Перевод Embers - Страница 8 - Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум.
FacebookвКонтактеTwitterGoogle+
Вверх
Авто-DJ      
500
logo
Приветствую, гость :)
МафияБлогФаршRSS
Страница 8 из 9«126789»
Модератор форума: Shadowdancer, corneliaheil 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Отдел иностранной литературы » Перевод Embers (перевод АУ-фика)
Перевод Embers
aminyaДата: Среда, 01/05/2013, 09:54 | Сообщение # 176
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
По крайней мере вроде как положено начало Катариному поумнению по отношению к Зуко.Надеюсь.

Агу, из-за письма Зуко Катара чуть копыта не откинули из-за срыва. Просто теперь они даже письма от Зуко читать перестанут smile И вообще зарекутся брать в руки вещи, побывавшие у Зуко в руках biggrin
Цитата (Denlot)
Э,что?Она что,провидец?Увидала Катанг?

Ну вроде учитывая то, как Катара носится с Аангом, это очевидно на этом этапе. И потом, Шу говорит это Катаре, а не витающему в облаках Аангу. Я верю в то, что Аанг об этом и не подозревает.

"маленький момент" Исправила, спасибо.

[cut=Глава 32. Часть 1. Бетобето.]Глава 32. Часть 1. Бетобето.

- Хорошо, – Тэруко дождалась, пока капрал Шони отойдет он накрепко запертого люка и снова сконцентрировала внимание на своем надежнейшем звене. – Народ, у нас сложилась… интересная ситуация.
Недвижимый как скала, сержант Кьё едва приподнял седеющую бровь. Рядовой Сукэкуни своим видом напоминал олененорку, попавшую в свет факела, что означало, что он прикидывал три наиболее вероятных варианта её следующих слов. Шони выглядел невозмутимым, но, с другой стороны, худощавый эксперт по ножам всегда выглядел невозмутимым. Особенно тогда, когда собирался кого-нибудь убить. Капрал Мориаки казался взволнованным, но заинтригованным, также как и их полевой целитель после первой демонстрации принца Зуко. Рядовая Фуши имела маньячно-веселый вид: не такое уж необычное состояние для второй из двух женщин-покорительниц огня в звене. А рядовой Рикия…
- О, делить каюту с принцем, - усмехнулся её любимый возмутитель спокойствия. – Хорошо что мы знаем, какая вы гибкая… Ай!
Удивительно, как Кьё удавалось отвешивать подзатыльники, не двигаясь с места.
- Плохая шутка, - строго осадил он. – Командующий офицер, помнишь?
- Простите…
И в кои-то веки он таким и выглядел. Поделом ему, подумала Тэруко. Приударить за кем-то из своего звена? Что может быть хуже для дисциплины. И морали. Великие Имена и офицеры знали это как никто другой. А принц Зуко был и тем, и другим.
- Если откинуть все эти подростковые инсинуации, думаю, он дело говорит, - выступил Мориаки. – Я уверен, что генерал научил его дисциплине, но он молодой человек и… ну…
- Во-первых, никто не собирается спать с принцем Зуко, - отрезала Тэруко. – Это небезопасно. Особенно принимая во внимание его нынешнее расположение духа. Ну, вероятное расположение духа. Никто не сжигает столько черновиков и остается в хорошем настроении.
Она до сих пор не знала, вздыхать ей или смеяться при виде той огромной кучи пепла рядом с письменным столом принца. Ей пришлось читать некоторые из его писем, как и генералу Айро, и капитану Джи, и любому, кто не успевал убежать. И генерал, и капитан проявили удивительное терпение, отмечая выбор слов или советуя поменять местами абзацы. Честно говоря, Тэруко не видела особой разницы… но её учили писать рапорты, а не придворные документы. Она читала окончательный вариант письма и почувствовала, как оно ударило её. А ведь она не была из Племени Воды.
Судя по усмешке генерала Айро, флоту Племени Воды придется куда хуже.
Так им и надо.
Отбросив эту мысль, Тэруко посмотрела на Кьё.
- Мне немногое удалось вытянуть из генерала. – Надо это срочно исправлять. Как только у нас появится передышка. – Но судя по тому, что я видела, кто-то пытался убить его во сне.
Кьё чуть заметно кивнул:
- А генерала Айро теперь с ним рядом нет. Он будет дергаться. – Он помолчал. – И всё же.
- Мне надо, чтобы вы держали себя в узде, - перешла к делу Тэруко. – Мориаки, ты задерживаешь его допоздна своими вопросами про исцеление…
- Печально, но это так, - грустно признался Мориаки.
- Шони, ты слишком любишь препираться с Рикией…
Метатель ножей попытался напустить на себя невинный вид.
- Сукэкуни… без обид, но через тебя он просто переступит…
- Ага, - признался молодой морской пехотинец. – Босс, я не мог поймать принца и в лучшие дни, - добавил он, заметив сомнение во взгляде Кьё. – На борту «Вани» я пытался. Люди плакали горючими слезами. В конце концов, капитану Джи пришлось усадить нас всех - хотя, конечно, это не по правилам - и сказать всем, что мы не в ответе за то, где… ээ, молодой человек находится. – Сукэкуни покачал головой, до сих пор удивляясь. – Клянусь, он мог испариться сквозь стальные стены каюты.
- И Рикия… - простонала Тэруко. – Через десять минут после того, как он впадает в задумчивость, ты начинаешь тасовать колоду карт.
- Это помогает оттачивать ум, - целомудренно отозвался Рикия. – И расслабляет нервы…
- В зависимости от того, насколько плохой у него выдался день, ему понадобится… о, может быть около пяти секунд, чтобы понять, что изображено на твоих картах, - с иронией ответила Тэруко. – А потом он их изжарит. И тебя заодно.
- Нет! – Рикия был на грани шока. – Это же произведение искусства!
- Они правда хороши, - кивнула головой Фуши. Её золотые глаза блестели от смеха. – По-настоящему высококлассная работа.
Девушка из столицы, напомнила себе Тэруко, разглядывая колоду с несколько неодетыми красотками, которую Рикия прижал к груди в попытке защитить. Бьякко был старомоден, и все это знали.
- Не могу поверить, что вы сказали, что он поджарит мои… Минуточку! – с подозрением воскликнул Рикия. – Ему же шестнадцать. С чего ему сжигать мои карты?
- Потому что у него пока нет своей территории, - просто ответила Тэруко.
- Ась? – непонимающе моргнул Рикия, совершенно запутавшись.
- Ему не шестнадцать в том плане, в каком тебе было шестнадцать, - сообщила Тэруко. И каким ты остался до сих пор, развратник. – Обычно я не показываю это людям, не входящим в мой клан… У кого-нибудь есть сталь, которая не особо дорога сердцу?
- Вот, - ровно сказал Шони, вытащив из ниоткуда нож.
Взяв его, Тэруко прижала ладонь к складному столику, растопырила пальцы. И ударила ножом.
От скрежета у неё свело зубы.
Вернув лезвие с зазубриной, Тэруко повернула руку так, чтобы все могли видеть слегка поцарапанный ноготь.
- Дедуля Суботай был драконьим дитя, - сообщила она. – Поверьте мне, принцу Зуко надо подрасти ещё как минимум годика на четыре, прежде чем вы сможете его совратить.
Рикия потерял дар речи.
- Ого, - выдохнула Фуши. – Вы никогда не говорили, что можете… Но вы бы не стали, потому что правительство говорит… Ого. Если он был вашим дедушкой, тогда все… Наверное, вам было очень трудно в детстве.
- Правда? – буркнул сержант Кьё.
Тэруко бросила на него строгий взгляд.
Он ответил ей насмешливым «кто-то же должен научить молодых лейтенантов, что мы, старички, тоже кое-что знаем».
- Давайте скажем, что я видел подобное раньше. – Он выпрямился. – Так что нам надо знать, лейтенант?
Замечательно, теперь меня зачислили в эксперты?
- Главным образом надо знать о том, что вы видели на катере, - перешла к делу Тэруко. – Когда он не сражается… Драконьи дети по-прежнему испытывают сложности с темпераментом, но они могут с ним совладать. В сражении, достаточно разозлившись или испугавшись… даже не думайте кричать. Он услышит только шум. Он сосредоточен на защите клана и убийстве врагов. – Она нахмурилась, вспоминая старые уроки Шидана. – Делайте знаки руками. Тащите его, если надо. Всё что угодно, кроме слов. – Она окинула их взглядом. – Это будет происходить нечасто. Генерал не знал, что принц теряет дар речи. Я думаю, это потому что он никогда не терял его настолько, чтобы люди посчитали это чем-то большим, чем подростковое упрямство и нежелание слушать. Наверное, у него богатый опыт приходить в себя после того, как пройдет первая вспышка. На этот раз… ему просто потребовалось больше времени.
- Потому что когда тебя хоронят заживо, ты ни капли не расстраиваешься, - съязвил Шони.
Тэруко постаралась не закатить глаза. Как она уже говорила, была причина не подпускать Шони к принцу.
- Помимо этого? Он – покоритель огня. Не лгите ему, не подкрадывайтесь к нему и не бойтесь его. Страх означает добычу. Тот идиот-покоритель воздуха слишком много дергался.
Все глаза устремились к Сукэкуни.
- Но он же страшный! – принялся защищаться Сукэкуни. – Он затащил нас в ураган в погоне за Аватаром… Ладно, забудем про ураган. Хозяева Огня сто лет искали Аватара, а принц нашел его. И… он драконье дитя. И вы видели, что он делал с водой… Мы попали в духову сказку, лейтенант, а это нехорошее место.
Черт, Сукэкуни был прав. Думай, думай…
- Всё будет хорошо, если мы – хорошие парни, - усмехнулась Фуши. – Выше голову! Когда дело касается отпугивания злых духов, драконьи дети ещё лучше Мудрецов Огня!
Подавив вздох, Тэруко посмотрела на сержанта Кьё. Все знали, что Фуши сует нос в самые странные книги, но, как правило, её осаживали до того, как она заходила так далеко.
Кьё встретился с ней взглядом. Он был абсолютно серьезен.
О, обезьяньи перья.
- Ладно, - вздохнула Тэруко. – О чем я не знаю?

***

- Сэр? – голос лейтенанта Садао был почти таким же тихим, как и его стук. – Мы думаем, что он вернулся.
Зуко поморщился и скатился с койки, скучая по ощущению черных перьев под своей ладонью. Было небезопасно держать Асахи в маленькой каюте, а ему было неприлично поселиться в загоне для животных. К черту приличия.
Уже одетый, он выскользнул в люк кабины. И остановился, чуть не уткнувшись носом в шею одной весьма раздраженной женщины-морпеха. Отступив на шаг, Зуко вздохнул.
- Лейтенант Тэруко, если мы преследуем то, о чем я думаю, высадка морского десанта нам не поможет.
- Незаменимы. – Золотые глаза сверкнули за прорезями её лицевого щитка. – Сэр.
Он почувствовал, как у него начинает болеть голова, и этот Агни проклятый темный час ночи не имел к этому никакого отношения.
- Держитесь за мной.
- Сэр…
- Сколько камуи вы преследовали? – спокойно спросил Зуко.
- …На одного меньше, чем после сегодняшней ночи, сэр, – но она склонила голову и освободила ему дорогу.
Это лучшее, на что я могу сейчас рассчитывать. Он посмотрел на Садао.
- Где?
- В том-то вся и сложность, сэр…
Мне здесь не нравится, зло подумал Зуко, бесшумно сходя с металлической лестницы на покрытую сталью нижнюю палубу. Логичный вывод. Карцеру не полагалось быть приятным местом.
Стоявшая в нескольких шагах позади Тэруко была почти столь же тихой. Броня немного затрудняла тихое передвижение - одна из причин, по которой сейчас он был одет в халат и штаны.
- По крайней мере, предатель не надел форму, - прорычал один голос, выделяясь среди недовольного хора.
…А вот и другая причина.
- Заткнись, Коки. – Сержант Аой подошел к прутьям своей камеры: напряженные мышцы и недовольная гримаса, глубокая, как Великий Каньон. – Итак, как вы можете оправдаться за предательство вашего командующего офицера? Вашего собственного почтенного отца?
- Молчи и дай мне слушать, - ровно ответил Зуко. – Если только вам не хочется делить помещение с чем-то невидимым.
- Ха! – торжествующе вскричал Коки. – Ты думаешь, что мы поверим тебе, ты…
Звуки шагов, топающих по палубе в дальнем конце прохода. В то время как пленные знали также хорошо как и Зуко, что никто не мог пробраться туда незамеченным.
По крайней мере, никто из людей.
Глубоко дыша, Зуко призраком скользнул мимо внезапно притихших камер. Остановился. Прислушался и почувствовал это странное покалывающее ощущение чего-то, не связанного смертной плотью и костями.
Там, мне кажется.
- Если услышите, как что-то прошло мимо меня, жгите это, - тихо приказал Зуко. Расправил плечи и сделал ещё несколько шагов вперед. – Кто ты и что тебе нужно?
Шаги остановились, удивленные. Громко топнули, словно мужчина, бьющий себя в грудь перед дракой.
Зуко фыркнул.
- Имя «хайма-дзяо» о чем-нибудь тебе говорит?
Топот резко прекратился. С палубы доносились еле слышные звуки, словно вороватый кот-новичок пытался по-тихому скрыться.
У меня получилось с огнем. Посмотрим, как сработает с водой. Вытянув струю воды из своего кожаного мешка и смешав её с пригоршней сухих листьев, Зуко ударил водяным хлыстом вдоль по коридору.
Там!
Мокрые листья облепили нечто, не являющееся водой. Зуко ослабил хватку на воде, которую он удерживал одной рукой, сместил вес и развернул ладони вверх, одновременно потянув одной рукой и толкнув второй…
Кража меха у полярного медведя.
…Если покорительницы воды на самом деле использовала такой прием для срывания меха с груди медведя для излечения мужей, он не понимал, как Северу удалось заставить своих женщин прекратить сражаться.
Смоченные водой листья налипли как оберточная бумага и замерзли.
Тэруко присвистнула.
- Разве это не пара ботинок?
Зуко склонил голову набок, пытаясь разглядеть форму воды, обернутой вокруг пустого места. Действительно походило на пару ботинок. Но если это были не ботинки, тогда что?
- Бетобето? – внезапно сказал он.
Откуда я вообще это знаю?..
Он будет волноваться об этом потом, а сейчас надо разобраться с духом.
- Весь корабль трясся от страха из-за чего-то настолько безвредного? – зарычала Тэруко.
- Они не безвредны, - мрачно поправил её Зуко. Может быть дело в Ли. Хотя мне бы хотелось, чтобы Амая предупредила меня о том, что поместила в мою голову знания о камуи… - Некоторым из них нравится доводить до паники людей, чтобы те ночью падали с утесов. Или пугать людей рядом со взрывной смолой. – Он строго посмотрел на закованного в лед духа. – Ты же не из таких, правда?
То, что было под кусками листьев, кажется, сжалось.
- Ты уберешься прочь с моего корабля.
Прислушавшись, Зуко различил еле слышное пошаркивание носков по льду. Словно напроказивший ребенок.
Отлично, теперь я чувствую себя как драчун-задира… Тут ему пришла в голову мысль, и Зуко улыбнулся.
- Знаешь, если ты на самом деле безвреден, я знаю того, кто с удовольствием с тобой поиграет.
Топот оживился.
- О, вы не станете, - задохнулась Тэруко.
- Почему нет? – с невинным видом спросил Зуко. – Он - Мост между нашим миром и Миром Духов. Пусть сам увидит, что это значит. Без духа, способного разнести на клочки целый флот. – Он снова повернулся к пойманному камуи. – Если я напишу рекомендательное письмо Аангу, ты оставишь нас и «Сузуран» в покое после того, как я отдам письмо тебе?
Радостное топтание и стук, словно солдат, остановившийся на параде.
- Тогда договорились, - кивнул головой Зуко, растопил лед толчком руки, призвал воду назад и выловил куски листьев, пропустив воду между пальцами. Снова невидимый, бетобето в ритме чечетки пронесся по палубе и затих вдали.
- Да вы злодей! – засмеялась Тэруко.
- Спасибо. Наверное, – пробормотал Зуко. Он прошел мимо занятых камер и остановился напротив камеры Аоя. – Сержант, капитан Джи говорит, что вы хороший и благородный человек, искренне верный Хозяину Огня Озаю.
Мускулистый сержант отпрянул от решетки, его глаза были круглыми от страха.
- Что вы такое?
Так я тебе и сказал.
- Злить Луну было неудачной идеей, - ровно сказал Зуко. – Адмирал Джао пытался убить Дух Луны и почти добился успеха. Он пытался убить Ла, сержант. Сестру Агни. – Зуко медленно выдохнул. – Генерал Айро попробовал его остановить. Всё, что мы могли - это приложить все силы, чтобы исправить положение дел. Но мы оказались недостаточно быстры, чтобы спасти флот. Когда вы будете докладывать моему отцу, предупредите его, что духи напрямую заинтересованы в этой войне. Не знаю, сможет ли Аватар повторить подобное снова, но лучше бы кто-то поговорил с Мудрецами Огня и выяснил это.
Глаза Аоя сузились.
- Вы предали Хозяина Огня ради Аватара.
Сохраняй спокойствие. Помни о плане.
- Уверен, им обоим очень хочется так думать, - сухо отозвался Зуко. – Нет, я отказался от верности моему отцу, чтобы служить моему народу. – Он глубоко вдохнул. – И чтобы защитить мою сестру. Теперь она наследница. Если ей… не придется меня ненавидеть, не придется больше доказывать, что она воистину принадлежит к роду Созина, несмотря на свою юность… возможно, она сможет стать хорошим лидером для нашего народа. – Он заставил свой голос стать тише. – Анги, я очень на это надеюсь.
- Она пыталась убить вас, сэр, - напомнила Тэруко.
Зуко фыркнул.
- Она всегда имела позволение отца на это. – Он пристально посмотрел на Аоя, отметив, как быстро тот прикрыл свой шок. – Я хочу, чтобы вы доложили Хозяину Огня, сержант. Я хочу, чтобы вы обо всем ему рассказали. Наш народ в смертельной опасности. Я не могу спасти их, не на поле боя. Но есть то, что я могу сделать. И я это сделаю. – Он заставил себя усмехнуться. – Человека можно уничтожить не только в сражении.
- Вы исцелили Аватара! – обвинил его Аой.
- Альтернатива была куда хуже, - рявкнул в ответ Зуко. – Убить его? Племена Воды и маленькая банда Аватара прирезали бы нас за это. И где родиться следующий Аватар, сержант? Вы хотите атаковать Северный полюс? Снова? У меня есть информация из надежного источника, что если они будут воспитывать Аватара, то не успокоятся, пока мы все не умрем. – Дыши. Сдерживайся. Продолжай говорить. – Не исцелять его? Если бы Азула просто обожгла его, это могло бы стать выходом. Но она ударила его молнией, а южная покорительница воды сделала так, что он выжил. Спросите Мудрецов Огня, что случается с людьми после такого. Единственное, что может быть хуже, чем живой Аватар, это безумный Аватар.
Готовый было протестовать, Аой остановился. Скривился и снова окинул его взглядом.
- Аватар смертельно опасен, но он ненавидит сражения, - ровно продолжил Зуко. – Если Народ Огня отступит к своим изначальным границам, его можно будет убедить воздержаться от дальнейшего возмездия. Может быть, - подчеркнул Зуко, прежде чем сержант успел закатить глаза. – Этот вопрос будет решать военный совет. Я просто прошу заявить о нем как о возможной опции. – Он остановился и вздохнул. – И в своем рапорте подчеркните, что я изгнанник и предатель. По собственному декрету Аватара Киоши Народ Огня не несет никакой ответственности за мои действия. А я буду действовать.
Аой разглядывал его, не обращая внимания на перешептывания из других камер.
- Как?
Зуко криво улыбнулся, хотя его сердце отчаянно колотилось. Сделай это. Сделай, ты не лжешь…
- Сержант, мне удалось вытащить его с Северного полюса, повредить его отношения с учителями по покорению и поставить флот Воды в крайне неловкое положение перед их союзниками из Царства Земли. Слышали вчерашний гром? Генерал Ганг выбыл из списка военных. Навсегда. – Он заставил себя пожать плечами. – А теперь я собираюсь скинуть ему на голову бетобето. Вы правда хотите знать, что я сделаю с ним в следующий раз?
Агни, дай мне уйти отсюда!
Покинув тюрьму, Зуко выбрался на свежий воздух и вдохнул солоноватый запах вод залива Хамелеона. Здесь должна хорошо ловиться рыба, пусть ещё и рановато для миграции лососеокуня…
Не хочу снова это делать. Никогда.
- Лгать больно, - с симпатией сказала Тэруко, присоединившись к нему на носу «Сузурана». – Даже когда вы на самом деле не лжете.
- Никогда не понимал, как она это делает, - ответил Зуко, обращаясь больше к себе самому. – Азула постоянно лжет, словно это легко, словно… - Он услышал, как приближаются знакомые шаги и скривился. – Духи, почему бы ей просто не выйти за него замуж? У них так много общего. И это решило бы все наши проблемы.
Айро вздохнул. Фонарь осветил серьезное выражение на его лице, бросая тени на красную броню лейтенанта Садао.
- Племянник, ты знаешь, что это несправедливо по отношению к Аангу.
Зуко постарался на стиснуть пальцы, чувствуя зарождающийся гнев и отчаянное желание разорвать что-нибудь на части.
- Да? Он лжет, когда ему этого хочется, ему никогда не приходилось трудиться ради чего-то…
- Наверное, следовало сказать, что это несправедливо по отношению к Азуле, - с суховатой иронией поправился Айро, игнорируя задохнувшегося Садао у себя за спиной. – Да, она получила многое, но она прикладывает неимоверные усилия и крайне строго относится к себе. Как и ты, - он склонил голову. – И, да, Аанг слишком торопится искажать правду, когда ему это удобно. И всё же, я считаю, что он делает это не по злому умыслу…
- Ложь - это ложь! – взорвался Зуко. И я её ненавижу! Ненавижу!
Тэруко прочистила горло.
- Вы не измените его мнение в этом вопросе, генерал.
- Да? – с любопытством спросил Айро, изогнув бровь.
- Да, - твердо сказала Тэруко, строго посмотрев на Айро и Садао. – Недаром именно леди Котонэ занимается всеми дипломатическими делами Бьякко. Шидан калечит лжецов. – Она бросила Зуко взгляд, полный печального одобрения. – Наверное, даже такой блеф должен быть вам отвратителен.
Зуко моргнул. Его гнев растаял перед лицом подобной откровенности. Она понимает. Она… не такая, как мама, но она понимает.
- Это надо было сделать.
- Да, - согласился Айро. – Но я учту это в будущих планах. Нелегко идти против своей природы.
И за этим что-то скрывается, подумал Зуко, заметив, как все трое переглянулись. Потом, пообещал он себе, подавив импульс продолжить ныть об Аанге, Азуле и нечестном мироустройстве. Жизнь была нечестной, особенно для него, и она не станет честнее от его рычания. Лучше просто… заняться делом.
- Думаете, это поможет? Ему нет дела до моей судьбы.
…Ладно, может он самую чуточку поноет. Проклятие, ему же больно.
Ты знаешь об этом уже много лет. Просто… забудь.
- Но ему есть дело до того, что Азуле не удалось убить тебя, - угрюмо поправил его Айро. – И что бы ни думал мой брат, он знает, что ты не умеешь врать. Он должен хотя бы подумать о нашем сообщении. – Он кивнул головой своим мыслям. – Замешательство, смущение - вот что мы создали этой ночью. А более всего нам нужно время.
- Нам нужно чудо, - проворчал Зуко. – Если бы Аанг просто сел и подумал…
- Племянник? – Айро вопросительно приподнял бровь.
Так просто. Я идиот.
- Чего хочет Аанг? – выпалил Зуко.
Лейтенанты посмотрели на него так, словно он был на грани того, чтобы плеваться огнем.
- Он Аватар, сэр, - напомнил Садао. – Думаю, он хочет надрать нам задницы.
- Это то, чего хочет Аватар, - отрезал Зуко. – Я сражался с Аватаром, лейтенант, и я сражался с Аангом. Они не одно и то же.
Шаркнули бронированные ботинки.
- Сэр, - начала было Тэруко, - я знаю, что он выглядит как милый ребенок…
Айро поднял вверх руку.
- Да, внешность бывает обманчива, но всё не так просто, как кажется на первый взгляд. – Он задумчиво нахмурился. – У меня есть источники о прошлом Аватара, в которых говорилось об удивительной силе Состояния Аватара. Но там же отмечалось, что требуется время, дисциплина и мастерство над всеми четырьмя элементами, чтобы Аватар смог контролировать подобную мощь. Я думал, что тексты ошибались. Мы видели, как Аанг высвобождал свою силу, но если она подобна покорению… может быть, не он управлял ею. Может быть, она управляла им.
- Тоф сказала, что он ненавидит то, что случилось на Севеном полюсе, - тихо заметил Зуко. – Что он… не знал, что так получится. – Он резанул их взглядом. – Итак, он Аватар. И он двенадцатилетний идиот-Воздушный Кочевник. Как нам заставить его прислушаться?
- Начни с признания, что он не совсем глуп, - мягко посоветовал ему Айро. – Он избегал Народа Огня, а это нелегко. Он не давался тебе в руки, что ещё сложнее. Он мудро выбрал своих друзей. Тоф – настоящее сокровище, Сокке просто надо набраться опыта и поучиться, а Катара… чтож, у каждого из нас свои раны. От этого она не становится менее опасной. – Он пристально смотрел на племянника. – Тебя с детства воспитывали знать свои обязанности Великого Имени и учили исполнять их. Он был ребенком воздуха, он родился свободным. Быть Аватаром, прикованным к судьбе мира – это огромное бремя для него.
Зуко вспыхнул и на краткий миг помечтал о том, чтобы побиться головой о стальную палубу. Это было бы так приятно.
- Ты не мог бы говорить мне о таких вещах до того, как я всё испорчу?
- Принц Зуко, - во взгляде его дяди светился легкий укор. - Ему двенадцать лет. Он не был готов слушать тогда. Не знаю, готов ли он сейчас или будет ли он готов когда-либо в будущем. Наш отъезд был мудрым ходом. Сказать ему правду было мудрым ходом. Ты ничего не испортил. – Он помолчал и засмеялся. – Ты справился куда лучше, чем можно было ожидать. Какой дар может быть лучше для ребенка с разбитым сердцем, чем новый друг?[/cut]
 
DenlotДата: Среда, 01/05/2013, 19:14 | Сообщение # 177
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Агу, из-за письма Зуко Катара чуть копыта не откинули из-за срыва. Просто теперь они даже письма от Зуко читать перестанут И вообще зарекутся брать в руки вещи, побывавшие у Зуко в руках

Если ты серьёзно,то это странно wacko
Цитата (aminya)
Я верю в то, что Аанг об этом и не подозревает.

Ты о чём?
Цитата (aminya)
"маленький момент" Исправила, спасибо.

Да у тебя их достаточно.Как ты пишешь? biggrin Советую пересмотреть главы)
Цитата (aminya)
Анги, я очень на это надеюсь.
- Она пыталась убить вас, сэр, - напомнила Тэруко.

Ещё б Аанги,и было бы вообще классно biggrin

Кстати,я понял,что меня напрягало.Это

По главе.
Цитата (aminya)
- Это то, чего хочет Аватар, - отрезал Зуко. – Я сражался с Аватаром, лейтенант, и я сражался с Аангом. Они не одно и то же.

Он это наконец понял? surprised Прогресс.
Цитата (aminya)
может быть, не он управлял ею. Может быть, она управляла им.

Только сейчас поняли? wacko
Цитата (aminya)
Не знаю, готов ли он сейчас или будет ли он готов когда-либо в будущем.

Да вообще-то должен бы.Правда здесь Аанг куда легкомысленнее...
Цитата (aminya)
Вернув лезвие с зазубриной, Тэруко повернула руку так, чтобы все могли видеть слегка поцарапанный ноготь.

Что Тэруко хотела показать?
Значит,Зуко решил отправить этого Бетобето Аангу? biggrin Или он лгал?


 
aminyaДата: Четверг, 09/05/2013, 11:51 | Сообщение # 178
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
[cut=Глава 32. Часть 2. Точки зрения.]Глава 32. Часть 2. Точ5ки зрения.

- Ещё снега, - велел Асиавик. Аанг вдохнул воздух и заморозил ещё немного морской воды в снеговую кашу. Потом он поднял смесь взмахом руки и усилием воли, помогая Момо и целителю уложить её в каноэ, установленное на палубе корабля. Свежий белый снег тут же потемнел от соприкосновения с горящим в лихорадке телом Катары.
Сжимая одной рукой руку Тоф, Сокка наблюдал за этим и чувствовал себя абсолютно бесполезным. Рядом с Асиавиком стоял мрачный как смерть Хакода.
- Они клялись, что болезнь незаразна.
- Покоритель огня замерзал, - сухо отметил Асиавик. – А она вся горит. Даже если и заразная, то болезнь была другой.
- Может быть и нет, - тихо сказала Тоф.
Сокка напрягся.
- Постой, они нас обманули? Да как эти…
- Они не врали! – взорвалась Тоф. – Хватит обвинять их во лжи каждый раз, как они говорят то, что вы не хотите слышать!
- Тоф, - отойдя от Катары, Хакода положил руку на плечо покорительницы земли. – Я знаю, что тебе страшно, но если ты знаешь, чем можно помочь Катаре… мы слушаем.
Тоф прикусила губу, явно прислушиваясь к Аангу. Аанг взглянул на неё, потом на Катару и с трудом сглотнул.
- Я пойду, - тихо сказал он. – Я просто… перейду на другой корабль с Аппой. Если вы не хотите, чтобы я слышал.
- Нет! – быстро сказала Тоф. – Просто… это тяжело, Аанг. Ты думаешь, что знаешь, что сделала Киоши, но ты не знаешь. И… это ужасно.
Аанг поморщился.
- Она убила много людей из Народа Огня. Я понимаю. Я не хотел думать, что Аватар могла так поступить, наверное, это была ошибка, но…
- Это не самое худшее.
- Что может быть хуже смерти? – фыркнул Асиавик.
Сокка вздрогнул, вспоминая пустынный город и сердитые огненные кинжалы.
- Когда кто-то находит то, что ты любишь, и забирает это, - непослушными губами сказал он. – Что Киоши забрала у них?
Тоф медленно выдохнула.
- Вода – это семья, так? Семья и племя.
- Так утверждают старейшины, - кивнул головой Хакода.
- И вы её семья, и Аанг её семья, - продолжила Тоф, осторожно выбирая слова, судя по её царапающим палубу пальцам ног. – И Катаре пришлось выбирать. А она не могла. Она сгорает. Словно… словно её вода умирает.
Аанг отпрянул.
- Ты хочешь сказать, что это я виноват?
- Нет, - начал было Сокка.
- Вообще-то да, - ровно возразила Тоф. – Ты слышал письмо. Племенам Воды нужна месть. Зуко пытался сделать так, чтобы она смогла её осуществить.
- Но мстить неправильно! – запротестовал Аанг. – Как он мог так ужасно поступить?
Ужасно. Месть. Сокка пытался соотнести эти два слова в своей голове. Не получалось. Конечно, Аанг не хотел причинять вред людям… но какое отношение это имело к мести? Некоторые вещи делать необходимо.
- Ужасно? – не веря своим ушам переспросил Асиавик. – Вы не проливали кровь, чтобы успокоить своих мертвых, и вы считаете нас ужасными? Послушай, маленький паршивец…
- Асиавик, - твердо оборвал его Хакода, – оставь мальчика в покое. Он из Воздушных Кочевников. Если он говорит, что его народ сможет обрести мир без кровопролития, то я верю ему.
- Странные люди, - буркнул целитель, снова пощупав лоб Катары.
- Аанг, - продолжил Хакода. – Рассказы наших старейшин утверждают, что твой народ сильно отличался от нашего. Ты говоришь, что Воздушные Кочевники никогда не убивали, и я понимаю. Я не согласен… прояви терпение и подожди, - добавил он, когда Аанг решительно сжал губы. – У моего народа нет такой традиции, но я понимаю, что она важна для тебя. Пожалуйста, постарайся понять, что наши обычаи важны для нас.
- Но Катара – замечательный человек, - почти умоляюще проговорил Аанг. – Она никогда не захочет делать такое!
- Я пролил достаточно крови людей Народа Огня, чтобы Кая упокоилась в мире, - спокойно произнес Хакода. – Если Катара решит не проливать ещё крови, мы всё поймем. – Он строго посмотрел на Аанга. – Но после того как я велел тебе не вмешиваться в сердца других, как ты можешь говорить, что ей не следует чувствовать?
Аанг отвел глаза.
Он не понимает, подумал Сокка.
- Разве тебе никогда не хотелось сделать что-нибудь, чего делать нельзя? – импульсивно спросил он. – Ты отдал нам ту карту, Аанг. Даже когда тебе очень хотелось, чтобы мы остались. Разве ты не можешь точно также довериться Катаре?
- Она сказала, что не знает меня, Сокка. – Аанг дернулся при этой мысли. – Я был с вами с Южного полюса. Как она может не знать меня? И Зуко… - он глотнул воздух. – Он раньше помогал нам, а теперь он говорит: «Отлично, иди и убей человека, которого никто из нас не знает»? Даже если… даже если вы говорите, что это нормально для Племен Воды, как это может быть нормально для Зуко? Он хочет, чтобы Катара убила одного из его собственного народа!
- Легкие Ноги, - ровно начала Тоф, - в письме говорилось не об этом. – Она состроила гримасу. – Если не прекратишь прыгать как крольгуру и не послушаешь, ты никогда не поймешь землю.
Сокка моргнул, пытаясь вспомнить ту стену слов, раздавившую Катару.
- Так… о чем оно сказало тебе?
- Зуко никогда не желал никому смерти.
- У тебя что-то с ушами? – Аанг ткнул пальцем в карман на её одежде, где Тоф до сих пор хранила тот ненавистный документ Зуко. – Он сказал, что позволит Катаре убить того человека!
- Не-не, - покачала головой Тоф. – Он сказал, что это его обязанность. Потому что маму Катары убили, а это несправедливо, и он – Великое Имя. Он обязан что-то сделать или всё… развалится.
- Ничего не понимаю, - задумчиво признался Сокка.
- Я знаю, что это тяжело… Уу, - Тоф потерла лоб. – Ладно, слушайте. Мой папа – Бей Фонг. Нас знают все. Люди знают, что наше слово крепко. Поэтому когда два торговца ссорятся, они приходят к нам и приносят свои контракты, чтобы мои родители смогли их прочитать и определить, кто прав.
Хакода поднял брови.
- Значит, в каком-то смысле, твой отец – вождь.
- Вроде как, - пожала плечами Тоф. – Он не сражается - для этого у него есть стража - но он… решает вопросы. – Она нахмурилась. – И вот здесь заключена сложность. Если мои родители узнают, что кто-то нарушил контракт… мой папа примет меры. Даже если контракт был заключен не с ним. Он должен, потому что Бей Фонги – уважаемые купцы, и все это знают. Мы не можем быть как все остальные. Мы должны быть лучше. Потому что все торговцы смотрят на наши действия, и именно поэтому торговля процветает. – Она что-то буркнула себе под нос. – Не знаю, как сказать…
- Постой, - потребовал Сокка, мысли которого неслись вскачь. У него были кусочки, он чувствовал. – Для Зуко было неблагородным поступком хватать Пра-Пра, потому что она не была вооружена… - Он остановился. – Ты хочешь сказать, что даже Народ Огня считает, что плохо было убивать маму?
- Очень плохо, - подтвердила Тоф. – А Зуко – аристократ. Он обязан что-то предпринять. – Она махнула рукой в сторону Аанга. – Это как с моими родителями. Катара говорит, что Народ Огня злой, что все они – монстры. Один из них таким и был. И он за это заплатит. Или ожидания всех людей, все правила, на которые ты опираешься, когда доверяешь незнакомым людям… всё развалится.
- Но это же ужасно, - прошептал Аанг.
Плечи Тоф поникли.
- Асиавик? Когда Зуко заболел, ему было холодно. Айро пытался поддержать его внутренний огонь, держал его в тепле. Если Катара горит…
- Опустить её в воду? – оживился целитель. – Сейчас это не повредит…
Взмах руки Аанга, и вода перелилась через борт корабля и рухнула в каноэ.
Вымокший до нитки Сокка тяжело вздохнул.
Ругаясь, Момо прыгнул на плечо Хакоды и встряхнулся. В его круглых зеленых глазах светилась обида. Громогласный рев, и Аппа подплыл ближе и поднял голову, чтобы посмотреть на них.
Не обращая на них внимания, Асиавик проверил пульс Катары, потом потрогал артерии на её шее, приподняв ей голову над ледяной водой. Подождал. И, наконец-то, улыбнулся.
- Лучше.
Аанг широко улыбнулся.
- Видите? С ней всё будет…
Асиавик срезал его грозным взглядом.
- Я не знаю, - прямо сказал целитель. – Если жар снова повысится, мы можем её потерять. Но сейчас ей лучше. – Он бросил взгляд на Тоф. – Ты знаешь ещё что-нибудь?
- Возможно, ей поможет восход луны, - сообщила Тоф. – Рассвет помог Зуко. Её дух вроде как… сражается сам с собой. Надо поддерживать её с помощью её элемента, пока всё не закончится.
Так или иначе, закончил про себя Сокка. Нет, не думай так. Катара сильная. Если Зуко справился, она тоже сможет.
- А почему Зуко сражался сам с собой? – ровно спросил Хакода.
Тоф с трудом сглотнула. Хакода кивнул головой:
- Секрет, да?
- Нет, - призналась покорительница земли. – Только об этом должен был рассказывать Айро, а не я. Но его здесь нет. – Она выдохнула. – Огонь не связан с семьей. Огонь – это верность.
Сокка застонал.
- Ага, мы в курсе, что все в Народе Огня верны…
О, нет.
Аанг был почти такой же белый, как снег.
- Ты хочешь сказать… Зуко…
- Думал, что погибнет, когда спасал нас, - слова Тоф падали как кирпичи. – Умрет. Не потому что Азула его убьет. Потому что даже если бы ему повезло, и он первым сразил её… его собственный огонь убил бы его. – Она сглотнула, её глаза были мокрыми. – Он ослушался Хозяина Огня, чтобы спасти тебя.
- Он знал. - Сокка чувствовал себя так, будто вот-вот потеряет сознание. – Он знал?
- Он – Великое Имя, - язвительно заявила Тоф. – Да. Он знал. – Её маленькие кулаки сжались. – Киоши заставила Великие Имена быть верными Хозяину Огня. Если он приказывает сражаться, они должны сражаться. Если он говорит заключать мир, они заключают мир. Если он приказывает убить Воздушных Кочевников…
Аанг с громким стуком шлепнулся на палубу.
Жаль, что я не потерял сознание, вздрогнул Сокка.
- Хочешь сказать, тогда, в палатке, когда Зуко…
- Он же сказал вам, - отрубила Тоф. – Он знает, что Киоши сделала с его народом. Он не хочет, чтобы такое случилось с кем-то ещё.
И он уже чуть не погиб однажды, колко заметила саркастическая часть разума Сокки. Что ещё может сделать с ним Аанг?
Точно. Зуко думал, что умрет, но он не умер, потому что Айро…
О, духи, нет.
- Горные кланы сражаются, - в ужасе выдавил из себя Сокка. – а волновые кланы… наверное, они были целителями. Киоши… - он не смог закончить.
- А когда не остается целителей, люди племени… - Асиавика передернуло. – Туи и Ла, мальчишка не шутил. Они сошли с ума.
Преодолевая начавшийся ветер, Сокка кинулся вперед прежде, чем Аанг успел схватиться за планер.
- Это не твоя вина!
- Моя! Ты слышал, что они сказали… Отпусти!
- Нет! Это не твоя вина! – яростно заявил Сокка. – Ты не Киоши. Ты не Року! Ты - Аанг. В этой войне виноват Созин, а не ты.
- Но я Аватар…
- Это тоже не твоя вина!
Ветер утих.
- Ты говорил, что никогда не хотел быть Аватаром, - сказал Сокка в звенящей тишине. – Черт, я бы тоже не хотел им оказаться. Киоши облажалась… Хватит вырываться и послушай меня! Мы друзья, так? – Он посмотрел в сердитые и испуганные серые глаза. – Она облажалась, и Року этого не исправил, а Созин взял всё плохое и превратил это в кошмар для всего мира. Но никто из них не был тобой. – Она вдохнул воздух. – Идет война. И комета Созина приближается. И мы должны остановить Хозяина Огня. Это не наша вина. Не наша. Не твоя. И даже не Зуко. Просто так есть. – Сокка чуть расслабил хватку, готовый вновь ловить, если Аанг рванется вперед. – Если твое каноэ разбилось во льдах и нужно либо идти назад, либо замерзнуть на месте, неужели ты считаешь, что виноват лед? Нет! Ты скажешь несколько плохих слов, попинаешь землю и пойдешь вперед.
Аанг обмяк и глубоко вдохнул.
- Просто… Сокка, это такое большое дело.
- По шагу за раз, - твердо посоветовал ему Сокка. – Мы изменим план. Мы что-нибудь придумаем, обещаю. Подожди. Подожди минуточку…
- Сокка? – спросил Хакода.
- Это всё упрощает, - скорее сам себе сказал Сокка.
- О, нет. – Асиавик бросил острый взгляд на Хакоду. – Я знаю, что означает такой взгляд.
- Нет, вы только подумайте об этом! – Сокка выпустил Аанга, по его лицу меделнно расплылась улыбка. – Война просто кажется большой. Мы противостоим Народу Огня, а они повсюду. Но если все они верны Хозяину Огня…
- Тогда Року прав! – Аанг выпрямился, краски вернулись на его лицо. – Если я остановлю Хозяина Огня, война закончится!
- Думаю, мы тоже хотим остановить его, - признался Сокка, осознавая, что помимо их группы его слышит ещё дюжина других ушей. – Если мы убьем Озая, то власть перейдет Азуле, а она псих.
- Мне не обязательно его убивать, - прошептал Аанг. Вздрогнул и посмотрел на окружающие его синие глаза. – Я думал… если Племена Воды хотят мести…
- Отомстить можно и не убивая человека, - заявил Хакода. – Войну надо остановить. Это важнее любого мщения.
Аанг просиял, очевидно, самостоятельно доведя эту мысль до логического завершения. Сокка с трудом подавил рвущиеся из него слова.
Месть Племени Воды - да. Зуко только что вручил Катаре месть Народа Огня, или ты этого не заметил? И Катара не всегда слушает папу…
Нет, решил он. Прекрати. Пусть сначала Катара поправится. Ссориться будем потом.
И в ближайшее время ему надо будет сделать что-нибудь приятное для Тоф, которая не теряла голову, даже не имея ни кусочка земли вокруг, и всегда была рядом, чтобы помочь Асиавику поддержать Катару, пока тот отходил согреться или стряхнуть с себя куски мокрого снега. И которая сейчас просто отошла в сторону, не говоря ни слова, когда Аанг подбежал и начал говорить Катаре, что всё будет хорошо, что ему жаль, что он не понимал раньше, и теперь она может проснуться…
Рука Хакоды легла ему на плечо, и мужчина отвел Сокку в сторону.
- С планом Аанга есть одна проблема, - пробормотал Хакода.
Проблема? подумал Сокка. Какая проблема? Мы остановим Хозяина Огня и все…
Ой-ёй.
- Зуко, - пробурчал Сокка в ответ, – но он помогал нам.
- Он помогал Тоф, - поправил его Хакода. – И он не дал Аангу поступить с нами так, как поступила с его народом Киоши. Я знаю. Я также знаю, что он сделал это, потому что считал нас благородными противниками. – Вождь выглядел усталым и печальным. – Но ты слышал его слова. Раньше мы знали, что его действиями управляла воля Хозяина Огня. Теперь он обладает свободой, которой не было ни у одного покорителя огня на протяжении столетий. Он сломал традицию. Он может сделать что угодно. Благородное или нет.
Зуко? с недоверием подумал Сокка. Но… он не знал. Честь Народа Огня отличалась от чести Племени Воды, и когда он пытался понять разницу, у него начинала болеть голова.
- Тоф верит ему.
- Он ранил одного из моих детей, - спокойно сказал Хакода. – Я никогда не прощу его за это.
- Но Катара…
- Он не из Племени Воды, - оборвал его Хакода. – У него не было права.
Сокка постарался удержать челюсть на месте.
- Но, папа…
- Давай не будем волновать твоих друзей, - твердо велел Хакода. – Если Воздушные Кочевники не убивают… чтож. Мы откроем охоту на этого тюленя, когда придет время.
- Но… Зуко? – всё ещё не веря своим ушам переспросил Сокка.
- Он считает, что мы хотим убить его народ. И генерал Айро теперь сражается на его стороне, - серьезным тоном проговорил Хакода. – Сперва нам надо разобраться с Хозяином Огня. Потом… - Вождь вздохнул и устало улыбнулся сыну. – По врагу за раз. – Расправив плечи, он обернулся, чтобы посмотреть на натянутый ветром парус.
Ошеломленный Сокка поплелся к Тоф, плюхнулся на палубу рядом с ней, потому как его ноги сообщили ему, что с них достаточно, благодарим покорно.
- Ты в порядке? – выпалил он.
- Катара болеет, Аанг слушает вполуха, а твой папа считает Зуко таким же безумным, как Азула, - фыркнула Тоф, говоря тихим голосом. – О, и я ничего не вижу. Кроме этого? Со мной всё отлично.
Черт. Он помнил про глаза Тоф и так легко забыл про её уши.
- Не…
- Не проси меня не предупреждать Живчика, Сокка. Просто… не проси. – Она выглядела маленькой и потерянной. – Амая рассказывала ему про Племена Воды. Думаю, он не удивится.
Сокка поморщился.
- Зачем она вообще это сделала? – импульсивно спросил он. – Ладно ещё ученик, почему бы нет. Но она назвала его частью своего племени. Частью нас. Это… он даже не похож на выходца из Племени Воды!
- В Ба Синг Се думают по-другому, - Тоф усмехнулась как леопардовая акула. – Они считают, что он из Туманного Болота.
Сокка моргнул, сраженный наповал жутким образом Зуко, облаченного в листья и набедренную повязку. И пожалел, что он не слепой.
- Тоф? Я буду ненавидеть тебя за это до конца жизни.
- То есть, так и есть? – заинтересованная Тоф склонила голову набок.
- Ну, вроде как… Они тоже странные, но я сомневаюсь, что в Народе Огня едят жуков
- О, да, - улыбнулась Тоф. – Они прядут шелк, как во многих местах Царства Земли. Наши производители шелка, как правило, отправляют остатки в рыбьи пруды после того, как снимут весь шелк, а они поджаривают личинок с какими-то обжигающими специями. Мама просила нашего повара приготовить немного для гостей, - добавила она, пока он давился от удивления. – Я стащила немного. Ух, как остро!
- Пожалуйста, скажи мне, что огненные хлопья – это не жуки, - слабым голосом попросил Сокка.
Тоф позволила ему помучиться, потом усмехнулась.
- Не-а. Думаю, они делают их из картофельартишоков.
О, хорошо. Нет, не так уж и хорошо.
- Почему мой папа думает, что Зуко нападет на нас? – Сокка пытался говорить тихим шепотом. – Если Аанг остановит Озая и Азула не получит власть, то война закончится. Все выживут.
Тоф выглядела мрачной.
- Когда люди твоего отца напали на «Вани», разве Зуко не говорил им, что они не участвуют в войне?
- Ну да, но они… - Сокка сглотнул, поняв, что он чуть не сболтнул.
- Они – Народ Огня, - угрюмо закончила Тоф. – Подумай сам. Аватар должен дать миру правосудие, так? Но Киоши пнула их в момент слабости и сковала цепями. Твой папа сказал: если нельзя верить Аватару, что остается делать? – Она покачала головой. – Он – твой папа. Я просто строю догадки. Он думает о том, что сделал бы вождь Племени Воды, если бы Аанг сказал: «Эй, мир, вот плохие парни, и смотрите, я заставил их сложить оружие». - Она ткнула его пальцем в плечо, несильно, скорее чтобы убедиться, что он рядом. – Что бы ты сделал?
- Я бы спрятался, - сказал Сокка, не переставая думать. – Мир огромен. Если все в нем злятся на тебя… Может Туманное Болото и безумное место, но они, по крайней мере, живы.
- Твой папа поступил по-другому.
- Ну, да. Папа просто никогда не видел, как Аанг выходит из себя и начинает светиться… - Сокка осекся.
- Нет, - тихо согласилась Тоф. – Думаю, не видел.
Сокка почесал затылок, сводя мысли вместе.
- Папа относится к Зуко как к сыну вождя. Это, конечно, правильно, но… для нас благородным считается сражаться непосредственно с плохими парнями. Открыто, там, где каждый может это увидеть. Думаю, это то, что Народ Огня называет Высокой войной. Дракон Запада при Ба Синг Се. Джао на Северном полюсе. Если это Высокая война… значит, ты достаточно силен, чтобы смотреть в лицо своему противнику.
- Вроде так, - подтвердила Тоф.
- Но Зуко прекратил так поступать ещё несколько месяцев назад, - нахмурился Сокка. – Он прокрался на Северный полюс. Каким-то образом. Я не знаю, как…
- Он взял каяк, нашел, куда не смотрят дозорные, и проплыл по туннелям черепахотюленей под водой, - сообщила Тоф. – Дядя научил его какому-то особому трюку покорения огня. Поэтому, если соблюдать осторожность, он не замерзнет. Даже если он окружен льдом.
Сокку пробила дрожь.
- Хочешь сказать, что когда Пакку назвал лед финальным движением…
- Это не шутка, - закончила за него Тоф. – Это должно убивать покорителей огня. Просто Зуко знает, как не умереть.
Сокка скривился.
- Надо будет рассказать Аангу. До того, как он сделает это с тем, кто не знает, как выжить. – А он-то думал, что хуже уже не будет. – Черепахотюлени. Ладно, кое-кому пора бы уже выучить разницу между глупостью и отчаянием, и этот человек – не я.
- А? – нахмурилась Тоф.
- Ты хоть представляешь, как долго могут задерживать дыхание черепахотюлени? – деловито спросил Сокка. – Нырнешь за ними и можешь обратно не выплыть. Это было глупо.
- Я надеру ему задницу, - пообещала Тоф.
- Думаешь, у тебя получится? – серьезно спросил Сокка. – То, что мы видели на корабле…
- Ага, я почувствовала. Он тренировался. – Она хрустнула пальцами. – Притащите на корабль камни, и я тоже этим займусь.
- Сделаю, что смогу, - вздохнул Сокка. – Черт, Азула была страшная, но Зуко и Айро подняли планку ещё выше.
Вот оно.
- Они одни из самых страшных покорителей, которых мне доводилось видеть, но они всё-таки не такие страшные, как Аанг, - сказал Сокка. – И они знают об этом, да? Они станут вести Низкую войну. Обманывать людей. Шастать украдкой. Ты говоришь, что Зуко больше не предан Хозяину Огня, и это главное. Но папа считает, что Зуко может напасть на нас после того, как мы справимся с Озаем, потому что так поступил бы сын вождя. Вождь – это семья. Его нельзя бросать в плену. Его надо спасать. И проливать кровь. Но Зуко… - Туи и Ла, как же трудно. – Зуко не думает «мой вождь» или «мой папа». Он думает «мои люди», «мой народ», «мой дядя». – Сокка застонал от бессилия. – Всё не сходится. Я думал, что разобрался, но он ведет себя так, словно Айро – его семья, а Озай и Азула – нет. Я ничего не понимаю…
- Легче, Лежебока, ты на верном пути, - Тоф потрепала его по плечу, промахнувшись лишь самую малость. – Просто некоторые слова имеют разное значение. Да, дядя – это семья, но не только. Дракон Запада, помнишь? Генерал Айро. И принц Зуко. – Она усмехнулась. – Принц выше по положению, чем генерал. Думаю, это делает всё несколько более запутанным.
Сокка моргнул, соотнеся это с тем, что он видел и слышал об армии Земли. Генералы стояли во главе, а все остальные люди со странными титулами делали то, что говорили генералы. Даже если план был не из самых умных. Но генералы, оказавшиеся в Ба Синг Се, принимали приказы от Царя Земли.
- Ты хочешь сказать, что Зуко командовал тем кораблем всё время?
- «Вани»? Ага, - радостно подтвердила Тоф. – «Сузуран»? Наверное, капитану Джи пришлось поизворачиваться, чтобы Зуко остался его командующим офицером. Так что да, Зуко главный. Конечно, дядя ему помогает, но только Зуко несет ответственность. За них всех. Так же как он чувствует ответственность за весь Народ Огня, даже несмотря на то, что Озай – Хозяин Огня. Вот что значит «принц». – Она кивнула головой. – Думаю, ты понял. Он не будет драться. Он сбежит и спрячется.
Потому что рисковать своей шеей – это одно, понял Сокка. Но когда смерть грозит всем: его кораблю, его дяде…
- Айро и Луна. – Он глубоко вдохнул. – Айро спокойно стал предателем, даже когда знал, что это может убить его. Потому что Народу Огня тоже нужна луна.
- Не уверена, что я смогла бы, - призналась Тоф. – Ради вас, ребята, да. Вы – семья. У нас нет долгов друг перед другом. Но дядя и Зуко? Они солдаты. Они могут умереть даже за людей, которых не знают.
Мир наклонился. Сокка опустил голову и принялся дышать.
- Ты в порядке? – Тоф взволнованно сжала его плечо.
- Нет, - признался Сокка. – Просто… Катара переживает за всех… Нет. – Он потряс головой. – Она переживает за всех, кого мы встретили. Это немного мило и немного тревожит… Ну, ты сама видела. Если Аангу положено спасти мир, нам надо сосредоточиться на помощи ему… - Сокка снова прервался. – Спасти мир. Это так… Тоф, я даже не знаю, могу ли я думать таким образом. Я хочу спасти нас. Племена Воды. Людей, которых мы встретили. Людей, за которых мы переживаем. Спасти мир
- Как ты и сказал, - Тоф криво улыбнулась. – По шагу за раз.
- Да, но… - Он беспомощно махнул рукой. – Айро. И Зуко. Они пытаются спасти мир. Ту его часть, которая является Народом Огня. – Сокка сглотнул. – Черт, когда-то ты говорила, что Зуко жил в страхе, да? Вот поэтому, да? Духи, эта задача так велика
Тоф врезала кулаком ему в плечо.
- Ой! – Сокка скривился. – Тоф! Я же серьезно.
- Я тоже, - строго сказала Тоф. – Сокка, мы не можем спасти мир, если станем постоянно волноваться. Это как на ринге. В перерыве можно встать у стеночки и взглянуть на картину в целом. Кто полон сил, кто едва стоит на ногах, а кому надо позволить поскакать вокруг, чтобы вымотаться, чтобы сохранить силы для следующего нехорошего парня. Но когда ты в бою, надо быть здесь. Сейчас. Или пока будешь переживать о следующем парне, этот парень размажет тебя по рингу.
- Думаю, ты права, - неохотно признался Сокка. – Просто… Как он это делает?
- Пинает лед, говорит несколько нехороших слов и идет вперед.
Сокка уставился на неё. И стукнул себя по лбу от непроходимой глусти подобного действия: она не только не могла его видеть, но они были на корабле. Она не могла ничего почувствовать.
- Серьезно, - сказала Тоф, пока он молчал. – Живчику следовало родиться покорителем земли. Он живет по нашему принципу всю свою жизнь, Сокка. Мир куда больше, хуже и злее, чем он сам, и хочет его смерти, но он не останавливается. – Она кивнула головой, полная гордости. - Поэтому он сражается изо всех сил. А когда не может… он придумывает что-то ещё. Бежит. Прячется. Крадется. Он знает, что не победит Аватара один на один, поэтому он не станет драться.
- Так что он сделает? – накинулся на неё Сокка.
Тоф упрямо сжала губы.
- Ладно, думаю, я сам напросился, - мрачно пробурчал Сокка. – Хорошо, мы можем… мы можем договориться? – Он надеялся, что нашел правильное слово. Духи, кто мог знать, что Царство Земли окажется настолько другим?
Нащупав его руку, Тоф пожала его запястье.
- Хорошо, расскажи мне.
- Ты говорила, что Ли хотел остановить войну, – с места в карьер начал Сокка. - Как и я. А я собираюсь помочь Аангу сделать это. Я не хочу убивать Народ Огня. – Он смешался, снова коснувшись старой раны. Мама…
Но, будь всё проклято, он не хотел. Того человека, что убил маму – да, в мгновение ока. И он встречал кучу других крыс из Народа Огня. Но некоторые люди… некоторые были просто людьми.
- Это только всё ухудшит, так? – наконец проговорил Сокка. – Аанг – последний покоритель воздуха, и мир уже висит на грани. Если не останется покорителей огня… это будет также плохо.
- Ага, - согласилась Тоф.
- Айро пытался спасти Луну, потому что он не хочет, чтобы мир пострадал ещё сильнее, - продолжил Сокка. – И если он тот, о ком Зуко переживает как о семье… Это тяжело, Тоф. Я верю тебе, но… - Он вдохнул. – Я поверю твоим словам. Я попытаюсь. Зуко хочет, чтобы война закончилась? Ладно. Но он хочет спасти свой народ. Как он может это сделать, не останавливая Аанга?
- Зуко хочет много такого, чего, как он знает, он никогда не получит, Сокка, - сообщила Тоф. – Он знает, что не сможет спасти всех.
Это не ответ.
Сокка с трудом остановился, чтобы не прорычать это. Потому что… это был ответ. Но не тот, о котором он думал.
- Он может спасти Айро, - медленно сказал Сокка, тщательно всё обдумывая. – Он может спасти «Сузуран» - если они послушаются его приказов, а не приказов Хозяина Огня, если они выйдут из войны… По шагу за раз. Как бы я стал спасать Народ Огня, если бы не мог спасти всех? Может за теми масками в форме черепов скрываются ещё несколько девчонок, но их не может быть много… Ему надо больше людей.
Больше людей, не испытывающих верности к Хозяину Огня. Где ему найти таких?
Зашуршала бумага.
- Да что с вами такое, в самом деле? – с нетерпением проворчала Тоф. – Я слепая!
Сокка посмотрел в сторону шума.
- Тоф? Там ничего нет…
Топ, топ, пинок!
Пустой воздух пнул его по икрам. Завопив, Сокка проглотил ругательства, подскочил и выхватил листок бумаги, висящий перед лицом Тоф. Начал читать и окаменел. О, черт, что теперь?
- Ээ, Аанг? Это тебе.
Аанг неохотно оторвался от Катары и взял помятый клочок бумаги. Почесал голову, покрывшуюся щетинкой темных волос после нескольких дней, проведенных в беспамятстве.
- Что такое "бетобето"?
Тип-топ-тип-топ-хлоп…
Это напоминало танцующие ноги, понял вдруг Сокка. И почему у него было такое чувство, будто над ними смеялись?
Духи. Никогда не зли духов…
[/cut]
Цитата (Denlot)
Ты о чём?

Я о том, что Аанг - легкомысленный 12-лкетний воздушный монах, для которого семья - практически пустой звук. Для него Катара - "самый замечательный на свете человек". Сдается мне, он сам не очень понимает своих чувств. Тем более что для воздушных монахов процесс воспроизведения потомства - чисто физиологическая обязанность. Тут есть над чем призадуматься.
Цитата (Denlot)
Кстати,я понял,что меня напрягало.

Ну, перепутала автор, с кем не бывает. happy
Цитата (Denlot)
Да у тебя их достаточно.Как ты пишешь? biggrin Советую пересмотреть главы)

Я пишу так - сначала черновой перевод, потом через несколько дней редактирую набело и выкладываю сюда. Вообще очень сложно заметить свои ошибки в тексте, который читала уже n-ое количество раз. Так что за все замечания и поправки буду искренне благодарна.

И да, здесь понимание другой культуры приходит к людям очень медленно. Так уж сложилось, что последние 2000 лет Аватары поддерживали разделение народов, а потому друг для друга они становились тайной за семью печатями.
Цитата (Denlot)
Что Тэруко хотела показать?
Значит,Зуко решил отправить этого Бетобето Аангу? biggrin Или он лгал?

Тэруко хотела продемонстрировать отличие драконьих детей от прочих покорителей огня. А как известно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
Кстати, я сразу скажу, что я так и не поняла, является Тэруко драконьим дитя или она просто покоритель огня, которой от дедушки-драконьего дитя достались крепкие драконьи ногти и бешеный нрав.
По поводу бетобето. Из последнего кусочка становится ясно, что посылка прибыла по назначению. Теперь будет кому пинать команду Аватар. biggrin

Добавлено (09/05/2013, 11:51)
---------------------------------------------
Кто-то хочет продолжение? cool

 
DenlotДата: Четверг, 09/05/2013, 12:43 | Сообщение # 179
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Кто-то хочет продолжение?

Не откажусь,пожалуй. cool
Цитата (aminya)
Тэруко хотела продемонстрировать отличие драконьих детей от прочих покорителей огня. А как известно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Значит,они могут использовать ногти как ножи?Раз еле поцарапало сталью? cool
Цитата (aminya)
Я о том, что Аанг - легкомысленный 12-лкетний воздушный монах, для которого семья - практически пустой звук. Для него Катара - "самый замечательный на свете человек". Сдается мне, он сам не очень понимает своих чувств. Тем более что для воздушных монахов процесс воспроизведения потомства - чисто физиологическая обязанность. Тут есть над чем призадуматься.

Да,есть о чём подумать.Вот почему ты удивлялась,что они ладят.Интересно,ведь в оригинале воздушники такие-же.Я очень задумался.
Цитата (aminya)
Ну, перепутала автор, с кем не бывает.

Ага...а ентернетом она не пробовала пользоваться?Википедия,Аватар-Вики?Не,неслышали? biggrin Надо проверять данные.Да даже просто по логике - Кох говорил:Туи и Ла,Луна и Океан.Значит первый дух - Луна,а второй - Океан. dry
Цитата (aminya)
Теперь будет кому пинать команду Аватар.

Надо будет им приручить зверушку значит. biggrin
Цитата (aminya)
- Отомстить можно и не убивая человека, - заявил Хакода. – Войну надо остановить. Это важнее любого мщения.
Аанг просиял, очевидно, самостоятельно доведя эту мысль до логического завершения. Сокка с трудом подавил рвущиеся из него слова.
Месть Племени Воды - да. Зуко только что вручил Катаре месть Народа Огня, или ты этого не заметил? И Катара не всегда слушает папу…

Получается,в оригинале Катара отомстила?Но здесь она желает именно убийства,как в Народе Огня.По идее,этой Катаре должно хватить силы духа убить Ян Ро...Согласится ли она на другое?
Цитата (aminya)
- Он ранил одного из моих детей, - спокойно сказал Хакода. – Я никогда не прощу его за это.

А Зуко,получается,оказал ей медвежью услугу сейчас?

А ещё я не понимаю Аанга.Если в честном бою,то убийство для меня приемлемо.Не честном - тем более.Если тебя хотят убить,тут просто инстинкт выживания.Привык он видимо уклоняться и убегать...А если не будет возможности?Гиацо убивал,когда не было выбора.Или ты или тебя.Тем более позволительно,когда не просто тебя лично хотят убить,а устроить геноцид всей твоей расы.




Сообщение отредактировал Denlot - Четверг, 09/05/2013, 13:14
 
aminyaДата: Пятница, 10/05/2013, 00:31 | Сообщение # 180
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
Значит,они могут использовать ногти как ножи?Раз еле поцарапало сталью? cool

Ага. Автор писала, что на эту мысль её вдохновил маникюр Азулы и Мэй в некоторых кадрах. Такими ноготками, как нарисовали им, убить - раз плюнуть cool

Цитата (Denlot)
Интересно,ведь в оригинале воздушники такие-же.Я очень задумался.

Да, вот этот подмеченный момент мне очень понравился как раз в фанфике. Тяжело ожидать, что человек, для которого семья - ничто, станет примерным семьянином. Отцом он, кстати, может стать хорошим - всё же Гиацо был перед глазами. Но вот стать примерным мужем - затруднительно. У воздушников взаимодействие мужчины и женщины проявлялось только в одном отношении. wacko

Цитата (Denlot)
Надо будет им приручить зверушку значит.

Угу, Зуко именно с этой целью и послал - чтобы Аватар на практике пообщался с духом.
Цитата (Denlot)
Получается,в оригинале Катара отомстила?Но здесь она желает именно убийства,как в Народе Огня.По идее,этой Катаре должно хватить силы духа убить Ян Ро...Согласится ли она на другое?

Ну, мне кажется, что Хакода подразумевает то, чтобы превратить жизнь врага в ад, чтобы он жил и мучился. как-то так. Я сомневаюсь. что сериальный Ян Ро будет очень мучиться после ухода Катары. Отойдет от нервного тика - и дело с концом.
По этому фику месть Племени Воды - это месть всему вражьему племени. Месть Народа Огня - конкретному человеку. Разумеется, Зуко куда выгоднее, чтобы Катара оставила Народ Огня в покое и переключилась на одного виновного. Другой вопрос, сможет ли она отыскать Ян Ро в данной альтернативной версии без помощи Зуко? Поживем - увидим, пока что фик застрял на Кипящей Скале.

Цитата (Denlot)
А ещё я не понимаю Аанга.

Да его там никто не понимает. Даже в команде Аватар начинается недоумение. Но мальчик не слушает никого, кроме Учителя-старейшины. А где его взять, Учителя-то сто лет спустя?

[cut=Глава 32. Часть 3. Видения от Юи.]Глава 32. Часть 3. Видения от Юи.

Ладони упирались в ладони. Её руки поддавались и отталкивали толкающие её руки.
- Расслабься. Дыши. Почувствуй воду. Не совершай ненужных движений.
Шаг и ещё один. Теперь толкала она, мягко, как падающий снег. Наступление и отступление. Равновесие.
- Расслабься. Дыши…
Катара открыла глаза.
Юи улыбалась ей.
- А вот и ты.
Шаг. И поворот.
- Что мы делаем? – осторожно спросила Катара. Темно. Всё вокруг было темно, словно ночью перед тем, как налетит буря.
- То, чему Ягóда не научила тебя. – Медленный поворот, пока они шагали вперед и назад, как волны на берегу. – В каком-то смысле другу Аанга повезло. Его учитель ничего не принимал как данность.
- Друг Аанга? – с любопытством спросила Катара.
- Повторяй за мной.
Наступление и отступление. Руки, мягко прижатые к сияющим рукам, пока она не почувствовала ритм, напоминающий её сердцебиение.
Они разошлись, опустили руки, и Юи улыбнулась.
- Иди сюда, маленькая сестра.
…Никто не обнимал её так после смерти мамы.
- Почему? – задыхаясь, спросила Катара. – Почему-почему-почему?
- Это здраво.
Катара моргнула и посмотрела на сияющий синий свет.
- Ты хочешь сказать… тебя никто не просил?
- Зачем спрашивать о том, что, по твоему мнению, ты знаешь? – Юй потянула вниз, пока они не опустились на колени во тьме, колышущейся, как поверхность пруда. – Смотри. И чувствуй. – Она вытянула руку, и в темноте возникло серебристое свечение…
Что-то извивалось в темноте.
- Не показывай страх. Мой брат отвлекает нашего врага. Смотри…
Она вдохнула запах роз и острых специй. Ароматы разливались в воздухе с каждым движением её рук, направленных на то, чтобы облегчить дыхание её пациентки. Сталь была знакомым весом у неё за спиной, когда она пробегала руками по груди девочки, заставляя её дышать глубже и ровнее. Касаться воздуха было всё равно что касаться чи, а касаться чи значило исцелять…
Руки трясли её. Беги, улетай, преследователи Шангченга уже близко!..
Глина была скользкой и теплой на её коже, когда она работала над инфекцией, вытягивая гной, чтобы оставить здоровую плоть. Она питала потрескивающую энергию в глине, разбуженную к жизни чи и крупинками магнита, упрямо собирая тело молодого солдата, пока оно не согласилось починиться…
Это Чин, уходи тоннелем. Чин сжигает город!..
Огонь скользил между её пальцами, яростный, как солнце над морем. Оня притягивала его силу в сломанную руку старого рыбака, приказывая плоти и костям срастись и исцелиться…
Тень наползла на солнце. Ей не надо было слышать крики, чтобы знать, что убийцы Созина нашли её…
И она снова стала Катарой из Племени Воды, и она рыдала.
- Я здесь, - шептала Юи. – Я всегда буду рядом.
- Почему? – выдавила из себя Катара. – Почему они убили нас?
- Все лекарства ядовиты.
Катара моргнула и немного отшатнулась. Это ничего не объясняло. Почему Юи не могла сказать прямо…
Теперь она дух. Аанг – Мост в Мир Духов. Может быть… она старается изо всех сил?
- Ты хочешь сказать, что целители… ранят духов?
- Целители – люди. Люди изменяют то-что-должно-быть. Это создает дисбаланс.
Катара посмотрела на переливчатый голубоватый свет и вздрогнула.
- Духи хотят, чтобы мы страдали? Умерли?
- Дисбаланс должен быть исправлен. – Юй сплела свои пальцы с её. – У нас… разногласия.
Катара сглотнула, чувствуя, как задрожал её мир.
- Но… есть дух, который хочет уничтожить целителей.
- Да.
- Тогда останови его!
- Есть дисбаланс. – Юи опустила глаза. – Если не станет людей, не станет и его. – Нечеловечески синий взгляд встретился с её. – Некоторые считают людей частью равновесия. Мой брат. Я. Несколько других духов.
Катара начала было говорить и остановилась, оглядела окружающую её неподвижную тьму.
- Ты не должна была делать это?
- Разрушать легко. Создавать – нет. Многое было разрушено. Это… несправедливо.
Катара отвела глаза, пытаясь собрать мысли воедино. Как бы я хотела, чтобы здесь был Сокка. Он лучше меня решает загадки, он всегда знает, как сделать то, что другие считают невозможным… ой.
- Это дело рук людей. Может духи и хотели этого, но это дело рук людей. Как Джао, который убил тебя.
- Да. – Тепло окутало её, как летняя вода.
- Если мы сломали, нам и исправлять, - Катара подняла глаза. – Но если мы даже не знаем, что что-то надо чинить…
Юи подмигнула ей.
Вернуть исцеление. Вернуть баланс…
Пораженная Катара со свистом втянула в себя воздух.
- Ты помогла Зуко!
- Ему это дорого стоило.
- Ему стоило? – прорычала Катара. – Я потеряла маму! А что он потерял, дурацкий трон? Я ненавижу его. Я ненавижу его! Я ненавижу его!
- Волны вздымаются и падают. Море питает и убивает. – Глаза Юи больше не были мягкими, но безжалостными как шторм. – Ты одна из моих людей. Люби. Ненавидь. Исцеляй. Убивай. Живи.
Катара глотнула воздух, пытаясь не всхлипывать.
- Ты… не считаешь меня ужасной?..
- Ты - моя младшая сестра. Я люблю тебя. Всегда.
Всхлипывая, Катара бросилась в успокаивающие объятия.
Бесконечное время спустя, Юи указала на колышущуюся внизу тьму.
- Есть ещё одна вещь, которую тебе надо увидеть.
Катара вытерла глаза и посмотрела вниз. Это похоже на тронный зал Куэя…

***

- Мне точно конец, - бурчал себе под нос капитан Лу-шан. – От меня останется только жирное пятно на полу приемного зала, и никто не отправит моей жене письмо с соболезнованиями.
Стоявший рядом с капитаном в конце длинной очереди старших офицеров, ожидающих своей очереди докладывать принцессе, мастер-сержант Якумэ постарался изо всех сил выдавить успокаивающую улыбку для стражника. Если она вышла несколько кривой… ну, принимая во внимание обстоятельства, он не думал, что Лу-шан сможет оценить иронию.
- Не думаю, что вас сочтут ответственным, капитан.
- Я сам себя виню, мастер-се6ржант, - сдержанно буркнул Лу-шан. – У меня и мысли не было… Я не видел… Ома и Шу, как могла Амая так поступить с нами?
- Племена Воды – нецивилизованные люди, - сухо ответил Якумэ. – Я уверен, что у неё были на то свои причины.
- Причины прятать принца Огня в Ба Синг Се? – тихо рявкнул Лу-шан.
Осторожно. Осторожно. Он просто разрывается на части, подумал Якумэ. Он поймал капитана с потрохами, вывалив на него факты и рапорты, доказывающие, насколько глубоко его участок был замешан в невольное предательство по отношению к Ба Синг Се. Достаточно порочащих фактов, чтобы заставить даже самого снисходительного управленца из Царства Земли осудить их всех…
Но Народ Огня – это не Царство Земли. А Якуме пообещал, что пока Лу-шан идет на сотрудничество, он приложит все усилия, чтобы невинные люди не пострадали.
- Может быть, она не знала, кто он такой, - тихим голосом отметил мастер-сержант. – Хьёдзин говорил, что он не знал, пока Аватар не опознал его, так? Я ему верю.
Лу-шан бросил на него недоверчивый взгляд.
- Хьёдзин сбежал. Вся его семья сбежала, а вся вина пала на наш участок. И он лгал всю свою жизнь. Думаете, я поверю хоть одному его слову?
Желание возмездия, кивнул сам себе Якумэ. Ситуация может выйти из-под контроля, и быстро. А это не пойдет на пользу интеграции Ба Синг Се в их империю.
- Может не первый взгляд это и выглядит плохо, капитан, но, думаю, он пытался защитить вас.
- Солгав и сбежав? – выплюнул Лу-шан.
- Да, - спокойно согласился Якумэ. – И это сработает.
Лу-шан вцепился в него испуганным взглядом.
- Наверное, он понял, что выдал себя, - продолжил Якумэ, наблюдая, как расслабляются плечи капитана. Судя по рапортам, Хьёдзин был хорошим и верным стражником. Его капитану было больно думать о нем плохо. – Выведя себя и свой клан из-под защиты вашего участка, он сделал ненужной кару по отношению к вам. Мы не наказываем человека за преступления другого. Вы узнали одновременно со мной - это было очевидно. Строго говоря, вы узнали даже чуть позже, - задумчиво добавил Якумэ. – Так что у вас не было времени даже подумать об измене, укрывая его. Что означает, что вы и участок в безопасности. Весьма благородно.
Лу-шан покраснел от гнева… затем нахмурился и задумался.
- Когда вы узнали?
- В ту же минуту, как увидел его, - признался Якумэ. – Вы здесь, внутри Стен, сильно изолированы, даже несмотря на то, что к вам стекаются беженцы со всего Царства Земли. Вы привыкли, что люди могут выглядеть чуть иначе просто потому, что пришли из дальней деревни. Я видел людей с другого континента. Одежда, речь, прическа – он прекрасно вписывался, следует отдать ему должное. Как хамелеон-сцинк на недавно сгоревшем сосновом холме. Но его темперамент… - Якумэ засмеялся.
- У многих людей буйный темперамент, – проворчал Лу-шан.
- Конечно, - согласился Якумэ. – Ключ в том, из-за чего он взрывается, капитан. Хьёдзин верен Амае, из Племени Воды она или нет. Она дала ему кров. Дитя Огня очень серьезно относится к таким вопросам.
- Верен ей, а не нам, - отрезал Лу-шан. – Этот чертов принц…
- Ученик Амаи, - проговорил Якумэ, пропустив оскорбление. Пока. Капитан Лу-шан был ключом к своему участку, а Нижнее Кольцо было ключом к удержанию города. Обращайся с ним хорошо, обращайся справедливо, и оккупация пройдет гораздо безопаснее для всех. – Покоритель огня из королевского рода, достаточно взрослый, чтобы начать искать себе верных людей. Не вините Хьёдзина. У него не были ни шанса.
- Нет, - едко откликнулся Лу-шан. – Я виню её.
Ну, разумеется, с оттенком грусти подумал Якумэ. Она принесла беду в твою деревню – а Стража своего рода деревня – и с этим невозможно мириться, да?
Земля была предсказуемой. Люди Царства Земли жили сделками и договорами, письменными и устными. Брачные контракты. Необрученные женщины никогда не выходили без старшей компаньонки, чтобы гарантировать, что эти контракты сохранят силу. Негласные соглашения внутри каждой деревни, что её члены будут всегда правы и найдут поддержку в любой неприятности. А в обмен ни один житель деревни никогда не совершит того, что поставит его соседей под угрозу.
Как поступила целительница Амая. Духи, он даже жалел её. Она были из Племени Воды и, скорее всего, считала многих стражников своей семьей. Она не ожидала предательства.
А Хьёдзин и все, подобные ему, никогда не допустят даже мысли о том, чтобы предать её, понял Якумэ. Она были их укрытием от шторма войны. Они скорее умрут.
Что было одной из причин исчезновения маленькой армии беженцев. Все дети Огня, добравшиеся до Ба Синг Се, очень сильно не хотели умирать.
Как и генерал Айро.
- Никогда не думал, что у кого-то из вас могут быть зеленые глаза, - проворчал Лу-шан. – Откуда человеку было знать?
Якумэ пожал плечами, словно это была мелочь. Что было вовсе не так.
Невозможно. Это должно было быть невозможно. Однако все рапорты о «Ли» дружно сходились в одном.
Необыкновенные зеленые глаза, утверждал свидетель за свидетелем. Как огни во дворце.
У принца Зуко были глаза Созина. Светло-золотые, горящие как солнце.
Светло-золотой цвет ясно значился и во всех его розыскных плакатах. Которые Хьёдзин читал. Якумэ следил за ним. И, тем не менее, стражник никогда не говорил об очевидном: что золотой может стать зеленым не больше, чем крольгуру может стать котосовой.
Хьёдзин. Ли. Муши. Каждый из исчезнувших пациентов Амаи, каждый, чью семью нельзя было найти в Ба Синг Се…
Зеленые глаза. Как она это сделала?
Покорение воды было странным. Все это знали. В каждом тактическом пособии были намеки, что оно может иметь… неожиданное примение, о котором не докладывали выжившие. Но это было что-то запредельное. Когда он сложил факты об исчезнувших принцах, маленькой армии пропавших беженцев и понял, что Амая занималась этим более тридцати лет
Якумэ покачал головой, всё ещё наполовину убежденный, что сошел с ума. Если бы не тот ястреб с «Сузурана»… Птица с корабля капитана Джи, предположительно без сообщения, в то время как последний раз бизона Аватара видели летящим к заливу Хамелеона? Штрафники или нет, но это не могло быть случайным стечением обстоятельств.
Генерал Айро направляется сюда. И он недоволен.
Что мне делать?

Некоторые сказали бы, что здесь не о чем думать. В прошлом Айро мог быть генералом и кронпринцем, но теперь он был предателем. Никто не был обязан ему верностью. И всё же…
Мы потеряли принца Лу Тена, но генерал не дрогнул. Он скорбел… но он ясно видел ситуацию. Он отказался от мести и снял осаду ради нас.
Были люди, которые ни за что не выжили бы, если бы генерал Айро продолжил атаку. Включая одного мастер-сержанта Якумэ.
Мой лорд, как вы могли стать для нас предателем? Почему?
Он должен был узнать. Обязательно.
Итак, он доложит о том, о чем должен: что в городе были беженцы из Народа Огня, которые сейчас пропали. Принимая во внимание то, что они не явились к принцессе, дабы засвидетельствовать свою верность, можно было прийти к логическому выводу, что они не собирались этого делать. Что делало их предателями и потенциальным источником восстания куда более яростного и безжалостного, чем те, которые порождали города Царства Земли.
Если слухи правдивы, то принцесса Азула убила их лорда. Они захотят её голову.
И их будет очень трудно остановить. Верность придавала сил даже хрупкому ребенку… и смерть принца Зуко этого не отменит. Он был покорителем огня из рода Созина, плоть от плоти бесчисленных поколений Мудрецов Огня, и никто не проводил церемоний, чтобы упокоить его гневный дух. Изгнанники этого не заслуживали.
Не думаю, что когда-либо прежде изгнанник становился лордом. Агни, ну что за бардак.
А, их очередь сдвинулась. Якуме переложил письменный рапорт из руки в руку, гораздо менее уверенный в результате этого интервью, чем он позволил думать Лу-шану. Генерал Айро был куда спокойнее и уравновешенней, чем большинство, но род Созина прославился своим буйным нравом…
- Капитан Така, - ровно сказала принцесса офицеру, стоящему перед ними. – Ваш участок Среднего Кольца под контролем?
- Да, принцесса, - поклонился капитан. – Наши солдаты доблестно сражаются с трусливыми…
- Сначала факты, бравада потом. – Темно-золотые глаза опасно прищурились. Скачущая за троном маленькая блокировщица чи с косичкой устремила взволнованный взгляд на капитана. - Самая трусливая рука может оказаться самой опасной, когда ударит вас в спину, - продолжила принцесса Азула. – Что-нибудь достойное упоминания в вашем докладе?
- Разумеется, Ваше Высочество, - капитан Така снова поклонился. – Но будет лучше, если вы сами…
- Карарин. Корорин. Канкорорин!
Уже готовый выйти вперед под мрачно-задумчивым взглядом леди Мэй, Якумэ замер. Это… не могло быть то, что слышали его уши.
- А-ха-ха-ха!
Маленькие ножки протопали, как капли дождя. Маленькие когтистые пальцы вытянулись вперед. Огромный, глядящий в упор единственный глаз на соломенном теле и слюнявый язык, свешивающийся из клыкастого рта.
Бакэдзори!*
Безумно хохоча, волна монстров роем налетела на трон.
Полетели огонь, цепи и похожие на стрелы кунаи.
Когда все кончилось, и воздух наполнился запахом паленой соломы, Якумэ вылез вместе с Лу-шаном из своего спешно найденного укрытия за огромной расписанной узорами вазой.
- Агни, - выдохнул он, разглядываю подергивающихся монстров с пронзенными глазами. – Надо будет спросить, свободна ли она.
- Она вооружена! – возмутился Лу-шан, разглядывая дворянку с кислым выражением на лице так, словно у неё выросли клыки и рога. – И вы женаты.
- Ну, конечно, я женат, - с удивлением подтвердил Якумэ. – У меня есть сыновья. Да и вряд ли губернатор Цумами допустит даже мысль о таком союзе. Но может же мужчина помечтать.
И… почему это леди Мэй следила, как Дай Ли вытаскивают бакэдзори с таким старательно-нейтральным лицом?
- Монстры-сандалии, - вздрогнул Лу-шан. – Проклятие, Дай Ли отлынивают от работы. Приличные люди не должны иметь дела с камуи!
Брови Якумэ поползли на лоб.
- Мудрецы Огня, как правило, крайне приличные люди, - строго осадил он капитана. – Благородные и почтенные. Разве ваши священники Гуань Инь не проводят успокаивающие духов церемонии?
- Церемонии? Конечно, - фыркнул Лу-шан. – Но охотиться на злых духов? Сделаешь хоть раз, и вовек не отмоешься… - Он побледнел.
А он не дурак. Якумэ уже опускался в полный ниц, почувствовав, как расступаются стоявшие перед ними люди.
- Ваше Высочество.
- Мастер-сержант. – Голос принцессы Азулы был точным и острым, как клинок работы мастера. Зеленый шелк шуршал, как листья на ветру, и он почувствовал запах огня. – Почему вы здесь? – Шорох её ног намекал, что она посмотрела на Лу-шана. – С довольно… необычным компаньоном.
- Мы нашли информацию, которая может оказаться жизненно важной, Ваше Высочество. – Всё ещё склонив голову, Якумэ протянул на ладонях рапорт.
Он почувствовал, как исчез вес свитка. Зашуршала бумага.
Тишина.
- Вижу.
Шипение, а не голос. Волосы на затылке Якумэ встали дыбом, когда он вспомнил старые сказки, запретные сказки. Слухи о давно пропавшей матери Созина и его странной златоглазой жене, исчезнувший во время его погребального сожжения…
- Оставьте нас.
Сбегая вместе с остальными, Якумэ успел разглядеть, что блокиратор чи встала подальше от греха, пристально разглядывая пустой воздух.
Или, если вспомнить о бакэдзори, не такой уж пустой?
Двери тронного зала захлопнулись, и он услышал рев пламени.

***

- Как они смели!
Устроившись у навершия колонн вместе с несколькими перепуганными Дай Ли, Тай Ли выдохнула молчаливую молитву Тенгри**, что аура Катары пропала. Азула будет достаточно расстроена после того, как успокоится. Она не хотела, чтобы девочка из Племени Воды видела это.
- Я наследница отца. Я из рода Созина! А он слабак, предатель, мертвец! Как они могли предать наш народ ради него! Предать нашу войну!
Вспыхнуло лазурное пламя, раскалывая скалу и камень.
- Всё в порядке, - улыбнулась Тай Ли припавшему рядом с ней агенту с округлившимися глазами. – Просто сидите здесь, пока она нас не позовет. С вами всё будет в порядке.
С ними всё будет в порядке. Но что насчет Азулы? Её аура выглядела ужасно. Все цвета премешались, и эти темные прожилки, и они вращались так, что у Тай Ли начинала кружиться голова.
Она ударилась головой. Сильно. Она даже призналась, что я двоилась. Тай Ли спрятала внезапный приступ страха. Уроки в Академии были весьма детальными. Включая симптомы сотрясения мозга… и что может случиться с теми, кто будет оставлен без лечения.
Конечно, сейчас она просто созерцала, как Азула вышла из себя. Но это была Азула. Головокружение, нетвердая поступь, ошибки в суждениях – всё это она скрывала.
Я должна ей помочь.
Так бы поступил Зуко, будь он здесь. Печально, что Азула никогда этого не понимала.
С другой стороны, если бы Азула смогла это понять, что ещё она бы поняла?
Ты такой глупый-преглупый, Аанг.
Огонь не мог убить ветер. Выжечь воздушные карманы, да. Или гореть так жарко, что ветер побежит вслед за пламенем. Но убить его?
Жар, топливо и воздух. Священный треугольник Агни.
Нет, огонь никогда не мог убить ветер, не убив самого себя. Ветер дул в горах ещё до возведения храмов, он дул в них и сейчас, не смолкая ни на минуту. Что с того, что остались лишь отдельные потоки? Тенгри терпелив. Время придет.
А может и нет. Потому что остался воздушный монах, и он был Аватаром. И если он победит, весь тот беспредел с Шангченгом повторится снова.
Её семья, все их семьи рассчитывали, что она этого не допустит.
…Ну, не то, чтобы они рассчитывали. Потому что их здесь не было, и они ничего не знали, кроме нескольких полных энтузиазма сообщений, которые Азула разрешила ей отправить с ястребом. Но если бы они знали, они бы рассчитывали на неё, и этого было достаточно.
Иногда ей хотелось просто попрыгать вокруг Аанга и поговорить с ним. Он же не хотел, чтобы люди умирали, так? Этому учила её семья. Этому должны были учить храмы. Так почему он не присоединился к Хозяину Огня Озаю вместо того, чтобы бегать по миру и убеждать людей сражаться? Люди умирали, когда сражались с Народом Огня.
… Кроме тех случаев, когда они сражались с такими, как она. Почему Аанг не понимал, что это будет правильным поступком? Она сражалась с людьми ради Азулы. Азула получала то, что ей надо, и никто не умирал. Только посмотрите на Ба Синг Се. Лонг Фэнг умер, и Зуко, а больше никто.
Бедный Зуко.
Если Аанг снова объявится – а Тай Ли знала, что так и будет, покорители воды умели делать такие трюки – она собиралась ткнуть его разок как следует. Так, чтобы он почувствовал. Зуко был милым. Зуко был добрым. Зуко был настоящим сыном генерала Айро, даже если Хозяин Огня был его отцом. Генерал Айро был его учителем! Разве в храмах не учили, что это самая важная вещь на свете?
Если Аанг не мог догадаться, что правильным поступком было сдаться так, чтобы Зуко мог стать наследником…
Да, она действительно собиралась ткнуть его разок как следует.
Пламя утихло.
Спрыгнув вниз, Тай Ли легко приземлилась на ноги, изящно согнувшись в позе покорности.
- Может, им тоже стоило сбежать и присоединиться к цирку.
Глаза Азулы прищурились. Затем уголок её губ изогнулся.
- А кто говорит, что это не цирк? Здесь даже есть три кольца.
Широко улыбаясь, Тай Ли подняла голову.
- Ты можешь с ними справиться. Ты всегда это умела.
Азула хотел было что-то сказать, но замешкалась.
- Раскрыть потенциальных предателей, которых не смогла найти вся наша разведывательная сеть. Да. Должен быть способ…
Тай Ли похолодела. Она точно подумала об этом.
Некоторое время спустя акробатка колесом прошлась по коридорам с рюкзаком через плечо, ища заговорщиков. Мэй хорошо умела прятаться, но она знала угрюмую девушку много лет. И, честно говоря, во дворце таких размеров было не так много мест, где можно спрятаться и при этом не выглядеть так, словно прячешься.
Перекувыркнувшись через высокий камень, Тай Ли широко улыбнулась Квану и Мэй.
- Так когда вы пойдете освобождать Мина?
Кван раскрыл рот от удивления.
- Азула не долждна была так поступать с кланом Мина, - терпеливо объяснила Тай Ли. – Это плохо для неё. И это огорчит другие кланы. Она контролирует остальных Дай Ли, рано или поздно она найдет предателей. Немного ожидания не повредит.
Кван зло посмотрел на неё.
- Не думай, что сможешь…
Мэй подняла руку.
- Что ты хочешь?
- Азула ранена, - серьезно объяснила Тай Ли. – Ей нужен целитель.
- Она убила последнего, с которым имела дело, - зло рявкнул Кван.
Тай Ли печально опустила глаза.
- Зуко помог бы ей, будь он здесь, – она умоляюще посмотрела на Мэй. – Ты знаешь, что он поступил бы так.
- Она убила его, - отрезала Мэй.
- Покорительница земли убила его, - настойчиво возразила Тай Ли. – Ты не видела его, когда он пришел спасать Тоф. Его аура была… твердой. – Уверенной и ярко сверкающей, какой она никогда не была рядом с Азулой. Зуко всегда боялся Азулу.
И… у него были на то причины. Он был покорителем огня, а покорители огня были как драконы. Она, конечно, никогда не видела дракона, и никто и никогда их больше не увидит, но они были летающими хищниками. Тай Ли думала, что они были чем-то вроде почтовых ястребов. А когда ястребы воспитывают птенцов, а еды не хватает на всех… они кормят сильнейшего, чтобы выжил хотя бы один птенец.
Азула была сильной. Зуко не был. Это было грустно, но таково было положение дел.
Почему ты просто не сбежал, Зуко? Сбежал бы от Аватара и никогда не возвращался бы назад.
Но покорители огня не бежали.
- Я знаю, что ты хорошо строишь планы, но Азула лучше тебя, - тихо сказала Тай Ли. – Мэй, позволь мне помочь.
Два заговорщика обменялись взглядами, и на этот раз Кван махнул Мэй рукой.
- Остальные Дай Ли?
- Ну, вы не сможете остаться, - честно призналась Тай Ли. – Азула не верит вам. Но если вы уйдете с Мином, никто не пострадает.
Мэй встретилась с ней взглядом. Её золотые глаза горели от сдерживаемой ярости.
- Я буду противостоять другим агентам, Тай Ли. Кто-нибудь пострадает.
- Ой, глупая! – Тай Ли импульсивно обняла её. - Иногда тебе стоит немного повеселиться, Мэй. Знаешь рынки в Нижнем Кольце? Там есть прикольнейшие вещи! – Она присела, крутанулась вокруг своей оси и протянула ей маленькую деревянную коробочку, всё ещё слабо пахнущую жуками и песком.
Мэй с круглыми глазами приподняла крышку.
- Дротики ширшу?
Подпрыгивая на носочках, Тай Ли просияла.

Примечание:
* Бакэдзори - В это существо превращается традиционная японская соломенная сандалия дзори по достижении столетнего возраста (обычно кем-то забытая в кладовке), если хозяева плохо заботятся о своей обуви. Бакэ-дзори бродит ночами по дому и напевает слова: «Карарин, корорин, канкорорин! Глаза три, глаза три, зуба два!»Песенка, вероятно, служит напоминанием о другой японской обуви — деревянных сандалиях гэта, которые действительно издают подобные звуки при ходьбе по полу, а также имеют три глазка (отверстия, просверлённые для ремней) и два зуба (деревянные бруски на платформе подошвы).
Кому интересно, вот портрет:

**Тенгри - верховное божество неба политеистического пантеона народов Евразии тюрко-монгольского происхождения. Другое его название — «Вечное небо».[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Пятница, 10/05/2013, 00:34
 
OinariДата: Понедельник, 13/05/2013, 22:33 | Сообщение # 181
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Интернет мой по-прежнему ругается на длинные сообщения cry , поэтому оставлю пока короткий комментарий чисто с целью увидеть продолжение wink
 
aminyaДата: Понедельник, 13/05/2013, 23:25 | Сообщение # 182
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Oinari, ты его уже видела wink

[cut=Глава 32. Часть 4. Утерянные аспекты покорений.]Глава 32. Часть 4. Утерянные аспекты покорений.

Ветер, стрелы и насмешливый смех…
Лангшу скатился с нижней койки и упал прямо в знакомые руки, минус боевые перчатки Воинов Киоши.
- Легче, маленький Капитан. Я тебя держу…
- Саолуань?
Всё ещё стоя на коленях, она ослабила хватку.
- Ты проснулся? – Её пальцы нащупали его лоб в темноте. – И твой жар спал. О, слава Гуань Инь… Прикрой глаза, я зажгу свет.
Покачиваясь, Лангшу сел на край койки и прищурил глаза, пока Саолуань с помощью кремня зажгла корабельную лампу. Мы на корабле, понял он, сложив воедино запахи, качку и крошечное, слегка пахнущее рыбой помещение пассажирской каюты. Довольно далеко в море.
- Мы покинули остров.
- Нам пришлось, - призналась Саолуань. – Люди начали задавать вопросы, а из меня плохая врунья. Не с таким количеством свидетелей… Я уж было начала волноваться за тебя: ты был без сознания почти два дня… - Она повернулась к нему и чуть не уронила светильник.
Трясущимися руками Лангшу вытянул перед глазами прядь своих волос. Большая их часть была темно-каштановой, типичной для уроженцев острова. Но там, где Ла коснулась его…
- Черт, - выдохнула Саолуань. – Я не думала, что нам понадобится краска для волос. Придется попросить у экипажа…
- Не трать время, - проворчал Лангшу, пригладив побелевшие у корней волосы. – Ла гневается. И она хочет, чтобы все об этом знали.
- Тебе будет трудно избегать излишнего внимания, - криво улыбнулась Саолуань. – Могу я узнать почему, или это касается только покорителей?
- Всё… сложно, - признался Лангшу, чувствуя, как краснеет. – Я просто… куда мы едем?
- Омашу, - пожала плечами Саолуань.
- Что? Но Народ Огня…
- Захватил его и назвал Новым Озаем… И кто сплетничал с рыбаками, ты или я? – широко улыбнулась Саолуань. – Там всё ещё есть солдаты Царства Земли. И люди, которых я знаю. Там мы найдем помощь.
- Если только Белый Лотос не припрятал духовного целителя, о котором не знает Ла, то я в этом сомневаюсь, - пробурчал Лангшу. – Но это на севере. Неплохое место для начала. Что?
- Эм, - Саолуань с невинным взглядом хлопнула глазами. – Кто?
- Я могу назвать тебе пароли и отзывы, - с суховатой иронией произнес Лангшу. – Если, конечно, они не изменились за тысячу лет. Я что-то в этом сомневаюсь.
Саолуань прижалась к стенке каюты, широко раскрыв серо-синие глаза.
- …Маленький Капитан?
Лангшу с трудом сглотнул, обиженный.
- Это я, - виновато сказал он. – И… я не хочу тебя пугать, правда, но я… Духи делают то, что им надо, а нам приходится поспевать следом…
- Шшш, - она втиснулась с ним рядом, склонив голову, чтобы поместиться под верхнюю полку. – Начни с начала, ладно? Пиявка. Я видела…
- Ты видела, как я покорил воздух, - тихо объяснил Лангшу. – Вот почему я… потерял сознание. Я использовал слишком много чи, а меня ведь ещё не вылечили. – Он глубоко вдохнул. – Я знаю, что прозвучит безумно, но давным-давно некоторые покорители могли…
- Ты яорэн.
Лангшу закрыл рот прежде, чем туда залетит муха.
- Ты знаешь?
- Кажется, Великий Лотос нашел одного, - пояснила Соалуань. – Покоритель двух элементов. Не представляю, как это работает…
- Никак. Не без посторонней помощи, - сухо сообщил Лангшу. – Не думай о них как об Аватаре. Это не так. Дух Аватара изменяет следующую инкарнацию перед тем, как родиться. Он начинает одновременно с четырьмя элементами и обладает большей силой… чем ты можешь себе представить. Мы начинаем с одним, как все другие покорители. – Он помолчал. – Вот только у нас всегда тяжелая жизнь. И постоянная плохая удача.
- Ой-ёй, - пробормотала Саолуань.
- Не знаю, нападают ли на нас камуи, потому что мы достаточно сильны, чтобы одолеть их, или мы просто выживаем благодаря своей силе, - честно признался Лангшу. – Силе воли, а не покорения. Некоторые из нас начинают как довольно никчемные покорители… Если окажешься в нужном месте в ненужное время, и Великие Духи заметят тебя, и ты взмолишься от всей своей души о чем-то бóльшем, чтобы нанести последний удар по тому, что убивает тебя…
- Будь осторожен в своих желаниях, - печально процитировала Саолуань. – Ой. Значит, тебя… заметили.
- Заметили, блин, - проворчал Лангшу. – Думаю, они караулили меня. – Когда она бросила на него настороженный взгляд, он вздохнул. – Помнишь, как священники учат о том, что если ведешь праведную жизнь, у тебя будет шанс реинкарнировать в человека?
Саолуань усмехнулась.
- Мне они говорят, что я буду морским слизнем.
- Я бы не стал делать на это ставки. – Он криво усмехнулся. – Яорэны в самом деле возвращаются. Часто. И мы не настолько уж святые - слишком уж часто приходится пачкать руки в грязных делах других… а, ладно. Около тысячи лет назад я был одним из яорэнов Аватара Янгчен.
Тишина.
Лангшу сглотнул.
- Я знаю, что несу чушь…
- Да, - странно задумчивым тоном согласилась Саолуань. – Да, за одним исключением. – Она взглянула ему в глаза. – Я знаю покорителей и знаю, что я видела. Аватар Аанг не использует меч. Ты использовал движение, которого никто не видел как минимум сто лет. – Она пожала плечами и криво улыбнулась. – Почему бы не тысячу?
Лангшу попытался проглотить внезапно вставший в горле ком. Шмыгнул носом и попытался это скрыть…
- Всё в порядке, - прошептала Саолуань, прижав его к своему плечу. – Всё в порядке…
Её плечо промокло от слез. Она не сказала ни слова, только гладила его по волосам, словно в любой другой день, когда боль от потери всей семья становилась для него невыносимой. А ведь так и было, вдруг понял Лангшу. Он не помнил всего, но он чувствовал. И знание, что потеряли все они, ранило его ещё сильнее…
- Хотя я немного сжульничала, - задумчиво сообщила Саолуань нарочито легким голосом. – Я слушала, как ты бормочешь в своих кошмарах. Ты меня по-настоящему напугал. Ты никоим образом не мог знать дворцовый диалект. Не в этой жизни.
Лангшу позволили себе всхлипнуть ещё один последний раз и поднял голову.
- Ты говоришь на дворцовом диалекте?
- Немного, - призналась Саолуань, чуть разведя большой и указательный пальцы. – Совсем чуть-чуть. – Она пожала плечами. – Я читаю на нем гораздо лучше. Это было полезно, когда остров Киоши сохранял нейтралитет. Хорошо знать, что на самом деле задумал Народ Огня, чтобы старейшины придумали, как не попадаться им под руку.
- Надо будет тебя научить, - воскликнул Лангшу. – Нам надо найти одного человека.
- В Народе Огня, - Саолуань уставилась на него с нехорошим предчувствием.
О. На него вновь обрушилась реальность войны. О, Агни, что за бардак
Дыши глубже. Ты яорэн. Ты способен на невозможное.
- Я не помню всего, - заявил Лангшу. – Я не умер. Когда человек умирает и попадает в Мир Духов… то помнит всё, что когда-либо делал. Всех, кем он когда-либо был. Но я не умер. У меня лишь обрывки воспоминаний Хьёрена. Потому что Ла и один старый друг вмешались, чтобы гарантировать, что я их получу. И я думаю… думаю, Казэ дал мне чуть больше, чем хотел. Он знал воздух, а не я. Конечно, я видел, как он покоряет, но… - Дыши глубже. Медленно. – Это как вспоминать осколки сна. – Или кошмара. – Когда я проснулся… я сражался с Ко. И с людьми, помогавшими ему. – Он посмотрел ей в глаза. – Я сражался, чтобы защитить Северное Племя Воды. И я был не один. Там были Ю Янь. На нашей стороне.
Саолуань молча уставилась на него.
- Но Ю Янь…
- Народ Огня не был врагом! – перебил её Лангшу. – Не тогда. Ла – сестра Агни. Конечно, они дерутся, как во всех семьях, но он любит её. – Он вытер глаза, сердитый, раненый и испуганный. – Они семья, и… мир сломался…
- Ладно, - тихо уступила Саолуань. – Тебе чертовски повезло, что я такая, какая есть, а не то сочла бы тебя сумасшедшим. – Она присвистнула. – Ко. Тот самый Ко? Ты не ищешь себе простых врагов.
- Яорэны должны хранить жизни людей, пока Аватар не прибудет с другого конца мира им на помощь, - сухо сказал Лангшу. – Будь это просто, обычные покорители справились бы сами. Великим Духам не пришлось бы… - он поморщился.
- У тебя всё ещё жар, - пальца Саолуань пробежали по его лбу. – Тебе надо отдохнуть.
- Это не поможет, - пробормотал Лангшу. - Мне надо найти духовного целителя. Гайпан. Казэ сказал, что он будет там.
- Гайпан? – приподняла бровь Саолуань.
Лангшу отвел глаза.
- Эй, – Саолуань коснулась его щеки, чтобы повернуть его лицом к себе. – Тебе дорого обошлось мое спасение, да?
Я бы заплатил снова, и снова, и снова, сестра…
- Никогда не касайся моря, когда Океан в гневе, - медленно процитировал он. – Духи могут повредить твое чи, если ты не знаешь, что делаешь. И… я не… Иногда становится лучше, но если шрам становится… шире…
- Потому что тебя заметили, - тихо закончила Саолуань.
- Ага, – он пожал плечами как ни в чем не бывало. – Будь там другой яорэн, чтобы вести меня… я бы просто немного поболел. Но его не было. Поэтому мне надо его найти.
- О, - Саолуань отвела глаза. – Это будет непросто.
- Непросто? – с опаской повторил Лангшу. Я знал. Я знал. Казэ вечно вляпывается в неприятности.
- Ну, слухи утверждали, что он в Ба Синг Се, - честно ответила Саолуань.
Который сейчас был под осадой Народа Огня. Потрясающе.
- Там его нет, - поправил её Лангшу. – Или не будет.
- Ладно… - Саолуань не сводила с него взгляда. – Но Аватар там.
О, чудесно.
- Гайпан, - твердо сказал Лангшу.
- Но ты говорил, что яорэн…
- Океан в ярости. Аватару уже следовало бы что-то предпринять по этому поводу, - отрезал Лангшу. – Поверь мне, яорэн – последний, кого он хочет видеть. Потому что я начну с того, что выдеру ему все ногти… Даши глубже. Успокойся.
Н-да, работа с новым элементом всегда выводит человека из себя. А эта обещала быть хуже всех предыдущих.
Я привык к огню. А огонь давит на тебя в ответ. Воздух просто… рассеивается.
А значит, вода будет толкать его сильнее обычного, пока он не найдет баланс. Чудесно.
- Мы же семья, правда? – выпалил он.
Саолуань склонила голову набок и криво улыбнулась.
- Уверен, что не найдешь кого-то получше?
- Лучше не бывает, - заявил Лангшу. – Ты была рядом.
Её улыбка смягчилась, потеряв всю свою насмешливость.
- Думаю, да, – она раскинула руки в стороны.
Семья. Прижавшись к ней, он глубоко вдохнул и вздохнул. Безопасность.
Они уплывали на корабле от всего, что он знал в этой жизни, посреди войны, которой не должно было быть. Никто не был в безопасности.
Но он чувствовал безопасность. Впервые за многие годы.
Наслаждайся, пока можно. Мир обрушится на тебя достаточно скоро.
- Духи – это часть работы Аватара. – Саолуань прижалась виском к его голове. – Я никогда об этом не задумывалась. Все знают, что Аватару приходится изучать элементы. Кто учит его о духах?
- Эм, - Лангшу отвел глаза, подавляя желание посвистеть с невинным видом.
- …О, чудно, - слабым голосом ответила Саолуань.
- Мы умерли! – принялся оправдываться Лангшу. – Была осада и вторжение, и Ко пробрался мимо нас, чтобы разбудить вулкан. Мы должны были его остановить, или Северный полюс и половина Царства Земли… - он скривился даже от тени воспоминания. – Мы умерли, а яорэны существовали так долго… Думаю, духи забыли. Нам нужен духовный целитель, иначе зазор убьет нас.
Саолуань нахмурилась.
- Ты говорил, что был бы в порядке, будь рядом другой яорэн…
- Большинство из нас были духовными целителями, так было проще. Я… нет. Пока нет. Но духовным целителям не обязательно быть яорэнами. Некоторые из них не были даже покорителями. – Лангшу помотал головой. – Духи, что могло убить их всех… о!
- Если Ко убрал вас, зачем останавливаться на достигнутом? – насмешливо спросила Саолуань. И вздрогнула. – Ома и Шу. Духи. Дайте мне что-то, что можно убить, и я готова идти в бой.
- Ты достаточно сильная, - сказал ей Лангшу. – Гораздо сильнее, чем ты думаешь. А я-то считал, что у меня есть только моя неудача. Ха, надо было смотреть внимательнее.
- Значит Гайпан, - кивнула головой Саолуань. – Сперва надо починить тебя. – Она ткнула его кулаком в плечо. – Что потом, маленький Капитан?
- Узнать, почему сердится Океан, и исправить это, - твердо сказал Лангшу. – Это не связано с островом, или Казэ намекнул бы мне. Наверное, это случилось севернее. – Он поморщился. – Если всё настолько плохо, и так далеко отсюда… Твои друзья-сплетники ничего не говорили о землетрясении или наводнении, или о чем-то ещё? Или мир совсем рехнулся, и Народ Огня перестал как подобает хоронить своих врагов… Что?
Побледнев, Саолуань с трудом сглотнула. Начала было говорить и покачала головой…
И с силой врезала кулаком по стене.
- Саолуань! – Взмахом руки он вытянул воду из стоявшего у входа кувшина и схватил её за запястье, чтобы вытащить все занозы. Саолуань была мечницей. Она знала, что следует заботиться о своих руках. – Зачем ты так сделала?
- Они не стали говорить детям, - скорее самой себе сказала Саолуань. – Разумеется, они не стали говорить детям. Аватар Аанг – надежда для всего мира, все его любят, он такой милый… Народу Огня надрали задницу, и неважно, каким образом…
Вытащив последние щепки, Лангшу дал порезам немного покровоточить. Иногда боль была нужна.
- Саолуань, о чем ты говоришь?
С потемневшими глазами она объяснила.
- Аватар сделал что?

***

Тоф разбудило безмолвное хихиканье, волной расходящееся по обломкам камней, которые она прислонила к катариной водной кровати-каноэ. Слава духам, что есть Сокка. Она, конечно, с куда большим удовольствием сошла бы с этой лодки на честную землю, но Сокка хотя бы достал ей достаточно земли, чтобы ориентироваться на палубе, как по морским маякам.
Опустив руку в холодную и мокрую тьму, Тоф нащупала плечо Катары.
- Эй, ты с нами?
- Тапки. – Шепот и хихиканье. – Азула… погребена в горе тапок…
Ладно, может Катара ещё не совсем здесь.
- Асиавик! Она проснулась. Вроде как.
- Я проснулась, но… Бррр! Я замерзаю…
Полетевшие по сторонам камни сказали Тоф достаточно, чтобы убраться в сторону, когда подбежавшие ноги и бесконечный поток вопросов окружили лодку.
- Я в порядке, - снова и снова повторяла Катара. – Думаю, я в порядке… просто устала…
Да-да. Судя по голосу - совсем не в порядке. Может и не больная, но не в порядке.
- Твой папа сказал, что тебе больше не нужно мстить, - сказал Аанг, вклинившись в процесс вытирания Катары и заворачивания её в меха, чтобы согреться. – Как здорово!
- …Это его слова, - голос Катары был холодным, как лед.
- Он сказал не это, - вмешалась Тоф, прежде чем Аанг выроет ещё более глубокую яму. – Он сказал, что сперва надо разобраться с Хозяином Огня.
- Тоф! – запротестовал Аанг. – Я знаю, что тебе нравится Зуко – не понимаю, почему – но эта топающая тварь, которую он прислал, сводит всех с ума
- Не меня, - усмехнулась Тоф, заслышав топот невидимых ботинок по деревянной палубе. – Внимание, Легкие Ноги.
- Что ты… Ай!
Шлеп. Топ. Бух!
- …Аанг только что споткнулся о воздух? – пробормотала ошеломленная Катара.
- В записке Зуко было написано, что это бетобето, что бы это ни значило, - рука Сокки схватила Тоф, втянув их троих в пушистый теплый узел возле камней Тоф. – Какая-то разновидность навязчивого духа. В общем, они безопасны. – Его голос источал сарказм.
- Дух хотел с кем-нибудь поиграть, поэтому Живчик отправил его искать Аанга, - улыбнулась Тоф, слушая гневное стрекотание Момо, опустившегося на палубу рядом с покорителем воздуха. И верещание, когда лемур в очередной раз выяснил, что когтями до выбивающего чечетку духа не добраться.
- И от него все уже на стенку лезут, - простонал Сокка.
- Так почему бы Аангу не выяснить, что духу надо, чтобы отправить его восвояси? – спросила ничего не понимающая Катара.
- Он уже получил, что ему надо, - пояснила Тоф. – Он хочет играть. – Она сложила руки на груди и усмехнулась. – Я постоянно повторяю ему: хочешь стать покорителем земли? Выясни, где прочерчена линия на песке. И что ты сделаешь, если кто-то её переступит.
- Тоф, - голос Соки был полон неподдельного раздражения. – Зуко скинул его нам не для того, чтобы помочь.
- Не-а, - радостно согласилась Тоф.
- Ты… ты… я тебя не понимаю! – выплюнул Сокка. – Эта тварь! И то письмо! Он хочет расколоть нас!
- Наконец-то до него дошло, - театральным шепотом прошептала Тоф на ухо Катаре. – Как думаешь, мы будем помогать ему выбрасывать Аанга за борт?
- Что? – завопил Сокка.
Тоф ждала хихиканья. И услышала его, когда Катара протянула руку и сжала её ладонь.
– Ладно, рассказывай, - твердо велела покорительница воды.
- Рассказать, как перебросить Аанга через борт? – пробормотал Сокка. – Тоф, я знаю, что ты веришь, что где-то внутри Зуко скрывается нормальный человек…
- Она сказала, что хочет, чтобы Аанг победил, - заявила Катара. – Это сделка, так? Ты поможешь Аангу победить Хозяина Огня.
- Точно, - кивнула головой Тоф и указала пальцем куда-то в сторону Сокки. – Думаешь, Хозяин Огня не станет морочить нам голову?
Сокка молчал почти целую минуту.
- Повторите ещё раз для меня, пожалуйста, - серьезно попросил он. – И разбейте на небольшие порции.
- Дядя – Дракон Запада, - деловито начала Тоф. – Знаешь, что это значит для меня? Он, Азулон, Созин… они ведь побеждали не только с помощью танков, буров и прочих вещей. Они побеждали генералов, потому что могли их перехитрить.
Сокка медленно выдохнул.
- Ладно, давай удостоверимся, что мы думаем на одной волне…
- Чт… Уф! – Аанг рухнул на палубу неподалеку от них. Камни вздрогнули, когда он нетерпеливо оттолкнул их в сторону. – Думаю, какое-то время он будет играть с Аппой… Что там насчет Хозяина Огня?
- Что-то, чего ты не поймешь, - зло рявкнул Сокка. – Это имеет отношение к семье.
- Эй, я знаю про семьи…
- Нет, не знаешь, - отрезала Катара. – Поэтому нам придется тебе объяснить. Тебя вырастил Гиацо, и я знаю, что он был чудесным человеком. Но он усыновил тебя. Ты не родился в его семье. Есть вещи, которых ты не знаешь, – она запнулась. – Духи, я даже не знаю, с чего начать…
- Думаю, Тоф хочет сказать, что мы мало знаем об Озае, - вмешался Сокка. – Но мы знаем Айро. И Зуко, и Азулу. И это о многом нам расскажет.
Аанг сел в позу лотоса рядом с ними. Момо с громким мурчанием свернулся у него на плечах.
- Потому что у них были одни учителя?
- Неплохо, - пробормотала Тоф, впечатлившись. – Я не додумалась до этого. Да, люди, которых учат одинаково, и покоряют одинаково. – Как весь отряд «Терра», которых Мэй и Тай Ли одолели меньше чем за минуту. Ух. – Но Зуко пытался смешивать покорение с другими своими трюками, потому что Азула лучше него. – Была лучше. Раньше. И он все-таки врезал ей как следует. Получив помощь Кузона? Я ставлю на Живчика. – Но мы говорим не о покорении. Ты похож на своих родителей, Легкие Ноги, знал ты их или нет.
- Но как это может быть, если они не учили меня? – Голос Аанга был полон непонимания. – Я знаю, что Зуко не такой, как Айро. Но если Азула лучше него, значит, он просто плохо учился… что еще?
Вскочив на ноги, Тоф бросилась вперед, чтобы ударить его.
Ветер свистнул под её кулаком. Черт.
- За что? – потребовал Аанг.
- Разве я выгляжу как кротобарсук? – требовательно спросила Тоф. – Они учили меня, Легкие Ноги. И все-таки я знаю, что выгляжу как моя мама. – Потому что так говорили ей люди. Но были вещи, которые она чувствовала сквозь землю, когда её родители ходили. Они двигались не так, как ходила она, но… они были её.
- Люди в семье разные, но у всех есть что-то общее, - пояснила Катара. – Вот почему мы вожди. Дедушка был хорошим лидером. Как и папа. И Сокка им будет. Когда-нибудь.
- Ты ко мне подмазываешься, да? – с подозрением спросил Сокка.
- Не в этот раз.
- Мы хотим сказать, что дядя вроде как прославился тем, что мог дурить людям головы, - практично продолжила Тоф. – И Азула делает так же. А теперь Зуко пинком отправил сюда духа, чтобы морочить головы нам. Главным образом тебе, - добавила она. – Ты должен понимать, что Хозяин Огня может поступить точно так же. Только его трюк будет гораздо злее.
- Я думал, Зуко сказал, что хочет нам помочь! – возразил Аанг.
- Да? – пожала плечами Тоф. – Ты его взбесил, Аанг. Он не хочет тебя убивать, - ну, может только самую чуточку, - но ты ранил его. Такое не спускают.
- Но так положено! – настаивал на своем Аанг. – Монахи учили нас прощать. Ненависть только ранит тебя ещё больше.
Тоф снова треснула его, почувствовав новый порыв воздуха. Наверное, я почти попала.
- Какой идиот сказал тебе, что Зуко тебя ненавидит?
- Привет? – нетерпеливо бросил Аанг. – Он преследовал нас по всему миру!
- Ага, преследовал. Потому что ему приказал Хозяин Огня, - мрачно пояснил Сокка. – Честно говоря, думаю, он всё равно гонялся бы за тобой. Мы знаем, как он переживает за Айро, а Айро – всего-навсего его дядя. Ты Аватар. Ты собираешься остановить Хозяина Огня. Вот только Озай не только Хозяин огня. Он Зукин папа.
Тоф чуть не зарычала от бессилия.
- Черт побери, Лежебока, чем ты слушаешь? Народ Огня назначил награду за голову Зуко…
- Ага, конечно. Сейчас. Джи даже не знал о нападении на Луну. Кто знает, что в Народе Огня думают о случившимся на Северном полюсе? Но когда Зуко только начал преследовать нас? – Сокка хмыкнул и содрогнулся. – Шу, Мохэ… они точно ошибаются. Родители просто… Зуко ни за что не стал бы преследовать нас, если бы Озай так поступил с ним.
- Мой папа отправил за мной охотников за головами, - напомнила Тоф.
Все услышали, как челюсть Аанга стукнулась о палубе.
- Хочешь сказать… Зуко угрожал вашей деревне, преследовал нас, сжег деревню Суюки и… всё это… из-за семьи? – Даже сквозь дерево она почувствовала, как он вздрогнул. – И Киоши убила всех тех людей… Неудивительно, что монахи отказались от семей!
Всё ещё держась за плечо Катары, Тоф почувствовала её гримасу. Ну, ладно, решила покорительница земли, хватит с меня этого безобразия…
Сокка опередил её.
- Ты спятил? – взорвался он. – Почему, по-твоему, мы всё ещё здесь, Аанг? Ради тебя мы выступили против всего Народа Огня! Ты думаешь, мы делаем это только потому, что мы друзья? Потому что так будет правильно? Дай-ка я тебе объясню, о великий и могучий Аватар. Мы не настолько хорошие. Просто… не настолько. – Он глубоко вдохнул, заставив себя говорить тише. – Мы семья, Аанг. Вот почему мы рядом. Вот почему мы всегда будем рядом.
Тоф постаралась не поморщиться. А моя семья нет.
Но они старались. Они были бы хорошей семьей. Для дочери, которая могла видеть, которая улыбалась бы, когда нужно, и которая не была бы покорителем земли.
Ты понимаешь меня, правда, Живчик? Ты тоже не вписывался туда, куда запихали тебя духи. Как тебе повезло, что у тебя есть дядя. Она проглотила комок в горле. Я уже скучаю по вам, ребята.
- Я не понимаю, - возразил Аанг. – Как вы можете быть хорошими людьми, если вы не переживаете за всех?
- Как хорошие люди могут переживать за всех? – отрезала Катара. – Некоторые люди злые, Аанг! Если хорошие люди их не остановят, они… ну, ты видел Азулу.
- Но убивать их? Должен быть другой способ! – голос Аанга стал громче, и направлен он был в сторону Тоф. – Тоф, ты же сбежала от семьи…
Даже не начинай, Легкие Ноги.
- Семья – это как покорений, - заявила Тоф. – Ты можешь помогать людям, а можешь превращать их в кашу. Как огонь и вода. Катара и Зуко. Они могут лечить людей. Или порубить их на кусочки. Не семья убила половину Народа Огня. Это сделала Киоши.
- Она не хотела, - прошептал Аанг. – Она была Аватаром. Пускай она родилась покорителем земли… она была и покорителем воздуха. Она не могла. Воздух не такой.
Катара дернулась.
- Катара? – спросил Сокка.
- Ты не знаешь, какой был воздух, Аанг. Юи… показала мне кое-что. Когда я была… не здесь. – Катара со свистом втянула воздух. – Она показала мне, что есть духи, которые пытаются истребить целителей-покорителей. Всех.
Тоф вздрогнула.
- Зачем? – выпалила она. – Зачем это духам?
- Зачем Ван Ши Тонг пытался засыпать нас песком, когда мы старались остановить войну? – мрачно спросил Сокка. – Не все духи любят нас.
- Откуда ты знаешь? – в голосе Катары сквозило удивление.
Вода плеснула, когда Аппа зафырчал, и Сокка фыркнул.
- Это очевидно даже для нашего большого мохнатого друга. Амая рассказала нам о хайма-дзяо в Ба Синг Се. Хэй Бай чуть не разнес по бревнышку деревню Сенлин, хотя они не имели никакого отношения к сжиганию его леса! Юи и Океан? Да, они на нашей стороне, но если бы все духи любили нас, эта война не стала бы такой проблемой. – Он громко выдохнул. – Так что кто-то хочет прикончить Племена Воды и Народ Огня. Блин, это же очевидно…
- Не племена. Целителей-покорителей. – Катара сглотнула. – Тоф, ты можешь сделать немного глины?
Тоф нахмурилась. Это было чуть сложнее, чем делать песок. Надо было разбить камень на очень маленькие частички.
- Конечно.
Взяв камешек, она несколько раз смяла его в руке, пока его крошечные частички не выскальзывали из-под её пальцев как тончайший шелк. Она вдохнула смоченную солеными брызгами пыль, вспоминая дни, проведенные в туннелях, и кротобарсука, кормящего детеныша с низким, почти что неслышным урчанием…
- Ты помнишь, что чувствовала, когда Зуко исцелял?
Как будто она могла забыть. Тепло и уют, словно с миром всё будет в порядке. Так же, как в тот день, когда проказы детенышей стали слишком уж грубыми, и ей показалось, что она почувствовала кровь…
Нет. Не может быть.
- Катара, все знают, что земля не может…
- Все знали, что огонь не мог, - отрезала Катара. – Ты сильнейшая покорительница земли из всех, кого я знаю.
Она подтащила Аанга поближе.
- Попробуй.
Взяв покрытую синяками руку Аанга в свои, Тоф замерла.
- Я не знаю, что делать. Я не знаю, с чего начать.
- Юи показала мне. В видении я была земляным целителем, - тихо проговорила Катара. – До того, как Чин пришел, чтобы убить их… Ты должна настроиться. На землю и на тело.
- Правильно, - сказал Сокка тоном всезнайки. – Они любят музыку!
Музыка. Мурлыкающий мотив. Вроде как. Обернув глиной пальцы, Тоф попыталась вспомнить то отчасти почувствованное, отчасти услышанное урчание, так похожее на ощущение в её голове, которое она использовала, чтобы невредимой прыгать среди падающих камней. Она могла почувствовать землю в металле, может быть она могла почувствовать её и в человеке…
О.
Колебание было крошечным. Крошечным-прекрошечным: неудивительно, что Катара была почти что убеждена, что его вообще нет, когда Зуко пытался ей объяснить. Аанг был клубком вибраций, которые чувствовала её рука. Большинство из них звучали нормально, но вот те, что были прямо под её пальцами…
Не в унисон. Совсем чуть-чуть.
Потянувшись через вибрирующую глину, она настроила их на правильный ритм.
-…Ох, - выдавил Сокка.
Тоф опустила трясущиеся руки, чувствуя себя так, словно только что швырнула в кого-то половину горы.
- Ну… получилось?
- Ага. – Голос Аанга звучал удивленным и счастливым, а ещё будто у него из под ног выбили почву. – Ты это сделала.
Злость, подумала Тоф, прислушиваясь к тому, что скрывалось под прозвучавшим в его голосе «ого». Он злится на меня. Почему?
- Раньше мы все умели исцелять, - пояснила ошеломленная Катара. – Созин охотился за огненными целителями. Чин прикончил земляных целителей. И… некто по имени Шангчен преследовал воздушных целителей. – Она глотнула воздух. – Если Аватар должен овладеть всеми элементами, но часть покорения утеряна
- Шангчен? – каким-то детским голосом повторил Аанг.
- Ты знаешь такого парня? – подскочил Сокка.
- Нет! – как-то очень быстро откликнулся Аанг. – То есть, Гиацо рассказывал мне о Шангчене, но это был другой человек. Он был героем!
Народ Огня зовет героем Созина, чуть не сказала Тоф, но оставила рот на замке и задумалась. По большей части, Аанг не злился на пустом месте. Если дело не касалось Аппы. Или Катары.
На этот раз он просто тише. Как когда вождь Хакода приказал ему перестать использовать покорение воды на людях, когда он не понимал, что делал…
О. О! Вот оно. Аанг был мастером покорения воздуха. Он сам так сказал. И он усваивал его движения так же легко, как дышал.
Но если Катара была права, была такая часть покорения воздуха, которой он не знал.
Как Азула не знала, что можно отразить молнию назад.
И если Живчик был прав – и ей становилось немного страшно от того, как часто Зуко оказывался прав насчет Аанга – Аватар был очень похож на Азулу. Эксперт. Одаренный. Которому все давалось легко.
А что сделает Азула, если что-то окажется трудно?
Они не знали, что было после того, как Зуко отразил молнию, но Тоф готова была поклясться, что приятного было мало.
- Герой? – в голосе Катары была улыбка, но какая-то неуверенная. – Что он сделал?
- Он сделал так, чтобы никому больше не пришлось протыкать руки, - твердо сказал Аанг.
- Протыкать руки? – ахнул Сокка.
- Я видел в свитке, - серьезно принялся объяснять Аанг. – Я не знал, как называлось племя - не думаю, что они сохранились до сих пор. Но я видел картинки. Они подвешивали людей на веревки, продетые сквозь руки. У них были луки и жуткие стрелы, и они даже использовали горящее масло… Может, они были какими-то родственниками Ю Янь, но я так не думаю. Гиацо сказал, что то племя было так пристыжено миролюбием Шангчена, что они навсегда отказались от луков. – В его голосе проскользнули мечтательные нотки. – Разве не здорово было бы, если бы Народ Огня поступил так же?
- Нет!
Тоф моргнула, удивленная тем, что к ней присоединились Катара и Сокка. Хороший признак.
- Не смей, - приказал Сокка. – Киоши уже вмешалась в их жизнь. В том-то и проблема. – Он фыркнул. – Кроме того, ты видел Джао. И Зуко. Если они не смогут с кем-то подраться, то просто взорвутся на месте.
- И ты не заставишь меня охотится за тем, кто не сможет сопротивляться в ответ, - мрачно сообщила Катара.
- Да я вообще не заставляю тебя за ним охотиться! – возразил Аанг. – Ты не должна. Твой папа сказал, что сначала надо разобраться с Хозяином Огня.
- Мы должны первым делом добраться до Хозяина Огня, - Катара неуверенно поерзала. – Аанг, разве тебе не хочется узнать о ваших целителях?
Ветер коснулся лица Тоф, когда Аанг замахал руками.
- Какое отношение целители имеют к мести?
- …Никакого, я думаю.
Вовсе нет, поняла Тоф. Элементы сбалансированы. Ломать и чинить. Сокка говорит, что Южные покорители воды и сражались, и исцеляли. На Севере их разделили. И Асиавик считает, что Народ Огня сошел с ума, потому что они потеряли своих целителей, и у них остались только воины. И всё Царство Земли состоит только из воинов и тех, кто покоряет и занимается другими вещами. Поэтому мы тоже разбалансированы. И Воздушные Кочевники потеряли своих целителей, и мы знаем, что они не сражаются…
Нет. Нет, они совсем этого не знали. Все в Народе Огня сражались. Все. И ямабуси жили не на всякой горе. Они жили на Бьякко.
Ломать и чинить. Были покорители воздуха, которые умели исцелять. Должны были быть и те, кто сражались.
Зуко делал и то, и другое. Катара делала и то, и другое. И если Катара хотела рассказать Аангу про воздушных целителей, но не хотела рассказывать ему всё… О, дело плохо.
Чтож, пора направиль крольгуриный разум Аанг на какое-нибудь полезное дело.
- Так ты видела Юи? – спросила Тоф.
- Она в порядке? – вклинился Сокка. – И не говори мне, что она Луна.
- Ну, это так, - грусно улыбнулась Катара. – Она показала мне то, чему Ягóда не учила нас. Думаю… это поможет нам не влиять на чувства других людей, – завернувшись в мех, она встала. – Это работает так…[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Понедельник, 13/05/2013, 23:26
 
OinariДата: Понедельник, 13/05/2013, 23:30 | Сообщение # 183
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
aminya, ну, это я на всякий случай) Видеть-то может и видела, а прочитать пока не успела еще. Прочту - напишу впечатления)
 
aminyaДата: Четверг, 16/05/2013, 13:12 | Сообщение # 184
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
[cut=Глава 33. Часть 1. Забытый свиток исцеления.]Глава 33. Часть 1. Забытый свиток исцеления.

Вжик. Вжик. Вшшш…
Тингжэ оторвал взгляд от последнего прочитанного им свитка из запасника, всё ещё немного ошеломленный от того, сколько же Дай Ли придерживали для себя последние несколько столетий. Он не мог судить по поводу других элементов, но здесь были описаны формы покорения земли, которые он никогда не видел за все десятилетия своей учительской деятельности. И если некоторые окажутся тем, что он думал…
Сосредоточься, велел он себе. Что-то здесь не так.
Убежище вокруг него было целым: не столь уж незначительная вещь, учитывая небезосновательные поддразнивания Мейшанг о том, что, погрузившись в исследования, он мог игнорировать даже рушащиеся вокруг стены. Однажды, занимаясь раскопками, на него рухнуло полуобвалившееся здание, но он рассеянно отбросил обломки в сторону, заметив обвал только тогда, когда стало слишком темно для чтения.
Разумеется, принимая во внимание то, что Мейшанг была с ним на раскопках, вскоре он уже отвлекся ещё сильнее.
- Тингже, - он почувствовал её дыхание, когда она вздрогнула в темноте, отрезанная от солнечного света. – Я должна кое-что тебе рассказать…
Он стряхнул с себя воспоминание. Теперь он знал. И их дети знали. Никаких больше тайн.
Хм, проблема была не у Широнга с Джинхаем, которые всё ещё медитировали со своими одиночными свечами в сторонке, укрытые от посторонних глаз каменными экранами. Сперва его младшенький излишне много хихикал по поводу того, что ему приходилось показывать Дай Ли, что делать, но теперь его мальчик уже успокоился. Очевидно, для покорителей огня медитация была делом крайне серьезным.
Рядом, но достаточно далеко от случайных вспышек, Джия и Суин изучали некоторые из его исторических записей об ударных отрядах покорителей земли, сравнивая тексты о спасательных операциях с грубыми набросками украденных карт месторасположения Мина, начерченных на заполненном песком подносе. Задумчивый Хьёдзин сидел с ними, тихим голосом добавляя свои наблюдения, почерпнутые из операций, проводимых стражей. Сидевшая возле каменного щита у входа Лули читала сказки перед сном Лим и Даю - ещё один уровень предосторожности на случай, если войдет человек, не знающий о покорителях огня…
А, вон там. Джия поглядывала на маму уголком глаз, пока Мейшанг заканчивала приводить в порядок очередной нож, а затем спрятала его в рукаве.
Мы к такому не привыкли. Никто из нас.
- Насколько острыми ты хочешь их сделать? – с любопытством спросил Тингжэ.
- Не настолько острыми, как ножи шеф-повара, - объяснила Мейшанг. – Важен баланс. Надо чтобы они пронзали плоть, но, учитывая их размер, будет лучше, если они скользнут вдоль кости, вместо того, чтобы рассечь её.
- Эм, - слабым голосом сказала Джия. – Ты не обидишься, если я скажу «фу»?
- Конечно, нет, - печально улыбнулась Мейшанг. – Мы не хотим вредить людям, мы просто хотим безопасности. – Она посмотрела на свежезаточенное лезвие. – И я хочу вернуть своего сына. Целым.
И мне всё равно, на сколько кусочков мне придется нарезать кого-то в процессе, молча согласился с ней Тингжэ. Ему пришлось отложить свиток и посмотреть вдаль.
- Тингжэ? – Мейшанг пересекла комнату и села с ним рядом, погладив костяшками пальцев его виски, чтобы унять начинающуюся головную боль. – Что не так?
Я больше не знаю, во что превратилась наша семья. Кто я такой. И кем я могу стать.
- Может мне самому стоит помедитировать, - признался он, стараясь сохранять тон легким. – Я немного… расстроен.
- Враг захватил нашего Мина, - откликнулась Мейшанг. – Думаешь, Земля не может злиться?
- Я потерял Йиджиао на Стене много лет назад, - возразил Тингжэ. – Это… другое.
- Йиджиао был твоим братом и солдатом. Мин – наш сын, – ответила Мейшанг. – Ему полагалось учиться. Он должен был быть в безопасности. Как мы все. – Она погладила его по спине, прижавшись к его плечу. – Разумеется, ты злишься. Используй свой гнев, но не дай ему использовать себя.
- Я… - Тингжэ покачал головой, борясь со своей гордостью. – Я не знаю как. – Ома и Шу, как тяжело признаться. Он был цивилизованным и образованным мужчиной. Он знал историю и все древние битвы, как восстановить кузницу или цветочный магазин из осколков столетней давности. Но это? Знать, что все бумажные битвы, которые он переигрывал в своем мозгу, скоро станут маленькой, но кровавой реальностью…
- Начните с уроков у экспертов, профессор, - Хьёдзин криво улыбнулся, всё ещё полный сожалений о стражниках, которых ему пришлось бросить. – Широнг - хороший боец, или он не выжил бы. И, судя по его словам, Мэй достаточно грозная, чтобы провернуть всё в одиночку. Слушайте их и слушайте нас. И задавайте вопросы. Ведь это вы всегда говорили своим студентам, что не бывает глупых вопросов? – Стражник кивнул головой. – Мы вернем его.
- Да, - поддержала его Мейшанг. – Он правнук Гёкуро. Пусть это и дальнее родство, но Агни присмотрит за ним.
- Гёкуро? – с интересом переспросила Суин. В прочем, здесь не было ничего удивительного: Мейшанг почти никогда не рассказывала о своей родословной и не называла имен. Имен из Народа Огня, к тому же.
- Он был Мудрецом Огня, - рассказала Мейшанг. – Когда моя семья попала в Список… именно он вывез меня из страны. И отправил сюда. – Она грустно улыбнулась. – Он не хотел, чтобы я плакала. Он сказал, что это его судьба – служить Аватару.
- Потому что Мудрецы Огня поддерживают такой близкий контакт с духами, - буркнул Широнг, и его свеча мигнула.
Тингжэ бросил на него косой взгляд.
- Ты же должен…
- Знаю-знаю. Но когда начинают говорить об Аватаре, я не могу не слушать. Инстинкт самосохранения. – Дай Ли бросил взгляд на Мейшанг. – Серьезно, почтенная старшая сестра, я знаю, что Народ Огня затаил обиду на Аватара, точнее говоря, на Киоши. Я не знаю почему, но думаю, что те, кто поддерживает контакт с духами, знали бы, что ничто не может оправдать эту войну…
Тингжэ поморщился.
-… Ты что-то знаешь.
- Я знаю, что в нашей истории есть белые пятна, - признался Тингжэ. – Есть доклады о набегах ваэгу и Племени Воды и до, и после времен Чина. А потом, примерно триста двадцать лет назад, набеги прекратились. Внезапно. В то же время наблюдается подозрительная отрывочность придворных записей. Те, что остались, сообщая об Аватаре Киоши, были написаны в… я бы сказал, шокированном тоне. А в записях советников появилось очень много морализаторства. Особенно среди тех, кого я назвал бы… наиболее самодовольными. – Он помолчал. – Я также знаю, что излишний интерес к событиям прошлого приводит к предупреждению о том, чтобы оставить прошлое похороненным. Те, кто игнорировали предупреждение… - Он многозначительно посмотрел на агента.
- Ты не знаешь, - тихо сказала Мейшанг. – Мне говорили, что все в Царстве Земли знают.
- Может быть, - заявила Лули. – Но мы – нет.
Тингжэ почувствовал, как все взглянули на него, и склонил голову.
- Я был молодым и куда более отчаянным, когда впервые понял, что в нашей истории опущены многие факты. Потом… у нас появились дети, и я не захотел вмешиваться дела, которые лучше было оставить мирно погребенными.
- Тогда тебе надо узнать. Суин? – Мейшанг кивнула головой в сторону укрытия Амаи. – Не сходишь проверить, закончила ли Амая с делами на сегодня?
- Ты не хочешь рассказывать второй раз? – спросил Хьёдзин, когда Суин ушла.
- Я расскажу столько раз, сколько потребуется, - спокойно возразила Мейшанг и отвлекла Джинхая от медитации, прошептав ему что-то на ухо. – Но если она всерьез относится к отношениям с Муши… она должна знать, какое бремя несет его семья. За всех нас.
Сжигаемая любопытством целительница из Племени Воды пришла вслед за Сйин, и Тингжэ запечатал вход от случайных ушей.
Мейшанг подождала, пока все усядутся, и глубоко вдохнула.
- Я расскажу историю так, как слышала сама…
Некоторое время спустя Тингжэ сидел, в шоке прижимая к себе детей. Это было… о, духи…
- Ты говоришь, что более двухсот лет… - Глаза Хьёдзина казались стеклянными, а Лули крепко обнимала их девочек.
- Народ Огня умолял пересмотреть решение, - тихо закончила рассказ Мейшанг. – Говорят, что ещё будучи принцем, Хозяин Огня Зогэ, отец Созина, молил об этом Киоши незадолго до её смерти. – Она покачала головой. – Великое Имя, которого заставили умолять. Это оскорбление ударило по душе Созина как ледяная цепь.
- И не было способа отомстить за свой народ, - бесцветным голосом проговорила Амая. – Туи и Ла.
- Но почему он просто не попросил Року? – спросила Лули. – Ты говоришь, они были друзьями.
- Аватар Року не стал прерывать свое обучение ради похорон Хозяина Огня Зогэ, - пояснила Мейшанг.
Широнг издал полузадушенный звук, когда понимание пронзило его, и закрыл лицо руками.
Тингжэ обменялся непонимающими взглядами с остальными взрослыми.
- Полагаю, это можно расценивать как оскорбление, но…
- О, оскорбление – это меньшее из зол. – Широнг поднял взгляд, его глаза сверкали от гнева. – Духи. И верность. Вы не понимаете, что сделала Киоши.
- Она заставила их поклясться в верности Хозяину Огня. – Хьёдзин побледнел. – И… отказ от верности может убить тебя.
- Без помощи огненного целителя обычно так и происходит, - закончила Мейшанг. – Мэй повезло, и она сильная. И не покорительница огня. – Она покачала головой. – Вы не представляете, сколько людей умерло, противясь Созину. Я бы ничего не знала, если бы Гёкуро не хранил истории нашей семьи. Этого нет в наших учебниках по истории.
Были покорители огня, которые не хотели войны. Тингжэ прижал к себе детей.
- Почему они просто не уехали? – спросил он натянутым голосом. – Не ослушаться, просто… сбежать от приказа. Как сделал Ли…
- Нет, - резко возразил Широнг. – Его изгнали с приказом найти и поймать Аватара. Прятаться в Ба Синг Се, чтобы его собственная армия не убила его, пока он выполняет приказ – это не неподчинение. Не совсем.
-…Я не понимаю, - признался Тингжэ.
- Аватар – Мост между нашим миром и Миром Духов, - объяснил Широнг. – Я не понимал, что это значит, пока Куэй… ну, вы сами видели. Если Царь Земли может выносить приговор Ван Ши Тонгу, то на что способен Аватар?
Тингжэ стало плоховато.
- Значит, декрет Аватара Киоши…
- Любой гражданин Народа Огня, воспротивившийся власти Хозяина Огня, идет против воли духов, - отрезал Широнг. – Да у них на спине будет такая же метка, как и на спине любого покрытого шрамами от духов Дай Ли. Ома и Шу, неудивительно, что вы здесь. Без постоянной защиты от злых духов вам ни за что не выжить. – Он засмеялся, но без капли юмора. – Неудивительно, что война не навлекает на них неудачу за то, что они творят с нашим царством. Они же исполняют приказ Аватара.
Тингжэ вдохнул побольше воздуха, чтобы спорить: война началась после смерти Року, и Аватар Киоши никогда не приказала бы Народу Огня нападать на её собственный народ… И промолчал, когда весь его накопленный опыт по анализу истории заставил его осмотреть свою логическую цепь. Пусть ему это и не нравилось.
Они должны следовать за Хозяином Огня. Он приказал продолжать войну. У них не было выбора.
Кроме как бежать. И рисковать всем.
- Понимаете, похороны были ключом ко всему, - заговорил Широнг среди повисшей тишины. – По традиции Великие Имена обязаны их посетить или отправить представителей, чтобы подтвердить, что они отказываются от верности усопшему Хозяину Огня и будут служить следующему. Если Року был другом… Я сомневаюсь, что Созину позволили бы общаться с юношей, не являющимся Великим Именем. Если Року счел, что его тренировки Аватара важнее, чем выражение верности Созину… - он вздохнул. – В Народе Огня многое зависит от того, что они не говорят. Если Року не выразил свою верность Созину, то по умолчанию он заявил, что верность Хозяину Огня Зогэ для него важнее. А просьба Зогэ уже была отвергнута Киоши. – Он печально улыбнулся. – Созин был убийцей, монстром и чумой для нашего царства, но, я думаю… в тех обстоятельствах я бы тоже опустил руки.
- О, - выдавил Хьёдзин. – О, так вот что он имел в виду, скользкий зубаткоугорь… Муши вывернулся и не принес клятвы верности Озаю, - объяснил он, когда Лули вопросительно приподняла бровь. – Он отказался от верности Азулону и выжил, один Агни ведает как… И он ухитрился не принести клятву верности снова! – Он взволнованно замахал руками. – Он был на свободе целых шесть лет!
- Свободен от Хозяина Огня, - повторила Амая с серьезным видом, - но не от Народа Огня. И он должен был присматривать за Ли, который сохранял верность, хотя после его изгнания Муши осторожно укреплял верность Ли по отношению к его народу, чтобы он смог выжить… - Синие глаза широко распахнулись.
- Именно так, - выдохнул Широнг. – Ох, этот гениальный сын… - Он засмеялся, полный испуганной радости. – Ничего удивительного, что нас не поймали!
- Папа? – тихо спросила Джия. – Мне кажется, или он сошел с ума?
- Джия, - простонала Мейшанг.
- Нет-нет, она права. Это безумие. – Всё ещё смеясь, Широнг вытер слезы. – Чудесное безумие, перевернутое и извращенное, и ломающее всё на куски… Не знаю, дело тут в Агни или в Ли, но парень, способный преследовать Аватара по всему миру – это нечто большее, чем то, на что может рассчитывать любой дух… - Он посмотрел на них горящими глазами. – Ли - изгнанник. От крови Созина, да. И это приведет к нему злых духов вне зависимости от того, преследует он Аватара или нет, но декрет Киоши не касается его.
Тингжэ нахмурился.
- Думаю, ему это на руку…
Мейшанг смотрела на него с улыбкой.
- Мы дома.
Я точно что-то упускаю.
- Мы не покидали Ба Синг Се, - напомнил Тингжэ.
- Он прав, - сухо согласился Широнг. – Великое Имя или нет, Ли не может основать владение внутри города.
- Он уже его основал, - поправила их Мейшанг с виноватой улыбкой. – Да, Великие Имена владеют территорией… но владение – это люди.
Широнг хлопнул себя по лбу.
- Я обречен.
Лули посмотрела на них с напускной невинностью хулигана.
- Почему? Только потому, что вы пытались завербовать покорителя огня, помогли похитить Царя Земли, а теперь помогаете нам спланировать вывоз беженцев Народа Огня, оказавшихся членами наших семей, из-под власти Аватара?
- Точно обречен…
- Это сработает? – с сомнением спросил Хьёдзин. – Некоторые из вас… нас… получили приказ уйти. Разве это не означает, что вы верны прежним лордам?
- И связаны через дух, - с серьезным видом напомнила Амая.
- Ли с Бьякко. Мало найдется более родовитых лордов, - спокойно пояснила Мейшанг. – И в нем достаточно драконьей крови, чтобы быть подверженным приступам драконьей ярости. Он сможет защитить нас. А с помощью огненного исцеления… у всех пострадавших будет шанс на выживание.
- Только огонь? – задумчиво спросил Тингжэ.
- Вода не может помочь, - грустно призналась Амая. – Умирает огонь в твоей душе. Вода только усугубляет этот процесс.
Тингжэ задумчиво кивнул.
- Что насчет земли?
Все глаза метнулись к нему.
Все, кроме Джии, которая подняла его брошенный свиток и теперь с ошеломленным видом водила пальцем по надписям.
- Это то, что я думаю?
- Что? – нахмурился Широнг.
- Это свиток из вашего запасника, - сообщил Тингжэ. – Довольно завалящий, судя по его виду. Учитывая его содержание, не могу представить почему, если только он не поддельный… - Он замолк, видя удивленный взгляд Широнга. – Свиток, который держит Джия?
- У неё есть свиток?
Тингжэ моргнул. А Амая нет, протянув обернутую водой руку с быстротой скорпионогадюки.
- Никому не двигаться.
Проявив больше железной выдержки, чем Тингжэ считал возможным для человека, Широнг подчинился. Амая сосредоточилась, закрыла глаза и оскалилась.
- Вот ты где.
Притянув обратно маслянисто блестевшую воду, она собрала её в шар на одной руке.
- Джинхай, вскипяти его.
- Но… твоя рука, - испугался малыш.
- Я вылечусь. Жги!
- Она не стала бы просить, не будь это важно. – Положив руку на плечо сына, Тингжэ ободряюще кивнул.
Трясущийся, с круглыми глазами, Джинхай создал язык пламени. Амая стиснула зубы и держала кипящую воду, не обращая внимания на покрасневшую кожу, покрывающуюся пузырями ожогов. Она держала, тихо бормоча себе под нос сердитые молитвы Луне и Океану, пока не испарилась последняя капля. Только тогда она опустила руку и заплакала, пока Суин бросилась помогать ей с её кожаным мехом для воды.
- Прости, прошептал Джинхай, прижавшись к Тингжэ, пока светилась вода и исчезал запах паленой кожи.
- Огонь очищает, - сказала ему Амая. – Не думаю, что я смогла бы сама очистить его.
- Что это было? – Широнг продолжал упорствовать, но с трудом: его глаза были круглыми, как блюдца.
- Влияние духов, - мрачно пояснила целительница. – Как прикосновение той лисы к Тингжэ, но более тайное. И темное… Держите его!
Тингжэ обнаружил, что стал центром толпы, поддерживающей дрожащего Широнга.
- Что это?
- Я вспомнил… - Широнг моргнул, приходя в себя. – Я уже видел этот свиток. Наверное, я пытался его прочитать дюжину раз. Я просто… забывал об этом. – Он потер голову. – Что в этом запаснике?
- Нужно будет провести инвентаризацию, - согласился Тингжэ. – Но сейчас… Амая? Это свиток по исцелению?
- Кажется, да, - выдохнула она, когда Джия развернула свиток перед ней. – Надо будет опробовать.
- Как мы могли потерять такую важную вещь? – взорвался Широнг. – Все жизни, которые можно было спасти, вся боль…
- Покорять легко, - сказала Лули. – А исцелять… очень сложно.
- Но это же бессмыслица!
- В этом куда больше смысла, чем ты думаешь, - практично заметил Хьёдзин. – Исцеление… это вроде как искажение покорения, да?
- Противоестественное использование чи, - подтвердила Амая. – Инстинкт покорителя направлен на самозащиту, словно оттолкнуть бьющую тебя руку. При исцеление приходится затрачивать собственную энергию. Как Ли, когда он учил детей расслабиться перед тем, как упасть. Единственные инстинктивные целители, о которых я знаю, были тронутыми волной. И кто сейчас учится у кротобарсуков? Остальных приходится учить.
- Вы можете научить меня? – выпалила Джия. Увидела их удивленные взгляды и покраснела. – Ну, хорошими манерами Мина не вернуть! И меня тошнит даже от мысли о сражениях, – вздохнула она. – Но я хочу помочь.
- Вот это моя девочка, - мягко сказал Тингжэ, пока Суин улыбнулась и обняла сестру. Джия закатила глаза, но не отстранилась.
Хватит волноваться, приказал себе Тингжэ, держа на руках теплого Джинхая, пока Мейшанг собирала их всех вместе. Даже Широнга, как бы неловко ни чувствовал себя мужчина в своем новом клане. Может мы и не те, что были прежде, но, думаю, у нас всё будет хорошо.
Широнг отстранился с намеком на усмешку на лице.
- Не надо так поспешно недооценивать хорошие манеры. Стража, стены, Дай Ли – нам придется преодолеть их всех, чтобы добраться до нашего единственного врага.
Тингжэ кивнул, прищурив глаза.
- Принцесса Азула.
Угрожаешь моему мальчику, да? Профессор посмотрел на потолок пещеры, в сторону спящего города наверху. Мы ещё посмотрим.[/cut]
 
DenlotДата: Суббота, 06/07/2013, 14:09 | Сообщение # 185
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Продолжать будем? happy

 
aminyaДата: Суббота, 03/08/2013, 23:46 | Сообщение # 186
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Denlot, я, конечно, могу постить здесь куски, как раньше, но уж больно нерегулрны комментарии. Я перешла на книгу фанфиков - ищите продолжение там smile
 
DenlotДата: Вторник, 13/08/2013, 19:56 | Сообщение # 187
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
но уж больно нерегулрны комментарии.

Что?Что-то ты путаешь,пока ты не ушла всё было норм... wink А вообще жаль,жаль...Хотя это твой выбор...


 
aminyaДата: Среда, 14/08/2013, 13:35 | Сообщение # 188
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Denlot)
Что?Что-то ты путаешь,пока ты не ушла всё было норм...

Давайте посмотрим на факты. Мой последний пост 16 мая. Следующий пост ваш - 6 июля. Прошло почти 2 месяца! Даже если кто и заглядывал в тему, вы стали первым, кто написал, что продолжение ему интересно. Поэтому специально для Denlot:

[cut=Глава 33. Часть 2.]Рассвет и миска горячей воды, которая упрямо смотрела на неё, испуская пар. Азула ответила ей гневным взглядом, пока одевалась для нового дня. От её дыхания валили струйки дыма.
- Двигайся, чтоб тебя!
Внутри миски возник пузырек, поднялся вверх и лопнул на поверхности.
Как Зуко это делал?
И что скрыл Дракон Запада, что позволило Зуко научиться?
- Его Покоряющее Чай Дурачество, - буркнула себе под нос Азула, укладывая волосы в идеально строгую военную прическу. – Этот человек изучал покорителей воды, один Агни ведает зачем.
В конце концов, какой смысл изучать образ жизни, обреченный на вымирание? Огонь был превосходящим элементом. Весь мир знал об этом.
А те, кто не знали, станут землей под бронированными сапогами.
И всё же, если тот человек узнал нечто полезное, он должен был об этом рассказать. Верному и сильному покорителю огня, а не её слабому братцу-идиоту.
- Если только он не задумал измену ещё когда впервые оставил Ба Синг Се, - размышляла Азула перед зеркалом. А вот это уже имело смысл. Исчезнуть на несколько месяцев с какой-то глупой побасенкой о том, что был в духовном поиске, которую он выдал по возвращении? И всего несколько избранных покорителей огня могли освоить покорение молнии. Зачем он скрывал, что знает защитный прием, если не замышлял заговор против её отца?
Никогда. Ты никогда и пальцем не коснешься его, дядя. Он – Хозяин Огня, и я его наследница. И я верна.
Не такая, как Зуко. Она никогда не будет такой, как Зуко.
Братец заявил, что стал предателем, чтобы защитить её. Он что, за дуру её принимал?
Мама просила его защищать тебя.
Верно, как будто ей требовалась защита.
Как будто Урса вообще стала бы просить его об этом. Её мама считала её монстром. Кто станет защищать монстра?
…Кроме одного мертвого идиота.
Я верно служила Хозяину Огня. Теперь я его наследница. Всё, ради чего я трудилась последние десять лет, теперь в моих руках.
Она преуспела в обучении, как и пожелал её устрашающий отец. Подружилась с Мэй, семья которой не была покорителями, но зато обладала влиянием при дворе, отчасти благодаря коварству и навыкам манипуляции, а отчасти из-за передаваемых шепотом слухов о престижном наследии Року. Подружилась с Тай Ли, дочерью семьи блокираторов чи, играющих решающую роль в уничтожении наемных убийц и поддержанию порядка в тюрьмах. За долгие годы незаметно подчинила девочку своей воле, создав свой самый полезный инструмент, который гарантировал, что её тупоголовый братец никогда-никогда не станет угрозой её положению любимого ребенка. О чем постоянно негласно напоминал ей её отец, хотя бы потому, что отсутствие врага могло сделать её менее идеальной. А принц, а затем и Хозяин Огня Озай никогда не удовлетворился бы чем-то меньшим, чем идеал.
Бедный Зуко. Он пережил Агни Кай только потому, что так захотел Озай. Изгнанный, ведущий жалкое существование, отправленный на невозможное задание… и постоянно напоминающий о судьбе, во избежание которой она должны быть достаточно умной, достаточно быстрой и достаточно безжалостной.
В самом деле, отец, как будто я когда-либо опозорю род Созина чем-то меньшим, чем идеально выполненная работа.
…Разве ты не доверяешь мне?

Глупая мысль. Хозяин Огня не верил никому. Аватар Киоши вручила им силу переделать мир… но даже сейчас, сто лет спустя, оставались Великие Имена, которые с радостью увидели бы, как эта сила исчезнет в пепле и руинах. Которые забудут о мести и даже о самозащите, необходимой для гарантии того, что мир никогда и ни за что не разорит Народ Огня снова. Если посмеет.
Предатели, все до единого.
Предатели, которые до сих пор отправляли припасы и людей на войну, а взамен молили позволить им защищать свои владения. Поэтому отец оставил их в покое. Пока.
Она захватила Ба Синг Се без единого солдата. Какое Великое Имя сможет противиться ей теперь?
Используй мою победу, отец. Во имя твоей славы… и раздави их всех!
Ей придется поддержать программу вербовки Дай Ли. Огонь был превосходящим элементом, но верные слуги, способные заживо похоронить твоего врага, были слишком полезным инструментом, чтобы позволить ему заржаветь от неиспользования. Особенно учитывая, против чего ей придется их использовать.
Духи. Посреди бела дня. Напали на меня.
Что за варварское место!
То нашествие в приемном зале никогда не произошло бы в Народе Огня. Мудрецы Огня умели справляться с такими делами.
…С другой стороны, Ба Синг Се был несравнимо больше столицы, а Дай Ли были несколько отвлечены.
Надо будет приказать прислать сюда несколько Мудрецов Огня. Это предотвратит подобные фиаско… и продемонстрирует преимущества нашей власти. Она слегка улыбнулась. Позаботься о комодоносороге, и он потянет любой груз. Даже сосиски.
Истина, которую она усвоила у коленей отца, и которая делала неудачу с Мэй куда более досадной. Что она сделал, чтобы заставить девушку рисковать своей жизнью, отказавшись от верности? Она кормила Мэй улыбками и дисциплиной. Она тонко намекнула при дворе, что семья Мэй находится у неё в милости. Она тонкими намеками поддерживала интерес этой девочки к Зуко и устроила небольшую огненную шалость, чтобы её брат смог «спасти» Мэй. И запугала нужных людей, чтобы прикрыть тот факт, что Момиджи и Айла были сестрами.
Её народ не возражал против браков родственников по отцовской линии. Или когда предками были брат и сестра, которые отделялись от потомков хотя бы тремя поколениями. Это было безопасно. Но вот родственники по сестринской линии… Азула разочарованно щелкнула языком. Она видела записи Мудрецов Огня, повествующие о том, каких чудовищ это порождало.
О, чудовищ не в плане внешности. Прекрасные дети. Сильнейшие из покорителей огня, но слишком уж часто… им чего-то не хватало. Если верить Мудрецам Огня. Высушенные старые простофили. Что такого плохого в покорителях огня, которые не рыдают над дурацкими животными? Слабость надо давить, а не носиться с нею на руках.
Она так сильно хотела увидеть лицо Зузу, когда она ему об этом расскажет. Прямо перед тем, как забрать его детей.
Ну и ладно. Половина этого уравнения была мертва, но у Мэй остался младший брат. Возможно, ей придется его позаимствовать, как только она произведет на свет законного наследника.
Тут появилась сама будущая предательница со свитками сообщений в руках. Так, словно это было любое другое обычное утро.
- Что из этого мне стоит увидеть до завтрака? – спросила Азула, изогнув элегантную бровь. Притворство-притворство. Все они притворялись, и разве это не весело?
Не будь это весело, она сожгла бы Мэй на месте - никто не смел предавать её.
- Верхний может тебя позабавить, - не моргнув глазом, ответила Мэй. – Думаю, у курьера Царя Земли больше мозгов, чем у их генералов.
Заинтригованная против воли, Азула развернула доклад курьера, назвавшегося слугой генерала Ганга, который так спешил в Ба Синг Се, что чуть не забежал в самый центр лагеря Народа Огня. До того, как он заметил разрушенные Стены.
Между строчками формального донесения можно было почти что услышать восторженное девчачье повизгивание.
«Преследование началось. Замечен первый тайный лагерь. На данный момент мы остаемся на месте для отдыха и подготовки к разрушению следующего лагеря на нашем пути.» Азула пропустила остальное сообщение. Хорошо. Умный офицер. Пока что преследование можно оставить на него.
Хотя ей очень хотелось знать, что Гангу понадобилось в Ба Синг Се. Припасы? Или что-то более важное?
Город у нас. Что бы им ни было нужно, им это недоступно.
По привычке она поворошила принесенную Мэй кипу в поисках того, что оказалось погребенным как неважное. Мэй не лгала ей в открытую, но тренировка никогда не повредит…
Так. Так-так-так. Возможно, стоит переоценить способность Мэй лгать.
- «Сузуран» собирается войти в порт завтра?
- И что? – пожала плечами Мэй. – Это корабль снабжения. Я думала, тебе достаточно припасов.
- Это же последнее пристанище для штрафников и неумех, - заявила Азула, не сводя с неё глаз. – Которых назначили очищать море от мин.
- Должно быть, они хорошо потрудились, раз доплыли сюда, - сухо сказала Мэй. – Или очень плохо.
Метательница ножей даже не дрогнула. Неужели она правда не знала?
- Возможно, ты знаешь их капитана, Джи.
Мэй нахмурилась.
- Откуда?
Интересно. Итак: рассказать ей и поставить очевидную западню, или пропустить вопрос и заставить девушку поработать за свое предательство?
Так или иначе, она в моих руках. Сделаем, как веселее.
- О, просто один из солдат с дисциплинарными проблемами, из которых Хозяин Огня делает пример, когда некоторые тюфяки в нашем правительстве испытывают желание поработать, – фыркнула она. – Жаль, что я не могу сделать пример из того участка стражи. Чертов мастер-сержант.
- За то, что доложил о потенциальном мятеже? – в глазах Мэй не было даже намека на веселье.
- За то, как он это сделал, - с отвращением пояснила Азула. – Мне даже не обязательно проверять записи - тот человек точно служил с моим дядей-идиотом. Если я сожгу эту нору крыс-долгоносиков, как они того заслуживают, он встанет прямо на пути у пламени. Идиот. – Её глаза сузились. – О чем только думал отец, отдав Зуко в его руки?
- Что ему больше нравишься ты, - ровно ответила Мэй. – Единственное условие, при котором двор примет факт, что он учит тебя, если кто-нибудь станет хотя бы делать вид, что тренирует Зуко. Один кронпринц учит следующего. – Она пожала плечами, и её глаза жестко вспыхнули, прежде чем на её лицо легла прежняя маска апатии. – Кронпринц, который не сражался с Озаем за трон, потому что знал, что проиграет. Так утверждают слухи. Никто не удивился бы, если бы Зуко поступил точно так же.
Азула улыбнулась, вспоминая, сколько их тех слухов она распустила сама.
- Всегда полезно иметь запасной план. – Она лениво перевела взгляд на Мэй. – А как бы ты выманила этих предателей?
- Никак, - отрезала Мэй. – Это не Новый Озай, а они не повстанцы Земли, которые любят прятаться под землей. Они из Народа Огня, и они злятся. Они не станут долго ждать. Прикажи Дай Ли наблюдать и жди фейерверков.
Разумно. Правдоподобно.
…О, как же весело будет их всех раздавить.
Хотя придется подождать с уничтожением Ту и его маленькой сети до тех пор, пока Мэй сделает свой ход. Нельзя упустить ни одного из них. Ту был гражданином Царства Земли, если его документы не врали. И это были… одни из самых лучших фальшивок, которые она только видела. Как же Мэй смогла вступить с ними в контакт?
Будет очень-очень весело искать ответ на этот вопрос.
Развлечение обещало стать ещё лучше, если Мэй решит, что она достаточно умная, чтобы искать помощи у «Сузурана». Джи был трусом и побитым человеком – никто другой не стал бы беспрекословно принимать приказы от её брата.
Жаль, что в этом году Зуко уже был в Царстве Земли на свою годовщину.
Что за сестра она была бы, если бы позволила такой дате пройти неотмеченной? Ничто так не напомнит, что тебя не забыли, как попытка мятежа.
Хотя на этот раз было бы сложно организовать её подарок. Она сомневалась, что дядя догадался, что те восстания были совершены по официальному приказу, но ему удалось прибегнуть к своим связям во флоте, когда он набирал последний экипаж. Ей потребовались недели только на то, чтобы завладеть досье на экипаж, не говоря уже об организации необходимых рычагов воздействия.
А затем Джао разбил её тщательные планы на куски одним тщеславным вторжением. В самом деле, как можно быть эффективным с таким количеством идиотов под ногами?
Ну, мужчине хотя бы хватило совести погибнуть в собственном фиаско. Туда ему и дорога. Одним идиотом из тех, кто замедляют победный марш их империи, меньше.
А теперь и двумя, усмехнулась она. А вскоре за ними последуют и остальные.
Итак, завтрак, заботы оккупации и планирование. А потом вода покорится её воле. Так или иначе.

***

Земля. Тоф едва удержалась от того, чтобы расцеловать её. Никакой качки. Никаких волн. Никакой отбивающей аппетит тошноты от воды, которая никак не хотела оставаться спокойной. Никакой слепоты.
- Ай!
В придачу ко всему, она ещё надрала задницу Аангу. Лучше не бывает.
Тоф хрустнула пальцами и расколола землю, поглотившую Аанга до самого носа, когда он сделал неправильный шаг.
- Ты снова следишь за моими руками, да?
Аанг выбрался из щели и с воплем подпрыгнул до неба, когда прочная на вид земля обвалилась в туннели кротобарсуков.
- Ты сделала всё это ногами?
- Пальцами ног, - просто ответила покорительница земли, используя их, чтобы разровнять землю, когда к опасной зоне приблизились Катара с Соккой. Она почувствовала любопытное маленькое движение у них за спинами и едва удержалась от улыбки. Бетобето мог заставить людей лезть на стены, но ему хватало здравого смысла держаться подальше, когда они начинали покорять элементы. Что означало, что Аанг начал практиковаться не только до тех пор, как ему это наскучит. Он практиковался до тех пор, пока думал, что ему наскучило. Затем он брал перерыв, гонялся за бабочкошмелями или Момо, или кто знает за чем ещё, валился на землю, слышал шаги… и внезапно снова начинал интересоваться уроками.
В следующий раз, когда она встретит Живчика, она обязательно его обнимет. Но Тоф не собиралась раскрывать свои замыслы. Зачем портить хороший сюрприз?
Думаю, я назову его Ботинки, решила Тоф.
- Не смотри на меня, Легкие Ноги, - твердо велела она. – Смотри на землю. Чувствуй её. Ты же чувствуешь воздух, так?
- Как можно не чувствовать воздух? – Аанг коснулся земли с легкостью перышка. – Всем надо дышать.
- Кроме тех случаев, когда ныряешь за черепахотюленями, - буркнул Сокка, но слишком тихо, чтобы его услышали.
Тоф нахмурилась, пожелав, чтобы её поменьше тошнило, и она побольше слушала, когда вождь Хакода попросил их взять Аппу и на какое-то время отправиться на землю. Но тогда она только и смогла, что добавить свой укачанный голос к приказу Хакоды и Сокки держаться подальше от людей.
Аангу трудно было сжиться с мыслью, что мир считает его мертвым. Он хотел поднять голову, ворваться в Ба Синг Се и снова получить молнией от Азулы. Чтож, это было твердо. Как несколько раз подчеркнул Сокка, они не знали, сколько продлится затмение. Им понадобится любое преимущество. Включая решение позволить Народу Огня думать, что они могут вздохнуть свободно.
Тоф понятия не имела, как долго это продлится.
Живчик не желает нам смерти, но у него характер вулкана, и он знает, что Аанг в союзе с Племенами Воды. И он считает, что они собираются уничтожить его народ.
Более того, Зуко был живым доказательством готовности рисковать ради того, что он считал правильным. А то, что Зуко считал правильным… ну, это точно не стыковалось с тем, что считал правильным Аанг.
И что он будет делать?
Тоф не знала, и её это беспокоило. Зуко не просто противостоял невозможному. Он стоял на своем, когда невозможное налетало на него, бросал в бамбуково-терновые заросли и бил по голове. Камнем, если это всё, что оказывалось под рукой. Он полгода преследовал Аватара. Аватара. И при этом даже не считал себя мастером покорения огня.
Конечно, Аанг был ребенком. Конечно, Аанг никогда не пытался его убить. Но Аанг был мастером покорения воздуха. Да любой вменяемый человек уже лег бы на землю и остался бы лежать!
Зуко не был вменяемым. Он не был безумцем, которому кажутся разные вещи, и он точно не был злобным психом как Азула, но он не ходил по той же земле, что и все прочие. Он был другом - в этом она не сомневалась. И она собиралась надрать ему задницу в самом милом понимании этого слова, чтобы заставить его думать. Но Тоф никогда не совершит такой ошибки, чтобы принимать Зуко за вменяемого, разумного или даже за человека.
Уж точно не дважды.
Забавно, что это её не беспокоило. Иногда кротобарсуки бывали для неё куда лучшей семьей, чем её собственная. И Зуко очень-очень сильно старался понять, где пролегают её линии на песке, и как их не нарушать. Безумный, да, но он был приличным. Одним из лучших.
И у него тоже были линии. Глубокие. И Аанг только что пролетел через них, словно их и не было.
Поступи так с кротобарсуком, и он похоронит тебя в горе или разорвет на части. Зуко не сделал ни того, ни другого.
Огню нужна месть. Значит… что бы он ни задумал, Аангу будет куда хуже, чем ему.
Блин, если бы у них было ещё несколько дней, чтобы поговорить! Она могла бы выведать о том плане у дяди, они твердо знала. По крайней мере, она могла бы заставить Зуко рассказать побольше о Дай Ли. Те земляные ботинки могут пригодиться в некоторых ситуациях…
- Но я не хочу драться с тобой! – запротестовал Аанг.
Сокка нацеливал бумеранг, его стойка была твердой и решительной.
- Я и не говорю, что мы должны драться. Я просто хочу, чтобы ты потренировался в уклонении от бумеранга.
- Вряд ли Народ Огня использует бумеранги.
- Ага. Ну, у меня нет стрел, чтобы стрелять в тебя, - ответил Сокка, голос которого звучал ещё менее довольным, чем голос Аанга. – Ты же сказал, что те Ю Янь поймали тебя, так?
- О, да. – Аанг покачал головой, пальцы его ног выдавали его веселье. – Я знал, что некоторые из Народа Огня лучники. Однажды Кузон сбежал со мной, чтобы посмотреть на них. Ого, знал бы ты, в какие неприятности он попал из-за этого! Но я никогда не видел, чтобы хоть кто-то ещё умел так стрелять. Никогда.
- Так почему они никогда больше не преследовали нас? – многозначительно спросил Сокка.
Тишина.
Аанг глотнул воздух.
- Брось, Сокка, они же знали, что ничего не получилось…
- Они знают, что некто в маске освободил тебя после твоего пленения, - отрезал Сокка. – Это не совсем «не получилось».
- Мы воспользуемся затмением, чтобы они не смогли покорять огонь! – возразил Аанг.
- И Зуко освободил тебя без покорения огня, - рявкнул в ответ Сокка. – Они сражаются, Аанг. Они учат сражаться всех. Да, мы ударим по ним во время затмения. Да, у них не будет огня. Имена Мэй и Тай Ли о чем-то тебе говорят? Отсутствие огня их не остановит.
- Просто на всякий случай, - вмешалась Катара. – Просто потренируйся направлять бумеранг туда, куда Сокка не целился. – Её вес сместился, повернувшись в сторону Тоф. – Ты так усердно работала над покорением земли…
Не так усердно, как хотелось бы Тоф, но, да. Сгодится.
- Хорошая идея, - согласилась Тоф. – Поработай немного с воздухом. Расслабься. – Она стукнула кулаком по ладони. – Чтобы потом я снова размазала тебя по булыжникам.
- Тоф, иногда ты меня пугаешь, - пробормотал Сокка. Приобнял Аанга рукой за плечи и пошел туда, где Аппа и Момо старались изо всех сил избавить колючий куст от плодов. – Главное, что надо запомнить - бумеранг всегда возвращается…
Катара сместила вес, чтобы посмотреть им вслед, и вздохнула.
- Нам надо поговорить.
- Это связано с тем, что ты не хочешь заставлять Аанга учиться воздушному исцелению? – иронично спросила Тоф. Она стукнула пальцами ног по земле, приглашая Ботинки побыть с ними вместо того, чтобы донимать Аанга, пока в голову ему летят заточенные предметы. Оставь это на потом.
- Не вижу, чтобы ты пыталась заставить его работать над исцелением землей, - в лоб заявила Катара.
- И в мыслях не было, - пожала плечами Тоф, чувствуя, как бесшумные шаги подбираются к Катаре. Не то чтобы она думала, что дух собирается сделать подножку Катаре, не сейчас. В дневное время дух ограничивался простым шмыганьем. И пока Аанг помнил о нем, Ботинки вел себя как перекормленная котосова.
- Я - боец ринга, - продолжила Тоф. – Я бью, и человек остается лежать. Исцеление? Я понятия о нем не имею. Если кто-то пострадает настолько, что встанет выбор, либо я, либо смерть, тогда я попробую. В остальных случаях я позову тебя. Или Асиавика. - А ещё лучше Живчика, если будет такая возможность. – Знаешь, что, по-моему, нам надо сделать? Найти какого-нибудь милого парня-покорителя земли, который хочет помогать людям. Я наставлю его на путь истинный, а дальше он пойдет сам. Не уверена, что я когда-либо смогу так: мне слишком нравится избивать людей.
- Хару, - выпалила Катара.
Удивленная Тоф немного откинулась назад.
- Ты знаешь такого парня?
- Всех покорителей земли из его деревни забрали на тюремную баржу Народа Огня. Из-за меня… его вроде как схватили, - призналась Катара. – Мы устроили так, чтобы Аанг имитировал, будто я – покорительница земли, и когда Народ Огня поймал меня, Сокка и Аанг проследили за нами. Мы достали заключенным уголь, и они побросали всех солдат за борт. – Она кивнула головой. – Хару добрый. Его поймали из-за того, что я упросила его помочь одному человеку. Если ты покажешь, я знаю, что у него получится.
- Похоже на план, - радостно откликнулась Тоф. Щелкнула пальцами, создав земляную волну, на которую вскочил Ботинки. – Баржа? Это там ты потеряла ожерелье?
- Думаю, да… Ах, эта крыса-долгоносик! Он рассказал, что он с ним сделал? Сперва он пытался заставить меня отказаться от Аанга в обмен на него, а потом он использовал его, чтобы та огромная… видящая носом тварь с охотницей за головами на спине смогла разнести по камешкам целое аббатство…
- Ого, полегче! Я просто спросила, - прямо заявила Тоф. Версия Зуко была чуть менее злобной, но не сильно. Покоритель огня признался, что выслеживал врага всего Народа Огня. Посулы, охотники за головами, преследование людей до самого края света с помощью угревых гончих? Зуко не гордился своими поступками, но он совершил бы их снова. В мгновение ока.
И… каким-то образом это наталкивало её на мысль, что Зуко может предпринять в следующий раз.
- Я просто… Воздушные Кочевники мирные. Мы знаем об этом.
- Я знаю только, какой Аанг, - пожала плечами Тоф. – И несколько фактов, о которых рассказывали Айро и Зуко. Вот и всё.
- Так и было! Пра-Пра рассказывала нам про них.
- Ладно, - согласилась Тоф. – В чем проблема?
Катара с шумом втянула воздух и, возможно, прикусила губу.
- Зачем целителю носить при себе меч?
О. Ого.
- Забудь, - нетерпеливо потребовала Катара. – Это неважно. Должно быть, это было давным-давно…
- Может быть, кто-то не хотел, чтобы та целительница добралась до хороших парней, - влезла Тоф.
- Но она была покорителем!
- Не у всех достаточно чи, чтобы разбрасываться ей, как это делает Легкие Ноги, - серьезно возразила Тоф. – Исцеление забирает очень много. Даже немного подлатав Аанга… Да у меня были чемпионаты, с которых я выходила более свежей.
- Я знаю, но…
Тоф ждала, позволив молчанию выполнить всю работу за неё.
- Покорение – дар духов, - наконец произнесла Катара. – Без веры в духов, кем мы станем? Только посмотри на Народ Огня! Весь этот уголь и сталь, и сожженные леса, и раненые люди… фу!
Тоф нахмурилась.
- Они неправы!
- Подожди минутку, - нетерпеливо перебила её Тоф. – Я думаю. – И ей не нравились её мысли. Думаю, я должна буду извиниться перед Соккой. Может быть даже пару раз. – Твое племя использует мечи. Их делают из китовьих зубов, но они всё равно острые и заточенные.
- Люди вынуждены, - практично согласилась Катара. – Они же не покорители.
Точно надо будет извиниться перед Соккой, решила Тоф.
- Значит, если Тай Ли снова заберет твое покорение, ты не станешь пользоваться мечом?
- Да я даже пошевелиться не смогу!
А Зуко мог.
- Уголь горит, - серьезно заявила Тоф.
- Это не имеет отношения к духам.
- Может быть к духам воды, - нетерпеливо настаивала на своем Тоф. – Вы, ребята, используете лед для всего. Вы даже строите из него дома. Почему Народ Огня не может использовать огонь?
- Они не используют покорение огня, чтобы двигать свои корабли, танки и буры, - отмахнулась Катара.
- А твой папа тоже не использует покорение воды, чтобы передвигать свой корабль, - напомнила Тоф.
- Ты говоришь так, словно считаешь, что они поступают правильно! – Вода плеснула в кожаном мехе Катары. – Это не так! Это нечестно. Это не то, чего хотят духи. Забудь про Зуко - ни у кого из них нет чести!
Может мне всё же стоит попробовать исцелять, кисло подумала Тоф, чувствуя, как в её сторону катится по земле камешек. И останавливается, когда Ботинки ощутил разлившийся в воздухе холод. Пусть я в итоге наглотаюсь пыли, но это поможет мне унять головную боль.
Она не винила Катару за то, что та до сих пор злилась на Зуко. Получить то письмо – всё равно, что оказаться раздавленным под метательным камнем размером с дом. Их невозможно предвидеть, и всё, что остается потом – это собирать обломки.
…Проклятие, Живчик был хорош.
Как бы я хотела оказаться на острове Киоши прошлой зимой. Можно было бы собрать их вместе и помочь дяде уговорить его.
Может быть. Зуко был упрямым, как покоритель земли. И куда более раздражительным.
- Мы на суше. Если ты настолько злишься, что хочешь сбежать и оставить Аанга извиваться на ветру, то я с тобой.
- Я не злюсь на Аанга!
Сказала она, заморозив каждую каплю воды в радиусе двадцати футов, насмешливо подумала Тоф.
- …Он не переживал из-за мамы, - наконец прошептала Катара. – Как он может не переживать? Когда мы нашли скелет Гиацо… он чуть не сдул всю горную вершину. Почему… - Она обняла себя за плечи, почувствовав холод. – Почему он не понимает, что я чувствую то же самое?
- У него не было мамы, - напомнила ей Тоф. – У него был учитель. Наверное, он считает, что ты должна так убиваться из-за Пакку. Вот только Пакку до сих пор жив.
- Пакку? – подавилась Катара.
- Но это же он учил тебя, так? Как ты учишь Аанга. – И от этого у неё немного сводило желудок, даже на твердой земле. Катара в качестве учительницы, в которую влюблен Аанг… Она слышала о таких вещах на арене, и они никогда не вели к добру.
- Пакку? – повторила шокированная Катара.
- Воздух, - Тоф ткнула пальцем туда, где в потоках воздуха вился бумеранг, а потом указала на Катару. – Вода. – Ткнула пальцем в себя. – Земля. Мы вместе, но каждый из нас начинал по-разному. Это не плохо, просто так есть. Что с того, что нам придется работать усерднее, чтобы научиться работать вместе? Мы сможем. – Она сложила руки на груди. – Сперва мы выиграем. Потом мы всё исправим.
- Ты говоришь как Сокка, - вздохнула Катара.
- Временами он довольно крут, - призналась Тоф. Жаль, что он сперва встретился с Суюки. – Итак, тебе нужен второй человек для этой твоей успокоительной медитации?
- Я собиралась попросить Аанга…
- Поработаешь с Аангом потом, когда сама успокоишься. Так ты сможешь лучше продемонстрировать технику, - предложила Тоф. Когда Аанг будет в этом нуждаться, учитывая то, что она почувствовала тихий шепот шагов Ботинок, крадущихся в том направлении. – Пожалуйста? Я хочу почувствовать спокойствие. Может быть, это поможет мне разобраться с морской водой.
- Что ты хочешь делать с морской водой? – настороженно спросила Катара.
Тоф широко усмехнулась.[/cut]
 
The_DeparterДата: Пятница, 06/09/2013, 10:49 | Сообщение # 189
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 12
Статус: Отсутствует
Продолжение всегда интересно. Просто не все хотят что-либо писать. Читать одно удовольствие. Либо просто до сих пор в процессе чтения всего этого огромного объема. На данный момент автор выложил уже 80 глав. Да и раве самому не интересно все это переводить, выкладывать и читать? Я вот тоже думаю так для себя потренироваться в знании английского и перевести несколько глав. Нужна помощь или сама выложишь все остальное?
 
aminyaДата: Понедельник, 09/09/2013, 17:24 | Сообщение # 190
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (The_Departer)
Просто не все хотят что-либо писать.

Без этого проде не быть cry Я уже устала повторять.
Цитата (The_Departer)
Да и раве самому не интересно все это переводить, выкладывать и читать?

Интересно, потому и не бросаю.
Цитата (The_Departer)
Нужна помощь или сама выложишь все остальное?

Перевод у меня уже готов до 48 главы. Работа идет и двльше. К сожалению, здесь результаты выкладывать мне негде.
[cut=Глава 33. Часть 3]
- И ещё раз, - терпеливо повторил Айро и прижал ладонь к ладони племянника, чтобы чувствовать, как его внутренний огонь замирает и угасает. Он услышал сердитый клекот, но понадеялся на остальную команду и здравый смысл самой Асахи, что страусовая лошадь не нарушит их тренировку. Кажется, его интуиция его не подвела, и модифицированная медитация Амаи «оттолкни волну» действительно позволила Зуко лучше чувствовать свой огонь.
К несчастью, этого было мало.
Будь у нас ещё хотя бы неделя, чтобы отточить контроль…
Но недели не было. Айро вдохнул и кивнул головой.
- Достаточно.
Зуко отступил назад, взмокший от лучей солнца, пятнами падающих на кормовую палубу. "А скорее от внимательных взглядов," - подумал Айро. С легким весельем он заметил, что Зуко старался избегать направленных на него глаз. Кажется, его племянник привык к тому, что на него не обращают внимания.
- Всё ещё недостаточно хорошо, да? – голос Зуко был тихим, не столько обреченным, сколько просто смирившимся с неприятным фактом.
- Чтобы пройти незамеченным вблизи Азулы? Да, недостаточно, - откровенно признался Айро. – Но ты уже выдавал себя за обычного покорителя огня раньше. Надо будет просто соблюдать осторожность.
Зуко нахмурился.
- Она не заметила меня во дворце.
- О? – Айро с любопытством приподнял бровь. Либо Азула была в непривычно отвлеченном состоянии, либо… - На каком расстоянии?
- Может быть, футов пятнадцать.
Айро моргнул.
- Прямо вверх, - добавил Зуко, немного покраснев.
Айро заставил себя дышать. И напомнил себе, что сейчас не время бранить своего чересчур отважного племянника за то, что было лучшим решением из предоставленного ему плохого выбора.
– Я бы назвал это… излишним риском.
- Только если бы она подняла голову, - глуповато ответил Зуко. Слабо передернул плечами. – Я уже делал так раньше… в столице. Сперва у меня не всегда получалось.
Тренирующиеся неподалеку морпехи уже даже не делали вид, что не слушают, уныло заметил Айро. Он не мог их винить. Спрятаться от кого-то с Азулиным мастерством владения внутренним огнем…
- Как?
- Он не хотел, чтобы его нашли, - сухо предложил сержант Кьё. – Верно, сэр?
- Никто не хочет быть найденным моей сестрой, сержант, - насмешливо ответил Зуко.
- Это не то, о чем я говорю, - ответил седеющий сержант. – Сделайте как тогда.
Зуко нахмурился, видимо подобрался, выдохнул…
Пропал.
Приподняв брови, Айро искал внутренний огонь своего племянника. Молодой человек стоял прямо перед ним, но всё, что он мог почувствовать, это свой собственный огонь, огонь других покорителей, солнечный свет, согревающий палубу…
Солнечный свет на палубе.
- Ты спрятал свой огонь в окружающем тебя тепле, - выдохнул Айро. – Как?
- Я… не знаю, - признался Зуко, пока Асахи подошла к нему, чтобы ей почесали шею, явно решив, что тренировка окончена. – Это как держаться в тенях. И это ты дал мне ту книгу!
- Какую книгу? – потребовал Айро. Если бы кто-то сказал, что он трепетал в ожидании ответа, он бы это отрицал.
- «Не быть увиденным – значит быть невидимым», - процитировал Зуко.
«Волны в лунной тени.» Айро почти что закрыл лицо руками. Да, отличное чтение для маленького ребенка, полное ваэгу, эпических морских битв и юных воинов, которые смели забираться даже в логово дракона…
А Азула пугала его племянника куда сильнее любого дракона.
Сержант Кьё прочистил горло.
- Неплохая книга, с которой может начать акума комаину-ко, по моему мнению. – Он слегка улыбнулся. – Любой, кто способен прошмыгнуть мимо рядового Сукэкуни и лейтенанта Тэруко, пока они присматривают за ним, работает как надо.
Демонический лев-щенок. Айро с радостью и благодарностью склонил голову в сторону морпеха. Испуганный взгляд его племянника, когда его назвали молодым морпехом, был бесценен.
- Я всегда подозревал, что морпехи держат при себе некоторые свои тактики, - мягко пожурил он.
- Как мы любим говорить, генерал, если есть выбор, кого брать с собой в бой, возьми покорителя огня и мечника, и всех их друзей, - иронично отозвался сержант. – Это состояние разума. Надо стать частью пейзажа. Не у каждого выходит. – Он с напускной безмятежностью пожал плечами. – Кроме того, это наша работа. Пробраться внутрь и до чертиков напугать врага, чтобы наземные силы смогли пожечь их, как сухое поле. – Он окинул взглядом их обоих, когда лейтенант Тэруко спустилась на палубу после беседы с капитаном Джи. – Теперь тайная часть становится куда более реальной.
- Немногое способно испугать Азулу, - честно признался Зуко, почесывая вытянутую к нему шею. – Её последователи – Дай Ли, которые охотятся на камуи-людоедов. Мы можем удивить их. Мы можем даже шокировать их. Но мы не сможем их напугать. – Он хмуро посмотрел на озерную гладь. – Даже если нам удастся войти и выйти без следа – и, сержант, мне никогда так сильно не везет – у неё найдется быстрый корабль, чтобы преследовать нас или выследить наземную эвакуацию…
Лейтенант Тэруко раскрыла рот, чтобы что-то сказать. Айро поднял руку, требуя тишины. Погрузив пальцы в черные перья, Зуко мрачно нахмурился.
- А где паромы?
- Сомневаюсь, что беженцам удастся воспользоваться бухтой Полнолуния, - заметил Айро. – Не тогда, когда наша армия проникла в стены Ба Синг Се.
- Да, но где сами паромы? – нетерпеливо спросил его племянник. – Торговые корабли, рыболовные артели – кто-то из них должен сюда заходить… - Золотые глаза прищурились, и Асахи проследила за его взглядом, лениво моргнув своими птичьими глазами. – Лейтенант, из вас выйдет отличный пират.
- Сэр? – откликнулась Тэруко, стиснув зубы.
- В моей голове всё звучало куда лучше, - еле слышно ответил Зуко. – Я хотел сказать…
- Не сработает, - отрезал Кьё. – Нет, если только вы не расскажете нам кто, что и где расположено в гавани.
Что не сработает? чуть было не спросил Айро, но сдержался. Если Зуко нашел ответ…
- Я расскажу, - ответил Зуко, сам удивившись. – Вы не поверите, откуда я знаю, сержант, но… я знаю доки Ба Синг Се. Так же хорошо, как их знает Амая. – Он посмотрел прямо на Тэруко. – И если мы сможем пробраться под город, то, думаю, найдем добровольцев для команды.
Женщина поморщилась, явно сдержавшись, чтобы не потереть разболевшуюся голову.
- Сэр, вы не…
- Никто другой не сможет это сделать, лейтенант.
- К несчастью, он прав, - вздохнул Айро. – Царь Земли будет оскорблен разговором с человеком более низкого ранга.
- Царь Земли, сэр? – поднял бровь Кьё. – Разве он не в руках принцессы?
- Она бы молчала, будь это так. Если бы решала она, - заявил Зуко. – Азула всегда впереди на двадцать ходов. Она знает, что лучше заставить людей гадать. Если бы решала она, сейчас Куэй был бы марионеточным правителем, Стена стояла бы по-прежнему, а она приказала бы распустить все армии Земли. Но это не так.
- Мой брат любит открытые проявления победы, особенно когда можно полностью раздавить дух врага, - согласился Айро, думая о том кратком, вспыльчивом и удивительно информативном сообщении, которое «Сузуран» получил от мастер-сержанта Якумэ. Информация содержалась как в самом письме, так и между строчками. И пусть тон письма был на грани вежливого, но слова были формальными, как и ожидалось от опытного офицера, докладывающего… ну, генералу.
Якумэ знает, что я на этом корабле. Но не думаю, что он рассказал об этом Азуле.
По крайней мере, он не рассказал в момент написания письма. Якумэ был благородным человеком, но сестра Зуко могла быть невероятно убедительной.
Ради его и нашего блага, я надеюсь, что это не так.
Айро не любил строит планы, основанные на надежде. И всё же, что бы ни рассказал Якумэ, Азула не могла знать, что её брат выжил.
- Если Царь Земли не у Азулы, то он прячется, - продолжил Зуко, позволив Асахи прижаться к нему сбоку. – Если он прячется, то существует не так много людей, которые могут его прятать. Он либо с нашими людьми, либо они знают, как его найти.
- А если Царь Земли не захочет пойти на уступки, сэр? – прямо спросила Тэруко.
Зуко усмехнулся.
- Тогда мы спросим капитанов, с кем они захотят испытать удачу. После того, как мы достаточно удалимся от города, мы отпустим их.
А Азула нет, эти слова дымом повисли в воздухе.
Тэруко украдкой взглянула на своего сержанта, который так же украдкой кивнул.
- Хорошо, давайте расскажем об этом капитану, - решила Тэруко. – Может сработать, сэр. Но понадобятся все детали по гавани, которые только удастся вытащить из вашей памяти. Из вас обоих, сэр, - добавила она, посмотрев на Айро. – Я знаю, что вы обязательно учитывали гавань в ваших планах осады.
Так и было. Хотя он никогда не видел её до того дня, на пароме.
- Мы в вашем распоряжении, лейтенант. – Айро не смог удержаться от улыбки.
- Дядя? – с опаской спросил Зуко, и столь же настороженный клюв внезапно обернулся и бросил строгий взгляд на Айро. Айро захихикал.
- Если нарушать декрет Киоши, так нарушать по полной. – Он криво улыбнулся. – Ваэгу, воистину.

***

- Они слишком хорошо выглядят, чтобы быть пиратами, - задумчиво произнесла Саолуань, опершись на поручни «Бегущего по волнам», чтобы рассмотреть через пахнущие солью волны гладкий красно-черный кораблик, стоявший на якоре среди зарослей дубомангров. Стальной и до последнего болта кричащий о Народе Огня, если только та дымовая труба могла служить указателем… И в то же время, он стоял среди лавировавших в эстуарии странных маленьких лодочек из дерева и кожи, напоминая свернувшегося клубком усмехающегося Унаги, мимо которого проплывали рыболовные артели.
Удар локтя Лангшу она почувствовала даже сквозь броню.
- А что, люди, готовые перерезать тебе глотку, не могут выглядеть аккуратно? – прошипел Лангшу.
- Ну, иногда, - призналась она, переведя взгляд на болотные плоскодонки, несущиеся в их направлении в огромном веере брызг с помощью самого странного покорения воды, которое она только видела в жизни. Покачав головой, она принялась разглядывать полненького мужчину с усмешкой на лице, который наблюдал за спуском веревочной лестницы. Ми, их дорогой капитан. В данный момент, её мнение о Ми было не слишком-то высоким.
- Мы плывем прямо к Омашу, - сказал он. - Зубочистки для Унаги, вот кто мы.
Но Саолуань улыбнулась и глубоко вдохнула, когда мимо прошел один из очень дружелюбных матросов. Её вид спровоцировал открытый рот, спотыкание и угрозу пролития ведра горячей смолы, прежде чем Лангшу толчком помог матросу вернуть равновесие.
- Эй, Шу, - промурлыкала Саолуань, - кто эти парни?
- Эм…
Лангшу зло посмотрел на мужчину. Лед в его руках превратился в заостренные клинки.
Саолуань подавила смешок, когда Шу в миг посерьезнел. Все матросы в мире были одинаковы. Некоторые из них испытывали проблемы со слухом. К примеру, со словом «нет». Даже если «нет» подкреплялось демонстрацией вывернутого запястья. Но, к счастью, не сломанного запястья. Может, она и оплатила проезд, но капитан, достаточно вольно относящийся к закону, чтобы помочь ей увезти осиротевшего покорителя воды, не станет проливать реки слез, если разозленный экипаж решит выкинуть их за борт. Скотина.
Но приколи матроса льдом к стене, и его уши внезапно заработают как надо. Тот инцидент послужил напоминанием о том, что Лангшу был покорителем воды, и что выбрасывать их за борт может оказаться последней вещью, которую они хотят сделать.
- Ну, - начал Шу, - тута край Туманного Болота. Я знаю, что это вроде как сюрприз, но здесь есть покорители воды…
- Ребята из Народа Огня, - в лоб напомнил Лангшу.
- О! Точно, эм. – Шу немного вспотел. Может, в этом была виновата жара. – Не переживайте вы за них.
- О Народе Огня? – с нажимом переспросила Саолуань.
- Угу, ну… видите флаг?
Она видела два: черное пламя Народа Огня, четкое и безупречно отглаженное, и развевающийся точно под ним размером в три четверти флаг с синей горой на закатном фоне.
- Почему это у корабля Народа Огня два флага? – прямо спросила Саолуань.
- Они не из флота, - неохотно сказал Шу. – Это флаг владения. Смотрите, это Бьякко. Не трепите об этом языком, но… они не так уж и плохи. Даже если они немного… того. – Его голос упал до доверительного шепота. – Они едят жуков!
У Саолуань отвисла челюсть. Хотя и не по тем причинам, о которых подумал Шу. Остров Киоши перенял некоторые странные обычаи от своих покоряющих воду родичей, условия жизни которых осложнялись жизнью на острове. Если хочешь мясного жирненького деликатеса, от которого текут слюнки, и это не рыба и не курицосвинья, то остается не так много вариантов. Вероятно, старейшины наплели Аватару, что то были речные креветки. Если они вообще стали что-то говорить, учитывая очевидный факт, что Воздушные Кочевники были вегетарианцами.
Еда. Настоящая еда, которая не была сухой баранино-говядиной или соленой рыбой. Судя по внезапному блеску в глазах Лангшу, он испытывал такое же сильное искушение, что и она, устроить набег на камбуз Народа Огня. Хотя она никогда не призналась бы в этом. Жители материка довольно резко относились к людям, которые ели то, что извивается.
Неженки.
- Ваш шаман хочет ЧЕГО? – взорвался Ми.
Полненький Болотник в листьях, коже и бамбуке издал усталый вздох.
- Скока раз вам повторять? Хью - не шаман. Он просто видит то, что есть… Вау, жуть. Вон они. – С топотом вскочив на палубу, Болотник поклонился и прикоснулся к краям своей шляпы из листа. – Гос’жа. Юн’ша. Луна, благослови её сер’це, заглянула к Хью. Сказала, что вы можете ехать сюда и не прочь получить подмогу. Если прилив пойдет удачно.
- Заглянула? – слабым голосом откликнулась Саолуань.
- Она посветила на Древо, гос’жа, - он весело ей улыбнулся. – Хью вроде как чудной в этом смысле.
На нем было столько же одежды, сколько она одела бы, если бы шла на пляж, но он был на людях. И он считал кого-то странным?
- Ну, ладно… Я – То, - мрачно сообщил он. – А вона там – Дью, ждет нас в лодке. А вы кто?
- Она – Воин Киоши, - твердо представился Лангшу. – Я Лангшу. Почему Луна хочет, чтобы вы что-то сделали? Мы и так на корабле. Нам надо на север. Быстро.
- Правда? – То бросил задумчивый взгляд на капитана Ми. Который ответил им такой сальной улыбочкой, что Саолуань захотелось помыться с мылом. Или поджечь его факелом. – Что ж, мож’ вы просто не впечатлили кап’тана серьезностью своей ситуации.
- Моим людям требуется отдых, - отрезал Ми. - Нам надо просмолить швы, запастись питьевой водой, немного отдохнуть. – Он подмигнул ей. – Конечно, если бы нас убедили немного поторопиться…
Я его от души ненавижу, решила Саолуань, незаметно сжав плечо Лангшу, прежде чем маленький яорэн потянулся к мечу.
- Что же, поскольку вы будете так заняты, - прочирикала она, - нам лучше провести этот день вдали от вас! Как вы считаете?
Слава Гуань Инь, он не пытался на них давить. Пока.
Саолуань взошла на маленькую лодочку следом за Лангшу и глубоко вдохнула, чтобы сконцентрироваться. И ей удалось не вскрикнуть, когда Дью принялся махать руками, как мельница, и их лодочка молнией рванула вперед.
- Потрясно!
Саолуань смотрела, как Лангшу наслаждается ветром с маньячной улыбкой на лице, и подавила желание паниковать. Это был не яорэн, и даже не маленький воин, который всем сердцем впитывал каждый её урок. Это был ребенок, которому следовало расти на семейной лодке, радуясь ветру, воде и соли.
Пусть веселится, велела себе Саолуань, когда Дью присоединился к радостному смеху и принялся показушничать, устроив слалом по воде для своего товарища-покорителя. Духи ведают, как нам это надо.
Они проскочили сквозь небольшой лабиринт плавучих доков и пропитанных солью деревьев и через несколько минут скрылись из вида «Бегущего по волнам». С грохотом развернулись, подняв целую тучу брызг, радугой вспыхнувших на солнце, а потом То и Дью переглянулись, и Дью перешел на почти что неторопливое скольжение по воде.
Скольжение, которое вело в доки рядом с кораблем Бьякко, но вне зоны видимости «Бегущего по волнам». И почему она не была удивлена?
Но мужчины не стали подниматься на борт, чему она удивилась. Вместо этого То помог им сойти в док, переругиваясь со своим предполагаемым кузеном, пока Болотники привязывали лодку, и сел в лодку рядом с Дью, чтобы ждать. Вежливо. Отстраненно. С многочисленными всплесками, когда двое вытащили сеть и принялись ловить рыбешку, косяками плавающую под доками.
Не наблюдай она за кораблем Народа Огня, она бы не заметила приход дворянина.
Старый, принимая во внимание голову, покрытую снежно-белыми волосами, поднятыми вверх и стянутыми в старинный хвост феникса. Невысокий даже для Народа Огня – она полагала, что он был как минимум на два дюйма ниже неё. Но его легкая походка, катана и вакидзаси, заткнутые за пояс, вкупе с тихой уверенностью…
Я не хочу вступать в бой с этим мужчиной.
Странно, но у неё мелькнула мысль, что ей и не придется. Его длинные белые усы дернулись с, как ей показалось, облегчением, а его глаза…
Я никогда не видела таких глаз. Никогда.
Светло-золотые и видящие её до самых костей. В них светились веселье и огонь, они были теплые и глубокие, как летняя вода.
Саолуань вздохнула с облегчением. Кем бы он ни был, он был лучше неё, и они оба это знали. И у него не было намеренья сражаться.
Духи. Саолуань была готова расплакаться. Мы в безопасности. Мы наконец-то… О чем я думаю, он же из Народа Огня
У него был самый странный наряд, который она только видела. О, его халат был не слишком примечательным. Вокруг талии был обернут пояс с заткнутыми за него мечами, а застежки на правом плече и разрезы по бокам для свободы движения напомнили ей одежду торговцев с окраин Царства Земли. Но поверх этого он носил странную, с длинными рукавами… не вполне накидку, поскольку она крепилась только завязкой на груди. Текучий ярко алый шелк с черными треугольниками по краю рукавов, похожими на горы или пламя…
Не черные, поняла Саолуань, когда солнце вспыхнуло индиговым отсветом. Темно-темно-синие.
Почему огненный аристократ носит цвета Воды?
И почему Лангшу смотрел на него так, словно не знал, обнять ему мужчину или прирезать на месте?
- А ещё очевиднее нельзя? – с вызовом спросил Лангшу.
Белая бровь изогнулась.
- Очевидный, я? – он рассмеялся баритоном, в котором не было свойственного старикам дребезжания.
- Вы даже не потеете!
Саолуань моргнула, вдохнув удушливый болотный воздух. Как она не заметила? Она потела, волосы Лангшу так намокли, что стояли ежиком… а дворянин выглядел так, слово это был милый и теплый весенний денек.
- Я достаточно стар, чтобы поступать как мне угодно, молодой человек, - сухо заметил старик. – А выходцы с Бьякко известны своей старомодностью. Кто я такой, чтобы нарушать обычай?
Заявление было достаточно изворотливым, чтобы заставить Саолуань прищурить глаза. В его голосе прозвучала странная пауза перед словом «обычай». Как будто он пропустил нечто важное.
- Человеческий обычай, - прямо заявил Лангшу.
Глаза Саолуань распахнулись. О, нет. О, черт. О, Ома и Шу, как же нам выбраться отсюда…
- Всё хорошо! – Лангшу схватил её за правую руку, прежде чем она успела пошевелиться, не отрывая взгляда от дворянина. – Он пришел помочь. – Он замялся. – Я так думаю.
- Ты уверен? – спокойно спросил старик.
- Будь вы темным драконом, Ла не просила бы Хью устроить нам встречу, - твердо сказал Лангшу.
Темный дракон? подумала Саолуань. Драконы вымерли.
- Не будь так в этом уверен, - раздался рычащий ответ. – Твоя Госпожа может быть жестокой, когда это служит её целям. – Он стиснул пальцами переносицу и шумно выдохнул с легким намеком на дымок. – Но что сделано, то сделано, и моему внуку понадобится твоя помощь. И я знаю, что тебе нужна его. – Он поклонился, сложив руки в знак Пламени. – Я – Шидан из Бьякко. И да, Воительница, я пришел на помощь, как бы мне ни было досадно. Я вынашивал планы по защите жителей моего владения дольше, чем вы можете себе представить, и теперь все они разрушены одним броском игральной кости духов… - Ещё один вздох, но в его золотых глазах снова зажглось веселье. – Мы, материальные создания, строим планы, а духи действуют, и мы все вынуждены выживать в этой буре. И молиться.
- Может кто-то уже станет говорить так, чтобы я понимала, что происходит? – скривилась Саолуань, злобно переводя взгляд с одного на другого.
- Тебе лучше присесть, - посоветовал Лангшу.
- Не собираюсь я садиться! – вспыхнула Саолуань. – Если не хотите меня пугать, то можете об этом забыть! Уже поздно. Огненный дворянин, утверждающий, что его послала Луна. Тебе не кажется это немого неправильным?
- Он дракон, Саолуань.
Раскрыв рот, Саолуань села на покачивающееся дерево.
Следуя её примеру, Шидан грациозно сел, вытащив мечи вместе с ножнами и прислонив их к плечу.
- Никаких криков, Воительница? Ты либо не поверила, либо благословлена куда более отважным сердцем, чем я надеялся.
- Я не… не верю, - выдавила Саолуань, всё ещё глазея на него. – Но… Хозяин Огня Созин охотился на драконов. Они мертвы.
- Да, он охотился, и потому все думают именно так, - мрачно сказал Шидан. – Те из нас, кто выжили, пошли на многое, чтобы подтвердить этот слух. – Он снова посмотрел на Лангшу. – Ещё одна из причин, по которой мне не нравится твоя Госпожа. – Медленный вдох, и он покачал головой. – Но у нас есть общие враги, и ни у кого из нас нет времени на раненую гордость.
- Какие враги? – подпрыгнула Саолуань, радуясь, что разговор вернулся на твердую почву. Образно говоря. Врагов можно было убить.
…Ну, большинство. Ко был совершенно особым случаем.
Сосредоточься.
- Единственный враг, который у нас есть – это Народ Огня, - настойчиво заявила Саолуань, даже не озаботившись скрыть свой прищуренный взгляд. – И если вы не планируете помочь нам одолеть…
- Надеюсь, что до этого не дойдет, - твердо ответил Шидан. – Но истина в том, что всё возможно. И, боюсь, Макото найдет нас раньше.
Лангшу напрягся. Саолуань постаралась не вздрогнуть.
- Кто-то, кого ты… помнишь?
Нет, не может быть. Это было тысячу лет назад, никто не смог бы…
- Драконы живут очень-очень долго, - прошептал Лангшу. Повернулся к Шидану со смесью гнева и отчаянья. – Духи, почему никто её не прикончил?
- Многие умерли, пытаясь, - сухо ответил Шидан. – Некоторые из моего клана говорили, что однажды её загнали в угол, ещё до прихода Киоши… - он вздохнул. – Сто лет назад она нашла новый способ избегать вызова. Вы знали её как Макото, давным-давно. Но в Народе Огня она была Хозяйкой Огня Тэдзиной, женой Созина и матерью Азулона.
Отец Хозяина Огня Озая, Сааолуань с трудом сглотнула. Хозяин Огня – не человек.
- Азулон умер.
- Да, убит в стенах своего собственного дворца, - сказал Шидан с мрачным удовлетворением. – Макото так и не простила мой род за это. И не простит. Никогда. Но даже если бы ей не было до нас дела – а у неё есть очень веские причины думать о нас, молодые воины – она тоже помнит о яорэнах. И получше тебя, юноша, как бы ни старалась Ла. Гораздо лучше, чем я, который ещё не разбил своей скорлупы, когда последний яорэн ходил по этой земле. Она знает, что вы – её враги. Она знает, что вы выступите против неё. – Он нахмурился. – Я запутал след моего внука. Наша кровь – это и волна, и гора. Она может скрыть даже притяжение Луны, если Макото не окажется слишком близко. Но ты, юноша… - Золотые глаза были невозмутимы. – Сейчас Ко уже знает о тебе, и он найдет способ действовать. Макото уже бывала его союзницей. Я не сомневаюсь, что она станет ей снова.
- И вы недостаточно сильны, чтобы её остановить, - тихо закончил Лангшу.
Саолуань поморщилась. О, теперь нам крышка. Сейчас будет кровь, оторванные конечности и прочие мерзости…
- Правда, - согласился Шидан, хотя и не испытывая радости от признания. – Моя леди и я не давали Макото совать свой проклятый нос на нашу территорию, как делали мои родители до меня, и их родители до этого. Бьякко в безопасности, но только благодаря уму и хитрости. Если битва пойдет за счет силы и огня… Она стара, маленький яорэн. Стара, полна ненависти и злобы. И её возлюбленный мертв уже много десятилетий. У неё есть крылья, когти и пламя, а я… - он слегка склонил голову с печальной улыбкой. – Я – то, что вы видите.
- Но… вы же дракон, - выпалила Саолуань. Потому что это было невозможно, без сомнений… но Лангшу верил в это.
- На ночь или целую жизнь, - пробормотал Лангшу. – Я не знал… я должен был знать, просто…
- Дар Агни всегда имеет свою цену, - кивнул головой Шидан. – Как я уже сказал, до тех пор, пока жива моя леди… я – то, что вы видите. – В его улыбке блеснули зубы. – Хотя это немало. Я помогу вам. Моя леди предпочла бы, чтобы я сделал это и вернулся целым и невредимым… но ради нашего внука она поймет, если я пойду на риск. – Тихий смех. – Потом она даже поблагодарит тебя: избранная судьба или нет, но я становлюсь беспокойным, когда бываю слишком долго связан обычаями и любезностями. А вы предлагаете мне шанс пригрозить нескольким смертным и помочь сестре моего господина. – Под изогнувшейся губой блеснул клык. – Как я могу отказаться?
- Мы ничего вам не предлагали, - напомнила Саолуань.
- Нет, - уступил Шидан. – Пока. – Он окинул взглядом их обоих. – Воительница, я предлагаю содействие. Я предлагаю помощь. Я не могу излечить твои раны, юный яорэн, но я могу купить тебе время. А что касается времени… - Он указал на свой корабль. – «Нами но Кизу» быстрее любого корабля, который вы сможете нанять. И муж Великого Имени может провести вас через многие барьеры. Даже из стали и огня.
- Он может провести нас через блокаду Народа Огня, - еле слышно пояснил Лангшу.
- Если захочет, - откликнулась Саолуань, не озаботившись тем, чтобы снизить голос. – Если это не какая-то безумная ловушка Народа Огня… Как вы вообще очутились здесь, когда вы так нам нужны? И не говорите мне о духах или удаче. У меня больше нет удачи. - Кроме плохой.
- Похоже, у тебя много общего с моим внуком, - насмешливо откликнулся Шидан. – И духи только отчасти виноваты. Пусть я – то, что вы видите, но я достаточно дух, чтобы чувствовать огонь своих родичей и детей. И лишь чуть более месяца назад… я почувствовал, как Ла утопила моего внука.
Лангшу поморщился.
- Она сделала это грубо.
- Воистину, - согласился Шидан. – Я знал, что он не умер, но… - Он вздохнул. – Не в первый раз я почувствовал, как Агни счел нужным поделиться одним из своих детей. Много десятилетий назад я прочесал весь мир в поисках духовного целителя и нашел… Ну, к добру или худу, тот покоритель огня не был избран. Но я очень боялся за моего внука. Мне потребовалось время, чтобы организовать отъезд с Бьякко, и когда моя леди и я были почти готовы… я почувствовал, что его исцелили. – Он печально повел плечами. – Принимая во внимание угрозу Макото, мы с Котонэ решили, что я поеду всё равно, но уже более тихо и неспешно. Те, кто знают Бьякко, знают, что мы торгуем с Туманным Болотом. И те, кто думают, что знают нас, знают, что мы ищем информацию о войне, и что мы выйдем на охоту после случившегося на Северном полюсе. – Он склонил голову. – И вот я здесь.
Как правило, Саолуань хорошо умела читать людей. Но Шидан признался, что был не совсем человеком, и даже если его слова звучали искренне…
- Я вам не доверяю.
- Саолуань! – прошипел Лангшу.
- Пусть говорит, - строго одернул его Шидан. – Мой вид предпочитает самую жестокую правду лжи. – Он склонил голову. – И почему я должен быть оскорблен? Я не дал вам ни одной веской причины, кроме слова, что я вас не обману… Вы не знаете таких, как я. Вы не знаете, что это – правда.
Саолуань раскрыла рот, прежде чем спохватилась. Огонь атакует. Всегда. И он только что оставил её нападку без внимания…
- Вы не лжете? Тогда почему вы носите синее?
- Обычай Бьякко.
Его ногти оторвали щепку от досок дока, и он выдохнул на неё пламя. Поманил к себе. Огонь вытянулся в трескучий поток, обернув его руки, когда он поднялся на ноги и двинулся. Расплавленный янтарь закручивался в спираль и бил плетьми, обманчиво медленный, но не останавливаясь ни на миг, вечно в движении…
- Волновой клан, - выпалил Лангшу. – На вашем флаге гора, но вы – волновой клан.
- Мы и то, и другое, - признался Шидан, вернув пламя на щепку, прежде чем погасить. – Но природу волны мы вынуждены скрывать ото всех, кроме нескольких избранных, потому что сила исцелять – это сила, способная позволить истинно верным бросить вызов Хозяину Огня. А Созин не позволил бы выжить никому из тех, кто бросил ему вызов.
- Огонь, который исцеляет? – с недоверием переспросила Саолуань. – Огонь не может исцелять!
- Может, - серьезно возразил Лангшу. – Может. Все волновые кланы были целителями. – Глаза цвета морской волны сузились. – Так что придумайте историю получше, потому что Созин ни за что не стал бы уничтожать половину собственного народа… - Он осекся и внезапно побледнел. Прижал руку ко рту и тяжело задышал.
Саолуань сама почувствовала желание избавиться от съеденного завтрака. Все те старые истории. Старые шутки про Киоши и ваэгу…
- Ты не веришь мне, Воин Киоши? – тон Шидана был бархатом, обернутым вокруг стали. – У меня нет причин доверять тебе, за исключением того, что у нас могут быть общие союзники… и у нас совершенно точно есть общий враг. – Он один раз кивнул головой. – Я предлагаю временный альянс. Если мы решим путешествовать вместе, я буду защищать вас, и жду от вас того же. С определенными ограничениями, - он хмуро взглянул на Лангшу. – Я знаю о твоей ране и не хочу её усугублять. Ты нужен миру живым. – Он опустил глаза. – И мне стыдно из-за этого. Нам всем должно быть стыдно. Ты молод, едва ли слеток. Тебя следует отнести обратно в гнездо и защищать… - Он вздохнул. – Но мир не настолько добр.
Наступила тишина. Саолуань сглотнула и посмотрела на Лангшу.
- Временный альянс?
- Я ненавижу тебя до глубины души, но мы оба ненавидим того парня ещё сильнее, - пояснил Лангшу. – Поэтому мы закопаем топоры и сначала надерем задницу ему.
Саолуань приподняла бровь и посмотрела на обоих.
- Итак… у вас есть причина ехать на север?
- Да, - усмехнулся Шидан. – Я несу своему клану радостную весть о рождении моей внучки. Обитатели крепости Похай не являются настолько близкими родичами, как некоторые из присутствующих здесь… но они будут рады узнать, что линия наследования владения в безопасности.
Родичи.
- В болоте есть драконы? – выпалила Саолуань.
Шидан усмехнулся.
- Не совсем.
И если его усмешка не говорила «у меня есть секрет», то она съест свою кость с лотосом.
- Крепость Похай, да? – задумчиво протянула Саолуань. – Ого. И так уж случилось, что это прямо по пути в Гайпан.
- По странному капризу удачи, да, - насмешливо улыбнулся Шидан.
Внутренне подобравшись, она пожала ему руку в воинской манере.
- Тогда чего же мы ждем?
[/cut]
 
DenlotДата: Суббота, 28/09/2013, 21:46 | Сообщение # 191
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Я отзыв напишу.Скоро)

 
aminyaДата: Пятница, 04/10/2013, 18:05 | Сообщение # 192
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
[cut=Глава 34. Часть 1.]Нет ничего лучше, чем свернуться под боком у Аппы ночью. Для сна… или если надо подумать.
Аанг не особенно хотел думать, но… слово «хочу» в последнее время как-то потеряло значение. С тех самых пор, как монахи сказали ему, что он – Аватар. Это было нечестно.
…И, кажется, никто больше не считал, что это нечестно. И это было нечестно. Бессмыслица.
И он не мог спросить Тоф, потому что она сделает из этого очередной урок. И он не мог спросить Катару, потому что она примется его утешать. А он не хотел, чтобы его утешали.
…Ну, нет, он вроде как хотел. Но у него было зудящее чувство, что утешение ничего не исправит. А он не знал, что ему делать
Неизмеримо раздосадованный, Аанг стукнул кулаком по земле.
- Га!
Аанг глупо улыбнулся, когда Сокка одарил его грозным взглядом спросонья из-за того, что его спальный мешок подбросило покоренной землей.
- Эм, Сокка? Можно с тобой минутку поговорить?
Синие глаза сонно уставились на него. Посмотрели на Катару, сладко спавшую в своем спальном мешке. Повернулись в сторону Тоф, которая, кажется, усмехалась даже во сне. Если она спала - Аанг не был вполне уверен. Прищурив глаза и медленно осмотрев окружающий их залитый звездным светом лес, Сокка напряг уши, ища шорох движений, которых не должно было быть.
«Зачем ей понадобилось называть его Ботинки?» - подумал Аанг, немного злясь. - «Я бы придумал имя получше.»
Зачем Тоф вообще понадобилось его называть, вот в чем вопрос. Пару раз Гиацо рассказывал о духах, и Аанг запомнил, что имена были очень важны. У Луны и Океана были имена. У Ко было имя. Теперь имя было и у этого существа. «Не к добру всё это.»
С именем или без, но всё было тихо. Пока.
Посмотрев на звезды, Сокка осторожно приподнял Момо и переложил его под бочок к Катаре. Собрал свой спальник и перебрался на другую сторону Аппы, по пути рассеянно погладив бизона.
- Так в чем дело?
В голове Аанга была тысяча мыслей, и он позволил первой попавшейся слететь с языка.
- Почему ты уверен, что при вторжении у Хозяина Огня будут Ю Янь?
- Я не уверен. Я надеюсь, что их не будет, - ответил Сокка, усиленно моргая, чтобы проснуться. – Но глупо будет не принимать их в расчет. Однажды они уже поймали тебя.
- И что? – сердито отозвался Аанг. – Пираты тоже меня поймали.
- Когда у них была Катара в качестве приманки. Это не то же самое.
- Джао чуть не поймал нас пару раз.
- Не уверен, заметил ли ты, но Джао сжевал сердитый рыбий дух-монстр, - насмешливо напомнил Сокка. – Он вроде как вне игры.
- Буми смог…
- Кидая в нас выпендрежные каменные кольца, когда ты не умел покорять землю. Сейчас это не сработает. – Сокка нахмурился. – А вот стрелы – сработают.
- Ой, брось! – не выдержал Аанг. – Даже Зуко поймал меня! А его точно не будет рядом с Хозяином Огня!
Полностью проснувшись, Сокка посмотрел на него долгим взглядом.
- Даже Зуко, да?
- Ну… - Аанг пожал плечами, чувствуя странный зуд под этим пристальным взглядом. – Не то чтобы его было тяжело победить.
Сокка ничего не сказал.
- Однажды я победил его с помощью матраса!
- Матраса? – осторожно переспросил Сокка.
- На корабле. В самый первый день, как он появился, - Аанг широко улыбнулся. – О, как же он разозлился!
- Я не видел никакого матраса, когда ты смыл тех солдат с палубы, - напомнил Сокка.
- Ну, нет, - признался смутившийся Аанг. – Он был внизу, а я хотел улететь, чтобы встретиться с вами, ребята, и тут он прыгнул на меня… Что?
Сокка вздохнул и присел, чтобы побить кулаком по поросшей мохом земле у ног Аанга.
- Заканчивай, приятель. Нам надо поговорить.
- Ну… я же рассказал, но… - взволнованный Аанг свернулся комком под боком у Сокки. – Что не так?
Сокка завернулся в одеяло, с удобством устроившись на теплом мехе Аппы. Снова посмотрел на Аанга с симпатией.
- Ты никогда по-настоящему не дрался с другими мальчишками, когда рос, да?
- Дрался? – эхом откликнулся Аанг, не уверенный что правильно расслышал. – Мы практиковались. Устраивали спарринги. Старшие ученики могли вести себя грубовато… ну, так говорил Гиацо. Мы нечасто их видели. – Он широко улыбнулся. – Воздушные Кочевники. Гиацо всегда говорил, что подросткам надо дать побродить на свободе, чтобы выпустить пар, и что молодые взрослые монахи могут использовать свою энергию, чтобы не дать им попасть в беду. В храмах сидят старейшины. И дети.
- Значит, ты никогда не видел драки, такой как мы против Зуко, - сделал вывод Сокка.
- Нет! – воскликнул Аанг, удивленный, что Сокка вообще мог такое подумать. – Кому это надо?
- Иногда парни дерутся, - заявил Сокка. – Девчонки тоже, когда очень разозлятся, хотя Пра-Пра быстро это пресекала… Аанг, когда ты дерешься, ты не побит до тех пор, пока ты не упадаешь и остаешься лежать.
- Но… Зуко не…
- Если мы не улетали или его не кусал парализующий язык, или Катара не хоронила его подо льдом после того, как он прошел сквозь метель… нет. Он не лежал, - согласился Сокка. – Кстати о льде. Ты же понимаешь, что делает тот завершающий прием Пакку, так?
- Я знаю, что такое завершающий прием! – Аанг немного вздрогнул, внезапно сильно разозлившись. Он же не был дураком. И неважно, что думал об этом Зуко. Зуко причинил зло самому лучшему, самому чудесному человеку на свете. Что ему за дело до того, что думает Зуко? – Почему, по-твоему, я никогда и никого так не замораживал? Ужасно учить других таким вещам! Даже если использовать их на других покорителях воды, которые могут в любой момент растопить лед. А если они слишком испугаются? Мне страшно!
Тишина. Сокка смотрел на него круглыми удивленными глазами.
- Иногда мне страшно, - признался Аанг. – Я учусь у Катары, потому что я должен. Я – Аватар, я должен овладеть покорением воды. Даже если я никогда не хочу так поступать с другим человеком. – Он вздрогнул. – В покорении воздуха нет завершающих движений. Мы не такие, мы уважаем жизнь. Мы не едим мяса, мы не убиваем людей… У нас даже злодеев нет!
И… говорить об этом было ошибкой, он сразу понял…
- Наверное, временами тебе ужасно одиноко, - тихо сказал Сокка.
- Одиноко? – быстро повторил Аанг, чувствуя, как странно стукнуло сердце, словно хотело вырваться из груди. – С чего бы мне быть одиноким? У меня есть Аппа и Момо, и вы, ребята…
Сокка приподнялся с теплого меха.
- Ага, но это другое. Когда мы были на Северном полюсе… - Он посмотрел на небо, откуда сквозь молодую листву пробивался лунный свет. – Они были Племенем Воды, но они были не нашим племенем. Они были… другими. – Он грустно вздохнул. – Аанг, я сейчас скажу не очень хорошую вещь, но, думаю, ты должен знать. Знаешь, что больше всего взбесило меня в Хане? Кроме того, что он считал Юи ступенькой? – Сокка чуть не зарычал при этой мысли, но покачал головой и снова вздохнул. – Он сказал, что я просто деревенщина из ледяной дыры, который ничего не смыслит в политических тонкостях их жизни. И знаешь что? Он был прав.
- Это не так! – запротестовал Аанг, махая руками так, словно мог разогнать боль в глазах Сокки. – Ты отличный парень!
- Но я не подходящий парень, - отрезал Сокка. – Я не такой, как вождь Арнук. Красивые слова и умение двигаться так, словно те красивые меха сделаны из железа, и серьезный и грустный взгляд из-за Юи. Она была его дочерью, а он просто сидел на месте. Мой папа расплакался бы. Может быть потом, когда он удостоверился, что остальные в безопасности, но я знаю, что он бы плакал.
Аанг прикусил губу.
- Может он плакал, и мы просто не видели, - предположил он. – Кузон тоже был таким. Он был очень… скрытным. Гиацо сказал мне, что некоторые люди такие. – Он принялся рыться в памяти. – Потому что Кузон был из древнего клана, а они мало о чем рассказывают.
И Гиацо посмотрел на него, когда говорил об этом. Таким взглядом он иногда пользовался, когда играл в Пай Шо: «уделяй внимание, вот ход, которого ты не увидишь, пока партия не будет кончена».
И в этот момент появился Кузон вместе с Шиданом, и ясные золотые глаза мальчика явно показывали, что он решил тот вопрос, что мучил его перед уходом. Что было странно – у него не было шанса с кем-то поговорить… Но небо было замечательным, и они собирались полетать, так в чем же проблема?
- Может быть, - согласился Сокка. – И всё же я не такой парень. И я не такой, каким считаешь меня ты. Никто из нас не такой. – Порывшись в сумке, он вытащил бумеранг. – Я сейчас сделаю чистую догадку, а ты должен будешь сказать, прав я или нет. Ты считаешь охоту неправильной. Так же как ты считаешь неправильным убийство людей.
- Неправильно убивать людей, - согласился Аанг. – Но ты же не… ты не… - Как он мог сказать это, чтобы его правильно поняли? – Я знаю, что Племена Воды ходят на охоту. Вы не монахи. Вы живете за счет льда и морских черносливов… хотя хлеб из водорослей довольно неплох, не понимаю, почему вы так мало его едите…
- Потому что его всегда мало, - пожал плечами Сокка. – Можно собирать всю весну и лето, и всё равно не прокормишь деревню. Пра-Пра говорит, если будешь есть только его – заболеешь. Зима выжимает из тебя весь жир. Люди, которые не ходят на охоту, не могут жить на полюсе. – Он пощупал край бумеранга перед самым бритвенно-острым лезвием. – Но это вроде как связано друг с другом, не так ли? Ты уважаешь жизнь, и поэтому не хочешь ничего убивать. Или никого.
- Точно! – Аанг с облегчением выдохнул, заставив зашевелиться кусты на другой стороне полянки. Сокка понял. И не разозлился. Фью. – Если ты не уважаешь жизнь… ну, ты никогда не станешь таким, как Азула. Но только посмотри на Народ Огня! Как они могут так жить?
- Азула – никудышный охотник.
Аанг не удержался – он моргнул, не уверенный, что правильно расслышал.
- Но… она была в Омашу. А потом в городе-призраке и в Ба Синг Се…
- Да, она показалась в Омашу, - согласился Сокка. – Не думаю, что она нас ждала. Потом она следовала по меху Аппы. А потом она была в буре и знала, где мы будем, пока армия Огня стояла под стенами. – Он покачал головой. – Это не охота, Аанг, скорее… сидение в кладовке для убийства крыс-долгоносиков.
- Мы вообще на одном языке разговариваем? – вопросил Аанг небеса. – Охота, убийство… В чем разница?
- В уважении.
Аанг строго посмотрел на него.
- Как можно уважать жизнь, которую собираешься убить?
- Если не уважаешь, ты – отстойный охотник, - сказал Сокка, отложив бумеранг. – Может я не всегда действовал почтительно, когда охотился здесь, но я не знаю, что животные, живущие не на льду, хотят для своего духа. Поэтому я просто охочусь, считая, что поблагодарю их позже. Если они позволят мне убить себя.
- Если они позволят тебе? – Аанг покачал головой, надеясь втрясти в неё хоть какой-то смысл. – Ты же человек, Сокка. Ты больше их, умнее…
- Ты когда-нибудь видел арктического бегемота? – прервал его Сокка. – Духи дали нам мозги, Аанг. Как они дали животным более острые глаза, более острый слух, зубы, когти… Арктические бегемоты могут убить человека. Легко. Если не будешь умным, клыки зебротюленя разорвут тебя на клочки. И охотник должен их уважать. Он должен знать свою добычу. Изучать её. Быть осторожным. И везучим. И если ты делаешь всё это, то у тебя есть шанс вернуться домой с мясом. И тогда деревня будет жить. – Он вытянул перед собой раскрытые ладони. – Я не прошу тебя идти на охоту, Аанг. Если Воздушные Кочевники почитают духов тем, что не едят животных – ладно. Но если ты думаешь, что люди не уважают жизнь, когда едят животных, то ты не поймешь, почему люди делают то, что делают. И это как играть со взрывной смолой: рано или поздно она взорвется тебе в лицо.
- Он прав, Аанг, - решительно сказала Катара. – Хотя я считаю, что мы все прекрасно раскусили Азулу. Она не просто не уважает жизнь, она… злая.
Аанг подскочил. Слабо улыбнулся девочке, которая только что вышла из-за Аппы.
- Эм… привет? – «Я-то надеялся, что ты всё ещё спишь. Ой-ой, это не сработает…»
- Как только ты начал швыряться землей, я почувствовала это, - отрезала Тоф. – Я ничего не знаю про охоту, но должна согласиться с Катарой. Азула никого не уважает.
- Она рисковала жизнью ребенка только для того, чтобы добиться своего, - мрачно сообщила Катара. – Ребенка Народа Огня. И Мэй позволила ей.
- Не уверен, что у Мэй был выбор, - задумчиво сказал Сокка. - Если ты права, Тоф, и люди вынуждены делать то, что велит им Хозяин Огня… Азула – его дочь.
- И что? – зло спросил Аанг. Не то чтобы он хотел поверить, что кто-то был готов рисковать жизнью маленького ребенка. Даже Мэй, которая выглядела так, словно её лицо вытесали изо льда, но в теории Сокки была одна большая дыра. – А Зуко – его сын.
- Зуко в изгнании, - отрезал Сокка. – Это вовсе не так мило, как то, что случилось с Катарой. – Он скрестил руки на груди и одарил сестру серьезным взглядом. – В Племени Воды изгнание означает, что ты не можешь вернуться назад. Никто тебе не поможет. Никто даже не заговорит с тобой без крайней необходимости. – Он перевел взгляд на Аанга. – Не знаю, как это действует в Народе Огня, я знаю только то, что мы видели. У Азулы были танки и бур, и любая помощь, необходимая, чтобы сражаться с Воинами Киоши. У Зуко был корабль и Айро, и та странная охотница за головами. И всё. Да даже у Джао было больше ресурсов, чем у Зуко.
Аанг замер на месте, не сводя глаз с Катары. Нельзя вернуться? Ерунда какая. До войны люди из других народов часто ему говорили: «уходи и не возвращайся». Может это было и плохо, но всегда находились другие места, в которые можно пойти. Другие люди, с которыми можно познакомиться. Другие животные, на которых можно покататься, нравится им это или нет.
Но… никто не станет с тобой разговаривать? Это было ужасно. Это… это как умереть.
- Ты сделала это? – прошептал он. – Ради меня?
Катара с трудом сглотнула.
- Аанг…
Сокка прервал её.
- Не отвечай.
- Сокка!
- Это была частная мужская беседа, и я бы очень оценил, если бы вы двое ушли, откуда пришли, и снова сделали её частной. И мужской. – Сокка махнул рукой в сторону противоположного бока Аппы, его синие глаза смотрели серьезно.
- О, конечно. Один день поуворачивался от камней вместо льда, и ты уже невероятный мужик. – Но Катара отвела глаза и тронула Тоф за плечо. – Идем. Думаю, они просто хотят поговорить о каких-нибудь гадостях.
- Попробуй закрыть глаза, - посоветовала Тоф, когда они ушли. – Гораздо легче говорить о гадостях, когда ничего не видишь. – Она ткнула пальцем в сторону Сокки. – Но если я найду земляных червей у себя в лапше, я буду знать, кому мстить.
Аанг широко улыбнулся.
- Прекрати! – прошипел Сокка, когда девочки скрылись из вида. – Ты знаешь, что я никогда не поступлю так с Тоф.
- Конечно, знаю, - с улыбкой согласился Аанг. – Но знает ли об этом Тоф?
- Она узнает, когда я скажу, что я этого не делал.
Угу, она узнает. Блин.
- Аанг, - внезапно очень серьезно произнес Сокка. – Не спрашивай у Катары, почему она так поступила. До тех пор, пока не будешь уверен, что хочешь это знать.
- Но она ушла из-за меня, - озадаченно ответил Аанг.
- Может быть.
- Может быть? – с недоверием повторил Аанг. – Она не хотела, чтобы я был один, Сокка. Она каталась со мной на пингвинах, она хотела помочь…
- Она хотела попасть на Северный полюс и научиться покорять воду.
Аанг уставился на него. Это… было больно. И это была неправда. Такого не могло быть.
- Я не говорю, что она ушла с тобой именно поэтому, - мрачно сказал Сокка.- Мы твои друзья. И твоя семья. Но она всегда хотела быть покорительницей воды. Даже до того, как мама… - Ему пришлось остановиться и потрясти головой. – Послушай, у людей может быть несколько причин сделать что-то. И те причины, которые ты видишь, не всегда те, о которых они думают. Ясно?
Аанг глотнул воздух.
- Ты хочешь сказать, как когда мы думаем, что Народ Огня хочет захватить мир, а они думают, - он сделал паузу и проглотил комок в горле, - они думают, что пытаются защитить себя. От Аватара.
И это было неправильно. Аватар должен был быть надеждой для мира. Так все говорили.
…Ну, почти все.
- Думаю, некоторые из них с этого начинали, - задумчиво проговорил Сокка. – Я уверен, что Айро знает, что сейчас они занимаются вовсе не этим. – Он взглянул на Аанга, нервно перебирая пальцами край спальника. – И я считаю… если бы Зуко на самом деле считал тебя плохим парнем, никого из нас здесь бы не было.
Аанг и так сидел, но здесь он захотел прилечь. Но у него за спиной был Аппа, так что это был не вариант.
- Но… Зуко не стал бы… То есть, даже в вашей деревне, при всем том огне, он не хотел никого ранить! Не по-настоящему! – Аанг закатил глаза. – Я так и не понимаю, чего он так расстроился из-за одной маленькой лжи. Он начал жульничать первым.
Сокка молчал. Аанг с любопытством посмотрел на него.
- Что сейчас не так?
Сокка снова вытащил бумеранг. И на этот раз он стукнул им себя по лбу.
- Аанг… Как ты это понял?
- Я мастер покорения воздуха, помнишь? – напомнил Аанг. – Мы просто знаем. – Он нахмурился. – Только Джет… Думаю, он очень верил, что поступает правильно, когда разрушал плотину. Или он верил в это, пока разговаривал с нами. Гиацо говорил, что такое бывает. Что некоторые люди могут говорить только часть правды и при разговоре заставлять себя верить, что так всё и есть. Я хочу сказать, я знал, что Гиацо говорил правду, просто это так странно прозвучало…
- Ты знал, что Зуко не собирался нас убивать, - ровно сказал Сокка.
- Как и Буми, - пожал плечами Аанг. – Он хотел вас попугать, но он не собирался вас давить. – Мальчик нахмурился. – Деревня Чин… они были странные. Парни в тюрьме говорили правду, но тот мэр… он говорил, что хотел. Разве не должно быть наоборот?
Сокка вцепился в бумеранг как в ветку над обрывом.
- Ты всё это время знал, что Зуко не собирался нас убивать? – Его челюсть с трудом двигалась, когда он старался не плеваться. – Ты… ты… ты хоть представляешь, как это было трудно?
- Э… - Аанг посмотрел на него с сомнением. – Убивать людей и должно быть трудно. Это же неправильно.
- Да я не об этом… Аггр! – Сокка снова стукнул себя по лбу своим оружием. Заставил себя дышать, проворчал что-то под нос нечто, напоминавшее треск подгоревшего жирного вяленого мяса.
- Разумеется, ты не знаешь, - наконец вздохнул Сокка. – Ты не охотишься. Тебе никогда не приходилось волноваться, что если ты промахнешься, тебе нечего будет есть, твоей семье нечего будет есть… - Он принялся медленно считать вполголоса. – Аанг, Зуко охотился на нас.
Аанг ахнул, вспомнив палатку и совет Айро про драконов.
- Он собирался нас съесть?
Сокка просто поморгал глазами в ответ.
- Айро сказал, что Великие Имена как драконы!
Сокка хлопнул себя по лбу.
- Ну, он так сказал, - запротестовал Аанг.
- Ага, а ещё Айро сказал, что они только кусают людей. Убивают, но не едят, - практично напомнил Сокка. – Если бы Народ Огня на самом деле ел людей, думаю, мы бы об этом услышали.
О, ладно. Люди многое рассказывали о злодеяниях Народа Огня: убийства, поджоги, кражи и многое другое. Если бы такое случилось… Нда, им бы кто-нибудь рассказал.
- Но ты сказал, что Зуко охотился за нами, - напомнил Аанг.
- Чтобы поймать нас живыми, - отрезал Сокка. – Пра-Пра рассказывала, что иногда покорители воды отправляли людей на такие задания. Охотиться, но не убивать, приносить животных для получения благословения Луны и Океана. Это тяжело. – Он посмотрел прямо на Аанга. – Это доказывает, что ты уважаешь духов и свою добычу. Что ты знаешь их.
- И что? – напряженно спросил Аанг. Ему не нравилось, куда вел этот разговор.
- Вот почему я считаю, что Ю Янь могут быть в Народе Огня во время нашего вторжения, - начал Сокка. – Если Аватар Киоши может создать Хозяина Огня, тогда ты можешь его остановить. И Озай этого не допустит. – Серьезные синие глаза заглянули в серые. – Зуко изучал покорителей воздуха, чтобы охотиться на тебя. И он шел по нашему следу через весь мир. Он должен был у кого-то учиться.
Аанг начал возражать. Он не был уверен, что Зуко так уж много узнал, если учесть, что ему так и не удалось поймать их так, чтобы они остались пойманными…
И остановился. Отвел глаза от Сокки и попытался осмыслить всё, сказанное его другом.
«Кто-то научил Зуко… охотиться на меня. Кто-то рассказал Зуко про покорителей воздуха.»
И Сокка сказал, что охота связана с уважением. Уважением и… попытками сохранить жизнь дорогим тебе людям…
- Аанг? – Сокка посмотрел на него со взволнованной гримасой.
- Мир очень сильно сломан, да? – несколько дрожащим голосом проговорил Аанг. Если он всё понял правильно…
- Угу, - Сокка с удивлением приподнял бровь. – Ты думаешь о чем-то конкретном?
- Когда Зуко спас меня из крепости Джао, Ю Янь сбили его, - ответил Аанг, вспоминая хищную синюю маску и шок при виде знакомого шрама. – Я спрятал его в лесу и ждал, когда он очнется. Я не был уверен, что он придет в себя… И я спросил его: «Если бы мы встретились раньше, до всего этого, смогли бы мы стать друзьями?»
- Дай-ка угадаю: он сказал «нет», - насмешливо ответил Сокка.
- Он бросил в меня огонь.
- Почти угадал, - пожал плечами Сокка.
- Но он не преследовал меня, - продолжил Аанг. – Не знаю почему: может он не мог встать на ноги, но… - Он сглотнул. – А может и знаю. До того, как я узнал, кто он такой, я рассказал ему, что вы, ребята, заболели, что вам нужны те лягушки. И ты говоришь, что он преследовал меня одного
- О, черт, - тихо прошептал Сокка.
- В общем, неважно, почему он так поступил, - Аанг глотнул воздух. – Я задал неправильный вопрос.
- Да?
- Тогда я думал о Зуко, - кивнул головой Аанг. – Я должен был подумать о Кузоне сейчас.
Тяжело было думать о людях из прошлого. Всего несколько месяцев назад, с его точки зрения, они все были живы, счастливы и реальны… Теперь их не было. Остались только… призраки.
- Он был бы из числа хороших парней, - твердо сказал Сокка. – Как Джеонг Джеонг.
- Ой, надеюсь, что нет, - грустно ответил Аанг. – То есть… я бы не хотел, чтобы он стал плохим! Но Джеонг Джеонг ненавидит огонь. Он видит только то, что огонь ранит людей. А Кузон… он хотел, чтобы огонь помогал. – Аанг сглотнул. – И, наверное, он умел. Я видел у него зеленый огонь, Сокка. – Он обернулся к другу с просящим выражением на лице. – Почему он не доверился мне?
- Не знаю, - задумчиво отозвался Сокка. – Но я это выясню.
- Ты... что? – воскликнул Аанг.
- Это важно, - настойчиво повторил Сокка. – Айро знал про Кузона. Айро знал, что он искал тебя. И если Кузон знал про исцеляющий огонь, когда все в Народе Огня считали, что его истребила Киоши… - он осекся. Его рот сложился в недовольную линию.
- Сокка? – нахмурился Аанг.
- Не хочу будить у тебя надежду.
- Надежду? – эхом откликнулся Аанг почти шепотом. Потому что в лице Сокки было что-то странное, как тогда, когда он придумывал рискованный и невероятный план…
- Кузон был твоим другом, - начал излагать Сокка. – Я не задумывался, что это значит. Народ Огня так давно стал нашим врагом. И даже если он был твоим другом, как мог один пацан добираться из Народа Огня куда угодно? – он криво улыбнулся. – У него был дракон.
- Ну, да, - кивнул головой Аанг. – Он постоянно навещал меня в храме… - Слова застряли у него в горле, и он уставился на Сокку, чувствуя странное дикое подрагивание в своем сердце.
- Он был твоим другом и не прекращал твои поиски, - подвел итог Сокка. – Я не думаю, что он делал это для Хозяина Огня. – Он посмотрел в ночь, кивая себе головой, пока собирал вместе кусочки фактов подобно мухопауку, плетущему в воздухе свою нить. – Он должен был понимать, что это опасно. Что Хозяин Огня может его поймать. Но если он знал об исцеляющем огне, он уже скрывал секреты от Хозяина Огня.
Аанг сглотнул.
- Ты хочешь сказать… Кузон что-то задумал?
Сокка бросил на него испуганный взгляд, словно сам только что понял это.
- Как быстро летал Шидан?
- Э-э… зависело от погоды, - ответил удивленный Аанг. Порой Сокка беспокоился о самых странных вещах. – И как далеко надо лететь. Аппа быстрее в спокойный день, но если Шидан ловил теплый ветер или налетал шторм… А что?
- Если ты достаточно быстр, чтобы оказаться там, где тебя никто не ожидает, можно выполнить задание, которое другие посчитают невозможным, - заявил Сокка. – Аанг, ты должен кое-то понять про семьи. Кузон был не просто твоим другом. Он бы почувствовал… Черт, как же сказать? Ответственность. Гиацо был почти что отцом для тебя. Те дети, с которыми ты вырос, были тебе как братья. Если Кузон не мог помочь тебе, он помог бы им.
Аанг поморщился, борясь с желанием заплакать.
- Но… ты видел Гиацо…
- Ага, - тихо подтвердил Сокка. – И чертову кучу покорителей огня. Взрослые, Аанг. Я не видел черепов детей. Ни одного.
Аанг замер. Какой-то миг он не мог дышать.
- Я не знаю, что он пытался сделать, - признался Сокка. – Я не знаю, получилось ли у него. Сто лет. Всё что угодно могло пойти не так. Но я разговаривал с Механистом. Мне надо было рассказать кому-нибудь о том, что мы видели в твоем храме, и я подумал, что он должен был принимать участие… принимать участие в похоронах твоих людей… - Сокка сглотнул. – Он находил покорителей огня. И детские кости. Много.
«Воздух», - сказал себе Аанг словно бы откуда-то издалека. - «Надо дышать.»
- Аанг, - Сокка бросил ему очень серьезный взгляд. – Я знаю, что Гиацо знал об их приходе.
- Он не мог, - прошептал Аанг. – Он уехал бы, если бы знал. Он бы остался жив!
- Нет, если было нечто более важное, чем его собственная жизнь, - тихо ответил Сокка. – Так сделал бы мой папа, если бы нас пытались убить. Он бы остался и сражался.
Аанг не хотел надеяться, не после увиденного в храме. Ему уже пришлось принять это. Было больно.
- Но… если кто-то убежал, где?..
- Все сбежавшие должны были забиться в дыру и закрыть за собой крышку, - отрезал Сокка. – Тео и его папа… они бы не смогли жить, изготавливая свои планеры, если бы Народ Огня не защищал их. – Он покачал головой. – Я не знаю, Аанг. У меня нет подсказок. Я знаю только, чего я не видел. – Он помолчал. – И я твердо знаю одно: Кузон был прадедушкой Зуко, а Зуко не сдается.
И если Сокка и Катара были правы, и люди в семье действительно были похожи друг на друга…
- Ты думаешь, что Кузон не сдался, - ахнул Аанг. – Я не знаю, что делать. Я даже жалею, что ты это сказал…
- Я знаю. Надеяться очень тяжело, - согласился Сокка. – Спроси Катару. – Он посмотрел на Аанга. – Может быть, кто-то остался, может нет. Главное то, что люди пытались. Обычные люди. Как я, Катара, Тоф и Суюки. Как папа и наше племя. И мы стараемся до сих пор. – Он махнул рукой в ночь. – Да, мир сломан. Мы его исправим. Не сегодня. Может даже не в следующие сто лет. Но мы не побеждены, пока продолжаем пробовать. Да, мы потеряли Ба Синг Се. Пока. Но у нас есть мы сами и мой папа, и флот, и все друзья, которых мы встретили по дороге. У нас ещё всё получится.
- Значит, ты всё-таки веришь в Аватара, - сказал Аанг скорее сам себе.
- Ни в жизнь, - фыркнул Сокка.
Аанг раскрыл рот.
- Я верю в тебя.
- Что? – выдавил Аанг.
- Я верю в парня, которому хватило смекалки уговорить Катару покататься на пингвинах, - серьезно принялся перечислять Сокка. – Которому хватило безумия покататься на Унаги. Которому хватило мужества спасти Зуко… черт, я поверить не могу, что ты спас Зуко! – вместо того чтобы позволить Джао схватить его. – Он криво улыбнулся. – Вот что на самом деле спасет мир. Да, нам нужны планы и оружие, и сильные покорители, которые смогут одолеть Хозяина Огня. Нам придется драться, и это будет малоприятно. Но что ещё важнее, нам нужен ты.
Аанг сглотнул, пытаясь понять, куда клонит Сокка.
- Народ Огня… некоторые из них сражаются только ради своих семей…
- Если мы сможем остановить их, всё станет проще, - кивнул головой Сокка. – Ты заставил Механиста пересмотреть его мнение о войне. Мы заставили людей Хару передумать. Может быть – только может быть – мы сможем изменить мнение и у других.
Аанг покачал головой.
- Тоф сказала, что неподчинение Хозяину Огня может их убить
- Да, так что я сомневаюсь, что они станут сражаться за нас, - согласился Сокка. – Но капитан Джи исказил правила, чтобы не нападать на флот папы. Может, мы не сможем переманить их на нашу сторону, но если удастся заставить некоторых из них не сражаться… - Он вытянул перед собой пустые ладони.
«Угу», - подумал Аанг, обкатывая в голове эту мысль. - «Угу, может получиться…»
- Думаешь, у меня получится?
- Думаю, ты единственный, кто может это сделать, - сурово сказал Сокка. – Мы потеряли Ба Синг Се. Я знаю, что тебе ненавистна эта мысль, но сейчас нам придется с этим жить. Когда мы победим Озая, то сможем вернуться и надрать Азулину… - Он замолчал, и его глаза распахнулись в полном страха изумлении. – О, не может быть.
- Что? – взволнованно подскочил Аанг.
-…Э-э, - Сокка моргнул и потряс головой, словно бы вытрясая что-то из неё. – Просто… то, о чем мне надо подумать. – Он снова потряс головой. – Невозможно, это будет… безумие.
- Что будет? – настойчиво спросил Аанг.
-…Мне надо подумать. – Встав, Сокка собрал свой спальный мешок. – Надо переспать с этой мыслью. Это будет полное безумие…
- Можешь посмотреть, спит Тоф или нет? – импульсивно спросил Аанг. – Я хочу задать ей вопрос.
- Ага, конечно, - рассеянно отозвался Сокка, чуть не споткнувшись о лапу Аппы. – Прости, приятель. О, черт…
«О, черт» что? хотелось спросить Аангу, но Сокка сказал, что ему надо об этом подумать, и что это было безумием. И, может быть, когда Буми говорил о безумном гении, он говорил не только об Аватаре.
«А может быть, он говорил вовсе не об Аватаре. Может быть, он говорил обо мне. Аанге.»
Это немного сбивало с толку. Гуру Патик сказал, что ему надо принять, что он – Аватар. Люди прислушивались к нему, потому что он был Аватаром. Народ Огня боялся его, потому что он был Аватаром.
Но Сокка сказал, что он был Аангом. Что он не должен нести вину за дела Року и Киоши. Только за свои дела. И Катара сказала, что может его и не было при нападении на храмы, но он был здесь сейчас, и старался изо всех сил. И Тоф…
«Придумай план, а потом действуй, Легкие Ноги», - сказала она. – «Земля слушает и ждет, но когда приходит нужный момент, она действует.»
Во всем этом было нечто общее. Ему просто надо было понять что.[/cut]
 
DenlotДата: Четверг, 17/10/2013, 20:43 | Сообщение # 193
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
В общем,лень перечитывать,так что если напутаю - извините.
Удивило что Тай Ли и правда видит ауры и увидела Катару.
Цитата aminya ()
- Целители – люди. Люди изменяют то-что-должно-быть. Это создает дисбаланс.

Ага,если так рассуждать,то любое вмешательство врача нарушает естественный порядок.Типа человек должен сам себя излечивать или умирать?В чём отличие простого скажем травника и покорителя-целителя,м?Лажа,особенно вкупе с этим:
Цитата aminya ()
Вовсе нет, поняла Тоф. Элементы сбалансированы. Ломать и чинить.

Цитата aminya ()
Были покорители воздуха, которые умели исцелять. Должны были быть и те, кто сражались.

Ну и как духи допустили возникновение целителей? Потому,что это две стороны одной медали.Ну разве не лажа? Автор сама себе противоречит.Ну и конечно круто,что она пошла дальше и исцеление было у всех четырёх народов.Ну и круто,что Кочевники тоже были воины.Интересна история Шангчена.И кстати,надо было просто им сказать Аангу про наследственность.

Добавлено (17/10/2013, 20:43)
---------------------------------------------

Цитата aminya ()
И, кстати, если вдуматься в оригинальную историю, тот там Зуко было не из чего выбирать. Идти с Азулой: да, она змея и хочет его убить, но Зуко упрямо верит в отца и ему ну вот просто до невозможности хочется домой после всех мытарств. Он до чертиков устал. К тому же, он возвращает свое положение кронпринца, пусть и формальное и непрочное, а это немало. Этот выбор - журавль в небе. Зуко, как известно, человек настроения и рисковый парень.
Идти с Айро: он остается с любимым дядей, но теряет всё. Идти с Аватаром он не хочет начиная от слова "совсем", поэтому присоединение к гаангу на этом этапе сомнительно, скорее это будет разовая акция, как в "Синем Духе". А что потом, возвращаться работать в чайную, где его не привлекает ничего? И кстати никто не может гарантировать, что их не линчует разъяренная толпа. У Зуко уже был опыт в "Зуко один". Этот выбор - синица в руках, но орлы за синицами не бегают!
Кстати, на момент выбора дядя в уравнении как бы не значился: Азула или Аанг. Зуко не мог знать, что дядя вмешается на стороне Аватара и будет пойман. Айро вообще мог благополучно сбежать под шумок.
А ещё, с точки зрения психологии, Зуко просто обязательно надо было вернуться домой и увидеть всё своими глазами. Повидать отца, заново почувствовать его отношение, а не то, что он там себе напридумывал, снова посидеть в садике с утками, сходить на военный совет. Столкнуться с реальностью. Такие травмы, как у него, очень тяжело проходят. Человеку с нормальной психикой выбор, может, и очевиден. Зуко - нет. Хотя подсознательно он уже всё решил. Он уже не с Хозяином Огня, но он ещё не с Аватаром. Именно поэтому возвращение на родину не приносит ему радости, а только усугубляет внутренний конфликт и вызывает раздражение и злость. Я не оправдываю Зуко, но с точки зрения развития персонажа, это был наиболее достоверный выбор.

Забыл сказать:согласен частично.По показанному нам можно уверенно сказать:он переродился.Как и в этом фике,он переболел,просто раньше,и был счастлив.Да и откуда толпе узнать,кто он на самом деле?Так что помоги он тогда Аангу - идти с ним и не нужно,а просто помочь ему и Катаре (скорее уж ей) разово,как ты и сказала о "Синем Духе" победить Азулу и...думаю,Ба Синг Се устоял бы,и возможно,Катара бы исцелила его шрам и он окончательно стал хорошим. happy А так всё правильно расписала. smile


 
aminyaДата: Четверг, 17/10/2013, 22:06 | Сообщение # 194
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
[cut=Глава 34. Часть 2.]***

Барабаня пальцами ног по остывшей за ночь земле, Тоф чувствовала, как сместился Аанг, словно он принял решение. Кивнула головой сама себе и пошла туда, где Аанг мог её увидеть.
- Так что ты решил?
- Сейчас, - постановил Аанг. – Ты, Сокка и Катара хотите, чтобы я думал про сейчас. Не о прошлом. Не о будущем.
Его голос звучал не слишком-то радостно.
- Это не то, чему учил тебя Гиацо?
- Нет! – он замешкался. – Не совсем. Раньше старейшины говорили мне… надо быть свободным, чтобы летать. Надо быть в будущем, в которое отнесут тебя крылья. Сейчас… сейчас не имеет значения.
Тоф прочистила пальцем ухо.
- Мне вроде как послышалось «но».
- После того, как они сказали мне, что я Аватар… Гиацо сказал, что не стоит волноваться о том, что было. Надо работать с тем, что есть.
- Судя по его словам, он был хорошим человеком, - кивнула Тоф.
- Но покорители воздуха не должны быть такими!
Ой, прозвучало как нытье. Но она почувствовала, как съежился Аанг, словно пытаясь спрятаться…
«Ему очень больно.»
И она могла сказать ему, что он был не один такой. Что он не одинок.
«Но я обещала.»
И разве ему станет легче, если он узнает, что Зуко испытывает ту же боль? Что покоритель огня пытался осмыслить воду… и что у Зуко совершенно не осталось времени из-за Катары?
«Я не знаю.»
Поэтому она начнет с того, о чем знает.
- Это похоже на арену…
- Да у тебя всё похоже на арену! – Земля вздрогнула. – Сейчас всё по-настоящему, Тоф! Это не какое-то там модное соревнование по покорению земли.
- Ты только это понял? – язвительно заметила Тоф. – Ладно, давай я просвещу тебя насчет той части моей жизни, которая не связана с ареной. Ты знаешь, что мои родители наняли всевозможных охранников, чтобы ничто не могло причинить мне вред, но они не рассказывали соседям о моем существовании? Никто не обращался со мной как с реальным человеком, Аанг! Меня не было в долговых книгах. Никто не заключал со мной договоров. Все договоры заключались вокруг меня. Арена была единственным местом, где я была я. Думаешь, покорители земли должны быть такими?
- Тоф…
- Мир не похож на твой храм, Аанг! Ясно? Прости, но он не такой! – Тоф глотнула воздух и постаралась выпустить свое раздражение через ноги в землю. «Я слишком много времени провела с Живчиком.»
- Мне очень жаль, - уже тише сказала она. – Я просто… - Ей в голову пришла мысль, ни с того, ни с сего, как один из снежков Катары, и Тоф застонала. – О, черт, прости. Аанг, подумай вот о чем. Гиацо начал учить тебя по-другому, когда старейшины рассказали тебе, что ты – Аватар, так?
- Эм, да…
Тоф сдула несколько выбившихся прядей волос и кивнула.
- И… что если до этого он тоже не знал, а?
Тишина, полная недоверия. Затем она почувствовала, как мало-помалу напряжение оставило его.
- Но… я же оставался всё тем же, - пояснил Аанг. – Я не изменился.
- Да, но ты не только покоритель воздуха, - деловито напомнила Тоф. – Когда Гиацо узнал, что ты Аватар, он понял, что тебе придется изучать другие элементы. А мы куда более приземленные люди. Мы живем сейчас.
- Он обещал, что разницы не будет!
Сытая по горло, Тоф кинула камень в его голову. Камень разбился о предусмотрительно поднятый кулак.
- Зачем это?
Скрестив руки на груди, Тоф склонила голову на бок.
- Ты же не из тех камнеголовых парней. Брось, Аанг! Что если бы я не родилась слепой? Что если бы я однажды проснулась, и оказалось, что я не вижу? Разве ты доверил бы мне развешивать постеры? Ты не изменился. Изменилось представление Гиацо о твоих способностях.
Тишина. Она испугала бы её, если бы она не слышала его дыхания. Немного ускоренное, немного прерывистое, но он по прежнему стоял здесь.
- Итак, - выдохнула Тоф. – Ты Аанг. И ты Аватар. Я бы хотела, чтобы у тебя была помощь. Чтобы был человек, который сказал бы, что тебе полагается делать. Но это не так. Ты сам должен решить, кем тебе быть. – Она помолчала. – Хотя я думаю, что тебе стоит подумать о том, что сделала Киоши, и попробовать что-нибудь другое.
Снова дыхание. Более медленное. Хорошо, он задумался… Что-то затопало вдалеке, и Тоф улыбнулась.
- Эй…
- Не называй его по имени!
Тоф сжала губы на слове «Ботинки» и склонила голову в сторону Аанга.
- Почему нет?
-…Я не знаю.
Барабаня пальцами ног по земли от раздражения из-за присутствия духа, Тоф ждала.
- Ты сказала, что мне следует придерживаться того, чему Гиацу учил меня после, - Аанг качнулся на месте. – Он начал читать мне новые свитки: духовы сказки и про покорителей. Что-то подобное я попробовал с Хэй Баем, вот только в