разрушило много твоих планов. Это… То, что я покоритель воды, влияет на наш план? Только потому, что наши люди приняли Амаю, не значит, что они примут такого меня.
- Скорее всего, некоторые не примут, - откровенно сказал Айро. – Но будут и те, кого мы не смогли бы убедить даже в том случае, если бы наши имена были чисты.
Нельзя спасти всех, мрачно напомнил себе Зуко.
…Я знаю, что не смогу, но я хотел попробовать.
- Один раз эти люди уже начинали сначала.
- Как ты сам знаешь, начинать новую жизнь нелегко, - кивнул головой Айро. – Мы попросим их оставить позади жизнь, которую они построили, и доверить свою судьбу тем, кто создал кажущийся безумным план. И если Джинхай – единственный покоритель огня, родившийся здесь за всё это время, они могу посчитать это недостаточным риском для своих детей. – Он опустил глаза с мрачной улыбкой. – Хотя риск может быть куда больше, чем они полагают, потому что Народ Огня уделяет всё больше внимания этому месту. Думаю, не случайно Джинхай родился именно во время моей осады.
Ладно, об этом интересно подумать на досуге, но не достаточно важно, чтобы думать об этом сейчас.
- Значит, мы возьмем только тех, кто испуганы, кто сыт Дай Ли по горло или просто готов рисковать, - сделал вывод Зуко.
- Скорее всего, - подтвердил Айро. – А такие люди вряд ли станут возражать только потому, что ты – покоритель воды. Нам, конечно, было бы куда проще воззвать к верности наших людей, если бы нас не объявили предателями, но это время прошло. Мы оба видели, на что способны покорители воды. Ты будешь огромным подспорьем. – Он вздохнул. – А учитывая то, что мы одни и скрываемся, большое облегчение знать, что один из нас не останется без покорения во время солнечного затмения.
Зуко состроил гримасу. Он уже оказывался без покорения раньше, но Тай Ли никогда не собиралась убивать его. Восемь минут без огня, без вооруженной подмоги, когда каждому человеку с мозгами достаточно просто выглянуть в окно, чтобы понять, что покорители огня потеряли силу… Опасная ситуация.
Я не смогу рассказать об этом Джинхаю до тех пор, пока это не случится. Может астрономы Царства Земли лучше, чем мне говорили, и могут наблюдать за небесами так же, как Мудрецы Огня, но я в этом сомневаюсь. Затмение происходит каждые четыре года в той или иной части мира. Если бы они знали, они наверняка воспользовались бы им за минувшее столетие. Значит, они не знают. А если они не знают, я не заставлю профессора Тингжэ выбирать между его народом и семьей.
- Кстати о том, как может пригодиться покорение воды, - улыбнулся Айро. – У меня есть несколько идей.
- Меняю их на мои соображения по укреплениям, - предложил Зуко.
- О? – Айро выглядел весьма заинтересованным.
- Мы должны быть готовы к любому элементу, - начал Зуко. – У меня есть несколько планов, что мы можем сделать, если у нас будет металл, или если мы окажемся только с одним деревом.
Поспать им придется ещё нескоро, но взгляд одобрения в глазах дяди того стоил.

Примечание:
*Цукумогами (яп. «дух артефакта») — разновидность японского духа: вещь, приобретшая душу и индивидуальность.[/cut]

 
SherbikДата: Четверг, 25/10/2012, 20:30 | Сообщение # 52
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)
Девяностодевятилетние духи

А почему именно девяносто девять лет? Что? Под самый "юбилей" войны расчитаны? biggrin

Ну, в принципе, для меня пока глава- филлер. На данный моент особой смысловой нагрузки не несёт.
 
aminyaДата: Четверг, 25/10/2012, 22:08 | Сообщение # 53
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
А почему именно девяносто девять лет? Что? Под самый "юбилей" войны расчитаны?

Думаю, это синоним слова "старые". Судя по тому, что Дай Ли для борьбы с духами организовала Килши, их название не имеет отношения к войне.

Quote (Sherbik)
На данный моент особой смысловой нагрузки не несёт.

Не всем же главам быть экшеном. Дайте бедному мальчику хоть немного отдохнуть и прокачаться cool
[cut=Глава 14. Часть 2. Ужин в складчину.]
Глава 14. Часть 2. Ужин в складчину.

- Ладно, - с сомнением сказала Суин, держа сухой дубовый лист за стерженек. Сжимая такой же лист, Джинхай выглядел таким же растерянным. Мейшанг, сидевшая в углу за починкой рукава и время от времени поглядывавшая на них, растерянной не выглядела, но, судя по её виду, она не собиралась вдаваться в объяснения. – Я не совсем уверена, как лист может научить меня сражаться.
- Дядя сказал бы что-нибудь про крошечные желуди и могучие дубы, но я избавлю вас от пословиц, - насмешливо ответил Ли. – Вообще-то, здесь два урока, но они связаны. Суин, ты освоила некоторые движения, а значит, пора показать тебе что происходит, когда тебе приходится сражаться, а тебя отвлекают. Это будет происходить всегда. Пока ты не станешь гораздо опытнее, каждый раз, как ты будешь вступать в сражение, твои мысли будут вылетать прямо в трубу. Поэтому я покажу тебе, что это такое, сейчас. Тогда, если ты попадешь в битву, будет меньше шансов, что ты впадешь в панику. Если ты сохранишь контроль, пусть даже ты не сможешь думать, ты среагируешь правильно. Что означает, что ты выживешь.
С трудом сглотнув, Суин кивнула головой.
- Джинхай, твой урок тоже о контроле, - продолжил Ли. – Контролируй своё дыхание, и ты будешь контролировать огонь. Упражнение покажет тебе, как именно это работает. – Он сжал центр листа между пальцев и зажег искру. – Сконцентрируйся на огне, поддерживай пламя горящим столько, сколько сможешь. Медленно. Чтобы огонь как можно медленнее подошел к краю листа. – Ли усмехнулся. – Ничего, если сразу не получится, у меня полно листьев.
Брат и сестра как один взглянули на сумку Ли. И на бумажный пакет с листьями. Суин подавила смешок, но недостаточно быстро, и Джинхай недовольно сморщил нос.
- Не волнуйся, ей тоже будет непросто. – Прикосновение пальца Ли, порыв тепла… Суин не выронила лист, но почувствовала, как её прошиб пот, участилось дыхание, чаще забилось сердце. Огонь, лист горит, я не покоритель…
- Суин, - голос Ли был до жути спокойным. – Я знаю, что тебе страшно. В этом всё и дело. Сражение – самая страшная вещь на свете. Огонь не идет ни в какое сравнение. Я держу огонь, Суин. Я не дам ему обжечь тебя. Дыши.
Вдох сквозь нос, выдох через рот. Встань в стойку.
У неё было такое чувство, будто её мысли пробиваются сквозь камень. Всё было каким-то ярким, слишком громким, слишком быстрым. Она смутно увидела вспышку, как Джинхай ахнул, увидела, как Ли пошел на другой конец подвала чтобы дать её брату следующий горящий лист и несколько ободряющих слов. Она не слышала, каких именно, и не была уверена, что поняла бы, если бы услышала.
- Суин, - Ли стоял перед ней. Осторожно отвернул её лицо от брата. – Он обжег тебя несколько раз?
Я не буду плакать. Не буду. Со слезами на глазах она кивнула.
- Ты любишь его, но ты боишься, - Ли с пониманием смотрел на неё. – Это нормально. Для этого и упражнение. Частично. Ты должна уважать огонь, но если ты боишься, ты примешь неверное решение в важную минуту. Поэтому мы проведем тебя на шаг дальше. Всё ещё дышишь?
Онемев, Суин молча кивнула снова. Вдох и выдох. Вдох, и выдох.
- Это трудно, - серьезно сказал Ли. – Я знаю. Но я также знаю, что ты можешь. – Он подвел её к футону. – Теперь мы начнем. Вот так надо падать, когда можешь пользоваться только одной рукой.

***

Шаги уверенно протопали по лестнице, и Зуко подавил проклятие. Наверное, мы задержались дольше, чем я думал.
- Мин, Джия, - голос Мейшанг был теплым, но не совсем приветливым. – Вы рано вернулись.
- Почему он лапает Суин? – рявкнул Мин.
У него за спиной Джия усмехнулась.
- И почему мне не сказали, что он довольно симпатичный, пусть и немного худоват…
Выпустив Суин из удерживающего захвата на полу, Зуко бросил тяжелый взгляд на Джию.
- …Фу!
Да, так я и думал.
- Эй, вы, двое! – вспыхнула Суин.
- Суин, - тон Мейшанг не терпел возражений. – Простите манеры моих детей, Ли. Им пора бы уже знать, что такое контактная борьба и как она выглядит. И что не все из нас смогли убежать от войны, не пострадав. – Она покачала головой. – Мы поговорим позже. Я очень разочарована в вас обоих.
И что я должен на это сказать? подумал Зуко. «Я вас прощаю»? Я плохой лжец. И это не меня на самом деле оскорбил Мин. Разве он не уважает способность своей сестры самой защищать свою честь?
Хотя Царство Земли не учило своих женщин сражаться. Ну что за бардак!
Медленно повернувшись к лестнице спиной, Зуко протянул руку к медленно тлеющему листу Джинхая.
- Думаю, на сегодня достаточно.
- Ну-у, - но Джинхай отдал лист, всё ещё следя взглядом за старшим братом.
- Если хочешь поработать над этим упражнением, сперва получи разрешение у родителей, чтобы кто-нибудь обязательно за тобой приглядывал, - велел Зуко. – И делай это над ведром с песком: если что-то пойдет не так, просто урони лист. – Он надеялся, что в его голосе не сквозила обида. Он привык к такой реакции, как у Джии, но Мин…
Он брат Джинхая. Ты просто его учитель. Не обращай внимания.
Но это тоже было неправильно. Он не хотел вмешиваться в верность внутри семьи, и Мейшанг должна была понимать это, в отличие от Мина.
Покоритель земли. Тут дело не в верности. Не знаю, что здесь замешано… но я не позволю ему думать, что он может вот так запросто врываться на их урок.
Точно, держись плана.

- Есть ещё кое-что, что я хотел вам показать, - начал Зуко. – Госпожа Вэн не возражает против небольшого эксперимента? Профессор подбросил мне одну идею.
Мейшанг с любопытством подняла брови.
- Тогда давайте посмотрим.
Держа в руке тлеющий лист, Зуко зачерпнул из мешка ещё целую горсть, потом вышел на центр свободного пола, поджег все листья в кулаке и подбросил их в воздух.
Двигайся, как с водой, но немного резче…
Он махнул руками по диагонали сверху вниз. Горящие листья аркой последовали за ним, вращаясь под действием собственного тепла.
Тяни, но осторожно. Не надо вытягивать из них огонь. Пусть он движется вместе с собственным топливом.
Это не было классическим покорением огня: он сохранял легкую хватку на огне, а не жесткую, которая сорвала бы огонь с листьев. Осторожно… бережно… поддерживай всё в движении… Крутящиеся листья повторяли движения его рук. Зуко повернулся вокруг своей оси, и огонь изогнулся вокруг него пылающим вихрем.
Работает!
Огонь вспыхнул ярче, когда его сердце радостно подпрыгнуло, и он чуть не засмеялся. Никто не видел такого покорения огня с тех самых пор, как…
Кузон. Он не знал, откуда пришло знание. Просто он был уверен так же, как в том, что завтра взойдет солнце.
Кузон умел исцелять. Он был знаком с покорителями воздуха. Он точно пробовал делать такое.
Прадедушка, спасибо.

Ветер замедлился вместе с ним, он поднял руки вверх, начиная прием струящейся воды, собирая огненные кусочки в шар между ладонями. Зуко проверил подвал в поисках остатков другого огня, отметил свой внутренний огонь и огонь Джинхая, поискал случайные искры… И тихо выдохнул, оставив от огня только холодный пепел.
- Ого, - выдохнул Джинхай.
Мин, как мрачно отметил Зуко, внезапно уже не выглядел таким самоуверенным.
Подумай, мысленно обратился он к покорителю земли. Мне плевать, как расхваливают тебя учителя. Я сражался с покорителями земли. Если ты не сражался с покорителями огня… поверь мне, я не тот, с кого стоит начинать.
И я не хочу сражаться с тобой. Я здесь из-за Джинхая и Суин. Я здесь даже ради тебя, осёл.
Ты не хочешь потерять свою семью. Никогда.
Может быть, Мин подумает над этим. Может быть, дядя предложит лучшую идею. Но сейчас он не знал, что ещё ему предпринять. Земля не обладала настойчивостью огня, но у них было упрямое постоянство, которое привязывало их к избранному месту: форту, городу, точке зрения. Он не знал, как сдвинуть Мина с его убеждения «я ненавижу покорителей огня», не прибегая к подавляющей силе. А это не пойдет на пользу обучению Джинхая.
Поэтому будь как вода: уклоняйся и перенаправляй. Посмотрим, что будет.
- Я расскажу мужу об этом приеме, - пообещала Мейшанг. – Он напомнил мне покорителей песка, о которых он несколько раз рассказывал мне. – Она кивнула, больше самой себе. – Я уверена, что он с удовольствием обсудит его с вашим дядей на ужине в складчину.
- Что? – вздрогнул Мин и осекся под острым взглядом матери.
- Дядя с нетерпением ждет вечера, - вежливо отозвался Зуко, намеренно игнорируя висящее в воздухе напряжение. Он ужинал и с худшими врагами. А Айро с нетерпением ждал возможности поготовить и всего прочего.
Скоро годовщина Лу Тена. Ему… ему нужно немного побыть счастливым. Перед тем днем.
Мин не был жесток, просто туп как свинья и невежественен. Он это переживет.
Обменявшись поклонами с учениками, Зуко позволил Мейшанг проводить себя до двери. И постарался игнорировать внезапно нахлынувшее плохое предчувствие.
Тупой, невежественный и знает, что я – покоритель огня. Но он не станет выдавать меня. Он не подвергнет Джинхая такой опасности. Духи, вот бы мне самому в это поверить.

***

Он дергается как крольгуру на горячих углях, напряженно думал Хьёдзин, наблюдая краем глаза, как Ли набросился на свою моти**. Как благоразумный, но встревоженный капитан стражи, попавший в ситуацию со взятыми заложниками.
Бедный парень, он старается, очень старается, но он просто не представляет, что значит быть нормальным.
О, Ли знал, как пользоваться столовыми приборами и когда: эти знания Амая в него вложила.
- Так как ты развлекаешься? – Джия солнечно улыбнулась Ли, но глаза выдавали её настороженность.
- Никак.
Он был абсолютно безнадежен в светской беседе.
- Он всегда такой серьезный? – с танцующими от смеха глазами прошептала на ухо Хьёдзину Лули.
- Практически всегда, - шепотом отозвался Хьёдзин.
- О-о, бедный ребёнок…
За детским концом стола двенадцатилетняя Лим и девятилетняя Даю радостно чирикали с Суин… и терпели Джинхая. Что было примерным поведением для детей их возраста, особенно принимая во внимание то, что маленький покоряющий огонь шалун сделал с косичками Даю и горшком клея несколько месяцев назад.
Не могу винить Ли в отсутствии хобби, признался себе Хьёдзин. Между работой в клинике и заботой о маленьком проказнике у кого бы осталось время?
И это не говоря о покорении воды. Ома, Шу и Анги, если Ли ещё и этим занимался, когда он вообще спал?
- Мой племянник вечно в делах, - улыбнулся Муши. – Я пытался заинтересовать его Пай Шо, но он предпочитает изучать карты. А иногда рыбачить.
- Жаль, что ты не пошёл во флот, - сухо заметил Мин.
- Тогда мне было бы затруднительно заниматься с Мастером Амаей, - ровно ответил Ли.
- Как будто ты будешь по этому скучать, - скептически возразил Мин.
- Да, буду.
О, нет, Хьёдзин чуть не поморщился, услышав этот ровный, нарочито-спокойный тон. Плохо дело. Он не мог винить Амаю за желание провести тихий, спокойный вечер после целой недели хаоса, устроенного Ли и Муши. Но сейчас им не помешал бы старый добрый голос разума.
Однако Лули недаром так долго пробыла женой стражника. Она встала с непринужденной улыбкой.
- Ну, никогда не поздно научиться веселиться, правда? – Она подмигнула Мейшанг.
- Рубиновые черешки уже почти готовы, - поддержала её Мейшанг. – Можете пока погулять, если хотите. – С извиняющейся улыбкой она жестом указала Ли на дверь в сад. Откровенно благодарный взгляд, брошенный в её сторону молодым человеком, не мог принадлежать подростку, которого тащит за руки весело гомонящая группка детишек, кисло подумал Хьёдзин.
Вот только это было так. Потому что сын Великого Имени, очевидно, располагал только двумя реакциями на угрозу: убить или игнорировать. Принимая во внимание то, что он, вероятно, не хотел убивать Мина, а игнорировать молодого покорителя земли было невозможно… нда.
Судя по обреченному виду Тингжэ, они уже обсуждали это. И разговор не получился. Прочистив горло, Хьёдзин отодвинул стул и положил тяжелую руку на плечо Мина.
- Хочешь совет? Не делай этого.
- Почему? – едко спросил Мин. – Потому что он покоритель огня?
- Нет, - прямо заявил Хьёдзин, не отводя взгляда от глаз Мина. Джия охнула, остальные взрослые напряглись. – Потому что он сломает тебя пополам голыми руками. В прямом смысле слова. – Он обучен, он смертоносен и у него выдался на редкость паршивый год. – Какая у тебя с ним проблема?
- Он из Народа Огня, - в устах Мина это прозвучало как ругательство. – Вы знаете, чему они учат покорителей огня.
- Знаем, - сказал Муши. Его зеленые глаза оценивающе скользили по Мину. – Но уверяю тебя, что Ли никогда не принимал участия в военных действиях против Царства Земли. Да, он сталкивался с покорителями земли из армии, но только чтобы спасти меня, когда я совершил одну глупость. Но даже в том случае он оставил их живыми. Покрытыми синяками и похороненными под собственными камнями, но вполне целыми и здоровыми. – Он сложил руки на груди. – А ты знаешь, чему учат покорителей огня? Подозреваю, что нет, или ты не стал бы делать из себя препятствие на пути к ключевой стратегической цели. И этой целью является, - голос Муши перекрыл пытавшегося протестовать Мина, - безопасность Джинхая, твоей семьи и всех нас. Джинхай должен учиться, или вся твоя семья окажется под угрозой. Ты брат Джинхая, и он берет с тебя пример. А значит, моему племяннику приходится с осторожностью выбирать средства, с помощью которых он разберется с тобой.
Джия слегка побледнела. И доказала, что гораздо умнее, чем она показывает своим друзьям, иронично подумал Хьёдзин.
- И ты позволишь ему сидеть тут и говорить такое? – жарко воскликнул Мин, взглянув на отца.
- Мин, - с натянутым терпением проговорил Тингжэ, - ты не слушаешь…
- О, я услышал достаточно. Стратегическая цель? Ты говорил, что учитель должен уважать своих учеников. А ты позволяешь учит Джинхая тому, кому до него и дела нет? – Со скрежетом отодвинув стул, Мин зло уставился на Муши. – Всё было отлично до того, как он появился! Можете сказать ему, пусть выбирает средства сколько угодно. Я поступлю так, как считаю правильным.
- Мин, - начала Мейшанг.
- Я вернусь до комендантского часа!
После того, как её брат с грохотом вылетел из комнаты, Джия слабо улыбнулась.
- Я… пойду оттачивать свои хайку. Мне надо быть в форме для соревнования. – Вежливо поклонившись, она сбежала наверх.
- О, это всё кончится просто превосходно, - с сарказмом заметил Хьёдзин. – Профессор…
Тингжэ с непроницаемым лицом поднял руку.
- Поверьте, мы прекрасно знаем, какими неприятностями это может закончиться.
- Что, ещё хуже тех, о которых вы говорили? – мучимая ненасытным любопытством Лули склонила голову набок. – Я уверена, это будет малоприятно, но они же просто мальчишки. Пусть немного побьют друг друга и… Мейшанг?
Обойдя вокруг стола и подойдя к стулу Муши, жена профессора грустно покачала головой.
- Не думаю, что Ли знает, как быть «просто мальчишкой». Или я ошибаюсь? – Нагнувшись, она что-то прошептала на ухо Муши. Муши и бровью не повел, но глубоко вздохнул.
- Может быть, мы может обсудить это в более приватной обстановке?
- Мой кабинет, - предложил Тингжэ. Он нахмурился на Хьёдзина и Лули. – Вы вряд ли захотите знать такие детали, ради вашей же безопасности. Мы с Мейшанг уже знаем самую опасную часть…
- Думаю, мы можем поговорить, не упоминая никаких имен, - вежливо предложил Муши. – Если вы действительно хотите знать больше, чем сейчас. – Ещё один вздох. – Я скажу только одно. Если Мин считает, что Ли не уважает Джинхая и заявит это ему в лицо… его ждет весьма болезненный урок.

***

- Хозяин Огня, - в полуобморочном состоянии прошептал Хьёдзин. Лули сидела, вцепившись в его руку с широко раскрытыми глазами. – Он сражался на дуэли с Хозяином Огня?
- Совет проходил в зале для военных заседаний Хозяина Огня, - горько пояснила Мейшанг. – Если Озай решил воспринять то высказывание как оскорбление… Да, он мог обвинить Ли в проявлении неуважения. – Её взгляд перекинулся на Айро. – Это было жестоко.
- Да, - скорбно признал Айро, вспоминая её чуть слышный почтительный шепот «принц Айро». – Мне не следовало разрешать моему племяннику входить в ту комнату. Я должен был понять, что он не промолчит, когда увидит проявление такого насилия над нашим народом. Я должен был знать, что он… слишком доверчив.
- Он говорил, что даже не сражался, - Тингжэ поморщился при виде острого взгляда Айро. – Не вините его. Он очень старался не выдавать подробности. Духи, и я понимаю, почему.
- Это было наилучшим решением, которое он мог принять, - угрюмо ответил Айро. – Недавно я узнал об обстоятельствах, связанных с исчезновением его матери. - Он поморщился. – Я знал, что мой брат предпочитал сестру Ли в качестве наследницы, но я не представлял, как далеко он может зайти ради этого.
Лули и Тингжэ побледнели, Мейшанг с трудом сглотнула, но Хьёдзин… Хьёдзин посмотрел на него, по профессиональной привычке обращая гнев в пристальное внимание.
- Вы думаете, что ваш брат помог организовать дуэль, чтобы убить Ли.
- Я думаю, что такая смерть была бы ему весьма кстати, - холодно отрезал Айро. – Но так как Ли встал на колени, даже Хозяин Огня не мог нанести смертельный удар. – Он покачал головой. – Я уверен, что мой брат был весьма недоволен. Он предпочитал сестру Ли, это я знал. Но я не понимал, насколько, пока она не появилась с приказом вернуть нас домой в цепях… живыми или мертвыми. – Айро прямо смотрел в глаза Тингжэ. – Она превосходный покоритель огня, по-настоящему одаренная. Если бы я помедлил хоть секунду, чтобы блокировать её удар… У Ли не было защиты против использованного ею приема. Большинство людей думает, что такой защиты вообще не существует.
- Его сестра пыталась?.. – Лули трясло. От ярости, а не от страха.
Ты обрел настоящее сокровище в лице своей жены, Хьёдзин, с одобрением подумал Айро. Могу только надеяться, чтобы моему племяннику так же повезло.
- Теперь вы начинаете понимать, почему мой племянник не представляет, что ему делать с Мином.
- Ома и Шу, - профессор обхватил голову руками и резко втянул воздух, потом выпрямился и расправил плечи. – Вы тактик, генерал. Что вы предложите?
- Генерал? – переспросили, раскрыв рот, Лули и Хьёдзин.
- На пенсии, - улыбнулся Айро. – И… постойте. – Он прикрыл глаза, ощутив присутствие контролируемого огня гораздо более яркого, чем крошечные всплохи Джинхая. – В дверь сейчас постучат.
Несколько мгновений спустя кулак его племянника постучал по двери.
- Дядя? Профессор?
Тингжэ приподнял бровь.
- Входите.
Дверь приоткрылась на несколько дюймов.
- Я не хотел вас прерывать, но… - взгляд Зуко обежал их серьезные лица, и молодой человек поморщился. – Что такое «прятки-скользилки»?
О.
- Думаю, что-то вроде пряток-взрывалок, - задумчиво ответил Айро. – Только без взрывов.
- А, - Зуко по-прежнему был полон сомнений.
- И никаких ножей, - быстро добавила Мейшанг.
- Ладно, - Зуко уже не выглядел таким пасмурным. – Спасибо, - он закрыл дверь и ушел.
- Никаких ножей? – выдавил Тингжэ, пока другие два гостя сидели, открыв рты.
- У нас грубые игры, дорогой.
- Как вы узнали, что он придет? – поинтересовался Хьёдзин, по-прежнему разглядывая дверь.
- Умелый покоритель может чувствовать близость своего элемента, - сообщил Айро. – Все покорители огня несут собственный внутренний огонь. Мой племянник точно так же может чувствовать меня, когда он спокоен. Что бывает нечасто, - признался он после некоторого раздумья. – Итак, касательно ответа на ваш вопрос, зачем мы здесь, госпожа Мейшанг… Проявите ещё немного терпения к старику. – Духи, в каком-то смысле это была самая тяжелая часть.
Их дети, их жизни находятся под угрозой. Они имеют право знать.
- После дуэли Хозяин Огня сказал, что, отказавшись драться, мой племянник проявил постыдную слабость, - продолжил рассказ Айро. – Его изгнали и отправили… нет, это история для другого раза. Давайте скажем, что это было задание, которое Ли ни за что не пережил бы в одиночку. Поэтому я поехал с ним. Я надеялся сохранить ему жизнь, обучить его и излечить худшие из ран, оставленных моим братом. Я надеялся, что вдали от Народа Огня, мы найдем… шанс. Что-то неожиданное, что мы сможем обернуть к нашей пользе.
- Думаю, вы сделали на этом репутацию, - сухо заметил Тингжэ. – Что заставляет меня задаваться вопросом, как ваш брат отважился отпустить вас на свободу.
- А, - улыбка Айро стала грустной. – Но я просто отчаявшийся старый неудачник, который потерял единственного сына, положение и волю сражаться. Мой брат сказал бы вам именно так.
- Ли сказал, что отец сбросил его вам на руки, - Хьёдзин свел брови, придя к нехорошему выводу. – Он был прав, так?
- Я оплакивал своего сына и не возвращался домой в течение нескольких месяцев после исчезновения мамы Ли, - ровным голосом проговорил Айро. – Я очень сожалею об этом. Его отец не защищал его от нападок сестры, а никто другой не смел этого делать. Она… жестока. Её нравиться видеть чужую боль. И она искусно обманывает людей, заставляя их поверить, что она невинна, как коала-ягненок. – Он поднял бровь. – Если вы увидите её, я советую вам бежать. Быстро.
- Но она не сможет попасть в Ба Синг Се, - запротестовала Лули.
- Госпожа Лули, мы в Ба Синг Се, - отметил Айро. – Признаю, нам помогли, но стратегия и тактика у нас в крови. Ли смог проникнуть на Северный полюс, в самое сердце ледяной крепости до того, как Джао ворвался туда со всеми своими силами. Я сомневаюсь, что она по своей воле решит выдать себя за простую беженку, но если мой брат прикажет, она это сделает. Она верна ему. – Его голос печально стих. – И это самое душераздирающее, что есть в этой истории. Несмотря на все недостатки моего брата, его дети любят его и безгранично ему верны. А он… я начинаю сомневаться, что он когда-либо кому-либо был верен. Даже нашему отцу. – Айро погрузился в болезненные воспоминания. – Особенно нашему отцу.
- Вашему отцу? Но это же… - Тингжэ осекся, очевидно, перебирая в голове имена и даты. – О, духи, это… мне даже слов не подобрать…
- Ли знает? – тихо спросила Мейшанг.
Айро втянул воздух и вздохнул.
- Да, - он прямо смотрел на неё. – Но я не знал. Многие годы Ли был слишком напуган, чтобы рассказать мне о том, что знает. Его дедушка был мертв. Его матушка исчезла, и никто не говорил, куда. И он уже знал, что его сестра видела в нем препятствие, которое следует убрать. Он был очень сильно испуган, очень долгое время. Он часто топит страх в гневе, что полезно, когда ты сражаешься за свою жизнь. Но он знает, что не должен так поступать в присутствии Джинхая.
Хьёдзин застонал.
- Проще говоря, внутри этот парень покрыт шрамами как портовая крыса-долгоносик, не имеет нормального человеческого представления о вражде, но не хочет убивать других подростков как кротобарсук, и свиреп в бою как карликовая пума, загнанная в угол скорпионогадюками.
- Вы прекрасно подвели итог, - похвалил его Айро.
- Может ему просто связать Мина и оставить повисеть под мостом? – насмешливо предложила Лули.
Айро аж просиял от восхищения и бросил вопросительный взгляд на Тингжэ.
- Вы обидитесь, если я подкину эту идею Ли? Это будет гораздо безопаснее для Мина, чем большинство сценариев, которые я рассматривал.
- Вам лучше не спрашивать, что я о вас думаю, - предупредил Тингжэ, беспокойно барабаня пальцами по колену.
- Да парень не такой, - успокоил взволнованного отца Хьёдзин. – У Ли голова набекрень и взрывной темперамент, но он не ищет драки.
Лули погладила мужа по плечу, её взгляд выражал сочувствие.
- К его несчастью, драки ищет Мин.
- Ага, - кивнул Хьёдзин. – Я думаю, генерал спрашивает о… назовем это правилами схватки.
- Именно, - склонил голову Айро и снова посмотрел на профессора. – Мой племянник справедливый и благородный молодой человек. Он будет вести себя соответственно, если кто-нибудь просто сообщит нам, что является приличным.
Мейшанг сохранила спокойствие, в то время как её муж скрестил руки на груди и с сомнением посмотрел на Айро. Чтож, никто не говорил, что покорителя земли легко убедить в том, что он не желает принимать.
По крайней мере, хоть Зуко весело.

***

Лежа ничком в тени от соединенных под углом скатов крыш и держась руками за черепицу, Зуко улыбнулся, слушая голос, бормочущий отрывки хайку. Детишки, игравшие в прятки в саду Мейшанг, знали, что он где-то здесь, но они искали внизу, а не наверху.
Царство Земли, хе.
Эта мысль не совсем честная, поправился Зуко, глядя, как Джинхай заглянул за садовую бочку с водой и обнаружил взвизгнувшую Лим. Многие солдаты Народа Огня тоже не смотрели вверх.
Глупцы, Воздушные Кочевники не единственные, кто может занять высоту.
Дай Ли понимали это, судя по тому, как они спрыгнули с крыш, окружая духа-зонтика. Как иронично иметь что-то общее с людьми, которые наверняка убьют его, если узнают, кто он такой.
Они сражаются с духами. Я гонялся за Мостом в Мир Духов. И все мы следовали приказу.
Приказы, которые ненавидел весь остальной мир. Приказы, отданные их законными правителями. И если Царь Земли не совсем точно понимал, что творят Дай Ли, то, черт побери, ему следовало в этом разобраться.
Да, у него было гораздо больше общего со зловещими покорителями земли, чем ему хотелось думать…
Ага, а вот и они.
Он подавил желание помахать рукой теням, расположившимся на крыше через несколько домов. Вряд ли они это оценят.
А мне и тут очень хорошо. Мы играем в игру.
Вероятно, Дай Ли поняли это: они ничего не делали. Хотя, кажется, они чего-то ожидали…
Черепица дрогнула под его ладонями, и он оказался недостаточно быстр.
Обожженная глина тисками сомкнулась вокруг него, и Зуко почувствовал, как завибрировала крыша, когда несколько людей поднялись на неё.
- Посмотрим, как тебе понравится этот прием, Мин! – с издевкой сказал один. – Мужик, ты думаешь, что можешь стать Дай Ли? Да ты же даже не увидел удара!
Мальчики-подростки. Ненавижу их. Ненавижу их всех, решил Зуко, сдерживая раскаленную докрасна ярость.
- Я не Мин, - рявкнул он.
- Эй… он прав, - удивленно сказал другой мальчишка. – Что нам теперь…
- Неважно.
Третий голос, заметил Зуко, медленно и размеренно дыша, потом прижал придавленные ладони к крыше и раздул внутренний огонь. Он тут главный. Он очень уверен в себе…
- Он здесь. Значит, это ещё один друг-беженец этой семейки. Придется ему передать наше послание.
Зуко усмехнулся, даже не смотря на то, что черепица сжалась крепче. Его прижали. Он не мог открыто использовать огонь. А их было трое.
Не повезло им.

***

- Я понимаю ваше беспокойство, - терпеливо объяснял Айро, - но…
Лампа в кабинете вспыхнула, пламя с ревом вырвалось вверх и заколыхалось. В знакомом ритме.
О, нет.

***

Горячие куски черепицы раскрошились, и руки Зуко получили возможность двигаться.
Подходите!
Не обязательно видеть элемент, чтобы его покорять. Главное чувствовать его.
Мужские голоса вскрикнули, когда вода отвесила им оплеуху, и его черепичная тюрьма ослабла. Большего ему и не требовалось.
- Идите в дом!
Он слышал, как начали кричать дети, но они были слишком далеко. Ему надо было разобраться с тремя покорителями земли, тремя молодыми глупыми подростками, которые уже продемонстрировали, что могут покорять смертельно опасную черепицу, когда внизу находятся невинные гражданские…
Резко рубанув пальцами по воде, он получил две струи в виде щупалец, обернутые вокруг его рук. Нагнись, повернись вокруг себя, а потом выдохни…
Лед приковал четыре ноги к крыше. Третий покоритель вскрикнул, его ноги разъехались, и он продолжал вопить всю дорогу вниз.
Касайся дело его одного, Зуко полностью обездвижил бы оставшуюся парочку прежде чем спрыгивать с крыши. Но дело было не только в нем: пока Суин уговаривала Лим и тянула Джинхая к дому, Даю подошла к на чем свет стоит ругающемуся подростку с невинным намерением помочь…
Зарычав, подросток отшвырнул её обернутым землей кулаком.
Неправильный ход.
Зуко почти на автомате уклонился от земляного снаряда размером с его голову. Но если камни летели в него, они не были направлены на детей… И была ещё одна причина спуститься с крыши на землю: так вода была ближе.
Одна водная струя выстрелила вперед, обернувшись вокруг рабочей руки, другая спутала ноги прежде чем подросток смог полностью встать. Второе морозное дыхание.
Вниз и наружу.
Что-то свистнуло в воздухе, и он почти уклонился.
Они бросают черепицу, подумал Зуко сквозь первый приступ боли. Он чувствовал, как капала кровь, но не обратил на это внимания: раны в голову всегда сильно кровоточат, и он не был мертв. Сейчас темно, и они видят не так хорошо, чтобы быть уверенными, что целят именно в меня.
…Черт, у меня получается никуда не годная водная стена.
Колеблющаяся вода замедляла черепицу, но не останавливала. Он мог уворачиваться, но дети… Черт побери, он был бесполезен в защите!
Тогда атакуй.
Сжимать воду было трудно, но двигать – очень легко. Зуко завернул её в крутящийся столб между собой и черепицей, используя вращающий момент миниатюрного водяного смерча, чтобы швырнуть снаряды назад… И тут вес льда и тел на лишенной черепицы и ослабшей от огня крыше сделал именно то, на что Зуко надеялся.
Крак. Тресь.
- Моя одежда! – завопила Джия.
И все черепицы замерли.
Профессор Тингжэ стоял рядом с ним, недвижимый как гора, вытянув руки в формальный жест «стоп», который, вероятно, держал каждый дюйм земли в квартале намертво замороженным. Хотя вряд ли двое ныне торчащих из крыши парней могли оказать какое-либо сопротивление.
- Что, - строго сказал профессор, - означает этот вандализм?
- Не вандализм, - отозвался Зуко, собирая воду в извивающееся щупальце рядом с собой, пока две маленькие девочки бросились в объятия Лули и разразились плачем. – Они сказали, что у них послание для Мина.
- О, правда, - голос Хьёдзина не предвещал ничего хорошего, пока он с гневом смотрел на замороженных подростков. – Кто из вас, воспитанных выдающихся господ, ударил мою дочь?
Даже под слоем льда мальчик вспотел.
- Убирайтесь. Из. Моей. Комнаты! – В окне появилась Джия, резко крутя руками над головой… и двое налетчиков с прижатыми черепицей руками вылетели из дыры в крыше. И полетели вниз.
Они остановились в дюйме над землей. При свете лампы, принесенной Мейшанг, тяжело было разглядеть детали, но Зуко был уверен, что Тингжэ усмехнулся.
Все здесь, подумал Зуко. Дядя с Джинхаем и Суин. Госпожа Лули со своими детьми. Пусть теперь стражник разбирается с ними.
Успокоенный, он отправил позаимствованную воду обратно в бочку и встал подальше от света. Он принял свой кожаный мешок с водой из рук Айро с тихим благодарным «спасибо».
- Весьма сдержанно, - одобрил дядя Айро. – Молодец.
- Надеюсь, что так, дядя, - пробормотал Зуко. – Дай Ли стоят на крыше к северу отсюда.
Примечание:
**моти - японская лепёшка, сделанная из истолчённого в пасту клейкого риса особого сорта мотигомэ и раскатанная в форму.
[/cut]
 
OinariДата: Четверг, 01/11/2012, 18:27 | Сообщение # 54
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)
Несмотря на все недостатки моего брата, его дети любят его и безгранично ему верны. А он… я начинаю сомневаться, что он когда-либо кому-либо был верен. Даже нашему отцу.

Так, я начинаю немного путаться. wacko У Огненных же тут типа "пунктик" по поводу верности. Это тогда как так Озай может быть никому не верен?
 
aminyaДата: Четверг, 01/11/2012, 19:20 | Сообщение # 55
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Oinari)
Это тогда как так Озай может быть никому не верен?

Ну, верность можно рассматривать как эмоцию и привязанность, а можно как связывающую цепочку. Думаю, у Озая как раз второй вариант. По сути, против отца он никаких враждебных действий не совершал. Никого и ни к чему не подталкивал. А то, что жена его папашу прихлопнула, чтобы Зуко защитить, так невиноватый он. Она сама пошла-а-а!
И, как я уже говорила, верность очень зависит от умения самому себе обосновать свои действия. В случае прямого нарушения или атаки кара неизбежна, но если действовать тонко и опосредованно, то многие поступки возможны.

[cut=Глава 15. Часть 1. Тень опасности.]Глава 15. Часть 1. Тень опасности.

Три формы, с величайшим удовлетворением подумал Широнг, вдыхая аромат утренней чашечки чая. Три обученных покорителя земли – пусть неопытных, но они обучались годами – и Ли победил их с помощью трех форм, которые он выучил за неделю.
Но… три формы покорения воды. События, которые он наблюдал на крыше, намекали на что-то ещё. Именно поэтому он и сидел сейчас в этой чайной в гражданском и ждал, когда один из работников пойдет на заслуженный перерыв.
Мысль неожиданная, размышлял Широнг, допивая напиток, но имеет смысл. И пусть это кажется невозможным… совершенно очевидно, что они здесь. Однако если я прав… Нда, это настоящий бассейн с зубаткоугрями.
А, Пао вышел в гостевую часть чайной, что означало, что его цель направилась на задний двор. Расплатившись, агент Дай Ли растворился в толпе, незаметно скользнул вверх по нескольким удобно расположенным стенам и снова приземлился на землю на задворках чайной.
Агент ни капли не удивился, что при его появлении Муши даже бровью не повел.
- Доброе утро, - радушно приветствовал его пожилой господин.
- И вам того же, - откликнулся Широнг.
- Мой племянник хорошо описал вас, - заметил Муши. – Но я мог и ошибиться.
Так-так, вот откуда Ли всего набрался, весело подумал Широнг. Хотя из-за своего темперамента молодой покоритель воды был лишен тонкости, агент понял, почему Ли мог хотя бы узнавать её в действии.
- Поскольку я знаю, что Пао прижимист на перерывы равно как и на всё прочее, то сразу перейдем к делу. Одалживая Ли свиток, я ожидал, что он ответственно отнесется к тренировкам. Но я не ожидал увидеть то, что видел прошлой ночью, от человека, не имеющего опыта покорения. – Он сделала многозначительную паузу. – Или мне лучше сказать, от человека, не имеющего опыта с формами покорения.
Муши недоумевающее поднял бровь.
- Простите нетерпение молодости, - с сарказмом продолжил Широнг, - но как двое колонистов добрались до Ба Синг Се?
- Соблюдая осторожность, - улыбнулся Муши. – Хотя всё не так, как вы думаете. Мы с Ли покинули те места много лет назад по причинам, о которых вы можете догадаться, - сухо добавил он. – Его стиль настолько выделяется?
- Немногие заметят это, - откровенно признался Широнг. – Я видел многих покорителей воды. Они ждут, когда на них нападут. Ли сразу целит в горло врага. – Он вопросительно взглянул на старшего мужчину. – И весьма эффективно. Думаю, у него был хороший учитель. Ты не безвредный старик, и мы оба знаем это. И потому мне хочется знать, зачем ты так стараешься им выглядеть.
Муши, кажется, целую вечность разглядывал его, потом вздохнул.
- Как вы знаете, я слышал истории о Дай Ли. Но я слышал и мнение моего племянника о вас. Я не верю, что вы хотите причинить ему вред. И если это так, то события прошлого вечера требуют объяснений.
С одной стороны, Дай Ли не обязан ни перед кем отчитываться. С другой стороны… Муши тоже сражался с духами.
- Ли держал ситуацию под контролем, - откровенно признался Широнг. – Ну, или достаточно к этому близко. Хотя на самом деле мне хотелось посмотреть, что Мин станет делать с взбешенными маленькими дворянчиками, перед которыми он задирал нос. Наши дворяне с трепетом относятся к разнице в положении и пониманию своего места. Они никогда не опустятся до того, чтобы стать Дай Ли, но духи нас сохрани, если сын беженки проявит достаточное для этого мастерство. – Он помедлил и постарался это скрыть.
Спроси, лучшего шанса у тебя не будет.
- Это правда, что генералы Народа Огня не дворяне?
- И да, и нет, - ровно ответил Муши. – Большинство из тех, кто занимает высокое положение, это могущественные покорители огня и, как правило, из благородного рода. Но не все. Тактический дар и способность покорять не всегда встречаются в одном человеке. – Он улыбнулся. – Я начинаю понимать, почему мой племянник подпустил вас так близко. Вам обоим интересно знать, как обстоятельства могли бы сложиться, если бы вы родились другими людьми, если бы не было войны… или слухов о войне.
Отлично вывернулся.
- Мне интересно, как Ли родился тем, кем он родился, - с намеком спросил Широнг.
- Матушка Ли скрывала своё происхождение, - пожал плечами Муши. – Я узнал о её способности исцелять случайно: рождение Ли было очень трудным. Но она была моей дорогой невесткой, и я ни за что не выдал бы её.
Глаза Широнга сузились, когда он подумал о шраме.
- Но кто-то узнал.
- Нет, всё было не так, - во взгляде Муши мелькнула насмешка. – Ли плохой лжец, но хорошо хранит секреты. – Он вздохнул. – Нет, то, о чем вы подумали… произошло не из-за того, что он покоритель воды, а потому что у него есть сердце. – Он слегка поежился. – Я много путешествовал за свою жизнь. На этот раз мы просто уехали… подальше.
- Я вижу, откуда Ли взял свою склонность недоговаривать, - сухо съязвил Широнг. – Вы понимаете, что вас обоих могут арестовать как шпионов?
- Да, - согласился Муши. – Могу лишь только уверить вас, что мы ими не являемся. Мы то, чем кажемся: двое беженцев, бегущих от… того, что ждет за стенами Ба Синг Се.
На этом он умолк и принялся ждать.
Как Ли. Он знает, когда перестать говорить. Кто же ты такой на самом деле?
Но сейчас не время настаивать на ответе на этот вопрос. Пока нет.
- Надеюсь, вам понравился ваш чай. Я спрошу Пао, не желает ли он расширить выбор черного чая улунг.
Значит, Муши не только видел его в чайной, подумал Широнг, исчезая из вида, но и соотносил человека и сорт чая. Полезная привычка для хозяина лавки… или шпиона.
Но они не шпионы. Никто не станет делать такого запоминающегося человека как Ли агентом.
Но вот Муши…
Черт, путешественник, колонист, умеющий драться и сливаться с толпой, который знал, что мать Ли была покорительницей воды и промолчал… Это имеет смысл.
Итак, вероятный шпион в позиции учителя и его племянник, который явно предан ему.
Готов поспорить, что Ли должен был продолжить семейное дело.
Устроившись на скрытом от глаз участке крыши, Широнг откинулся на спину, чтобы как следует поразмышлять. С одной стороны, новость была хорошая. Ли не был случайным удачным уловом. Он был великолепным уловом, уже поднятым на нужный уровень и подготовленным к трудному выбору и невозможным ситуациям, в которые агент может угодить без всякого предупреждения. С другой стороны…
Не думаю, что расскажу Квану, откуда Ли родом. Пока.
Покорение разума Дай Ли не работало на выходцах из Народа Огня. Не так, как должно было. Да, им можно было промыть мозги. Это занимало больше, гораздо больше времени, но это было возможно. Им можно было вживить ложные воспоминания, подавить их волю… Но если приказ противоречил их верности, они просто… ломались. Если они не падали замертво на месте, то умирали в течение нескольких дней. Всегда.
Мы можем или поверить Ли, или убить его. Третьего не дано.
Это не обязательно служило поводом для дисквалификации мальчика как кандидата. История показывала, что некоторые люди поступали в Дай Ли именно потому, что не поддавались стандартной процедуре. И почти в каждом случае, если проследить их происхождение достаточно далеко… Нда.
- Это вам не шуточки, - засмеялся Широнг, вспоминая тихую панику Ли и его попытку увести агента от любых разговоров об его огненном наследии. – Когда-нибудь я обязательно увижу тебя с пучком волос на голове.
Когда-нибудь после того, как он расскажет Квану правду. Однако обтяпать дельце будет нелегко. Квану хватит практичности принять покорителя воды, колонист он или нет. Но вот Лонг Фэнг…
Он наш предводитель. Но Аватар Киоши создала нас, чтобы служить городу, а не одному человеку.
Какой бы правдивой ни была эта мысль, Широнг всегда чувствовал неудобство. Лонг Фэнг заслужил своё право на власть. Он сражался за них всех, почти двадцать лет назад, отразив одно из самых темных нашествий духов, когда-либо заполонявших эти стены. Сам Широнг до сих пор носил шрамы с той ужасной ночи. Амая сделала, что могла, но ей пришлось экономить силы, чтобы помочь наиболее пострадавшим от клыков, когтей и жадно сосущих ртов, которые высасывали чи как кровь.
Агент поморщился, когда воспоминания заставили раны откликнуться болью. Они были одной из причин, почему он так и не женился. Рваные синие шрамы, оставленные явно необычными зубами и когтями, как правило, заставляли возлюбленных… почувствовать себя неважно.
Нет, он не сомневался, что Лонг Фэнг заслужил своё положение. Но временами создавалось впечатление, что этот человек думал исключительно о Ба Синг Се, словно войны действительно не существовало. То, что сейчас они удерживали летающего бизона Аватара, свидетельствовало об этом. Если Лонг Фэнга так заботило влияние Аватара на Царя Земли, разве не разумнее выпустить животное и избавиться от проблем одним махом?
Я простой агент. Я не знаю, что задумали наши генералы. Конечно, у них есть на то хорошие причины.
И Широнг не собирался подвергать сомнению суждения человека, который спас жизни им всем той темной безлунной ночью. В сравнении с этим недавняя осада генерала Айро была просто воплощением мира и гармонии с духами.
Для кровожадного покорителя огня он сражался чисто. Интересно, что с ним стало после того, как он снял осаду?
Скорее всего, ничего хорошего, раз Хозяин Огня Азулон назвал своим наследником Озая вместо него. А офицеры Озая… не сражались чисто.
- Та бедная девочка, - пробормотал Широнг, вспоминая неохотное признание Ли. Покоритель воды удержался от кровавых деталей… но он и сам мог их прекрасно представить. К несчастью.
Такие вещи происходили пару раз во время осады… но не более. Реакция принца Айро на насилие над гражданскими всегда была быстрой, справедливой и беспощадной. Ни один моровой дух не появился вслед за ним.
Только огонь, кровь и пепел, зло подумал Широнг. Полмира они уже завоевали, и теперь ни за что не остановятся. Духи, как я их ненавижу!
Но он обнаружил, что ненависть – обоюдоострый меч. Он так сильно и глубоко ненавидел Народ Огня, оплакивая потерю своих людей, что начал понимать их. Только для того, чтобы лучше их уничтожать, если представится шанс. Он изучал, копался в архивах, ходил на допросы нескольких редких покорителей огня, которых удавалось поймать живыми…
И один пыльный полдень в университетской библиотеке потряс его до глубины души.
Честь. Долг. Великодушие. Уважение. Мужество. Честность. Добродетель.
Основополагающие принципы Народа Огня согласно записям, оставленным лично Аватаром Киоши.
Слова ничего не меняли: он по-прежнему ненавидел их, по-прежнему намеревался не позволить их армии потревожить с таким трудом заработанный мир в Ба Синг Се. Любыми доступными методами. Но глубоко под ненавистью появилось что-то ещё… Он не знал, как назвать это чувство, но оно было сродни печали.
Колониальный покоритель воды куда более верен их принципам, чем их собственные солдаты. При этой мысли Широнг иронично фыркнул. Но я не стал бы использовать этот аргумент в споре с Кваном.
Проблема была не в Кване. Кван ненавидел Народ Огня так же, как и он. Но Лонг Фэнг…
Я видел, как он допрашивает пленных. Он их не ненавидит. Он их презирает.
И от этого Широнгу становилось не по себе.
Соберись, велел себе Широнг. Тебе дали время на то, чтобы завербовать Ли. Воспользуйся им. Пусть его поступки говорят сами за себя.
Тем временем его ждала работа. В доках не было эпидемии, но такие слухи не возникают из воздуха. Просто он не знал, что за ними стоит. Пока.
Пора идти на охоту.

***

Суин снова уткнулась лицом в пыльный футон и застонала. Я дала себе слово, что не стану смотреть. Я обещала.
Но она засмотрелась. Снова. И Ли снова воспользовался её несобранностью, чтобы обернуть то, что должно было быть простым блоком с уклонением в очередное позорное поражение. И это не говоря уже о бурно вспыхивающих листьях Джинхая, которые время от времени сопровождались искрами.
Ли вздохнул и дал ей встать на ноги.
- Ну, ладно, вы двое, хватит. Очевидно, что сегодня вы не можете сконцентрироваться.
Но в его тоне не было злости или разочарования, с облегчением заметила Суин. Только… терпение.
- Это из-за вчерашнего вечера? – Ли вопросительно поднял бровь, пристально разглядывая их.
Сидевший в углу отец отложил свои записи и вежливо кашлянул.
- Я могу понять вашего дядю, который не желал обсуждать детали в присутствии агента Дай Ли. Но заявление «мой племянник имеет причины заниматься с Мастером Амаей» оставляет множество неотвеченных вопросов.
Ли глубоко вдохнул и испустил тяжелый вздох.
- Духи любят портить мне жизнь.
- Вы шутите, - но голос Тингжэ прозвучал неуверенно.
- Как бы мне этого хотелось, - буркнул Ли, на секунду поднеся руку к шраму. – Когда… это случилось, Мастер Амая считает, что удар выжег почти всю воду из моего духа. Поэтому потом, когда она помогала нас спрятать… я утонул. – Костяшки Ли побелели, прежде чем он усилием воли разжал пальцы. – После этого вода стала… двигаться, когда я расстраивался. – Он выдавил слабую улыбку. – Видели бы вы лицо дяди.
- Могу себе представить, - пробормотал ошеломленный Тингжэ.
- Я тоже смогу научиться замораживать ослов? – с энтузиазмом воскликнул Джинхай.
- Лёд – это покорение воды, - осадила его Суин. – Я помню, как Ли говорил, что может двигать огонь внутри других вещей, даже в воде… нет, ты же тогда спал… Что?
Ли улыбался ей. Настоящей, искренней улыбкой.
- Джинхай, твоя сестра – гений!
- Правда? – с сомнением переспросил Джинхай.
- Я? – эхом откликнулась Суин.
- Сейчас принесу котелок, - торопливо сказал Ли и бросился наверх. Он вернулся ещё до того, как все трое успели обменяться вопросительными взглядами, таща один из больших котлов Мейшанг, до половины наполненный водой. – Если ты окажешься на виду, тебе понадобится огонь, чтобы не возбудить подозрения людей. Но здесь внизу мы можем сжульничать. Джинхай, руки на котел! Дыши, но глубоко, а не резко. Выталкивай внутренний огонь через руки. Нам нужно тепло, а не огонь.
Джинхай скривился от усердия, и в воде возникли первые крошечные пузырьки, потянулись вверх струйки пара.
- Хорошо, продолжай. И запомни это чувство, - распорядился Ли. – Если ты когда-нибудь провалишься под лёд, это может спасти тебе жизнь. – Он нахмурился. – Есть ещё пара техник, которые тебе для этого понадобятся, но тебе нужно овладеть куда бóльшим контролем над огнем, прежде чем приступать к их изучению. – Он пожал плечами. – Этот прием сам по себе можно использовать во множестве ситуаций. И большинство людей даже не заметят, что ты пользуешься огнем. Можете сказать мне, почему?
- Умм… - Джинхай задумчиво пожевал губу и покачал головой.
- Подумай, - Ли смотрел на обоих учеников. – Чем отличается этот прием от тех движений, что я вам показывал?
Движения? подумала запутавшаяся Суин.
- Джинхай не двигается.
- В точку, - Ли с предельной серьезностью посмотрел на её отца. – В этом одно из различий между огнем и землей. При покорении земли надо двигаться самому. При покорении огня двигается твоя чи. Это значит, если знать, что делать… если ты можешь дышать, то можешь покорять огонь.
- Вы обуглили черепицу, чтобы сломать её, - понял Тингжэ.
- Они не видели моих рук, - непринужденно сказал Ли. – А когда я достаточно освободился, чтобы призвать воду, они были пепел. – Он посмотрел прямо на Суин. – Дыхание двигает твою чи. Может ты и не можешь прожечь черепицу, но при достаточном обучении ты сможешь её проломить. И неважно насколько сильный покоритель тебе противостоит: если сможешь его удивить, у тебя будет шанс.
Суин с трудом сглотнула, одновременно и польщенная, и потрясенная.
- Поэтому Народ Огня продолжает выигрывать? – спросила она вдруг ставшим детским голосом. – Они просто… идут вперед, продолжают сражаться…
Прости! хотелось ей сказать, когда все глаза обратились на неё. Я не хочу делать тебе больно, никому из вас. Не понимаю, почему больно мне. Но это правда…
Но Ли не выглядел сердитым. Только грустным. И решительным, когда он сунул руку в рукав и вытащил кинжал в ножнах.
Красивый, подумала Суин сквозь тяжесть на сердце, разглядывая перламутровую инкрустацию и волнообразный рисунок на стали, когда Ли обнажил лезвие.
Никогда не сдавайся без боя.
- Дядя говорит, что надо учиться мудрости у каждого народа, - сказал Ли, держа лезвие так, чтобы она ясно видела надпись. – Он прислал его мне до того, как случился худший день в моей жизни. – Он молча перевернул лезвие другой стороной.
Сделано в Царстве Земли.
- Если бы не он, я бы не зашел так далеко, - вложив кинжал в ножны, Ли вновь спрятал его в рукав и внимательно посмотрел на обоих учеников. – Вы должны гордиться своим народом. Всем своим народом.
- Ваш дядя – весьма необычный человек, - задумчиво сообщил Тингжэ.
Лицо Ли осветилось слабой улыбкой.
- Думаю, да, - он протянул руку к котелку и кивнул головой. – Достаточно горячо. Джинхай, смотри. – Ли выдохнул и зачерпнул… Шар дымящейся воды переливался у него на ладони.
- Покорение воды… - начал было Тингжэ.
- Нет, - покачал головой Ли. – Покорение огня.
Суин раскрыла рот. Но… если он может… о, духи.
- Правда? – выдохнул Джинхай.
- Правда, - подтвердил Ли. – Это движение используется для того, чтобы схватить пригоршню огня. Огонь есть в горячей воде. Двигай его, и ты сможешь двигать воду вместе с ним. Но только если она достаточно горячая.
- Ты можешь научить Джинхая выглядеть, как покоритель воды, - выпалила ошеломленная Суин. – Ты можешь… он сможет использовать это у всех на виду
- Разве я не говорил, что ты гений? – подмигнул ей Ли и посмотрел на её отца. – Я не смогу обучить его всем приемам с помощью горячей воды. Управлять ей гораздо труднее, чем просто огнем. И если он столкнется с настоящим покорителем воды, тот поймёт, что здесь что-то нечисто. Но сейчас единственные покорители воды, о которых вам стоит волноваться, это мы с Амаей. Поэтому… - он одарил их широкой улыбкой, - кому хочется выбраться из этого подвала?
От радостного вопля Джинхая с брусьев на потолке посыпалась пыль.

***

- Тебе было страшно?
Зуко взглянул на Суин, пока они наблюдали, как Джинхай со смехом перебрасывает шар горячей воды с руки на руку.
- Когда вода начала притягивать меня? – наугад спросил он.
Суин кивнула.
- Я думала об этом… Я знаю, что покорение очень важно для Мина, Джии и папы, вероятно, для тебя с Джинхаем тоже. Но если бы мир начал изменяться вокруг меня… я бы расстроилась. И я подумала, может быть… - она застенчиво пожала плечами.
- Джинхаю очень повезло, - тихо отозвался Зуко. Хотел бы я иметь такую сестру, как ты. – Мир ушел у меня из-под ног. Я не знал, что мне делать. Кем быть. – Он медленно выдохнул. – Но это не первый раз, когда всё… рассыпается на части. Поэтому я продолжил двигаться дальше.
- Тебе было плохо, - прямо сказала Суин. – После Агни Кай.
Зуко молча кивнул, протянул руку к кожаному мешку с водой, снял крышку и вытащил тонкую струйку воды, которую принялся вертеть между пальцами. – По крайней мере, на этот раз выздоравливать было куда веселее.
Она медленно улыбнулась.
- Но мне не было страшно. Не совсем, – пожал плечами Зуко. – Мне было бы страшно, если бы я так… не устал. – Он поморщился. – В бою такое бывает. Ты не просто ранен и истощен. Устает твой дух. Дядя говорит, что не следует держать солдат на фронте больше месяца, если есть такая возможность. Людям нужен отдых и безопасность.
- …Зачем ты рассказываешь мне о солдатах? – севшим голосом спросила Суин.
Я постараюсь быть бережным, дядя. Но не знаю, будет ли этого достаточно.
- Потому что у тебя отлично получается, Суин, - честно признался Зуко, отправив воду обратно в кожаный мешок. – Ты внимательна, ты задаешь вопросы, и ты тренируешься не только до тех пор, пока движение не получится. Ты постоянно повторяешь уже изученные движения, чтобы отточить их. Ты хороша. Если продолжишь в том же духе, станешь ещё лучше.
Темно-зелёные глаза широко распахнулись.
- Я не хочу быть солдатом!
Духам нет дела до наших желаний.
- Но ты хочешь защищать Джинхая, - возразил Зуко. – Я знаю, каково это. Он твоя семья. Ты хочешь, чтобы он был в безопасности. Дядя говорит, что ты одна из нас. Я ему верю. Я говорю тебе это на всякий случай, Суин. На случай, если что-то пойдет не так. На случай, если всё пойдет не так. Если что-то случится и ты окажешься за пределами Ба Синг Се… не позволяй никому говорить тебе, что девочки не должны сражаться. Просто скажи, что у тебя есть родственники на острове Киоши, он твой младший брат, а они могут проваливать в логово Ко в дамской сумочке.
Суин уставилась на него.
Зуко немного покраснел. Ладно, не самые вежливые выражения, но, может быть, она их запомнит. И если она прокричит это в лицо какому-нибудь раздутому от чувства собственной важности стражнику, он может прирасти к месту на время, достаточное, чтобы выхватить оружие и разобраться с проблемой самостоятельно.
Вторая попытка.
- Суин… я говорю с тобой об этом только потому, что знаю, что ты станешь сражаться. Поэтому ты должна знать, как о себе позаботиться. Не только во время боя. До него, и после. После… очень тяжело. – Зуко сглотнул, в горле было сухо. – Это не похоже на пьесы или героические истории. Ты чувствуешь себя ужасно. Ты жива и рада быть живой… но от того чувствуешь себя ужасно, потому что кто-то не выжил.
Суин побледнела, стиснув пальцы.
- Я говорю с тобой потому, что ты любишь их, - Зуко старался, чтобы его голос звучал тихо, осторожно. – Когда мы любим человека, мы готовы броситься между ним и летящим огненным шаром. И мы даже не думаем об этом. – Он взял её руку в свои, согревая замерзшие пальцы. – Твоя мама знает, что это такое. Поговори с ней.
Суин судорожно вдохнула воздух.
- Она… профессорская жена…
- Она твоя мама. Никогда не связывайся с мамой. Они кусаются. – Он отступил на шаг, размышляя над имеющимися у него возможностями. – Просто поговори с ней. Я всегда жил среди неприятностей. Возможно, у неё найдутся идеи получше.
Суин кивнула, очевидно, обдумывая сказанное.
- Что мы будем делать теперь?
Зуко заметил, что шар Джинхая начал дрожать, угрожая превратиться в лужу, и подошел, чтобы нагреть его прикосновением.
- Теперь мы подумаем, как можно выдыхать горячую воду.
Джинхай высунул язык, но улыбнулся и сел со страдающим вздохом.
Умный парень.

***

- И вдохни, - велела Амая, прижав обернутую водой руку к покрытой шрамом коже. Она чувствовала на себе внимательный взгляд Муши, силу взошедшей за домом луны, ровную пульсацию чи под своей ладонью. Не такую быструю и сильную, какой должен быть её поток в здоровой плоти…
Но он боец. Может его немного потрепало, но он выживет. Более того, он будет процветать.
Удовлетворенная, она убрала руку, отправив воду в таз.
- Думаю, мы закончили.
Зуко несмело прикоснулся кончиками пальцев к краю сожженной кожи и изо всех сил постарался подавить разочарование.
- Я думал… а, ладно.
- Я целительница, а не дух, - отрезала Амая.
- И я вижу улучшения в том, что по-настоящему важно, - вмешался Муши, держа палец перед глазами племянника. – Следи.
Амая отошла назад, пока седоволосый покоритель огня проводил на племяннике тест, который сама Ягóда могла бы использовать для проверки периферийного зрения, и улыбнулась.
- Отлично, - наконец кивнул головой Айро. – На поверхности всё осталось по-прежнему, но внутри есть значительные улучшения.
Зуко взял себя в руки и кивнул.
- Спасибо.
Ты говоришь искренне, но всё равно тебе больно. Амая вздохнула и дотронулась до плеча ученика, пока он неохотно не встретился с ней глазами.
- В Племени Воды шрам – не знак позора. Его носят с честью и уважением. Он значит, что ты выжил.
- Неудачник не стоил того, чтобы тратить время на его убийство, - пробормотал Зуко.
Амая заставила себя не поморщиться, и заметила, как Муши подавил свою печаль. Ожог был нанесен покорителем огня, которому мальчик доверял…
Он не ребенок, напомнила себе Амая. Он более хрупкого телосложения, чем мужчины моего племени, у него никогда не будет фигуры копейщика, но он в возрасте, когда уже можно отправляться на войну. И, по словам его дяди, он уже участвовал в ней.
- Прости, иногда я забываю, что ты не мой коллега-целитель. Ты воин, проливший кровь. А воин не нуждается в сочувствии из-за шрама, который не смог его прикончить.
Зеленые глаза испуганно метнулись к ней. Но за первоначальным шоком стоял расчет.
Как они похожи. Что из этого кровь, а что обучение?
Разница была в возрасте: благодарность Муши светилась в его взгляде, в то время как Зуко выпрямил спину.
- Я… пойду схожу за уткой, - поспешно сказал Зуко, выскочив за дверь ещё до того, как успел договорить.
- Я удивлена, что он не забыл захватить воду, - насмешливо пробормотала Амая.
- Мой племянник всегда уделяет внимание своему оружию, - уверил её Муши и улыбнулся. – Временами воспитывать молодых людей так тяжело. Все наши спутники по путешествию были старшими, уверенными в своих способностях мужчинами.
- И ваш племянник всегда проигрывал, когда играл с другими детьми, - вздохнула Амая, рассеянно вращая воду в тазу кончиком пальца. – Я была знакома с молодыми воинами. К чести вас обоих следует отметить, что он не озлобился. Аватар или нет, тяжело смотреть, как двенадцатилетний мальчик отметает твоих людей в сторону как листья. – Она испытующе посмотрела на Муши.
Он склонил голову, но она заметила искру юмора в его глазах.
- Однажды я надеюсь рассказать вам всё. Но пока… Да, это было тяжело. Тем более что сперва я не понимал, что мой племянник верил, что он должен быть в силах одержать победу. В конце концов, именно этого ожидал от него его отец.
Амая немного отступила, перекидывая воду с руки на руку, размышляя над предложенным ей кусочком информации и как им лучше воспользоваться.
- Я сказала те слова от всего сердца. Воину не нужно сочувствие. Ему нужна месть.
Муши сложил руки на груди, предусмотрительно не совершая никаких резких движений.
- Это было бы затруднительно. Я не думаю, что смогу поднять руку на собственного брата, а я не испытываю к нему верности. А Ли оказался бы в куда более опасной ситуации.
- Можно отомстить и не убивая противника, - ровно предложила Амая. – Иногда я думаю, что моё племя изобрело большинство из этих способов. Жаль, что вы родились не одним из нас: наш вождь даже не понял бы, что его сразило. – Она вопросительно посмотрела на своего коллегу-учителя. – Полагаю, что ваш план по созданию убежища послужит прекрасной местью кое-кому. Духам, Дай Ли, самому Хозяину Огня… судя по всему, что было сказано. Вас не обвинишь в мелочности.
Муши смотрел на неё со смесью восхищения, настороженности и уважения.
- Вы помогаете людям в беде. Даже Народу Огня.
- Я помогаю людям, по воле случая оказавшихся из Народа Огня, - поправила его Амая. – Я спасаю все жизни, которые могу. А уничтожение Народа Огня будет ничуть не более правильным, чем уничтожение Воздушных Кочевников. И пусть моё племя не научило меня вести войну, я буду сражаться ради защиты моих людей. – Она пронзительно взглянула на него. – Или Ли не из Племени Воды?
- Ли – может быть, но мой племянник…
- Они одно и то же, - Амая отправила поток воды в таз, вспоминая его описание драконов, которых она чувствовала, но не видела. – Он также мой ученик. Хорошо, что у него есть дядя, и я рада, что это вы. Но вода зависит от общины. Никто в моем племени никогда не оставил бы молодого покорителя воды с такой маленькой семьей. Это неправильно.
Нахмурившись, Муши поднял руку, чтобы заговорить… остановился и отвел глаза. Вытряхнул что-то из рукава и уставился на игральную кость с изображением лотоса у себя на ладони, прежде чем спрятать её снова.
- Вы родом из небольшой деревни, а не с самого Северного полюса.
- Я ездила туда учиться до отъезда, - призналась удивленная Амая. – Откуда вы знаете?
- В главных городах, как на севере, так и на юге, дядю не считают важным членом семьи. Они ведут родословную по отцовской линии. Но в маленьких деревнях смотрят не на отца, а на брата матери. – Он улыбнулся. – Для меня было бы честью быть братом Урсы. – Улыбка осталась, но зеленые глаза посерьезнели. – Значит, вы считаете это кровной враждой.
- А вы нет? – откровенно спросила она. – Хозяин Огня не станет смотреть сквозь пальцы на это убежище.
- Нет, - взгляд Муши стал жестче. – Но у меня есть причины полагать, что его будут занимать другие стратегически более важные вопросы.
Он действительно так думает. Амая покачала головой.
- Если нас заставят уехать из Ба Синг Се, вы скажете мне, кто вы такой?
- Если такое время придет, я скажу вам до отъезда, - тихо пообещал Муши. – Риск велик, и станет для вас куда больше, если мы примем ваше предложение о родстве. – Он вздохнул. – Я рад, что вы не спросили Ли напрямую. Ради вашей защиты он бы отказался. И он не был бы добр.
- Он поступал так с вами? – накинулась на него Амая.
- Годами, - сухо ответил Муши. – Думаю, в итоге мне всё же удалось убедить его в том, что так просто он от меня не избавится. В последнее время его поведение значительно улучшилось. – Легкое пожатие плеч. – Отчасти это могло произойти из-за нашей встречи с его сестрой. Одно дело отталкивать того, кого любишь, чтобы защитить. И совсем другое, когда ты почти теряешь этого человека и отчаянно борешься за то, чтобы сохранить его.
Это многое объясняло, но, разумеется, не всё. Если я когда-нибудь узнаю, что ты хранил секреты только для того, чтобы помучить меня любопытством, ты, старый лис, тебя ждет неслабое обморожение, решила Амая.
С невинным видом хлопая глазами, Муши посмотрел на дверь.
- Ну где же он?

***

Помимо полос предполагаемой высохшей крови, которые он обнаружил на крыше торговца коврами, внимание Широнга привлекли вопли. Молодой мужской голос…
- Ты ублюдок!
И, очевидно, до безумия ждущий драки.
- Хватит оскорблять мою маму.
Этот голос Широнг знал. И что теперь?
- Это и есть ваш Ли? – Юнжу, агент, отправленный сменить его на ночь в их поисках, выглядел так, будто не совсем проснулся. И это было проявление наивысшего любопытства, которое когда-либо у него видели за стенами комнаты для покорения разума под озером Лаогай.
- Едва ли мой, но это он, - подтвердил Широнг. Он заглянул вниз, в аллею, где под слоем блестящего льда яростно извивалось тело. – И если я правильно угадал, тот парень будет Джетом.
- Иди сюда и сражайся как мужчина! – кричал прижатый к стене оборванный подросток.
- Я даже отвечать на это не стану, - Ли отступил, вокруг одной его руки текла вода. – Проснись, тебе не выиграть. Здесь ты не борец за свободу. Ты беженец, как и все мы. Нет, постой, ты не такой. Мой дядя – уважаемый работник в чайной. Я – ученик целителя. Ты? Ты просто возмутитель спокойствия, Джет. Стража один раз уже отпустила тебя с предупреждением. Сомневаюсь, что тебе дадут второй шанс. – Его голос упал, тихий и уверенный. – Иди и сражайся на Стене, Джет. Если тебе надо ненавидеть, иди туда, где от этого будет польза.
- Думаешь, сможешь там стоять и читать мне лекции? – потребовал ответа Джет. – Я знаю, кто ты такой! Убийца, мразь из Народа Огня…
Вода треснула с быстротой хлыста. На щеке Джета разошлась тонкая красная линия, на которой набухали алые бусины.
Он поработал и над водяным хлыстом, с удовлетворением подумал Широнг. Хорошо.
- Хотя бы раз в жизни, - низким холодным голосом заговорил Ли, - подумай. Если я убийца, садист и мразь из Народа Огня… мразь, которая прижала тебя и лишила возможности сопротивляться, которая совершенно точно знает, как расчленить тебя и оставить твои замороженные куски там, где их найдут только птицеящерицы, почему ты до сих пор жив?
Джет шевелил губами, но слов не было.
- Прощай, - повернувшись на пятках, Ли направился прочь.
Широнг усмехнулся, наблюдая, как Джет беспомощно извивается под слоем льда. У парня есть стиль.
- Надо было его убить, - безразличным тоном сказал Юнжу. – Я знаю таких типов. Он не заткнется, пока его не убьют или не промоют мозг.
- Хотите, чтобы я забрал его с собой? – нейтрально поинтересовался Широнг. Изменение разума может и было необходимостью, но нельзя сказать, что он получал от этого удовольствие. В отличие от сотрудников Юнжу.
- Не надо, - в голосе Юнжу мелькнул намек на веселье. – Зачем рушить хорошую западню?
Широнг склонил голову, признавая его правоту. Духов влекли люди, которые уже касались Мира Духов. Если объект их поисков сам оказывался хищником…
А это, вероятно, так.
… и если дух не был настолько глуп или нагл чтобы нападать на самого Ли…
А это, вероятно, не так. Не тогда, когда он с людьми.
… тогда следующей по притягательности целью будет человек, которого Ли коснулся покорением. Прижатый, беспомощный, сердитый молодой человек, упорно нарушающий мир в Ба Синг Се.
- Приятной вам ночи, - махнул на прощание рукой Юнжу, когда Широнг уходил.
- Если бы, - буркнул Широнг, когда был уверен, что Юнжу его не услышит. Он подумал о духах, о возмутителе спокойствия, ставшим невольной приманкой, о молодом покорителе воды, которому стоило из милосердия воткнуть нож в сердце Джета, но не оставлять его как добычу камуи. – Нет, не думаю, что ночь будет приятной.


Сообщение отредактировал aminya - Четверг, 01/11/2012, 19:24
 
OinariДата: Пятница, 02/11/2012, 19:18 | Сообщение # 56
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)
Ну, верность можно рассматривать как эмоцию и привязанность, а можно как связывающую цепочку. Думаю, у Озая как раз второй вариант.

О, теперь вроде дошло. А то мне казалось как раз-таки, что верность=привязанность у всех поголовно присутствует. Всё, разобралась)

Quote (aminya)
следующей по притягательности целью будет человек, которого Ли коснулся покорением. Прижатый, беспомощный, сердитый молодой человек, упорно нарушающий мир в Ба Синг Се.

Мхахаха, так ему и надо. Ну ладно, пусть Джет приманкой будет, хоть какая-то от него польза biggrin
 
aminyaДата: Пятница, 02/11/2012, 23:53 | Сообщение # 57
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Oinari, верность-привязанность у всех поголовно быть не может. В Народе Огня это инструмент контроля и выстраивания вертикали власти. Но ситуация гораздо терпимее в том случае, когда человек уважает и любит по тем или иным причинам того, кому обязан верностью. Потому как быть прикованным цепочкой, которая если что убьет тебя к тому, кого ты презираешь или не хочешь поддерживать - это страшно. А в Народе Огня очень многие умирали из-за этого, как сообщат дальше по тексту. Всё - ИМХО, потому как я не автор biggrin
Quote (Oinari)
пусть Джет приманкой будет, хоть какая-то от него польза

Злая вы smile

[cut=Глава 15. Часть 2. Хайма-дзяо.]Глава 15. Часть 2. Хайма-дзяо

- На этот раз ты здорово вляпался, Джет, - ворчала Смеллерби, трудясь на пару с Лонгшотом, чтобы вырубить своего лидера на свободу. Или лучше сказать бывшего лидера? Джет уже не руководил так, как раньше. А может и руководил, просто верховодить здесь было совсем не то же самое, что командовать в деревне на деревьях. Взрослые не слушали Джета. А принимая во внимание его последние поступки, Смеллерби начала задаваться вопросом, стоит ли слушаться ей самой…
Она зевнула и встряхнулась, ткнула в бок Лонгшота, когда лучник начал засыпать на глазах. Это не место для сна. Нельзя спать, когда Джет в беде.
- Слишком испугался, чтобы прикончить меня. Должно быть, он понял, что вы, ребята, неподалеку, - уверенно разноглагольствовал Джет. – Следующее, что нам надо сделать…
Лонгшот щелкнул его по лбу.
- Зачем ты это сделал?
- Он прав, - огрызнулась Смеллерби. – Ли был так же испуган, как Сокка. Помнишь такого? Парень, который не дал тебе ранить старика?
- Тот старик был из Народа Огня!
- И что с того? – взорвалась Смеллерби. – Что даже если Муши оттуда? Он заваривает чай! Это всё, что он делает. Целый день! Кому от этого плохо? Брось!
- Мы не позволим Народу Огня победить! Мы никогда не оставим их в покое… - голос Джета затих. Что-то прошелестело в воздухе, холодное и пахнущее солью.
Смеллерби обменялась взглядом с Лонгшотом и начала колоть лед быстрее.
Она освободила одну руку, а Лонгшот почти высвободил ноги Джета, но старший мальчик не двигался. Вместо этого Джет склонил голову, словно прислушиваясь к тому, чего они не слышали.
- …Папа?
Родители Джета были мертвы. Смеллерби знала об этом точно так же, как она знала, что каждый из борцов за свободу потерял своих. Как она знала, что ветер почему-то разносил звуки волн, набегающих на берег большого озера, и что у входа в аллею внезапно возникла тень. Тень, источающая одиночество и чувство неправильности… Но Джет рвался к ней, ломая последние куски льда…
- Убирайся! – завопила Смеллерби, и ей было плевать, как визгливо прозвучал её голос, или какими жалкими казались ножи в её руках. Лонгшот удерживал их вырывающегося друга, и она была их единственной защитой. – Уходи! Ты не его отец. Убирайся отсюда!
Раздался смешок, похожий на переливы морской воды в камнях. Что-то черное вытянулось вперед как рука…
Со стуком распахнулась дверь.
- Ну, всё! Что это за шум…
Шаги. Тень подходила ближе.
- …Я вас знаю?
Схватив Джета за руку, Смеллерби пустилась наутёк. И она не оглядывалась.

***

- Вы заснули? – нейтрально спросил Кван.
Юнжу упал на колени.
- Мне нет извинения.
Изучая оставшиеся следы, Широнг старался не смотреть на них. Кван был суров, но справедлив.
- Не скажу, что это извинение, но тому может быть причина.
Кван присел на корточки, чтобы рассмотреть подсыхающие куски коричневых изогнутых лент. Он хотел их трогать не больше, чем Широнг.
- Морские водоросли?
- Судя по запаху, да, - кивнул Широнг.
Кван медленно выдохнул.
- Плохо.
И это ещё слабо сказано. Все водные духи отличались непредсказуемостью и часто срывались в крайности: речной дух мягкий, как материнское молоко по отношению к местным, мог оказаться смертоносным как тайфун для чужаков. Но из всех камуи, привязанных к воде, духи моря были худшими. В самом лучшем случае они были безразличны. А те, кому хватало силы, чтобы погрузить тренированного Дай Ли в сон… Нда.
Я был прав. Мы имеем дело с пожирателем людей.
Это точно был он. Ничто другое не могло выманить морского духа так далеко от берега. Мало соли, человеческие жизни, сбившиеся как анчоусы в косяк, теплая вода внутри их тел. Одинокие, отчаявшиеся люди, половина из которых даже не верила в духов. Баланс мира был нарушен, и Ба Синг Се был полон добычи.
Иногда я ненавижу свою работу, угрюмо думал Широнг.
- Кто-нибудь поговорил с покорителями воды в доках? Их не касались духи, но они покорители. Может быть, они что-то заметили…
- Они исчезли, - мрачно сообщил Кван.
- Исчезли? – эхом откликнулся Широнг, пока Юнжу вставал на ноги.
- Следов насилия нет, - продолжил Кван, глядя на водоросли так, будто они вот-вот загорятся. – Кажется, исчезновения начались неделю назад. Согласно рапортам, некоторые перед уходом говорили, что встретили старого друга и им надо идти. Другие… Такое впечатление, что они просто бросили все дела и ушли. И они работали с рыбой. Никто не обратил внимания на несколько водорослей.
Да, не обратили.
- Старые друзья, - пробормотал Широнг. – Оборотень?
- Вероятно, - Квана совсем не радовала эта мысль, и не мудрено. Это сужало круг вероятных духов… до самых смертоносных.
- И умный, - добавил Широнг больше для себя. – Он знает свои уязвимые места.
- И кто уязвим для него, - ровно вставил Юнжу. – Вода тянет в обе стороны.
Покорители воды. Широнг старался не морщиться.
- Сэр…
- Я уже поставил караул у клиники целительницы Амаи, - сообщил ему Кван и слегка приподнял брови. – Успокойтесь.
- Не думаю, что он волнуется о целительнице, - сухо заметил Юнжу. – Он ещё не принёс нам никаких клятв, Широнг. Вам не стоит привязываться.
- Это не привязанность, - резко огрызнулся Широнг. – Просто волнуюсь. Ли вырастили не в Племени Воды. Даже если этот дух известен им, Ли может не знать, как защитить себя. – Он посмотрел на Квана. – И парень прекрасно нас замечает. Если мы станем за ним следить, он может заметить и попытается скрыться. – Что может привести его прямо в челюсти камуи.
- Так расскажите ему, - прямо предложил Кван. – Если вы считаете, что он оставит сведения при себе. Последнее, что нам нужно, это паника, пока Аватар находится здесь.
- Тоже мне Мост в Мир Духов, - буркнул Широнг. – Второе появление злого духа за несколько недель, и он ничего не заметил?
- Ему двенадцать, - сухо заметил Кван. – И он покоритель воздуха. Главному Секретарю пришлось практически стукнуть его камнем по голове, прежде чем он заметил, что не стоит беспокоить Царя Земли делами за пределами Стен. И он монах. Если истории не врут, его вырастили в храме люди, которые гордились своей духовной просвещенностью. Да там на мили вокруг не было ни одного злого духа.
Точно. Духовная просвещенность была вещью замечательной, но дух должен был по-настоящему попытаться убить тебя для того, что развилась духовная чувствительность, сообщающая тебе, что Нечто Мерзкое хочет тобой поужинать.
Вот почему мы не монахи, насмешливо подумал Широнг.
- Теперь нас ждет ещё больше поисков, сэр.
- Я направил агентов с этим заданием, и мы поручили страже искать Джета и его сообщников, - буднично сообщил Кван. – Работайте со своими рекрутами. – Его карие глаза были мрачными. – Теперь они нужны нам как никогда.
***
- Как правило, я не беру мечи, когда иду лечить, - заметил Зуко, следуя за Широнгом по проложенному покорением земли туннелю к большой камере, полной светящихся зеленым светом кристаллов. Город под городом. И почему я не удивлен? Стоп.
- Там внизу есть вода, - выдохнул Зуко, чувствуя её холодное бессолнечное притяжение.
- И довольно много. Вот почему я хочу, чтобы ты был вооружен, - прямо ответил Широнг. – Пока что-то бродит по округе, не полагайся на покорение как на единственную форму защиты.
Я никогда не полагался.
- Что-то? – заинтересованно спросил Зуко. – Нельзя ли поконкретнее?
- Если бы мы знали, то были бы на полпути к тому, чтобы его поймать, - Широнг остановился прямо перед очередной пещерой с кристаллами и более ярким светом. – Иди влево и не попадайся на глаза. Если только кто-то не воспылает слишком сильным энтузиазмом и не будет нуждаться в твоей помощи, мне бы не хотелось, чтобы они знали о твоем присутствии.
Зуко коротко кивнул.
- Вы хотите проверить, кто из них уделяет внимание земле, и не только с помощью глаз.
Немного усмехнувшись, Широнг зашагал вперед.
Зуко подождал несколько секунд, пока Широнг привлечет их внимание, потом скользнул в расселину, скрываясь в тенях, отбрасываемых странными, тускло светящимися кристаллами. Спрятав руки в рукава, он сел и принялся наблюдать за бедламом - просто ещё один случайный выступ на стене пещеры. Думаю, они меня проглядели.
Но это было не такое уж и великое достижение. Между треском, скрежетом передвигаемого камня и тренировочными нападениями разных Дай Ли агентов, молодые люди перед ним, вероятно, пропустили бы и целый марширующий полк.
Фигура в центре привлекла его внимание. Юноша едва уклонился от брошенной каменной перчатки. Мин.
Черт, при том, что Широнг рассказал ему о твари, которая может поедать покорителей воды, это могло значительно осложнить ситуацию.
Просто держись подальше от глаз, сказал себе Зуко и на всякий случай нагрел воду в своем кожаном мешке. Амая ознакомила его с исцелением с помощью воды, а не огня, но оно всегда истощало его силы, если вода была холодной. Выбери историю и пусть она будет попроще.
Плоть оказалась не такой быстрой, как камень, и кто-то закричал.
Ну, вот, пожалуйста.
***
Есть по крайней мере четверо, кто не подойдут, подумал Широнг, осматривая выстроившихся вдоль стеночки юношей, вылетевших в процессе тренировки. Более четверых были ранены. Некоторые из тех, кого лечил Ли, были весьма многообещающими, несколько напряженных тренировок научат их не прыгать перед летящими камнями. И один из тех, кого Широнг решил исключить, не имел ни царапины. Этот молодой человек просто зло глядел на всех: он был по шею закован в камень после того, как нарочно толкнул другого навстречу поднимающейся земляной колонне.
Пусть идёт в армию, зло думал Широнг. Если нельзя доверять одному из своих, что он станет честно вести себя в спарринге, ему определенно не стоит доверять при встрече с духом.
Что это?
Один из всё ещё стоящих на ногах кандидатов только что изумленно присмотрелся, и теперь топал по направлению к Ли, сверкая глазами.
- Что ты здесь делаешь? – прошипел Мин Вэн.
- Свою работу, - невозмутимый Ли закончил закрывать мерзкий на вид порез у своего пациента, цветные огни исчезли из воды и он отправил её обратно в кожаный мешок. – Кажется, они тобой заинтересовались. Поздравляю.
Глаза Мина сощурились.
- Как будто ты говоришь искренне.
Между ними вражда? При том количестве времени, что ли проводит в доме Вэнов? Почему? Широнг незаметно подошел поближе.
Ли вздохнул.
- Я искренен. Если ты так хочешь распорядиться своей жизнью, хорошо. – Он посмотрел вдаль. – Хотя бы у кого-то жизнь сложится так, как он планировал.
- Тебе здесь не место, - натянутым голосом сообщил Мин.
- Я бы сказал, что тебе повезло, что он здесь, - спокойно вмешался Широнг, посмеиваясь про себя, когда Мин подпрыгнул. – Дальше идет командная работа. И у нас одного не хватает.
- Вы хотите, чтобы я… - Мин заметил его выражение глаз и проглотил остатки протеста. – Да, сэр.
Ли выглядел таким же смущенным, пусть и более расслабленным.
- Сталь или покорение?
Один из прошедших в следующий тур фыркнул.
- Думаешь, что сможешь сражаться с покорителем земли с помощью мечей?
- Я делал это раньше.
Не похвала. Ни следа бахвальства. Просто констатация факта. Широнг спрятал усмешку, зная, что больше половины юношей ему просто не поверили.
Тем хуже для них.
А вот Мин в его словах не сомневался. Интересно.
- Это спарринг, - объяснил Широнг. – Не убивать. Не калечить. Помимо этого… берегите себя и своего напарника. – Он взмахом велел им начинать и увидел, как агент Бон выбрал две первых пары для состязания.
- Начали!
***
Мин понятия не имеет, что он делает.
Зуко состроил гримасу, отбивая летящий камень, пока его напарник уворачивался. О, Мин умел покорять землю. И в спарринге он был неплох, хотя белки его глаз были слишком уж видны, чтобы Зуко чувствовал себя спокойно. И если бы его движения были ещё хоть чуточку более предсказуемыми, по ним можно было бы сверять часы. Вероятно, только поэтому они ещё не вылетели из игры. Зуко мог работать вокруг Мина, зная, где ему не следует быть. Других вариантов не было: Мин понятия не имел, как работать с напарником.
По крайней мере, с таким, кто не является покорителем земли.
Земля под ногами дрогнула. Зуко скользнул в сторону от раскрывшейся трещины, ткнувшись плечом в плечо Мина, чтобы предупредить того о надвигающейся угрозе. Мин отпрянул и земля взревела.
Нет!
Он рефлекторно скрестил мечи перед собой, чтобы отразить удар собственного напарника. Ему был нужен огонь, нужен щит, но он не мог
Сверху рухнула вода.
Зуко задержал дыхание в волне, встав, когда она схлынула, но немного воды всё ещё жадно плескалось о его сандалии. Мин лежал на земле и кашлял, совершенно неспособный себя защитить. Их противникам досталось вполовину меньше: они вымокли и были настороже, но топали по земле, чтобы подбросить камни вверх и ударить по ним кулаком…
Мокрые камни.
Зуко повернулся на месте, мечи резанули воздух, закрутив воду так, как он сделал бы, создавая огненный шторм, и нанес удар, дав воде призвать воду, пылая жаждой к движению и существам-с-поверхности и жизни
Камни, вода и тела замерзли.
Я победил.
Ещё не конец. Они ещё дышат. И понадобится так мало, совсем мало воды, чтобы проникнуть в судорожно дышащие легкие и утопить всех…
Нет!
Зуко перевёл лед в горячую воду и упал на колени в формальном жесте поражения.
- Широнг! Широнг, он здесь!
- Всем стоять! – рявкнул голос агента до того, как в него полетели освободившиеся камни.
- Ли! Где?
Вода дернула его к себе, жестокая как океан в налетающем тайфуне. Враги, он был окружен врагами. Но волна понесет его, сильная, уверенная, вечная. Всё, что надо – скользнуть в холод…
Нет! Пусти!
Тихий издевающийся смех. Холод, морская вода, и жестокость: дух держал его так же крепко, как ледяное течение свою жертву. Он затягивал его вниз, обращая надежду и сердце в лёд…
Не думай. Действуй.
Закрыв глаза, Зуко выпустил из рук дао, поднес руки ко рту, прикрыв его ладонями, вспомнил другое смертоносное море льда и выдохнул.
Дыхание огня.
Если повезет, его руки прикроют крошечные язычки пламени. Если не повезет… Зуко снова выдохнул, разгоняя проникший в кровь холод. Если он захватит меня, я всё равно мертв.
Вдох и выдох, и пусть чи раздует внутренний огонь до размеров большого костра…
Что-то вцепилось в него, и ледяная цепь распалась. Зуко осел, едва ощущая шершавость каменной перчатки, поймавшей его.
- Ты замерзаешь, - голос Широнга был холоден как у командира, угодившего в западню. – Где он?
- В воде, - выдавил Зуко, пытаясь повернуться по направлению к каналу, вырубленному в камне. – Он… уходит…
- За ним, - мрачно бросил агент Бон, устремившись во главе зеленой волны вдоль канала. – Уберите покорителя воды отсюда.
Зуко почувствовал, как кивнул Широнг, но не успел отстраниться, когда агент перекинул его через плечо.
- Я могу идти!
- Кто это тут пойдет? – стойка Широнга сместилась, земля вздыбилась под ним, а камни над головой разверзлись со скрежетом и стоном.
Солнечный свет.
Он пылал в нервах Зуко, выжигая призраков льда, испепеляя силу безразличной жестокости моря и обнажая волнение, страх и боль из-за его разбитой семьи. Но это была его боль, а не чужая эмоция, прокатившаяся по нему от воды, и превратившая его союзника в нечто, способное уничтожить их всех.
Зуко цеплялся за свои шрамы и дышал.
***
Осторожные шаги.
- С ним всё будет в порядке? – спросил Мин.
Подняв бровь, Широнг принял протянутые ему подростком дао Ли. Сам целитель сидел в пределах досягаемости, повернув закрытые глаза к солнцу и медитируя так, словно от этого зависела его жизнь.
Вероятно, так и есть.
- Он согрелся и не стремиться уйти туда, где его съедят, - практично заметил агент. – Это хорошие признаки. – Проведя тряпкой по стали, чтобы высушить её, он сложил лезвия вместе. – Надеюсь, он скоро сможет говорить. Нам нужны любые сведения о природе этого камуи. – Однако он подозревал, что скорость уже не имела значения: Бон и его люди вернулись с пустыми руками.
- Это темная вода, - прохрипел Ли.
Широнг с облегчением вздохнул.
- Ты в порядке?
- Холодно, - Ли прочистил горло и открыл глаза, чтобы устало осмотреть редко используемый дворцовый садик, в котором они вышли на поверхность. – Но он ушел. Он не любит солнечный свет.
Широнг кивнул головой, добавляя это сведение к короткому списку того, что они знали об этом существе.
- Что ещё?
- Он напоминает море. Словно ты смотришь в глубокую воду, где нет ничего живого, даже водорослей… - Ли передернуло. – Середина океана, где никто тебе не поможет, где никому нет дела, жив ты или умер. Ты один.
- Так он заманивает людей? – ровно уточнил Широнг.
Ли пожал плечами и развел руки: откуда мне, черт побери, знать?
- Он поймал меня, когда я… подумал, что оказался в меньшинстве.
- Когда Мин ударил тебя, - без обиняков отрезал Широнг. И ты подумал, что на самом деле остался один.
- Эй! – запротестовал Мин. – Это же его схватил дух!
- Что из «береги своего напарника» тебе было непонятно? – резко одернул его Широнг. – Я хотел, чтобы ты работал с Ли по определенной причине. – Он покачал головой. – Мы не ожидали атаки, но знали, что что-то может произойти. Судя по продемонстрированным тобой навыкам, я посчитал тебя самым способным партнером для Ли.
Тишина. Мин отвел глаза в сторону и сглотнул.
Злой и пристыженный, отметил Широнг. Хорошо. Ты облажался, Мин. Пусть это будет тебе уроком.
- Он добрался до меня через воду, - тихо продолжал Ли. – Пока я пользовался своим мехом для воды, всё было в порядке, но когда я… испугался и потянулся к каналу… и его воде, не видевшей солнца. Там он силен. Он… пытался затащить меня вниз. Внутрь. Через мое покорение. – Он глубоко вдохнул. – Он хотел, чтобы я утопил всех. Он голоден, ему холодно, и он пытался… использовать меня, обернув меня своей силой… - Голос Ли затих, и он побледнел.
- Что? – обеспокоенно спросил Широнг.
- Так сделал он, - кулаки Ли сжались, в огненно-зеленых глазах светилась ярость. – Вот что он сделал, вот почему они умерли, вот!...
Удар кулаком по ни в чём неповинной земле не встревожил Широнга, но вот количество взлетевшей пыли заставило его отступить. Но даже это не заставило его медлить, как некоторые резко звучащие слова во внезапно хлынувшем из Ли потоке сквернословия: целый перечень странных моряцких ругательств, который вызвал в нем желание прикрыть рукой невинные уши Мина.
Мать честная, покоритель воды, который ругается с применением архаизмов дворцового диалекта Народа Огня. Половину слов Широнг не узнавал, несмотря на то, что изучал странный второй язык того народа. Тебе повезло, что я уже знаю, кто ты такой.
-…родители, наверное, напились в безлунную полночь…
Брови Широнга полезли на лоб.
- Отойди, - одними губами шепнул он Мину и предупреждающе махнул рукой, чтобы убедиться, что подросток понял послание. Народ Огня очень серьезно относился к происхождению. Если Ли подразумевал, что его… и вправду «мать честная». – Ты уже видел такое раньше? – не выдавая волнения, спросил он.
Побелевшие кулаки Ли снова обрушились на землю, гнев исходил он него подобно тепловой волне. Но его взгляд был устремлен вдаль, челюсть сжата, приковывая его пытающийся вырваться темперамент подобно якорной цепи.
- Что-то подобное. Однажды. – Зеленые глаза закрылись, когда мальчик погрузился в болезненное воспоминание. – Покоритель воды… хотел причинить вред Народу Огня. Он позволил духу захватить себя. Корабли… тех людей не предупредили, им не дали шанса, я…
- Они были из Народа Огня, - проворчал Мин.
Неправильные слова, поморщился Широнг.
- Они были люди! – вспыхнул Ли. – Когда Дракон Запада пробил внешнюю стену, он разрешал людям сдаваться! Эта… эта тварь… - он сглотнул и продолжил говорить севшим от ужаса голосом. – Ты смотришь в воду и видишь только сломанные корабли и мертвых людей. И ты не можешь им помочь. Не можешь помочь никому…
Он на грани, верни его назад. Опустившись на колени рядом с целителем, Широнг положил руку ему на плечо.
- Это в прошлом, - тихо сказал он. – Ты жив, и ты можешь помочь нам, Ли. Если что-то подобное произойдет здесь, нам понадобится любая помощь.
- Если мы сможем обратить его против… - начал Мин.
- Даже не трать на это дыхание, - ледяным тоном отрезал Широнг, пронзая подростка взглядом, пока тот не побледнел. – И ещё, ты забудешь, что эта беседа вообще состоялась. Или ты точно забудешь, что она состоялась. Я ясно выразился?
- Да, сэр, - но Мин выглядел не слишком убежденным.
- Он не понимает, - злость ушла из голоса Ли, на смену ей пришла усталость. – Думаю, они не учат законы войны в университете.
- Как будто у войны есть законы, - фыркнул Мин.
- Вообще-то есть, - сухо сообщил ему Широнг. И только Народ Огня додумался их записать. И следовать им. По большей части. – Тот, о котором говорит Ли, один из основных, и является причиной, по которой для Ба Синг Се будет самоубийством сделать то, что предлагаешь ты. Он называется закон Возмездия. – Агент поднял бровь. – Короче говоря, не делай другим того, что не хочешь получить обратно в лицо.
- Люди не должны втягивать духов в свои войны, - твердо сказал Ли. – Духи – не люди. Они не понимают почетной капитуляции, они даже не понимают, когда человек пытается сбежать. Мы должны чтить их, а они должны оставить нас в покое, чтобы мы жили своей жизнью. В основном. А если мы оскорбляем их, им полагается выслеживать тех, кто нарушил закон. Именно тех людей. – Его голос упал. – Но в последнее время они нарушают свою часть сделки.
- Определение «нарушают закон» может быть весьма расплывчатым для злого камуи, - заметил Широнг. – В двух словах, Мин: Народ Огня не должен узнать, что случилось, или на месте Северного полюса останется только лёд и пепел. Но если они когда-нибудь узнают… и при том, что им хватит безумия, чтобы выкинуть подобный трюк с духом огня, то действия того покорителя воды заставят Народ Огня обращаться с каждым покорителем воды так, будто он может поступить так же.
- Что означает смерть для Племен Воды, - прямо подвел итог Ли. – Но, может быть, вы думаете, что это было бы неплохо: это ослабит их напор на Царство Земли. На какое-то время.
Широнг с мрачной радостью отметил, что Мин выглядел почти серым.
- Но… они же защищались!
- Откуда, черт тебя дери, ты это знаешь? – резко спросил Ли. – Тебя там не было!
А ты был, отметил Широнг. Что произошло? Когда? Почему мы об этом не слышали?
И почему у него было чувство, что он держит в руках кусочки головоломки, но не может разглядеть их формы?
- Племенам Воды повезло, - ответил Ли, обращаясь больше к самому себе. – Народ Огня уже искал того покорителя воды. Очень рьяно. – Он взглянул на Широнга. – Если эта тварь затянет меня, и я не смогу выбраться…
- Мы сделаем то, что нужно.
Ли кивнул, принимая это мрачное обещание.
- И ещё одно, о чем следует подумать, прежде чем использовать камуи как оружие, - Широнг пристально рассматривал Мина. – Камуи, за которым мы охотимся, убил бы нас всех. Сколько людей из Племени Воды были уничтожены из-за того, что они выпустили на свободу?
- Дух или огонь, смерть – это смерть, - возразил Мин, но его голос звучал не слишком уверенно.
- О, нет, - крайне серьезно возразил Широнг. – Нет, Мин. Если ты хочешь быть Дай Ли, запомни это, и запомни накрепко: есть судьба худшая, чем смерть. Гораздо, гораздо худшая.
Это заставило мальчика задуматься. Надеюсь, это состояние у него сохранится, размышлял Широнг, выловив слугу, чтобы проводил Мина до выхода. У него есть потенциал, но он не думает о последствиях. Агент вздохнул.
Ли, как он заметил, всё ещё сидел на солнце и дышал.
- Это медитация покорения огня, так?
Ли взглянул на него и отвел глаза.
- Она помогает.
- Дух не любит огонь, - согласился Широнг, добавив этот факт к остальным. И постарался не вздрогнуть. – Хайма-дзяо*.
- Что?
- Это худший вариант того, с чем мы имеем дело, - Широнг нахмурился. – О них мало данных в архивах. Это морские духи, и обычно мы находимся слишком далеко на суше, чтобы привлекать их. Но во времена Чина Завоевателя один из них прошел по следам кораблекрушений до самых озер. Они оборотни, хищники. Обычно они выбирают целью потерявшихся, севших на мель или уже тонущих людей. И они ненавидят солнечный свет и огонь.
- Думаю, я поставлю горящие лампы вокруг колодца Амаи, - пробормотал себе под нос Ли.
- Лишним не будет, - одобрил Широнг, остановился и пристально посмотрел на молодого человека. – Кто был тем покорителем воды?
Ли смешался. Странно.
- Только не говори, что он твой родственник…
- Нет! – от этой мысли Ли пришел в ужас и усталую обреченность. – Нет, просто… вы мне ни за что не поверите. – Его голос упал. – Никто не поверит.
Я не поверю? Почему я не поверю?..
Кусочки головоломки встали на место, и Широнг с трепетом осмотрел свою логическую цепь рассуждений. Покоритель воды, уже разыскиваемый Народом Огня. Покоритель воды, против которого они уже были готовы выдвинуть армии. Покоритель воды, о котором, по мнению Ли, никто не подумает плохо…
Покоритель воды, которого мы впустили в само Внутреннее Кольцо, потому что он уничтожил Флот Огня.

Аватар.
Он должен быть Мостом в Мир Духов, поддерживать баланс между народами, защищать людей.
Он не должен позволять духам использовать себя. Никогда.
Но если верить Ли – а Широнг верил Ли – Аватар сделал именно это.
И он в моем городе. Его держат в моем городе.
Проклятие, что мне делать?
Всему свое время.
- Надо отвести тебя домой.
Ли покачал головой, его взгляд был грустным.
- В клинику. Дядя… его пока нет дома.
Широнг распознал в нем скорбь.
- Ты потерял кого-то.
- А кто не потерял?
Точно.
- Тогда в клинику. Думаю, у тебя там есть то, что мне нужно вернуть.
Ли напрягся и усилием воли нацепил маску спокойствия.
- Мастеру Амае и мне свиток весьма пригодился.
Ты думаешь, я просто собираюсь его забрать. С кем бы ты ни жил до дяди, он отвратно с тобой обращался.
- Идем со мной.
Они спускались вниз сквозь многочисленные двери и коридоры: одни общественные, а другие определенно нет. Те Дай Ли, кому повезло завести семью, жили в другом месте, но большинство вполне устраивали казармы под дворцом, рядом с их царем. Однако внизу располагались не только казармы. Широнг провел Ли в один из архивов и отступил в сторону, чтобы понаблюдать за выражением лица юноши.
Удивление и затем трепет, когда Ли рассмотрел синие, зелёные, красные и оранжевые колпачки свитков. Его чувства словно осветили всю комнату.
- Это же…
- Аватар Киоши прекрасно подготовила нас к исполнению нашего долга, - улыбнулся довольный Широнг. – И с тех пор мы постоянно расширяли библиотеку.
Ли усмехнулся и пробормотал себе под нос что-то вроде «пираты». Он оглядел полки со свитками жадным взглядом.
- Вы сделали их копии?
Интересный вопрос, особенно при том, что он специально одолжил Ли один из более старых свитков.
- Почему ты спрашиваешь?
- Вам стоит сделать запас, по крайней мере в трех или четырех экземплярах, где-нибудь за городом. – Ли бросил на него серьезный взгляд. – Это величайшее сокровище Ба Синг Се. Оно не должно пропасть, если… если что-то пойдет не так.
Широнг издал тихий смешок, когда очередная порция головоломки прояснилась при проявлении такой жажды знаний.
- Ты ходишь в дом Вэнов не из-за Мина, верно? Ты встречаешься с профессором Тингжэ.
- Мне нравится история, - Ли тихо улыбнулся. – Я не могу позволить себе ходить в университет… Он дает мне уроки. А я учу Джинхая.
Черт. Широнг резко взглянул на него.
- Джинхай – покоритель воды?
Ли поморщился, поняв свою ошибку.
- Я не хотел говорить вам раньше: не хочу, чтобы об этом знали посторонние. Вся семья очень расстроена, особенно Мин. Он думал, что его не возьмут в рекруты из-за Джинхая. И в университете…
- Если там узнают, семью ждут трудные времена, - признался Широнг. – Но ты знаешь, что мальчику грозит опасность.
- У них нет колодца. Джинхаю шесть, его не выпускают из дома после наступления темноты и он покоряет горячую воду, - откровенно признался Ли. – Думаю, он в большей безопасности, чем я сам. Его никогда не касался дух. А Суин просто проткнет ублюдку горло горящей пикой.
Весомые аргументы, и всё же.
- В следующий раз рассказывай мне обо всём, что я должен знать. Мы чуть тебя не потеряли. Запомнил?
- Вы правы, - тихо согласился Ли. – Простите, я попадаю впросак, когда удивляюсь.
А узнать о духе, пожирающем покорителей воды, было достаточным сюрпризом. Всё честно.
- В следующий раз всё обдумывай, - Широнг позволил себе слабую улыбку. – Что касается запасов… Думаю, там, откуда ты приехал, не знают о печатающих машинах, работающих с помощью покорения земли. – Он ждал реакции.
- Точные копии, - сообразил Ли. – Настолько близкие, насколько вы можете создать по тому, что вы видите. И если сделать печатные формы… - В зеленых глазах плескалось восхищение.
- Мы сделали гораздо больше, чем создали запас, - сухо сообщил Широнг. – Если ты считаешь, что уйдешь отсюда с пустыми руками, пока в округе бродит смертельно опасный камуи, то ты выжил из ума.
Агента беспокоил всего один вопрос, когда Ли почти что улыбнулся.
Какого черта ты делал на Северном полюсе?
***
- Я приготовил ужин, дядя Муши.
Поставив походную сумку, Айро кивнул головой. Итак, за нами следят пристальнее, чем обычно. Он и сам заметил несколько теней на соседних крышах.
- Я ценю это, племянник.
- …Я тоже скучаю по нему.
- Я знаю, - грустно улыбнулся Айро и подошел, чтобы обнять племянника. – Я знаю. – Он взглянул в его взволнованные глаза. – Что случилось?
- Это не… - Зуко увидел выражение его глаз и поморщился. – Что-то пыталось заставить меня убивать людей…
- Хайма-дзяо, - задумчиво повторил Айро некоторое время спустя, выслушав несколько сбивчивый рассказ и съев слегка подгоревший ужин. – Соблазнитель. Да, я слышал о таких. – Он хмуро почесал бороду. – Должно быть, он пришел из залива Хамелеона. Западный путь слишком холоден для него.
- Но это темная вода, - возразил Зуко.
- Да, это дух океанских глубин, - согласился Айро. – Но если сказки не врут, его холод идет не ото льда, а от пустоты жизни. Это дух морской пустыни: теплой воды, теплых океанов, лишенных богатств полюсов и бегущих течений. Логово хайма-дзяо лежит там, куда не проникают солнечные лучи, и он вечно жаждет получить то, что не может иметь. Но когда великое светило уходит, он смотрит на берег и полнится ненавистью. – Он вспомнил прочитанные некогда тексты. – Огонь его враг. Огонь и семья. Он обещает положить конец страданиям… но в конце концов, делает их вечными. Он лжет, племянник. Никогда этого не забывай.
- Я знал, что он лжет, но… - Зуко сглотнул. – Я не знал, что духи могут так делать.
- Большинство не может, - уверил его Айро. – Вот почему агент Широнг, к несчастью для нас, скорее всего прав. Хайма-дзяо обладает силой обратить воду против тебя. – Он вздохнул. – У большинства духов нет такой власти… и большинство покорителей, даже те, кого коснулись духи, недостаточно сильны, чтобы быть настолько восприимчивыми.
- Я не сильный.
Как мало ты знаешь.
- Тебе хватает упорства заставить плоть и кости двигаться гораздо дальше предела, на котором другие остановятся и погибнут, - заявил Айро. – Твоя воля сильнее, чем твое тело. – Он грустно улыбнулся. – Обычно, это является преимуществом.
- Замечательно, - буркнул Зуко. – Как мне драться с этой тварью? Соль её только развеселит.
- С помощью огня и семьи, - твердо сказал Айро. Он стиснул плечо молодого человека. – Ты не один, племянник. Есть люди, которые любят тебя и желают тебе добра. И не только я и Мастер Амая. Хьёдзин, Лули, Тингжэ, Мейшанг, даже юные Суин и Джинхай. Они переживают за тебя. Даже если меня не станет, они примут тебя.
Зуко не выглядел убежденным.
Думаю, мне не стоит его винить. Он не знает, что некоторые из них знают правду. А пока за нами следят, я не могу ему рассказать.
Но молодой человек вздохнул и попытался отогнать свои сомнения.
- Я тоже скучаю по нему, - тихо повторил Зуко. – И… не знаю, хороший ли сегодня день, чтобы говорить об этом, но когда я утонул…
Пинг считает Лу Тена симпатичным.
Оказаться на грани смерти, значит подойти к границе Мира Духов.
- Расскажи мне, - мягко попросил Айро. – Расскажи мне всё.
Примечание:
*Хайма-дзяо – «морской конь-чешуйчатый дракон». Придуман на основе кельтского each uisge (Эх Ушге - водяной конь). Весьма мерзкая тварь.[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Суббота, 03/11/2012, 00:17
 
OinariДата: Воскресенье, 04/11/2012, 11:09 | Сообщение # 58
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)
Потому как быть прикованным цепочкой, которая если что убьет тебя к тому, кого ты презираешь или не хочешь поддерживать - это страшно. А в Народе Огня очень многие умирали из-за этого, как сообщат дальше по тексту.

Как-то слишком жестоко получается.

Quote (aminya)
Злая вы

Злая-злая. Просто Джет же все никак от Зуко не отстает по-хорошему. Так что я все надеюсь, что либо Дай Ли им займутся, либо например там злобный дух им перекусит smile
 
aminyaДата: Воскресенье, 04/11/2012, 21:12 | Сообщение # 59
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Oinari)
Так что я все надеюсь, что либо Дай Ли им займутся, либо например там злобный дух им перекусит

Не, от тараканов так просто не избавишься. Самое действенное средство против них - это тапок. А Зуко слишком добрый, да и не хочет на себя убийство вешать, потому как следят за ним сейчас круглосуточно как за возможной жертвой духа.
Здесь Джет куда более везучий, чем в мульте.

Следующая маленькая половинка главы. Надеюсь, все уже соскучились по Тоф?

[cut=Глава 16. Часть 1. Тоф ищет знаний.]Глава 16. Часть 1. Тоф ищет знаний.

Никогда больше. Не дам Катаре. Затащить меня на девчачьи посиделки. Снова.
С гордостью, всё ещё страдающей от колкостей вчерашних ужасных девиц, Тоф зашла в наиболее приличную часть Внешнего Кольца в поисках правды в городе, построенном на лжи. Она надеялась, что узнает её, когда почувствует.
- Я ищу изделия из камня, - при уходе сказала она Джу Ди, которая в данный момент присматривала за ними. – Здания, статуи, фонтаны… Я пойму, когда их увижу, - с нетерпением настояла она на своем, когда жутковато улыбающаяся женщина попыталась её прервать. – Аватар должен получить наилучшее обучение по покорению земли. Я не могу просто сидеть и учить Аанга всему, что знаю. Мне самой надо продолжать поиски техник, которыми я пока не владею.
Всё это было правдой, но это не помешало женщине и её дружкам Дай Ли следить за ней. Тоф это устраивало.
Я величайшая покорительница земли на свете. Посмотрим, кто кого переупрямит.
И вот несколько часов спустя она зашла в прохладную лавку резчика по камню. Оглядывая заведение с помощью покорения, Тоф почувствовала мрамор, агаты, кварц… и нефрит. Отлично!
- Могу я вам помочь, юная госпожа?
- Можете, - Тоф кивнула головой владельцу магазина и протянула одно из резных украшений, которые они с Катарой одевали, когда пытались проникнуть на тот ужасный прием. Было тяжело добиться прямых ответов в те редкие моменты, когда она была совершенно точно уверена, что их не подслушивают. – Я хотела бы поговорить с Лули.
- Кажется, вещь не нуждается в ремонте. Вы ищите ей пару?
- Я ищу резчика, - нетерпеливо бросила Тоф. – Она интересно обработала изъян в нефрите, и я хочу обменяться с ней идеями.
- В этом нефрите нет изъяна…
- Нет изъяна, который можно видеть, - уточнила Тоф. – Поверьте мне, я его чувствую. Но она смогла скрыть его, и я хочу знать, как. – Она напустила на себя свои лучшие аристократические манеры и сложила руки на груди. – Вам обоим заплатят за ваше время.
- Сюда, юная госпожа.
Сперва Тоф была в комнате, украшенной морскими угрями, потом проследовала за хозяином через магазин в жилые покои семьи, а затем в сад полный детей, часть которых смеялась, а часть учила уроки между участками пахнущих зеленью объектов. Её ноги сообщили, что стены, лежащие впереди, являются зеркальным отражением здания, из которого она только что вышла. Сад был сердцем всего дома, магазины располагались на торцах, а жилые помещения были безопасно зажаты по бокам.
Испуганные люди. Мне не нравится этот город. Ни капельки.
Может Катара, Сокка и Аанг и нуждались в отдыхе после того, как их преследовали по всему миру, но она – нет. Она присоединилась к их дикому отряду ради приключений: потоптаться по новым видам земли; покидать доселе неведомые ей камни в по-настоящему плохих парней, а не просто в противников по рингу. И, да, даже побродить слепой и жаждущей по пустыне, не зная, выберется ли она живой. Её родители скрывали её как слепую фарфоровую куклу, а она хотела выйти в мир.
И что сделал Аанг? Завел их в осажденный город, где их никто не слушал. А теперь он просто ждал, надеясь найти Аппу и заставить Царя Земли прочитать их петицию, когда и слепому было видно, что Лонг Фэнг держал в руках все ниточки и не желал иметь ничего общего с планами вторжения.
Аватар или нет, но Аанг был покорителем воздуха. Он сделает что угодно, но не станет прямо разбираться с проблемой.
Я и сама не знаю, как сейчас лучше поступить, призналась себе Тоф, ступая точно по гравиевой дорожке. Я могла бы расколоть несколько голов, но если остальные меня не поддержат, что это решит? А Аанг никуда не поедет без Аппы.
Должен был быть выход. Ей просто надо было решить, кого закатать в камень, чтобы выяснить это.
- Лули! – с энтузиазмом начал хозяин, когда они подошли к оазису из относительно спокойных детей. И тени, поняла Тоф, почувствовав внезапную прохладу воздуха. – Эта юная леди хочет расспросить вас о резьбе по камню. – Судя по тому, как сместились его ноги, он радостно потирал пальцы, намекая на монетки.
Идиот, я слепая, а не дура.
- Я Тоф Бей Фонг из семьи Бей Фонг, - представилась Тоф в своей лучшей светской манере, сочетая её с практичностью одного торговца, ведущего дело с другим. – У меня есть определенные вопросы по резьбе на этом украшении. – Она протянула заколку. – Думаю, это займет не меньше получаса вашего времени.
Тоф почувствовала, как вытянулось лицо хозяина, когда делец понял, что не сможет так надолго оставить лавку. Девочка спрятала улыбку, когда он буркнул какие-то благоглупости и поспешно ушел, подождала, пока его шаги не удалятся, и широко улыбнулась Лули.
- Он всегда такой?
Лули захихикала и снизила голос до заговорщицкого шепота.
- Временами он ещё хуже. – Она свистнула, и четыре пары детских ног прибежали с разных сторон сада. – Тоф Бей Фонг, это мои дочери, Лим и Даю…
- Привет, - от девочки её возраста, и – Хэй! – от девочки помладше.
- Ты слепая? - Гораздо младше. Судя по голосу, это был маленький мальчик, но Тоф не была уверена.
- Джинхай! – голос старшей девочки, где-то в возрасте Катары. – Пожалуйста, простите моего младшего брата, леди Бей Фонг. Мы пытаемся научить его манерам, но они к нему не пристают.
Так сказала бы Катара. Но в её голосе было что-то ещё, что заставило покорительницу земли навострить уши. Что-то, что она слышала раньше, в другом месте…
- Эй, он хотя бы говорит правду, когда видит её, - Тоф протянула руку. – Тоф.
- Суин, - девочка ответила крепким рукопожатием, а не слабеньким благородным потряхиванием, на котором настаивали в Ба Синг Се. – Не обращайте на него внимания, мы просто зашли в гости.
- Ну-у, - пробормотал Джинхай.
Кажется, за этим скрывалась целая история. Но даже Джинхай был достаточно осторожен, чтобы не рассказывать её незнакомцам. Тоф усмехнулась и повернулась к Лули.
- Вы не покоритель: это украшение вырезали. Как вы нашли изъян?
- Ну, во-первых, это нефрит с Яблочной горы, - практично начала Лули, пока дети снова разбежались. – Он чудесного цвета, но почти весь содержит изъяны. Как правило, в самом центре самого красивого зеленого участка…
Усевшись на сотворенный из земли стул, Тоф слушала рассказ эксперта по камням. Вот чему нужно было научить Аанга. Нельзя просто выучить движения и считать, что узнал всё. Надо изучать свой элемент, тыкать в него пальцем, играть с ним, слушать его, и слушать людей, которые знают своё дело. Неважно, покорители они или нет.
- …поэтому вместо того, чтобы вырезать изъян и оставить изделие с большой дырищей, я сделала разрез, чтобы углубить полость, и дала камню расколоться, - закончила повествование Лули. – Получившийся цвет не из самых лучших, но мне понравилось, как я смогла придать ему форму листьев с солнечными бликами… - её голос затих.
- Я это чувствую, - сказала Тоф. – По крайней мере, я чувствую различия в камне. – Она дотронулась до закрученной в спираль каменной лозы. – Здесь разные виды земли, один вот тут, а один, поменьше, вон там.
Пальцы Лули накрыли её пальцы и нефрит.
- Это темно-зеленый. – Пальцы сместились чуть левее. – Этот светлее, почти что янтарного оттенка. А здесь снова темно-зелёный… Подождите, идите сюда. – Она вышла на солнце и протянула большой лист, пахнущий мятой. – Потрогайте лист. Там, где он теплый – это солнце, ярко-зеленый цвет. Там, где холоднее – темно-зеленый. Там, где сухой кончик – это коричневый.
Тоф проводила пальцами по мяте, вспоминая долгие часы в садах её семейного поместья. Она знала, какие на ощупь растения. Но как они выглядят… "Ты слепая", всегда говорила матушка. И "мне очень жаль".
Никто и никогда не пытался ей что-нибудь показать. Позволить ей увидеть так же, как видели они.
- То есть вы можете чувствовать разные виды земли внутри камня? – Лули чуть на месте не подпрыгивала, пока девочка теребила мяту. – Профессор Тингжэ с радостью обменяется с вами впечатлениями. Тингжэ Вэн, археолог-покоритель земли из Университета Ба Синг Се. Он отец Джинхая и Суин. Я взяла их сегодня к себе, потому что Мейшанг надо заполнить какие-то бумажки для занятий Джии и Мина. Честно говоря, я не понимаю, как они вообще ведут там дела: она уже дюжину раз объясняла, что дети не были знакомы с Баем…
- Не думаю, что это хорошая идея, - призналась Тоф. – Я пришла сюда одна, но, думаю, я непременно наткнулась бы на Джу Ди, если бы снова сунулась в Университет.
Сердце Лули забилось чаще.
- Так вы… гостья города?
Тоф понизила голос.
- Угу. Но сейчас за мной не следят…
- Следят, - почти шепотом. – Джинхай под наблюдением.
Парнишка? Почему?
- У вас неприятности? Я могла бы помочь…
- Я живу с неприятностью, - Тоф слышала улыбку Лули, несмотря на её страх. – Мой муж служит в городской страже.
Оглушительный зевок раздался из квартиры Лули.
- Я слышу, как кто-то порочит моё доброе имя?
- Просто говорю правду, - засмеялась Лули. – Тоф любит правду. Тоф, это мой муж, Хьёдзин.
Уверенные шаги по гравию, кивок головы.
- Приятно познакомиться, госпожа Тоф.
И снова она услышала это в его голосе, как она слышала в голосах Суин и Джинхая. Как она слышала в голосах примерно половины детей в саду.
- Вы…
Тоф прикусила губу до того, как вырвались слова. Хьёдзин. "Огненный металл". Имя принадлежало Царству Земли, но его значение, и этот акцент…
Ты из Народа Огня.
- Вы говорите не так, как другие люди в городе, - настойчиво повторила она.
- Мои родители были беженцами, - спокойно отозвался Хьёдзин. – Мы приехали, когда мне было шесть. – Он покачал головой. – Всё ещё заметно, да? Могу себе представить.
Он немного нервничал, но говорил правду.
- Странно, что вы пришли в такое место одна, - продолжил Хьёдзин. – Город – не место для одинокого ребенка. Мне повезло, что целительница Амая взяла меня к себе после смерти родителей. – Он сместил вес, очевидно, разглядывая её. – Вам есть к кому пойти, так?
- Я в порядке, - состроила гримасу Тоф. – Я могу сама о себе позаботиться.
- Я просто спросил. Вы выглядите взволнованной. И поверьте мне, даже стражнику полезно иметь людей, к которым можно обратиться за подмогой.
Тоф грустно улыбнулась.
- Вы говорите как дядя. – Во многих смыслах. – Со мной всё хорошо, просто мне надо подумать.
- О камнях? – насмешливо спросила Лули. – Или о том, у кого голова как камень?
- Эй! – возмутился Хьёдзин. – Я протестую против этого замечания.
Тоф захихикала.
- Ты упрям, как Стена, и мы оба это знаем, - с любовью поддразнила Лули. – Теперь, когда ты встал, соня… Будешь пить чай перед работой? Или мне пойти и расспросить Муши о деталях?
- Знаешь, - с сомнением протянул Хьёдзин, - Ли на самом деле может прожить несколько дней без катастроф.
- Продолжай тешить себя этой мыслью.
- Кто такой Ли? – с любопытством спросила Тоф.
- Ходячая катастрофа, - радостно сообщила Лули. – Бедный парнишка!
- Лули, - застонал Хьёдзин.
- Он покоритель воды, - продолжила резчица. – Ученик Амаи. Очень милый молодой человек…
- Но если бы неприятности были молнией, то кто-то бросил этого парня на вершине горы в шторм, обмотав его, как окорок, медной проволокой, - с печальной иронией заметил Хьёдзин. – Так, придется ли мне угрожать нашим ангелочкам, чтобы заканчивали уроки, или они пошли в маму и проявили ответственность?
- Они настолько же ответственны, как и ты, любимый.
- О, духи. Только не это! Мы обречены. – Быстрое объятие, и Хьёдзин исчез в кустах. – Так, кто привел в порядок книги?
Тоф с завистью слушала детские вопли. Она не возражала быть единственным ребенком, честно, но иногда…
- Знаете, если вы закончили думать, и вам нужна помощь, то мы здесь, - предложили Лули. – Стража затем и существует. И у моего мужа одно из самых больших сердец в мире. И самая твердая голова, - со смехом добавила она. – Иногда это именно то, что нужно.
Настойчивость. Да, Народ Огня на этом собаку съел.
- Вы правы, - задумчиво согласилась Тоф. – Иногда это так. – Встав на ноги, она вежливо поклонилась. – Спасибо, вы мне очень помогли.
Расплатившись, Тоф направилась в Верхнее Кольцо, шаркая ногами по камню, пока она думала об элементах, Лонг Фэнге и о том, что они застряли в городе, который всё больше и больше напоминал ловушку.
Аанг – покоритель воздуха. Он старается обходить проблемы. Он не пойдет на прямое противостояние с Лонг Фэнгом. Катара и Сокка… вода. Он придумает план, а она кинется на плохих парней сбоку. Только Лонг Фэнг уже прикрыл свои бока, так что это не сработает. Я? Может я и величайшая покорительница земли в мире, но Дай Ли до ужаса много.
Нам нужно то, о чем мы понятия не имеем. Нам нужно атаковать.
…Нам нужен огонь.
Дядя. Духи, она бы что угодно отдала, чтобы дядя сейчас был здесь. Блин, она даже на Живчика была согласна: Зуко может и был взведен, как натянутая стрела, и имел свои причуды, но он с твердостью горы знал, как нападать на что-то более крупное и злое, чем он сам. Он проник на Северный полюс. Вряд ли дворец Царя Земли окажется сложнее.
Продолжай мечтать, Тоф. Дядя – Дракон Запада, помнишь? Да вся армия постарается стереть его в порошок при первой возможности. Он просто не может быть в Ба Синг Се.
А жаль. Но если Хьёдзин был из Народа Огня, а судя по голосам детей, они были его…
Может нам и удастся найти здесь огонь.
Есть над чем подумать после того, как она вобьет Аанга в землю на очередном уроке.[/cut]
 
OinariДата: Вторник, 06/11/2012, 17:08 | Сообщение # 60
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)
Здесь Джет куда более везучий, чем в мульте.

То есть он никак пока не угомонится и так и будет доставать Зуко angry

Quote (aminya)
Надеюсь, все уже соскучились по Тоф?

Соскучились. И по Тоф, и по всей остальной их компании smile
 
aminyaДата: Вторник, 06/11/2012, 22:02 | Сообщение # 61
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Oinari)
То есть он никак пока не угомонится и так и будет доставать Зуко

Смотрите. То есть, читайте дальше.

Quote (Oinari)
Соскучились

Ну, через пяток глав они начнут появляться гораздо чаще.

[cut=Глава 16. Часть 2. Ликбез: география мира Аватара.]Глава 16. Часть 2. Ликбез: география мира Аватара.

Ещё одна скучная ночь, подумал Широнг, устроившись в тени бака для воды на одной знакомой крыше. Он немного кутался в свою форму, потому что ночной бриз дул с озёр. Хотя в скуке нет ничего плохого, если принимать во внимание альтернативу.
Проблема была в том, что они не знали, где дух. Все были на взводе. Как бы они ни искали, дух упрямо не показывался на глаза. Но они нашли следы пребывания чудовища. Черт.
Понадобилось воображение и неприятный опыт, чтобы опознать объеденные рыбами комки плоти, которые выбросило на берег озера Лаогай. Для людей опытных объеденные куски печени были одновременно и угрозой, и отличным поводом разбить несколько черепов.
Эта тварь пожирает людей, зло думал Широнг, теребя пальцами свисток для вызова подкрепления. Прямо у нас над головами.
Сегодня вечером множество разозленных Дай Ли патрулировало берег озера.
Страшно даже не то, что он объявился там, если он проник по подземным водам, нахмурился Широнг. Духи, пусть он останется наглым. Пусть думает, что может продолжать дразнить нас. Если он научиться путешествовать по артезианской воде, то сможет пролезть куда угодно.
Он почувствовал, как вздрогнула глиняная черепица, когда знакомый вес вскарабкался на стену и сел на корточки на крыше.
- Вы следите за соседями или только за мной?
Застигнутый врасплох, Широнг посмотрел на Ли.
- А, ну…
- Потому что если только за мной, то мы с дядей сейчас разложим карты. И он заварил чай.
- Разложите карты? – эхом переспросил ничего не понимающий Широнг.
- Не хотите помочь выбрать интересные места?
- Чем интересные? – Сегодня с миром определенно было что-то не так. Люди не подходят к Дай Ли по доброй воле!
- Идемте в дом. Дядя думает, что вам понравится примесь женьшеня в вашем улунге.
Смущенный Широнг спустился вниз вслед за Ли. И, да, смесь чая Муши оказалась отменной.
Странно. Так странно.
- Как ты узнал, что я там? – Вспомнив, на что он опирался на крыше, Широнг тут же добавил, - бак с водой?
- Я не настолько хорошо владею водой, - сухо признался Ли. – Но там обязательно должен был кто-то быть. Я просто посмотрел.
- Я уже несколько староват, чтобы лазить по крышам, - улыбнулся Муши, раскатывая на столе карту мира.
Ну, конечно, с сарказмом подумал Широнг. Да, Муши выглядел так, словно был значительно толще несколько месяцев назад, но судя по Ли? Если бы этому мужчине понадобилось влезть на крышу, он был бы там.
Значит, неприятности начались несколько месяцев назад. Интересно, какие… О!
Если Ли видел, как Аватар уничтожил флот вторжения Народа Огня, то, да, два выживших колониста оказались бы в беде. Единственный сюрприз был в том, что они оба смогли выбраться оттуда живыми.
Детали. Мне нужны детали.
Но он не рискнул спрашивать. Если Ли не доверял ему настолько, чтобы рассказать об Аватаре… Значит, Ли недостаточно ему доверял. Пока.
Держи глаза открытыми и проявляй терпение.
Приглашение в дом уже было шагом вперед. Пусть и немного пугающим. Сколько жителей Ба Синг Се добровольно пригласят Дай Ли на чай?
Это даже мило.
И это была отличная возможность оценить их обоих: по жилью человека можно многое понять о его обитателях.
Здесь пусто, за исключением бонсая Муши. Я знаю, что они мало зарабатывают, но большинство людей хоть немного потратили бы на обстановку комнаты.
Никаких настенных ковриков, никаких причудливых маленьких фонариков или красивой материи. Но если в спальном углу Ли не были приткнуты два собранных походных мешка, то он готов был съесть свою шляпу.
И карта. Недорогая карта: Широнг видел больше и затейливее в домах дворян в Верхнем Кольце. Но судя по всему, что он знал, это была точная карта. Такие стоили недешево.
Они еле сводят концы с концами и потратили все свои ресурсы на то, чтобы подготовиться к новому бегству.
Значит, Ли не был параноиком. С ними случилось что-то плохое… и они считали, что это может произойти вновь.
Что вновь возвращало Широнга к мыслям о Северном полюсе и его ничего не подозревающем городе. Что, во имя всего святого, ему делать, если хайма-дзяо прицепится к Аватару?
Некоторые из заметок на лежавшем поверх карты прозрачном слое наконец дошли до его сознания, и Широнг постарался удержать брови на месте. Мелкие исправления: какие порты углублялись, какие силы и где были замечены…
- Вы побывали во всех этих местах?
- В довольно многих, - щедро сообщил Муши и постучал пальцем по главному заливу острова Киоши. – Унаги, живущий здесь, вполне мог бы составить конкуренцию тому змею, что живет в вашем озере. Он кормится слоновыми кои… а иногда и беспечными пловцами.
- Я всегда знал, что там живут безумцы, - пробормотал Широнг.
- Почему? – подскочил Ли. – Потому что они учат девочек драться?
- Потому что они думают, что могут остаться в стороне от войны, - ровно поправил его Широнг. – Сидение в стороне спасает только до известного предела, и у них нет стен, которые могли бы защитить их. - А на Северном полюсе были… Нет, не спрашивай. Пока. – Итак… что интересного есть в этом районе?
- А, - Муши наклонил голову. – Это весьма спорное место. – Он коснулся пальцем большого острова на юго-востоке. – Восточный храм воздуха.
На секунду Широнг не поверил своим ушам.
- Вы хотите посетить храм воздуха? Но туда же не добраться!
- И это говорит покоритель земли, - усмехнулся Ли. – Вы можете, если очень захотите. – Он перебрал стопку рукописных записей. – Я не знаю. Это близко, но надо пройти сквозь залив Хамелеона, а там будут сражающиеся флоты. Если они уже не там. И это восток. Людям придется ехать очень далеко.
- Это недостаток всего восточного побережья, - заметил Муши. – Я также помню, что леса там весьма неудобные, и ливни налетают не так, как здесь или на западе. Это будет ненужной сложностью. – Его палец двинулся на юго-запад, вернувшись на главный континент. – Гаолинь.
- Это место получше, - согласился Ли, проведя пальцем по побережью от залива Хамелеона на запад. – Нам всё равно придётся перебираться через залив, и это более длинный путь для первого путешествия, но нам придется пересекать эти прибрежные воды всего один раз. Это почти максимально далеко от стратегической точки – может оказаться полезным. – Он нахмурился. – Но город тихий, и поэтому там много людей. Могут возникнуть проблемы.
- И всё-таки это место имеет потенциал, - отметил Муши. – Остров Киоши.
- Слишком маленький, - возразил Ли и уставился на дядю. – И я думаю, что они нас помнят.
- Весьма возможно, - признал его правоту Муши, его зеленые глаза проказливо блестели.
- Это не моя вина!
Муши поднял седую бровь.
- Я… но он… но они не… - Ли запутался в словах и со стоном закрыл лицо руками.
- Что с вами случилось на острове Киоши? – настороженно спросил Широнг.
- Со мной? Ничего, - улыбнулся Муши. – Но с ними случился мой племянник. Скажем так, обе стороны… повздорили.
- И ты до сих пор цел? – посмотрел на Ли Широнг. – Я слышал, что их воины не из слабых.
- Да, - Ли поднял голову, хотя до сих пор имел смущенный вид. – Они хороши. – Он задумчиво отвел глаза в сторону.
Муши прочистил горло:
- Нет.
- Но я мог бы…
- Я так не думаю.
- Но они были бы очень…
- При всём их мастерстве, они четко обозначили свою позицию в войне, - отрезал Муши. – Потребуется невиданная деликатность, чтобы убедить их хотя бы рассмотреть нашу просьбу. А когда дело доходит до дипломатии…
- Тонкостью ты не блещешь, - сухо закончил Широнг. Он подумал обо всех местах, которые они упомянули, и нахмурился. Они не просто ищут место для визита. Что они ищут?
- Южный храм воздуха, - предложил Муши.
- Нет, - Ли передернуло.
- Согласен, - уступил Муши и взглянул на Широнга. – Раньше его было просто неприятно посещать, но теперь, когда мы узнали, что ты уязвим для некоторых духов… Не знаю, о чем думали коммандеры Хозяина Огня Созина, когда оставили стольких людей без погребальных ритуалов. Риск пребывания там после наступления ночи будет слишком велик.
Широнг по-новому взглянул на карту, вспоминая некоторые старые уроки истории. Всё то немногое, чему учили гражданских о войне, концентрировалось на атаках Народа Огня на Царство Земли. Но это началось здесь, в храмах воздуха.
– Прошла сотня лет…
- В некоторых залах кости по-прежнему лежат как слой скошенного зерна, - тяжелым голосом сообщил Муши. – Неприятно думать, что у тебя есть родичи среди тех, кто совершил подобное нападение.
Уголком глаза Широнг наблюдал за Ли, пытаясь уловить проблески эмоций на изуродованном шрамом лице. Гнев, вина, сожаление… упорство.
Он думает, что Народ Огня поступил неправильно. И он хочет что-то сделать по этому поводу.
Что именно, по мнению Ли, он мог сделать, Широнг даже не представлял. Ли был всего лишь подростком.
Но, с другой стороны, Аватар – всего лишь ребенок. Эти двое попали в Ба Синг Се. Что бы они не задумали, я бы не хотел выступать против них.
- Я всё ещё пытаюсь понять, что вы считаете интересным.
Улыбка Муши выражала удовольствие и вызов.
- Западный храм воздуха.
- К перевернутой архитектуре придется долго привыкать, - вслух размышлял Ли. – Он хорошо расположен, но не уверен, что нам понравится в месте, откуда можно запросто сорваться вниз. Но, может быть. – Он коснулся карты. – Нам придется проплыть сквозь озера. Так будет безопаснее.
- И эта дорога открывает новые возможности, - указал Муши. – Таку.
- Крепость Похай, - возразил Ли.
- Да… Хотя, я думаю, кое-кто продемонстрировал, что это не самая неприступная из крепостей, - засмеялся Муши.
Широнг уставился на него. Муши в ответ улыбнулся. А Ли старался смотреть куда угодно, только не на них.
Он проник в крепость Похай? И остался жив, чтобы рассказать об этом. Невероятно.
- Муши, - прямо спросил Широнг, - чему вы учите этого мальчика?
- Всему, чему он захочет научиться, - с величайшим удовлетворением ответил Муши. – Хотя это не моя заслуга. Искусство скрытности никогда не было моей специальностью.
Ли, как с иронией заметил Широнг, покраснел.
- Ты знал? – пробормотал покоритель воды.
- Я провел немало бессонных ночей, - тихо отозвался Муши. – Но я знал, что ты не предпримешь попытку, если не будешь уверен в своих силах. – Его глаза, когда он смотрел на Ли, светились тихой гордостью. – Я верю, что ты поступишь так, как считаешь правильным. И я верю, что ты сделаешь это с осторожностью и соответствующей подготовкой.
Комплимент и мягкий упрек в одном флаконе, рассудил Широнг, увидев покрасневшие уши Ли. С одной стороны, ему хотелось сказать Муши, чтобы он был помягче: мальчику было всего шестнадцать. С другой стороны…
Если он идет на риск уровня крепости Похай, я удивлен, что Муши ещё не запер его в комнате, чтобы немного охладиться.
Чего удивляться, что Муши хотел, чтобы Ли работал до упаду. Одни духи ведают, в какие неприятности он влипнет в противном случае.
- Итак… дальше лежит Гайпан, – с трудом выдавил Ли.
- Территория Народа Огня последние несколько лет, - отметил Широнг.
- И явно подверженная наводнениям, - сообщил Муши. – Горы в тех местах выглядят многообещающе, но… - он пожал плечами и провел пальцем по гористому побережью почти до самой северной оконечности континента. – Потом мы окажемся здесь.
- Холодновато, - сухо заметил Широнг. Вы один раз уже сбежали с Северного полюса. Зачем снова так близко подходить к нему? Даже если между вами пролегает океанский пролив.
- Не так и холодно, как вы думаете, - серьезно возразил Ли. – Там идет снег, и зимой ночи тёмные… но на такой высоте вершины гор теплые. – Он нахмурился и кивнул. – По крайней мере, такие же теплые, как Ба Синг Се.
Широнг в изумлении взглянул на Муши:
- Как это возможно?
- Изменчивые воздушные течения, - сообщил ему старший мужчина. – Хотя я подозреваю, что эта гора может быть вулканом. – Он стукнул пальцем чуть к западу от Северного храма. – Природный газ под горной цепью может быть источником опасности для тех, кто слишком углубляется в землю… но при правильном использовании он может стать ценным приобретением.
- Не сам храм, - криво улыбнулся Ли. – Гора по-соседству.
- Когда-то её возделывали, это может случиться и снова, - согласился Муши. – И в то же время она достаточно далеко от нынешних обитателей храма, чтобы не мешать им.
- Стоп-стоп-стоп, - Широнг поднял обе руки. – Храм? В Царстве Земли есть храм воздуха? Населенный? Народ Огня…
- Не оставил выживших, - перебил его Муши. – Те, кто обитают там сейчас, пришли из деревни, уничтоженной наводнением десять лет назад. Они Земля. Хотя жизнь на такой высоте сделала их… малость странными.
- Безумными, как покорители воздуха, - буркнул Ли. – Мои ноги останутся на земле.
- Аналогично, - хихикнул Муши.
Широнг посмотрел на карту, посмотрел на них, на обширные и всесторонние записи Ли, и ошеломленно откинулся на спинку стула.
- Вы планируете не просто визит.
- Агент Широнг, - тихим и серьезным голосом спросил Муши. – Ответьте как хранитель этого города. Что будет, если Ба Синг Се падет?
Широнг почувствовал холод.
- Этого не будет.
Муши склонил голову.
- Но если всё же случится?
- Мы будем сражаться до последнего солдата. Вы знаете это. – Широнг в гневе приподнялся на стуле. – Если вы что-то знаете…
- Всё не так! – Ли вскочил на ноги, вытянув перед собой открытые ладони. – Нет. Просто… Широнг, послушайте. – Его голос упал. – Вы не знаете, что находится за стенами.
- Или, точнее, кто, - мрачно поправил Муши. – Впервые после Осады Ба Синг Се потомок рода Созина вышел на поле боя.
Широнг с трудом сглотнул и плюхнулся на стул на внезапно ослабевших ногах.
- Я думал… Слухи утверждают, что кронпринц был изгнан…
- Да, принц Зуко действительно изгнан, - спокойно ответил Муши. – А принцесса Азула нет.
Дыши медленно, велел себе Широнг, пытаясь не дать миру посереть. Представитель королевской семьи на поле боя. Последний раз, когда такое произошло…
Держи себя в руках. Надо рассказать Квану.
- Если она младшая наследница, то она ещё почти ребенок.
- Никогда, - резко сказал Ли, - никогда не совершайте этой ошибки. Она станет вашей последней.
- Да, ей четырнадцать, - с таким же мрачным выражением на лице вмешался Муши. – Но она одаренная покорительница огня и тактический гений. Думаю, даже Дракон Запада подумает, прежде чем сталкиваться с ней на поле боя. – Он обвел карту рукой. – Поэтому я спрашиваю вас, как хранителя вашего города и верного гражданина Царства Земли: на что надеяться вашим людям, если Ба Синг Се падет?
- Я надеюсь, что этого не будет, - тихо заметил Ли. – Надеюсь, что вы сможете противостоять ей. Но если случится беда… и, чёрт побери, вокруг меня всегда случается беда… Широнг, если она захватит вас, жителя Царства Земли, вы просто умрете. Если она захватит нас
- Я понял. – И это было правдой. К его ужасу.
Они боятся. Эти двое не испугались даже Дай Ли, и они боятся.
- Вы собираетесь бежать, - мертвым голосом сказал Широнг. – Снова.
- Я не побегу, - жестко сказал Ли. – Я устал бежать. – Он глубоко вдохнул. – Но иногда приходится стратегически отступать.
Называй это как хочешь, но они собирались бежать. И почему он ждал чего-то другого? Шпионы не остаются сражаться…
Стой, сказал себе Широнг сквозь завесу ярости и разочарования. Думай. На что они смотрят? Ресурсы, дожди, насколько там холодно, сколько там живет людей, как пробраться мимо тех, кто сражается…
- Что вы понимаете под надеждой?
Муши увидел отсвет изумления на его лице и улыбнулся.
- Единственное, на что стоит надеяться. Надежду жить и сражаться за завтрашний день.
- …Вы хотите организовать очаг сопротивления. – Это было немыслимо. Невозможно. Они были беженцами. Мало того, колонистами Народа Огня. У них не было денег, ресурсов, полномочий…
Но всё это будет неважно, если Ба Синг Се падет, подумал Широнг. Будет хаос, паника, кровь на улицах. Если они хотят вывести людей… им просто надо знать, где можно взять припасы, как уговорить людей захватить их, и как заставить людей слушаться их достаточно долго, чтобы провести эвакуацию.
Как он слушал их прямо сейчас.
Ли побывал во всех концах города, работая с Амаей. Он нашел союзников в Университете, в страже… даже во дворце. Он знает, как найти нас. И кто знает, какие контакты Муши навёл в той чайной.
Духи… я думаю, у них может получиться.

По крайней мере, они попробуют. Но добиться успеха? Это по-прежнему выглядело нереально.
- Думаю, это могло бы сработать в подобном случае, - сказал Ли после того, как обменялся взглядом с дядей. – Но это не совсем то… Народ Огня не собирается уничтожать Ба Синг Се. Он слишком велик, слишком ценен. Если только у неё не будет очень плохого настроения. - Он вдохнул. – Если это произойдет, нас интересуют люди, которые не должны быть здесь. Я. Дядя. Профессор Тингжэ и его семья. Все, кто знает про катакомбы под городом. Целительница Амая. Все, кого мы сможем вытащить из тех, кто может испортить её план по удержанию города. – Он помедлил и посмотрел прямо в глаза Широнгу. – Ваши семьи.
Широнг криво улыбнулся на такое горько-сладкое предложение. Как будто она у меня есть.
Но мысль была дельной. Если когда-нибудь Ба Синг Се падет… нельзя, чтобы семьи Дай Ли попали в руки врагов.
- Я всё-таки считаю, что это невозможно.
- Может быть, - согласился Муши. – Но лучше приготовиться к несчастью, которое никогда не случится, чем оказаться за бортом в центре тайфуна. – Он указал рукой на карту. – Как вы думаете, о чем нам следует подумать?
Это было невозможно. И просто-напросто смешно.
Но если он что и понял, изучая Ли, так это то, что, несмотря на маскировку под беженца Царства Земли, в молодом покорителе воды не было ни грамма лжи.
Перед ним сидели два человека с картой, которые побывали в местах, которых он никогда не видел.
- …Расскажите мне о храмах воздуха.
Много часов спустя Широнг вернулся на крышу подумать.
Изучи природу врага, и битва наполовину выиграна.
Не то чтобы Аватар был врагом. Духи, нет. Но угрозой Ба Синг Се – да, он легко мог ей стать.
И хотя Ли ни словом не обмолвился об Аватаре, он стал необычно разговорчив, когда разговор зашел о храмах. Печаль Южного, умиротворенность Восточного, мозголомная перевернутая архитектура Западного.
- Как он вообще стоит? – с недоверием спросил Широнг.
- Понятия не имею, - проворчал Ли, тряся головой так, словно хотел вытрясти воспоминания. – Может они нашли отряд безумных покорителей земли, чтобы прирастить здания к изнанке скалы.
- И расплатились несколькими бочками кактусового сока, - насмешливо добавил Муши.
Но когда дело коснулось Северного храма, Ли был куда сдержаннее в деталях. Широнг не мог его винить. Скажи хоть слово в колониях, что видел летающего человека, и тебя досуха выжмут на допросе Народа Огня, и ты умрешь с пониманием, что ты в ответе за то, что спустил кровожадных покорителей огня на ни в чем неповинных людей.
Они в буквальном смысле объездили весь мир. Как? Зачем?
Это имело бы смысл, будь они шпионами Народа Огня. Но в этом случае Северного храма воздуха больше не существовало бы. С другой стороны, если они не бывали там до того, как Муши решил, что ранение его племянника стоило необъявленного ухода на пенсию… зачем ехать туда?
Север, огромный океан и сложная местность, размышлял Широнг. Неплохое место, чтобы затеряться, если тебя беспокоят преследователи из Народа Огня.
Это подходило под его представление о них. Ли пытался скрывать это, но он двигался так, словно в любую минуту ожидал засады. Всегда.
Но это полная бессмыслица. Если никто не знал, что он покоритель воды, зачем их преследовали? Они же просто два колониста.
Или нет? Муши знал, кажется, обо всём на свете. Что ещё скрывалось за его мудрыми глазами?
Вопросы порождали новые вопросы. Но если они побывали во многих местах и насмотрелись на ужасы войны… Да, это объясняло, почему Ли так же упорно изучал исцеление, как и мечи. Нет ничего хуже, чем когда у тебя на руках умирает человек, и ты знаешь, что мог бы что-то сделать, если бы только знал, как.
Целитель или нет, но Ли был бойцом, который не слишком тонко пытался разузнать детали по хайма-дзяо в каждом перерыве между мозговыми штурмами. Принимая во внимание то, что речь шла о жизни молодого человека, Широнг пошел ему навстречу. Хотя он опустил рассказ о том, как разозлились его коллеги Дай Ли. Агент всегда холоден, спокоен и бесчеловечен. Спросите любого.
- Озеро Лаогай, - размышлял Муши. – Если дух устроил логово там, а не в по-настоящему бессолнечной воде под землей… Либо в озере больше соли, либо есть иная причина того, что твари там так… комфортно.
Ли встревожено вскинул глаза.
- Там что-то произошло?
- Я проверю, - ответил Широнг и понял, что никого не обманул.
Плохо, да. Что могло разозлить духов больше обычного? Трудно сказать. Они покоряли разум Джу Ди и возмутителей спокойствия десятилетиями. Сажали в тюрьму и казнили тех, на кого указывал Главный Секретарь, формировали Ба Синг Се таким, каким он должен был быть. Почему духи решили, что сейчас стало хуже, чем раньше?
Раньше мы не удерживали бизона Аватара.
Он посетил не одну лекцию Тингжэ Вэна на тему Чина Завоевателя, когда пытался понять, не слишком ли профессор намекает на нынешнюю войну, чтобы посчитать его опасным. То, что этот человек рассказывал о Чине, Киоши и кротобарсуках заинтересовало его настолько, что он полез в архивы Дай Ли в поисках записей об Аватарах. А значит, бизон… мог быть не просто бизоном.
У Аватаров есть животные-проводники. Киоши не встретила своего, пока не победила Чина, но… у неё был кротобарсук. У Року был дракон.
Аватара разлучили с бизоном. Духи действительно могли очень расстроиться.
Достаточно, чтобы напустить пожирателя людей на наш город? Наши люди ни в чем невиновны!
Но Дай Ли служили людям. И Дай Ли не были невиновны.
Ома и Шу, этого не может быть. Лонг Фэнг не приказал бы задержать бизона, если бы это поставило под угрозу наших людей. Он не стал бы!
Когда он перестал в это верить?
Думай о работе, безжалостно велел себе Широнг, смотря в ночь. Во-первых, нельзя позволить камуи схватить новых покорителей воды. Во-вторых, надо найти эту проклятую тварь и организовать барбекю из духа. В-третьих, поработать с рекрутами.
По крайней мере, последнее шло хорошо. Когда они обсудили карту, Ли смущенно показал ему один из последних изученных приемов: движением пальцев он обратил воду в смертельно опасные ледяные когти. Полезные сами по себе смертельные клинки были немалой подмогой, но при том, что их можно было и метать… Да, Дай Ли знал, как это могло пригодиться.
Но Ли снова удивил его.
- Как работают ваши перчатки?
Спроси его кто-то другой, Широнг бы рассмеялся. Но покоритель воды, начавший тренировки с форм покорения огня, и считающий, что сможет придумать, как формировать лёд подобно камню? И он никогда не видел, чтобы покорители воды создавали такие приемы, как Ли. К примеру сеть, достаточно прочную, чтобы оттащить злого духа от его жертвы, и способную запереть его, пусть всего на минуту.
Попытка – не пытка.
Ну, теперь мы знаем много способов, как это не работает, с иронией подумал Широнг. Я уверен, что завтра он снова этим займется. И снова, и снова, пока у него что-нибудь не получится.
Чисто с практичной точки зрения, тренировка полезна сама по себе. Практикующийся покоритель воды может выманить их добычу на открытое место.
Надеюсь, он выживет.
Он ненавидел терять рекрутов. И Ли более, чем кого-либо. Молодой человек обладал талантом, энергией и несгибаемой волей, которая не позволяла ему сдаваться…
И они пригласили меня на чай, признался себе Широнг, вспоминая теплоту, дружелюбные взгляды и их неподдельный интерес к его мнению. Я мог бы и привыкнуть к этому…
О. О, духи…
С тоскливым восхищением во взгляде Широнг посмотрел на темное окно внизу. Муши, ты лукавый, коварный, чудесный старик.
Потерявшаяся карликовая пума, брошенная на произвол судьбы. Так он подумал о Ли в тот первый день, стоя у медведя. Это впечатление только усилилось после передачи свитка покорения воды, когда он увидел, как быстро расцвел юный целитель под патронажем Амаи.
Но если это было верно по отношению к Ли, насколько это верно по отношению к нему самому?
Я не одинок. Я верю моим друзьям. И я всегда могу снять форму и…
Вот. Вот он, камень преткновения. Если он хотел стать кем-то помимо Дай Ли, ему придется скрывать, кем он был. Свою суть.
С этими двумя ему не было нужды прятаться.
Думаю, меня только что пытались завербовать.
Так, так, так.
Этот человек, насмешливо подумал Широнг, обладает выдержкой первоклассного кота-воришки.
Было ли плохо то, что он чувствовал восхищение вместо раздражения? Они оба были загадкой: сложным переплетением честных загадок, которые Муши практически предлагал ему распутать.
Чтож, сыграем, улыбнулся Широнг, планируя, какие документы поискать сразу по окончании его смены. Крепость Похай, да?
Он не мог этого дождаться.
[/cut]
 
OinariДата: Среда, 07/11/2012, 16:44 | Сообщение # 62
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)

Смотрите. То есть, читайте дальше.

Читаем-читаем) И каждый раз радуемся быстрому и хорошему переводу biggrin

А чей они так агенту Дай Ли доверяют? На чай позвали, карту вместе рассматривали... Или у них расчет какой-то?
 
aminyaДата: Среда, 07/11/2012, 20:35 | Сообщение # 63
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Oinari)
Или у них расчет какой-то?

Ага. Игра в вербовку, она ведь такая... двухсторонняя. cool

Следующая глава пока ещё в работе. Думаю, будет через пару дней.
 
SherbikДата: Среда, 07/11/2012, 21:34 | Сообщение # 64
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Да, а! Далеко вы ушли. Я за вами и прочитывать не успеваю. Только все больше отставаю.
 
aminyaДата: Пятница, 09/11/2012, 14:39 | Сообщение # 65
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Да, а! Далеко вы ушли. Я за вами и прочитывать не успеваю. Только все больше отставаю.

Зато как приятно нагонять будет! Сразу несколько глав!

[cut=Глава 17. Часть 1. Бойня в клинике.]Глава 17. Часть 1. Бойня в клинике.

Слишком рано для старших сестер, сварливо думала Суин, пытаясь удержать глаза открытыми, пока она обходила хихикающую девушку на пути к умывальнику.
- И задницу вам надеру! – Джия давилась от смеха. – О, какое лицо было у госпожи Макму-Линг…
Занятия хайку. Грр! Суин умылась, показала сестре язык, стоя у той за спиной, и направилась на первый этаж.
- Я всё видела!
- И что? – усмехнулась Суин, эффектно спрыгивая с последней ступеньки. И приземлилась прямо перед удивленно приподнявшей брови матерью. – Ум… мама?
- О, сейчас тебе достанется, - радостно прочирикала Джия, грациозно скользя вниз по лестнице, как и подобает воспитанной юной леди.
- Суин, будь вежлива с сестрой, - строго отчитала её Мейшанг, а потом перевела строгий взгляд на Джию. – Джия, хватит оккупировать ванную по утрам, или твои свидания станут на час короче.
- Но, мам!..
- Если ты не можешь достаточно быстро собраться утром, тебе, очевидно, требуется больше спать. Я не права? – она жестом отправила обеих завтракать. – Ешьте, вы же не хотите опоздать?
Чай, с благодарностью отметила Суин и выпила его залпом, прежде чем наброситься на завтрак из риса. Она прожевала половину, пытаясь игнорировать зловещее облако, сгущающееся рядом с ней. Джия заслужила взбучку: в последнее время она часто задерживалась допоздна.
Да, бывало, что она возвращалась поздно тогда, кода должна была прийти рано. Но только она помогала мне с Джинхаем. Суин собралась с мужеством и взглянула на сестру.
- Так… Что-то интересное случилось на занятиях хайку?
Я ещё об этом пожалею. Наверное, кто-то выдал нечто глубокомысленное о звездах и дымке над ручьем в стихотворном поединке, и теперь я просто умру от скуки…
- Ты ни за что не поверишь! – оживилась Джия и улыбнулась. – В класс вломился мальчик из Племени Воды! – Она захихикала. – Именно что вломился. Он упал внутрь с половиной окна на шее!
У Суин отвисла челюсть.
- Правда?
Ладно, на этот раз примирение с сестрой обещало быть приятным.
Джия принялась пересказывать сочные детали, включая излишне подробные описания того, что туника Племени Воды не смогла закрыть, и Суин почти забыла, что за ними следят. И почему.
Что-то пожирает покорителей воды. Суин очень старалась не дрожать. По крайней мере, её младший брат был в полной безопасности.
Но Ли нет.
Впервые она надеялась, что Дай Ли победят. Чего бы им это ни стоило.

***

Бывают времена, поняла дрожащая Смеллерби, когда ты слишком испуган, чтобы кричать. Даже не смотря на каменный кляп, обернутый вокруг её рта.
Дай Ли были совершенно бесшумны.
Несколько агентов несли светящиеся мягким зеленым светом кристаллы, которых хватало ровно на то, чтобы облегчить им путь сквозь бесконечные туннели. Только врожденное чувство непокорности заставляло Смеллерби пытаться освободиться от пут: даже если она вырвется на свободу, даже если она каким-то чудом сможет освободить Лонгшота и Джета… куда им идти?
Накричите на нас. Побейте нас. Посмотрите на нас. Сделайте хоть что-то!
Дай Ли даже не касались их. Они просто быстро шли, а трое связанных борцов за свободу ехали на катящейся каменной волне.
Я чувствую себя такой дурой, Смеллерби снова извернулась, неважно, с пользой или без. Тот стражник предупреждал нас. Амая и Муши говорили нам, что Джет нарывается на неприятности. Мы пытались отговорить его! Если бы не эта… эта тварь
Они думали, что сбежали от неё в аллее. И они двое сбежали. Но Джет… у Джета были не все дома. Он видел тени там, где их не было, слышал голоса, которых не слышали они. А по ночам… по ночам он рвался к воде. После того как они с Лонгшотом вытащили его из колодца, она решила, что это была плохая идея. Весь Ба Синг Се был плохой идеей, и она скорее попытает удачу против всей армии Народа Огня, окопавшейся за стенами, чем задержится здесь ещё хоть на день.
Так она и сказала Лонгшоту. Он один раз кивнул с серьезным видом. И они попытались выбраться вместе с Джетом к Внешней Стене, а затем наружу.
Они не дошли.
Теперь пара Дай Ли отвела камень в стороны как занавес, и их подняли в непримечательную комнату, вырезанную в сплошной скале, где на столике рядом с кувшином воды горели светильники.
Тут один из Дай Ли взглянул на них, всего на секунду. Его глаза выражали легкий интерес, как при взгляде на особо упрямый камень, который пока не раскололся. Потом он отвернулся и исчез на каменных ступенях.
Посмотрите на нас! Мы здесь! Мы же прямо здесь!
Неизвестное время спустя шаги вернулись. И не одни.
- Мудро ли было отсылать его? – нейтральным голосом спросил Дай Ли.
- Солнце ещё светит, - заметила Амая, входя в круг света, чтобы посмотреть на них с печалью и мрачной решимостью. – Он в безопасности, пока находится под присмотром дяди. И… может в прошлом ему и приходилось совершать трудные поступки, но сейчас… даже ради защиты тех, кого он любит, я не стану просить его о такой помощи.
И вот здесь Смеллерби перестала бояться и впала в настоящий ужас.
Никогда не выводи из себя целителя, - когда-то давно сказал ей старший брат, в те времена, когда он у неё ещё был. - Они знают, как испортить тебе жизнь.
- Обычно вам не требуется моя помощь, чтобы допрашивать заключенных, агент Юнжу, - продолжила Амая всё с той же леденящей печалью.
- Время дорого, - возразил вечно сонный Дай Ли. – И тот, кто попал под влияние духа, - он почти незаметно кивнул в сторону Джета, - ведет себя… нерационально.
- То есть вы хотите, чтобы я вылечила его настолько, чтобы он мог говорить. – Она вздохнула, окинула их взглядом и склонила голову. – Простите, но то, за чем Дай Ли охотятся, убьет дорогих мне людей, если его не остановить.
Нет, нет, подумала оцепеневшая Смеллерби. Отойди…
- Водный дух чуть не забрал разум и дух Ли, - тихо продолжила Амая, приближаясь к Джету. – Он попытается снова. Я этого не допущу. Чего бы мне это ни стоило.
- Народ Огня забрал наши дома! Народ Огня забрал наши семьи! – говаривал Джет, совершая один смертоносный рейд за другим. – Мы должны сражаться с ними, где бы они ни были и кем бы они ни были! Чего бы нам это ни стоило!
Смотря на это с другого конца, Смеллерби очень и очень раскаивалась.

***

- Ничего, - нахмурился Юнжу.
- Ничего? – подняла голову Амая. Её всё ещё подташнивало, но будь она проклята, если выдаст себя перед этим человеком. С Широнгом она готова была мириться: легкий отсвет сострадания и сожаления всё ещё горел внутри мужчины, как звезды сквозь туман. Она не винила Зуко за то, что мальчик тянулся к нему. Подобное притягивается к подобному, а она знала, какие раны получил Широнг.
В Юнжу… свет потух. Если он когда-либо горел.
- Ничего такого, о чем мы не знаем, - Юнжу задержал взгляд на детях, которым снова одели кляп. – Теперь мы их заберем.
- Почему бы их просто не отпустить? – спокойно спросила Амая, посмотрев на перепуганную девочку уголком глаз. – Они пытались выбраться из города. Так будет лучше для всех.
В глазах Смеллерби вспыхнула слабая надежда. Лонгшот замер…
- А что если дух решит последовать за убежавшей жертвой? – бесстрастно возразил Юнжу. – Покоритель воды куда более привлекательная цель, но мы не можем рисковать.
- Тогда задержите их до тех пор, пока не разберетесь с духом, - предложила Амая.
Юнжу посмотрел на неё и молча отвел взгляд.
Нельзя спасти всех, напомнила себе Амая с тяжелым сердцем. Люди умирают.
- Думаю, мне не повредит немного воздуха.
Она не удивилась, что Юнжу проследовал за ней в сад. Он не верил ей. Уже многие годы. Она была слишком ценна, чтобы затащить под озеро Лаогай без веских доказательств… но Юнжу был уверен, что она была в чем-то замешана.
Разумеется, так и было.
Хотела бы я сделать что-то посерьезнее, подумала Амая, расположившись у пруда и наблюдая, как золотые, алые и синие молли-гуппи мелькали в свете одного из светильников Ли. Вдумчивый, осторожный молодой человек: он даже окружил металл и стекло камнями, чтобы никто о них не споткнулся, и заново наполнил резервуары маслом перед уходом…
По пруду прошла рябь, словно от ветра, и тонкий слой воды плеснул через край. Вверх.
Светильники с шипением погасли.
Надо отойти, убежать…
- Амая…
В синем платье с белой меховой оторочкой, её мама протягивала ей мокрую руку. И… в этом было что-то неправильное. Но она была так одинока, и так давно, и она совершила так много ужасных вещей, чтобы спасти тех, кого можно, от войны…
- Я тебя прощаю, - прошептал голос из волн и водяных растений.
У Юнжу даже не было шанса закричать.

***

Широнг уставился на розыскной плакат Народа Огня и не знал, плакать ему или смеяться.
Да уж, крепость Похай.
Армия всегда оставляла самые ценные сведения при себе, но многие из них в конце концов оседали там, где Дай Ли могли до них добраться. Полезно знать, какие именно слухи следует затыкать. И от каких групп беженцев будет больше проблем.
Что касается сведений о крепости и Таку… Учитывая то, что обитающая там травница имела привычку разговаривать с кошкой, простительно, что её рассказ о совете Аватару поискать замороженных лягушек был проигнорирован. Но если совместить рассказ с докладами о локальных смерчах, мобилизации Ю Янь по приказу недавно получившего повышение адмирала Джао и невиданный хаос, разразившийся в крепости в ту же ночь…
Плюс плакат о розыске. Нельзя просто так игнорировать плакат о розыске. Как и хищно скалящуюся клыкастую синюю театральную маску.
Духи, неудивительно, что Ли параноик. За его голову не две связки монеток назначено.
Сведенные воедино, доклады многое объясняли. Ту давящую печаль и вину, похожую на каменное покрывало. Неистовое стремление в первую очередь научиться у Амаи исцелению, в то время как Ли был бойцом в каждой своей клеточке...
Он освободил Аватара. И как мальчишка отплатил ему? Уничтожил бесчисленные тысячи его соплеменников.
Точные цифры было трудно подсчитать, но надежные источники сообщали, что флот вторжения насчитывал сотни кораблей. Многие классы могли переносить сотни, а то и тысячу человек. Попытка представить возможное число жертв заставила Широнга вздрогнуть.
Даже если Ли оставил Народ Огня, у мальчика было такое же преданное сердце, как и у любого другого покорителя воды. Каждая смерть резала его подобно ножу.
Вероятно, он убедил себя, что это его вина, холодея, подумал Широнг. Неудивительно, что он не хочет никому доверять.
Легенды утверждали, что Аватар был защитником мира. Если нельзя доверять ему в том, что он поступит правильно, кому тогда верить?
Вот только Аватар не защищает твой мир, если ты из Народа Огня.
Так утверждала одна просительница из Народа Огня много веков назад, когда пришла искать правосудия против Киоши у самого Царя Земли.
Как же её звали? Тама? Темун? Что-то странное…
Он отследил все оригинальные записи, какие смог найти, когда хотел понять истинные причины столетней войны против своего народа.
Темул. Вот как её звали. Покорительница огня.
Очень странная покорительница огня, судя по его обрывочным воспоминаниям. Она ожесточенно клялась, что Аватар причинил зло её людям, и что весь мир заплатит за это.
Самый черный день в истории Народа Огня. Хотелось бы мне знать, что тогда случилось.
Возможно, профессор Тингжэ Вэн знал. Но говорить лицом к лицу с человеком, которого ему однажды, возможно, придется заставить исчезнуть? Нет, он не пойдет на такое.
Кроме того, я уже знаю всё, что мне нужно. Аватар не всегда справедлив. Темул даже не назначили слушание.
И это была Киоши. Взрослая женщина, которая знала, что справедливость требует вдумчивости так же как и решительности, и что ничто на свете не является полностью злым или добрым.
Нынешнему Аватару двенадцать лет. А люди, которым он доверяет, лишь чуть старше. Широнг покачал головой. Мне это не нравится.
Я хочу, чтобы он убрался из моего города.
Агент выпрямился в кресле, когда до него дошли последствия этой мысли. Генералы как пить дать рассчитывали на силу Аватара. У Лонг Фэнг был план, или он бы не приказал спрятать бизона.
Но если бы у Аватара был бизон, у него не было бы причин оставаться здесь. Генералы могли продолжать строить свои планы. Он мог бы к ним приезжать. Зачем забирать у него животное?
Широнг не мог придумать ни единой хорошей причины. Но он мог придумать причину. Ужасную причину.
Загоните Аватара в угол, поймайте в ловушку, и вы сможете направить его силу на ваших врагов.
Как его заперли на Северном полюсе.
Нет!

Его стиснутые руки смяли бумагу. Широнг заставил себя разжать пальцы, радуясь, что он никогда не использовал каменные перчатки при чтении. Он так и видел стены этого архива, утыканные камнями от внезапной, пронзившей его до глубины души ярости.
Я Дай Ли. Я совершал ужасные вещи, чтобы защитить мой город. Вероятно, я совершу ещё немало. Но это…
Я Дай Ли из организации, созданной ради защиты Ба Синг Се от его собственных духов самой Аватаром Киоши. И этот ужасный поступок я не совершу.

Ошеломленному Широнгу понадобилось некоторое время, чтобы справится с дыханием. Он выпадет из числа своих товарищей. Он потенциально нарушит приказ Лонг Фэнга…
Не знаю, какой эффект произвел на духов случившийся на Северном полюсе кошмар, но я не хочу выяснять это здесь. Ба Синг Се не заслужил это. Мои люди не заслужили это. И, будь всё проклято, Ли не заслужил это.
И двенадцатилетний мальчик, которому выпало стать Аватаром, тоже не заслужил это. Широнг читал доклады об инциденте в Зоопарке Ба Синг Се. При всей своей невиданной силе Аватар был ребенком. Импульсивным, счастливым, оптимистичным ребенком.
Это неправильно. Если я прав… то, что они планируют сделать, просто неправильно.
Не говоря уже о смертельно опасной недальновидности. Рано или поздно мальчик вырастет и обретет всю силу, которую легенды приписывали Киоши и Року. Неужели Царство Земли действительно хотело, чтобы настолько могущественное существо знало, что его использовали как оружие?
Нет, Ома и Шу, нет.
Надо что-то делать.

Что-то делать? Делать что? Пойти против прямых приказов Лонг Фэнга? Не говоря уже о чисто практической проблеме в количестве Дай Ли, которые встанут на его пути при любой попытке освободить бизона. Он был довольно умелым покорителем земли и агентом, но он не был Слепым Бандитом.
Мне нужна помощь.
Почти против воли взгляд Широнга снова упал на плакат о розыске.
Существует огромная разница между крепостью на скале и подземным лабиринтом.
И всё-таки, крепость Похай. Кто из армии когда-либо проникал туда?
Он быстрый, умный и скрытный. Может он и учится покорению воды меньше месяца, но те приемы, что он знает, он знает на зубок. И он годами тренировал формы покорения огня.
Но что важнее всего… этого никто не ждет.
Хороший довод, подумал Широнг. Но согласится ли он? У него нет причин любить Аватара.
Но Ли любил своего дядю. И переживал за Амаю. Не говоря уже о множестве других людей, с которыми он имел дело. Молодой человек переживал.
И он практичен. Даже если он ненавидит Аватара - а я не могу его за это винить - он поступит так, как будет правильно.
Но всё же, если Ли согласится, а это было большое «если», ему понадобится покоритель земли, чтобы проникнуть внутрь…
Топот бегущих ног. Широнг едва успел спрятать плакат подальше, прежде чем Кван налетел на дверной косяк с такой силой, что камни задрожали.
- Наши агенты в клинике пропустили время доклада, - хмуро сообщил Кван.
Амая.

***

- Может, нам лучше пойти домой, племянник, - предложил Айро, пока они поднимались по лестнице к клинике Амаи. – Если она посчитала, что тебе лучше здесь не быть…
- Она собиралась сделать что-то, чего не хотела, дядя, - Зуко недовольно хмурился. – Я видел такое раньше.
Айро даже боялся представить, что это может быть. Особенно если здесь были замешаны Дай Ли.
- Пусть так, - мрачно уступил мужчина, - но она может быть недовольна нашим вмешательством.
- Я… не собираюсь вмешиваться, - тихо признался Зуко. – Если она считает, что должна… я знаю, что это такое. – Он посмотрел на дядю. – Но я подумал, что если всё кончилось… мы можем побыть рядом. Если ей будет кто-нибудь нужен.
Айро поднял седые брови и кивнул.
- Весьма заботливо с твоей стороны, племянник. Но давай оставаться вежливыми. Если она скажет, чтобы мы ушли, мы… - он осекся, когда Зуко предостерегающе поднял руку.
- Что ты слышишь? – полушепотом спросил Зуко.
Айро сконцентрировался и прислушался. Люди на улице, владельцы магазинов зазывают последних покупателей перед закрытием на ночь, возмущенный клекот страусовой лошади через улицу отсюда… И ни звука из клиники.
Двое обменялись взглядами, и его племянник быстро и решительно ворвался в дверь.
Тишина.
Айро осторожно закрыл дверь и зажег на ладони огонь, чтобы лучше видеть.
- Горит только одна лампа, - заметил он, когда они вошли через прихожую в помещение клиники. – Это произошло почти сразу после наступления темноты…
Тут они почувствовали запах, и Айро увидел, как побледнел племянник.
Морские водоросли. И кровь.
- Зови огонь.
- Дядя…
- Объясняться будем позже, - отрезал Айро. – Если тут ещё осталось, перед кем объясняться.
Не осталось.
Один агент лежал безжизненной кучей в холодной красной луже сразу у раздвижной двери, ведущей в сад Амаи. Такое впечатление, что его горло было разорвано зубами Унаги. Второй лежал лицом вниз в пруду, утонувший и мертвый, когда они его перевернули. Третий больше напоминал ледяную глыбу у стены, куда мужчина пытался отступить, закрыв руками лицо в бесполезной попытке защититься…
Не бесполезной, вдруг понял Айро, когда они подошли ближе, и Зуко выругался сквозь зубы.
- Он сохранил воздушный карман. Быстро!
Огненными руками и дыханием огня они освободили агента ото льда. Он мертвым грузом упал им на руки, белый, как снег… Но Айро изучал покорителей воды и хорошо обучил племянника. Холодное тело могло только казаться мертвым.
Приложив ухо к губам Дай Ли, Айро расслышал тихий шепот дыхания.
- Несём его внутрь. Разведи огонь!
Обложив мужчину завернутыми в одеяла нагретыми камнями, они устроили его у плиты и продолжили работать. Закипятив воду на плите, Зуко обернул руки в огонь и принялся водить ими над ледяной кожей. Айро следил за слабым дыханием, выдыхая тепло, чтобы агент дышал теплым воздухом.
- Бон, - как заведенный повторял Зуко, продолжая работать. – Бон, это Ли. Вы в клинике. Мы нашли вас. С вами будет всё в порядке, просто держитесь…
Наконец, агент начал дрожать.
Айро бросил взгляд племяннику, который кивнул в ответ и отпустил огонь обратно в плиту, обернув руки вместо этого горячей водой.
- Агент Бон? – спросил Айро. – Вы нас слышите?
- Папа? – прошептал Бон, клацая зубами. – Нет… не может быть… ты мертв…
- Бон! – резко сказал Зуко. – Дух ушел. Я нигде его не чувствую. Он ушел, люди умерли, а Амая… Проснись!
Глаза Бона широко распахнулись.
-…Ли?
Заинтригованный, Айро поднял бровь. Покорители земли обычно не были восприимчивы к силе воли покорителей огня.
- Мы не нашли целительницу Амаю.
- Он забрал её. Через воду…
Как он и боялся.
- Оставайся с ним, пока я приведу помощь, - приказал Айро, вставая на ноги.
- Я не останусь, - прохрипел Бон, попытавшись сесть, пока Зуко снова не уложил его. – Он убил Дай Ли, его нельзя отпускать!..
- Лежи. Смирно. – Приказ прорезал воздух, и от взгляда Зуко агент снова обмяк. – Вы выполнили свой долг. Вы рассказали нам о противнике. Теперь лежите, чтобы дядя смог привести для вас помощь, и мы смогли пойти и прикончить эту тварь.
- Прикончить? – выдавил Бон сквозь бьющую его дрожь. – Но… ты покоритель воды…
- Да, - взгляд Зуко упал на светильники. – Вот почему он даже не поймет, что его сразило.
[/cut]
 
SherbikДата: Пятница, 09/11/2012, 20:06 | Сообщение # 66
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)
Он забрал её. Через воду…


Блин, это какой-то мистический хоррор в мире Аватара. А Зуко тут, демонхантер, что ли?
И где, самое главное, посредник между людьми и духами прохлаждается? И почему не имеет ни малейшего понятия о том, что духи разбушевались? surprised
 
aminyaДата: Понедельник, 12/11/2012, 16:26 | Сообщение # 67
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
А Зуко тут, демонхантер, что ли?

Не, демонхантеры тут Дай Ли, профессиональные. А у Зуко просто самое действенное оружие против них, как оказалось. Нечисть она ведь огня не любит.
Аанг не видит, потому что у него ветер в голове.
Quote (Sherbik)
мистический хоррор в мире Аватара

Да, ладно. [cut=Спойлер на свой страх и риск]В 60-х главах вообще будет зомби-апокалипсис.[/cut]

Добавлено (12/11/2012, 16:26)
---------------------------------------------
[cut=Глава 17. Часть 2. Битва на озере Лаогай.]Глава 17. часть 2. Битва на озере Лаогай.

Остался лишь один, кто сможет бросить нам вызов.
Свернувшись комочком в бесконечном холоде, Амая старалась не думать. Но вода, сила и голод окружали её, и она не смогла удержаться от того, чтобы увидеть зеленые глаза под черными волосами. Зеленые глаза, горящие золотом…
Вот этот. Голод и ледяное презрение. Вор. Разрушитель. Добыча. Да, мы знаем его…
Вор? Зуко никогда бы…
Она вдыхала шторм, она сама была штормом, нацеленным на огни смертных жизней на борту хлипкого металлического суденышка. Рожденные от огня, рожденные врагами. Слишком опасные, чтобы приближаться к ним в спокойных морях; слишком опасные, чтобы заманивать. Что делало их отчаяние ещё слаще. Она почувствовала, как накапливается молния… разряд!
Нет!
Огонь-во-плоти схватил молнию, отразил её в сторону, в волны. Жизнь, висящая на искореженном металле, была подхвачена другими жизнями, уведена в безопасность. Нечестно. Нечестно! Он был голоден, его нужду нельзя было отрицать…
Но шторм был силен, а металлическая скорлупа повреждена. Огненные жизни падут. Обязательно. Проклятия висели на этих смертных, и два из них особенно сильны. И Агни не имел здесь власти. А ни один другой дух не помешает ему пировать. Ненависть и одержимость этих смертных сделают их добычей…
- Пусть уходит. Нам надо вывести корабль в безопасное место.
Невозможно! Эта кровь не может игнорировать своё проклятие. Оно существовало, оно нарушало то-что-должно-быть. Оно не могло противиться судьбе. Его судьба пасть и быть уничтоженным.
Но смертные увидели солнечный свет в самом сердце шторма, и дух оказался бессилен.
Вы не украдете у меня мою добычу!
Но они украли. На какое-то время. Как другой яркий огонь, много лет назад и далеко отсюда; золотое, зеленое и фиолетовое пламя, горящее между водой и манящей плотью. Он даже сейчас мог чувствовать песок того тепловодного берега.
Но та огненная жизнь была хорошо защищена, а эти недавние воры направились на север, где воды были слишком холодными для его удобства. А голод ожиданием не утолишь. Смерть и разрушение приманили его, и в этом городе он наедался до отвала.
Разумеется, осторожность была необходима. Мост был рядом, и мудро было избегать настолько огромную силу, какой бы юной она ни была. Мост может и не понять его законных притязаний.
А всё, что он мог захватить, принадлежало ему.
Как и ты. Бормотание волн. Он последний? И он идет к нам.
Дважды он сбегал. Рожденный-от-огня. Вор. Один раз с помощью огня. Один раз с помощью солнца.
Солнце не станет обжигать снова ещё много часов, а что касается огня…

Вода обрушилась на неё, и у неё не осталось сил рыдать.

***

Думай, велел себе Зуко. Не бросайся очертя голову. Не паникуй. Думай. Он дернул поводья наспех одолженной страусовой лошади, чтобы направить её к далекому песчаному берегу озера, пролегающему между водой и нависающими скалами. Дядя не отставал от него ни на шаг, всё ещё цыкая по поводу злополучного владельца их верховых животных, который так и не смог полностью вникнуть во всю серьезность их положения.
Ладно, нервный тик того человека пройдет. Рано или поздно.
- Тебе ясен план? – окрикнул его Айро.
- Да! – Я надеюсь. – Просто скажи мне, почему этот монстр не поступит по-умному и не спрячется на дне озера, чтобы вволю похохотать над нами.
- Три причины! – голос отставного генерала был полон мрачного веселья. – Во-первых, если он так сделает, у нас не будет шансов спасти Амаю. А это просто-напросто нечестно.
- Это не сказка про духов, дядя! – Герой не всегда побеждает. Да и мы не герои.
- Разве?
- Назови причину получше!
- Ох уж эта молодежь… Во-вторых, это камуи, а не один из великих духов. Он наверняка голоден и хитер, но, мне кажется, он не слишком сообразителен.
Ладно, с этим уже можно работать. Хотя тупые противники могли оказаться самыми опасными: никогда не знаешь, что может выкинуть идиот.
- А третья?
- Ну, я уверен, что двух более чем достаточно…
- Дядя! – Зуко бросил на него гневный взгляд. – Мы рискуем нашими жизнями. Возможно, мы рискуем целым городом! Я должен знать!
Айро искоса посмотрел на него.
- Племянник, я бесконечно верю в твою способность вывести из себя что угодно.
…Ладно, может ему и не стоило знать.
О, черт, это же талант. Используй его. Именно в этом и заключался их план.
Его курица бросилась в сторону, когда земля у неё под ногами вздыбилась.
- Стой на месте! – приказал незнакомый голос.
Дай Ли. Чудесно. Зуко остановил своё верховое животное, осматривая скрытые под шляпами лица в поисках знакомых.
- Агент Широнг! Амая в озере!
- Ты в этом точно уверен? – Широнг стоял в непринужденной позе, внешне спокойной и весьма характерной.
Он думает, что дух снова захватил меня. Черт, у нас нет времени!..
- Мы не уверены, - голос Айро прорезал ночь. – Агент Бон сказал, что дух захватил её, и её тела не было в клинике. Мы надеемся, что она там. И что дух ещё не поел.
- Бон? – строгим голосом переспросил явно главный здесь агент.
- Он чувствует себя так, словно поплавал на Северном полюсе, но он в себе, - сообщил Зуко, разглядывая спокойную темную воду. – Мы оставили его со стражей…
О, нет.
- Ложись!
Толчком заморозив передний край нависшей над их головами волны, он смог удержать массу воды достаточно долго, чтобы все успели разбежаться. Но даже это легкое прикосновение покорением затопило его холодом, голодом и смертью, тянущими его вниз…
Нет.
Я принц Зуко, сын Урсы и Хозяина Огня Озая.
Я противостоял огню, предательству и самому Аватару.
Изгнание не убило меня. Северный полюс не убил меня. Азула не убила меня.
Один из нас здесь умрет. И это буду не я!

Ночь вокруг снова пришла в фокус. Зуко оскалился на возвышающуюся над ним мокрую тень. Он притянул водный шар между руками, сплюснул круговыми движениями, пока тот не стал испускать пар и по нему не побежали зелено-золотые блики, снова собрал его в сферу и швырнул вперед…
Он потерял шар, как только тот коснулся водной тени с таким звуком, будто кому-то вырвали ноготь. Но это было хорошо. Лучше, чем хорошо, потому что пропитанная огнем вода заставила духа закричать, и в миг соприкосновения тени не секунду раскрылись…
Амая.
Обмякшая, она висела в воде, и её открытые глаза горели светом, которого Дай Ли никогда прежде не видели. Он понял это по вскрикам удивления и в ужасе отступающим назад ногам у себя за спиной.
Но я видел такое раньше. Меня это не пугает.
Зуко усмехнулся и понял, что Широнг точно записал его в сумасшедшие.
- И это должно меня испугать? – насмешливо спросил он накатывавшую темную воду. – Тебе стоит постараться получше!
Водная тень взревела, свернувшись в чешуйчатого дракона-лошадь, чья голова устремилась к нему, оскалив зубы.
Уклонение, кувырок, и он рассмеялся ему лицо.
- Слишком медленно!
Посмотрим, как сильно я смогу тебя взбесить.

***

- Он сошел с ума, - оцепенело выдавил Широнг, в ужасе замерев рядом с Кваном. Оставшиеся два Дай Ли подняли невысокую стену, чтобы отразить наступающие волны и стояли в полной готовности, если придется сделать стену выше. Как будто от этого будет польза. Разумеется, он слышал о хайма-дзяо, как и каждый из них. Но столкнуться с ним в реальности…
Мы нашли его. Что, черт побери, нам теперь с ним делать?
- Нет, он просто сконцентрировался, - Муши положил руки им на плечи и как следует встряхнул. – Он покупает вам время. Думайте! Дух черпает силу от воды и Амаи. Как нам лучше всего его ослабить?
- Как долго Ли вообще сможет стоять на ногах? – рявкнул в ответ Широнг. – Дух тянет силу от целого озера…
- Ли берет свою воду не из озера, - твердо возразил Муши. – Смотрите!
Туман, первое, что пришло в голову Широнгу, за которым последовало, почему туман клубится только у ног Ли?
Ноги мелькали, быстро сменяя стойку за стойкой, пока Ли вел монстра в безумной погоне по пляжу. Ноги кружили и совершали сальто, когда Ли, кувыркнувшись назад, снова вскочил на ноги после того, как ударивший мимо поток воды сбил его на землю одной лишь силой смещенного воздуха…
Покорение огня! Понял Широнг. Это стойки покорения огня, которые используют, чтобы собрать энергию для удара…
Но Ли тянул воду. Из самого берега.
Вода из берега – это вода берега, понял Широнг, сердце которого бешено стучало. Не озеро и не земля.
А берег был границей, местом-посредине, как миг рассвета и заката. Местом, в котором духи могут свободно перемещаться и, в то же время, местом, где человек мог сражаться с духом, даже с таким, который обладал силой бушующего моря.
Сражаться, да, всё ещё дрожа, подумал Широнг. Но победить?
Туман собрался в очередную небольшую сферу, которая засветилась и полетела вперед… Нечеловеческий вопль, и хайма-дзяо снова рванулся в атаку.
- Пока он не покоряет одну с духом воду, тот не сможет схватить его, - яростно объяснял Муши. – Вы покорители земли! Отсеките его силу!
Кван посмотрел на седого мастера чая прищуренными глазами, потом кивнул, сделав незаметный жест Широнгу, и призвал двух других, чтобы создать длинную стену, уходящую в озеро.
Ну, спасибо, сухо подумал Широнг, как раз вовремя оттащив Муши назад.
- Вы не могли знать, что мы окажемся здесь. У вас должен был быть другой план…
- А, да, - потянувшись назад, Муши вытащил сложенную хвойно-зеленую ткань и кожаный мешок из-за плеча. Мешок был полон, и, судя по бульканью и запаху, вовсе не водой.
- …Напомните мне никогда в жизни не злить вас, - слабым голосом произнес Широнг.
Улыбка Муши вышла ироничной и в то же время горько-сладкой.
- Вы знаете о духовом лабиринте?
Широнг кивнул. Это, как и любой другой неприятный для духа трюк, который только можно было отыскать в архивах, плюс всё, что удалось выжать из людей, пришедших из-за Стены.
- Тогда давайте устроим этому существу вечер, который оно никогда не забудет.

***

Дай мне умереть.
Она не хотела смотреть. Она не хотела видеть. Она не хотела чувствовать холод и жестокое удовольствие от охоты на Зуко по всему пляжу с помощью волн, водных хлыстов и клыков…
- Амая!
Нет! Она не хотела слышать мольбы своего ученика, она не…
- Амая, черт побери, проснись! Он лжет тебе!
Это… не было похоже на мольбу.
- От него исходит чувство гнева, но это не так! Не так, как от тебя или меня. Он пустой. Дыра в воде. Он ест и ест, но никогда не сможет заполнить эту дыру. Вот почему он нас ненавидит!
- Он заставляет тебя чувствовать пустоту. Вот как он тебя использует! Он делает тебя одинокой, испуганной и потерянной. Заставляет тебя поверить, что ты не можешь разозлиться, что поражение – это всё, что ему нужно…
Зрение на секунду вернулось, когда сила озера ненадолго отступила. Зуко уклонился от веера ледяных клинков, исчезнув в завесе пара. Огонь в воде искажал восприятие огня-во-плоти, замедлял её мучителя, создавая затишье посреди бури.
- Он врёт, - голос Зуко был низким и опасным, когда он неслышно шагнул из тумана, с вызовом смотря прямо на капающие клыки. – Ты думаешь, что твое племя отгоняло таких тварей с помощью сообщества, с помощью воды. Именно так думали все остальные покорители воды! Вот почему они погибли!
Нет, отойди, убирайся прочь! Беспомощность накатилась на нее, и она почувствовала довольное рычание.
Тонкий туман блокировал какую-то часть следующей волны, но не всю. Вода сбила Зуко с ног, клыки ринулись вперед… и сомкнулись на коричневой ткани, когда Зуко скинул верхний халат и перекатился, чтобы встать на ноги, сжимая в руке кинжал.
- Вы побеждаете духа, потому что, когда вы думаете о своей семье, вы чувствуете, - тяжело дыша продолжил Зуко. – А чувства – это огонь, Амая! Разозлись!
Что?..
Ты одна. Изгой племени. Проклятая своими собственными поступками: кто примет назад ту, что служила их врагам? Ты моя!
Но она никогда не старалась услужить кому-то. Она делала это, потому что… потому что…
Хьёдзин.
Маленький мальчик, потерявшийся и плачущий на улице. Невинный юный озорник и источник неприятностей, каким сейчас был Джинхай, и который ничем не заслужил подстерегающей его смерти.
Я сделала это, потому что должна. Потому что он нуждался во мне. Ему был нужен кто-то, и я оказалась рядом. И как я могла называть себя целительницей, если бы оставила мальчика на смерть, имея возможность что-то сделать…
Одиночество врезалось в неё с силой цунами, затягивая вниз…
Нет.
Нет, я не позволю.

У меня есть семья. Она не моего племени, она маленькая, спрятанная и сломанная, но она не сдается. Ни сейчас. Ни в будущем.
Надо было ограничиться мной, хайма-дзяо! Но ты пытаешься убить моего ученика. Его ты не получишь!

Шипение волн, поток образов, насквозь пропитанных болью, досадой и страхом за её спрятанный народ – все чувства, которые Зуко растормошил в ней. Ненавижу его! Ненавижу и уничтожу!
Это была правда… и это была ложь. Нет, подумала Амая и почувствовала, как её разбитые осколки собираются воедино, подогреваемые растущим гневом. Ты ненавидишь нас, потому что завидуешь, потому что мы теплые, мы дышим и живем так, как ты никогда не сможешь. Я никогда не смогу ненавидеть Зуко. Я злюсь на него за его глупую, чудесную и отважную попытку…
И он сделал это ради неё. Она знала это так же ясно, как она внезапно могла видеть берег, Дай Ли, поднимающих стену, чтобы отсечь силу воды, Муши, что-то оживленно обсуждающего с Широнгом, который осторожно двигал некоторые участки песка. Наверняка у них был более безопасный план. Наверняка они могли подождать.
Но здесь и сейчас Зуко поставил себя под удар, чтобы разозлить её.
Сдавайся, ублюдок, подумала Амая, сконцентрировав всю свою волю в одной руке. Ей бы только на секунду вернуть контроль, хотя бы над кончиками пальцев… Тебе конец!
Глупая маленькая жизнь, ни у кого здесь нет силы, способной победить меня!
Вода волной хлынула вперед, и каменная стена раскололась.

***

Нет времени думать. Нет времени спросить Муши о плане Б. Только миг, чтобы топнуть ногой и выбросить вперед руки…
Широнг почувствовал, как что-то более твердое, чем вода ударилось о поднятую им стену: Ли всплыл между налетающими волнами, хватая ртом воздух.
Кинув перчатки, Широнг сомкнул кулаки и дернул на себя.
- Я ваш должник, - просипел Ли, вода с которого капала на песок. Широнг вернул камни перчаток на руки.
- Потом рассчитаешься, - просто ответил Широнг. – Не капай на линии. – Хотя они скорее напоминали траншеи в песке пляжа, чем линии.
Ухмылка Ли больше подошла бы диллольву.
- Дядя?
- Ещё несколько секунд, - откликнулся старший, копая и наливая. – К счастью, он отвлекся на разрушение стены…
Лёд рассек воздух подобно лезвиям бритв, и Широнг понял, что дух был недостаточно отвлечен.
О. Красный, так много красного. Почему всё было красным, когда мир такой холодный? Это будет больно…

***

Для некоторых людей время в бою останавливается.
Айро почувствовал, как его пульс растянулся до медленных ударов, как Зуко развернулся к их упавшему союзнику и укрепил каменные стены медленно выползающим из озера льдом. Он стоял ближе к берегу, чем его племянник и Широнг, ближе к опасности… Именно там, где он и хотел быть.
Жди.
Клыки ринулись к нему, медленно раскрываясь.
Жди.
Чешуйчатая водная нога ступила на землю, переступив песчаную траншею…
Сейчас!
Выдох, и пламя взревело над разлитым ламповым маслом, его воля поднимала огонь ещё выше. Ровно на такую высоту, чтобы скрыть сферу огня, которую Айро выдохнул и обернул вокруг себя, чтобы пройти сквозь оцепеневшую воду, пока его рука не коснулась ледяной, сопротивляющейся плоти. Мужчина с хлопком развернул вышитую огненными терниями накидку, одним стремительным движением обернул её вокруг Амаи, вдохнул и вышел… из воды и из лабиринта. За его спиной по-прежнему бушевало пламя.
Вот уж точно, старый дым.

***

Потеря!
Плоти нет, покорителя воды нет, сила озера отрезана камнем. Ничего не понимающий дух извивался в огненном лабиринте. Добыча… добыча так себя не ведет…
Добыча.
Одна всё ещё касалась воды, касалась его силы: кровь, страх и одиночество разбивали его защиту…
Мой.

***

- Зуко…
Огонь танцевал вокруг его рук. Агни, пусть дядя отвлечет остальных: ему в жизни не объяснить этого. Он слишком устал, чтобы использовать воду, и он не мог позволить Широнгу умереть…
- Зуко. – Голос его мамы, теплый и сладкий, как сахарный дым. – Идем домой.
Нет, ты ненастоящая. Но он не смог остановиться, когда встал на ноги и пошел к ней навстречу.
Нет, проклятие, ты знаешь, что он лжет! Широнг истекает кровью, и ты должен…
Но там стояла не только его мама: она была с Азулой. И его сестра улыбалась, радуясь ему, а он так этого хотел, что готов был отдать своё сердце, лишь бы это оказалось правдой…
Огонь - это страсть.
Любовь, ярость и огонь пронзили его, и стальной нож вошел в цель по самую рукоять.
Никогда не сдавайся без боя.

***

- Ты сделал его, - прошептал Широнг, когда обугленная масса умирающего морского камуи сползла с раскаленной добела стали кинжала. – Хорошая работа.
Мы все проделали хорошую работу, думал агент, чувствуя, как наползает холод. Он должен был переживать из-за этого, но слишком устал.
Неплохой способ уйти. Мой город в безопасности. Мои люди…
Не были в безопасности. Ещё нет. Он не рассказал Ли, он должен был рассказать Ли…
- Широнг, - усталый всхлип, и руки Ли схватили его, горячие, как угли. – Ты веришь мне?
Глупо спрашивать об этом умирающего, но он постарался кивнуть.
- Не сдавайся. Просто… не сдавайся…
Темнота. И свет. И что-то горело у него внутри, нестерпимо. От него же не останется ничего, кроме пепла и дыма на ветру…
Не сдавайся.
Такое чувство, будто он пробился сквозь корку лавы, но каким-то чудом продолжал дышать. Огонь был повсюду, он пылал… и успокаивался, как угли в камине, согревающие замерзшую зимой кожу. Широнг с влажным всхлипом втянул воздух, закашлялся… и продолжил дышать.
…Ого, я этого не ожидал.
Набравшись мужества, он открыл глаза.
- Выглядишь дерьмово.
- Спасибо, - буркнул бледный как призрак и дрожащий Ли. – Простите за отчёты.
- Отчёты? – ничего не понимая эхом повторил Широнг. Через миг до него дошло. Точно, я жив. Что означает, что мне придется писать отчёт о случившемся. Черт. – Ты стараешься убить мою волю к жизни?
Ли ухмыльнулся ему и немного повернулся, двигаясь, как разбитый старик, чтобы посмотреть в глаза Квану.
- Ещё кто-нибудь ранен? Пожалуйста, скажите, что нет.
- Синяки и ушибы. Мы переживем. – Кван сел на корточки рядом с Широнгом, его лицо было маской изумления, когда он разглядел подживающие шрамы, разодравшие грудь агента. – Черт, я был уверен, что вы… - он присвистнул. – Целительница Амая - прекрасный учитель.
- Да, она… Мастер Амая! – Ли повернулся, чтобы вскочить на ноги, покачнулся, и непременно упал бы, если бы Кван не подхватил его. – Дядя… Дядя?
Разглядывая чайного мастера, шепчущего успокоительные благоглупости на ушко вымокшей до нитки целительницы, и её руки, отчаянно вцепившиеся в его халат, Широнг приподнял бровь.
- …Это просто нечестно, - возмутился Ли.
- Действительно, - насмешливо согласился Широнг. – Это герою должна достаться девица. Ну, знаешь, красивому принцу или раненому и истекающему кровью простолюдину-покорителю, который спас всех в самый последний момент. Это же фундаментальный закон вселенной!
Муши поднял голову, чтобы улыбнуться им загадочной улыбкой котосовы.
- А почему вы думаете, что герой своё не получил?
Ли хлопнул себя ладонью по лбу. Широнг захихикал и не смог остановиться.
- О, Ома и Шу… не смешите меня, мне больно…
Но это была хорошая боль: она означала, что он жив.
Мы живы, а дух умер… и я смогу рассказать Ли про бизона. Скоро.
[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Понедельник, 12/11/2012, 16:29
 
OinariДата: Пятница, 16/11/2012, 18:22 | Сообщение # 68
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)
Спойлер на свой страх и риск

Ойёёё, все чудесатее и чудесатее. Я ж теперь спокойно спать не могу, все гадаю, как до этого дойдет biggrin

Ну вот, от очередного злобного духа избавились) Надеюсь, у них хоть немного времени отдохнуть будет.
 
aminyaДата: Суббота, 17/11/2012, 16:37 | Сообщение # 69
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Oinari)
все гадаю, как до этого дойдет

Как дойдет? Ногами. Оно же ходит, пусть и ме-е-е-е-едленно. tongue
Quote (Oinari)
Надеюсь, у них хоть немного времени отдохнуть будет.

А они чем занимались всё это время? Это и был отдых. Дальше по сюжету нас ждут события "озера Лаогай", а там и до "перекрестков судьбы" недалече.
События поскачут в бешеном темпе.

[cut=Глава 18. Айро раскрывает карты.]Глава 18. Айро раскрывает карты.

Рассвет. Амая видела его в свете, проникающем сквозь оконные ставни, слышала его в тихом бренчании, с которым Зуко готовил завтрак, чувствовала его, когда Муши зевнул и потянулся у неё под боком, теплый, как завернутые в одеяло горячие камни, приткнутые с другой стороны.
- Доброе утро, - вежливо приветствовал её Муши, посмотрев на неё заспанными полуоткрытыми глазами. – Вам достаточно тепло?
- Ещё немного теплее, и я буду в сауне, - решительно ответила Амая. Что он задумал? В прошлом он всегда вёл себя как идеальный джентльмен, и не могла же она вчера ночью свалиться в замерзшее зимнее озеро…
Память обрушилась на неё как шельфовый ледник в море, и она задрожала. Нет. Нет…
- Всё кончилось, Амая, храбрая леди. Всё кончилось. – Он схватил её за руки прежде, чем она успела отстраниться, и пристально посмотрел на неё. – Знаете, вы спасли агента Бона.
- Я… Нет, я пыталась убить его…
- Вы покрыли его льдом, - прямо ответил Муши. – Он продержался достаточно долго, чтобы мы смогли его оживить. Поэтому вы на самом деле спасли его.
- Этого недостаточно, - прошептала Амая. Юнжу и агент, имени которого она не знала… были мертвы. Потому что она была недостаточно быстрой. Недостаточно мудрой. Недостаточно сильной.
- Так всегда, - тихо сказал Муши, сев. – Зло приходит, и мы стараемся изо всех сил противостоять ему. Но потери есть всегда. – Он бросил на неё серьезный взгляд. – Это цена мужества: ты противостоишь злу, потому что если ты этого не сделаешь, куда больше жизней будет разрушено. Мужество оставляет шрамы на всех нас, Амая. Шрам моего племянника просто более заметный, чем у большинства.
- Я… - Амая проглотила колючий ком в горле и попыталась снова. – Мне больно внутри.
- Я знаю.
- Мне хочется рвать и метать, - со стыдом призналась она. – Но дух уже мертв, и… Я знаю, что все старались изо всех сил найти его, и… - Скажи правду. – Зуко же смог его отогнать!
- Мой племянник – покоритель огня, - возразил Муши. – Он мог создать огонь даже в своих венах, чтобы отогнать духа. Но даже с его способностями он прошел по грани. Ингода наши тренировки и силы подводят нас. – Он выпустил её руки и жестом указал на кухню. – Но когда мы падём, и битва минует… тогда приходит время ухватиться за надежду и найти в себе мужество обратиться к друзьям. Потому что истинные друзья придут и помогут снова встать на ноги.
Он правда так думает. На глаза навернулись слезы: ей было так холодно и одиноко, а он был всё тем же согретым солнцем утесом, на который можно опереться, верным и добрым… И всё же в его зеленых глазах горел озорной огонек, игривый и не совсем невинный. Амая вздернула подбородок.
- Убирайся отсюда и дай приличной даме спокойно одеться.
Муши, явно разочарованный, хрустнул пальцами, улыбнулся ей, поклонился и был таков.
- Распутник, - буркнула она, но без злости.
Завтрак был не из лучших, но он был теплым и питательным, и, в целом, гораздо лучше того, что она ожидала.
- Хьёдзин не был уверен, что хоть кто-то из вас умеет готовить, - заметила Амая, и тут же испытала желание побиться головой о стол. Я не так хорошо отдохнула, как я думала.
Зуко фыркнул, в его глазах плескался смех. Муши засмеялся.
- В прошлом я наслаждался привилегией личного повара, - признался он. – Но когда я однажды вернулся из кампании домой чуть живым от плохо приготовленной еды, моя покойная жена настояла, чтобы я научился готовить в целях самосохранения. А впоследствии я научил этому нашего сына и моего племянника. Моя Нацу была храброй женщиной: не каждая решится впустить гордого солдата на кухню!
Амая не сдержала улыбки, представив того возмущенного молодого солдата.
- Я бы хотела с ней познакомиться.
- Я тоже, - тихо сказал Зуко. – Если бы мама была там…
Муши накрыл рукой запястье племянника.
- Твоя мама в то время сама была ещё девочкой, а Шидан и леди Котонэ как могли избегали визитов в столицу. И не без причины. Не взваливай на себя вину за прошлое. Сконцентрируйся на настоящем.
Слова, которые одновременно и очищали и жалили, как соль на ране. Амая втянула в себя воздух.
- Дети… в подвале…
- Мы туда не спускались, - Зуко мигом проглотил остатки завтрака и торопливо сполоснул миску. – Я пойду. Скажите, кого мне искать, ранены ли они…
Амая поморщилась.
- Это Джет.
- Что?!

***

Впервые Хьёдзин услышал приближающегося Ли до того, как увидел его.
- …Одержимый идиот, не понимает намеков, пока его не искалечат
Не хотел бы я оказаться тем, о ком он говорит, подумал стражник.
- Снова Мин? – спросил мужчина, выпрямляясь. До этого он неофициально опирался на стену возле двери клиники. – Ты рано. – Он снизил голос, когда молодой человек приблизился, и кивнул на дверь. – С Амаей всё в порядке? Штаб распорядился выставить охрану, но запретил входить внутрь.
- У неё сильное потрясение, но она сильная. – Ли глубоко вдохнул и протянул руку к двери. – Зрелище предстоит уродливое.
Что случилось? хотел спросить Хьёдзин, но прикусил язык. Если бы Ли мог рассказать на улице, он бы рассказал. Поэтому он положил руку на меч и прошел за Ли внутрь.
Кровь и смерть. Слабо, но они чувствовались в воздухе.
- Ого, - себе под нос пробормотал Ли. – Они всё убрали.
- Убрали? - с тяжелым предчувствием переспросил Хьёдзин, пройдя вслед за Ли к бледному пятну около раздвижной двери в сад. Если это были не остаточные следы брызгов крови, он уволится и станет резчиком по дереву. – Что случилось?
- Вам это не понравится…
Ты прав, решил Хьёдзин. Они быстро осмотрели верхний этаж клиники, пока Ли пересказывал безумные события прошлой ночи. Духи, которые могут захватывать покорителей… брр. И он совершенно точно знал, что Ли сильно преуменьшил опасность, в которой побывал. «Я злил его до тех пор, пока он не прыгнул в лабиринт.» Ага.
- Но Амая жива?
- Она поправится, просто нужно время. – Ли слабо улыбнулся. – Дядя взял её с собой на работу. Горячий чай, дружелюбные посетители… да хайма-дзяо не добрался бы но неё там при всём желании.
- Но он же мертв, так? Остался только шок. – Разум Амаи мог понимать, что дух мертв. Но её душу и тело придётся убеждать в этом гораздо дольше, чем при любом другом обычном нападении. – Так что мы ищем? – И это при том, что Дай Ли, очевидно, прибегли к своим таинственным методам, чтобы стереть любые следы произошедшего.
- То, что, как я думаю, я не найду, - Ли зажег лампу и со вздохом стал спускаться вниз.
Завернув за последний изгиб лестницы, Хьёдзин увидел пустую комнату.
- Здесь никого нет.
- Больше нет, - Ли покачал головой. – Джет, Смеллерби и Лонгшот. Дай Ли привели их для допроса. – Он опустил голову, его плечи поникли. – Я не заглянул сюда прошлой ночью. Никто из нас не заглянул. Мы пытались спасти Амаю…
- Иногда бывают проколы, - утешил его Хьёдзин. – Ли, я знаю, что ты привык отвечать за людей. Мы, стражники, тоже это чувствуем. Но когда тебя прижали к стенке и близкий человек попал в беду… ты делаешь всё возможное, исходя из своих знаний и положения. Ты жив. Амая жива. Хайма-дзяо больше никого не убьет. – Он скрестил руки на груди и бросил на Ли косой взгляд. – Так что выше голову, вдохни поглубже и иди дальше. Вчера ночью ты совершил чёртово чудо. Хватит ныть из-за того, что ты несовершенен.
Ли бросил на него сердитый взгляд, который медленно сменился смущением.
- Разве я ныл?
Хьёдзин поднял руку и приставил большой палец к указательному.
- Совсем немного.
- Простите, - пожал плечами всё ещё немного красный Ли. – Я просто… Мне не по себе, потому что на самом деле я расстроен только из-за того, что мне придется рассказать об этом Амае.
- А, ну и черт с ними, - зло бросил Хьёдзин. – Я их предупреждал. Ты их предупреждал. Амая их предупреждала. И ты предупредил их ещё раз. Никто не спасет идиота от него самого. – Он пожал плечами. – Значит, сегодня ты занимаешься клиникой?
- Только экстренными случаями, - кивнул головой Ли. – Я закроюсь рано: не хочу, чтобы она волновалась, где я после наступления темноты.
- Я сообщу в штаб, где тебя искать, если ты нам понадобишься, - сказал Хьёдзин. Стража уже отметила их квартиру, на всякий случай.
- Вы можете передать сообщение Дай Ли?
- Да, - осторожно согласился Хьёдзин.
- Хорошо, - с куда более решительным видом Ли направился к лестнице. – Я просто хотел убедиться, что агент Широнг не проскользнет у нас между пальцами только потому, что мы все думаем, что ему стало лучше. – Он слабо улыбнулся через плечо. – И… вы знаете, где на рынке можно найти древесину гикори, сахарную пудру и виноградную кислоту?
- Зачем? – спросил совершенно растерявшийся Хьёдзин.
- Вы никогда не ели сахарный дым, когда были ребенком?
- Ну… да, кажется, но… ты знаешь, как его делать?
- Я сладкоежка, - бесстыдно признался Ли, улыбаясь от уха до уха. – Мама научила меня давным-давно. До… до многих вещей. – Он стряхнул с себя уныние. – Хотите рецепт?
Ещё бы он не хотел.

***

- И вы работаете на этого человека? – покачала головой Амая, когда они возвращались в квартиру Муши в вечерних тенях.
- Нет позора в честной работе, - заявил её гостеприимный хозяин. – Чай облегчает заботы наших посетителей. Хотя он никогда не действовал на моего племянника, - задумчиво прибавил он.
- Не стоит ждать чудес от простого теплого напитка, - насмешливо возразила Амая. – Как долго вы намерены терпеть меня, когда у меня самой есть прекрасный дом? – Я не думала, что Пао такой мелочный скряга. Маленькая плата, которая полагалась Ли как ученику, оказалась куда важнее, чем она себе представляла.
- Пока вы снова не будете готовы столкнуться с насилием, которое произошло в вашем доме, - просто ответил Муши, открывая дверь и с поклоном приглашая её войти. – Или пока вы готовы позволить нам делиться гостеприимством. Так поступают друзья по отношению друг к другу. И это малое возмещение за вред, который мы, сами того не желая, вам причинили.
- Вред? – нахмурилась Амая, пока он закрывал дверь на замок.
Муши вздохнул и жестом пригласил её к столу.
- Чай? – с надеждой спросил он.
Она подняла бровь, продолжая стоять.
- Сначала объяснение.
Он склонил голову: «как угодно».
- Вы говорили, что молодому покорителю воды опасно жить с малой семьей. Я не смог понять, что это в равной степени может быть опасно и для вас, даже несмотря на вашу тренировку. И поэтому я отверг ваше предложение стать семьей без всякого объяснения.
- Вы сказали, что это опасно, - напомнила Амая.
- Да, - признался Муши. – Но мы почти потеряли вас. И это было бы… трудно пережить. – Он вздохнул. – Так, пытаясь защитить вас, я причинил вам вред. Кажется, это традиция моей семьи… Я хочу хоть как-то исправить этот вред, чтобы вы знали, чем рискуете теперь, а не тогда, когда мы сбежим из Ба Синг Се ради безопасности Джинхая или нашей собственной. – Он понизил голос. – После гибели хайма-дзяо за нами больше не следят, и мы можем в безопасности поговорить о таких вещах. Если вы хотите.
У неё перехватило дыхание. Он предлагал одну из самых ценимых ею вещей - правду. И всё-таки…
- Не надо, не говорите мне только потому, что считаете, будто причинили мне вред. Это не так.
- Это именно так, - настойчиво повторил Муши. – Вы дороги мне, леди Амая. Будь я другим человеком, я мог бы надеяться… Но, по крайней мере, я не допущу лжи между нами. Хотя бы это утешение я себе позволю. – Он втянул воздух и встретился с ней глазами. – Я Айро, сын Хозяйки Огня Айлы и Хозяина Огня Азулона.
Очень-очень долгое время после этого мир не имел смысла. Не мог обрести смысл. Азулон, сын Созина, того самого Хозяина Огня, который начал столетнюю войну. Азулон, имя которого она и все, кого она знала с рождения, проклинали за неудачное нападение на Северный полюс и за безжалостное истребление Южного Племени Воды. И «Айро» было ещё одним именем, порождающим кошмары. Кронпринц до того, как Озай забрал себе трон; безжалостный генерал и несравненный покоритель огня, который завоевал половину Царства Земли и шестьсот дней держал Ба Синг Се в осаде.
Дракон Запада.
- Ты не можешь им быть, - прошептала Амая, лихорадочно шаря взглядом по доброму, заботливому человеку в зеленом одеянии Царства Земли. Теплые руки и плечо, на которое можно опереться, мягкие наставления, в которых так нуждался его племянник…
Зуко. Если его брат – отец Зуко, то…
Её разум отшатнулся от этой мысли.
- Ты же чайный мастер. Ты не можешь быть… генералом Айро.
- На пенсии, - мягко напомнил Айро и грустно улыбнулся. – Я всегда находил утешение в чае.
- Ты не можешь им быть, - настаивала Амая, в которой паника, боль и гнев бурлили, как пенное вино. – Ты не из рода Созина, не… - слова покинули её.
- Источник всего зла в мире? – криво усмехнулся Айро. – Нас и раньше так называли. И, да, Созин был злым, но не потому, что он хотел таким быть, а потому, что верил, что лишь он один знает, как сделать мир совершенным, и взялся это сделать. Даже если ему пришлось истребить целую расу. – Айро вздохнул. – Я не понимал, что это зло. Не тогда, когда я знал его, когда я всё ещё был молод. Для меня он был дедушкой и Хозяином Огня, высшей силой в нашей стране. Если он начал войну, он не мог быть неправ. – Он покачал головой, глядя в воспоминания. – Только время и великая боль показали мне его неправоту. Что красота и надежда мира заключены в том, что он несовершенен, и мы должны ценить всё хорошее, что в нем есть, несмотря ни на что. Что никто из нас не идеален настолько, чтобы переделывать мир по своей воле. Что если мы не можем полюбить человека с недостатками, то сама любовь погибнет. Как умерла любовь моего брата ко всем нам. Я был слишком добрым. Урса – слишком нежной. Зуко… Зуко был слишком слабым и не жаждал власти. Мы были людьми, и потому подвели моего брата.
Они подвели Хозяина Огня Озая. Разве не на это она надеялась? Что весь Народ Огня потерпит поражение, и война закончится? И всё же…
- Ты и есть война, - сокрушенно прошептала Амая.
- Я ей был, - признался, не дрогнув, Айро. – Но когда мы сломали Внешнюю Стену и вторглись внутрь, я потерял… многое. Хороших людей. Слишком много хороших людей. Включая моего сына, Лу Тена. Я был… в ужасе. Я почти обезумел от горя. Он был всем, что у меня осталось, по крайней мере, я так думал. Но я также был командующим, Драконом Запада. Я был обязан думать о своих людях и о Народе Огня. Местность, численность, мораль – преимущества покорителей земли были слишком многочисленны, чтобы преодолеть их, не потеряв подавляющее число моих солдат. Только резня или предательство могли бы повергнуть Ба Синг Се, а я не желал ни того, ни другого. Поэтому я отдал приказ снять осаду и отвести войска. Наперекор всем приказам Азулона. – Он немного помолчал. – Я не ожидал, что переживу этот приказ.
Покоритель огня, нарушивший верность… Амая вздрогнула.
- Когда я поправился, я ждал казни за измену. Но обстоятельства сложились ко мне благосклонно. Теперь… теперь я закончил бы войну, если бы мог. Но куда больше этого я хочу, чтобы мальчик, которого я растил как сына, смог выжить. – Айро вытянул перед собой открытые ладони. – Теперь вы знаете правду о нас, и чем вы рискуете, беря в союзники отвергнутых родичей моего брата. Вы должны решить, стоим ли мы того.
- Ты, - выдохнула Амая, её голос набирал обороты, - ты безрассудный, невозможный… Туи и Ла, он точно твой племянник, вы оба совершенно безумны
Она прокричала целых пять минут прежде чем поняла, что Айро предусмотрительно испарил всю воду в квартире. Но это была не проблема. Зуко мог вытягивать воду из мокрого песка… Где, по мнению его дяди, он научился этому маленькому трюку? Тянуть воду из воздуха было тяжелее, чем из сырого озерного берега, но ненамного.

***

За шестнадцать лет, а особенно за последние несколько месяцев, Зуко выпестовал в себе интуитивное предчувствие случаев, когда Всё Вот-Вот Взлетит На Воздух. Оно опиралось в основном на мелкие детали. Определенный блеск в глазах Азулы. Шарканье ботинка в ближайшей аллее. Дрожь земли, которой полагается быть твердой. А иногда это были вовсе не мелочи. Джао. Опущенные плечи Аватара перед тем, как он обернулся с безумными светящимися глазами. Или, как сейчас, полдюжины взволнованно переглядывающихся соседей с этого этажа, сбившихся в кучу в конце коридора подальше от дядиной квартиры, из-за которой слышались приглушенные вопли Амаи.
- Ты здесь? – хозяин дома протолкался вперед, гневно глядя на Зуко. – Как ты сюда попал? Во всём доме замерзла вода! Как она могла замерзнуть, когда ты только что пришел?
- Потому что я этого не делал? – Зуко вернул его сердитый взгляд. – Я не единственный покоритель воды в городе.
- Ну, зато ты живешь в этом доме! – хозяин повелительно ткнул пальцем. – Исправь это!
Я не стану запихивать его палец ему в глотку.
Порыв Ли, порожденный долгой историей враждующих племен, был для него совершенной неожиданностью. Он куда больше привык к острым как стекло оскорблениям или взрывам смертельно опасного насилия в политике Народа Огня.
Пусть враг сам себя покалечит. Угу, это Племя Воды.
Ладно, он не станет так поступать, хотя соблазн был велик. Но и оставлять подобное без внимания он не собирался. Ли был учеником Амаи. Его действия отражались на ней, и даже Дай Ли не указывали Амае, что делать.
Зуко выпрямился во весь рост и посмотрел прямо в глаза хозяину здания. Без открытой угрозы. Пока.
На лбу мужчины проступили капли пота, и он нервно сморгнул.
-…Пожалуйста?
- Дайте мне немного времени. – С величайшей осторожностью Зуко подошел к собственной двери, постучал и открыл. – Мастер Амая? Во всём здании образовался лёд...
Комната пострадала не так сильно, как он боялся. Стулья были перевернуты. Амая хрипло дышала, её стойка была твердой, как покрытое зимним льдом озеро. Лёд. Дядя стоял посреди ледяной глыбы, что чуть не заставило его выбросить на ветер недели осторожности и что-нибудь предпринять… Но дядя был закован в лёд только до шеи. Значит, он был заморожен только потому, что хотел быть замороженным.
Ладно, есть кое-что, что я могу сделать.
- Что мне делать со свидетелями? – с каменным лицом спросил Зуко.
Амая вспыхнула от унижения, разглядев любопытные лица в конце коридора. Дядя Айро очень старался не хихикать.
- Мы всё уладим, - обратился Зуко к коридору в целом и решительно закрыл дверь. Подождал минуту и повернулся.
Никто не умер. Хорошо.
Дядя всё ещё был слегка мокрым, а Мастер Амая – более чем слегка покрасневшей. И они старались не смотреть друг на друга, от чего волосы на затылке Зуко встали дыбом.
Нет, нет, плохо, что же делать, где бы спрятаться, надо было молчать, они поймут, что я здесь…
Паника, утомление, и двое близких ему людей ссорились, а значит, это была его вина, снова…
Слава Агни, что есть окна.

***

- Он не спустится?
- Пока нет, - со вздохом ответил Айро, поднимая последнюю покупку, которую Зуко уронил в своем поспешном бегстве, и изумленно поднял брови от некоторых своих находок. Так ты хотел устроить нам праздник. Кажется, я крайне неудачно выбрал время.
- Он мальчик-подросток, который не ужинал, - уверенно сказала Амая. – Он спустится. – Когда Айро промолчал, она взглянула на него. – Правда?
- Он вполне способен сидеть там днями, спускаясь только для того, чтобы исполнить свои обязанности, согласно данному им слову, - с несчастным видом сообщил ей Айро. Увидел её гримасу и вздохнул. – Думаю, это не дух противоречия.
Когда до Амаи дошло, она поморщилась.
- Его родители ругались.
- Поначалу нет, - пояснил Айро. – Но после того как моему племяннику исполнилось четыре, да. Часто. – Он замялся. – Ты видела такое раньше?
- Чаще, чем мне хотелось бы, - призналась Амая. – И это противоречие, своего рода. Можете ранить друг друга, можете пугать меня до смерти, но вы не заставите меня смотреть. – Настала её очередь вздыхать. – Родители не могут сделать больно тому, кого не могут поймать. Я бы сказала, что Ли учился не попадаться очень долгое время.
Это резало в самое сердце.
- Я должен был заметить…
- Дети хорошо прячут такие вещи. Они хотят, чтобы у их родителей всё было благополучно. Несмотря ни на что. – Она положила руку ему на плечо. – Странно, но… это рассказывает мне о войне больше, чем что-либо ещё.
Айро с любопытством посмотрел на неё.
- Созин уничтожил целый народ, чтобы сделать мир таким, каким он хотел его видеть, - тихо сказала Амая. – Насколько больше вреда он причинил своему собственному народу?
- Я сам принял решение, когда сражаться и когда остановиться, - прямо сказал Айро. – Как и все мы. Хотя я питаю надежду, что наш план покажет нашим людям другой путь в будущее… - Он почувствовал мерцание огня и выдохнул тихий вздох облегчения. – Я извиняюсь, племянник.
- Дядя, - Зуко скользнул в комнату сквозь окно, всё ещё настороже. – Вы не… Я просто… Я должен был понять… это не то, что я подумал.
- Откуда тебе знать? – практично спросила Амая. – Судя по рассказам твоего дяди и Хьёдзина, ты никогда не жил с людьми, которые спорят по-нормальному.
- …Нет. Вообще-то нет. – Зуко переводил взгляд с одного на другую, его напряжение потихоньку спадало. – Это… Я что-то сделал?
- Нет, - твердо и ободряюще возразил Айро. Зуко не испытывал недостатка отваги в бою. Но отвага взглянуть в лицо призракам прошлого и вернуться назад… Его племянник шел по дороге к выздоровлению. – Это было строго между нами. Объяснения, которые давно следовало дать. – Он легко сжал плечо Зуко. – Идём. Ужин ждёт, и я вижу, что ты приготовил всё необходимое для сахарного дыма. Отличное лакомство.
- Сахарный дым? – с любопытством спросила Амая.
- После ужина, - пообещал Айро. – У моего племянника очень легкая рука, когда дело доходит до пузырьков.
- Пузырьков?
Айро широко улыбнулся.
И улыбнулся снова, наслаждаясь теплом компании, когда Амая с хрустом разгрызла свой первый прозрачный пузырек из коричневого сахара, наполненный вкусным серым дымом гикори.
Ибо жизнь сладка, хрупка и всегда приправлена сюрпризами, подумал Айро, смакуя свой собственный серебристо-серый пузырек. Особенно для детей огня.
Он подождал, пока Зуко положит в рот свой третий шарик, чтобы сообщить с каменным выражением на лице:
- Она знает, кто мы.
Хрум.
Подавившись дымом, Зуко одарил его таким взглядом, от которого и лёд бы загорелся.
- Это многое объясняет, - ласково заметила Амая. – Я не могла понять, почему вы оба так уверены, что время Народа Огня подходит к концу. – Она положила руку на стол рядом с рукой Зуко, почти касаясь его. – Но если кронпринц – покоритель воды…
Зуко опустил взгляд и сглотнул.
- Хозяин Огня жесток. – Вдох. – Но Азула… моя сестра безумна. – Он посмотрел на Амаю умоляющими глазами. – Если у нас получится, если мы сможем показать, что можно жить, не следуя за Хозяином Огня… найдутся Великие Имена, которые не поклянутся ей в верности. А если им это удастся, если они смогут позаботиться о своих людях и вывести их из войны… Если Аватар должен восстановить равновесие, то он не может уничтожить весь Народ Огня. С точки зрения тактики будет верно пощадить тех, кто не сражается. Это будет умно.
- К несчастью, Аватару двенадцать, и он покоритель воздуха, преданный идее мира, - серьезно продолжил Айро. – Поэтому мы не знаем, обретет ли он мудрость вовремя, или послушается тех, кто знает только войну. Мы можем только надеяться и готовиться.
- Я понимаю, как это могло бы сработать в будущем, - уступила Амая, - Но здесь и сейчас…
- Нельзя отдать приказ предателю, - резко сказал Зуко. – Я дал слово поймать Аватара, но его здесь нет. – Он сделал глубокий вдох. – Я не знаю, Мастер Амая. Я не знаю. Я здесь. Мои люди здесь. Я сделаю всё, что смогу. Но когда я строю планы… всякое случается. Приходит беда. Всегда. Поэтому я просто собираюсь действовать. Столько, сколько смогу.
- О большем никто и не просит, - ободрил его Айро. – Не концентрируйся на этом, племянник. У нас всех выдались тяжелые дни. Я уверен, как только мы отдохнем, дела пойдут на лад.
- Я знаю, что почувствую себя лучше только тогда, когда самолично проведаю Широнга, - мрачно сообщила Амая. – Если он мне позволит.
- Он знает, что это не ваша вина, - уверил её Зуко.
Она с сомнением подняла бровь.
- Как ты уверен насчет Аватара?
- О, нет, - вмешался Айро, прежде чем пролилась кровь. – Я видел, как мальчик позволил Океану захватить себя. То определенно была вина Аватара Аанга. – Он хмыкнул. – Подумать только, покоритель, учившийся у монаха Гиацо, одного из легендарных мастеров покорения воздуха, проявил такую доверчивость к духу.
- Вероятно, он считал, что сможет с ним подружиться, - съязвил Зуко. – Откуда ты знаешь про Гиацо? Я никогда не слышал ни о каких легендарных мастерах покорения воздуха.
- Есть источники информации, не одобренные Хозяином Огня, - сообщил Айро. – Когда я узнал имя, я смог навести справки. Ни один источник не выдал информацию, которая помогла бы в нашем случае, - добавил он, заметив злой взгляд Зуко. – Но мне было любопытно. Особенно когда я узнал, что монах считал Аватара Року одним из своих ближайших друзей.
- Можешь рассказать мне о нем? – Зуко не дрогнул под его взглядом, хотя и покраснел. – Гиацо принял меня за кого-то другого. Я просто хочу знать, за кого.
Айро скрыл смешок.
- А, ну, если я правильно угадал… Скорее всего, он подумал, что ты – дед твоей матери. – Он пожал плечами. – В тех записях, которые я видел, ничего не говорилось о том, что Кузон знал Аанга, но там есть упоминание о Гиацо.
- Наверное, бытность духом плохо сказывается на зрении, - буркнул Зуко. – Разве я похож на столетнего старика? – Взглянув на Амаю, он подобрался, но заставил себя расслабиться. – Знаете… у вас такой вид, словно вам надо ещё поговорить. Поэтому… позовите меня с крыши, когда закончите.
Выпалив это, он снова исчез.
Айро вопросительно посмотрел на целительницу.
- Ты что-то скрываешь, - ровно проговорила она.
- Это только подозрение, - признался он. – Не понимаю, какая может быть разница…
- Айро.
О, как сладко слышать его настоящее имя от этого воплощения красоты и отваги… кхм. Это случаем не снежок у неё в руках?
- Я не думаю, что это знание пойдет моему племяннику на пользу, - ответил Айро, проверив огонь, чтобы убедиться, что юноша находится за пределами слышимости. – У меня нет доказательств. Я основываюсь только на записи, которая служит подтверждением таким диким фантазиям.
- Расскажи мне.
Айро вздохнул.
- Когда Зуко был в Мире Духов, он искал помощи у Кузона. Мудрый ход: они родственники, пусть и никогда не встречались, потому что Кузон умер до рождения моего племянника. Позже я узнал, что его смерть была неестественной. Хотя ему было девяносто восемь лет, он был сильным покорителем огня, и я бы не удивился, доживи он до возраста Созина. Но он был в Списке Азулона. – Айро помедлил. – Зуко искал его, но не нашел. А я по опыту знаю, что духи совершенно точно знают, с кем разговаривают.
Амая позволила снежку снова стечь в чашку.
- …Понимаю, почему ты не хочешь рассказывать ему.
- Да? – тихо спросил Айро. – Мой племянник был так одинок, так полон боли. Должен ли я сказать ему, что когда-то у него была семья, которая по-настоящему любила его, и радость, и мирная жизнь? Должен ли я сказать ему, что Аватару был дарован Гиацо, как друг и как наставник, в двух жизнях, в то время как дух, некогда бывший другом Аанга, теперь числится среди его врагов? – Он покачал головой. – У моего племянника хватает причин злиться на удары судьбы. Нет необходимости добавлять новые.
Амая кивнула головой.
- Ты когда-нибудь расскажешь ему?
- Когда придет время. – Когда Зуко узнает о Белом Лотосе достаточно, чтобы понять цель его существования. И почему они не действовали раньше.
Ещё один, более медленный кивок.
- Ты скрываешь что-то ещё?
- Многое, - честно признался Айро. – Но всё это не имеет отношения к нынешней ситуации.
- Слова-слова, - Амая встала, сложила руки на груди и оценивающе оглядела его. – У тебя недостаточно большая семья. Один племянник не может держать тебя честным.
Айро сохранил выражение любопытства на лице, пока он пытался разгадать, что скрывается за её непроницаемым выражением.
- Я надеялся, что он встретит милую девушку, но приходилось думать о вмешательстве Джета, и мы были очень заняты…
- Это не ему нужна милая девушка. – Синие глаза танцевали. – Хотя не думаю, что я была милой последние несколько десятилетий.
Айро медленно улыбнулся. Он помнил о том, чтобы позвать Зуко обратно в дом. Позже.
[/cut]
 
OinariДата: Воскресенье, 18/11/2012, 17:39 | Сообщение # 70
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Quote (aminya)
А они чем занимались всё это время? Это и был отдых.


Вот как? Тогда отдых у них получился весьма... эээм... активный biggrin
 
aminyaДата: Понедельник, 19/11/2012, 17:09 | Сообщение # 71
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Quote (Oinari)
отдых у них получился весьма... эээм... активный

Зуко - очень активный молодой человек. Это, кстати, одна из тех черт, что мне в нем нравится. Он никогда не сидит без дела.

[cut=Глава 19. Часть 1. Зуко получает новости.]Глава 19. Часть 1. Зуко получает новости.

Тепло, сонно думал Широнг, устроившись на камнях в зарезервированном Дай Ли дворцовом садике. Спроси его, пусть подумает. Он находчив. Нельзя считать дело проигранным только потому, что ты не в состоянии помочь ему.
- Не думал, что можно заставить камни выглядеть удобными, - раздался насмешливый голос Ли.
Широнг приоткрыл один глаз, чтобы взглянуть на целителей, и повел плечом в некоем подобии пожатия плечами.
- Земля помогает нам выздоравливать, - он взглянул на Амаю. – Вы в порядке? Ли был потрясен, а дух лишь слегка задел его душу. Злые камуи могут заставить сильнейших из нас почувствовать себя так, словно выбрался из навозной кучи.
- Я поправляюсь, - тихо ответила Амая. – Позволите?
- Только не просите, чтобы я смотрел, - заявил Широнг, снимая слой верхней одежды. – Я всё ещё не уверен, что хочу знать, как близко был от края.
- Понимаю почему. - Обернутые водой руки гладкой прохладой скользили по его коже, успокаивая мелкие источники боли. – Хмм.
Из уст другого целителя это замечание взволновало бы его, но у Амаи было доброе сердце. Она не станет напускать на себя задумчивость, если есть реальная опасность.
- Что?
Она убрала руки и уставилась на ученика, который сглотнул, но не отступил.
- Дух заморозил в нём жизнь, - прямо объяснил Ли. – Я просто… пытался это исправить.
- Думаю, ты перестарался, - буркнула Амая.
- С чем перестарался? – настойчиво поинтересовался Широнг.
Амая окинула взглядом садик и подняла бровь в молчаливом вопросе.
- Мы одни, хотя Кван скоро подойдет, - ответил Широнг. К счастью, это было легко устроить. Все знали, что Амая никогда не предаст пациента.
- Ли использовал технику, которую я приберегаю лишь для крайних случаев, - поделилась Амая. – Техника опасная, и даже когда она срабатывает - а так и произошло - она на несколько дней нарушает чи пациента. – Он задумчиво взглянула на небо. – Вы сражались с водой и темнотой. Пока возмущение не успокоится, ваша чи будет искать свет и огонь. – Она слегка нахмурилась, потом встряхнулась. – Думаю, это будет лучшим для вас рецептом: отдых, камень и солнечный свет. – Она кинула серьезный взгляд Ли. – Постарайся больше так не делать в ближайшее время.
Молодой человек кивнул, хотя и кинул ироничный взгляд на Внутреннюю Стену на западе со стороны озера Лаогай.
Верно, есть предел тем обещаниям, которые можно сдержать, когда духи ломятся в дверь, решил Широнг. Кстати говоря…
- Могу я поговорить с Ли наедине?
Синие глаза прищурились.
- Если вы хотите завербовать мальчика, которого я ещё не закончила тренировать…
- Нет, - поспешно возразил Широнг, пока Ли кипел от негодования. – Это… личное. По крайней мере, для меня. Хотя Лонг Фэнг так не посчитает. Я – агент Дай Ли из Ба Синг Се. Город требует моих действий, невзирая на приказы моего руководителя.
И всё равно у него было чувство, что он шагнул с утеса в пропасть.
Дыши. Действуй спокойно. Чем меньше людей знает, там в большей безопасности будет Ли.
Если Ли решит помочь.
Ома и Шу, пусть так и будет. Я не могу сделать это сам.
И поэтому он втянет в дело мальчика-подростка. Чудно. Жаль, что он не может списать всё на сотрясение мозга.
Учителя Аватара ещё младше, и у Ли есть голова на плечах. Когда у него остаётся время думать.
Эта мысль странным образом напомнила ему о Темул. Доклад с ясностью пузыря от ожога подчеркивал склонность покорительницы огня открывать рот и вставлять ногу. Но было что-то ещё… Он отогнал мысль на потом.
Амая вышла из садика, а Ли хмуро смотрел на него. Широнг сделал успокоительный вдох и жестом подозвал его ближе.
- Мне нужна твоя помощь.
Ли окинул его взглядом на-месте-ли-ваши-конечности, позаимствованным от своей учительницы, и поднял единственную бровь.
- Камуи?
- Не совсем, - вздохнул Широнг. Это сложнее, чем я думал. – Твой дядя спросил, есть ли причина, по которой камуи оказался в озере. Она есть. – Он прямо встретил пылающий зелёный взгляд. – Бизон Аватара находится под озером Лаогай.
Ли примерз к месту. Широнг видел, как паника пыталась напрячь каждый мускул тела юноши, побуждая его ринуться в бой. Но Ли удержался, хрипло дыша, заставляя себя думать.
- Почему… как… зачем говорить мне?
- Синий Дух однажды уже помог Аватару, - ровно ответил Широнг. – Конечно, после случившегося на Северном полюсе ему, возможно, хочется обмотать Аватара цепью и скинуть с причала, но я надеюсь, что человек, разыскиваемый за вторжение в крепость Похай, проявит сострадание к жителям Ба Синг Се. Они не заслужили второго хайма-дзяо.
- Я не… понимаю, - выдавил Ли. – Это же животное. Оно умное, но…
Осторожно, он испуган и зол. И я не могу его винить.
- Если записи об Аватаре Киоши верны, это не просто животное, - сообщил ему Широнг. – Это животное-проводник Аватара. Они духовно соединены. И когда их разлучают…
- Духи сердятся, - закончил Ли еле слышным шепотом. – О, Агни.
Широнг с облегчением вздохнул. Он держится. Ома и Шу, а парень крепкий орешек.
- Боюсь, всё куда хуже.
- …Ну, разумеется, - процедил сквозь зубы Ли, сел на траву, опустил голову и усилием воли начал быструю медитацию. Через какое-то время он выдохнул и кивнул головой. – Что за плохие новости?
- Я нашел доклад генерала Фонга о Состоянии Аватара, - осторожно начал Широнг. «Нашел» было не совсем корректным словом: бумага попалась ему вчера, пока он занимался легкой работой по сортировке документов. У него внезапно закружилась голова, он покачнулся, один офисный клерк налетел на другого… и целая полка рухнула им на головы. Очевидцы происшествия выкопали их из-под кучи свитков, и только гораздо позже он понял, что сам того не зная прихватил один из них с собой. Вероятно, его стоило немедленно вернуть, но он плохо себя чувствовал и ему было скучно… С тех пор он не скучал. Он был в ужасе, да, но не скучал.
- Генерал пишет, - продолжил рассказ Широнг, выбирая слова так же осторожно, как если бы шел по грозившему обвалиться склону, - что можно успешно вызвать это состояние, поставив под угрозу того, кто дорог Аватару.
Ли побелел.
- Он сошел с ума?
- Если и так, - о, духи, нет! - то, боюсь, Главный Секретарь поддерживает его взгляды. – Широнг облизнул губы. – Я не позволю, чтобы это случилось в моем городе. Я хочу сделать… что-нибудь, но…
- Вас разорвут на части ещё до того, как вы подойдете к Аппе, - голос Ли был суров, его глаза горели. – Не надо. Вы слишком сильно ранены, чтобы уйти незамеченным, а дело надо провернуть с первого раза. – Он моргнул, затем закрыл лицо руками, когда до него дошло, что он только что сказал. – О, чёрт…
От прилива надежды у Широнга перехватило дыхание.
- У тебя даже нет карты помещений!
- У меня её не было и на Северном полюсе, - Ли поднял голову, криво улыбаясь. – По крайней мере, там не будет снежного бурана.
- Ты проник на… - Широнг потер пальцами лоб, пытаясь унять головную боль. – Однажды нам надо будет сесть и как следует поговорить.
Ли усмехнулся, а потом вздрогнул от воспоминания.
- Фонг безумен. Аватар выглядит как двенадцатилетний мальчишка: мирный, безвредный. Но когда он… становится таким… Аанга больше нет. Есть только Аватар и элементы. И они злятся на тебя, злятся на всё вокруг.
- Ты собираешься сделать это, - Широнг покачал головой, пытаясь разобраться в затопивших его чувствах облегчения, благодарности и внезапно накатившей острой тревоги. – Я думал, после того, что ты видел…
- Последнее, что я хочу – это помогать Аватару, - проскрежетал Ли. Он стиснул зубы, выдохнул и разжал стиснутые пальцы. – И к вашему сведению, их план не сработает. Адмирал Джао был наглым и чересчур самоуверенным, и он не предвидел прихода Океана, пока не стало слишком поздно. Но там не Джао. Там Азула. Она – военный гений, и она читает доклады. – Ли холодно и горько усмехнулся. – Есть причина, почему Хозяин Огня пустил её по следу Аанга после провала Джао. Если кто и сможет придумать, как убить Аватара, то это она.
Духи, думал потрясенный Широнг. Ему это и в голову не приходило. Насколько же высокое положение занимал твой дядя… Нет, не спрашивай. Пока.
- Спасибо.
- Не благодарите, - голос Ли был жестким. – То, о чем вы просите, имеет цену.
Чёрт. Ну, в прошлом он уже совершал ужасные вещи ради защиты города, одной больше, одной меньше…
- Скажите им, что я не гожусь в рекруты.
Широнг моргнул, не веря собственным ушам.
- Что?
- Я буду действовать против Дай Ли. И вы не можете быть уверены, что я не сделаю это снова. – Глаза Ли были твердыми как нефрит. – Я давно потерял свою честь и не стану забирать вашу.
На какое-то время агент потерял дар речи.
- …Никогда раньше я не верил в Семь Принципов.
- Вы знаете о принципах? – осторожно спросил Ли.
- Аватар Киоши записала их, когда изучала покорение огня, - объяснил Широнг. Среди прочих вещей. – Я думал, что тот Народ Огня, который она знала, исчез, утонул в потоках крови. – Он криво улыбнулся. – Но вы не исчезли, да? Просто рассыпались по миру и живете своим умом. - И своей честью. - Но, полагаю, даже сообразительность имеет свои пределы. Скажи дяде, что все уверены в безумии Джета, что никто, кроме меня, не заметил, что огонь был слишком высоким, и что ему следует быть осторожнее с нагреванием стали. Я не видел, как он зажег твой кинжал, а если бы видел кто-то другой, вас бы уже арестовали… Скажи ему сидеть тихо какое-то время. Я буду скучать по его чаю.
- …Мой дядя не покоритель огня.
- Ты, - сухо сообщил Широнг, - никуда не годный лжец. – Он тихо посмеялся. – Я видел, как вы двое двигаетесь, и я видел, как вы сражаетесь. То, чему ты научился не у Амаи, ты научился у него. – Он пожал плечами. – Хотя я никогда не слышал о том, чтобы какой-либо покоритель тратил время на обучение того, кто не может прикоснуться к его элементу…
- Он же дядя, - тихо откликнулся Ли. – Он знает, что у меня мерзкий темперамент и ужасная удача. Он пытался научить меня, как остаться в живых. – Покоритель воды отвел глаза в сторону. – Я не всегда был хорошим учеником. – Тут зеленые глаза пристально взглянули в глаза агента. – Что вы будете делать?
- Делать с чем? – практично поинтересовался Широнг. – Амая спасла мне жизнь. Она спасла много жизней, многие из которых принадлежали моим товарищам. Если бы не твой дядя, мы бы потеряли её. Всё, что я собираюсь делать, это лежать здесь на солнышке и забыть о той ночи. Воспоминания умирающего могут быть ужасно нечеткими, так я слышал. – Он откинулся на камни. – Нет, думаю, я просто полежу здесь и расскажу тебе… ну, о таком месте, где ты никогда не побываешь, раз ты отказался стать рекрутом.
Натянутый как струна, Ли приготовился слушать.
- Темул, - вдруг спохватился Широнг, когда ранее недостающая деталь всплыла в его памяти при виде пристального взгляда Ли. – Спроси своего дядю о Темул. Она была покорительницей огня несколько веков назад… Думаю, она делала нечто обратное тому, что делаешь ты, приспосабливая движения покорения воды для покорения огня. – Что вовсе не обрадовало Аватара Киоши, если он всё правильно запомнил. Она держала народы порознь гранитным кулаком, спрятанным за золотым боевым веером. А то, что она сказала бы о покорителе воды со смешанной кровью, вероятно, нельзя было бы повторить в приличном обществе. – Если он что-то знает, это может пригодиться.
Ли один раз кивнул, запомнив имя.
- Озеро?
- А, да. Будет сложно…

***

Бизон здесь. Бизон здесь. Агни, что же делать?
Зуко смутно помнил, что Амая оставила его, направившись в клинику и велев ему идти на урок к Джинхаю. Он также помнил, как буравил взглядом всклокоченного мужчину, который пытался стащить его кошелек, и как впечатал в стену излишне назойливую руку ещё одного, прежде чем включил голову и ушел с многолюдных улиц на крыши. Там не было людей. Не было сбивающих с толку голосов, в смысле которых приходилось разбираться, в то время как весь мир, казалось, тонул в шипящем шуме. Только ветер и звуки большого города.
Лучше.
Дыши. Вдох и выдох.
Ты паникуешь.
Да, так и есть. Желание толи невнятно бормотать, толи размазать чьи-нибудь мозги о стену было красноречивым признаком. Нечестно, просто нечестно. Там, где был бизон, Аватар был неподалеку. План был не готов, у него не было времени!..
Нельзя паниковать здесь.
Основы. Когда мир распадается на части, держись основ. У него были новые неожиданные данные по противнику и цель, и он не будет проявлять готовую к бою реакцию.
Стратегическое отступление. Найди безопасное место и пересмотри имеющуюся информацию.
То есть ему надо выбрать место и подвигаться. Движение поможет, движение всегда помогает. Ката, бег, борьба. Он всегда двигался гораздо лучше, чем облекал мысли в слова.
Итак, двигаться, но куда?
В клинику или к дяде? В клинике было безопасно, но Амая ничего не смыслила в тайных проникновениях. Вероятно, она попробует его отговорить, а он не мог отступиться. Он дал слово. Возможно, судьба всего города зависела от этого.
Дядя.
Куда лучший тактический выбор при условии, что у Айро был опыт сражений, стратегии и знания об Аватаре. Но сейчас был разгар дня, и отвлечение дяди от работы может привлечь ненужное внимание. Смерть хайма-дзяо вовсе не означала, что за ними больше не следят. Как за Джинхаем…
У меня есть определенный режим дня. Дай Ли знают об этом. Если я не появлюсь в доме Вэнов, они поймут, что что-то не так.
А нарушение режима дня может вызвать вопрос почему он был нарушен, и не он ли освободил Аппу…
Они смогут отследить Широнга.
А это неправильно, несправедливо по отношению к агенту. Если мужчину захватят и допросят… Широнг не имел защиты, которую Амая дала Ли.
Надо сделать так, чтобы всё выглядело как обычно.
Значит, дом Джинхая.
Иди. Просто доберись туда. Доберись туда, где безопасно. Потом решишь, что делать дальше.
Он окинул взглядом окрестности, ориентируясь. Сузив фокус до где я и куда я иду, Зуко принялся скакать с крыши на крышу, стараясь ни о чем не думать. Дай Ли часто видели, как он приходил по крышам раньше. Он надеялся, что это не вызовет подозрений.
Я не могу идти по улицам. Я что-нибудь сломаю. Или кого-нибудь.
А это расстроит дядю и Амаю. Духи. Он бы отдал что угодно, лишь бы рассказать им…
Не думай об этом.
Аллеи, крыши и балконы, и он, наконец, спрыгнул на улицу рядом с домом Вэнов, чтобы хотя бы относительно вежливо зайти в дом.
По шагу за раз.
- Ли! – просияла Суин, но тут же посерьезнела, заметив его взгляд. – Что-то случилось?
- Бывали дни и лучше, - сухо бросил Зуко и перевел взгляд на Джинхая. – Сегодня мы ограничимся простыми движениями. Тот случай с Амаей ударил… близко. Слишком близко.
- Что произошло? – спросила вышедшая из кухни Мейшанг, окинув его взглядом. – Вы выглядите так, будто вас протащили по колотому льду.
- Близко к истине: я чуть не утонул, - признался Зуко. – Это был пожирающий людей камуи. Мы его остановили. – Он поднял руку, прежде чем кто-то заговорил. – Если вам нужны детали, я расскажу после тренировки. Если я стану думать об этом до того… это было близко.
Падения, увертки, удары ногами, кулаками и ножом. Он прогнал их через все приемы, согреваясь от вида того, как они улучшили свои навыки всего за несколько недель.
Возможно, мне больше не придется их учить.
Нет. Нет, чёрт побери! Я нужен моим людям. Я нужен им здесь!

Должен был быть выход.
Джинхай тяжело дышал и с радостью упал на садовую траву, когда Зуко объявил конец тренировки. Суин была такой же взмокшей, но дышала легче. С выражением нестерпимого любопытства она бросилась в дом, чтобы привести свою маму. Выйдя из дома, Мейшанг осмотрела своих потных детей и бросила на Зуко оценивающий взгляд.
- Это вы остановили духа?
- Я помог, - поправил её Зуко и кратко пересказал события той ужасной ночи, избегая самых кровавых деталей. Но он не мог избежать ключевых фактов: хайма-дзяо убил других покорителей воды и пытался совершить нечто худшее с Амаей. – Дядя говорит, что это дух теплых океанов, пустынь моря, – закончил Зуко. – Интересно, может быть поэтому Племена Воды держатся поближе к полюсам. Интересно, почему подобные твари никогда не охотились на Катару? Она видела достаточно кровопролития, чтобы привлечь их. Идиот! Она же всегда с Аватаром. Хайма-дзяо может и не самые сообразительные духи на планете, но я сомневаюсь, что кто-нибудь из них настолько глуп.
- Она потеряла всех своих людей? – шмыгнула носом Суин и потерла глаза. – Это ужасно.
- Знаете, вы ведь тоже её люди, - сказал ей Зуко. – Она переживает за вас. Очень сильно.
- Я знаю, но… Думаешь, ей станет легче, если мы расскажем ей про мальчика из Южного Племени Воды, который находится здесь?
Нет, не может быть.
Бизон Аватара был здесь. Проклятие, всё было возможно.
- Какой мальчик из Южного Племени Воды? – проскрежетал Зуко.
Джинхай с круглыми глазами бросился в руки матери, даже Суин побледнела.
- Он… Джия сказала, что его зовут Сокка…
Слова утонули в белом шипении ярости.
Не двигайся. Не делай ничего.
Опустив голову и стиснув пальцами свой зелёный халат, Зуко дышал. И заставлял себя стоять на месте. Только пошевелись, и кипящий котел ярости, страха и разочарования переполнится, пролившись волной огня, которая ринется вперед и уничтожит
Это твои союзники. Это твои люди. Не двигайся.
- …отойдите… скажите мне, где… всё в порядке, иногда Великие Имена…
Голос Мейшанг. Взволнованный, но не испуганный. Слава Агни, не испуганный.
Не создавайте мне цель. Пожалуйста, я так зол…
И испуган. Отчаянно испуган. Всё, что он строил, всё, что он планировал… всё разлеталось на части, как сложенные бумажки, брошенные в огонь.
- … Мой лорд, вы слышите меня? Мой лорд, мой клинок ваш, против ваших врагов…
Я нужен ей. Зуко заставил себя поднять голову, медленно возвращаясь в мир человеческих слов, понятий и голосов. Мейшанг стояла перед ним на коленях, положив рядом с собой сверкающий на солнце кинжал.
- Не… надо, - хрипло сказал Зуко, пытаясь успокоить дико бьющееся сердце. – Я не ваш лорд.
- Мой, - просто ответила Мейшанг. – Вы мой лорд. – Она подняла голову, с беспокойством осматривая его лицо. На её лице мелькнуло облегчение. – Вы обуздали ярость? Вы понимаете мои слова?
Зуко поморщился.
- Я… как вы?..
- Такое иногда бывает с покорителями огня, - поза Мейшанг расслабилась. – Я знала одного, много лет назад. Мой дедушка называл это яростью дракона. Драконы вылупляются без дара речи, в отличие от людей. Когда ярость овладевает ими, они теряют речь, и слова значат для них не больше, чем свист ветра. Отсюда это, - она грациозным жестом указала на свою коленопреклоненную форму. - Вы лорд здесь, и вы знаете, что я последую за вами. Это успокаивает дракона в крови и позволяет вам вернуться к человеческим словам. – Заметив его недоумение, она нахмурилась. – Разве ваш дядя не рассказывал вам?
- С дядей… такого не случается. – Драконья кровь? Он слышал легенды, как и все вокруг. Но она не может говорить всерьез.
- Но я думала… ваш род… - Мейшанг закрыла рот и поморщилась.
- Что вы знаете о моей семье? – потребовал Зуко.
- Я… знаю, что вы – Великое Имя, - Мейшанг выглядела встревоженной. – Но если это пришло не со стороны вашего дяди, тогда… - Её зеленые глаза широко распахнулись. – О, вы говорили, что ваша матушка была целителем…
- Это не её вина! – взорвался Зуко. Вздрогнул и обуздал свой нрав, стиснув дрожащие руки. – Я просто… Я недостаточно хорош. Не знаю, почему это происходит, но внутри всё вспыхивает и слова улетают…
- Это не её вина, - твердо возразила Мейшанг. – Это её наследие. Такое бывает. – Она снова спрятала кинжал в рукаве. – Этот Сокка ваш враг?
Ему пятнадцать. Но Азуле было четырнадцать, и разве это что-то меняло?
- Он… бывал им. – Зуко тщательно выбирал слова. – Он союзник Аватара, которого объявили угрозой Народу Огня.
- О, - скорее выдох, чем слово. Глаза, зеленые от воды Амаи, выражали боль. – Задание, которое вам никогда не пережить в одиночку. Духи, Ли! Вы же всего один покоритель огня!
Но я не Ли.
- Таковы условия, - резко сказал Зуко. – Я дал слово.
Между ними повисла тишина. Зуко склонил голову и принялся подниматься на ноги.
- Простите…
- Мой лорд, со всем уважением… сидите на месте!
Он снова сел, ошеломленный. Это точно был режим строгой мамы. Это задевало его гордость: она не была его мамой, и за ним не надо приглядывать…
Но мне нужна помощь, признался себе Зуко, проглатывая едкий, как кислота, комок. Я не справлюсь сам. Мне нужна любая помощь, которую я смогу получить.
- Никогда не думала, что буду рада, что так часто ходила на заседания факультета… Что вы обещали Хозяину Огня? – напрямик спросила Мейшанг. – Что именно вы обещали?
- …Я никогда не говорил с ним об этом, - с болью признался Зуко. – Он не хотел меня видеть, после. Она… кое-кто принес мне условия… - Условия, которые сломали его жизнь и навсегда отправили в изгнание.
- Открытая трактовка, - пробормотала Мейшанг и кивнула. – Так что вы пообещали сделать?
Даже сквозь ткань его ногти впились в ладони.
- Поймать Аватара. Покончить с его угрозой Народу Огня, моему народу.
- А кто мы такие? – прямо спросила Мейшанг. – Я, Хьёдзин, наши дети, все мы? Кто мы, мой лорд?
- …Мой народ. – Зуко вытер со лба выступивший пот. – У меня болит голова. У меня болит сердце.
- Могу себе представить, - она подошла ближе, медленно и осторожно. – Вы собираетесь поговорить с дядей?
Он резко утвердительно кивнул.
- Я должен, - выдавил Зуко. – Дело не только в Сокке, вы не понимаете… Я должен убедиться, что бизона больше здесь нет, должен заставить проклятых духов перестать использовать город в качестве тренировочной площадки… - Белый шум снова угрожал поглотить его, и он обхватил голову руками.
- Подождите совсем немного, - Мейшан вскочила на ноги и бросилась в дом, быстро вернулась, таща за собой бледную Суин. – Иди с Ли. Убедись, что он дошел до дяди, и возвращайся домой.
- Хорошо, - неуверенно согласилась Суин. – Что случилось?
- Это сложно, - Мейшанг нагнулась и прошептала что-то девочке на ухо. Суин вздрогнула и глотнула воздуха. Отойдя в сторону, Мейшанг снова посмотрела на Зуко.
- Мой лорд, я верю, что вы проследите за безопасностью моей дочери, пока она будет с вами.
Чтобы я ничего не натворил, пока она со мной. Зуко с благодарностью уцепился за эту мысль.
- Я буду осторожен.
- Лучше бы так и было, - согласилась Мейшанг. – Вы нужны нам больше, чем вы думаете.

***

- Как это его здесь нет?
Суин постаралась не отпрянуть, услышав грозное напряжение в голосе Ли. Спасало то, что Пао выглядел скорее несчастным, чем злым, шмыгая носом и стеная над своей чашкой чая.
- Он уволился! – горько пожаловался владелец чайной. – Эта дворянская сволочь Квон предложил ему собственную чайную в Верхнем Кольце! И он согласился! Даже после того, как я обещал ему должность старшего главного помощника!
- И чем бы это отличалось от того, чем он занимался раньше? – сухо поинтересовался Ли.
- …Он бы заваривал больше чая?
У Ли был такой вид, словно он не знал, плакать ему, смеяться или что-нибудь поджечь.
Оставайся с ним, чтобы он остался в живых, сказала ей мама. Я потом всё объясню. Будь осторожна.
Это было куда страшнее, чем ходить по Нижнему Кольцу в одиночку. Хотя прогулка в компании Ли, кажется, заставляла людей, которых она обычно опасалась, идти другой дорогой.
- Это же хорошая новость, правда? – отважилась Суин. – Он обязательно захочет с тобой поделиться. А в это время ты обычно в клинике.
Какое-то время Ли словно смотрел сквозь неё, потом кивнул.
- Ты можешь с ним поговорить! – Пао кинулся было к нему, но передумал, заметив прищуренный взгляд Ли. – Убеди его вернуться!
- Дядя любит чай, - отрезал Ли. – Если он ушел, то не вернется.
Пао плакал, когда они ушли.
- Ты мог бы вести себя помягче, - выругала его Суин, когда они шли по улице. – Даже если у тебя выдался плохой день.
- Ты даже понятия не имеешь, - Ли помотал головой и постарался сдерживать свой тон. – Суин, последнее, что нужно Пао, это чтобы мы с дядей были там. Дело может кончиться… плохо. И скоро.
Насколько плохо? хотелось спросить Суин, но ей было страшно.
- Ты расскажешь мне? У Амаи?
- Твоя мама велела отвести меня к дяде и вернуться домой. Она не хочет, чтобы ты пострадала.
Мальчишки!
- А мы не хотим, чтобы пострадал ты!
- Я не могу… Тебе не следует… - Ли сжал переносицу и вздохнул. – Спроси дядю. Я… не могу собраться с мыслями прямо сейчас.
Ну, он хотя бы это понимал, что ставило его на ступеньку выше Мина.
Дядя нашелся в клинике, где он с улыбкой распивал чай в обществе Амаи. Его улыбка быстро переросла в мрачную озабоченность в тот же миг, как он увидел лицо Ли.
- Племянник?
Ли заглянул за ширму, отделяющую отдыхающих пациентов, выжал из себя улыбку для матери, кормящей младенца, жар которого спал, подошел ближе, чтобы его слова не были слышны за ширмой.
- Бизон под озером Лаогай. – Он ткнул пальцем в Суин. – И она что-то знает про Сокку. – Он просительно склонил голову. – Мастер Амая, я… хочу побить лёд в вашем саду. Много льда.
Тихие шаги, и он исчез.
- О, духи, - вид у дядя был похоронный. – Что вам известно, юная госпожа Суин?
- Ну, я…
Лёд трещал и хрустел столь же громко, как и камни, которые в таких случаях колол Мин.
- Он где-то в Верхнем Кольце, - затараторила Суин. – Он должен быть там, или он бы не ввалился на занятие госпожи Макму-Линг. Джия видела его, он из Южного Племени Воды, и я подумала, что, может быть, вы захотите с ним встретиться. – Она посмотрела на Амаю широко раскрытыми глазами. – Ли вел себя странно ещё до того, как я рассказала. Он давал очень простые задания, как будто старался о чем-то не думать. А потом, когда я назвала имя Сокки, я подумала… Это было страшно!
- Ещё бы, - пробормотал дядя. – Расскажите мне всё, что знаете, и точно опишите всё, что видели.

***

Они здесь, размышлял Зуко, пока вокруг таяли разбросанные осколки льда. Эти идиоты здесь, и я должен что-то сделать. Должен!
Что-то, но что?
Даже если я смогу его найти…
О, примем за данность, что там, где находится Сокка, неподалеку обнаружится и Аватар.
Если я найду его… это будем только я и дядя, посреди Ба Синг Се. Если он войдет в Состояние Аватара… могут пострадать тысячи людей.
Не то чтобы он мог позволить себе переживать об этом, когда речь шла о его долге перед его народом.
Но… мои люди живут и здесь тоже. Что мне делать? Я не могу сидеть сложа руки, но я не знаю, что…
Паника, старый враг. Он знал её медный вкус, как она превращает мир во врага, которого надо уничтожить, и отсекает любые слова, противоречащие этому. Вспомнив дядин урок выживания, Зуко сел.
Ой.
Он опустился на колени, отбросил в сторону несколько кусков льда и снова сел. И принялся дышать.
Выживание. Основы. Чем ты располагаешь? Что тебе нужно?
У него была информация об Аватаре и бизоне. Ему был нужен…
Мой народ и его безопасность.
Если он поймает Аватара, они будут в безопасности…
Могу ли я сделать это? Зуко без всякой жалости призвал все свои сомнения. На кону стояли жизни, а не только его честь. Он не мог позволить себе быть оптимистом. Он не мог позволить себе ошибиться. Он Аватар, мастер воздуха, а к этому времени, вероятно, уже мастер воды и земли. Я даже не стал мастером огня. А в покорении воды Катара от меня мокрого места не оставила бы. Я умею исцелять, но мы с Амаей сами изучаем боевые приемы. Против тренированного покорителя воды мы пепел.
Он Аватар, и он не один. И я знаю, как Дай Ли любят поддерживать тишину и спокойствие. Я не могу сражаться сразу против всех.
Вспомни, вспомни, что сказал дядя. Азула могла бы поймать Аватара, но сможет ли она его удержать, не убивая?
Я… не могу.

От этой мысли было больно, как от огня, как от стискивания острого края озерной льдины, который резал, вызывая онемение и боль как мало что ещё на свете.
Я не буду плакать.
Зуко долгие минуты сидел, сжав руки на коленях, стараясь не думать. Боль не была врагом. Люди считали её таковым, но они ошибались. Боль была предупреждением: чего-то не хватает, что-то сейчас сломается. Но он уже был сломан. Ему ничего не оставалось, кроме как принять боль и ждать, когда страдание прекратится, когда оно проникнет в самые его кости, где его можно будет признать… и игнорировать.
Я не могу поймать Аватара, но я должен защитить мой народ.
Как внутри, так и за пределами стен. Агни, это было так похоже на Северный полюс. Как мог Аватар дважды совершить такую глупость?
Как бы я хотел наорать на него. Как бы я хотел взять его за шкирку и трясти, пока у него не застучат зубы…
Что-то белое кружилось по ветру. Он взобрался вверх, подпрыгнул, вскарабкался – Зуко стоял на крыше клиники, схватив летящий по воздуху лист бумаги…
Объявление, аккуратно и профессионально написанное, с изображением существа, которого люди не видели сотню лет.
Зуко погрозил небу кулаком, страстно желая знать о духах воздуха достаточно, чтобы пинками гнать их до самых нижних глубин логова Ко.
- Я уже знаю!
[/cut]
 
OinariДата: Среда, 21/11/2012, 13:23 | Сообщение # 72
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Почему-то вопрос возник сейчас, хотя по-идее давно надо было спросить: а что это за Великие Имена? (наверно, я упустила этот момент по невнимательности, а перечитывать и разбираться пока времени нет)
 
aminyaДата: Пятница, 23/11/2012, 16:52 | Сообщение # 73
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Поскольку автор при описании общества Народа Огня опиралась на средневековую Японию, Великие Имена - это даймё в дословном переводе с японского. Даймё - крупные феодалы, управляющие своей территорией. Согласно местной истории, в прошлом Народ Огня не был объединен, и верховная власть принадлежала Великим Именам (которым приходилось ко всему быть и отличными покорителями огня, чтобы удерживать свою власть), управлявшим на той или иной территории или острове. У каждого из них была своя школа покорения огня и свои стили. Сейчас все Великие Имена по-прежнему управляют на местах, но они все связаны верность по отношению к Хозяину Огня, а стили покорения огня подчинены единому стилю Созина. Как и в древние времена, интриги между Великими Именами не утихают и сейчас, и часто дело доходит до подковерных убийств. До объединения, Великие Имена постоянно воевали друг с другом. Грубо говоря, это высший слой аристократии и лучшие из покорителей огня.

Добавлено (23/11/2012, 16:52)
---------------------------------------------
[cut=Глава 19. Часть 2. Союзники.]Глава 19. Часть 2. Союзники.

- Думаешь разумно оставлять его там одного? – озабоченно спросила Амая по дороге к Внутреннему Кольцу. Она постоянно оглядывалась назад, словно ожидая увидеть, как молодой покоритель огня выскочит из толпы.
- Он обещал, что останется, - мрачно ответил Айро. А он держит обещания. Как правило. – Он попросил нас разведать ситуацию. Значит, он думает.
- Но если он задумал…
- Мы не заем, что он задумал, - прервал её Айро. – Но если бы он хотел вести себя безрассудно и импульсивно, то уже перешел бы к действиям.
Амая закатила глаза.
- Ты же его дядя. Разве ты не можешь просто сказать ему «нет»?
- Строго говоря, не могу.
Целительница осеклась на полуслове и окинула его взглядом.
- Туи и Ла, почему?
- Кронпринц рангом выше генерала, - просто ответил Айро. – Если бы я стал приказывать ему перед солдатами, это подорвало бы дисциплину. Что неприемлемо на борту любого корабля, не говоря уже о корабле, полном покорителей огня.
- …Неудивительно, что у него проблемы с отношением.
- Думаю, отчасти в этом виновато его ранение, но я согласен, - признал Айро. – Я всегда радовался, когда у нас был шанс сойти на берег, подальше от посторонних глаз. Тогда я мог быть отцом, в котором он нуждался, а не просто высокопоставленным стариком. – Он улыбнулся. – В каком-то смысле, вылазка моего племянника на Северный полюс была лучшим, что с нами случилось за долгое время. Если бы нас не отрезало от Народа Огня, если бы мы не были предоставлены сами себе, я никогда не смог бы действовать как его дядя и учитель. А он нуждается во мне, и куда больше, чем я полагал.
- Ему нужно, чтобы ты сказал ему «нет», - практично заметила Амая.
- Нет, - возразил Айро. – Его честь и его верность стоят на кону, как и жизни всех жителей Ба Синг Се. Чем дольше Аватар остается здесь, тем больше у Народа Огня времени собрать силы против города.
- Они пытались завоевать нас годами, - Амая кинула на него косой взгляд. – Ты как никто знаешь об этом.
- Да, последняя осада ставила своей целью завоевание, - голос Айро стал жестким. – Но Хозяин Огня прекрасно знает, какую силу может получить Аватар. Он знает, что ни одно другое существо не сможет разгромить его армию на корню. Пока Аватар остается в этих стенах, целью Народа Огня будет не завоевание, а уничтожение. – Он отвел глаза в сторону. – Ты не видела, на что способен род Созина, когда хочет разрушать. Вспомни о покорителях воздуха. Вспомни, что силы Созина уничтожили их народ за один день. – Он покачал головой. – Вот что ожидает Ба Синг Се, если Аватар останется здесь.
Амая сглотнула ком в горле и побледнела.
- Поэтому я буду спорить с моим племянником, буду давать ему советы по мере своих сил, но не стану отговаривать его от действий. – Айро криво улыбнулся. – Мы подлатали наше судно посреди бушующего шторма. Теперь посмотрим, выдержит ли оно, и будем готовы вычерпывать воду.
- …Ты безмерно веришь в этого мальчика.
- В нем гораздо больше от отца, чем он хочет думать, - сказал ей Айро. – И это не такое уж плохое наследие, как можно подумать на первый взгляд. Его матушка была нежной, доброй и благородной, но она избегала конфронтации до тех пор, пока не оставалось другого выбора. А к тому времени был совершен огромный вред. А моя семья… Мы не мучимся угрызениями совести, когда первыми наносим удар, и вкладываем в него столько силы, чтобы второго не понадобилось. – Он пожал плечами. – Я пытался научить его сочетать то и другое. Если нам повезет, мы добьемся успеха. Это тот дом?
- Согласно объявлению, адрес верный, - Амая кивнула головой на маленькое поместье справа. – Всё это так странно…
- На Южном полюсе мы были единственным кораблем, оказавшимся достаточно близко, чтобы увидеть свет пробуждения Аватара, - сказал ей Айро. – Мы зашли в порт, чтобы найти замену игральной кости с лотосом и нашли пиратов, у которых Катара только что украла свиток покорения воды. В следующий раз мы пристали к тюремной барже, чтобы пополнить запасы угля… и нашли её ожерелье, а потом и охотницу за головами, которая смогла найти их след с его помощью. Даже путешествуя в одиночку посреди равнины, не думая о поисках Аватара… мы нашли мех бизона и встретились в очередной раз. – Он вздохнул. – Мой племянник искусный следопыт, настойчивый и прекрасно обученный предсказывать действия противника, но я верю, что духи хотят, чтобы он преследовал Аватара. – Его глаза прищурились. – Преследовал, но не поймал. Много-много раз Аанг проскальзывал у него между пальцами… Если я когда-либо встречу тех, кто задумал этот жестокий заговор, у меня найдется, что им сказать.
- Возьми меня с собой, - буркнула Амая. – У Ли есть дар. Может он и не так быстро учится, как некоторые, но он педантичен. Он не просто излечивает то, что видит, и считает работу законченной, он слушает энергию. – Она решительно посмотрела на Айро. – Сделай так, чтобы всё получилось. Я хочу, чтобы он вернулся.
Айро поклонился ей и исчез из вида за домом Аватара. Там он вытащил кремень из рукава и стал негромко стучать по фундаменту.
Надеюсь, что я прав, и Слепой Бандит видит яснее, чем те, у кого есть глаза.

***

Тук-тук-тук.
Тоф вздохнула и скрыла гримасу. Стук пяткой по стене не совсем заглушал шорох карт, в которые играли Катара с Соккой, но он нарушал взволнованный топот ног Аанга, когда он ворвался в переднюю дверь с Момо на плече.
- Я только что закончил разбрасывать объявления! Кто-нибудь уже приходил с новостями об Аппе?
…И то, что Легкие Ноги не видел связи между этими двумя предложениями, временами заставляло Тоф почувствовать желание разбить себе голову, а не пытаться учить его покорению земли. О, Аанг был достаточно хорош, чтобы выбить пыль из халатов большинства покорителей земли. У него было больше силы, чем у любого другого виденного ей покорителя, а сила могла прикрыть многие огрехи техники.
Но если бы он потратил время на то, чтобы сделать всё правильно, он был бы несравненно лучше.
Аанг не хотел тратить время на то, чтобы делать всё правильно. Усвой движение настолько, чтобы оно заработало, и иди дальше. С одной стороны, Тоф это понимала. На конец лета у Аанга было назначено свержение Хозяина Огня, и чем больше приемов он выучит к тому времени, тем лучше. Но она не собиралась терпеть отношение Аанга к тренировкам. Если бы от неё зависела судьба мира, она вставала бы до рассвета и падала на постель только тогда, когда больше не могла двигаться. Аанг же считал, что «упорно тренироваться» значит «тренироваться, пока я не устану, мне не станет скучно, или мимо не пролетит бабочка».
Урок за уроком она пыталась выбить это из него, но каждый раз, как она подводила его к краю, каждый раз, когда она думала, что наконец-то Аанг начал понимать, что, если надо, можно продолжать и дальше той черты, где начинает всё болеть…
- Прошел всего один день, - Катара обмахивалась картами. – Будь терпелив.
Угу, Катара в своем стиле – тут же бросается утешать. Это будило в Тоф желание рвать на себе волосы или зарыться в землю и не выходить.
Она почувствовала, как подбородок Аанга ударился о стол, и его вздох, достаточно громкий, чтобы почти заглушить деловые шаги, направляющиеся к двери. Среднего веса, чуть выше Катары, и, определенно, женщина…
Стук в дверь, и до Аанга наконец-то дошло, что там кто-то стоит.
- Ого, ты права! Терпение и правда оправдалось, - он полетел к двери. - Привет! Вы здесь насчет Аппы?
- Я пришла встретиться с дальними родичами, - судя по голосу, этой женщине было столько же, сколько и маме Тоф. – Я слышала, что здесь живут члены Южного Племени Воды.
- Вы пришли проведать Сокку? – голос Катары был полон недоверия. – Стойте… Вы же из Северного Племени Воды! Что вы делаете в Ба Синг Се?
- Исцеляю, по большей части.
Тоф пропустила остальные любезности мимо ушей, уловив знакомый ритм, отдающийся в полу. Это была… главная музыкальная тема турниров «Дрожь Земли».
Кто-то хочет поговорить со Слепым Бандитом.
Она выскользнула в заднюю дверь, потянувшись слухом и чувствами… и широко улыбнулась.
- Эй, дядя.
- Добрый день, Тоф.
Она почувствовала вежливый поклон Айро по смещению его веса и встала рядом с ним в прохладной тени.
- Стоит ли мне спросить, зачем ты здесь, или списать всё на пронырливого старого дракона?
Айро засмеялся.
- Боюсь, это долгая история. И я бы предпочел не рассказывать её здесь, где за вами следят Дай Ли, хотя не думаю, что они увидят нас здесь. Амая, вероятно, достаточно их отвлекла, разговаривая с Катарой и Соккой о своем и их племени, чтобы дать нам время для беседы.
Тоф подняла бровь.
- Ты знаешь леди внутри?
- Она мой весьма дорогой друг.
И не только, судя по радости и доброму юмору, которые исходили от его позы. Ну, ладно, дядя!
- Итак… ты хотел поговорить со мной, - поняла Тоф. – И ты хотел поговорить без них, - она ткнула пальцем в сторону дома, - потому что они знают, что там, где ты, там и твой племянник, а Катара до сих пор бесится, что он привязал её к дереву.
- Не самый удобный способ плена, - согласился Айро. – Да, он мог бы быть и поаккуратнее, но так она оставалась на виду, в нашем поле зрения. Что не позволило пиратам совершить… много вещей.
- Ты про тех пиратов, что работали на Зуко? – напрямую спросила Тоф.
- Про тех пиратов, которые заключили с моим племянником союз, чтобы вернуть свиток покорения воды, украденный у них Катарой, - сухо отозвался Айро. – Немногие могут украсть у пиратов и рассказать об этом. Те, кто так делают, особенно молодые женщины, часто жалеют об этом.
- …Сахарная Царевна опустила эту деталь, - нахмурилась Тоф. Она знала, что Катара не всё рассказывает, но воровство? И Айро не лгал. – Ладно, я слушаю.
- Мы с племянником знаем, где, возможно, держат Аппу. Но нам нужна помощь покорителя земли.
- И вы хотите, чтобы я помогла? – Тоф скрестила руки на груди. – Разве вы не пытаетесь поймать Аанга?
- Я бы предпочел этого не делать, - уверил её Айро. – Мир достаточно долго был лишен равновесия. Но мой племянник… - он вздохнул. – Моему племяннику предстоит нелегкий выбор. Я не уверен, что он предпочтет, но если бы он нашел помощь там, где не ждет, и разумный совет от союзника Аватара, который не испытывает к нему ненависти…
Она чувствовала исходящую от его напряженной позы надежду, отчаянное волнение за Зуко, контролируемый страх за неё и людей внутри дома. Она сложила это с тем, что он говорил о пиратах…
- Мы в беде, да? – выпалила Тоф.
- В серьезной опасности, - подтвердил Айро. – Достаточно серьезной, чтобы мой племянник рискнул жизнью, чтобы защитить вас, если придется. И мы на самом деле будем рисковать жизнями. Если Дай Ли узнают, что люди из Народа Огня в Ба Синг Се… беды не избежать.
И не только тебе, подумала Тоф, вспомнив смеющегося стражника и счастливых детей.
- Ладно, ты меня уговорил, - она подняла руку, прежде чем он успел открыть рот. – Уговорил выслушать его, пока что. Если мне не понравятся его слова, я уйду. И если кто-либо из вас нападет на Аанга, Слепой Бандит возьмется за камень. Понял?
- Яснее некуда, - веселье и уважение исходили от его голоса и от земли.
- Хорошо, - кивнула Тоф. – Дай мне что-нибудь им сказать… О! – Да, это сработает. Аанг не слишком горел желанием заниматься своими уроками. – Я скажу им, что собираюсь снова проведать Лули. Аанг ничего не смыслит в нефрите…
- Лули, жену Хьёдзина? – переспросил Айро.
- Ты её знаешь?
- Да, - подтвердил Айро. – Хотя они не знают моего имени. А моего племянника они знают как Ли. – Он остановился, раздумывая. – Я с радостью встречусь с тобой там, где у нас будет общий друг. И где присутствие стражника гарантирует, что никто не будет вести себя… импульсивно.
Нейтральная земля. Он настроен серьезно.
- И будет легче проскочить мимо Дай Ли, если мы придем порознь, - согласилась Тоф и широко улыбнулась. – Ну? Иди! Я хочу услышать, что Живчик скажет в свое оправдание.
- Живчик? Вот уж точно, - посмеиваясь, Айро тихо ушел.
Ладно, а вот и я. Тоф снова зашла внутрь и втянула воздух.
- Ребята…
Раздался стук в дверь, и Аанг бросился открывать.
- Может на этот раз! – Он распахнул дверь и хлопнул глазами. – Джу Ди?
Амая отступила назад, подальше от зоны видимости, поняла Тоф.
- Здравствуйте, Аанг, Катара, Сокка и Тоф, - приветствовала их Джу Ди со своей жутковатой улыбкой.
- Что с вами было? – спросил Сокка, выбежав вперед на пару с Катарой. – Дай Ли бросили вас в тюрьму?
- Что, тюрьма? – отмахнулась Джу Ди. – Разумеется, нет. Дай Ли – защитники нашего культурного наследия.
Страшно было то, что она в это верила.
- Но вы исчезли на приеме у Царя Земли, - сказала Тоф, сбившись в кучу вместе с остальными. Если Амая не хотела, чтобы её видели, на то была хорошая причина.
- О, я просто уехала отдыхать на озеро Лаогай, за город, - весело ответила Джу Ди. – Это так расслабляет.
Судя по шарканью ног Сокки, он на это не купился. Тоф снова захотелось, чтобы он не был так по уши влюблен в Суюки. Сокка был вовсе неплох.
- А потом они заменили вас какой-то другой женщиной, которая сказала, что её тоже зовут Джу Ди, - возразила Катара.
- Я Джу Ди.
Намек, Катара, хотелось закричать Тоф. Здесь что-то не так!
- Почему вы здесь? – спросил Аанг.
Зашуршала бумага, когда Джу Ди вытащила что-то.
- Разбрасывать объявления и расклеивать плакаты запрещено в стенах этого города. Не без соответствующего разрешения.
Ну, разумеется. Эх, и зачем они пришли сюда?
Потому что Аанг не может жить без Аппы. И, кажется, в буквальном смысле.
- Мы не можем сидеть и ждать разрешения на всё! – возмутился Сокка.
А, наконец-то он понял! Тоф чуть не вскинула руки и не прокричала ура.
- Вам строжайше запрещено правилами города продолжать расклеивать плакаты.
… Ладно, это было жутко. Никто не должен с такой радостью разрушать чужие планы… ой-ёй. Напряжение ног Аанга не сулило добра.
- Нам нет дела до правил, и мы не будем спрашивать разрешения! – завопил Аанг.
Тоф усмехнулась. Ну почему она не могла получить такую реакцию при тренировке?
- Мы сами найдем Аппу, - продолжал бушевать Аанг, выталкивая испуганную женщину за дверь. – А вы держитесь от нас подальше! – Он захлопнул дверь прямо перед носом Джу Ди.
- Это может выйти нам боком, - задумчиво заметил Сокка.
- И гораздо сильнее, чем вы думаете, - заговорила Амая. – Она доложит обо всём Дай Ли. Система довольно регламентированная, поэтому может пройти несколько часов… Но доклад от этой Джу Ди имеет приоритет, раз её приписали к группе Аватара.
- Этой Джу Ди? – накинулась на неё Катара. – Вы говорите так, словно… их несколько.
- Их сотни.
Дядя прав, подумала Тоф, чувствуя холодок. Мы в беде.
- Но так неправильно, - возразил Аанг, всё ещё пылая. – То есть, конечно, могут быть две женщины с одинаковым именем, но сотни?
- Ли был прав, - еле слышно пробормотала Амая, так тихо, что только чуткие уши Тоф услышали её. – Вы наивны. - Она немного качнулась на пятках назад, и Тоф сквозь пол почувствовала холодную дрожь её гнева. – Ты же целитель, Катара. Разве ты не пыталась излечить их?
- Излечить от чего? – пожала плечами Катара. – Джу Ди – кем бы она ни была – странная, но она не больна.
- …Ягóда должна была рассказать тебе о душевных травмах на второй неделе обучения.
- Да, но, - пожал плечами Сокка, - на самом деле Катара тренировалась с этим старым морским черносливом, Пакку…
- Это было потрясающе! – разочарование почти испарилось из позы Аанга, и он с улыбкой запрыгал по комнате. – Он сказал, что не будет её учить, и она расколола пол в приемной зале, и бросала в него ледяные диски-лезвия, и оттолкнула его воду…
- Ты недоученный целитель, - слова Амаи как ножом отрезали радостное многословие Аанга. – У тебя обручальное ожерелье Мастера Пакку. Я подумала, что ты наверняка обучена. Я надеялась, что вы всё поняли, и просто ждёте своего часа, чтобы сбежать. Хотя не многие из нас получают шанс сбежать из лап Лонг Фэнга… - она выдохнула морозное облачко, в её позе боролись гнев и печаль.
- Моё ожерелье досталось мне от мамы, - сердито откликнулась Катара. – Пра-Пра Канна привезла его с собой. И я обучена!
- Это правда, - вмешался Аанг, подняв руки, чтобы утихомирить спорящих. – Она мой учитель по покорению воды.
- Я а думала, что это Ли легко выходит из себя, - сказала Амая больше для себя и покачала головой. – Я не могу остаться. Дай Ли позволили мне небольшую свободу, потому что моё лечение приносит им пользу, но я не смею полагаться на их добрую волю. – Выдох. – Не дай Дай Ли узнать, что ты не полностью обучена. Вероятно, это единственное, что удерживало Лонг Фэнга от того, чтобы захватить одного из вас и… повредить ваш разум. Вы не Народ Огня, у вас нет силы сопротивляться, даже на то время, что потребуется на спасение.
- Как вы можете говорить, что они лучше, чем мы? – ахнула Катара. – Разве вы не знаете, что они сделали? Что они пытались сделать? Они пытались убить Луну!
Сокка сдвинулся с места, проверяя свой бумеранг, и Тоф поморщилась. Ну вот, теперь никто не станет её слушать.
Судя по тихому вздоху Амаи, она поняла это и без покорения земли.
- Я сказала, что их разум сильнее и лучше сопротивляется воздействию Лонг Фэнга. До определенной степени. Они ломаются, но не гнутся. – Она выпрямилась во весь рост, и Тоф почувствовала кипящий в ней гнев, когда она указала пальцем на Аанга. – Если ты отказываешься это понимать, Аватар… если ты отказываешься узнать, почему и как они обрели такую силу… то ты никогда не научишься покорять огонь. И мир останется вне равновесия, и каждый из нас пострадает.
- Нет! – запротестовал Аанг. – Я одолею Хозяина Огня, и война закончится. И я никогда не стану изучать покорение огня! – Тоф почувствовала его взгляд на Катару по тому, как у него перехватило дыхание. – Я никогда не сделаю больно тому, кого я… кто мне не безразличен.
- Тогда мне больше нечего здесь делать, - просто ответила Амая. – Я желаю вам удачи и надеюсь, что вы сбежите.
- И всё? – возмутился Сокка. – Вы же из Племени Воды! Вы знаете, что Дай Ли плохие парни. Помогите нам!
- Я из Племени Воды, - развернувшись у самой двери, сказала Амая железным голосом. – Я последняя из Племени Воды в этих стенах, за исключением вас и моего ученика, Ли.
Живчик её ученик? Тоф чуть не присвистнула. И он позволяет ей называть себя «Племенем Воды»?
- Две недели назад нас было почти два десятка, покорителей и нет, - продолжила Амая, её скорбь и боль растекались вокруг неё сквозь пол. – Теперь они все мертвы. Из-за войны, из-за того, что духи неспокойны. Потому что один злой камуи прошел по кровавому следу в Ба Синг Се, а ты… - она сделала шаг к Аангу, который отпрянул назад, - ты не почувствовал ничего.
- Я… я не знал, - заикаясь, пробормотал Аанг. – Я не… почему мне никто не сказал?
- Потому что в Ба Синг Се нет войны, - зло отрезала Амая. – Лонг Фэнг хочет, чтобы ты сидел тихо и спокойно, пока он не найдет способ использовать тебя так же, как он использует всех вокруг.
Она высказывает догадки, рассудила Тоф. Но она практически уверена в этом.
- И ты Аватар. Тебе полагается чувствовать, когда духи гневаются. – В голосе Амаи прорезалась боль. – Дай Ли – всего лишь люди, одаренные покорители, но люди. И всё же они выследили его, нашли и остановили. Некоторые из них при этом погибли. Я обязана им жизнью. – Она перевела взгляд на Сокку. – Зовите их злыми, если хотите, но целых сто лет, на которые Аватар оставил этот мир, они были единственным, что стояло между Ба Синг Се и уничтожением. – Она покачала головой. – Я иду домой. Надеюсь, ты найдешь своего бизона и уедешь.
Дверь закрылась как крышка гробницы.
- А я-то считала Джу Ди странными, - с беспокойством сказала Катара.
- Она сказала правду, - вмешалась Тоф. – Она была злая и испуганная, но эти чувства были настоящими. – В отличие от Джу Ди. Они не лгали… но они почти ничего не чувствовали, когда что-то говорили. Не так, как чувствуют нормальные люди.
- Не может быть! – запротестовал Аанг. – Я бы знал! Я же Аватар!
- Ладно, - передернула плечами Тоф. – И как же работает это твое чувство духов?
- Эмм…
- Не хочу это признавать, но может быть Амая права, - неохотно высказался Сокка. – Я не говорю, что она права! – поспешно добавил он, когда Аанг обиженно поджал пальцы ног. – Но ты же был там, у пруда, в Оазисе Духов, и ты не знал, что задумали рыбки, пока ты – пуф! – не исчез, оставив свое тело там, где Зуко смог его похитить.
- Тебя мы вернули, - мрачно вмешалась Катара, - но Юи…
- Ага, я никогда не прощу Принца с Хвостиком за это, - выдохнул Сокка. – Дело в том, Аанг, что мы не знаем. И меня всё больше мучает недоброе предчувствие, как много мы не знаем об этом городе.
- То есть ты хочешь, чтобы мы слушались Джу Ди? – потребовал ответа Аанг. – Чтобы мы сидели дома, пока Аппа где-то там?
- Я этого не говорил…
- Хорошо! Потому что с этого момента мы делаем всё, чтобы найти Аппу!
- Ура! – возликовала Тоф, чувствуя ногами его гневный взгляд. Наконец-то, хоть какой-то намек на характер! Продолжай в том же духе, и мы обязательно чего-нибудь добьемся. – Так что мы будем делать? Закопаем Дай Ли? Возьмем штурмом дворец? Похитим Царя Земли? Эй, если нарушать правила, так чего мелочиться?
- …Вообще-то я думал о том, чтобы расклеивать плакаты, - признался Аанг.
Лоб, познакомься, это ладонь. И ещё раз.
Её преследовало это желание всё то время, что Сокка, Аанг и Катара расхаживали по городу, расклеивая плакаты.
- Мы обойдем бóльшую территорию, если разделимся, - с удовлетворением предложил Сокка. – Тоф, думаю, тебе лучше пойти со мной.
- У меня идея получше, Лежебока, - брюзгливо отозвалась Тоф. – Я пойду снова встречусь с Лули. Я хотела кое-что спросить у неё, а если мы найдем Аппу, у меня не будет времени навестить её.
Наконец-то отвязалась от них.
Идя по шумным улицам, у неё было время подумать. Она поморщилась. Может, это была плохая идея.
Да, может быть. Дядя казался вполне приличным человеком. И всё, что Тоф приходилось слышать о Драконе Запада, указывало на то, что он был одним из самых благородных покорителей огня на свете. Если он сказал, что хочет поговорить, она верила ему.
Зуко поклялся честью поймать Аватара. Это всё-таки может оказаться ловушкой.
Про изгнанного принца можно было много чего сказать, но он не был глупым. Он дал им уйти в городе-призраке, чтобы позаботиться о дяде и сделать ноги до возвращения Азулы. А теперь он был здесь, в самом сердце Царства Земли, и пытался скрываться как ученик целительницы-покорительницы воды.
И я прямо сгораю от желания узнать, как Живчик провернул этот трюк!
Если ему хватило мозгов не бросаться на Аанга тогда, честь там или не честь, ему хватит мозгов играть честно и сейчас. По крайней мере, пока они разговаривают. Она не станет делать ставки на то, как он поступит потом… Но она хотя бы будет знать, где он.
И если там не будет остальных, которые станут обвинять его в смерти Юи, мы действительно сможем поговорить.
Почему Сокка повесил смерть Юи на Зуко, Тоф так и не смогла понять. Судя по их рассказам, Джао схватил Луну после того, как они вернулись из погони за Зуко. Сам Живчик валялся в седле Аппы, связанный, без сознания и лишенный возможности как-либо повлиять на бой. А дядя пытался остановить Джао.
Генерал Айро раньше тоже был кронпринцем. И он дядя Зуко. Катара сказала, он говорил, что всем нужна Луна, даже Народу Огня. Если он сражался за Луну, почему они думают, что Зуко не сделал бы так же?
Ах, да, точно. Народ Огня – плохой, Царство Земли и Племена Воды – хорошие. Блин.
Она говорила им. Может быть, она использовала не те слова, может быть, она не так хорошо, как думала, знала Племена Воды, и Зуко ухитрился оскорбить их настолько серьезно, что о прощении и речи быть не могло. Как бы то ни было, они и слышать не желали её соображения о том, что для Зуко интерес представлял только Аанг. Не Племена Воды. Не Царство Земли. Исключительно Аватар. Да даже Суюки призналась, что Зуко оставил остров Киоши после того, как Аватар уехал оттуда. Живчик ушел и больше не вернулся.
Он заслужил, чтобы его хотя бы выслушали. Тоф усмехнулась и хрустнула пальцами. А если разговор не сложится… Раз уж Сахарная Царевна может его победить, смогу и я.
Вихрем промчавшись в дверь магазина, Тоф прошла в сад и пошла на звуки голосов.
- Как насчёт «Жасминового Дракона»? – с жаром спрашивал Айро. – Это драматично, поэтично и красиво звучит.
- Как ты можешь думать о названии для чайной в такой момент? – простонал Зуко.
- Кто знает, может, нам повезет. «Чайный долгоносик»! Нет, это глупо…
- Тоф, - сказал Зуко, вставая.
- Хорошее название, но оно уже занято…
- Он хочет сказать, что Тоф здесь, - весело поправил его Хьёдзин. – Добрый день, госпожа Бей Фонг. Вы знакомы с этими двумя ходячими несчастьями?
- Хьёдзин! – возмутился Зуко.
- Мы встретились как-то раз, - улыбнулся Айро. – Кратко.
- Да, но это была встреча из тех, которые не забывают, - широко улыбнулась Тоф и склонила голову, слушая, как Зуко идет к ней по саду, чтобы вежливо поклониться. – Ого, ты правда ученик Амаи.
- …Что?
- У тебя походка изменилась. – По-прежнему сильная, по-прежнему агрессивная, но ставшая легче, текучее. Менее прямолинейная, в ней появился намек на увертливость, которая отразит удар до того, как он попадет в цель.
Меньше диллолев, больше дракон.
- Но я пришла говорить не про покорение, - заявила Тоф, заняв стул напротив. – Я знаю, что твоя честь требует от тебя поимки Аватара для Хозяина Огня…
- Что?! – подскочил Хьёдзин.
- Терпение, пожалуйста, - любезно предложил Айро, усаживаясь. Зуко сел рядом с ним, по-прежнему напряжённый. – Мы собрались, чтобы мирно обсудить проблему и избежать насилия.
- Слава духам, что Лули отвела девочек к Мейшанг сегодня вечером, - пробормотал Хьёдзин, неохотно усаживаясь на свое место.
- Мудрый ход, - тихо одобрил Айро. – Вам может понадобиться алиби.
- …О, я даже слышать об этом не хочу…
- Я знаю, что по условиям ты должен его поймать, - отчеканила Тоф. – И я знаю, что ты знаешь, что чтобы получить его, тебе придется сначала пройти мимо меня. Итак, о чем нам говорить?
- Ли, она же ещё ребенок, - начал было Хьёдзин.
- Эй! – возмутилась Тоф.
- Она мастер-покоритель земли и благородный противник, - сообщил Зуко. – Мы обговариваем условия временного альянса. У неё есть полное право на прямоту.
- Я так и не услышала причины, по которой мы должны работать вместе, - Тоф скрестила руки на груди. – Знания, где находится Аппа, не достаточно. Если ты можешь его найти, сможем и мы.
- Но не вовремя, - ровно возразил Зуко. – Вам надо убираться из Ба Синг Се и немедленно.
- Так сказала и Амая, - согласилась Тоф, внимательно следя за внезапно замершим Айро. Он ждал, надеялся. – Не хочешь рассказать мне, почему?
- Твои друзья рассказывали тебе, что случилось на Северном полюсе?
- Безумные духи и мокрое место, оставшееся от Флота Огня? – спросила Тоф, зная, что лезет на рожон. Если Живчик слетит с катушек, мне надо знать об этом сейчас.
Зуко напрягся, но усилием воли остался на месте.
- Люди, обладающие здесь властью, хотят, чтобы это произошло снова.
Тоф замерла.
- Нет, не может быть. Аанг ненавидит то, что там было. – Она достаточно наслушалась об этом, как и о попытках генерала Фонга ввести Аанга в некое Аватарское безумие, которое раскидало покорителей песка по всей пустыне Си Вонг. Ещё больше она поняла из того, что Сокка и Катара не сказали о генерале, встреченном ими на Стене. Может всё это сияние и могло разгромить армию Народа Огня, но… - Он не хочет больше так делать! Никогда!
- Тогда нас таких двое, - мрачно сказал Зуко. – Вот почему я и хочу помочь вам.
О. Тоф старалась не выдать своей реакции. О, класс. Вот это да!
- Племянник? – осторожно спросил Айро.
Ага, подумала Тоф. Пусть он это скажет. Думаю, я понимаю, куда он клонит, но… Класс!
- Честь не требует самоубийства, - горько выдавил Зуко. По вибрации земли у него под ногами Тоф поняла, что он стиснул пальцами ткань халата. – Я не могу поймать Аватара в Ба Синг Се, не раскрывая, что я – покоритель огня. Если я так поступлю… - Он с дрожью втянул воздух. – Если я так поступлю, я труп. И не только я. Дай Ли выловят всех, кто помогал мне, всех, кого они заподозрят в том, что они знали, кто я такой. Потому что в Ба Синг Се нет войны. – Ещё один вдох, ещё одна судорога, прошедшая по его телу. – Если я попытаюсь поймать Аватара здесь, я умру. И я умру неудачником.
- Боюсь, что это так, - тихо согласился Айро. – Тебе должно небывало повезти, чтобы добиться успеха и выжить. А удача… не благоволит тебе.
- И никогда не благоволила, - буркнул Зуко, опустил голову и вздохнул. – Если я не могу послужить моему народу, поймав Аватара… Тогда лучшее, что я могу для них сделать – не допустить повторения Северного полюса. – Она почувствовала на себе его взгляд. – Аппа под озером Лаогай. Ты поможешь его вытащить?
- Мне вообще надо об этом слушать? – проворчал Хьёдзин.
- Я слышал, что Дай Ли отрицают, что бизон может быть здесь, - вкрадчиво заметил Айро. – И животное принадлежит Аватару. Как же они могут заявлять, что у них украли то, чего они не имеют?
- В вашей логике есть какой-то подвох, носом чую, - Хьёдзин встал на ноги, почесывая затылок. – Госпожа, вы будете в порядке, оставшись наедине с этими двумя будущими нарушителями закона, или мне остаться и запятнать себя соучастием?
- Думаю, со мной всё будет хорошо, - откликнулась удивленная Тоф. – Я буду в порядке. – Она прислушивалась к Зуко, отслеживая каждое изменение его позы и дыхания. – Ты говоришь правду, ты собираешься помочь. Без всяких условий.
- Одно условие, - поправил её Зуко, зашуршав бумагой. – Это для Сокки. Это… кое-что из того, что я знаю о городе. Может это поможет ему принять решение убраться отсюда подальше.
Тоф взяла письмо, спрятав его за пояс.
- Если он узнает, что письмо от тебя, он не прислушается к нему.
Зуко фыркнул.
- Я его не подписал.
- Неплохо, - одобрила Тоф. – Но, думаю, будет ещё одно условие. – Она сделала паузу. – Ты хочешь, чтобы с тобой пошла я одна. Без ребят.
- Ты знаешь их лучше, чем мы, - вмешался Айро. – Примут ли они нашу помощь? Или выдадут, кто мы такие, и тем самым обрекут нас всех?
- Не уверена, что хочу это выяснять, - призналась Тоф. – Ладно, я в деле. Каков план?
Хьёдзин громко прочистил горло.
- Я ухожу, сейчас.
- Подождите, - сказал Зуко. В его голосе прозвучала тихая просьба. – Тоф… Я знаю, что они мне не поверили бы. – Он сглотнул. – Почему веришь ты?
- Потому что ты никогда мне не врал, - прямо ответила Тоф. – Я знаю, кто ты, и кто дядя. Я знаю, что у тебя есть честь, что бы там ни думал Народ Огня. Если бы это было не так, ты бы не предупредил нас о своей безумной сестрице. – Ей пришлось отвести глаза даже при том, что она не видела. – Бей Фонги ведут дела с торговцами из Народа Огня. Вы не говорите о разногласиях внутри клана, не с чужаками. Они того не стоят. Но ты? Ты был в долгу перед Катарой, и ты расплатился. – Она снова повернулась в его сторону. – Ты обращался с ней так, словно у неё есть честь. Даже при том, что она чужая и из Племени Воды. – Покорительница земли протянула руку. – Говорю же: я в деле.
Пальцы, сжавшие её руку, были теплыми, сильными и едва заметно дрожали от облегчения.
- Договорились.[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Среда, 10/04/2013, 18:32
 
SherbikДата: Понедельник, 26/11/2012, 20:29 | Сообщение # 74
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Отрывок приятный. Тоф - самая младшая из всей группы Аватара, а, выходит, что самая взрослая и разумная.
Зуко всё меньше похож на параноика.
Но должен сказать кое-что. Истории о восставших духах меня честно, говоря, не привелекают. И уж тем более, истории о зомби-апокалипсисе. Тут, в разделе "Фанфикшен" есть, кстати, история "Ренессанс Лазурного Круга". Это уже о некромантах в Мире Аватара. И там тоже имеется война, но уже с восставшими мёртвыми. Отзывы тогда были в основном восторженными, но мне не приглянулось. Так что, вынужден сообщить с прискорбием, что перестану комментировать.
 
OinariДата: Понедельник, 26/11/2012, 22:04 | Сообщение # 75
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Так что, вынужден сообщить с прискорбием, что перестану комментировать.


Так, выходит, я остаюсь единственной, кому это интересно?(((((
 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Отдел иностранной литературы » Перевод Embers (перевод АУ-фика)
Страница 3 из 9«1234589»
Поиск: