FacebookвКонтактеTwitterGoogle+
Вверх
Авто-DJ      
500
logo
Приветствую, гость :)
МафияБлогФаршRSS
Страница 7 из 9«1256789»
Модератор форума: Shadowdancer, corneliaheil 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Отдел иностранной литературы » Перевод Embers (перевод АУ-фика)
Перевод Embers
aminyaДата: Понедельник, 18/03/2013, 22:50 | Сообщение # 151
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Stick)
Интересно как же себя поведёт Гаанг во время нападения?

Совсем скоро узнаете wink
Цитата (Stick)
Сайт уже определённо умер.

Ну, у меня же есть тут несколько читателей, так что переводы здесь я буду постить до тех пор, пока будут комментарии. Если они иссякнут, буду думать, куда мигрировать. Про фикбук подумаю, но там я буду дублировать если что - всё же работа была начата здесь и здесь она и продолжится, пока можно.

Цитата (Oinari)
После восхода солнца? А не лучше ли на огневиков нападать ночью, когда они слабее?

Тут есть ещё тот фактор, что могут уйти, если помедлить. Они не рискнут упустить такую добычу. К тому же, их там действительно армия - численный перевес на их стороне и они в себе уверенны. Так что армия Земли нападет, как только приготовится - это тоже занимает некоторое время.
Цитата (Denlot)
Зуко должен был понимать,что понятие договора у народов может различаться.

А ещё Зуко понимает, что Аанг бывал в Народе Огня и знает их обычаи. И как назвать человека, который, зная об обычае, всё равно его нарушает?

Ладно, вот новая глава. Идеи, ощущения соображения?

[cut=Глава 30. Часть 1. Подготовка к отправлению.]Глава 30. Часть 1. Подготовка к отправлению.

- Вы, ребята, - Сокка не смог подавить зевок и взглянул на тускнеющие с рассветом звезды, - слишком серьезно воспринимаете всё по утрам.
На него смотрела ничего не выражающая лицевая пластина в форме черепа. Вооруженный пикой морской пехотинец, стоявший рядом с покорителем огня, проявил такую же сдержанность, но сверкнул в его сторону золотыми глазами.
Сокка протер заспанные глаза, раздумывая над колючей тишиной, повисшей вокруг укрытия. Никто не должен бодрствовать в такой час… и может быть, в этом всё и дело. Недостаток сна делает людей капризными и безумными. Стоит только вспомнить о той перебранке между Катарой и Тоф несколько месяцев назад, когда даже Аанг накричал на учительницу покорения земли, которую разыскивал по всему Царству Земли.
Какоё-то миг он развлекал себя идеей рассказать Катаре, что, возможно, Народу Огня надо просто долго и как следует выспаться.
…Не-а.
Встряхнувшись, Сокка посмотрел на стражников.
- Я пришел поговорить с Зуко.
Тишина. Абсолютное, полное злобы молчание.
У меня плохое предчувствие. Учитывая то, что отец сказал ему, разбудив пораньше и убедившись, что Катара не слышит…
- Ребята… и дамы, если они здесь есть… мне очень надо с ним поговорить, - честно признался Сокка. – У моего папы возник вопрос, на который могла бы ответить целительница Амая, но её здесь нет, а нам очень надо знать. – Он помедлил, разглядывая мрачные золотые взгляды. – Это важно для перемирия.
Что-то мелькнуло в золотых глазах, и покоритель огня слегка кивнул ему.
Сокка вошел в теплое помещение, освещенное несколькими лампами и слабо пахнущее дымом.
- И убедитесь, что всё как следует закрепят… - Зуко покачал головой и вручил Тэруко список. – И зачем я вас донимаю, вы знаете свою работу.
- Проверка никогда не повредит, сэр. – Тэруко чуть улыбнулась. – Верно, генерал?
- Важен тонкий баланс, который гарантирует правильное функционирование команды, - согласился Айро. – А, Сокка.
И никакого «доброго утра». И чая не предложили. И Зуко едва удостоил его взглядом. Плохое предчувствие перестало покалывать позвоночник Сокки и ринулось вперед во весь опор. О, черт.
- Ты же учился у Амаи?
Зуко окинул его взглядом холодным, как зимняя полночь.
- А что? Катара и её хочет назвать монстром?
Ой. Кто-то встал не с той стороны спальника. Или это, или настроение тех, бронированных, было заразным.
- Дело не в Катаре, - начал Сокка. Подумал ещё раз и замахал руками. – То есть, это про неё, но она не знает, что я здесь, и… это вопрос про покорение воды. Я не знаю, знаешь ли ты, но Амая должна была хоть что-то рассказать тебе про своё покорение, и… Гррр. Всё это звучит безумно. – Он попытался вцепиться себе в волосы. – Могут ли покорители воды влезать людям в головы?
Нахмурившись, Зуко кивнул. От скорости его ответа сердце Сокки ушло в пятки.
- Ты серьезно. Катара может… и мы даже не поймем, и…
Зуко посмотрел на него и затем тихо выругался.
- Вот.
Удивленный Сокка залпом, не думая, проглотил миску супа, которую сунули ему в руки. Острый, но, к его счастью, даже отдаленно не такой острый, как огненные хлопья. Скорее просто теплый, густой от рыбы, водорослей и какой-то скользкой лапши, которую он никогда не пробовал раньше.
- Вы едите рыбу?
- Острова, Сокка. – Но если тон и был язвительным, то золотые глаза смотрели задумчиво. – Ты встретил меня на корабле. Да, мы едим рыбу.
Рыба и барбекю. И чего мы воюем? чуть не сострил Сокка, но вместо этого прикончил суп, тем временем собираясь с мыслями.
- Ты сказал серьезно. Катара может… стой. – Он поднял руку. – Расскажи, что тебе говорила Амая.
- Она много чего мне говорила, - отрезал Зуко. – Я подведу итог. – Он порылся в памяти и кивнул головой. – Вода – это семья и сообщество. Покорители воды могут притягивать эти чувства, как океан. Большинство покорителей вряд ли добьется чего-то большего, чем заставит кого-то испытывать к себе симпатию. Или работать с тем, чьи эмоции в смятении, чтобы помочь им поправиться. Это то, что должны делать целители. Приглядывать за людьми, особенно зимой, и если кто-то начинает странно себя вести, то накормить их до отвала жирной рыбой, помочь им развеселиться и успокоиться. Иногда большего и не требуется. Иногда приходится поить таких людей лекарствами, чтобы они проспали часть темного времени. А иногда… - Он поморщился. – Ну, для этого у вас есть плавучие льдины.
- О. – Внезапно многие из историй Пра-Пра обрели смысл. – Значит, если есть очень сильный покоритель, который не изучал исцеление?.. – Видя полный недоверия взгляд Зуко, Сокка пожал плечами. – Брось, ты же знаешь, что тебе пришлось ей показывать, что делать.
- В отношении молнии, - сказал всё ещё ошеломленный Зуко. – Я специально изучал эту область. Тогда… в пустыне…
- У неё было несколько уроков у Ягóды, - прямо сказал Сокка. Он отчетливо чувствовал на себе взгляд Айро. – До встречи с Азулой этого хватало.
…Он слышал, как Зуко один раз уже рычал таким образом, как раз перед тем, как бóльшая часть деревни Суюки вспыхнула огнем.
- Тренированная для боя покорительница воды, - с каменным лицом сказал покоритель огня. – Ну, конечно. Черт. Вы же всё время воюете друг с другом. Вам нужно что-то, что позволит направить все копья в одну сторону, если вторгнется чужой. И зачем учить её сдерживаться? Любой, кто не поддерживает Аватара – враг. – Пламя вспыхивало и гасло на сжатых кулаках. – Проклятие, я должен был это понять…
Сокка обмозговывал услышанное. И то, что сделала Катара. И что сделал он – и не сделал – пытаясь устроить так, чтобы они все остались в живых. И почти что пожалел, что не умеет плеваться огнём.
- Да я весь бумеранг обломаю о голову Пакку. Проклятие! Он сделал это и даже не предупредил нас? У нас не было покорителей с тех пор, как Пра-Пра была молодой, никто не знал… да что с вами не так, люди? Земля, огонь, вода, воздух… вы черти что творите только потому, что можете, а остальным нам приходится с этим жить, и…
- Успокойся.
Зуко. Рука на его плече. И самый серьезный и полный холодного бешенства взгляд, который Сокка когда-либо у него видел.
- Весь лагерь в ярости, - заявил покоритель огня. – Катара, Аанг, мы… я не знаю. Постарайся отстраниться. Думай о своем отце и дыши.
Папа. Сокка сделал глубокий вдох. И ещё один.
- Что ты имеешь в виду под «мы»?
- Сильные покорители огня тоже могут влиять на сердца, - заговорил Айро. – Но обычно это не затрагивает никого, кроме нашего народа. Но ты лидер и сын вождя. Возможно, в тебе достаточно огня, чтобы ты был… восприимчив.
Сокка сглотнул.
- Я из Племени Воды.
- Разделение – это иллюзия, - просто сказал Зуко. – Копни поглубже, и окажется, что все элементы тянут силу из одного источника. Все покорители, Сокка. И все не покорители. Мы все используем чи. Я могу поджечь воздух. И что с того? Что, по-твоему, ты делаешь, когда твой бумеранг попадает именно туда, куда тебе надо? Это не просто хороший прицел. Покорение – это сражение. Любое сражение тренирует твою чи. Да, это не так просто, как при покорении. Но разве ты позволишь трудности себя остановить? – Он выпустил его плечо. – Ты хочешь знать, почему у нас сражаются все? Включая женщин? Потому что мы не знаем, кто из нас вырастет покорителем огня.
Сокка отступил назад.
- Да ты шутишь. Даже в колыбели Катара… - Он пошевелил пальцами, вспоминая подтаявшие ледяные стены и резкие «нет» от мамы и папы.
- Да, у воды и земли так. Воздушные Кочевники… они все рождались с этим. Но Народ Огня… - Зуко покачал головой. – Если оба родителя покорители огня, ребенок почти наверняка тоже им становится. Но не всегда. Мы не знаем до того, как ребенку исполнится четыре или пять. Или старше.
Они не знают? Сокка помотал головой. И почему Зуко говорит так, словно он…
- Насколько старше?
Зуко медленно выдохнул.
- Мне было восемь.
Сокка уставился на него во все глаза.
- Так что не говори мне, что я не понимаю, с чем ты сталкиваешься, - резко сказал Зуко. – Я знаю. Агни, как же я знаю. Ты знаешь, почему Азула хочет сжечь меня в пепел? Я забрал то, что принадлежало ей. Я - первенец, но она могла покорять в четыре года. Два года, Сокка. Два года она тренировалась под присмотром нашего отца, и все знали, что она – одаренная. Он получил то, что хотел. Идеального преемника для наследия Созина, который загладит его разочарование. – Он глубоко вдохнул и выдохнул клуб дыма. – Тебе не нравится, когда покорители искажают твое сердце? Научись сопротивляться.
Зуко не всегда был… Катара играла с водой намного дольше… Сокка покачал головой.
- И поэтому ты научился сражаться на мечах.
- Это одна из причин, - сухо подтвердил Зуко. – Ты встречал вторую. Розовая, прыгучая и много хихикает, - он нахмурился. – Почему ты так не сделал? Дао, конечно, не в стиле Племени Воды, но покорители воды с острова Киоши… что?
- Какие покорители воды с острова Киоши? – осторожно спросил Сокка. Если Аанг и Катара могли обучаться там, вместо того, чтобы ехать на Северный полюс… Юи. – Я не видел там никаких покорителей. Только Воинов Киоши и их веера… и они перенаправляют твою атаку…
- Да, их вдохновило покорение воды, хотя среди них редко встречаются покорители, - подтвердил Айро. – Восточные покорители воды были куда лучше известны во времена Аватара Курука, до того, как остров Киоши был отделен от континента. Они до сих пор живут там, но очень тихо. Аватар Киоши имела твердые взгляды на разделение четырех народов. Смешавшиеся земля и вода… раздражали её.
Сокка застонал.
- А Аанг из кожи вон лез, чтобы рассказать всем, как он был Киоши…
- Они бы не стали привлекать его внимание, - кивнул головой Айро. – Мне жаль, что у вас не было шанса задержаться. Стиль меча острова Киоши очень красив. И эффективен.
И почему при этом Зуко усмехнулся, Сокка даже не хотел знать.
- Они не пользовались мечами, когда ты напал на деревню Суюки.
Остров Киоши… черт побери, им надо было ехать в Народ Огня. Совсем не туда.
- Ты забываешь, что они сто лет сохраняли нейтралитет, - мягко напомнил Айро. – Гостей из Народа Огня там не жалуют, но если выдавать себя за мирных путешественников из Царства Земли, там можно ходить беспрепятственно.
Сокка остановился. Присмотрелся к опаленному халату Зуко.
- Ты делал так раньше. Не только в Ба Синг Се. Или когда переоделся, чтобы увести Аанга прямо из-под носа у Джао. Ты… шмыгаешь украдкой.
- Иногда, - напряженно признался Зуко.
Сокка с интересом приподнял бровь.
- Ладно, это работает. Чего я не понимаю?
- Маскировка – прием Низкой Войны и подразумевает, что ты недостаточно силен, чтобы прямо встретиться с противником, - пояснил Айро. – Для Великого Имени это не совсем подобающее поведение. – Он драматично вздохнул. – Я – настоящее испытание для моей семьи.
Зуко покраснел.
- Кстати говоря, я не говорил, что видел тот меч на острове Киоши, - заявил Айро. – Хотя это был остров. С невероятно прекрасными водопадами.
Зуко, как внезапно заметил Сокка, смотрел куда угодно, лишь бы не на них. Айро подмигнул Сокке и поднял руку, чтобы прикрыть театральный шепот:
- Он не всегда знал, как плавать.
- Его проблему это не решит, - Зуко зло посмотрел на них обоих. – Я не знаю, как вы с вождем Хакодой собираетесь поступить с Катарой. Я знаю, что хочется сделать мне. Но у меня плохая история общения с сестрами.
Сокка вспомнил молнию и поморщился.
- Иногда она прислушивается к Аангу…
- Тогда ты не в той части лагеря, - сухо отрезал Зуко. – Удачи.
Сокка впился в него взглядом.
- Ты мог бы поговорить с Аангом.
- Я так не думаю.
Он много раз слышал гнев в голосе Зуко, но никогда не слышал яда. И… нет, ему не показалось: стало жарче.
- Ты говорил, что нападение на нашу деревню было не лучшей из твоих идей, - напомнил Сокка. – Он же ребенок. Он считал тебя плохим парнем. Брось, дай ему ещё один шанс…
- Нет.
На побелевших костяшках пальцев вспыхнуло пламя. Зуко с усилием вдохнул, разжимая кулаки палец за пальцем.
- Я Зуко, сын Урсы и Хозяина Огня Озая. Моя честь отражается на моем клане, на каждом солдате, которым я когда-либо командовал или когда-либо буду командовать. И Аанг… - Он фыркнул. – Не знаю, чему я вообще удивлялся. Воздух дует туда, куда хочет, и когда хочет. Слова – это только звук на ветру. А они контролируют ветер. – Горький смех. – Агни, о чем только думал Кузон?
- Племянник, - Айро положил руку на плечо Зуко. – Я уверен, что тогда всё было по-другому.
- А я нет, - тихо сказал Зуко. – Кузону было пятнадцать. Народ Огня полвека жил в мире и процветании. Да кому было дело до нескольких слов лжи от ребенка чужого народа? – он посмотрел на Сокку мрачными золотыми глазами. – Я не Кузон. Я не младший член клана, который никогда не стал бы наследником, если бы не погибло полдюжины других людей. Благодаря Созину, кстати. – Решительный вдох. – Он предложил сдаться, Сокка. Он выдвинул условия. Не я. А потом он их нарушил. – Он жестом указал на свой халат, где не броне располагался бы вышитый воротник. – Золото означает Великое Имя или высокопоставленного офицера. Того, кто имеет право говорить от имени Народа Огня. Того, чья честь - это честь нашей страны. И, черт побери, Аанг знает это!
Готовый было протестовать, Сокка замешкался. Задумался.
- Ты хочешь сказать, что Аанг отвесил пощечину всему Народу Огня. – Не то чтобы он был против этого. Но, черт побери, разве не мог Аанг хоть чуть-чуть подумать головой, прежде чем улыбаться прямо в лицо Зуко?
- Всё куда серьезнее, - тяжелым тоном продолжил Айро. – Для нас честь – это не просто слава, заработанная в битве. Это сама жизнь. Без чести нет доверия. Никто не поможет тебе и не встанет с тобой рядом. А без этого, когда сверкают ножи… - Он вздохнул. – Это как если бы ты вернулся к своим саням после охоты в тундре и увидел всех своих арктических собак зарезанными.
Мертвец, понял Сокка, живо представляя себе эту картину. Может ты и продержишься пару дней, может тебе повезет и кто-нибудь придет искать тебя, но если никто не явится…
Сокка втянул в себя воздух, обдумывая мысль. Айро оставался рядом с Зуко не по доброте душевной. Если Зуко потерял честь, тогда Народ Огня мог обращаться с ним так же, как со всеми, кто им не нравится, а значит…
Ну, он не мог быть полностью уверен, что это означает для Народа Огня. Но одно было кристально ясно. Честь Зуко была его абсолютным, не знающим границ, самым болезненным местом… И Аанг только что наступил на него. Сильно.
Знаете, будь это Джао, я бы радовался.
Джао был мертв. А Зуко нет. Учитывая, что Дух Окаена явно пытался схватить их обоих, Сокка вроде как получил намек, который из покорителей огня представлял большую проблему.
- Катара желает нам смерти, а Аанг желает нам бесчестья, - прорычал Зуко. – Нет. Я не дам ему ещё один шанс. Мои люди заслуживают лучшего. – Он кивком указал на дверь. Удачи с Катарой. И не дай Аангу довести Тоф до смерти. Я найду вас.
Это… прозвучало окончательно. И принимая во внимание постоянно снующих туда-сюда Тэруко и её людей, и уже загашенные и уложенные лампы…
- Ты уезжаешь? – выпалил Сокка. Ты же гонишься за Аангом. Почему ты уезжаешь? – Ты не можешь уехать! Ты дал слово Тоф.
- Помочь исцелить Аанга, - отрезал Зуко. – Я это сделал. Каждая минута, что мы остаемся здесь, это минута, которую Катара использует, чтобы разозлить ваших людей. Ты когда-нибудь видел толпу? Мы не сможем использовать нелетальные методы. Вы умрете.
Глаза Сокки прищурились.
- Не нарывайся, Живчик.
Уголок губ Зуко приподнялся в холодной-холодной усмешке.
- Кажется, ты воображаешь, что перемирие должно защищать нас от вас.
О, нет, подумал Сокка, поднимая обвиняющий перст. Мне плевать, насколько ты жалок в дипломатии, но тебе это с рук не сойдет…
Айро улыбался ему так, что волоски на затылке у Сокки встали дыбом.
Всё ещё покачивая пальцем, Сокка перебрал в уме союзников и врагов. На его стороне был флот Племени Воды, величайшая в мире покорительница земли, Катара и Аанг. На стороне Зуко…
Тоф считает, что Айро достаточно хорош, чтобы одолеть её. Сейчас день, а значит, Зуко, вероятно, сможет победить Катару. Аанг ранен.
И четыре корабля к одному значили меньше, чем брошенная в костер горсть снега, когда «Сузурану» достаточно развернуть требушеты и забросать деревянные корабли огнем.
Мы поймали Зуко. О, да. Именно там, где он и хотел. О, черт… Сокка с трудом сглотнул.
- Ты дал слово Тоф.
- И я его сдержал, - ровно ответил Зуко. – Я уважаю вождя Хакоду. Я не хочу снова убивать его людей.
Ик.
- Тоф клянется, что ты из числа хороших парней, - выдавил Сокка.
- Аватар ей тоже нравится, - Зуко и глазом не моргнул. – Тоф из семьи Бей Фонг. Дочь великого торгового клана. Они несут ответственность за своих рабочих и торговцев. Как Великое Имя за своих людей. Ей это не понравится, но она не удивится.
Наверное, он издал какой-то протестующий звук, потому что глаза Зуко сощурились.
- Ты слышал, что она говорила вам перед тем, как вы столкнулись с Азулой? – спокойно продолжал покоритель огня. – Её родители наняли охотников за наградой, чтобы вернуть её домой против её воли. И это один из наиболее мягких методов, которые используют Бей Фонги, лишь бы защитить своё имя. Ты думаешь, что Тоф не знает, что такое безжалостность?
Он блефует, думал Сокка. Он не может быть таким холодным. Он же из Народа Огня. Мы их знаем. И Тоф не… нет, она не такая.
Он был в этом уверен. Почти.
Думай, велел себе Сокка. Аангу нужно больше лечения. Так как мне заставить Зуко…
- Ты должен Аватару Янгчен.
- Нет, - ровно ответил Зуко. – Не должен.
Не получается. А почему не получается? В пустыне Катара помогла Айро, и Зуко сказал, что он перед ними в долгу. Это же действовало до сих пор, правильно? Почему ещё он вмешался, когда Тоф был нужен союзник-покоритель огня, чтобы скосить несколько Дай Ли? Не говоря уже о том, что он на самом деле лечил Аанга, вместо того чтобы просто гарантировать, что тот не умрет… Не обращай внимания. Думай!
- Ты собираешься бросить Тоф. Ты собираешься бросить Аанга раненым. И ты собираешься бросить моего отца, которого, по твоим словам, ты уважаешь, даже не попытавшись?
Зуко медленно сделал шаг вперед, встав достаточно близко, чтобы Сокка почувствовал исходящий от него жар.
- Это опасно.
- Я заметил, - не остался в долгу Сокка, пытаясь сохранить то же режущее спокойствие. – Ты не хочешь убивать людей? Я не хочу, чтобы кто-нибудь погиб. Сделай это, и даже Катара не скажет, что ты не пытался. Что сделает ваш отъезд куда более спокойным, так?
Зуко посмотрел на него и повернулся к Айро. Мужчина просто пожал плечами: решай сам.
Кивнув головой, Зуко посмотрел на Тэруко.
- Заканчивайте здесь и садитесь на катер. Постарайтесь не дать Асахи укусить себя.
- Всё под контролем, сэр. – Она украдкой кинула на него косой взгляд.
Зуко пожал плечами.
- Мы с дядей пойдем и посмотрим.
- Ум, - начал Сокка. Он ещё не был уверен до конца в своих планах, но если Зуко и Айро будут в одном месте? Легко не будет.
- Если ты думаешь, что я подойду к Катаре в одиночку, когда я настолько взбешен, то ты ещё безумнее, чем покоритель воздуха, - холодно произнес Зуко.
С этим нельзя было спорить. Черт.[/cut]
 
StickДата: Пятница, 22/03/2013, 16:14 | Сообщение # 152
Stick
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 13
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Возможно, в тебе достаточно огня, чтобы ты был… восприимчив.

Хе-хе, а было бы интересно посмотреть, если бы Зуко решил сделать из Соки покорителя. И не просто покорителя, а покорителя огня. spiteful


Сообщение отредактировал Stick - Пятница, 22/03/2013, 16:23
 
aminyaДата: Пятница, 22/03/2013, 18:56 | Сообщение # 153
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Stick)
а было бы интересно посмотреть, если бы Зуко решил сделать из Соки покорителя. И не просто покорителя, а покорителя огня.

Ну, во-первых, Зуко не из кого огненного сделать не может. С Широнгом так случилось потому, что этого хотели духи и подстерегли момент.
А во-вторых, за что ты Сокку так не любишь? Его ж и из Гаанга так попросить могут. Как же Катара будет относиться к брату, когда все оненные - монстры? А вообще хорошо бы было. Вбило бы в Гаанг зерно сомнения.

[cut=Глава 30. Часть 2. Конец перемирия.]Глава 30. Часть 2. Конец перемирия.
Это была плохая идея.
С Айро, сидящим у него за спиной, Зуко ждал в палатке Аанга прихода Тоф и проклинал себя за то, что поддался на уговоры Сокки. Катара ненавидела их по отдельности и как народ, он видел это по её глазам, пока она сидела на кровати рядом с настороженным покорителем воздуха. Устроившийся возле матерчатой стенки палатки с напускным спокойствием на лице Сокка тоже мог это видеть. Почему ещё он с такой подчеркнутой непринужденностью полировал свой бумеранг? И как, скажите на милость, попытка исправить этот чертов узел на чакре что-то изменит, за исключением того, что Катара ещё больше убедится в необходимости их смерти?
Никак, сказал сам себе Зуко. Но всё равно это важно. Для Сокки. Для вождя Хакоды. Как бы сильно она не подталкивала, её отец – благородный человек. И мы не хотим драки.
А ещё Зуко очень хотел знать, почему для неё это неважно. Она помогла им в пустыне. Почему она действовала как благородный противник тогда и как непримиримый враг сейчас?
Она никогда не видела дядю при оружии.
Зуко моргнул, застигнутый врасплох шепотом Ли. Обратился вглубь себя, задаваясь вопросом, почему он не замечал странной тишины все эти последние несколько дней. Катара видела, как Айро атаковал солдат Джао только один раз, до Ба Синг Се. И тогда он был на стороне Луны, а значит, на её стороне. И дядя хорошо умел притворяться безобидным. Но он всё-таки был покорителем огня. Его нельзя было назвать беспомощным стариком…
Омерзение. Отвращение. Забейся в дыру и сдохни.
Выдох, и он окутал огненным щитом свою вторую половину. Дядя. Амая. Джинхай. Твой народ.
Ненависть ослабила свою хватку, но он продолжал её чувствовать.
Катара. Она ненавидит меня. А Ли из Племени Воды, я чувствую, как она притягивает меня…
Ничего удивительного, что он спрятал Ли как можно дальше. Один намек на это чувство во время его лихорадки… Было бы так просто позволить ей убить его. А он хотел жить.
И сейчас ты вряд ли этому способствуешь, разбрасывая искры без предупреждения…
Жара не было.
Сохраняя спокойствие на лице, Зуко взглянул на свои руки. Он чувствовал, как двигалась его чи. Почему он не чувствовал огонь?
Никакого пламени. Только мерцание в самом уголке глаза, которое исчезало, когда он пытался его рассмотреть.
Не огонь. И уж точно не вода. Но я что-то покоряю… О!
Дух. Амая покоряла дух, а не только воду, чтобы укрыть людей от Дай Ли. Чтобы защитить разум, как бы его не пытались исказить.
- А, как и в случае с моровым духом, - пробормотал у него за спиной дядя. – Ты думаешь, что ранен дух, а не только тело?
Это имело и не имело смысл: удар Азулы мог ранить дух, но…
Дядя может видеть духов. Даже тех, которых не видят другие.
Факт, о котором так буднично упомянула Амая спустя день или два после случая с хайма-дзяо. Он знал, что это было важно, но у него не было шанса спросить, прежде чем ситуация с Аватаром не взорвалась прямо у него под носом.
- Огонь противостоит воде, - пробормотал в ответ Зуко, чувствуя, как его огонь сдерживает худшие проявления ненависти Катары, и пообещал, что у него будет долгий и обстоятельный разговор с дядей. Позже. Сейчас его беспокоила сердитая покорительница воды, которая только и ждала, когда он сделает что-нибудь не так в отношении Аанга. Ему надо было знать то, что знал Ли, а он не знал, что он знает.
Она считала, что Азула напала на безобидного старика, а не на воина нашего племени. Дядя сказал, что Народу Огня тоже нужна Луна, но ты знаешь, как Катара умеет слышать только то, что хочет слышать. Если он сражался за Луну, он сражался за Племена Воды. Конец истории. И в пустыне, когда дядя упал…
Он закричал. Это он помнил. И бросился исцелять, прилагая к тому все силы… и Катара никогда не видела, чтобы он спасал дядю раньше. Она даже не представляла, что клан связывает так же прочно, как и семья в Племени Воды…
Молодые помогают старикам, чтобы их мудрость позволила племени выжить. Я поступал так, как должен был поступить ребенок из Племени Воды. И дядя был ранен, когда помогал Катаре… как сделал бы пожилой человек, придя на помощь девочке из племени. Поэтому она хотела помочь нам. Тогда.
Но в Ба Синг Се он помог мне осадить её. И тогда он разнес её в пух и прах. Зуко не слышал спора, но детали ему и не требовались. Дядя гордился им. Он никогда не позволил бы ядовитым словам Катары остаться безнаказанными. Это сделало его врагом. И как только она увидела, как он вмешался в битву с Азулой, чтобы вытащить меня, он стал вражеским воином. Таким же, как я.
Чудесно. Они считали Катару благородным противником, потому что именно так поступила бы благородная целительница из Народа Огня. Айро был ранен с битве с общим врагом. Он заслужил помощь.
Но она сделала это не по нашим причинам. Она сделала это по своим.
Может быть, Тоф сможет поднять здесь песчаную стену, чтобы он мог побиться об неё головой. И как же это будет хорошо.
А вот и она. С черными всклокоченными словно после дикого кошмара волосами, покорительница земли вошла, потирая сонные глаза.
- Итак, сегодня ты дашь мне почувствовать свой трюк?
- Только самое начало, - предупредил Зуко. – Ты знаешь, что было в прошлый раз, когда я коснулся этого узла. Я покажу тебе, как всё начиналось. Потом вы уйдете.
Тоф бесстрашно улыбнулась.
- Ясно.
- Эм… прежде чем мы начнем, - заговорил Аанг. – Я только хотел сказать, что я очень-очень-очень жалею о том, что сказал вчера…
- Нет, - возразил Зуко голосом ровным, как извлеченный из ножен клинок. Дядя был здесь, идиот. Ты думал, что он не расскажет мне о твоих словах? Обо всех?
- Но это правда! – запротестовал покоритель воздуха. – Я знаю, как важна честь для Народа Огня, я просто пытался…
- Защитить Племя Воды? – Зуко слегка изогнул бровь. – Ты не жалеешь о содеянном. Ты жалеешь, что были последствия. Сюрприз-сюрприз. – Он втянул воздух, удерживая контроль над собой обеими руками. – На случай, если вождь Хакода не знает, что тебе нужно об этом рассказывать, позволь мне перечислить тебе лишь некоторые из них. Если бы там был кто угодно, но не я. – Ещё один вдох. – Ты дал слово. Ты его нарушил. А значит, моя сторона соглашения потеряла свою силу. Любой другой командир – любой другой офицер Народа Огня – был бы вынужден поступить так, как того требовала честь. – Один удар сердца. Два. – Они могли вернуться к Племени Воды и вырезать их. Всех. До. Одного.
Наполненная ужасом тишина. Сокка немного подался вперед, в его глазах больше не было сна. И Катара встала между ним и покорителем воздуха, положив руку на кожаный мешок с водой.
- Ты говорил, что мы в безопасности! – бросила она ему.
- Нет, - ровно ответил Зуко. – Он сказал, что вам не причинят вреда. – Два вдоха и усмешка. – Он не говорил, как долго.
Аанг был белым, как мел. Его глаза округлились.
- Уже не так хорошо выглядит, с этой стороны? – тихо спросил Зуко. – Мне нет дела до того, что ты Аватар. Одаренный из Южного храма воздуха. Последний из своего рода. Ты по-прежнему человек, как и мы все. Действия имеют последствия. Если Кузон и монах Гиацо не научили тебя этому, то, черт тебя дери, тебе лучше выучить это сейчас. Ты солгал мне. Неважно, почему ты так поступил. Первое же дело чести между нами было ложью. Твоей ложью. После этого я не поверю ни единому твоему слову. – Дыши. Сохраняй спокойствие. – Так что повзрослей, прояви немного достоинства и перестань врать мне в лицо.
- Или, как говорят в армии, - вспомнил Айро, - если ты оказался в яме, перестань копать.
- Но… Тоф подтвердит, что я правда…
- Легкие Ноги. – Тоф пригладила волосы назад и почти полностью запихнула их под повязку. – Ты тут упускаешь главное. Ты – нарушитель контракта. Ты нашел лазейку и пролез в неё. Если бы ты поступил так с моими родителями, тебя бы занесли в черный список навсегда. Никто не стал бы торговать с тобой. Никто бы не заключал с тобой сделок. А на тебя разозлилась бы очень-очень большая часть Царства Земли. – Она хрустнула пальцами. – Так мы будем делать это?
- Да что с тобой? – потребовала ответа Катара. – Он говорит ужасные вещи про Аанга, и ты соглашаешься с ним? А потом думаешь, что он станет помогать?
Сокка закрыл лицо руками.
- Забудь об этом, Тоф, - посоветовал Зуко. – Ты ничего не добьешься. Я не часть её племени. Мне нельзя верить. – Он бросил на Катару холодный, полный злости взгляд. – И поэтому ложь чужакам не считается. – Он впился глазами в Аанга. – Если тебе вдруг любопытно, почему я здесь, то я пришел не из-за тебя. Я сказал Сокке, что взгляну на тебя. Проверю, можно ли сделать что-нибудь безопасное с этим узлом на твоей чакре. Я в этом сомневаюсь. Некоторые вещи просто требуют времени. Но я сказал, что посмотрю. Я держу свое слово. – Его голос стал тише, и Зуко не смог удержаться от ядовитого укола. – Я всегда держу свое слово.
- И это то, что по-настоящему выводит меня из себя, Катара, - заявила Тоф. – Ты считаешь, что Аанг был прав, соврав плохому парню ряди того, чтобы сбежать от Народа Огня? Отлично. Он был прав. – Она ткнула пальцем в сторону Аанга. – Но если ты думал, что Зуко настолько плохой парень, что тебе пришлось ему врать, какого черта ты думал, что он сдержит свое слово?
- Ну, он… - Аанг сглотнул и заткнулся.
Сокка поморщился.
- Дай-ка угадаю. У него была золотая вышивка, и ты знал, что он может давать такое обещание. И сдержит его.
- Откуда ты… То есть, многое изменилось за сто лет…
- Стоп. Просто… стоп. – Голос Сокки звучал устало. - Как только у нас будет минутка, чтобы перевести дыхание, мы с папой расскажем тебе, что сделала Киоши. И почему у Народа Огня есть право не доверять ни одному Аватару без хорошей на то причины. – Он покачал головой. – Но дело не в Аватаре. Дело в тебе. Ты знал правила. Ты знал, что Зуко будет играть честно. И ты знал, что ты сжульничаешь.
- Сокка! – прошипела Катара.
- Не соккай мне, сестра!
- Стойте! – Аанг закрывал уши руками, его глаза были влажными. – Почему все так злятся? Я же сказал, что извиняюсь!
- Извинения здесь не помогут, - ровно сказал Зуко. Он прекрасно осознавал, что смотрел прямо на Катару, от которой и изливалась большая часть этой кипящей ярости.
- Ты прав. – Синие глаза были такие же холодный, как зима. – За некоторые вещи никогда невозможно извиниться.
Проклятие, я не убивал твою маму! Но Зуко не мог этого сказать. Если он скажет, то закричит. И всё утонет в огне. Он чувствовал.
- Давай заканчивать.
Катара неохотно отодвинулась на несколько дюймов. Тоф хлопнула в ладоши и бросилась вперед, накрыв пальцами его правую руку, чтобы почувствовать, как Зуко изменил пламя в горшке с углями в золотисто-зеленое.
- Повернись, - приказал он.
Аанг застыл с широко раскрытыми глазами.
- Я не причиню тебе вреда! – прорычал Зуко. – Не здесь. Не сейчас. В этой палатке я твой целитель. Идиот. Ты поверил мне после нескольких минут, когда я напал на тебя, а сейчас не веришь? Агни. Я обещал Сокке. – Он фыркнул. – А если ты не веришь мне, посмотри, где мы находимся. Думаешь, я достаточно глуп, чтобы сердить Тоф, стоя на песке?
Аанг выглядел сомневающимся.
- Ты сражался с Катарой на ледяной равнине в метель.
- Есть разница между глупостью и отчаянием, - мрачно сообщил Зуко. – Пойми это. Повернись, черт тебя побери. Я не могу удерживать огонь вечно.
Аанг медленно повернулся.
Наконец-то. Зуко обследовал участки тускло-золотого цвета с проблесками меди, осторожно держась подальше от шрама от молнии. Он не знал, что Тоф надеялась понять во всем этом: в Аанге не было ни грамма земли, если не считать костей… но она просила.
Не думай об этом. Просто лечи.
Некоторое время спустя Зуко отстранился.
- Ладно. Вам пора стратегически отступить.
- Ты сказал, что просто посмотришь, - возразила Тоф.
- А в прошлый раз я думал, что просто его исцелю, - заявил Зуко. – Идите.
Показав ему на прощание язык, Тоф отошла.
Ладно. По краешку. Просто посмотри по краям. С расстояния.
Он не говорил об этом Катаре, потому что она сама не поднимала этот вопрос. И будь он проклят, если заговорит об этом сейчас, когда он знал, как многого Катара не знала об исцелении. Но работать возле чакры Аанга было страшно.
Так много энергии. Меня не учили этому…
Изучая медленно извивающийся узел тусклого медного цвета, Зуко чувствовал себя совомотыльком, пытающимся обогнуть огромный костер. Эта сила могла повергнуть горы. Это была сила, которая отделила остров Киоши от материка и выжгла часть океанского дна в безжизненный камень; которая утопила половину Народя Огня и остановила первое вторжение Созина в Царство Земли, словно кубик льда, брошенный в кипящую воду.
Это то, что я пытался поймать. Агни, какой же я идиот.
Неудивительно, что Азула сразу попыталась убить его. Почему нет? После смерти Аватара можно будет разделить остатки флота и использовать комету, чтобы уничтожить оба полюса.
Вот только это не единственные Племена Воды. Интересно, знает ли об этом Хозяин Огня?
Узел снова изогнулся. Он был недостаточно быстр.
Лава заморозить сжечь…
Внутрь-вниз-вверх-наружу подальше от других!
Треснула молния, и кто-то закричал.
Со звоном в ушах, Зуко закашлялся и пересчитал по головам. Аанг, дезориентированный, но сидящий прямо, моргал глазами, слово увидел яркую вспышку. Дядя, Тоф, Сокка… раскиданные по сторонам и оглушенные, но целые. Катара, выбегающая в дыру в синей ткани, так что, скорее всего, это не она…
- Ты ублюдок!
О, да, подумал Зуко, зрение которого подернулось красным, она в своем репертуаре.
Дядя схватил его прежде, чем он успел пошевелиться. Слава духам.
- Честь твоих родителей не задета, - строго сказал он. – Она ничего не знает. Будь мудрее.
Зуко, не говоря ни слова, кивнул. Спасибо, дядя.
- Что за черт? – выплюнул Сокка.
- Я говорил тебе, - выдавил Зуко. – Запутанное чи. Сильно. – А я несу чушь. Замечательно. – Я отвел её в сторону. Не знал, что кто-то окажется снаружи… - Он сглотнул, со страхом представляя, что ждет его за пределами палатки.
Моя ответственность. Я должен знать.
Он не был первым, кто вышел из палатки. Но он не был и последним.
- Ты, - прошипела Катара, работая обернутыми водой руками над кашляющим Бато.
Жив, с приливом облегчения понял Зуко, едва заметив взволнованное выражение лица Хакоды и собирающуюся толпу в синем и с копьями. Слава Агни.
- Я говорил, что это опасно.
- Это должно было быть опасным для тебя! – прорычала она в ответ.
Покорительница воды. Задушить. Немедленно.
Айро снова поймал его.
- Думаю, мы здесь закончили, - мрачно произнес он.
- О, да, вы закончили! – Её руки больше не светились. Катара встала на ноги, вокруг её руки извивалась вода. – В точности как твоя сестра. Кидаешься молнией, и тебе плевать, кто пострадает. И с чего бы нам ждать чего-то другого? Ты же сын Хозяина Огня Озая!
Это что, моя вина? чуть не рявкнул Зуко.
- Это был несчастный случай
- Ты лжешь про Аанга, ты лжешь про Народ Огня, ты лжешь про Аватаров… ты делаешь всё, чтобы разобщить нас! – Синие глаза сузились. – Представляю, как сильно твой отец гордится тобой!
- Катара, - начал было Аанг.
- Нет! Разве ты не видел, что только что произошло? Что могло произойти? Я позволила ему прикоснуться к тебе! Он чуть не убил Бато! И он сделал это либо специально, и врал нам с самого начала… либо он врал об исцелении! Потому что он не понимает, что делает, а его учительница – жалкая и трусливая пародия на целителя, которая посчитала, что сможет обучить покорителя огня!
В любой другой день и в любой другой ситуации, то, как она произнесла «покоритель огня», наполнило бы Зуко расплавленной яростью. Но сегодня…
Амая.
Ты не смеешь оскорблять мою учительницу, маленькая девочка. Ни сейчас. И никогда.
Огонь и лёд. Они не воевали внутри него, а сплелись вместе, ярость и ненависть отгоняли друг друга, пока он не почувствовал себя почти… спокойным.
Глаз шторма.
Начальные движения покорения огня были очевидными. Покорение воды… заключалось в нахождении тихого баланса и выжидании. И он мог ждать, понял Зуко с мрачным весельем. Потому что Катара ждала от него взрыва, а не…
- Ты маленькая тупая дура, - зло сказал Айро, от которого валил жар, как от костра. – Целительница Амая – отважная и щедрая леди, исцелившая больше ран от войны, чем ты когда-либо сможешь за всю свою жизнь. Она обладает истинной добротой и добродетелью. Он не идет легким путем, помогая тем, кто похвалит её, а берется за самоё сложное! Она окунается в поток войны и спасает жизни, зная, что ничего не получит взамен! Никакой великой победы в войне. Никаких повстанцев, прославляющих её имя. Только знание, что она попыталась… и оттого кто-то смог выжить!
- Ты любишь её! – прошептала Катара, побелев, как древесина клёнососны. Потом вспыхнула, потемнев, как железный кедр. – Ты касался её! Как ты мог? Как она могла? Ты же покоритель огня, ты убийца… и она позволила тебе прикасаться к себе!
Их осудили. Зуко слышал это в возгласах отвращения и криках ярости. Одних этих слов было достаточно, чтобы разжечь толпу, даже без смертоносной волны ненавижу, ненавижу их, ненавижу их всех до единого…
И он знал эту ненависть. О, Агни, он знал её до мозга костей.
Её нет. Её нет из-за меня, это моя вина, мама, мамочка!..
- Хватит!
Зуко свернул огонь в шар и бросил, даже несмотря на то, что никогда раньше не пользовался этой формой в битве. Не с огнем. Теперь он знал разницу между элементами, знал, как смягчить движение пламени или сделать воду резче, как переключаться…
Катара вскрикнула, когда огненная сеть прижала её, накрепко спутав её руки и ноги своей пылающей силой. Ненависть словно ножом отрезало, оставив позади только истекающую кровью тишину.
Из этого ты не освободишься.
- Всё дело в тебе, так? – прошипел Зуко. Он игнорировал выражения шока, ярости и угрозу насилия. Сейчас была важна только покорительница воды и огонь, который не обжигал её. Пока. – Забудем об Аватаре. Забудем о твоем племени. Есть только ты и твоя боль. Ты потеряла свою маму. И это открыло в тебе такую широкую, глубокую и темную дыру… что ты висишь на кончиках пальцев, а то, что внизу, настолько ужасно и так полно ненависти, что просто не может быть тобой. Поэтому виноват кто-то другой. Это чей-то ещё монстр. И ты ненавидишь его. Это несправедливо. Это не ты. И ты заставишь весь мир расплатиться за то, что он поселил этого монстра внутри тебя. Ты заставишь его истекать кровью. Заставишь его сгореть.
Катала втянула воздух, её лицо было полно гнева и отрицания. Зуко дернул огонь, выдавив из неё воздух писком.
- Ты сгораешь внутри, - продолжил Зуко, по-прежнему охваченный всё той же ледяной яростью. – Иногда ты не можешь есть. Иногда ты не можешь спать. Потому что за опущенными веками тебя поджидают кошмары… и единственный способ избавиться от них – отдать их другому. Заставить нас почувствовать твою боль. Чтобы отомстить. – Его усмешка вышла холодной и горькой. – Знаешь что, Катара? Ты её получишь.
Синие глаза распахнулись. Она испуганно ахнула.
- Видишь ли, ты сделала именно то, что обещала, - голос Зуко резал, как ледяной нож. – Ты не дала мне поймать Аанга. Не дала мне восстановить мою честь. Я потерпел неудачу. У меня кончилось время. И теперь… теперь Азулу утвердят как наследницу Хозяина Огня. Кронпринцесса. Это всё, к чему она когда-либо стремилась. И когда мой отец умрет – и кто знает? Она может ему помочь – Мудрецы Огня коронуют её как Хозяина Огня. У них не будет выбора. – Он вдохнул, удерживая свой темперамент как воздушного змея на ветру. – Но Великие Имена… Некоторые из них поймут, что она такое на самом деле. Они не смогут отдать ей свою верность. Они переживают за своих людей. И это их уничтожит. Азула непременно получит власть над Народом Огня, даже если ей придется ради этого перебить половину из нас. Меньшего она не потерпит. – Ещё один вдох. Странно, он был готов поклясться, что его должно было бы трясти. – Мои люди умрут. Они будут умирать тысячами. Улицы будут красными от крови. И тогда, тогда, вы придете за нами. Племена Воды и Царство Земли. Ведь мы это заслужили. Мы убили Воздушных Кочевников. Мы безжалостно обращались с другими народами. Мы убили твою маму.
Я не буду плакать. Я не буду кричать.
- Мы умрем, – сказал Зуко голосом тихим и горьким, как воздух зимнего рассвета. – Мы будем умирать долго, но мы умрем. И тела будут гнить на улицах, где никто не устроит им погребальный костер, и реки будут красными от крови, и всё, что ты сможешь покорять - это алые, пахнущие медью кошмары. – Он медленно покачал головой. – И тебе не придется даже пальцем шевелить, Катара. Тебе нужно просто… подождать. – Он погасил огонь, удерживая её одним только взглядом. – Ты получишь свою месть. Всю месть, что только есть в мире. И, надеюсь, ты ей подавишься.
Он снова воспринимал мир вокруг. Зуко видел настороженную бдительность дяди, дрожащего между Тоф и Соккой Аанга, наполняющийся ужасом взгляд Хакоды…
Не я. Он смотрит не на меня.
Не отрывая глаз от дочери, Хакода медленно качал головой, не желая верить.
О, он не знал. Зуко горько улыбнулся. Добро пожаловать в мой мир.
Но он ещё не закончил. Не после того, что сказала Катара. Не тогда, когда его люди всё ещё стояли на берегу, ожидая неприятностей, но не готовые к тому, как стремительно все кувырком рухнет в логово Ко.
Зуко выпрямился в полный рост, обернувшись в придворные манеры как в броню.
- Вождь Хакода, - формально обратился он. – Поскольку ваша дочь настаивает, что я действую от имени моего отца, я должен принять тот факт, что она действует от вашего имени. Она объявила перемирие между нами оконченным. Я знаю, как военная необходимость требует от вас поступить с моими людьми. Но мы пришли с миром и не хотели причинить вам вред. Я прошу, чтобы нам позволили удалиться точно так же, с миром.
- А если нет? – нейтральным голосом спросил Хакода.
Зуко усмехнулся, чувствуя, как огонь лижет его человеческую оболочку, яростно желая защищать… и убивать. А залив был так притягательно близок…
- Тогда я сожгу ваши корабли до ватерлинии и не остановлюсь, пока мои люди не будут в безопасности. Или вы не умрете. – Он даже не взглянул на Катару. – Ваша дочь считает меня возрожденным Созином. Мне не хотелось бы её разочаровывать.
- Не надо, - выкрикнул Аанг. – Ты же не такой. Ты спасаешь людей. Ты не можешь так поступить!
Не. Поможет.
- Ты никогда не слушаешь, так? – тихо произнес Зуко. Он не смотрел в его сторону. – Мой народ на грани смерти. Мой народ. Ты не представляешь, чего я. Не могу. Сделать. – Золото смотрело в настороженные синие глаза. Ожидая.
- Идите, - наконец вымолвил Хакода. – Убирайтесь отсюда.
Зуко поклонился, одно Великое Имя другому. Повернулся и зашагал прочь. Дядя охранял его с левого бока.
Пожалуйста, только без глупостей, я не хочу никого убивать, пожалуйста…
Но он убьет. О, Агни, он убьет. Его люди были окружены вооруженной копьями смертью, и он сделает всё необходимое для их спасения. Чего бы это ни стоило.
- Сэр! – голос Тэруко бал той громкости, которая требуется на параде. – Надо уходить. Срочно!
О, Агни, что ещё?
Сигналы с «Сузурана» всё ему рассказали. Покорители земли в поле зрения, много…
- Тикусё*! – выругался Айро
- Точно, - вздохнул Зуко. Ему хотелось кричать, но какой от этого прок? Чего ещё он ожидал, когда только что содрал шкуру с Катары, а Аватар обожал её как щенок-лев? А духи помогали Аватару. Всегда.
Они бросились наутек.

Примечание:
*Тикусё – японское ругательство, «чёрт!», «дерьмо» biggrin [/cut]
 
StickДата: Пятница, 22/03/2013, 19:09 | Сообщение # 154
Stick
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 13
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Ну, во-первых, Зуко не из кого огненного сделать не может. С Широнгом так случилось потому, что этого хотели духи и подстерегли момент.

Извиняюсь, кажется я совсем забыл об этом моменте. Срочно начинаю перечитывать фан-фик.

Цитата (aminya)
А во-вторых, за что ты Сокку так не любишь? Его ж и из Гаанга так попросить могут. Как же Катара будет относиться к брату, когда все оненные - монстры?

Да не, Сокка мне нравится. Мне не нравится местная Катара. Она же тут полная дура.


Сообщение отредактировал Stick - Пятница, 22/03/2013, 19:13
 
aminyaДата: Пятница, 22/03/2013, 19:38 | Сообщение # 155
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Stick, я местную Катару тоже не люблю. Но мне легче от того, что я не любила её и в оригинальном шоу. Хотя поначалу она мне нравилась.
 
DenlotДата: Пятница, 22/03/2013, 20:49 | Сообщение # 156
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
А ещё Зуко понимает, что Аанг бывал в Народе Огня и знает их обычаи. И как назвать человека, который, зная об обычае, всё равно его нарушает?

Цитата (aminya)
Ладно, вот новая глава. Идеи, ощущения соображения?

Очень хорошая глава в плане ответа на мой вопрос.Плюс и ты ещё сказала.
Цитата (aminya)
И как назвать человека, который, зная об обычае, всё равно его нарушает?

Очень правильный вопрос.Так что давай называть вещи своими именами.Слова Аанг не нарушил,но он знал,что Зуко воспримет это именно так.И всё равно сделал как сделал.Он злоупотребил доверием Зуко.Да плюс ещё и улыбнулся потом.Дурак.Он вообще понимал,что для Зуко это второй по силе удар,после того,что тот нанёс себе сам,разорвав верность? dry В общем,не стать им в этом фике друзьями... sad Что даже иронично,потому как здесь Зуко в прошлой жизни был его другом...
Цитата (aminya)
Вообще названия кускам я сама придумываю, чтобы хоть как-то ориентироваться. А то я в голых цифрах глав и частей быстро путаюсь и теряюсь

Ты молодец.Как думаешь,почему авторша этого не сделала?
Цитата (aminya)
с устранением Зуко как наследника и перспективой царствования Азулы, Зуко всерьез опасается за будущее своего народа. А если погибнут и Азула, и Озай, а Зуко нелегитимен (как покоритель воды), а Айро нелегитимен как предатель, то вообще начнется гражданская война и передел власти. Чем воспользуются мстители со стороны.
В общем, может кто-то и уцелеет, но это будут жалкие остатки. Да и народом они вряд ли смогут остаться.

Процитирую комикс "Фантастическая Четвёрка" №9 (153) за 2009 год (да,и в них бывают интересные мысли): "Человеку свойственно судить о цивилизации по внешнему виду.О прошлом - по полуразрушенным памятникам.О будущем - по сверкающим небоскрёбам.Но истинное мерило цивилизации - народ.Он может рассеяться по всей земле.Но, если цивилизация сильная, придёт время, и народ воссоединится.А пока мы будем вами.Соседями.Коллегами.Друзьями.Вся цивилизация станет тайной группой, которая рано или поздно заявит о себе вновь."


 
OinariДата: Пятница, 22/03/2013, 21:43 | Сообщение # 157
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Присоединюсь, пожалуй, к нелюбителям Катары biggrin Хотя мульт смотрела и к ней была равнодушна, но в этом фике она как-то подбешивает.

Цитата (aminya)
- Ты маленькая тупая дура, - зло сказал Айро, от которого валил жар, как от костра.

О как. Даже Айро она довела, такими словами он вроде раньше не разбрасывался...

Кстати, немного глаз резануло японское ругательство. Я понимаю, что автор Японией вдохновлялся и все такое, но глаз все равно резануло. wacko
 
aminyaДата: Пятница, 22/03/2013, 23:20 | Сообщение # 158
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
В общем,не стать им в этом фике друзьями... sad Что даже иронично,потому как здесь Зуко в прошлой жизни был его другом...

Я вот тоже этого боюсь. Они могут здесь стать максимум союзниками, если Аанг серьезнее станет относиться к Народу Огня в целом и Зуко в частности. Аангу всерьез надо избавляться от его легкомысленности.
О цитате из "Фантастической четверки". Отличная цитата и в ней есть над чем подумать.
А ещё я люблю комиксы и не считаю их "детским" жанром. Всё зависит от автора и художника. Если они халтурят, то получается то, что зовут "глупыми картинками". Если относятся ответственно - получается красивая графическая форма, в которую весьма емко вписаны идеи, над которыми можно подумать. К сожалению, по-настоящему сильных комиксов очень немного. Жаль.
Цитата (Oinari)
О как. Даже Айро она довела, такими словами он вроде раньше не разбрасывался...

Ну, он любит и уважает Амаю и не позволит так о ней отзываться. К тому же, Катара ухитряется бить по его двум самым больным местам сразу - по Зуко и по Амае. С ударом по одному Айро ещё справится, но двойное оскорбление - нет. Да ещё и Катара говорила о ней так, будто она... как бы помягче сказать: развратница и предательница. Ещё и всех мужиков из Племени Воды на неё натравила. Вот Айро и не выдержал.

Но есть здесь хороший момент: теперь ему как честному человеку придется на Амае жениться, чтобы восстановить поруганную девичью репутацию happy
 
DenlotДата: Суббота, 23/03/2013, 13:01 | Сообщение # 159
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (Oinari)
Кстати, немного глаз резануло японское ругательство. Я понимаю, что автор Японией вдохновлялся и все такое, но глаз все равно резануло.

А мне наоборот,про дуру резануло.Как-то слишком сложно представить такое от него.
К сожалению,меня всё сильнее начинает раздражать то,что и как происходит в этом фике.Даже почти отвращение. sad
Цитата (aminya)
Вспомни канонный эпизод, где Катара и Тоф повздорили во время тренировки Аанга и образовали большую грязевую лужу. Грязь поддавалась обеим, и Катаре (по воде), и Тоф (по земле). Покорение лавы тоже по идее возможно и землей, и огнем. Тоф покоряла металл, контролируя мельчайшие частички земли. В принципе, данные каноном предпосылки дают фанатам большой простор для творчества Так кто помешает магу огня контролировать мельчайшие частицы огня внутри горячей воды?

Только есть разница между вещество+вещество и вещество+энергия.Так что канон...туп.Имхо.
Цитата (aminya)
Как сам понимаешь, отказ принести верность ХО повлечет занесение в Список Азулона, о котором говорили в главе, и скорую насильственную смерть.

А нельзя принести верность,не вкладывая в слова огонь?
Цитата (aminya)
Потому как быть прикованным цепочкой, которая если что убьет тебя к тому, кого ты презираешь или не хочешь поддерживать - это страшно.

Просто если ты не хочешь сбегать или поддерживать неугодного тебе господина,разве вообще можно отдать верность кому-то,кого ты не желаешь?Поясню:если меня заставят покляться в чём-то,чего я не хочу делать,например приставив ствол к голове,я поклянусь.Но я не вложу в слова душу.Просто не смогу.И соответственно скажу "пустые" слова,не от сердца.И я спокойно смогу нарушить клятву.Но это видимо не к огневикам...


 
aminyaДата: Суббота, 23/03/2013, 18:20 | Сообщение # 160
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
А мне наоборот,про дуру резануло.Как-то слишком сложно представить такое от него.

А как ещё перевести слово "fool"?

Сложно представить потому, что все изображают Айро неким настолько святым человеком, достигшим состояния Будды, что разозлить его, кажется, немыслимо. Но мне местный вариант очень даже нравится. Здешний Айро - выдержанный, умный и опытный генерал и придворный. И ничто человеческое ему не чуждо. В том числе и гнев. И способность ошибаться. Но Айро достаточно хорошо собой управляет по большей части. А вот здесь вот не выдержал. Вчера Аанг обижал Зуко, до этого Катара оскорбляла Зуко в пещере, а теперь она на Амаю накинулась, пылая праведным гневом. Айро сорвался. Зато сейчас есть хороший объект для изливания злости - армия Земли.
Цитата (Denlot)
если меня заставят покляться в чём-то,чего я не хочу делать,например приставив ствол к голове,я поклянусь.Но я не вложу в слова душу.Просто не смогу.И соответственно скажу "пустые" слова,не от сердца.И я спокойно смогу нарушить клятву.Но это видимо не к огневикам...

Это точно не к огневикам, поскольку с помощью внутреннего огня ХО контролирует образование такой связи и может её чувствовать. Ьак что либо клясться, либо нет. Отбрехаться не получится.
 
DenlotДата: Суббота, 23/03/2013, 18:52 | Сообщение # 161
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
А как ещё перевести слово "fool"?
Сложно представить потому, что все изображают Айро неким настолько святым человеком, достигшим состояния Будды, что разозлить его, кажется, немыслимо.

Да не,не в этом дело.Само слово "дура" из его уст как-то не звучит.Возможно из-за сонорной "р".Может лучше "идиотка"?
Цитата (aminya)
Это точно не к огневикам, поскольку с помощью внутреннего огня ХО контролирует образование такой связи и может её чувствовать. Ьак что либо клясться, либо нет. Отбрехаться не получится.

Погоди,так они могут получается даже под принуждением отдать верность?Как так?Я ж говорю,я просто не смог бы.Подсознательно если не хочу,то всё.Разве что это типа огонёк,который можно физически соединить с другим,независимо от отношения к нему...


 
aminyaДата: Суббота, 30/03/2013, 00:10 | Сообщение # 162
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
Разве что это типа огонёк,который можно физически соединить с другим,независимо от отношения к нему...

Насколько я поняла, примерно так и есть. Маленькие огоньки тянутся к большому, а ХО - самое большое пламя. Кстати, именно это Азула и собирается сделать с Мином - забрать его верность даже против его желания. Сильный покоритель огня может такое сделать, но в Народе Огня это считается страшным насилием. Именно поэтому, как написала в комментариях к той главе автор, Азула во время своего разговора с Мином удалила всех представителей Народа Огня. Уж больно некрасивая это угроза для благородной принцессы. А ещё захвату противостоит сила клана. Поэтому Азула не сможет сломать Мина до тех пор, пока не убьет всех представителей его клана. С другой стороны, поскольку связь двухсторонняя, Мин "призывает" клан на помощь. Азула рассчитывает, что они бросятся ему на помощь и попадут прямо к ней в руки. Такие вот дела.

Добавлено (30/03/2013, 00:10)
---------------------------------------------
[cut noguest=Глава 30. Часть 3. Атака генерала Ганга.]Глава 30. Часть 3. Атака генерала Ганга.

Никогда бы не подумал, что мужчина в возрасте Айро может так быстро двигаться, с суховатой иронией подумал Хакода, едва удостоив взглядом бегущих по пляжу покорителей огня. Умом вождь понимал, что следует присмотреть за отступлением врагов. Ему следовало волноваться о том, что что-нибудь может заставить эту невозможную огненную женщину Тэруко перейти к действиям; не от гнева, а из контролируемого страха за своих подопечных. По её приказу мотор маленького речного катера уже был заведен, а нос смотрел от берега. Ему следовало, по крайней мере, присмотреть за своими людьми, чтобы убедиться, что они соблюдут последние остатки перемирия после того, как их благородные враги бросились наутек.
Но за последние два года он слишком часто был вождем, и слишком мало – отцом. А сейчас Катаре был нужен отец. Она стояла в окружении их воинов с белым лицом, широко распахнутыми синими глазами и, как заведенная, мотала головой «нет»… Стояла среди воинов, которые чувствовали то же, что чувствовал он. Бездумное, безграничное отвращение к покорителям огня… а потом шок, словно от горячей вода, плеснувшей на снег, когда пламя Зуко схватило её, оставив за собой ярость, тонущую в океане «что я только что делал?»
И это удержало его людей так же, как прищуренные глаза Айро и его собственный шипящий приказ «стоять». Они сражались с покорителями огня и знали, что пока покорители огня сохраняют прямой контакт с пламенем, то могут контролировать, будет ли огонь обжигать. Или нет. Стоило отвлечь Зуко, и огонь соскользнет… А Хакода мог представить себе последующую за этим агонию.
Неплохая причина сдерживаться до тех пор, пока Зуко жалил словами, а не огнем. Но не единственная. Потому что у них было перемирие, будь оно проклято. И нельзя нарушать перемирие до тех пор, пока враг не навредил кому-то из твоего племени. Как бы их ни мутило при мысли о связи Айро с покорительницей воды, но целительница Амая была из Северного Племени Воды, не из Южного. Его люди знали это.
А значит, если сейчас он не напомнит своим людям, что он является отцом, у него может не остаться дочери.
Хакода медленно положил руку на плечо Катары. Почувствовал, как она дрожала от холода.
- Ты этого хочешь? – серьезно спросил он. – Ты годами говорила мне, что веришь в Аватара. Что он вернется и восстановит равновесие в мире. Ты мечтаешь о таком балансе? О мире без Народа Огня? Без людей солнца? Без тепла. Без лета. – Он поднял руку и погладил мокрую от слез щеку. – Ты всегда была нашей радостью. Доказательством, что даже Народ Огня не в силах завоевать наш дух. Даже после того, как Кая… Я не знал. Мне надо было остаться. Мне надо было быть рядом с вами обоими. – Он нашел глазами глаза Сокки. – Вы – будущее нашего племени. Победа над Народом Огня не стоит ничего, если при этом мы потеряем сами себя.
Аанг моргнул, посмотрел прямо на него с выражением такого изумления, что Хакоде захотелось иронично приподнять бровь. Что, неужели мудрость можно обрести только в храмах? Можно найти её и за наконечниками копий, если выживешь. Тебе ещё многому предстоит научиться.
Тоф нахмурилась. Толкнула Аанга в руки Сокке, подняла руки, словно выжимая невидимый груз… Резко опустила руки вниз и снова подняла. Укрытие покорителей огня рассыпалось, словно его и не было, а песок сложился в стоящую перед ними стену высотой по грудь.
- Внимание!
Что? Почему? удивился Хакода. Народ Огня отступал, почему Тоф…
Песок разверзся под убегающей парой, и Хакода почувствовал, как упало его сердце.
Вспышка пламени, и Айро отскочил в сторону, в то время как пляж сомкнулся подобно столкнувшимся айсбергам.
Айро отскочил, угрюмо понял Хакода, глядя, как люди в зеленых формах заполняют то, что осталось от лагеря. Он слышал, как дико закричали морпехи Тэруко, пока их катер вспенивал воду возле берега, хотя они знали – они не могли не знать! – что берег под контролем покорителей земли был смертельной ловушкой.
Они знали. Хакода видел это по их лицам. Но им было всё равно… И он понял почему по скорби и ярости, проступивших на лице Айро.
- Зуко!

***

Неудача.
Темнота. Она сдавила его так, что он слышал только свое сердце, барабаном бьющее в ушах. Она выдавливала дыхание, а без дыхания огня не будет.
Неудача. Не смог найти его вовремя. Не смог заставить его понять. Не смог спасти мой народ.
Интересно, умирать во второй раз будет так же больно…
Нет. Я обещал. Ты был наивным и эгоистичным ребенком, Аанг, но ты не заслужил такого бремени, как взвалили на тебя старейшины. Весь мир не заслужил того, что случилось потом.
Я сжег свою удачу и жизнь дотла и дал себе слово, что удача не будет иметь значения. Я этого не допущу. Я найду путь и без удачи. Каким-то образом я найду способ исправить положение…

Тьма была влажной.
…Мне не нужна удача.
Лишенный дыхания, он согнул пальцы.

***

Идите сюда, убийцы. Айро на дюймы уклонялся от камней и двигающегося песка, создавая минимальной количество огня, чтобы имитировать давно ушедшего на пенсию ветерана. Не лишенного зубов… но не настолько опасного, чтобы командующий офицер стал из предосторожности держаться позади. Подойди ко мне и умри.
Разумом он понимал, что надо уходить. Песок создавал преимущество наступающей армии, морпехи Тэруко рисковали жизнями, чтобы подобрать его, и Тоф, возможно, удастся освободить Зуко, если выиграть ей немного времени…
Если он ещё жив.
И поэтому он не мог отступить. Лу Тен умер таким образом, раздавленный и проглоченный самой землей Ба Синг Се, и он не сойдет с того места, где он потерял своего второго сына…
Песок фонтаном взлетел вверх, дымясь от жара.
Живой.
Он схватил яростно скрюченные пальцы и дернул вверх, пока Зуко расшвыривал по сторонам дымящийся песок. Его племянник моргнул, избавляясь от пыли. Золото его глаз было лишь тонкой полоской, окружающей черные провалы зрачков…
Один удар сердца Айро смотрел в глаза полномерной ярости рода Созина. И усмехнулся.
Развернувшись вокруг, он начал ката, которым, как он знал, мог воспользоваться Зуко. Единственное, имевшее смысл, когда все враги скучились перед ними, а союзники стояли позади.
Нападение покорителя огня – его защита.
Огромный шар огня рухнул перед солдатами Царства Земли, отбросив их назад. Не то чтобы Айро думал, что их противники оценят их сдержанность… Особенно когда Зуко сделал следующий ход, взмахнув руками вверх и вперед, и обрушил волну кипящего песка, подобную расплавленному цунами, прямо на закованных в броню солдат.
Не слушая раздавшиеся вопли, Айро схватил зеленый рукав и потянул за собой.
Слава Агни, Зуко побежал за ним.
Песок и прибой под его сандалиями, и одетые в броню руки втянули их через борт, пока залпы огня отгоняли тех немногих покорителей земли, которым хватило отваги или глупости сунуться дальше полосы раскаленного песка. И всё это время Зуко рычал: низкое, рокочущее ворчание, от которого волосы на затылке Айро встали дыбом, а все морпехи, за исключением Тэруко, из предосторожности отошли на шаг назад.
Поскольку её лицо было закрыто пластиной, Айро мог видеть только положение её плеч. Но и по ним всё прекрасно читалось: «А, черт возьми».
- Увозите нас с этого вымороженного пляжа! – завопила она.
Двигатель взревел, между ними и приближающимися каменными колоннами быстро выросла полоса воды. Сохраняя равновесие по давно выработанной привычке, Айро продолжал настороженно наблюдать за племянником, пока остальные координированным огнем сбивали каменные снаряды в воздухе.
- Действуете без приказа, лейтенант? – мягко пожурил он её.
- Сэр! Последний отданный приказ был отступать с минимальными потерями для обоих сторон. – Два залпа огня, взмах ноги, когда кто-то на берегу решил проявить любезность и отправил камень скользить по водной поверхности. – Если бы принц был способен отдать приказ, я уверена, что он не стал бы его отменять.
- Был способен? – резко спросил Айро. Потому что Зуко сражался столь же хорошо и разумно, как и против Аватара, и реагировал со скоростью москитоястреба.
- Сэр! Драконам нужно думать, чтобы говорить, – Тэруко уклонилась от осколков камня. – В данный момент мы лопочем, как синеносые мартышки!
О. Позже, Айро знал, он проклянет себя за то, что был старым дураком, который верил в духов, чей баланс он не мог увидеть, и проглядел мальчика с огненным темпераментом прямо у себя под носом. Потом.
А пока что требушеты «Сузурана» бомбардировали пляж огненными шарами, добавляя хаос, огонь и разрушение к и без того ослабленному полосой воды покорению земли. Ещё немного, и они смогут уйти…
Сталь со скрежетом напоролась на камень, и мир рухнул.
В звенящей от заглохшего двигателя тишине Айро мог поклясться, что слышал, как лопнул ремень.
- Их дисциплина лучше, чем я думал, - проворчал старый генерал, встав на ноги среди попадавших кто куда морпехов. Катер накренился на правый борт, но не тонул. Пока. Айро не питал иллюзий по поводу их шансов. Он видел, что Зуко ухитрился сохранить равновесие, среагировав со скоростью котосовы, и теперь смотрел на берег голодным яростным взглядом.
Сердитый клекот, удивленное стрекотание, и комок черных перьев вырвался из трюма. Когти Асахи позволили ей крепко цепляться за перекладины, пусть и с грацией уткочерепахи, взбирающейся по шелковым складкам одежды.
А Айро не раз видел такое зрелище. Ребенком Зуко проявлял большой… энтузиазм по отношению к животным. И если удавалось подкрасться и наброситься, то живность неизменно оказывалась на спасительных коленях Урсы.
Чтож, сейчас он хотя бы понимал, почему порицания Урсы состояли не из «не делай так», а скорее из «никогда не убивай животное, если не планируешь его съесть».
Беспокойно вереща, Асахи наклонила голову и потерлась о плечо Зуко. Молодой человек моргнул и покачал головой, мрачно поджав губы, когда услышал проклятия и сдавленные вскрики, свидетельствующие о сломанных костях.
Снова с нами. Хорошо.
- Племянник, экипаж, - попросил Айро. – Лейтенант, подзорную трубу.
Она сунула трубу ему в руки чуть ли не раньше, чем он успел договорить.
- Простите, сэр. Я не знаю знаков различия.
Её голос нес оттенок самоосуждения, которое он так часто слышал в голосе племянника, хотя ни один здравомыслящий офицер не станет ожидать от морпеха полного знания стандартов армии Царства Земли.
- Придется расширить библиотеку «Сузурана», - твердо сказал Айро, осматривая клубы пыли и дыма на берегу. Командир, которому хватило наглости напасть на покорителей огня ранним утром, не замедлит себя показать…
А. О, духи.
- Генерал Ганг, - ровно сообщил Айро. – Выведите всех на палубу. Немедленно.
- Все наверх! Приготовиться к эвакуации! – прокричала Тэруко. – Сэр? – спросила она отнюдь не шепотом.
- Боюсь, моя репутация меня опередила, - сухо ответил Айро. – Он не проявит уважения к пленным. – Он посмотрел морскому пехотинцу в глаза. – Я советую вам не сдаваться в плен, лейтенант.
- Я поступлю так, как велит мне честь, сэр.
Значит, она собиралась оставаться в живых до тех пор, чтобы обеспечивать их безопасность. Чего бы это ни стоило. Айро склонил голову, чувствуя, как отдается в костях первый удар камней о стальную обшивку.
- Принц Зуко…
Сев на корточки около люка, из которого с трудом выбрался инженер, Зуко поднял руки и осторожно выдохнул морозное облако.
Треск образующегося льда заставил содрогнуться каждого покорителя огня.
- Я дал нам двойную обшивку, - мрачно сообщил Зуко. - Они пробивают нас камнями и тянут назад. Зачем тратить чи на то, чтобы нас раздавить, когда можно позволить морю сделать всю грязную работу? – Он осмотрел экипаж. – Это даст нам время. Но скоро он заметит, что мы не тонем.
- Время – это всё, что нам нужно, - весело сказала Тэруко, когда их накрыла тень «Сузурана». – Шевелитесь, люди!
Я уже староват, чтобы лазить по абордажным лестницам, грустно подумал Айро, когда им сбросили три конструкции, состоящие из цепей и металлических колец. Но он всё равно схватился и начал подъем, так же как Зуко и ещё один морпех карабкались по двум другим лестницам. Не было времени спорить об очередности с Тэруко, как, впрочем, и смысла: покорители огня их силы будут куда эффективнее на палубе «Сузурана», чем будучи запертыми на маленьком катере.
Достигнув верха, Зуко свистнул.
- Скврак?!!
Несмотря на трудность подъема, Айро обнаружил, что смеется. Не надо было быть страусовой лошадью, чтобы понять «Ты что, спятил?!»
- Либо это, либо поплывешь! – пригрозил Зуко, пока оставшаяся часть береговой команды взялась за оставшиеся две лестницы. – Капитан! У кого-нибудь есть веревка?
Скинув вниз моток, Зуко снова свистнул.
- Давай, лапочка. Сделай это, и мы найдем тебе много мерзких людишек, которых можно будет покусать, обещаю.
- Ррг. – Тихо бурча куриные проклятья, Асахи закусила веревку и вцепилась лапой в первое стальное кольцо.
И в этом все мы, подумал Айро, взявшись за протянутую ему руку моряка, когда двигатели «Сузурана» взревели, и корабль начал отходить. Рискованный маневр, когда половина из них была ранена и всё ещё продолжала подъем. Но куда менее опасный, чем задержка возле берега, полного покорителей земли…
Море вздрогнуло, и Джи выругался.
- Заглушить двигатели!
Это сотрясение… было менее сильным. Но не намного.
Айро выпрямился и зло посмотрел поверх борта на окружившие их корабль скалы.
- Чтоб этого генерала обуглило и разорвало! С каких пор они лезут в чертову воду? – Рядом с ним пылал от злости капитан Джи. Изо рта обычно собранного покорителя огня валил дым. – Может у «Сузурана» не самый лучший вид, но у нас хороший корпус. Быстро он не пробьется.
- Но ему потребуется немного времени, чтобы пробросить сюда мост или сделать туннель, - мрачно сообщил Айро.- Ганг излишне самоуверен и позволяет вольности наиболее грубым из своих людей, но он не дурак. Надо готовиться к абордажу.

***

Звон стали и цепей, и вымокшая с одной стороны Асахи с клекотом перевалилась через поручни. Царапая когтями сталь, она гневно уставилась на Зуко. И как следует встряхнулась, забрызгав всё вокруг.
- Простите, - вздохнул Зуко, подняв одну руку, чтобы прикрыть глаза, пока он осматривал руку морпеха. – Простой перелом, - сообщил он возвышающейся над ним Тэруко. – Как только мы выберемся отсюда, я покажу кому-нибудь, как это исцелить.
- Возвращайтесь к своим обязанностям, Рикия, - велела Тэруко. Когда они отошли, она снизила голос. – Как мы выберемся отсюда, сэр?
Я не знаю. Не имею ни малейшего представления. Мы были так близко, так нечестно
Но когда это его жизнь была честной? Он был нужен этим людям.
- Я работаю над этим.
Вдохнув воздух со вкусом моря и дыма, Зукл подошел к поручням, осматривая подводное каменное кольцо, окружившее их. Прочное, как стены Ба Синг Се, с невольным уважением подумал он, по привычке пригнувшись, когда требушет послал огонь в сторону берега. Вбитые в подсознание уроки по баллистике и геометрии подсказывали ему, что снаряд вряд ли долетит, но когда вокруг было достаточное число сердитых покорителей огня, ни в чем нельзя было быть уверенным. Замечательно. Нам понадобится всего-то года полтора, чтобы разбить его, или безумный бур Механиста…
Хмуро посмотрев на воду, Зуко сделал круговое движение двумя пальцами. Посмотрел, как извернулся небольшой участок воды, повторяя то же спиральное движение.
Бур вращается, чтобы резать по прямой. Точно так же заставляют крутиться снаряд, чтобы он вращался и прорезал воздух…
У него пересохло в горле, и Зуко сглотнул. Посмотрел на Тэруко большими глазами, пытаясь не надеяться слишком сильно на тот случай, если его хрупкий план развеется, как пепел на ветру.
- У нас есть масло?

***

- Я мог бы… - начал было Аанг.
- Нет! – прошипел Сокка, схватив в охапку извивающегося покорителя воздуха, пока все они сидели на корточках за укрепленной стеной Тоф. – Ты ранен, черт побери! Там огонь, и я не могу поверить, что никто на «Сузуране» до сих пор не залепил по нам! Более того… видишь ту шикарную форму? Это точно генерал. В последнее время нам не везет с генералами.
Тоф почувствовала, как земля под водой вздымалась, устремляясь к стали, и закусила губу. Она могла освободить «Сузуран». Здесь. Сейчас. Даже если против неё выступит вся армия Земли. Вероятно.
Это поможет Зуко, но окажется грандиозным попадаловом для их маленького отряда. Потому что генерал и его ребята ни за что не упустят шанс обрушиться на неё как тонна кирпичей. А если они схватят её, то увидят Аанга, а парка Племени Воды, которую Сокка накинул ему на голову, вряд ли сойдет за хорошую маскировку.
И она говорила Зуко. Когда карты будут розданы, она хотела победы Аанга.
И у неё вовсе не стоял ком в горле от знания того, что Зуко понял бы её. Проклятие, да Живчик, скорее всего, даже согласится с ней. Он рискнул всем, чтобы Аанг смог уйти от Азулы и Лонг Фэнга. Он ни за что не пожелает, чтобы такой нарушающий перемирие мусор, как этот генерал Ганг, захватил его. Никакого комка. Совсем.
Выбирайтесь. Уходите. Ты же Дракон Запада, дядя. Придумай что-нибудь!
И пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, пусть это «что-нибудь» не оставит за собой ещё больше воплей. Запах горелой плоти, до которой раскаленный песок успел добраться сквозь кожу прежде, чем его смогли отбросить покорением… Тоф задрожала.
- Как он мог, - с отвращением прошептала Катара. – Все эти люди…
Хакода с сочувствием сжал её плечо.
- Думаю, выглядит хуже, чем есть на самом деле.
- Слова человека, которого ни разу не обжигали, - угрюмо влез Бато.
- Я не говорил, что это приятно, - строго возразил Хакода. – но не похоже, чтобы кто-то умер. – Его голос стал злым. – Принимая во внимание ситуацию, это больше, чем они заслуживают.
Они пытались убить Зуко.
Тоф сглотнул, вспоминая те секунды, когда она лихорадочно пыталась вытащить Живчика. Но армия была слишком близко, сдавливая его, и всё, на что её хватило – не дать ему превратиться в драконье пюре.
Пока он не пробился туда, где покорители земли не имели власти, с помощью воды и огня. В миг, когда она почувствовала, как зачастило его сердце, она знала, что армия нарвалась. На что она нарвалась, девочка даже представить не могла. О, духи.
Дядя предупреждал нас. Зуко предупреждал нас. Он должен спасти своих людей. Он должен остаться в живых.
С детскими играми покончено.

- Я не понимаю! – возмутился Сокка. – Почему? У нас же перемирие! Они уходили!
- Потому что дядя – Дракон Запада, - ответила Тоф, с трудом удерживая голос спокойным. – Мы никогда не видели его таким. Он ушел на пенсию. Но я слышала обрывки историй, когда росла. Люди боятся его, Сокка. Он так же сильно пугает генералов, как Хозяин Огня пугает тебя. И даже ещё сильнее. – Она покачала головой. – Почему, по-твоему, Зуко хотел, чтобы мы считали, что он продолжает преследовать Аанга? Чтобы все накинулись на него, а не на дядю. Дядя – это всё, что осталось у Зуко. Да ради дяди он встанет на пути у снежной лавины. Ради дяди он позволил нам всем ненавидеть его. – Она сглотнула и указала в сторону сердца, трепещущего как стрекоза. – Он позволил тебе ненавидеть его.
Аанг ахнул. Посмотрел через изрытый огнем пляж, решительно поднял руку… И зашипел от боли, с трудом удерживаясь от слез, пока Катара обнимала его.
- Все эти люди…
- Сами напросились, - мрачно закончил Хакода. – Я знаю, что это не в обычае у твоего народа, Аанг, но мы заключили перемирие с принцем, и он благородно поддерживал его. Он до сих пор поддерживает его. Мы не раз видели, как бьют те огненные шары. Если бы на корабле хотели ударить по нам, они бы уже это сделали… - голос вождя затих. – Выглядит погано, да?
- А… да, - выдавил Сокка. – Определенно погано.
- Что? – с нетерпением потребовала объяснений Тоф. Ох уж эти зрячие люди!..
- Зуко… смотрит в нашу сторону, - всё ещё дрожащим голосом сказал Сокка.
- Ну? И что?
- … Он усмехается.
О. О, мать честная. Тоф улыбнулась улыбкой леопардовой акулы.
- Продолжай говорить, Сокка. Я хочу услышать всё…
Сперва она услышала рёв. Треск и шипение, словно кто-то вылил воду в раскаленное масло… Щекой почувствовала странный, изменивший направление, затягивающий ветер и поняла, что именно задумал Зуко.
- О, черт, - прошептал Сокка.
Горящее масло, вскипающая соленая вода – запах ударил в нос Тоф вместе с ревом ветра. Не бриз и не один из воздушных залпов Аанга. Воздух был просто невинным зрителем, с криком затянутым в кружащую воду для того, чтобы питать огонь, обернутый вокруг подобно шипастой ленте.
Как бур.
Тоф почувствовала, как он вгрызся в камень, окружающий «Сузуран», рыча как тигродилл, у которого выдался очень плохой день. Камень не сломался, он разлетелся в пыль, опадая в воду обгорелыми осколками слишком быстро, чтобы ошеломленные армейские покорители земли смогли отреагировать.
Рёв двигателей, толчок, и она почувствовала, как «Сузуран» рывком вырвался на свободу.
Катара тряслась, как лист.
- Он… как… это не мог быть Зуко!
- Живчик тренировался, - прямо заявила Тоф, её сердце продолжало бешено колотиться. Она стояла напряженная и готовая поднять земляной щит по первому сигналу с берега, свидетельствующему о приближающейся волне.
Не делай этого, Живчик. Я знаю, что ты в бешенстве. Я знаю, что тебе больно. Я знаю, что дядя говорил, что драконы – хищники… а летучие мышеволки никогда не отпускают добычу. Никогда.
Но вы тоже люди, Живчик. Ты можешь. Я знаю, что ты можешь…

Ветер взвыл и умер.
- Он… бур развалился, - в шоке произнес Сокка. – Он развеял его… Стой, что Айро… Ложись!
Бато и Хакода прижали их всех к земли.
Тоф почти не слышала треска. Хотя она почувствовала покалывание волос на затылке и унюхала запах озона…
Молния ударила как рухнувшая гора.
Со звоном в ушах Тоф прижала открытые ладони к песку. Сглотнула, почувствовав стекло там, где раньше в центре армии был пляж, и в самой его середине…
- Генерал Ганг пал![/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Суббота, 30/03/2013, 00:17
 
StickДата: Понедельник, 01/04/2013, 18:31 | Сообщение # 163
Stick
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 13
Статус: Отсутствует
Ну что я могу сказать по поводу этой части? Айро в конце зажег, просто, не по детски!
 
aminyaДата: Понедельник, 01/04/2013, 21:41 | Сообщение # 164
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Stick)
Айро в конце зажег, просто, не по детски!

Да если бы он давно начал отстрел всех, кто покушался на Зуко, у парня жизнь была бы куда легче!

Добавлено (01/04/2013, 21:41)
---------------------------------------------
[cut=Глава 30. Часть 4. Сообщения с "Сузурана".]Глава 30. Часть 4. Сообщения с "Сузурана".

Готово.
Айро вздохнул и опустил руки. Смерть Ганга не принесла ему радости. Не принесла радости… но дала определенное мрачное удовлетворение.
Ты пытался убить моего племянника, да? Я так не думаю.
С точки зрения тактики смерть этого человека была им на руку. Отвага и смекалка Зуко освободили их, но генерал Ганг ещё мог собраться с силами и снова запереть их. И Ганг непременно попытался бы из отчаяния, потому как Ганг не был дураком. Он мог ненавидеть Народ Огня всеми фибрами души, но он понимал, что происходило на его глазах. И какую угрозу это создаст для его народа.
Земля – это стабильность и традиции. Царство Земли сторонилось изменений, пусть даже и к лучшему. Но это не значило, что они не признавали их… И наиболее сообразительные из их офицеров знали, что гибкость и инновации на поле боя делали силы Народа Огня куда более смертоносными, чем их огонь.
Исцеление. Горячая вода. Раскаленный песок. А теперь обернутый огнем водяной смерч, способный раскалывать камень. Зуко ясно показал, что умеет покорять так, как не умел ни один из ранее виденных генералом Гангом покорителей огня.
Если бы Ганг захватил их, никого с корабля не оставили бы в живых.
Но армии Царства Земли переняли уважение к традициям своего народа. Особенно уважение к должности и благородству происхождения. Отрежь голову, и, подобно скорпионогадюке, оставшееся тело будет бессильно извиваться.
- Дядя…
- Нельзя было позволить им преследовать нас дальше, - вздохнул Айро. – И ты знаешь, что они не остановились бы.
-…Я знаю.
При этом Зуко выглядел совершенно несчастным. У него твое сердце, Урса. Мягкое, несмотря на всю его ярость. Агни, пусть он сохранит его.
- Он знал, что у нас перемирие, и судя по скорости его атаки он, скорее всего, знал, на кого нападает, - произнес Айро достаточно громко для того, чтобы услышал весь экипаж. – Значит, он намеренно напал на двух представителей рода Созина. – Он пожал плечами. – Если дурак хочет покончить с собой, иногда только и остается, что удовлетворить его желание.
Это вызвало улыбки у команды. Но Зуко сглотнул и отвел глаза.
- Ты же ушел на покой. Тебе нравилось на пенсии.
- Никто безнаказанно не причинит вред одному из моего клана, - ровно ответил Айро. - Я надеялся, что исцеление не раззадорит их… но не учел присутствия среди них Шу. Наверное, она рассказала, как ты замаскировал его. Покорение горячей воды… - он вздохнул. – Думаю, это всё решило.
Зуко побледнел. Тэруко, не слишком прячась, одарила генерала сердитым взглядом. Айро моргнул, подумал над сказанным и постарался подавить вздох.
- Они всё равно пришли бы за нами. Азула слишком широко распространила тот проклятый розыскной плакат…
- Ненавижу действовать, как он.
А-а. Теперь он видел дрожь в пальцах, спрятанных под успокоительными влажными черными перьями. Вряд ли случившееся было приятно тому, кто так старался закончить дело миром.
- Неправда, - возразил Айро. – Мой брат никогда не стал бы рассматривать возможность уйти без кровопролития. – Что в очередной раз свидетельствовало о глупости Озая. – Идем. Надо осмотреть наших раненых.
Зуко снова слегка вздрогнул. Сделал глубокий вдох и выпрямился.
- Лейтенант, кому хуже всех?

***

- Как вы могли позволить им уйти?!
Потрясенный, оцепеневший и злой, Сокка стоял в нескольких шагах от того места, где его папа общался с полковником Мохэ, и пытался осмыслить утренние события.
Айро убил генерала. Но он всегда был таким… и то, что Зуко сказал Катаре… сжечь весь наш флот? Джао безусловно сделал бы это, но Зуко не…
Сокка опустил голову и принялся дышать. И постарался истерически не рассмеяться, когда вспомнил, чьему совету он следует.
Он говорил нам. Он говорил, что мы не понимаем... что он никогда не пытался нас убить…
И, кажется, Зуко не солгал. Снова.
И это в корне неправильно. Как получилось так, что парень, который… который пытался поймать нас, никогда не лжет. В отличие от Аанга…
С мыслями, скачущими по кругу, Сокка заставил себя сфокусироваться на главном. Катара была с теми ранеными, которым могла помочь, и лечила ожоги. Тоф скрыла Аанга и Момо под землей подальше от глаз, построив им небольшое укрытие из песчаника. Она была готова изо всех сил разыгрывать беспомощную маленькую слепую девочку, если их обнаружат. А Аппа был спрятан за несколькими дюнами, по которым не промаршировала армия Земли. Если положение дел не испортится, он останется незамеченным.
Угу, и с чего такой оптимизм? спросил полный сарказма голос в его голове.
Замолкни, велел себе Сокка. У тебя и так проблем хватает.
Например таких, как злой офицер-покоритель земли, который стоял перед Хакодой и чуть ли не тыкал вождю Южного Племени Воды пальцем в грудь. Невозмутимый Хакода спокойно смотрел на полковника.
- Вы бросали землю, они кидались огнем, а у меня были раненые дети, которые не должны были пострадать в битве. Чего именно вы от нас ждали?
- Не дать убийцам уплыть!
- Полковник Мохэ, – голос Хакоды был спокойным, но в его глазах было выражение, которое Сокка уже видел. Перед тем, как покорители огня напали на их деревню. Твердый и опасный взгляд, как обнаженный меч. – Не скажете ли вы мне, почему ваш генерал напал на наш лагерь, когда сержант Хуаджонг знал, что у нас было заключено перемирие?
- Перемирие? – выплюнул полковник. – И вы действительно собирались его соблюдать? С Народом Огня?
- Думаю, теперь я вижу, где моя дочь переняла своё отношение, - сухо заметил Хакода. – Не с Народом Огня. С одним кораблем. Принц Зуко, возможно, так же смертоносен, как и прочие, но он ни разу не дал мне повода усомниться в его слове.
- Принц Зуко? – полковник презрительно скривил губы. – Как будто этот паршивый отброс имеет право заключать такой договор!
- Кажется, капитан их корабля посчитал, что имеет, - ровно отозвался Хакода.
- Ха! – усмехнулся полковник Мохэ. – Полагаю, они так же долго были в море, как и вы! Что за чушь! – Презрительное фырканье. – Чтож, это хорошие новости. Когда они узнают правду, то сделают всю работу за нас.
- Правду? – осторожно переспросил Хакода.
- Вы не слышали? Все годами задавались вопросом, почему этого сопляка изгнали… Сам Хозяин Огня обжег мальчишку и выгнал вон! Полагаю, что слухи о той женщине, на которой он женился, оказались правдой… Почему ещё могла исчезнуть принцесса, если они не стыдились самого факта её существования? У этого ублюдка не больше прав на благородную кровь, чем у одного из их проклятых комодоносорогов!
Сокка сглотнул, когда мир покачнулся у него под ногами. В его ушах звучали слова, сказанные Шу всего день назад. «Какой-то покоритель огня съездил Ли кулаком в лицо…»
Его отец. Это сделал папа Зуко… Сокка обхватил голову руками, чувствуя, что его мозг сейчас взорвется. Папы так не поступают!
И сестры не пытаются тебя убить. О, черт…
В вышине прокричал ястреб, и что-то маленькое, твердое и, к счастью, легкое отскочило от его макушки.
Сделав круг, освободившийся от груза и довольный собой почтовый ястреб снова устремился в море.
Потирая голову, Сокка посмотрел на птицу, подумывая запустить бумеранг. Решив, что от этого будет больше хлопот, чем пользы, он поднял маленький, покрытый красно-черным лаком цилиндр. Как же его открыть? О! Раскручивается. Ловко придумано. А внутри…
Сокка прочитал обрывок бумаги и сглотнул.
- Пап?
Нахмурившись, Хакода взял сообщение. И неподвижно застыл.
Сокка поморщился: едкий текст письма всё ещё был свеж в его памяти.
Вождь Хакода. Мне начинает надоедать смотреть на то, как люди пытаются убить моего племянника.
И, да. Вы можете считать это угрозой.


***

- Не думаю, что когда-нибудь смогу привыкнуть к их виду, - пробормотал Хьёдзин, глядя на алое пятно почтового ястреба, кружащего над Ба Синг Се.
Сидящий рядом с ним на краю крыши капитан Лу-шан фыркнул. Обычно Хьёдзин знал, что укрепляющие лучи солнца в конце смены повышают настроение капитана. Сегодня… это не помогало.
- Мне всё ещё кажется, что я вот-вот проснусь и обнаружу, что просто съел маринованную свеклу на ужин, - безжизненно сказал Лу-шан. Покачал головой. – Ома и Шу, одна девочка-подросток захватила Ба Синг Се? Мне плевать, что она из проклятого дома Созина…
- Не надо, сэр, - прервал его Хьёдзин. – Именно так она это и сделала. Именно так она держит Дай Ли. Она… они не такие, как прочие покорители огня. Они горят. И это привлекает людей. Особенно людей с инстинктами убийцы, как покорители огня…и как Дай Ли. – Он посмотрел на внезапно насторожившегося капитана. – Я так слышал.
- Точно, - наконец вымолвил Лу-шан. – Хьёдзин, почему ты не сдал их? И не рассказывай мне байки об Аватаре, - сухо добавил капитан. – Ты слишком долго работал на улицах, чтобы позволить одному глупому ребенку-покорителю вывести тебя из равновесия.
- Может быть, - признался Хьёдзин. – Капитан, мы оба знаем улицы. И мы знаем, что есть мерзавцы и честные граждане, и в этом вся соль. И судя по тому, что я слышал об Озае и Азуле… да, они – мерзавцы. – Он вздохнул. – Но мы оба знаем, что даже в семье приличных граждан может родиться паршивая овца. И с этим ничего не поделаешь. – Он посмотрел на Лу-шана. – И иногда, очень иногда… даже в семье паршивых овец может случиться нормальный ребенок.
Лу-шан минуту размышлял. Покачал головой.
- Дракон Запада.
- Чертовски страшный парень, когда его племяннику грозит беда, - признался Хьёдзин. – Помимо этого? Он на пенсии, сэр. Я видел людей, ушедших со Стены. Вы тоже знаете много таких. Солдат, которые видели достаточно смертей. Они станут сражаться, если придется, но… Духи, он был счастлив, когда смотрел, как Амая учила его племянника. Он гордился, как отец. Такое не изобразишь.
- Хмм, – капитан не выглядел убежденным. – Ты рисковал своей карьерой - и гневом Аватара и Дай Ли – потому что думал, что принц Зуко может оказаться приличным парнем. Принц Огня?
Хьёдзин пожал плечами.
- Мне не придумать лучшей причины для риска, сэр.
Капитан Лу-шан почесал голову. Кажется, у него начиналась мигрень.
- Я совсем тебя не знаю, правда?
- Что? Сэр, разумеется…
Алые перья рухнули вниз.
- …Ум. – Хьёдзин посмотрел на ястреба, который, блестя желтыми глазами, уселся на его неуверенно протянутое запястье. Посмотрел на капитана. – Я никогда в жизни не видел эту птицу.
Лу-шан приподнял бровь, одновременно и развеселившись, и насторожившись.
- Наверное, это для кого-то внутри.
- Наверное, - ровно сказал Хьёдзин, осторожно извлекая тонкую трубочку бумаги из цилиндра на спине ястреба. Побаиваясь этого хищно изогнутого клюва… хотя, кажется, птица веселилась так же, как и капитан.
- Хьёдзин. – Голос Лу-шана был тихим, но он остановил мужчину до того, как он успел развернуть бумагу. – У тебя здесь есть целая жизнь.
Я знаю. Духи, я знаю.
- Капитан, - Хьёдзину пришлось сглотнуть, прежде чем он смог продолжить. – Мы с Лули… мы говорили об этом. Много. Амая в беде. Я не… я не думаю, что вы представляете, в какой, сэр. Азула во дворце. Она знает про Царя Земли и о том, кто лечил его ненормального медведя. Она знает, что Амая обучала Ли. – Он снова сглотнул, но в горле было сухо. – Она перевернет вверх дном все Кольца, каждую улицу, каждый камень, чтобы найти её. Амая должна уехать.
Лу-шан вздохнул.
- Это твоя шея. – Он помолчал. – И твоя семья.
Я знаю. Глубоко вдохнув, Хьёдзин развернул записку.
Привет, Зонтик. Мы идём.
Подписи не было. Только красивый летящий символ, который, как научила его Амая, означал Воду, начерченный бурым цветом, отличающимся от остальных чернил…
Это не чернила.
Прижав бумагу к носу, он смог уловить остаточный запах дыма.
Как похоже на Ли - выжечь символ Воды, насмешливо подумал Хьёдзин. О, духи. Они живы. Они живы, и они возвращаются…
Звуки шагов. Хьёдзин заткнул письмо в рукав со скоростью, приобретенной в результате встреч с юными карманниками, и взглянул невинными глазами на мастер-сержанта Якумэ.
- Мы не ждали ястреба, - сухо сказал солдат Народа Огня. Протянул руку птице, пересадил её на свою перчатку и быстро проверил цилиндр. – Послания не было? О, Агни. «Сузуран».
Что? Моргнув, Хьёдзин посмотрел на перевязь ястреба, рассмотрев то, что на первый взгляд казалось затейливой вязью. Прошли десятилетия, но дворцовый диалект не был похож на обычные письмена. Пять символов, которые с легкостью мог прочитать любой ребенок.
Корабль Народа Огня «Сузуран».
- Я так понимаю, вам не нравится этот Сузуран? – сухо спросил Лу-шан.
- Это не человек, капитан. «Сузуран» - это корабль, - мирно объяснил Якумэ. – Корабль снабжения, если быть точным. С экипажем из… - он поморщился. – Ну, я уверен, что в порту от них будет не больше проблем, чем от любого другого озверевшего в море экипажа. Они не преступники, просто… толстолобые штрафники. – Он кивнул головой на ястреба. – Вы сами видите.
- В армии знают про корабли снабжения? – посмел задать вопрос Хьёдзин.
- Мы знаем о них постольку поскольку, - иронично ответил Якумэ. – Но, в силу некоторых обстоятельств, я многое знаю про этот корабль. Его капитан имел сомнительную честь преследовать Аватара – и выжить – дольше, чем любой другой офицер за исключением генерала Айро и принца Зуко. Включая ту заварушку с морским духом на Северном полюсе. – Он криво улыбнулся. – Мудрый человек отслеживает людей с подобной удачей.
- И не говорите, - пробурчал Хьёдзин, потирая горло.
- Цукомогами, - кивнул головой Якумэ после секундного размышления. – И как именно принц ухитрился отодрать его от вас, не выдавая себя?
- Что, вы не думаете, что он просто сдернул его руками? – осторожно спросил Хьёдзин.
- Честно говоря, с него сталось бы, - отозвался Якумэ. Его золотые глаза смотрели спокойно. – Много лет назад я участвовал в кампании с генералом Айро и видел определенные… примеры внутреннего использования чи, которые позволили бы покорителю огня физически противостоять духу. Никогда не слышал о том, что какой-либо другой стиль покорения был бы способен на такое. Даже ваши Дай Ли пользуются железом: его нельзя покорять, что не дает духам обратить их цепи против них. Но металл берется из земли и проводит их чи. Чи останавливает духов. Плоть и кости, и даже сталь – Агни, позаботься о наших погибших – не останавливают. – Он посмотрел на них обоих. – Итак, как?
Говорить или не говорить… Проклятие, взорвем его мозг.
- Горячая вода, - честно признался Хьёдзин, чувствуя на себе взгляд Лу-шана.
Якумэ уставился на него.
- Я так понимаю, что это на самом деле настолько странно, как Муши – э-э, простите, генерал Айро – говорил, - озадаченно продолжил Хьёдзин. – Разве никто не пытался сделать это раньше?
- Если и пытались, то точно не на глазах всего Царства Земли, - резко ответил Якумэ. – В вашей армии действует столетняя традиция уничтожения покорителей огня, демонстрирующих оригинальные техники. Даже если придется стереть с лица земли весь дом с помощью бочонка взрывной смолы.
Хьёдзин дернулся, но капитан… капитан Лу-шан не выглядел удивленным. И это… было больно.
И было что-то странное в том, как Якумэ сказал это. Словно кто-то уже пытался сделать это раньше, подумал Хьёдзин. Но если это было правдой, почему Айро так удивлялся?
Более того, почему Якумэ вообще разговаривал с ними на эту тему? Для парня, заявившего, что ему не нравятся люди Царства Земли, он не выказывал желания покинуть это место…
Золотые глаза встретились с созданными покорением воды зелеными, и Хьёдзин постарался не вспотеть.
- Э… куда вы несете этого ястреба?
- Я собираюсь покормить её, стражник Хьёдзин, - сухо отозвался Якумэ. – А потом капитан Джи получит небольшое взыскание за безалаберное отношение к армейской собственности.
С высоко поднятой головой он удалился.
- Это было… странно, - тихо сказал капитан Лу-шан.
И слишком уж легко, понял Хьёдзин. И всё равно он еле удержался от хихиканья.
Лу-шан дважды осмотрел крышу, прежде чем придвинуться к нему.
- Нет, - возразил он.
Хьёдзин широко улыбнулся.
- Нет, - с выражением недоверия на лице повторил Лу-шан. – Ни в жизнь. Он… Ома и Шу, он же подросток. Он не мог этого сделать.
Хьёдзин очень старался не смеяться.
- Капитан, вы когда-нибудь задавались вопросом, как Аватар вернул своего бизона? – Откинувшись назад, он усмехнулся. – Животное было заперто в штаб-квартире Дай Ли.
- У Дай Ли… - простонал Лу-шан.
- Пока Ли не отыскал Слепого Бандита, - уже серьезнее продолжил Хьёдзин. – Вы всё ещё думаете, что мне надо было их сдать?
Лу-шан закрыл лицо руками.
Корабль. Хьёдзин глубоко вдохнул, внутри него всё пело от радости. О, Агни, парень. Как тебе это удалось?
Один корабль против всей мощи Народа Огня. Его не хватит, чтобы отвоевать Ба Синг Се при всём желании…
Но он чувствовал запах моря в ветре. И он пах свободой.
[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Понедельник, 01/04/2013, 21:45
 
StickДата: Воскресенье, 07/04/2013, 14:37 | Сообщение # 165
Stick
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 13
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Да если бы он давно начал отстрел всех, кто покушался на Зуко, у парня жизнь была бы куда легче!

Это точно) И история аватара закончилась бы в самом начале: на южном полюсе.


Сообщение отредактировал Stick - Воскресенье, 07/04/2013, 14:37
 
aminyaДата: Воскресенье, 07/04/2013, 16:24 | Сообщение # 166
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Stick)
И история аватара закончилась бы в самом начале: на южном полюсе.


Почему же? Аанг ведь не хотел зла Зуко и не старался его убить. С чего бы Айро принимать против него шаги? А вот Джао головомойка пошла бы на пользу, если бы Айро старыми связями тряхнул. Ну не верю я, что он растерял всё влияние.

[cut=Глава 31. Часть 1. "Сузуран" учит исцеление.]
Глава 31. Часть 1. "Сузуран" учит исцеление.

Курс установлен, обшивка цела. Слава Агни, что им не хватило времени понаделать нам дыр, думал капитан Джи, направляясь на главную палубу. Команда вроде ведет себя нормально, пусть и немного нервничает от того, что на борту два принца.
Он не мог винить их за это. Одно дело читать в книгах по истории о силе рода Хозяина Огня, и совсем другое – увидеть собственными глазами. И то, что сделал принц Зуко помимо обычного огня… Хотя в некотором смысле то, чем он надумал заниматься сейчас, нервировало куда больше.
- Это толчок, - говорил принц, казалось, уже в третий раз. Айро держался позади, наблюдая. – Вам надо превратить огонь в нечто большее. Не делайте его горячее. Сделайте его другим. Словно тающий лед.
Судя по полным сомнений взглядам, остальные покорители огня понимали его ничуть не лучше, чем Джи. Хотя то, как лейтенант Тэруко пожевывала губу, выглядело многообещающе, и… Джи замер на месте, разглядывая изумленное выражение на лице последнего покорителя огня, которого он ожидал увидеть на лекции по огненному исцелению.
- Лейтенант Садао?
- Это… похоже на стекло, сэр, - неохотно заговорил Садао. – Когда оно холодное, то разбивается при ударе. Но если его нагреть… оно становится другим. С ним можно работать. – Он остановился, разочарованный невозможностью объяснить. – Я всё говорю неправильно…
- Идите сюда, - резко велел Зуко. – Не думайте. Просто повторяйте за мной. Я подстрахую вас, если что-то пойдет не так.
- Если что-то пойдет не так? – с сомнением спросил кто-то.
- Покорители воды опираются на ритм волн, и это безопасно, - пояснил Айро. – Мы полагаемся на ритм нашего сердца. И это… небезопасно, если сжимать слишком сильно. – Он слабо пожал плечами. – Мы дети огня. Агни дает нам многое, но безопасность не входит в число его даров. – Он кивнул Садао головой. – На самом деле, лейтенант, я бы посоветовал вам попробовать. Исцеление – это внешний огонь, а не внутренний. Вы более чем кто-либо из нас подходите для этой техники.
Садао заметно сглотнул, но подошел к принцу, стоявшему у бочки с огнем, и вытянул слегка дрожащие руки.
- Не волнуйтесь. Вам не требуется быть спокойным, - практично посоветовал Зуко. – Даже лучше, что вы волнуетесь. Это куда больше напоминает битву, чем вы думаете.
- Битву? – оживился Садао. – Но это же исцеление.
- Вы когда-нибудь видели, как целитель привязывает пациента к постели, взглядом усмиряет его и скармливает обезболивающее, чтобы делать свою работу? – иронично спросил Зуко. – Целителям не обязательно быть милыми. Главное - они должны думать. – Его голос стал чуть мягче. – Но сейчас нам думать не надо. Надо просто найти ритм. Для нас и огня. – Он опустил руки и вдохнул. – Делайте, как я.
О, отличная работа, генерал, подумал Джи, глядя на Айро, пока принц играл с огнем. Плавные, неторопливые движения и дыхание, пронизывающее каждое движение, когда Зуко вытянул огненный шар и изменил его. Не представляю, что вы сделали, но вы всё-таки вдолбили терпение в голову этого юноши. Агни, может, у нас ещё есть шанс…
Джи раскрыл рот, когда в огне Садао вспыхнули зеленые искры, похожие на падающие звезды. Лейтенант сглотнул и посмотрел на свои трясущиеся пустые руки.
-…Я потерял его.
- Всё хорошо. – На лице Зуко была улыбка. Маленькая, но улыбка. – Всё отлично. Я упорно тренировался неделями, прежде чем смог его сохранить, даже с помощью дяди. Это то, что надо, лейтенант!
Я никогда не сомневался, что ты сможешь.
Джи слышал эти слова так же ясно, как если бы принц произнес их. И видел влияние этих слов на Садао, в глазах которого внезапно засветилась решимость. И как слова разошлись дальше, передав каждому присутствовавшему члену экипажа чувство признанной заслуги.
Айро подошел к нему, и Джи покачал головой.
- Как он это делает, сэр? – пробормотал Джи. – Я месяцами работал с Садао…
- Но вы работали в классическом стиле, пришедшим к нам от горных кланов и сфокусированном на внутреннем огне, - также тихо ответил Айро. – В то время как мой племянник – и Садао – более искусны во внешнем огне. – Он тихо засмеялся. – Я чувствую себя упрямым старым дураком. Всё это время ответ был прямо у меня под носом: я не могу сосчитать, сколько раз он покорял другие огни. Но поскольку это неважно для нашего стиля, я не обращал внимания… - вздохнул он. – Я заставлял волну стать горой. Чудо не то, что он так часто терпел неудачу, а то, что он преуспел.
- И не только, - признался Джи. – Сэр, Тэруко считает…
- Я прекрасно знаю, что она думает, - сухо ответил Айро. – Принимая во внимание воспоминания Аватара Аанга о Кузоновом драконе-компаньоне Шидане, её догадки вовсе не так уж невероятны. – Генерал выглядел задумчивым. – Но у моего племянника есть нечто более ценное, чем драконья кровь. Перед ним стоит задача, достойная принца нашего народа, и он намерен её решить. – Улыбка Айро была полна гордости. – У него есть надежда, капитан. Он знает о наших шансах на успех, знает об опасности… и всё же он выступил против духов, Азулы и самого Аватара. И он всё ещё жив.
- Надежда, - эхом откликнулся Джи. Подумал о Наре, катастрофе и любящем прикосновении руки, которое он никогда не почувствует вновь.
- Очень больно вновь чувствовать надежду, - признался Айро. – Но обещаю вам, капитан: у нас будет куда больше союзников, чем вы можете себе представить. В самых невероятных местах.
Джи бросил на него косой взгляд.
- Какие союзники?
С танцующими от смеха глазами, Айро указал на запад, где в утреннем небе висела бледная половина луны.
Джи сглотнул.
- Но… мы…
- Дети её брата и верны тому, кто уважает и чтит её, - заявил Айро. – Он не преклоняется перед ней, но он любит, неистово… Племена Воды считают покорителей воды благословленными, капитан. Пусть Дух Мира ненавидит Народ Огня. Ла подняла руку, чтобы защитить нас. – Он кивнул головой. – Мы - моряки. Посмотрим, куда принесет нас прилив.

***

Дыши. Просто… дыши. Садао стиснул перила на обзорной палубе, эгоистично благодарный капитану за то, что тот приказал всем, тренировавшим огненное исцеление, отдохнуть несколько часов. Попытки покорять огонь так, как никто не пробовал его покорять, вызвали многочисленные головные боли и приступы плохого настроения среди команды, и капитан хотел, чтобы они пришли в себя, прежде чем что-то ещё пойдет не так.
У Садао голова не болела. Но ему и не хотелось возвращаться на дежурство. Он чувствовал себя… растерянным. И испуганным.
Что ещё нового?
- Капитан Джи сказал, что вы будете здесь.
Садао вздрогнул. Он двигается как призрак!
- Сэр…
- Вольно, - негромко приказал принц Зуко. – Можно к вам присоединиться? В архивах очень пыльно.
- Ко-конечно. – Садао сглотнул, бросив взгляд на принца, положившего руки на поручень. Если перешептывания не врут, потребуется всего несколько взмахов точильной пилочки, и эти ногти смогут рассечь ему горло… Разумеется, слухи всё преувеличивают. Обычно.
- Я не умею произносить речи, - внезапно сказал принц. – Но когда я в первый раз понял, что могу исцелять, я испугался.
Садао слушал его с широко раскрытыми глазами.
- Ранить людей легко. Очень легко. Огонь хочет сжигать. И ты жив, а он мертв, и… на этом всё. Помогать людям… - принц поморщился. – Они рассчитывают на тебя, а ты знаешь недостаточно. Постоянно такое чувство, что твоих знаний недостаточно. И от того, что ты переживаешь, становится только хуже. А переживать надо. Огонь – это жизнь, это любовь, это «я не дам им умереть». Вот чем ты пользуешься. Именно так ты изменяешь огонь. Надо отдать ему часть себя. – Он поморщился. – Такое чувство, что идешь без брони среди врагов.
Садао облизнул губы.
- Вы… делали это. Не так ли, сэр?
- От этого не легче, - с кривой усмешкой признался принц Зуко. – Я просто… Черт побери, лейтенант, если бы вы не испугались во время своей попытки, это значило бы, что с вами что-то не так.
- Спасибо, сэр, - неуверенно проговорил Садао. Я так думаю.
- Не благодарите меня пока, - сухо сказал принц. – Если Джи сделали капитаном этого корабля, то я знаю, какие люди попали сюда.
Садао насупился. Вот зачем он ходил в архив!
- Сэр, со всем должным уважением!..
- Легче, лейтенант. – Принц улыбался, черт его побери. – Я сказал, что я знаю. И это так. Я уверен в капитане Джи. Я знаю, что он собрал хороший экипаж. – Светло-золотые глаза осматривали его. – Проблема в том, что вы этого не знаете.
И это была последняя вещь, которую Садао ожидал услышать. Он замер на месте с открытым ртом.
- Легко быть неудачником, - прямо заявил принц Зуко. – Осознание постоянно причиняет боль, но… приходит онемение. Никто и ничего от тебя не ждет. – Он усмехнулся. – Но я хочу сообщить вам одну новость. Вас раскусили.
-…Ик? – выдавил Садао.
- На сей раз вы не можете быть неудачником. Всё только начинается, – усмешка стала шире. – Так что наслаждайтесь своим отдыхом. Как только мы с генералом Айро договоримся с капитаном о расписании, мы будем работать до упаду.
…Мама дорогая.

***

- «Сузуран» давно уплыл, наши союзники ломают головы, пытаясь понять, отправляться ли в Ба Синг Се для получения приказа, и, черт побери, ещё только полдень! – сухо сказал Бато.
- Вижу, - вздохнул Хакода, глядя на дыру в земле, которую Тоф оставила в песке для притока свежего воздуха.
- Хм, – Бато разглядывал еле видную группу. – Думаешь, они справятся своими силами?
- Нет, - неохотно признался Хакода после минуты внутренней борьбы. – Я хочу быть её отцом… но я должен быть и её вождем.
Бато кивнул головой и положил руку ему на плечо.
- Тогда лучше с этим покончить.
Слова человека, который не является их отцом. Но это было несправедливо по отношению к Бато. Хотя сейчас Хакоде не хотелось быть справедливым.
Ты вождь. Тебе не вывернуться. Исполняй свой долг. Он решительно приблизился к детям.
Первым его заметил Сокка, и его спокойная улыбка сменилась серьезным выражением. Катара подняла голову, перестав успокаивать Аанга, и напряглась.
- Он врал.
Плохое начало.
- Полковник Мохэ? – спросил Хакода, нарочно ошибившись. – Я тоже так думаю. Если мы что и узнали, сражаясь с Народом Огня, так это то, что они принимают личные оскорбления… ну, лично. Хозяин Огня мог напасть на свою жену за предательство, но на Зуко? – Он покачал головой. – Думаю, полковнику хочется верить в эту историю. Царство Земли уважает благородное происхождение и положение. Ему будет гораздо проще оправдаться перед вышестоящими чинами за нарушение нашего перемирия с «Сузураном», если Зуко не будет принцем.
Он почти чувствовал, как стоявший рядом Бато старался не закатить глаза.
- Она говорила не об этом, - твердо сказал Аанг. – И вы это знаете, сэр.
- Знаю, - признался Хакода. – Но Зуко подождет. А вот то, что моя дочь повлияла на наши сердца настолько, что мы чуть не нарушили перемирие, нет. – Он нахмурился. – Я бы очень хотел обстоятельно поговорить с этим Мастером Пакку. Наши предки не без причин покинули Северный полюс, и он только что напомнил мне о многих из них.
- Катара никогда бы этого сделала, - запротестовал Аанг. – Я знаю, что Зуко сказал… ну, ужасные вещи, но он не знает её. И Мастер Пакку немного ворчливый… но он замечательный покоритель воды!
- Он – северный покоритель воды, - решительно возразил Хакода. – Южный покоритель воды никогда не стал бы так вмешиваться в решение вождя. – Он окинул Аанга строгим взглядом. – А что касается незнания Катары или кого-то из вас… Мне сказали, что ты вегетарианец, Аанг. Вы не охотитесь, и поэтому не понимаете, что нужно для охоты. Прежде всего, нужно понимать свою добычу. – Хакода глубоко вдохнул соленый воздух и загрустил по родному холоду. – Зуко охотился за вами почти полгода по всему миру. Если он не знает вас, то не знает никто.
За исключением, возможно, Тоф. Именно такой вывод сделал Хакода из затянувшегося молчания покорительницы земли. Но, кажется, Тоф и Зуко отлично понимали друг друга. И может быть именно поэтому она молчала. Если она понимала роль принца в Народе Огня, она могла понять суровую реальность обязанностей вождя лучше, чем Аанг после всех своих путешествий по миру.
- Нельзя ему верить, - упорствовала Катара. – Я не такая! Что с того, что я злюсь из-за мамы. Почему нет? Что с того, что кто-то из Народа Огня умрет? Знаете, именно так они поступали со всем миром целых сто лет!
И Хакода хотел согласиться с ней. Смерть Каи оставила огромную дыру в его сердце… Усилием воли вождь заставил себя игнорировать это чувство.
- Прекрати. Немедленно.
Ненависть отхлынула, как волна.
- Это была ты? – с недоверием спросил Аанг. – Всё это время, пока все сходили с ума от злости… это была ты? – Он ахнул и покачал головой. – Катара, зачем ты так делаешь? Кто-то же мог пострадать!
- Кое-кто пострадал! – вспылила Катара, ткнув пальцем в Бато. – Из-за Зуко! Потому что он просто…
- Сахарная Царевна, - тон Тоф превратил дружеское прозвище в угрозу. – Закончи эту фразу, и кто-то точно пострадает. И это будет не Бато.
- Она права, - мрачно поддержал девочку Бато. – Если люди узнают, что ты делала это специально… Здесь нет других женщин племени, но это не значит, что дело нельзя… уладить.
У Сокки пересохло в горле. Тоф поёжилась. Катара посмотрела на своих соплеменников так, словно они были порождениями злого духа, только что раскрывшимися во всем своем каннибальском ужасе.
Но Хакода следил за Аватаром. Мальчик побледнел и бросился на защиту Катары.
- Как вы можете так говорить? Катара – одна из лучших людей, которых я когда-либо встречал! Если она… чуть не ранила кого-то… я уверен, что это просто ошибка. – Он ободряюще улыбнулся Катаре. – Так что всё прекрасно, и мы можем заняться важными проблемами. Например тем, как закончить войну.
Хакода посмотрел на включенную в полную силу доброжелательную улыбку и отказался ей поддаваться.
- Всё не прекрасно. Катара, ты поступала неправильно. У нас было перемирие. Воинская честь требовала от нас соблюдать его, а ты подталкивала нас к тому, чтобы его нарушить. Как бы мы смогли называть себя мужчинами после такого? Как бы мы смогли вернуться домой?
Хакода знал, что до конца жизни он будет помнить выражение лица своей дочери. Бледное. Испуганное. Преданное.
Духи, если бы ты была чьей угодно дочерью, но не моей.
Аанг раскрыл рот и, моргая, смотрел на него ошеломленным серыми глазами.
- Но… вы должны! Вас же ждут!
- Они ждут честных воинов и настоящих мужчин племени, - отрезал Хакода. – Мы стали бы просто дикими волками, выгнанными из стаи.
- Это…что-то вроде изгнания? – с надеждой спросил Аанг. – Катару изгнали, но всё сложилось просто отлично.
Я ослышался, подумал шокированный Хакода.
- Тебя что?
- Сокка выгнал Аанга из деревни, - с вызовом заявила Катара. – Он был один. Ему нужен был кто-то!
Хакода, подняв бровь, посмотрел на сына. Сокка обреченно вздохнул.
- Я выгнал его – и Пра-Пра меня поддержала – потому что он пошел на обломки корабля Народа Огня. И взял тебя с собой. На запретные обломки!
- Покоритель должен победить свой страх! – яростно возразила Катара.
- Хочешь победить страх? Как насчет выйти с покорением воды против полярного медведя? Или сплавиться между айсбергов? Или… я не знаю, что угодно, кроме того, чтобы идти в место, построенное врагами и полное ловушек! Где вы спустили ловушку-сюрприз, которая и навела Зуко на нашу деревню! – Он встретился со взглядом Хакоды без капли сожаления. – Ей нужен был учитель покорения воды. Аанг сказал, что отвезет её на Северный полюс. Она сказала, что тоже изгнана. Аанг уговорил её вернуться, и Пра-Пра закрыла этот вопрос. Я думал, что на этом дело и кончилось.
Достаточно честно. Если бы только у одного юного Аватара не родилось совершенно неправильной идеи.
- Что происходит, когда кто-то из твоего народа делает что-то непростительное?
- Например?
Хакода разглядывал покорителя воздуха, с трудом сдерживая свой гнев. Он не настолько наивен. Таких не бывает.
Аанг ответил ему таким же твердым взглядом, его лицо внезапно посуровело.
- Послушайте, я знаю, что ваше племя… совсем другое. И вы считаете, что иногда приходится делать… ужасные вещи. Но мы не такие. Храмы были местом просветления и мира. И веселья. Спросите Сокку. Мы не… никто из храмов никогда не стал бы делать… то, что случилось сегодня. – Он глотнул воздух. – Мне нравился Айро.
- Аанг, – голос Сокки был тихим, – пол вокруг Гиацо был усеян скелетами покорителей огня. Я не думаю, что они просто легли и умерли там.
- Я знаю. – Видеть печаль на лице Аанга было невыносимо. – Я знаю, что когда сражаешься с тем, кто хочет навредить тебе… Я просто не понимаю этого. Это… словно увидеть Кузона в этой жуткой броне. Кузон никогда и никому не желал вреда. Но я думаю… я думаю, он…
- Нет, - Тоф сложила руки на груди. – Я спрашивала у Айро про него. – Когда Аанг от неожиданности запнулся, она пожала плечами. – Он знал, о ком вы говорили в пустыне. Я подумала, что он может знать больше. Твой друг Буми пережил сотню лет, и я решила, что может быть… - Она покачала головой. – Он никогда не служил в армии. Многие из его клана умерли, потому что не хотели выполнять приказы Созина. Поэтому Кузон оказался лордом Бьякко. Даже Хозяин Огня не мог снять его с этой должности без грандиозного скандала. Кузон никогда не воевал. – Она замешкалась, слегка сжав свои плечи руками. – По крайней мере, не в броне.
- О, черт, - Сокка поморщился. – Дай угадаю: Зуко не первый парень в семье, кто шастал в зеленом.
Тоф слабо улыбнулась.
- Он обещал монаху Гиацо, что найдет Аанга. Он потратил на это остаток своей жизни. – Она обернулась лицом к покорителю воздуха. – Всю свою жизнь. Вот как Народ Огня держит свое слово. Да, они безумны, но обещания важны и для нас тоже. Для Царства Земли и Племен Воды.
- Я знаю, - Аанг попытался защититься. – Почему бы мне об этом не знать? Я же Аватар. Разумеется, я знаю об этом… - он увидел взгляд Хакоды и сглотнул.
- Если бы ты действительно понимал это, - тихо сказал Хакода, - то ты понял бы, почему то, что сделала Катара – неправильно. – Он посмотрел на дочь. – Честь воина – это обещание, данное его народу. И себе самому. Что он всегда будет поступать с достоинством и мужеством. Что он будет придерживаться путей нашего народа, а в противном случае будет готов принять последствия. Злить нас сильнее, чем мы и так были, пропитывать нас ненавистью, которой мы не чувствовали, - неправильно. И всё не прекрасно. – Он выпрямился и ещё раз окинул взглядом покорителя воздуха. – Аватар Аанг, Сокка рассказал мне, что нам представилась возможность нанести прямой удар по Народу Огня. Победить в тот миг, когда Хозяин Огня будет беспомощен. Принимая во внимание падение Ба Синг Се, план привлечь силы Царства Земли не сработает. Но, думаю, мы с Соккой что-нибудь придумаем. – Его лицо было крайне серьезно. – Ты ранен. Будет лучше, если Катара сконцентрируется на твоем исцелении, а не на сражениях. Я предлагаю тебе возможность путешествовать с нашим флотом, пока ты выздоравливаешь, а мы вырабатываем план.
- Здорово! – Аанг воспрял к жизни. – Спасибо…
- За тобой будут следить.
Осекшись на полуслове, Аанг уставился на него, раскрыв рот.
- Но Катара же сказала, что ей жаль…
- Нет, - отрезал Хакода. – Ей не жаль. – Он посмотрел на дочь. – Правда?
- Я… - Катара сглотнула, её глаза наполнились вызовом. – Я пыталась помочь. Поступить правильно!
- За вами будут смотреть, - повторил Хакода с тяжелым сердцем. – Катара, ты моя дочь. Я люблю тебя, и каждый день скучал по вам обоим. Но если подобное случится ещё раз, из-за кого-нибудь из вас… Да, мы говорим и про тебя Аанг, мы знаем, что ты – покоритель воды… Я - вождь племени. Я должен буду принять меры.
- Против Аватара? – недоверчиво переспросила Катара. – Как Народ Огня?
- Ради наших людей, - прямо ответил Хакода, вскипев от гнева. – Я не прошу луну с неба! Просто имейте приличие оставить наши сердца нам. Позвольте нам помочь восстановить баланс, потому что мы сами считаем это правильным, а не потому что так думаете вы!
Катара наконец-то отпрянула.
- Папа, я…
- Стоп, - твердо сказал Хакода. – Веди себя как следует. Покажи, что ты истинная женщина племени. Южная покорительница воды, достойная доверия. – Он перевел строгий взгляд на Аанга. – Бато говорит, что ты показал себя во время плавания между льдов как достойный уважения член племени. Эта честь налагает на тебя обязанности. Покажи, что тебе тоже можно доверять. Или тебе нужны союзники, чтобы отбросить Народ Огня только до тех пор, пока не будет достигнуто равновесие и мир? – Хакода вздохнул. – Аанг, как может наступить мир, если нельзя доверять слову Аватара?
- Я… - Аанг сглотнул. – Я стараюсь.
- Я знаю, - ровно ответил Хакода. – Я хотел бы помочь тебе, но пока… тебе придется продолжать стараться. - Или кошмары Зуко станут явью. И это раздавит нас всех.
Краем глаза Хакода заметил подошедшего Асиавика и задался вопросом, что успел услышать седеющий целитель. Судя по выражению мрачного удовлетворения, довольно много.
Катара тоже заметила. И на миг, всего лишь миг, Хакода увидел её страх.
О, дочка, мне так жаль. Но этому надо положить конец. И они должны знать об этом.
- Хакода, - начал Асиавик с нейтральным выражением на лице. – Вернулась та юная леди из Царства Земли. – Он бросил взгляд на Сокку и Катару. – Она говорит, что принесла вам письмо.[/cut]
 
DenlotДата: Вторник, 09/04/2013, 20:31 | Сообщение # 167
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Кстати, именно это Азула и собирается сделать с Мином - забрать его верность даже против его желания. Сильный покоритель огня может такое сделать, но в Народе Огня это считается страшным насилием.

Она и с Кваном такое хотела сделать,верно?Но тому что-то помогло ему.Ненависть?Вообще-то мне кажется это очень сомнительным:ты знаешь,что она убила тех,кто тебе дорог,кому ты верен.И она расчитывает что у неё получится забрать его верность?
Цитата (aminya)
Именно поэтому, как написала в комментариях к той главе автор, Азула во время своего разговора с Мином удалила всех представителей Народа Огня. Уж больно некрасивая это угроза для благородной принцессы.

Надо бы тогда рассказать им,и скомпроментировать её.
Пока нет времени,но я постараюсь обсудить и главы последние поподробней некоторых.


 
aminyaДата: Вторник, 09/04/2013, 21:41 | Сообщение # 168
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
Надо бы тогда рассказать им,и скомпроментировать её.

Кому он что расскажет, если его в камеру бросили? Это произведет впечатление только на огневиков, а Мина охраняют Дай Ли.
Цитата (Denlot)
Она и с Кваном такое хотела сделать,верно?Но тому что-то помогло ему.Ненависть?Вообще-то мне кажется это очень сомнительным:ты знаешь,что она убила тех,кто тебе дорог,кому ты верен.И она расчитывает что у неё получится забрать его верность?

Я вот что-то сомневаюсь, что те, кому Дай Ли промывали мозг, очень хотели им подчиняться. Есть вещи, которые люди не могут контролировать.
Власть Азулы над Дай Ли вовсе не такая прочная, как над огненными. Зуко где-то говорил, что она сделала это очень тонко, внедрившись как союзник. У неё ничего не вышло бы, не будь она на тот момент союзницей Лонг Фэнга. Кван верен был только Лонг Фэнгу и подозревал Азулу. А теперь он её открыто ненавидит. Разумеется, Азула знает об этом, но смещать двух глав Дай Ли подряд, когда её власть не настолько прочна - безумие. Вот она его и терпит. И ждет, когда Кван открыто проколется так, чтобы его смещение одобрили бы сами Дай Ли, даже без участия Азулы.

[cut=Глава 31. Часть 2. Письмо воздушного монаха.]
Глава 31. Часть 2. Письмо воздушного монаха.

- Писано монахом Юан-ти в году… Это письмо покорителя воздуха! – просиял Аанг, усевшись на скамью из песчаника, пока остальные скучились вокруг. – Триста двадцать лет назад. Ого! Оно было старым, ещё когда я родился.
Как переваренный кальмар, грустно подумал Сокка, наблюдая, как Шу наблюдает за Аангом. Ты жуешь, жуешь и жуешь, а он всё такой же.
Ну, хотя бы до Катары дошло, что папа на самом деле разозлился. И попал в затруднительное положение. Он был вождем. А долгом ребенка вождя было вести себя так, чтобы папе не нужно было за тебя волноваться. Чтобы он мог обращаться с тобой так же, как со всеми.
По большей части, Катара понимала это. По большей части.
- Трудно поверить, что ты родился более ста лет назад, - с любопытством сказал Шу. – Я знала, что Киоши было двести тридцать, когда она умерла, и если слухи об Аватаре Куруке правда, то он жил ещё дольше, но…
- О, я был заморожен в айсберге, - весело сообщил Аанг. – Пока Катара не освободила меня свои потрясающим покорением воды.
- Это правда, - с улыбкой подтвердила Катара. Её улыбка лишь чуть погасла, когда она взглянула на остальную часть лагеря.
- Айсберг, - пробормотала Шу. – Как же я рада, что я не на твоем месте.
- Прямо сейчас, он – это не он, - многозначительно намекнул Сокка. – Мы же не хотим, чтобы до Народа Огня дошли слухи, что он жив. До кого-нибудь ещё из Народа Огня, - с запозданием понял Сокка. – О, черт.
- Расслабься, - серьезно посоветовала Тоф. – Живчик не расскажет.
- Мы этого не знаем, - грустно сказал Аанг, подняв глаза от письма.
- Нет, - согласилась Шу, - но шансы велики, что она права. Вы не видели награды за голову Зуко. – Она скривилась. – Поверьте, с его стороны будет большой глупостью приближаться к Народу Огня или кому-нибудь, кто имеет с ними дело.
А Зуко не дурак, закончил про себя Сокка. Одержимый, безумный, слишком упрямый, чтобы лечь и умереть… но он не дурак.
- Итак… где твой парень? – спросила Катара с явным намерением перевести разговор на другую тему.
- Мы поссорились, - грустно призналась Шу. Её улыбка вышла кривой. – Он упрятал меня подальше, чтобы я была в безопасности от большого плохого принца Огня. – Её голос упал. – Мой отец никогда бы так не поступил.
- Он же просто хотел защитить тебя, - ободрила её Катара.
- Я не просила о защите, - отрезала Шу. – Если бы он рассказал мне, кто они такие, если бы он сказал, что армия всегда охотится за покорителями огня, придумавшими что-то новое… Ну, мы бы все равно поссорились, но я бы с ним согласилась. По большей части. – Она покачала головой. – Но он мне не сказал.
Сокка поморщился, услышав боль в её голосе.
- Он не верил тебе.
- А у тебя голова работает, - сказала ему Шу с горько-сладкой улыбкой. – Продолжай в том же духе, и однажды какая-нибудь девушка станет очень счастливой. Ради неё и ради себя всегда объясняй ей, почему ты хочешь что-то сделать, Сокка. Объясни свои причины. И выслушай её, если она знает что-то, что заставит тебя дважды подумать. Нет людей, абсолютно согласных друг с другом, но если действительно прислушиваться друг к другу… всё получится.
- Эм… спасибо? – Разумеется, он слушал Суюки. Ну, пытался слушать. Даже если пару раз ей приходилось сперва швырнуть его через всё додзё…
Суюки. У Азулы были костюмы Воинов Киоши. О, духи… неужели она добралась до Суюки?
Здесь он об этом не узнает. Но если они попадут в бухту Полнолуния, то кто-нибудь там может знать. Проблема в том, как туда добраться.
Стоп. Она сказала нечто важное.
- Что ты имеешь в виду под «всегда охотится»?
- Покорители огня придумывают новые приемы, - объяснила Шу. – А потом учат остальных. По крайней мере, так сказал сержант Бо. Обычно это что-то простое. Немного другой способ кинуть огненный шар, или ещё что. Но покорение горячей воды? – Она посмотрела на свои руки. – Я чувствую себя виноватой. Отчасти. Даже если бы они не узнали про исцеление… Народ Огня хочет ему смерти, а теперь и Царство Земли. Бедный Ли.
- Бедный Ли? – не веря своим ушам переспросила Катара. – Ты видела, что они сделали?
- Видела. – Шу встретилась с ней взглядом. – Когда я была маленькой, отец говорил мне всегда сражаться за свою жизнь. Чего бы это ни стоило. Кто бы ни заявлял, что он прав, а ты – нет. Всегда сражаться. Потому что можно попасть в какое-нибудь местечко типа деревни Чина, где до сих пор казнят всех выходцев с острова Киоши из-за того, что Аватар сделала с их великим лидером.
- Вообще-то… мы там были, - неохотно признался Сокка. – Значит, они такие не только в День Аватара?
- Нет. – Она обвела их взглядом. – Не хочу никого обидеть, но как вы выбрались оттуда живыми?
- Меня не спрашивай, - влезла Тоф. – Это было до того, как я пришла в группу.
Сокка почувствовал, как слегка шевельнулся под ногами песок. Намек был ясен, как день. Колитесь, ребята. Или мне снова придется спрашивать Зуко?
И неважно, что Зуко давно уехал. Тоф найдет способ. Он знал это.
- Ну… появилось несколько парней из Народа Огня, и… я отделался общественными работами, - широко улыбнулся Аанг. С сомнением посмотрел на Шу. – Они же не собирались на самом деле сварить меня в масле? Правда? Я же Аватар.
Шу посмотрела на него.
- Я хочу сказать, никто же не согласится жить с этим их безумным Колесом Наказаний. Вариться в масле, быть съеденным акулами… даже Народ Огня так с людьми не поступает, верно?
- Нет, - отрезала Шу. – Обычно они так и делают. – Она покачала головой. – Вот почему папа сказал мне, что если встанет выбор, идти в деревню Чина или к солдатам Народа Огня, то идти к солдатам.
- Ты шутишь, - прошептала Катара.
- Они сварили рыбака, который в прошлом году сбился с курса, - заявила Шу. – Мой папа всегда собирает такие новости. Просто на случай, если услышит о старых приятелях, собравшихся в одном месте.
- Насилие – это не ответ, - твердо сказал Аанг. – Смерть никогда и ничего не решает.
- Правда? – Шу смотрела на него в упор. – Продолжай-ка лучше читать.
Аанг моргнул и снова уткнулся в страницы.
- Не знаю, что ты хочешь отсюда узнать. Он просто рассказывает о том, как навещал монахинь в Восточном храме воздуха… - Аанг побледнел.
Сокка схватил страницы, когда у Аанга начали дрожать руки, и нагнулся, чтобы прочитать.
- О, черт.
- Никто не хочет просветить меня? – нетерпеливо спросила Тоф.
- Вкратце? Садао сказал правду, что Киоши устроила бойню Народа Огня, - очень серьезно сказал Сокка. – Юан-ти пишет о «дыме от бесчисленных погребальных костров». «Целые острова скрылись в море». «Соль блестит на склонах горы Широторы, где ренегаты пытались сдержать приливную волну» - Он пристально посмотрел на Аанга. – Ренегаты?
Аанг без слов покачал головой.
- Но… Киоши была Аватаром. Она не могла…
- Но она сделала, - без всякого сочувствия проговорила Шу. – Пираты из Народа Огня убили одного из её детей. Конечно, он был взрослым человеком… но для матери дети всегда остаются малышами. В других источниках было написано, что сначала она отправила послание лордам, прежде чем вызывать ураган. Но, кажется, её послание сперва доставили Царю Земли, а он помнил, как Киоши унизила его отца, создав Дай Ли.
- И поэтому Царь Земли подменил послания, - сделал вывод Сокка.
- Я не знаю наверняка, - ответила Шу. – Но из переписки людей того времени, которая была у сержанта Бо… я готова на это поспорить. Он ненавидел Народ Огня, и он ненавидел Киоши. Почему нет? – Она смотрела на Аанга. – Деревня Чина ненавидит Аватара за то, что Киоши сделала с Чином. С одним человеком. Который заслужил то, что получил. – Она ткнула пальцем в письмо. – Давай, скажи мне, что они заслужили такое.
Я не могу, понял Сокка. Он знал, как он злился за смерть мамы и Юи, но… в обоих случаях это сделали покорители огня. Люди, которых можно остановить. Люди, которых можно убить и сказать своим мертвым, что всё кончено. Аанг в Состоянии Аватара…
Фонг, покорители песка… нам повезло, понял Сокка. Никто не умер. Если бы всё сложилось хоть чуть иначе… Когда Аанг такой, с ним невозможно сражаться. Никто не сможет.
Кроме Азулы, которая ударила Аанга в спину.
Как у неё вообще вышло? Когда Аанг в таком состоянии, духи вместе с ним. Ничто не могло его коснуться, даже когда покорители покоряли всё вокруг…
Сокка посмотрел на солнце и с трудом сглотнул.
Когда Аанг вышел из моря на Северном полюсе, никто не кидался в него огнем. Они были слишком потрясены.
А если бы стали… смогли бы они пробиться?

Потому что Аанг рассказал им, что Ко Похититель Лиц до сих пор имел на него зуб за то, что сделал Аватар девятьсот лет назад. И если Ко мог так долго хранить обиду…
О, черт. Это война больше, чем мы думали. Гораздо больше.
- Может тогда они этого и не заслуживали, - мрачно возразила Катара. – Но сейчас? Их надо остановить.
- Я знаю, - задумчиво согласился Аанг, – но есть разница. Если всё так запуталось из-за того, что им больно… мы должны это исправить. Каким-то образом.
- Исправить? – встрепенулась Катара. – Почему ты думаешь, что они хотят, чтобы их исправляли?
- Катара права, - влезла Тоф. – Ты лучше подумай об этом, Аанг. Как следует.
- Никто не может хотеть быть таким, - возразил Аанг. – Кузон не был таким. И Айро… - Он грустно покачал головой. – Он пытался.
- Сперва остановим сильно плохих парней, а потом уже займемся исправлением менее плохих, - предложил Сокка прежде чем всё кончится спором. Ренегаты на горе Широторе. Бьякко?
Может быть. Но мысль не казалась правильной. Особенно в свете того, что было написано в конце письма.
- Аанг? Что такое «гармоничное согласие»?
- А? О, это взрослые дела, - пожал плечами Аанг. Немного скривился. – А что?
- Это связано с тем, что Юан-ти рассказывает о монахинях в храме. – Сокка нахмурился, перечитывая письмо. – Многие из монахинь на сносях… они что-то носили?
Аанг немного покраснел.
- Он имел в виду, что они были беременны.
- Беременные монахини? – с недоверием переспросила Тоф. – Это вообще законно?
- Ну… а откуда ещё мы брались? – спросил окончательно запутавшийся Аанг.
Шу моргнула.
- Все покорительницы воздуха были монашками?
- Кроме монахов, - улыбнулся Аанг. – Ага, он пишет, что некоторые из них спускались для встреч с детьми и были расстроены. А кто не был бы?
- Он пишет не только это, - нахмурился Сокка. – Некоторые из младших сестер, особенно среди тех, что на сносях, были весьма расстроены, столкнувшись с волей Аватара. Я посоветовал старейшинам привести всех к гармоничному согласию, потому как хотя милосердие и сострадание лишь хрупкие иллюзии, но они заставляют дух сохранять привязанность к вещам из бренного мира, а потому должны быть удалены. А иначе, как вы сами знаете, человек начинает желать большего, чем положенные отказ и забвение. И как тогда мы познаем высшую радость обучения наших учеников свободе, если те, кто выносили их, не откажутся от них… - Сокка ахнул и опустил письмо дрожащими руками. – Откажутся? Ваши родители отказывались от вас?
- Им полагалось так поступать, - с удивлением ответил Аанг. – У нас нет родителей, Сокка. Не так, как у вас. Хотя Хакода, конечно, классный… но странный. Кузон вечно волновался, будут ли его родители гордиться им. И дядя Курояма. Он очень его любил, даже когда его дядя орал на него во все горло… Что такое?
- Аанг, - с круглыми глазами спросила Катара. – У тебя должны были быть мама и папа. Они есть у всех.
- Ну… пару раз в год монахи уезжали на встречи с монахинями, а потом привозили с собой детей, когда те достаточно подрастали, - Аанг пожал плечами. – Гиацо говорил, что мальчиков распределяют между Северным и Южным храмами, а девочки отправлялись в другой храм, не в тот, где родились… Почему вы все на меня так смотрите?
- Э, - выдавил Сокка. – Просто… мы немного удивлены. - А скорее в ужасе. И сверху ужасом приправлены.
- Правда? – нахмурился Аанг. – Я же говорил, что монах Гиацо присматривал за мной. Зуко тоже об этом знал. В первый же день, как мы встретились, он сказал, что я ничего не знаю об отцах. А это неправда. Гиацо возил меня по всему миру, чтобы я встречался с людьми. Я знаю про отцов! – Он пожал плечами. – Просто у Воздушных Кочевников их нет.
- Зуко изучал Воздушных Кочевников, чтобы найти тебя, - сообщила Тоф. – Думаю, большинство людей об этом больше не знает.
- …О, - Аанг опустил глаза.
- Знаешь что? Нам не мешало бы перекусить, - твердо вмешался Сокка. – Раненым воинам надо поддерживать силы. Мы… пойдем и принесем чего-нибудь поесть.
- Отличная идея, - согласилась Катара, бросив ему полную облегчения улыбку, которая показала, что она разгадала его замысел. – Аанг? Не хочешь рассказать мне, как ты рос под присмотром Гиацо? Судя по всему, он был хорошим человеком.
- Ой, ты даже не представляешь…
Я частенько оказывался на краю гибели с тех пор, как встретил Аанга, подумал Сокка. Но когда он выбирался из ямы в песке, у него почему-то было такое чувство, что он никогда не проходил так близко.
- О, черт.
- Держись, – дже Тоф говорила не как всегда. – Теперь мы знаем. Не представляю, что нам делать дальше, но мы знаем.
- Я надеялся, что он скажет, что это неправда, - дрожащим голосом произнесла Шу. – Я хочу сказать, я прочитала послание, но… это всего одно письмо. Оно могло оказаться чьей-то злой шуткой, или тот человек был безумен, или… - Она глотнула воздуха. – Но это правда.
- Легкие Ноги даже не дернулся, - сообщила Тоф. – Он… он считает это нормальным.
И почему это пугает меня так же, как мысль о Хозяине Огня? подумал Сокка. И напрягся.
- О, я засуну бумеранг ему в… Вот почему Зуко хотел, чтобы папа присмотрел за ним! – он замахал руками. – Отличный ход, покоритель ослов! Перекладываешь проблемы, которые не можешь решить, на нас…
- Ты хоть сам себя слышишь? – К Тоф вернулась слабая улыбка и её саркастическая самоуверенность. – Он пытался, Сокка. С тех пор, как он напал на вас на Южном полюсе, он постоянно говорил вам, почему преследует вас. Его честь. Его народ. Его семья. – Она пожала плечами. – Он не может исправить ситуацию. Он не друг Аанга. А мы – да. Что ещё ему оставалось делать?
Сокка сердито посмотрел на неё.
- Знаешь, иногда я ненавижу, когда ты говоришь разумно.
- Вы его друзья? – Шу тихо присвистнула. – Вы храбрее, чем я.
- Поверь мне, сейчас я вовсе не чувствую себя храбрым, - буркнул Сокка. Принюхался и отправился к ближайшему котелку с похлебкой. Люди в синих туниках, а не зеленых, слава духам.
Папа.
Он обхватил руками это воплощение силы, совершенно не думая о том, выглядит это по-мужски или нет. Папа был здесь. Он был настоящим и хотел помочь.
Мы не одни.
- Сокка? – Хакода встревожено посмотрел на него.
- Когда у тебя будет возможность, Катаре тоже не помешает обняться. – Сокка сглотнул. – Покорители воздуха… были не совсем такими, как мы думали.
Хакода медленно кивнул.
- Расскажи мне.
Он рассказал, сбивчиво перескакивая с одного на другое, а Тоф и Шу приходили ему на помощь, когда у него перехватывало горло. Он пытался передать не только холодные слова письма, но и то, как буднично Аанг говорил о разрушении семей. Как будто забирать младенцев у матерей было совершенно нормальным делом. Хуже того… будто мамы должны были радоваться этому.
Его поток слов иссяк. Он глотнул воздух и попытался найти новые.
- Аанг… Катара и я постоянно говорили ему, что он – наша семья. Он даже не знает, что это значит. И если он не знает, зачем мы сражаемся… - замолчав, Сокка покачал головой.
- Может быть Айро всё-таки был прав, - скорее самой себе сказала Тоф. – О том, как началась эта война, - добавила она, когда головы присутствующих повернулись к ней. – Он не знает наверняка, но у него есть догадки… И я думаю, что они правильные.
- Война началась, когда они стерли с лица земли Воздушных Кочевников, - напомнил Бато.
- Да? А до этого? Ураганы каждый год обрушиваются на Народ Огня, - серьезно проговорила Тоф. – Не такие страшные, как ураган Киоши, но страшные. А Воздушные Кочевники должны были предупреждать их, если заметят их приближение. Но вот перед самой войной они этого не сделали.
Тишина.
- Айро считает… может быть Хозяин Огня Созин подстроил это. Чтобы у него был повод. – Тоф поморщилась. - Не могу поверить, что они повелись. Я знаю Аанга. Но… Аанг – всего один покоритель воздуха, ребенок и… - она стиснула маленькие пальцы в кулачки.
- И может быть Народ Огня знал остальных достаточно хорошо, чтобы поверить, - свинцовым тоном закончила Шу. – О, Ома и Шу…
Хакода внимательно посмотрел на Тоф.
- Кажется, ты много разговаривала с Айро.
- Ага, - призналась Тоф, внутренне подобравшись. – И теперь я приму положенные мне шишки как подобает воину, вождь Хакода. Я не врала вам, но я хранила секреты.
Парочка мужчин рассмеялась. У них был такой вид, будто они хотели посоветовать маленькой девочке спасаться бегством. Сокка строго посмотрел на них.
Хакода не отрывал взгляда от Тоф.
- Какие секреты?
- Я знаю, что Зуко больше не преследует Аанга.
Ещё разок? чуть не завопил Сокка.
Хакода задумчиво рассматривал её.
- Ты – друг Аанга, но это не значит, что мы не можем тебя судить.
- Ага, - кивнула головой Тоф, принимая предостережение. – Я – друг Аанга, а также Сокки и Катары. Так что вы должны знать, что я сделала, чтобы помочь им. Я Тоф Бей Фонг из семьи Бей Фонг. Когда мы заключаем сделку, это – сделка. И вы должны понять, что это значит прямо сейчас, иначе мы вляпаемся в новое болото.
- Отлично сказано, - одобрил Бато. Посмотрел на Хакоду, многозначительно приподняв бровь.
- Хорошо, - уступил Хакода. – Как давно ты знаешь?
- С тех пор, как он очнулся, - прямо сообщила Тоф. – Хотя то, что он напал на Азулу, чтобы помочь нам выбраться, как бы говорит само за себя. – Она пожала плечами. – Мы на самом деле заключили сделку, как я и говорила Сокке. Но Зуко просил, чтобы я позволила вам продолжать думать, что он всё ещё преследует Аанга. Он знал, что вы связаны с армией. А если там узнают, что здесь Дракон Запада… ну, вы сами видели. Поэтому Живчик решил, что лучшим выходом будет сделать цель из себя. Потому что пока вы думали о том, что Зуко хочет поймать Аватара, вы не думали об Айро.
- Он на самом деле помогал, - с недоверием пробормотал Сокка. Конечно, он постепенно понял, что где-то в глубине Зуко спрятаны осколки нормальных чувств, когда дело касалось Айро, но… ого! – Никаких игр. Никаких трюков. Он на самом деле старался помочь Аангу поправится. – Он вскинул руки в полном недоумении. – Только потому, что дал тебе слово?
- Потому что я попросила, - отрезала Тоф. – Как он попросил у меня помощи, чтобы спасти Аппу. Он рискнул головой и разыскал нас, Сокка. Когда он знал, что мы можем натравить на них Дай Ли. Потому что он знал, что Лонг Фэнг и генералы задумали повторение Северного полюса. – Она замолчала, слегка нахмурившись. – И… потому что у него есть план.
У Зуко есть план? Проклятие, звучало погано.
- Какой план? – с подозрением спросил Сокка. – Он не может доставить Аанга домой. Азула – наследница. Что он вообще может сделать? И почему у меня это ужасное чувство, что я вот-вот это узнаю?
- Я не знаю, - призналась Тоф. – Айро не сказал мне. Он не хотел, чтобы Катара попыталась все испортить. Но я думаю… - Она замешкалась. – Вы не единственные, кто сталкивались с духами.
Сокка почувствовал, как у него отвисла челюсть.
- Что-то пыталось съесть Амаю…
- И Зуко помог Дай Ли остановить это, - добавила Тоф. – Мы поговорили, пока шли спасать Аппу. О многом. – Она склонила голову в сторону Хакоды. – Зуко знает, что мир не в порядке. Айро пытался спасти Луну. Не представляю, что они собираются делать, но… нам это не повредит. А может быть даже поможет.
- Несмотря ни на что, ты по-прежнему доверяешь ему, - сделал вывод Хакода. – Ты очень честная.
- Ну… не совсем, - призналась Тоф. – Я знаю о Зуко кое-что еще. – Её лицо посуровело. – Но это личное. Дела Зуко, и больше ничьи.
Хакода задумчиво кивнул.
- Думаю, мы сможем с этим жить.
Тоф вздрогнула.
- Правда?
- Ты не солгала, - ответил Хакода. – Ты не рассказала всю правду, но то, о чем ты умолчала… Ну, не скажу, что мне нравится, что ты называешь Зуко другом…
Взгляд Тоф стал грозным.
- Но если он сдержал данное тебе слово, то, полагаю, большего нельзя ожидать от Народа Огня, - нахмурился Хакода. – Полковник Мохэ решил всё же отправить гонца. Если мы не хотим, чтобы Ба Синг Се призвал нас к ответу, нам следует уйти сразу после него. Даже если придется выйти в море по темноте.
- А что не так с плаваньем ночью? – с непониманием спросил Сокка.
- Раньше было всё в порядке, - деловито ответил Бато. – Но вот уже несколько недель… Давай скажем, что я очень жалею о том, что пугал твою бабушку.
Тоф застыла почти так же, как и он.
- Вы видели духов? – потребовал Сокка.
- Мы не уверены, что именно мы видели, - признался Хакода. – Это началось вскоре после того, как луна погасла. И это приходит вместе с северным ветром…[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Вторник, 09/04/2013, 21:42
 
DenlotДата: Пятница, 12/04/2013, 17:23 | Сообщение # 169
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Я вот что-то сомневаюсь, что те, кому Дай Ли промывали мозг, очень хотели им подчиняться. Есть вещи, которые люди не могут контролировать.

Не,ты не поняла.Я про Мина.Азула расчитывает,что убив его семью она получит его верность.Дура.Зачем было так прямо говорить?
Цитата (aminya)
Кому он что расскажет, если его в камеру бросили? Это произведет впечатление только на огневиков, а Мина охраняют Дай Ли.

Каюсь,забыл...
Цитата (aminya)
Маленькие огоньки тянутся к большому, а ХО - самое большое пламя. Кстати, именно это Азула и собирается сделать с Мином - забрать его верность даже против его желания. Сильный покоритель огня может такое сделать, но в Народе Огня это считается страшным насилием.

Так вот что Айро имел в виду...Жёстко авторша придумала,жёстко.С другой стороны,Айро говорил что-то про то,что можно постепенно рвать верность,значит,Азула всё равно проиграла бы...
Кстати,по прошедшим главам...Как землевики смогли такое учудить?Под водой-то?Про письмо:это типа пролог к энциклопедии,о которой ты упоминала?
Цитата (aminya)
Вот почему папа сказал мне, что если встанет выбор, идти в деревню Чина или к солдатам Народа Огня, то идти к солдатам.

Жесткач.Автор загнула... surprised
Цитата (aminya)
Хакода разглядывал покорителя воздуха, с трудом сдерживая свой гнев. Он не настолько наивен. Таких не бывает.

Опять загнула.И к сожалению,глупость человека не знает границ...видимо,как и наивность.




Сообщение отредактировал Denlot - Пятница, 12/04/2013, 17:26
 
aminyaДата: Пятница, 12/04/2013, 20:20 | Сообщение # 170
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
Дура.Зачем было так прямо говорить?

Чтоб страшнее было cool Чтобы Мин помучился и послал плохое предчувствие своей семье. Шанс велик, что они очертя голову бросятся ему на выручку. Тут-то умница-Азула всех и схватит.
Цитата (Denlot)
С другой стороны,Айро говорил что-то про то,что можно постепенно рвать верность,значит,Азула всё равно проиграла бы...

Постепенно рвать верность - не панацея. Я так понимаю, что это что-то вроде привычки к ядам. Если сразу дать дозу - человек умрет, а если его прикармливать маленькими дозами, то может и выжить. При удаче. Размер удачи можно оценить, учитывая, что только 2 покорителя огня пережили процедуру: Айро и Джеонг Джеонг. На самом деле Айро и хочет этого, и боится за жизнь племянника. Поэтому и не торопит процесс.
Шансы на то, что Мин, находясь в жутко стрессовой ситуации, в плену, в страхе, найдет необходимую силу воли - очень мал. Скорее он сломается или умрет.
Цитата (Denlot)
Как землевики смогли такое учудить?Под водой-то?

Как-как? Взяли и подняли дно вверх. Там проблема была в том, что покорители находились на большом расстоянии, зато их было много.
А как Катара в мульте вытаскивала воду из-под земли в серии с Джетом? Почувствовала и потянула.

Цитата (Denlot)
это типа пролог к энциклопедии,о которой ты упоминала?

Ну, не пролог. Скорее половина статьи. Думаю, у всех создалось примерное впечатление о быте Воздушных Кочевников. Дальше будут добавлены ещё детали.
А почему вас так удивило послание папы Шу? Шу - с острова Киоши. Вполне возможно, что в деревне "невинноубиенного Чина" её ждет то самое колесо наказаний, которое крутил Аанг.

Добавлено (12/04/2013, 20:20)
---------------------------------------------
[cut=Глава 31. Часть 3. Третий яорэн.]Глава 31. Часть 3. Третий яорэн.

Унаги кричит, сказал себе Лангшу, выбегая навстречу укусам северного ветра. Тебе следует бежать в другую сторону.
В другую сторону, блин! Ему вообще не следовало приходить сюда перед закатом. Так повелели старейшины деревни Суги. И так решили все взрослые покорители воды, когда увидели первый обгрызенный, безносый и безухий труп, вынесенный на берег. Детям было запрещено подходить к воде в одиночку. И никогда после наступления темноты.
Будь я не один, я бы не пошел! Черт побери, Саолуань…
Иногда он по-настоящему ненавидел своё невезение.
Не то чтобы кто-то об этом говорил. Никто, за исключением нескольких перекачавших мускулы старших парней, которых он оставил в замороженном состоянии на задворках дома. И одной или двух девчонок, которым показалось смешным, что мальчик пытался научиться обращаться с катаной своей матери вместо положенного покорителям воды длинного меча… до того, как Саолуань взяла его… эм, подмышку… и не показала приемчик-другой.
Нет, это выражалось в том, о чем в деревне не говорили. Годами. После того, как старый Шансу увел свою семью на рыбалку в море, и только лишь его внук-покоритель воды был выброшен морем на берег…
Покорители воды не должны быть одни. Все это знали. Поэтому его передавали из дома в дом, и каждый ожидал от него благодарности, и что он начнет относиться к ним, как к семье.
Но нет. Они не были папой, или мамой, или дедушкой, или младшей сестрой. Они не были.
И только Саолуань никогда не удивлялась, когда продирала глаза и находила его свернувшимся калачиком в углу её маленькой хижины в Заводи Невезения.
- Эй, маленький Капитан, - она потягивалась и зевала, - как думаешь, найдем мы что-нибудь на завтрак перед тренировкой?
Проклятие, когда он найдет Саолуань - пьяной, разумеется, она всегда напивалась после этой идиотской игры в Пай Шо с рыбаками – ух, что он сделает!
Не говори этого. Даже не думай об этом. Ты знаешь, как духи относятся к пожеланию смерти, ты знаешь, что беснуется там…
Он собирался накричать на неё. Всласть. А потом он подождет, пока она проспится. И будет бить горшком о горшок у неё под ухом.
Строя планы мести, он продолжал бежать.
Сиди за игрой. Пожалуйста, сиди за игрой, Саолуань. Держись подальше от воды…
Ну, так и было. Почти.
Он преодолел холм под крики змея и треск ломающегося дерева, похожий на звук ломающегося в буран корабельного леса. Ветер гнал по заводи розовые волны, разбрасывающие и раскалывающие маленькие лодочки живущих и промышляющих здесь рыбаков, выбравших место подальше от главной бухты и тени памяти Киоши. Волны вздымались, катясь по направлению к пропахшей рыбой хижине, исполнявшей роль таверны, игорного дома и места для рассказа лучших рыболовных историй на острове.
Красное, белое и сине-фиолетовое смешались воедино, когда невероятно огромный Унаги расколол крошечную хижину в отчаянной попытке сбежать. Извивающаяся, покрытая алыми пятнами масса присосалась к шее огромного змея. Её трупно-бледная голова вгрызалась всё глубже, разбрызгивая вокруг кровь.
Красно-белая и огромная, понял ошеломленный Лангшу. Слишком большая, чтобы быть настоящей. И слишком жадно поглощающая кровь, чтобы быть чем-то другим.
Джурéнжи.
Просто сказка. Как правило. Хотя все знали, что иногда люди умирали в воде… и не тонули. И все знали признаки.
Но он не должен был быть здесь. Никто не мог настолько прогневить Океан. Никто не мог! Даже Суюки, которая увела юных Воинов Киоши на войну… Это должно было разозлит духов там, но не здесь.
Лангшу посмотрел на извивающихся монстров и задал себе вопрос, когда тяжелый меч у него на спине успел превратиться в смехотворную зубочистку.
Пожалуйста, пусть это будет не её кровь. Ла, Туи, пожалуйста…
Отразившиеся от воды лучи заката осветили зеленую ткань, когда женщина в форме вытащила оглушенного рыбака из обломков.
Оглушительно вздохнув от облегчения, Лангшу бросился туда. Он узнал бы эти светло- каштановые волосы где угодно. Не оттенок - не при этом свете - но манеру, с которой их владелица нетерпеливо откидывала их назад, когда у неё не было повязки.
- Забраться повыше, - он услышал, как выругалась Саолуань, взвалив на плечи рыбака. – Надо забраться… Ого!
Он не смотрел. Просто повернулся и дернул, и бесцельные струи воды, выстреливаемые Унаги, отвернули от его подруги и свернулись в ледяную колонну, прикрывшую её от бьющихся тел.
Пиявка изогнулась, и лед раскололся. Но он уже добежал до них, поддержал рыбака с другой стороны, чтобы они могли двигаться быстрее. Ну… они пытались.
Черт побери, ненавижу быть коротышкой!
Саолуань не уставала повторять, что со временем проблема решится сама… но ему было тринадцать. Разве он не должен был стать хоть чуть-чуть выше?
- С тобой есть кто-то ещё? – От Саолуань пахло саке, но её голос не был пьяным. Совсем. Но и на свойственный ей легкий тон он не походил. Это была Саолуань, которую почти никто не знал: Воин Киоши, с которой он сражался во время тренировок. Ему захотелось встать прямее от одного звука её голоса.
Или спрятаться. Если Саолуань говорила серьезно… дело было плохо.
- Не думаю, - ответил Лангшу, пытаясь говорить так же спокойно, как она. Даже при том, что ему приходилось делать два шага на её один. – Они наконец-то перестали спорить, и теперь взрослые покорители воды сидят в парной.
- Они что? – выплюнула Саолуань, продолжая тащить.
- Ритуальное очищение, чтобы обратиться к Океану и узнать источник его ярости, - сухо пояснил Лангшу. – Если что-то пойдет не так, они, скорее всего, обвинят меня.
- Ритуальное очищение, - повторила Саолуань, нарочно игнорируя любые упоминания о его удаче. – Чтобы как должно обратиться к духам. – Её голос был на грани срыва. – Замечательно. Самое время, ребята…
- Но кто-то же должен! – возразил Лангшу, когда они выбрались за линию прибоя и опустили свою постанывающую ношу. – Ты знаешь, что появление джурéнжи означает, что морские духи злятся!
- Да любой, у кого есть глаза, и кто находится на две мили вокруг, это увидит. – Саолань посмотрела на сражающихся гигантов, её обычно улыбающиеся губы сомкнулись в непривычную прямую линию. – И почему нельзя было очистить половину покорителей? И отправить вторую сюда, чтобы сделать хоть что-то?
- Но всё работает совсем не так! – заспорил Лангшу.- Ты же знаешь духовы сказки. Вся деревня должна принимать участие, иначе ничего не выйдет. Если хотя бы один человек ускользнет… - он сглотнул.
- Так нам в любом случае достанется на орехи, да, маленький Капитан? – с кривой улыбкой спросила Саолуань. – Не везет мне.
Нет, подумал Лангшу. Не тебе. Мне. Прости…
- Надо прекратить это, - простонал рыбак, пытаясь нащупать крюк, которого не было.
- Рун, ты пьян, - осадила его Саолуань.
Лангшу не смог удержаться от того, чтобы фыркнуть.
- Ну, я знаю, что я пьяна, - чопорно заявила она. – И я в себе.
- Надо, - настаивал Рун, пока наиболее храбрые из его товарищей вышли вперед, чтобы помочь им уйти подальше от прибоя. – Унаги наш! Нельзя позволить какой-то мягкой пакости сожрать его…
- Проклятие, а мужик прав, - проворчал один из седобородых. – Кто станет сдерживать Народ Огня, если эта тварь сожрет Унаги? Она же забрала всех настоящих воинов на континент… Э-э-э.
- Не сдерживайся, Чо, - с легкой горечью засмеялась Саолуань. – Скажи, что у тебя на уме. – Светло-синие глаза прищурились, когда Унаги издал очередной свистящий вопль. – Черт, такая же уродина, что и в прошлый раз. Только больше.
- В прошлый раз? – с широко раскрытыми глазами переспросил Лангшу.
- О-о, да, - выдохнула Саолуань. – О, мой маленький Капитан… никто не рассказывал тебе, почему все настоящие воины в возрасте Суюки? – Она чуть улыбнулась и взъерошила его черные волосы. – Не, они не стали бы. Ты слишком страдал, чтобы задавать вопросы. Никто не хотел говорить о случившемся шесть лет назад. В тот раз ветер дул с юга…
Ветер с юга. Ветер из ниоткуда, который разбил корабль его семьи и вызвал настолько раздувшиеся от голода волны, что даже покорение воды его отца не смогло их укротить. Ветер и волны, на которых он каким-то образом добрался до берега, зная, что что-то хотело, чтобы он это сделал. Но он был слишком мал, чтобы понять…
- Что случилось?
- Потом, - твердо пообещала Саолуань. – Чо, нам нужна сеть. И гарпуны. И огонь…
Пиявка ещё глубже вонзила свои челюсти, и Унаги в отчаянной попытке бросился на берег. Но недостаточно далеко. Белый, покрытый алыми пятнами хвост пиявки развернулся, толстый, как ствол дерева, и обрушился в воду во всей своей кипящей ярости. Заводь вспенилась, и на берег обрушилось целое цунами.
Лед. Используй лед, всплыви, уцепись за берег, не дай затащить себя на глубину!..
Подросток со всхлипом выплыл на поверхность, пользуясь твердым льдом как лодкой… разбившейся о камни с зубодробительным треском.
…Ой.
Волна схлынула, утащив за собой ослабевшего Унаги и...
Лангшу увидел мокрую зеленую ткань, блеск стали, и почувствовал, как остановилось его сердце.
- Иди сюда, ублюдок! – насмешливо кричала Саолуань, отчаянно пытаясь выбраться на берег. Судя по её взглядам, она знала, что с полдюжины размахивающих руками рыбаков было смыто в море вместе с ней. Они были куда более легкими целями, даже несмотря на то, что весили куда меньше без намокшей от соленой воды брони. – Тебе мало братишки? Попробуй меня!
Никогда не касайся моря, когда Океан в гневе, говорили старейшины. Никогда.
Но он уже коснулся. И там была Саолуань.
Если получится, у тебя будет всего одна попытка.
Он принял стойку. Рассчитал углы. Мысленно отметил, где находилась белая пятнистая тварь, а где сверкала сталь. И загнал страх в самый дальний уголок разума, решив разобраться с ним потом.
Страх позволяет морским духам захватить тебя. Разозлись.
Ещё один удар сердца на размышление, и он прыгнул…
Приземлился, толкнув наружу и вниз.
Вопль Саолуань прозвучал радостно, когда его волна вынесла её на берег. Окровавленные челюсти отбросило набежавшей волной, что дало Унаги шанс освободиться.
Челюсти слепо устремились к нему, притягиваемые, словно магнитом, и шипя от ярости.
Лангшу бросился наутек, молясь о том, чтобы его волна вынесла Саолуань достаточно далеко. Молясь, что сможет обогнать прилив в своих намокших сандалиях.
Пиявка завыла, как потерянная душа, и море вскипело вокруг неё.
Проклятие, если бы я был быстрее…
Он рухнул вниз. На камни.
Какого черта?
- О, духи. – Перед ним плыло старое лицо, перевернутое вверх ногами. Но эти длинные белые усы ни с чем нельзя было перепутать. – В последнее время у нас так много посетителей.
- Что… как… где? – Ничего не понимая, Лангшу встал на колени, чувствуя успокоительный вес меча за спиной. И успокоительные руки, сжавшие его в знакомом объятии.
Мама. Папа.
…Думаю, я умер.
Я не могу умереть! Я нужен Саолуань, я должен…

- Эй, там.
Саолуань недаром учила его: он вырвался из теплых рук, приземлился сгруппировавшимся и с мечом наголо, направленным в сторону этого смертоносного хрипловатого голоса.
- Отойди от нас!
- Эй-эй! – Пустые руки, несмотря на красно-черную броню. Темные волосы, собранные в пучок на затылке, перехваченный золотым украшением, которое Лангшу не знал, и насмешливая дружелюбная улыбка, которой не было места на лице человека из Народа Огня. – Легче. Мы все здесь друзья. – Он засмеялся. – Даже если кое-кто из нас не встречался… довольно давно.
Лангшу молча повернул лезвие: прямая угроза, которую Саолуань называла «отвали, или станешь суши».
- Возможно, это было ошибкой, - вздохнул старик в желто-оранжевом одеянии.
- Ошибку совершили после смерти Янгчен, - деловито заявил покоритель огня. – Только потому, что тебе не нравится прошлое твоего народа, Гиацо, не значит, что ты можешь от него бежать. – Он поморщился. – Мне не хочется так поступать с тобой, парень, но у нас нет выбора… И духи наконец-то поняли, что время на исходе. – Серьезные золотые глаза встретились с глазами цвета морской волны. – Хьёрин… просыпайся.
Мир размылся.
Хьёрин. Я…
Я Лангшу. Но… я был Хьёрином и…

- Казэ, - выдохнул Лангшу, опустив клинок. Он не помнил, не всё… но он чувствовал. Старый друг. Сколько зим, сколько лет. – Что… почему?
- Долгая история, - прямо ответил покоритель огня, вздохнув с облегчением. – Если кратко, то мы остановили их. И при этом умерли. Но Ко выскользнул на свободу, как и положено такой пиявке-многоножке и… всё пошло не так. – Он закатил глаза. - А когда другие духи попытались всё исправить, они забыли об одной крошечной детали. – Казэ посмотрел ему в глаза. – Вот уже более тысячи лет не было ни одного духовного целителя.
О. О, это… он вспоминал сотни проклятий Саолуань, и только присутствие родителей удержало его от того, чтобы воспользоваться ими.
- Проклятие, - выдохнул Лангшу. Отсутствие духовного целителя означало, что некому было подлатать вред, нанесенный духом, сделавшим свой дар яорэну. А значит любому, кому не повезло получить раны и доброе сердце, необходимые, чтобы уравновешивать Аватара, было отпущено время в течение примерно одного сезона, прежде чем внутреннее напряжение разорвет его на части. Или ещё меньше. – Меня поимели.
- Лангшу, - с укором сказал папа.
Мама легонько стукнула мужа по затылку.
- Наш мальчик попал в переделку. Если даже тогда молодому человеку нельзя выругаться, то когда же?
- Ты можешь выжить, если поторопишься, - признался Казэ. – Теперь есть двое. Может трое, если Широнг быстро выучит огонь… Но тебе придется найти их. А они вляпались в такие неприятности, что сложно себе представить.
- Неприятности? – осторожно переспросил Лангшу. Только потому, что он не помнил, в какие переделки Казэ втягивал его в прошлом, не значило, что он не узнал это сосущее чувство под ложечкой.
- Иди в Гайпан, на север, - велел Казэ, проигнорировав вопрос. – Поверь мне, по пути ты услышишь достаточно, чтобы всё понять. – Он грустно улыбнулся. – Мне правда очень жаль. Если всё получится, ты сможешь помочь моей семье. И… - он покачал головой.
Отправив меч в ножны, Лангжу крепко обнял родителей, впитывая это ощущение до тех пор, пока… О, духи, до тех пор. Глубоко вдохнул и поднял голову. Гиацо - воздух. Казэ – огонь. Мама и папа – земля и вода. Да, я вижу, к чему всё катится.
Ему это не нравилось. Проводники из четырех народов означали, что дело срочное, и что нет другого яорэна, который помог бы смягчить первое прикосновение чужой силы к твоему духу. Хотя оно никогда не бывало мягким…
Яорэн может сражаться с тем, с чем не сладят обычные покорители. Даже с яростью Океана.
- Отправьте меня назад побыстрее, чтобы я успел поджарить ублюдка до того, как он съест Саолуань, и вам не придется ни о чем жалеть.
- И это ещё одна вещь, о которой я сожалею, - Казэ снова поморщился.
- Почему? – с подозрением спросил Лангшу. Казэ учил испуганного покорителя воды огню в прошлой жизни, так же как Ми Но учил Казэ воздуху. Он чувствовал, как поблизости ждет Агни: в отблеске солнечного света в окнах храма, в теплом прикосновении на своей щеке. Как он мог чувствовать Ла в фонтане, журчащем в соседней комнате.
И она была здесь, освещенная лунным светом, одетая в развевающиеся одежды и с лицом, которое он никогда прежде не видел.
- Мой брат вынужден отказаться от своего права на тебя. Это единственный способ убедить разыскивающего тебя, что мы намерены исполнить то, что юный яорэн пообещал Аватару Янгчен. Что равновесие будет восстановлено, чего бы это ни стоило.
Юный яорэн?
- Вы свалили эту работу на какого-то ещё несчастного ублюдка? – выпалил Лангшу. – Что он вам сделал?
Ла посмотрела на него с легким укором.
- Простите, - виновато попросил Лангшу. – Но… мне хотя бы дали почувствовать, что значит удерживать мир в целости. Если он только начал…
- Мой кузен готов, поверь мне. – Улыбка Казэ светилась гордостью. – Это сведет его с ума… но он справится.
- Надеюсь на это. Ради всех нас. – Лангшу покачал головой. – Не Агни. Ома и Шу – пара, значит… ой-ёй-ёй.
Ага. Он же просил о скорости.
- Мой брат вынужден отказаться от тебя, - решительно повторила Ла. – Но ты по-прежнему мой.
Прикосновение её руки было снегом, ночью и звездным светом.
Когда он снова смог дышать, свет изменился. Прозрачнее, с отсветом, который, как он знал, означал осень, хотя смертный мир только-только вступил в лето. Ла всё ещё сияла перед ним, но она смотрела на монаха печальным… и неумолимым, как зима, взглядом.
- Равновесие должно быть восстановлено.
- Я воспитывал Аанга, любил его и делал всё, что было в моих силах, чтобы защитить его от старейшин, видевших в нем только Аватара, а не ребенка, - грустно сказал Гиацо. – Вы хотите, чтобы я разбил ему сердце?
- Поднявшаяся волна должна упасть. Затишье должно сменяться штормом.
- Я знаю этот взгляд в глазах человека. Хьёрин – убийца!
- Ветер режет горы, и сам должен быть разрезан. Скольких убила Киоши?
- Нельзя взваливать на Аанга ответственность за… - Гиацо вздохнул, обходя ловушку. – То, что вы сделаете, приведет к новому кровопролитию. Не здесь и сейчас… но, рано или поздно, будет новое убийство. Смерть, ради предотвращения которой достопочтенная Янгчен отдала свою жизнь!
- Если ты думаешь, что мы все умерли ради этого, - ровно сказал Казэ, - то ты проглядел главное. Воздух – это свобода.
Помрачнев, Гиацо покачал головой.
- Я посвятил свою жизнь миру, и только краткий час – войне. Я не стану вам помогать.
- Ты спятил? – возмутился Казэ. – Вот поэтому Царсто Земли и позволило стереть вас в порошок, ты…
- Если он не станет помогать, то пусть, - отрезал Лангшу. – Ты же здесь.
-…Отлично подмечено.
Впервые Гиацо выглядел взволнованным.
- Вашему молодому принцу были нужны четыре…
- Казэ – яорэн. Люди могли забыть, что это значит. Мы – нет. – Ла обернулась к окнам и бескрайнему синему небу. – Осенний Господин, Штормовой Лорд, добро пожаловать…
Синь поглотила его.

***

- Дыши, маленький Капитан, - Саолуань тяжело дышала, с неё капала вода. С дрожащими коленями и налившимися свинцом руками, она пыталась услышать сердцебиение, которого не было. – Проклятие, не смей умирать у меня на руках. Я и без того видела слишком много смертей…
Она не обращала внимания на шипение и плеск волн за спиной, когда туша размером с дом подбиралась всё ближе. Ей едва хватило сил вытащить их обоих в полосу яростного прибоя. Убежать она точно не сможет.
Сосредоточься. Вот его сердце, а вот грудная кость, а… черт побери, по рассказам это иногда работало… Приподнявшись, она стукнула его по груди. Сильно.
Захлебывающийся кашель, и Лангшу втянул воздух, широко распахнув глаза цвета моря.
- Саолуань… в сторону!
Она улыбнулась. Отойти и позволить схватить его? Слишком многие из её боевых сестер погибли таким образом. Прости, Капитан, нет.
Ругаясь на чем свет стоит, Лангшу выбросил вперед руку… Вода обратилась в лед с оглушающим хрустом. Челюсти сомкнулись. Саолуань оглянулась. О, мама дорогая…
Пиявка дергалась внутри айсберга, каждым движением оплавляя по дюйму льда. Сейчас она была поймана, но если ей удастся освободить хоть кончик хвоста, чтобы снова вскипятить море…
- Помоги мне встать, - прошептал Лангшу.
Ага, хорошая мысль. Надо будет записать, подумала Саолуань, помогая ему подняться на подгибающиеся ноги.
- Идем…
Лангшу вытащил меч.
- Надо уходить, - запротестовала Саолуань.
- Ха!
Порыв зимнего ветра ударил как меч или молот, разбив и лед, и плоть, и духовную скверну одним порывом арктического холода.
Моргая обиндивевшими ресницами, Саолуань подхватила его, когда он упал.
- Челюсти, - выдавил Лангшу, уставший так, словно самолично сражался с пиявкой. – Скажи Чо… вытащить челюсти. Сломать их. И сжечь.
- Я скажу, - кивнула головой она, положив руку на его пальцы, мертвой хваткой сжатые на мече. – Я всё сделаю. А ты отдыхай. О, духи, парень. Если это то, о чем я думаю… О, Ома и Шу, ты в такой беде.
Глаза цвета морской волны сузились, и его рука вцепилась в её форму.
- Никогда больше не сдавайся. Слышала меня? Никогда.
- Не буду, - пообещала она. И постаралась на задрожать, когда лед пополз по её намокшей броне.
- Хорошо, - пробормотал он, наконец-то обмякнув на её руках. – Мы будем присматривать друг за другом, старшая сестрица…
Вырубился как потухшая свеча. Глубоко вдохнув, Саолуань отправила в ножны его покрытый льдом меч. Подхватила на руки маленького покорителя воды и пошла к Чо.
Рыбаки разбегались перед ней как испуганные воробьецесарки.
Чо оказался из более прочного материала. Немного. Но, с другой стороны, Чо был одним из немногих, кто понимал, что она была вовсе не так пьяна, как выглядела.
- Ты слышал его, - отрезала Саолуань. – Выломайте и сожгите челюсти. Если Океан решит, что мы заплатили достаточно, всё закончится. Если нет… у вас будет передышка, пока следующая пиявка подрастет достаточно, чтобы начать кусаться.
- У нас будет? – осторожно переспросил Чо.
Саолуань фыркнула.
- Думаешь, принц Огня заявился бы сюда, если бы люди не болтали? Ему нельзя оставаться. Риск для острова слишком велик. – Она пристально посмотрела на него. – А я не собираюсь стоять в стороне и смотреть, как деревня обвиняет его за то, что он выжил. Снова.
Чо хотя бы хватило совести смутиться за появившееся у него выражение облегчения.
- Ты же не думаешь забрать его у…
- У кого? – гневно спросила Саолуань. – Черт побери, Чо! Все видят только покорителя воды. Никто не видит ребенка. Да ему приходится прятаться в лачуге потрепанной воительницы только для того, чтобы поплакать! – Она покачала головой, чувствуя дыхание Лангшу у своей груди. – Мы уезжаем.
- Куда?
Саолуань широко улыбнулась, думая о недлинном списке вещей, которые придется упаковать. Включая набор для Пай Шо… и слухи о Великом Лотосе, которые передали ей с последней игрой.
- А вот это – секрет!
[/cut]

 
DenlotДата: Воскресенье, 21/04/2013, 14:18 | Сообщение # 171
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Чтоб страшнее было Чтобы Мин помучился и послал плохое предчувствие своей семье. Шанс велик, что они очертя голову бросятся ему на выручку. Тут-то умница-Азула всех и схватит.

Ага,типа они такие дураки. dry
Цитата (aminya)
Шансы на то, что Мин, находясь в жутко стрессовой ситуации, в плену, в страхе, найдет необходимую силу воли - очень мал. Скорее он сломается или умрет.

Ну наверное ты права...Если только не найдёт,ради чего жить...
Цитата (aminya)
А почему вас так удивило послание папы Шу? Шу - с острова Киоши. Вполне возможно, что в деревне "невинноубиенного Чина" её ждет то самое колесо наказаний, которое крутил Аанг

Дык я думал Аватара во всём винят...Жителей-то зачем варить?Вот варвары...
Глава странная,наверно потому,что нет знакомых героев.
А ещё я правильно понял,что у них за изобретение новых приёмов можно схлопотать?Но это же глупо.Другие стили это ж новые приёмы.А новые приёмы - это преимущество в бою,разве нет?Какого чёрта так следовать этому "стилю Созина"?Вроде было даже сказано,что за исцеляющий огонь Зуко,как отступника,могли и казнить...Что абсолютно не логично,ибо целители им дали бы тактическое преимущество,причём большое.Или тут армейский принцип:"Пусть безобразно,зато единообразно"?


 
aminyaДата: Воскресенье, 21/04/2013, 19:15 | Сообщение # 172
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
[cut=Глава 31. Часть 4. Военные планы.]Глава 31. Часть 4. Военные планы.

Ненавижу секреты, думала Мэй, почти что морщась. Изготовитель кисточек Ту был высоким и худым, в то время как генерал Айро был низким и… не худым. Но в целом в нем было что-то до боли знакомое.
- Я не могу так долго ждать доставки.
- Наши пути снабжения были… нарушены, - с грустью поведал Ту. – Следующие несколько дней многое прояснят.
- Не думаю, что что-то, привезенное из-за стен города, будет достаточно высокого качества, чтобы оправдать ожидание, - ровно отозвалась Мэй. Мне нет дела до того, что ты связной генерала. Сюда он не вернется. Не тогда, когда у Азулы есть целые армейские батальоны, которые можно призвать для подкрепления. Он подождет, пока она покинет город. А Мин столько не протянет.
Она не знала, что сделала Азула после её ухода, но судя по тому, что сейчас Мин сидел в металлической камере, Азула выглядела весьма самодовольной, а Тай Ли кусала ногти… там не было ничего хорошего.
Будь ты проклят, Зуко. И будь проклят Айро за то, что уговорил тебя. Побег Аватара не стоил твоей жизни!
- А, понимаю, - вздохнул Ту. – Леди – ценительница… Хмм, возможно, что-нибудь менее заостренное и более классическое? У меня есть несколько ценных старинных вещей.
Мэй постаралась не закатить глаза, разглядывая наборы головных уборов и кисточек. Все они подходили для формальных поэтических состязаний Царства Земли, где внешний вид автора был так же важен для победы, как и само хайку. Может Тай Ли и понравилось одеваться как Воин Киоши, но она предпочитала свой собственный стиль прически…
Стоп. Что он только что сказал?
Ещё раз осмотрев нефритовые украшения, она сделала выбор.
- Я возьму вот это.
Выйдя в ночь, Мэй чуть не передернуло от того, насколько нормально выглядели улицы. Омашу не сдался так просто, подумала она, кивнув солдату верхом на комодоносороге, когда проходила сквозь дворцовые ворота. Они сражались. А когда они больше не могли драться, они отступили. Смело. Разумно.
Эти люди… Лонг Фэнг выдавил из них половину жизни ещё до нашего прихода.

Тень ироничной улыбки мелькнула на её губах. Она могла ненавидеть Азулу за то, что та использовала её. Она совершенно определенно ненавидела принцессу за то, что та подстроила смерть Зуко. Но будь она проклята, если принцесса не была истинной наследницей рода Созина.
Уничтожь своих врагов. И из пепла построй нашу нацию, ещё более сильную, чем прежде.
И разве она сама не собиралась так поступить? Азула была не единственной, кто признавала смертоносные способности Дай Ли. Мин хотел получить их, чтобы защищать свой город и свою семью. Стоящая и благородная цель. Но если собранные ей улики верны, его семья собиралась уехать из Ба Синг Се из-за Джинхая. И если его верность им окажется сильнее, чем его привязанность к городу, то может быть…
Азула обрушила стены. Ты расплатился за это кровью. Так что воспользуйся этим и прожги себе путь на волю!
Смелая надежа. И глупая. Но она всё равно цеплялась за неё. Иначе её парализует от понимания того, что она собиралась бросить вызов Азуле.
Лучше смерть, чем плен. Никаких сомнений.
Мин уже в плену. Я не допущу, чтобы это продолжалось.
С холодным, ничего не выражающим лицом, Мэй спустилась в темницу.
Пара Дай Ли, выросших у неё на пути, ничуть её не удивили.
- Зачем вы хотите видеть этого узника?
- Она помог мне избежать позора, когда я заболела, - спокойно ответила Мэй. – Мне хотелось вернуть любезность. – Она окинула их ледяным взглядом. – Вы же не хотите, чтобы он перегрыз себе вены до того, как принцесса Азула решит, что закончила с ним?
Они были слишком хорошо вышмутованы, чтобы поморщиться. Но тот, что слева, выглядел… не слишком-то убежденным.
- А такое случалось?
- При принцессе? Нет, насколько я знаю, - откровенно заявила Мэй. – Но Хозяин Огня сталкивался с такой проблемой до того, как отдал тюремным смотрителям строгие приказы. – Она слегка пожала плечами, вложив всю уверенность, почерпнутую из рассказов своего дяди-надзирателя. – Она - наследница Хозяина Огня. Я уверена, что многие скоро поймут, что это значит.
Её обыскали. Она этого ожидала и сама отдала свои наиболее заметные ножи, выразив свой протест лишь внутренним ворчанием. Менее заметные ножи она оставила в своей комнате, хотя это и породило в ней чувство полуодетости. Нет смысла провоцировать более детальный осмотр.
Всё ещё немного бледные, они открыли дверь.
Агни, он выглядит таким маленьким.
Сталь с лязгом захлопнулась у неё за спиной, и Мин поднял глаза. Зеленые глаза распахнулись от шока, за которым последовал гнев, потом страх… Мэй позволила ему прижаться к ней. Его цепи звенели от его дрожи.
- Дыши, - прошептала она. – Просто дыши.
Захлебывающиеся вдохи, и Мин положил голову ей на плечо, впервые почувствовав что-то, помимо собственного страха.
- Моя семья… она сказала…
- У неё их нет, - успокоила его Мэй. – Я знаю её. Если бы она их поймала, ты бы уже знал. Потому что она не удержалась бы от того, чтобы показать вас друг другу. Прежде чем она разожжет огонь.
- Она сказала… они верны генералу Айро, и она собирается их убить…
У Мэй по спине пробежал холодок.
- Повтори, что именно она сказала. Дословно.
- Она сказала… - Мин задрожал, явно сражаясь со своим страхом, чтобы думать. – Она сказала, что не может захватить меня, потому что меня поддерживает чужая сила. Мои родители. Что, должно быть, они верны генералу. Я не понимаю
- Огонь поддерживает огонь, - объяснила Мэй. – Твой дух привязан к твоим родителям. Твоему клану. Вместе мы сильнее, чем по отдельности. И сильнее всего тогда, когда верны Великому Имени. – Она больше не могла пользоваться этой силой… Неважно. Она справится и так.
Зуко протянул целых три года в изгнании. Я смогу. Я должна.
- Если ты можешь противостоять ей, не поддаваясь, и ты даже не понимаешь, что ты делаешь… то силу тебе одолжил очень сильный покоритель огня, - продолжила Мэй. - Дракон Запада способен на это. Помимо него – весьма немногие.
- Она сказала, что я достаточно взрослый, чтобы возглавить клан, - выпалил Мин.
Мэй замерла. Нет, она не посмеет.
- Как может кто-то использовать это для… они же всего лишь дети, они ничего не сделали и… - Мин содрогнулся. – Она сказала, что оставит меня в живых. Наедине с ней… - Он покачал головой, онемев от ужаса.
- Неудивительно, что Тай Ли расстроена, - пробормотала Мэй, в голове которой шла лихорадочная работа. Конечно, сотрясение мозга могло повредить самый жесткий самоконтроль, но Азула не стала бы творить такие жестокости без причины.
У неё целая куча причин. Включая Царя Земли.
Захват города – это хорошо, но ничто не сравнится с тем, чтобы подарить правителя города Хозяину Огня, чтобы тот стер его под своей пятой. Более того, факт того, что Куэй сбежал, означал, что город по-прежнему представлял угрозу Народу Огня. Вот что было истинной целью Азулы. Куэй был просто бонусом.
Чтобы уничтожить сопротивление в зародыше, поймать Царя Земли и раздавить Широнга, размышляла Мэй, ей просто надо напугать кого-то настолько, чтобы он в панике бросился спасать Мина. И тогда она возьмет их всех…
Мэй с трудом сглотнула, когда догадка пробежала по её венам подобно л6едяной воде. А если никто не попытается… мы всё равно у неё в руках.
Азула всё устроила. Она специально использовала свой огонь и жестокость, чтобы создать угрозу, которую клан не сможет проигнорировать. Наверное, сейчас дух Мина изо всех сил просит о помощи… И весьма-весьма немногие люди смогут понять, что помощь не должна прийти.
Она знает. Агни, не понимаю как, но она знает.
- Мэй? – Мин прикоснулся к её щеке. Тревога за неё на какое-то время отогнала даже его ужас. – Ты в порядке?
- Дай Ли хороши, - прошептала Мэй. - Я не видела, что за мной следили. Агни, сейчас они уже схватили Ту…
Нет. Они не могли его схватить. Не тогда, когда он практически открыто заявил, что некоторые из его наиболее способных связных появятся через несколько дней. Азула не удовлетворится лишь Мэй и одним лавочником-диверсантом. Она захочет получить всю сеть. Обвязанную подарочной ленточкой, чтобы сделать свою победу в глазах Хозяина Огня полной и несомненной. Идеальной. Какой не был тот беспорядок в Омашу.
Может быть Мин был наивным, но не глупым. Он вдумался в её слова и побледнел, но потом он опустил голову и вдохнул. Этот вдох не соединял воздух и чи, как делали покорители огня, когда были на грани атаки. Это был более медленный и рассчитанный вдох - чи устремилась по позвоночнику и ногам, проникнув в самое сердце земли. Мин поднял голову, его зеленые глаза были испуганными, но твердыми.
- Никогда не сдавайся без боя.
- Это я уже слышала, - медленно отозвалась Мэй. Запустила руку в волосы и вытащила заколку, которая не удерживала темные локоны. Повернула лакированную палочку, разошедшуюся по невидимой линии, и высыпала серый моток покрытой алмазной пылью проволоки ему в руки.
Мин раскрыл рот. Он посмотрел на неё, готовый взорваться тысячью вопросов… которые так и умерли, не родившись.
Мэй криво улыбнулась. Разумеется, Дай Ли осматривали её в поисках кусочков земли и камня. Разумеется, они заметили нефрит, украшавший её заколки. И разумеется, они обыскали её снова на пути назад, хотя надо было быть самой учительницей Аватара по покорению земли, чтобы сделать такое мизерное количество земли опасным. Но когда она уходила, весь нефрит был при ней. И они смогут доложить лишь о потенциальной возможности измены, которая беспечно миновала.
Крошечные кусочки нефрита. Но достаточные большие для того, чтобы чувство камня покорителя земли отметило их… и достаточные, чтобы спрятать алмазное напыление на проволоке. На проволоке, способной, со временем, прорезать даже лучшую сталь.
- Никогда не сдавайся, - согласилась Мэй. – Я ещё вернусь.
Я пока не знаю, что я сделаю, но я вернусь.
Старательно отстранившись на время обыска, Мэй раздумывала над своим следующим ходом. И позволила себе один краткий миг жалости к себе. Если и было время, когда ей бы пригодился один отставной пьющий чай сумасбродный генерал…
Агни и дружба позволили ей отозвать свою верность и выжить. Остальное зависело только от неё.
Во-первых, надо выяснить, что знает Тай Ли, решила Мэй. Она думает, что мальчик из Племени Воды симпатичный. Я знаю, что она не настолько ненавидит Мина, чтобы позволить Азуле сделать… ту вещь.
Хотя Тай Ли не пойдет против Азулы. Но иногда можно достичь весьма многого, не делая ничего.
Тай Ли, затем Кван, подумала Мэй. Надо посмотреть, сломала ли его Азула… или ему всё ещё достанет мужества, чтобы попробовать невозможное.
Я - дитя огня. Невозможное означает лишь то, что пока никто этого не сделал.
Высоко подняв голову, Мэй шла вперед.

***

- Невозможно, - пробормотал себе под нос капитан Джи, разглядывая карту предместий Ба Синг Се, разложенную на столе офицерской кают-компании.
Недостаточно тихо, скривилась Тэруко, заметив, как взгляд принца перешел с Садао на её капитана. Когда-нибудь ей придется признаться Джи, почему такие морпехи как она спят с подушкой на голове. Люди говорят гораздо громче, чем сами осознают.
Джи поймал её взгляд и поморщился.
- Мы не сможем разместить три тысячи человек на этом корабле. Нам повезет, если мы впихнем хотя бы треть! Да ещё необходимые припасы. Потом у нас не будет шанса захватить их, генерал, сколько бы агентов у вас ни было. Может я и просоленный морем идиот, который не знает, каким концом сажать картофельартишрки, но я знаю логистику. Моя жена… - Его голос едва заметно дрогнул. – Домашняя Стража тоже принимает участие в основании новых колоний. Даже если всё пойдет хорошо, даже если ваши доклады о территории говорят, что там плодородные земли, и мы сможем привлечь достаточно фермеров, чтобы прокормить всех… первый урожай всегда требует времени. А как только люди поймут, что мы в самом деле намерены сделать то, что предлагает принц… Мы можем оказаться в осаде со всех сторон. А значит, нам придется уделять больше сил укреплениям и меньше сельскому хозяйству. Нам надо загрузить корабль всем, что только сможем достать, или те, кого мы вывезем, не протянут даже первую зиму.
- Всё так, - согласился Айро. – Терпение, капитан. Когда мы строили изначальный план, мы не учитывали возможностей «Сузурана». – Он пристально смотрел на своего племянника. И ждал.
Изучая карту, Зуко поднял пачку раскиданных записей.
- Вот наш план. – Он помахал бумагой. – А вот наш план, когда вмешается Азула.
Даже подсознательно ожидая этого, Тэруко отпрянула, когда листы вспыхнули огнем.
- Думаю, кое-какие из задумок удастся использовать, - продолжил принц, стряхнув пепел. – Проблема в том, что как только люди сдвинуться с места, нам придется вывезти их всех разом. Другой командующий мог бы пропустить маленькие группки, не применяя карательных мер ко всему городу, но пока там Азула… - Он нахмурился, размышляя.
Джи вздохнул и многозначительно посмотрел на генерала. Тот улыбнулся и слегка покачал головой.
- Вы забываете, капитан: Азула знает, что я жив. И она досконально изучала мои тактические приемы. Она ожидает, что я выступлю против нее, и предусмотрит любые мои ходы. – Айро помолчал. – Но она считает моего племянника мертвым.
Тэруко моргнула. Хороший довод. Она слышала, что тактические гении могут так сделать: прочитать замыслы командующего противника по мельчайшим намекам. Они будут атаковать и контратаковать до тех пор, пока кто-то не совершит ошибку, а затем…
- Нам надо сделать какую-то глупость, - пробормотал принц.
Джи посмотрел на него, грозно сдвинув седые брови.
- Вы не знаете мою сестру, - сообщил Зуко. – Она должна быть идеальной. Всё должно быть под контролем, постоянно. Под её контролем. Она окружает себя только лучшими. Поэтому если мы собираемся причалить в Ба Синг Се там, где нас увидят люди, но не увидит она, нам надо выглядеть…
- Некомпетентными? – сухо спросил Джи.
- Второсортными, - твердо поправил Зуко. – Некомпетентность сделает нас целью. Мы должны соответствовать записям о «Сузуране». Кучка неудачников, только что вернувшихся с задания. И хуже всех придется вам, капитан. Нам придется предположить, что она знает, кто был на «Вани».
Тэруко помотала головой, пытаясь поймать его замысел.
- Вы хотите, чтобы мы высадились открыто?
- Дезертиры не выживают, - насмешливо заметил Зуко. – Все это знают. – Он окинул всех присутствующих взглядом светло-золотых глаз. – Почему нет? Широнг – ушлый Дай Ли. Разве можно привезти Хозяину Огня лучшего пленника? Нам не надо забирать всех. Мы заберем только тех, кто не сможет уйти по земле. Тех, кто понадобится нам. Мы заберем необходимые припасы: если мы поплывем на запад с пленниками, разумеется, что мы загрузимся так, чтобы не делать лишних остановок по пути к Хозяину Огня. Просто ещё один верный корабль на службе. Доставивший жизненно необходимую информацию о путях, ведущих в Ба Синг Се, на которых нет мин… и последние данные о местонахождении флота Племени Воды.
Кто-то до сих пор злится, что его едва не раздавили, усмехнулась про себя Тэруко. Чтож, хорошо. Остальной флот, расположенный у залива Хамелеона, обязательно доложит, где они перестали выходить на связь. И кто-нибудь обязательно заметит флот Хакоды. Лучше доложить первыми и выглядеть добродетельно-невинными.
Нервно сплетая и расплетая пальцы, Садао посмотрел на их капитана.
- Сэр?
- Может сработать, - задумчиво согласился Джи. – Джеонг Джеонг и ещё несколько… Но никогда ещё не дезертировал целый корабль Народа Огня. Строго говоря, мы тоже не дезертировали, но вряд ли принцесса обеспокоится такими деталями…
- Это сработает на какое-то время, - поправил его Айро. – Азула быстро поймет, что что-то не так.
- Может быть, это будет нам на руку. – Принц вдохнул, стараясь успокоиться. – Не надо планировать обмануть врага, опираясь на то, что ты хочешь, чтобы они думали. Планируй, основываясь на том, что ты хочешь, чтобы они сделали. Правильно? Мы хотим вывезти людей из Ба Синг Се, но план не сработает, если Азула будет там. – Он встретился глазами с дядей. – Что будет, если она узнает, что я жив?
- Рискованно, - пробормотал Айро. – Надо об этом подумать.
- Э, господа? Надо подумать ещё об одной вещи, - осмелился Садао. – Если мы создадим владение, неподвластное Хозяину Огня… разве мы не нарушим декрет Аватара Киоши?
Тэруко отпрянула. Даже Бьякко поклялся в верности Хозяину Огня, как бы сильно ни пришлось стискивать зубы леди Котонэ. Если последствием станет то, что удача мира обратится против них…
- В том-то и дело, - ответил Айро, - что нет.
Все глаза устремились к нему. Тэруко почувствовала, что все в комнате затаили дыхание.
- По собственным словам Киоши, изгнанник не подчиняется Хозяину Огня, - ласковая улыбка Айро слишком сильно напомнила Тэруко улыбку Шидана. За миг до того, как он нарубит кого-то на кусочки. – Она ни слова не говорила о том, что изгнанник не может иметь владение.
Ага. Определенно слишком много драконов с этой стороны семьи, подумала Тэруко. Проклятие, неудивительно, что принц был в такой переделке. Бабушка Тацуки говорила, что знать генеалогическое древо нужно хотя бы потому, чтобы не допустить слишком много драконов в роду. Истории утверждали, что драконьи дети сочетались браком с людьми. Что так полагалось. И если леди Урса не последовала совету…
Потом разберешься, велела себе Тэруко. Сейчас время стоить планы.
И в эти планы входило ненавязчиво следовать за принцем до гостевых офицерских кают после того, как они пригладили первые наброски проникновения в Ба Синг Се. И дождаться, пока он признается, что заметил её.
Потребовалось войти в его каюту, прежде чем он сломался.
- Лейтенант…
- Простите, сэр, - вежливо ответила Тэруко. – Но вам придется мириться со мной.
- Вам нужно приглядывать за морскими пехотинцами.
- Сержант Кьё справится с этой задачей, - спокойно ответила Тэруко. – Сэр, на случай, если вы не заметили, вы – незаменимы.
- Мой дядя…
- Значится в списке предателей, но он не изгнан, - отрезала Тэруко. – Если он будет править владением – владением, которое не подчиняется Хозяину Огня, не может подчиняться – мы угодим прямо в зубы возмездию Киоши. Вы противостоите Аватару с зимы, сэр. Вы знаете, что это значит, – она криво улыбнулась. – Вероятно, Агни уже в бутылку лезет от попыток сохранить вам жизнь.
Молодой принц обдумал эти доводы и сдался.
- Проклятие.
- Простите, сэр, - с сожалением сказала Тэруко. Она говорила искренне. Никто не заслужил вляпаться в такую переделку.
Но он - Великое Имя. Их учат этому. Для этого они рождаются.
- Поспите немного, сэр, - посоветовала Тэруко. – Утром всё выглядит радужнее.
- Не всегда, - буркнул принц, положив несколько свернутых документов на поднос для письма. – Идите, лейтенант. Я лягу, когда закончу.
О, так я и поверила… Одна из написанных фраз привлекла её взгляд, и Тэруко с трудом сглотнула. «И в том свидетельствую я, видевший дух умершей…»
- Сэр, это то, о чем я подумала?
- Это всё, что я могу сделать.
- Сэр? – осторожно спросила Тэруко. Эта боль в его голосе, а также гнев, скорбь и ужасное понимание…
- Вам когда-нибудь доводилось облажаться? – почти неслышно спросил принц. – Я имею в виду, по-настоящему облажаться? Так сильно, что… - он осекся.
Он серьезен.
- Пару раз, - честно призналась Тэруко. – Напомните рассказать вам, почему дюжина таверн запретила мне переступать их порог.
- О, если бы я просто сжег то место.
Тэруко прищурилась. Ладно, всё очень плохо.
- Вас не было час и вы даже никого не убили, - возразила морпех. – Сэр, что вы могли натворить?
- Я рассказал Катаре, насколько сильно она ненавидит нас за убийство её мамы, - безжизненно сообщил Зуко. – А потом… как ей придется смотреть на то, что мир сделает с нами, как только Азула взойдет на трон. – Изуродованная шрамом сторона его лица сложилась в горькую-горькую улыбку. – Найди слабое место врага и ударь изо всех сил. Она - покорительница воды. Ей надо верить в то, что её племя любит её. А я только что сжег её милый семейный портрет.
Мальчик-подросток, сказала себе Тэруко. Вряд ли он мог так сильно и больно ударить кого-то всего за несколько минут…
Подросток-дарконье дитя. Который преследовал эту конкретную ведьму-покорительницу воды полгода. Которого воспитал Дракон Запада, снискавший славу тем, что уничтожал противников ещё до того, как те выходили на поле боя.
Черт, он мог это сделать.
- И я не знаю, что хуже, - продолжал принц, всё ещё полный горечи и отвращения. – Если я сделал так не специально… Агни, тогда мне вообще нельзя доверять. Как можно доверять Великому Имени, выхватывающему клинок без повода? А если специально… - Он стиснул пальцами переносицу и оглушительно вздохнул. – Дядя продолжает мне твердить, что я не такой, как он. Но он - мой отец. Я наблюдал за ним годами. Я видел, как он управляет двором. Все тонкие слова, и взгляды, и улыбки, означавшие, что кто-то мертв, просто ещё не перестал дышать… - Он опустил руку и отвернулся. – Это как ранить одну из леопардовых акул в стае: если остальные бросятся на неё, они не нападут на нас.
- О, - очень тихо сказала Тэруко. – Чтож, не думаю, что нам следует переживать на счет ваших суждений, сэр. Если вы сделали это не специально, тогда у вас чертовски хорошие инстинкты.
- Но я…
- Сэр, - прервала его Тэруко. Прекращайте уже! – Победа без битвы – величайшая победа. Вы обратили самого опасного из противников в обузу для врага. Вы действовали правильно.
И если ваш дядя скажет иначе, у меня с ним будет долгий разговор.
…Сразу после того, как я заставлю этого идиота рассказать вам о том, что вы – драконье дитя. Агни, да никто в здравом уме не станет ожидать от вас дипломатичности!

- Я напал на учительницу Аватара по покорению воды, - не остался в долгу Зуко. – Думаешь, он забудет об этом?
- Сэр… - вздохнула Тэруко. – Он – Аватар. Мы – Народ Огня. Он не станет общаться с нами с честью. Несмотря ни на что. – Она пожала плечами. – На берегу командовали вы. Вы сделали ход. Если вы сочли, что это поможет нам выбраться оттуда невредимыми… я верю вам, сэр.
Что лишило его дара речи точно так же, как клятва верности, данная ему Джи. Проклятие.
Хозяин Огня Озай – идиот. Грр.
- Но мне интересно узнать, как вы поняли, что это сработает, - призналась Тэруко. – Племена Воды – дружные ребята. Они должны были наброситься на вас, а не на неё.
- Это-то и есть самое худшее, - горько ответил Зуко. – Вот почему я должен - это было нечестно… Вы присутствовали, когда её брат высказался против неё. За нас. – Золотые глаза блеснули, когда он взглянул на неё. – Сокка выступил против неё, лейтенант. Я знаю, что она сделала, но он – её брат. Она из Племени Воды, она – покорительница воды, а её семья причинила ей боль из-за того… в чем не было её вины. Я знаю, что она нас ненавидит, но… Аангу не нравится, когда страдают люди, и Катара это понимает. Если бы она действовала по умыслу, она убрала бы его оттуда до того, как пытаться убить нас.
Здравая мысль. В каком-то смысле.
- Семья. У Племен Воды это что-то вроде клана? – задала вопрос Тэруко, вспоминая всё, что слышала о торговле с Туманным Болотом.
- Мы – верность и сила. Они – семья и сообщество. Но достаточно близко, - подтвердил Зуко. – Она была единственной покорительницей воды в племени.
Тэруко подумала, каково ей было бы быть единственной покорительницей огня в деревне не-покорителей. Которые не чувствовали, почему тебе надо вставать, чтобы встречать рассвет, почему ты ненавидишь призрачные часы ночи, почему ты можешь часами смотреть на танцующие языки пламени и никогда не уставать от зрелища…
Зуко увидел, как она вздрогнула, и горько улыбнулся.
- Я бы не хотел быть на её месте. Может мой отец и считал меня бесполезным, но он хотя бы видел меня. Неудачника. Безнадежного покорителя огня. Ребенка, которого он не хотел видеть наследником рода Созина… И, черт побери, он был прав.
- Сэр, - начала было протестовать встревоженная Тэруко.
- Он был прав, - повторил Зуко. – Я не хочу завоевывать мир. Этого хочет Азула. – Он выдохнул, и светильник вспыхнул ему в ответ. – Он ненавидел меня, но он меня видел. Вождь Хакода… видел только свою маленькую идеальную дочурку, которая не может никого ненавидеть. – Зуко поморщился. – Духи, да она, наверное, каждый день чувствует себя так, словно тонет…
Тэруко искоса посмотрела на него.
- Она ведь пыталась вас убить, сэр.
- Знаю, - виновато признался принц. – Я знаю, что это не духова сказка, лейтенант. Она не прекрасная дочь злого волшебника, которая мечтает о том, чтобы её увезли в другой мир, подальше от монстров, созданных её отцом. Она Катара из Южного Племени Воды, и если бы она поняла, что я жалею её, она вырвала бы моё сердце и заставила меня его съесть.
Слишком, слишком много драконов в его крови, с печальной иронией подумала Тэруко.
- Но она также и союзница Аватара, - продолжил Зуко. – А я только что заставил его увидеть ту её сторону, которую он никогда не хотел видеть. Он либо игнорирует это, как он игнорирует всё, с чем не хочет иметь дела… либо он последует совету Сокки. – Он сжал кулаки. – Она сражалась против всего мира ради этого идиота! А он отметает её в сторону только потому, что – какой ужас! – она на самом деле ненавидит своих врагов.
Теруко обдумала всё сказанное и кивнула.
- Итак… вы считаете, что она старалась действовать благородно. По стандартам Племени Воды.
- Я не говорю, что ей стоит доверять, - проворчал Зуко. – Просто… она заслуживает лучшего, чем то, как я думаю, с ней поступят. – Он вытянул перед собой пустые ладони. – Я ничего не могу исправить, но я хотя бы… - Он беспомощно замолк.
- Вы могли бы проявить к ней уважение, - закончила Тэруко.
- Да даже не это. – Принц принялся мерить шагами крошечную каюту. – Вода и огонь разные, но они не раздельны. Если Катара хочет отомстить всему Народу Огня – это её проблема. Но если она хочет правосудия
Тэруко моргнула, и на её лице расползлась улыбка восхищения.
- Верно. Генерал Айро говорит, что Аватару положено поддерживать равновесие между народами. Вы собираетесь ткнуть его носом в этот факт.
- Эм…
Улыбка Тэруко стала ещё шире. Шидан вас точно полюбит. Даже не сомневайтесь.
- Чем мы можем помочь?[/cut]
Цитата (Denlot)
Ага,типа они такие дураки.

Они - встревоженные родители, которым угрожают страшным образом уморить сына. Большие шансы на то, что они станут торопиться и нервничать, а значит, делать ошибки. Ведь допрашивать Мина бесполезно - он не знает, где прячутся подпольщики. А вот если поймать Мейшанг или ещё лучше Тингжэ (который поддается промывке мозга) - тут уже открываются широкие возможности.

Цитата (Denlot)
Если только не найдёт,ради чего жить...

Это очень сложно найти, когда только что потерял всю свою семью, привычный образ жизни, мечты и картину мира. В любом случае, это требует времени, которого у Мина не будет.

Цитата (Denlot)
Жителей-то зачем варить?Вот варвары...

Ну как же! Они же ушли с Киоши, почитают её, а значит, одобряют её действия. И потом, как отомстить аватару? Особенно если он не глупенький Аанг, а взрослый и вошедший в силу человек? Вот на последователях и отыгрываются.

Цитата (Denlot)
А ещё я правильно понял,что у них за изобретение новых приёмов можно схлопотать?

Получают огненные изобретатели от армии Земли. Они уничтожают преимущество противника - всё логично. А то, что сами земляне такие упертые в традициях, так это тоже исторические факты. Вспомните по фильмам, как долго американские индейцы полагались на силу своего духа, томагавков и стрел в борьбе с бледнолицими с винтовками? Да и японские самураи тоже не сразу признали преимущество винтовки над мастерством меча. Для пересмотра утоявшейся веками точки зрения требуется потрясение до основания, как правило, связанное с разгромным поражением.
Цитата (Denlot)
Какого чёрта так следовать этому "стилю Созина"?

Стиль Созина спокойно принимает всё новое. Просто все волновые кланы, которые практиковали техники внешнего огня, были практически поголовно смыты цунами, так как жили у воды. А огненное исцеление (тоже техника внешнего огня) никогда не войдет в стиль Созина по одной причине - огненные лекари могут вытаскивать с того света умирающих от предательства покорителей огня, поддерживая в них огонь во время кризиса. До сих пор у Народа Огня не было проблем с предателями, поскольку она всегда самоустранялись без всяких проблем для короны. Теперь у всех появится выбор: подчиняться или нет. Можно будет предать и выжить. ХО - не самоубийца, чтобы разрешать такое опасное для государства знание.
 
DenlotДата: Воскресенье, 28/04/2013, 11:18 | Сообщение # 173
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Это очень сложно найти, когда только что потерял всю свою семью, привычный образ жизни, мечты и картину мира. В любом случае, это требует времени, которого у Мина не будет.

А как же Мэй? biggrin
Цитата (aminya)
Вот на последователях и отыгрываются.

Всё равно как-то по средневековому...таких надо самих мочить...
Цитата (aminya)
Теперь у всех появится выбор: подчиняться или нет. Можно будет предать и выжить. ХО - не самоубийца, чтобы разрешать такое опасное для государства знание.

Ясно.Видимо решили просто не рисковать,ведь можно было бы сделать меры как с чи-блокерами.

Вот у меня возник вопрос:раз Катара здесь такая злая,то она получается,не должна была мешать Джету уничтожить деревню?


 
aminyaДата: Воскресенье, 28/04/2013, 20:01 | Сообщение # 174
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
раз Катара здесь такая злая,то она получается,не должна была мешать Джету уничтожить деревню?

Ну, там же были не только огненные, а ещё и земляне. И потом, там были дети. Им Катара смерти не желает. Для неё будет достаточно, если дети останутся сиротами. А дальше уже можно будет проявлять к ним доброту и учить их "правильной" жизни.
[/cut]
Цитата (Denlot)
А как же Мэй?

Мэй пока что не настолько дорога ему. Они в самом начале своих отношений. И мне самой очень интересно, к чему приведет их автор.

[cut=Глава 31. Часть 5. Письмо Зуко Катаре.]Глава 31. Часть 5. Письмо Зуко Катаре.

Тихо, думала Катара, сидя обхватив колени на конце корабля, противоположном тому, где Аанг плескался с Аппой в воде, разбрасывая блестящие на утреннем солнце брызги. Ей следовало присматривать за ним. Он ещё не поправился. Но за ним приглядывал Сокка. Вместе с большей частью отцовского экипажа. Которые старательно не смотрели в её сторону.
Можно подумать, что я одна.
Вряд ли ей так повезет. Духи, даже потерявшись в ледяных полях вместе с Соккой, она не чувствовала такого одиночества…
Интересно, как дела у Шу.
Шу не была одна. Ткачиха что-то бурчала про идиотов-дружков и про то, что останется с сержантом Бо до тех пор, пока кто-то не начнет думать головой. Катара не слушала. Она была слишком занята поглощением похлебки и избеганием попыток Аанга рассказать ей, как здорово не иметь родителей, потому что все монахи приглядывают за тобой…
Шу принесла ей еду. Ткачиха встала на сторону Зуко, она не была её другом… Но Сокка принес еду Аангу. Не ей.
Шу принесла ей похлебку и подождала, пока Аанг не отвлечется, чтобы наклониться к ней.
- Беги, - шепнула она.
Катара, онемев, уставилась на неё.
- Я вижу, как они на тебя смотрят, - тихо продолжила Шу. – Ему двенадцать, и он Аватар. И да сохранят нас духи, мы все знаем, на что способен Аватар. А ты из Племени Воды. Ты никогда не откажешься от своих детей. – Она придвинулась ещё ближе, её голос был не громче ударов сердца. – Беги.
Я не могу бросить Аанга, думала Катара сейчас так же, как она подумала тогда. Мир нуждается в нем. А он… нуждается во мне.
Но если она нужна ему, почему она одна?
По палубе прошлепали и прошаркали неуверенные шаги, и Тоф споткнулась о неё.
- Я ненавижу дерево.
- Тебе, вероятно, понравилось бы на корабле Народа Огня, - буркнула себе под нос Катара.
- Ага, - призналась Тоф, уши которой были всё такими же чуткими. – Металл. Я могла бы видеть. Ненавижу быть слепой. – Её передернуло, и она крепко сжала руку Катары до того, как она вспомнила, поморщилась и отпустила. – Прости.
Дерево посреди воды. Здесь ей нечего покорять кроме своих браслетов.
- Всё в порядке, - сказала Катара, пытаясь вырваться из холодного омута одиночества. – Можешь держаться за меня.
- А за кого будешь держаться ты? – проворчала Тоф. – Только скажи, и мы бросим парней разбирать их собственный кавардак.
Она, наверное, ослышалась.
- Что?
- Ты и я, прыгнем за борт, доедем на льдине до берега и уйдем, - заявила Тоф. – Ты говоришь, что Аанг знает покорение воды, и он считает, что знает покорение земли… Мы не станем задерживаться там, где нам не рады. – Слепые зеленые глаза смотрели в её направлении. – Я не знала, а должна была. Зуко рассказывал, как вы используете льдины. Я просто… никогда не думала, что кто-то захочет так поступить с тобой. То, что я чувствовала тогда… то, что они говорили… - побледнев, она прижалась к руке Катары.
- Тоф, я… - Катара сглотнула. – Я в порядке, не волнуйся…
- Не ври мне.
Иногда она забывала, что Тоф всего лишь двенадцать.
- Я буду в порядке, - тихо пообещала Катара. - Мне придется. - Аангу был нужен флот её отца, а миру был нужен Аанг и… она исполняла свой долг. Всегда.
- Нет, - всхлипнула Тоф, всё ещё прижимаясь к ней. – Тебя ранили. А я позволила им это, потому что не могла ничего исправить. Твой папа уже принял решение. Как мой папа. – Она покачала головой. Её голос был настолько тихим, что человек в шаге от них ничего бы не услышал. – Я только и могла, что ждать, пока Сокка сразит его этой новостью об Аанге. Он начал прислушиваться ко мне только тогда, когда подумал, что я на его стороне…
- Ты обманула моего папу? – прошипела Катара. А она-то считала, что хуже уже быть не может.
- Нет! – Тоф выглядела возмущенной. – Я сказала ему, что готова получить шишки за то, что хранила секреты Зуко. Если он подумал, что это означает, что я соглашусь с ним – это его проблемы.
Мир покачнулся.
- Ты… но Аанг сказал…
- Я что, должна слушать лекции Аанга о злости? – нетерпеливо перебила Тоф. – После того, как он чуть не расплющил тех покорителей песка и нас из-за потери Аппы? – Она взмахнула рукой, выражая свое разочарование. – Он что, единственный человек на свете, кому позволено взрывать вещи с помощью покорения, когда он злится?
Катара с тяжелым сердцем покачала головой.
- Но… я заставляла людей чувствовать…
- Ты этого хотела? – серьезно спросила Тоф. – Послушай меня, я не спрашиваю, хотела ли ты Зуко смерти. Сейчас мне тоже хочется отколошматить парочку человек. Но разве ты пыталась заставить кого-то нарушить перемирие?
Взгляд Катары опустился на руки Тоф: маленькие, и всё ещё немного запачканные песком. И явно щупающие её пульс.
- Я… так не думаю…
- Тогда ты не виновата, - постановила Тоф. – Твоё покорение вышло из-под контроля. Так же как тот узел взорвался под руками Зуко.
Взгляд Катары заслало красным.
- Что?
- Послушай! – Тоф не отставала. – Катара, пожалуйста!
«Пожалуйста». От Тоф.
- Если ты думаешь, что я поверю, что… он ранил Бато
- Он пытался не ударить нас!
Одиночество смыло сладким приливом ярости. Катара держалась за покорительницу земли, чувствуя бьющие о корпус корабля волны.
- О, лучше бы так и было, - проскрежетала она. – Зачем создавать молнию, если не хочешь никого убить?
- Это не он! Это та молния, что застряла в Аанге.
Катара моргнула. Ещё раз прокрутила в голове слова Тоф. Они по-прежнему не имели смысла.
-…Что?
- Я чувствовала, когда Азула покоряла молнию, - прямо заявила Тоф. – И чувствовала, что делал Зуко, когда бросил молнию обратно в неё в Ба Синг Се. С Азулой… словно часть мира разделилась пополам. Да у меня волосы на пальцах ног встали дыбом. Потом она соединяет пальцы вместе и БАМ! – Тоф глубоко вдохнула. – Зуко так не делал. Это безумие… но это ощущалось как твой водяной хлыст. Он поймал молнию и удерживал её, и в его сердце был страх… он пытался направить её куда-нибудь ещё. Вот только места не было. Он пытался. – Она поморщилась. – Помнишь, когда он разрешил мне почувствовать, что он делает, перед тем, как всё взорвалось? Я вроде как видела, что он покоряет. Тот узел в Аанге большой и уродливый, и Зуко старался осмотреть его и одновременно не слишком приближаться. – Она покачала головой. – Думаю, он оступился.
- Оступился? – выплюнула Катара.
- Ты не виновата, что Бато пострадал, - решительно продолжила Тоф. – И ты, и Зуко оба пытаетесь исправить то, что сделала Азула. Просто у неё до ужаса хорошо получается ранить людей. – Она выдохнула, сдув в сторону локон темных волос. – И ты не виновата в том, что Аанга ударили.
- Как ты можешь так говорить? – с болью прошептала Катара. Я хотела сражаться с ней. Я хотела убить её. Я хотела показать всему Народу Огня, на что способен настоящий покоритель воды. – Если бы я не сражалась с Азулой…
- Она хотела тебя убить, - упрямо стояла на своем Тоф. – Думаешь, такого не бывает на чемпионатах? Устроители состязаний быстро вычисляют таких парней: толпа платит не за то, чтобы смотреть на мертвых покорителей. Но если окажешься первым, кто выйдет на ринг против них? Делай то, что надо. – Она фыркнула. – Аанга стукнуло молнией, потому что Азула запустила в него молнию. Конец истории. И я не собираюсь обвинять Аанга в том, что его ударили. Особо. Ей до дрожи хорошо удается молния. – Покорительница земли сделала паузу. – Но вот бросать тебя посреди боя? Он нарушил ваш договор. Так нельзя.
- У меня нет… договора с Аангом! – вспыхнула Катара.
- О, нет, есть. Он есть у всех нас. То, что он не записан и не подписан ещё не значит, что его нет. – Тоф выглядела серьезной. – Он – Аватар. Парень, которому духи велели спасти мир. И мы те, кто ему помогает. Мы - его учителя. Как нам исполнять свою часть договора, если он не слушает?
Катара отбросила охватившие её сомнения.
- Покорители воздуха не убивают…
- А покорители огня – да, - отрезала Тоф. – И покорители земли. И покорители воды. Разве он не мастер покорения воды?
- Мы не можем просить, чтобы он отказался от своей сути! – настаивала Катара. – Он последний из Воздушных Кочевников. Это как если бы… как если бы тебя заставили до конца жизни сидеть на этом корабле!
- Значит, мы должны позволить ему столкнуть нас с края утеса? – крикнула в ответ Тоф. – Не знаю насчет тебя, Катара, но я не умею летать.
Да? спросила себя Катара. Однажды я полетела, но… даже в небе нам пришлось вести войну. Когда Сокка сбросил тот двигатель в разлом с газом… сколько людей погибло тогда?
И именно Сокка спас нас тогда. То, что Аанг переворачивал танки, только покупало нам время, но пока они не понесли тяжелые потери…
Тоф вздохнула.
- Я не говорю, что Аанг должен стать как я. Я - величайшая покорительница земли в мире. Кое-кто может сломаться от избытка крутости.
Застигнутая врасплох, Катара захихикала.
- Я хочу сказать, что ты полезла в тот бой, думая, что Аанг поддержит тебя несмотря ни на что, - заявила Тоф. – Потому что она Азула и «плохой парень», а Аватару полагается останавливать плохих парней. – Она помолчала. – А он этого не сделал. И это нечестно.
Катара отвела глаза в сторону.
- Некоторые вещи несправедливы.
- Но друзья должны быть честными, - Тоф теснее прижалась к ней. – Я говорю серьезно, Катара. Ты и я, за борт и досвидос.
Бросить свою семью? Бросить Аанга? Тоф очень странно проявляла свою дружбу…
- Ай! – Сокка чуть за борт не выпрыгнул. – У нас гости!
Алые перья прорезали воздух.
- Ястреб, - пробормотала Катара, встав на ноги, когда птица села на борт корабля неподалеку от них. – Что ещё ему надо?
Сокка её опередил.
- Покорители ослов… И так достаточно натворили… Ого! Тоф? Это тебе.
Катара чуть не хлопнула себя по лбу.
- Это точно Зуко.
- Кажется, здесь несколько страниц… и почему эти листы сложены вместе? И вообще, как они делают такую тонкую бумагу? Она как кожица лука-порея, но не рвется… вот.
Тоф забрала себе сложенные страницы.
- Да в любое время, Лежебока.
Плеск и порыв ветра, и высушенный воздухом Аанг чуть не сбил их с ног.
- Зачем они отправили нам послание сейчас?
- Ты узнаешь об этом вместе со мной, ладно? – нетерпеливо сказала Тоф. – Сокка…
- Хорошо-хорошо, - Сокка прочистил горло. – Благородной леди Бей Фонг, написав это собственноручно, шлю приветствие… Блин, этот парень что, не может просто сказать «привет»? О, это уже лучше. Кто бы ни читал это Тоф… - Он осекся, и его глаза прищурились. – Нет, не может быть.
- Продолжай читать, Сокка, - подтолкнула его Тоф.
- Нет, – Сокка принялся сворачивать бумагу, сердито глядя на ястреба. – Он снова ведет себя как осел. Нам не надо это слушать…
- Отдай мне моё письмо.
В последний раз Катара слышала такую злость в голосе Тоф после того, как Аанг выкинул её за пределы ринга. Что, как с удивлением поняла Катара, было совсем нечестно: Тоф ждала, что будут покорять землю, а Аанг сдул её ветром, который она не могла видеть.
И сейчас она тоже не могла видеть.
Выйдя вперед одним плавным движением, Катара выхватила письмо прежде, чем Сокка успел передать его Аангу. Зло посмотрела на них обоих и отошла назад, отдав сложенные страницы в руки Тоф.
- Держи.
- Прочитай его.
Катара поморщилась. Последнее, что она хотела – иметь дело с Зуко, пусть даже и с его письмом. Но ради Тоф…
- Кто бы ни читал это Тоф…
- передайте письмо Катаре. Немедленно.
Тоф, прости, что использовал письмо тебе как прикрытие. Я рассчитываю, что твои уши гарантируют, что письмо беспрепятственно попадет к твоей подруге.
Катара из Южного Племени Воды,
я прошу прощения.
Мне сказали, что в твоей культуре «ублюдок» – это неформальное, пусть и серьезное оскорбление. В Народе Огня, особенно по отношению к Великому Имени, это куда более глубокое оскорбление. Оно означает, что твоя мать была неверна своему мужу. Это угроза стабильности его клана, её клана и клана кровного отца ребенка. Такие угрозы ведут к войне.
Ты напала на мою маму. Я напал на твою. Жестоко, безжалостно и без малейшего сожаления. Великое Имя не терпит таких угроз. Он кладет им конец.
Но мои дальнейшие раздумья, когда я убрался подальше от вашей рассерженной толпы с пиками, показали мне, что, возможно, я неверно понял твои причины и твое отчаяние. Ты бросила вызов своему отцу, своему вождю, чтобы напасть на меня. Из того, что я знаю о Племенах Воды, это крайне серьезно, даже несмотря на то, что ты – покорительница воды. И Тоф, которая был благородным противником и временным союзником, зовет тебя другом. Это подразумевает, что, что бы я ни думал, ты не идиотка и действовала с полным осознанием последствий.
Я пытался понять твои причины. Скорее всего, я ошибаюсь: я не был рожден в твоем племени, и, хотя я слушал дядю и узнавал, что мог, у Амаи, это лишь крохи представлений о том, какова жизнь среди твоих людей. Но я пытался всесторонне это обдумать и изложу свои мысли.
В худшем случае, я хотя бы дам тебе материал для отличных оскорблений для следующего раза.
Во-первых, твоя вера в то, что я и мои люди представляем угрозу для твоего племени.
Ты права. Я – и каждый покоритель огня – обучен убивать. Мы смертоносны и гордимся этим. Может я и избегал войны, но, как знает ваш флот, я не колебался, защищая себя с помощью смертельных мер. У тебя есть все основания считать меня опасным. Особенно с тех пор, как я и капитан Джи приложили все силы, чтобы обмануть тебя относительно отсутствия нашей верности по отношению к Хозяину Огня Озаю. У тебя было только наше слово, что мы не желаем вам вреда… И я достаточно насмотрелся на колонии, чтобы знать, что есть те, кто позорят свою форму и наш народ, считая другие народы низшими по отношению к нам и недостойными благородного отношения.
Если дело в этом, то я скажу тебе, что намереваюсь спасти некоторых из моего народа от войны. И в процессе этого я не намерен создавать угрозу твоему племени. Но никто из нас не знает, что ещё подстроят духи.
Во-вторых, твоя вера в то, что я представляю угрозу для Аанга.
И снова ты права. Аанг пугает меня до глубины души. Не из-за своей силы (к этому моменту ты уже видела, радом с каким покорителем мне пришлось расти), а потому что он идиот.
Единственное, на что я всегда могу рассчитывать, имея дело с Азулой, это на её ум. Она безжалостная, жестокая и, как правило, пытается меня убить, но она умная. Её действия взвешены, рассчитаны и нацелены на причинение максимального эффекта для её жертвы. Азула может убить одного бабочкошмеля посреди роя, если ей это нужно.
На её месте Аанг сдул бы весь рой с места пикника, размазал их о стену, скинул в доме всё, включая светильники, и весело улетел бы прочь, пока за его спиной догорает целый квартал.
Амая говорила мне, что Аанг даже не подозревал о хайма-дзяо, который сожрал как минимум две дюжины человек до того, как Дай Ли положили ему конец. Аватар не заметил злого духа, убивающего невинных людей. Такие твари кормятся смертью. Особенно насильственной, несправедливой и отмеченной духами смертью. Не догадываешься, что несут с собой течения в южном направлении от тысяч непохороненых тел, так и не получивших погребального костра?
Если препятствовать этому значит угрожать Аангу, то да. Я ему угрожаю.
В-третьих, касательно твоего желания отомстить за свою маму и твоей веры в то, что перемирие не позволяло тебе это сделать.
Я никогда не стал бы препятствовать тебе подобающе отомстить за твою маму.
Позволь особо объяснить тебе, что значит «подобающая месть» в Народе Огня. Говорю прямо: она не затрагивает меня, дядю Айро или кого-либо ещё на борту «Сузурана». Мы этого не делали.
…Да, я проверил служебные записи каждого, чтобы быть уверенным. Помимо моего первоначального экипажа, никто из них не бывал на Южном полюсе. И не хотел побывать. Там холодно.
Оговорив это, вендетта считается благородной и чтимой традицией в моем народе. Как только убийца был доказан и подтвержден Великим Именем, мужчина не найдет покоя под одним небом с убийцей отца, а женщина – с убийцей матери. У тебя есть полное право искать того, кто нанес удар, выследить его и прикончить.
Это в идеале. Реальность куда сложнее, принимая во внимание нынешнее состояние войны между нашими народами. Я проконсультировался с дядей и капитаном Джи, которые лучше знакомы с формальностями. Традиция допускает некоторое количество хитрости и обмана при совершении вендетты. Поэтому посмотри на приложенные документы. В одном содержится твоя жалоба, где указаны твои и наши настоящие имена - храни её в безопасном месте. В другой ты записана как Томоэ из колонии неподалеку от Гайпана. Её ты можешь открыто показывать на территории Народа Огня. Если тебя прижмут, скажи, что это твоё боевое имя, взятое во избежание разлада в клане на время твоей охоты. Это удовлетворит большинство властей. Оно не гарантирует безопасного прохода: тебе придется полагаться на свою сообразительность. Но это легальный, обязательный для исполнения документ, который сделает твою месть законной.
Это не дар. Это не любезность. Это твое право и долг как ребенка убитой матери. И моя обязанность как Великого Имени, узнавшего о несправедливости.
И есть ещё ловушки.
…Конечно, это ловушка. Мы враги. Я знаю это, хоть и надеюсь, что мы окажемся благородными противниками.
Вы хотите вторгнуться в Народ Огня, чтобы Аанг мог сразиться с Хозяином Огня. Этот документ не заставит даже самого дурного командующего блокадой пропустить целую армию. Но маленький ударный отряд сможет пройти, замаскировавшись под твоих наемников. Или поисковую партию. Судя по тому, как мало ты знаешь о Народе Огня, сбор данных о твоих врагах будет весьма хорошей идеей. Вендетта не ограничена по времени. Пока твоя цель дышит, ты можешь обыскивать всю чертову страну.
Аанг не захочет в этом участвовать.
Аанга воспитали монахи. Я изучал учения покорителей воздуха. (Не надо выглядеть такой удивленной. Познай своего врага.) Они не верят в месть. Они не верят в убийство. Но это хорошо работает, только когда ты можешь улететь от всех своих проблем. А когда не можешь… Ты видела Южный храм воздуха. Как и я.
Аанг не захочет в этом участвовать, хотя это и умный поступок. Благородный и справедливый.
Но, с другой стороны, спор моего народа с Аватаром всегда упирался в справедливость.
Итак. Я снова угрожаю твоему племени, предлагая тебе вендетту вместо положенной женщине племени мести всему Народу Огня. Я снова угрожаю Аангу, бросая вызов его идеалу мира твоим криком о справедливости. Возможно, я даже угрожаю памяти твоей мамы, потому что теперь у тебя есть выбор, как отомстить за неё. Или не мстить.
Теперь можешь меня ненавидеть.
Зуко, сын Урсы и Хозяина Огня Озая.

Сложив письмо онемевшими пальцами, Катара подняла голову, столкнувшись с тишиной.
- Как он мог? – серые глаза были круглыми от ужаса. – Как он мог так поступить с тобой? Месть – это двухголовая скорпионогадюка. Она только отравляет тебя! Ты должна простить и отпустить…
- Отпустить? – Смяв бумагу, она впихнула её в руки Тоф. Она чувствовала, как вздымается вокруг море. – Отпустить его?
- Прошлое ушло. Ты должна позволить ему улететь, - настаивал Аанг. – Гуру Патик говорит, что любовь нельзя уничтожить. Что она всегда перерождается в новую любовь. Как ты можешь хотеть забрать чью-то жизнь, когда то, что ты любишь, всегда возвращается к тебе?
Мир посерел.
Моя мама. Моя мама ушла навсегда.
И Зуко понимал это. Покоритель огня, кровь от крови Озая, её злейший на свете враг…
Знал, что прощения быть не может. Только кровь, чтобы мертвая и её собственная боль смогли наконец найти успокоение.
- Я не знаю тебя, - прошептала Катара. – Я совсем не знаю тебя.
Вода взревела вместе с её сердцем, и она почувствовала, как пальцы Тоф отчаянно сжались на её пальцах…
Она летела вниз целую вечность.


Сообщение отредактировал aminya - Среда, 01/05/2013, 08:59
 
DenlotДата: Вторник, 30/04/2013, 20:11 | Сообщение # 175
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Довольно интересный фрагмент.И Зуко таки чувствует вину видимо."Не дар и не любезность" - неплохо придумано.Вот и намёк на то проникновение,о котором ты говорила."Подсказки" ,ага;) Документ - это нечто большее,в оригинале у них нифига подобного не было.По крайней мере вроде как положено начало Катариному поумнению по отношению к Зуко.Надеюсь.
Цитата (aminya)
– Ему двенадцать, и он Аватар. И да сохранят нас духи, мы все знаем, на что способен Аватар. А ты из Племени Воды. Ты никогда не откажешься от своих детей.

Э,что?Она что,провидец?Увидала Катанг? surprised
Занятно и письмо монаха.Заставляет задуматься...получается,они как и я,не помышляли о том,откуда берутся кочевники.Вот почему ты удивлялась тому,как ладят Аанг и Катара...


 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Отдел иностранной литературы » Перевод Embers (перевод АУ-фика)
Страница 7 из 9«1256789»
Поиск: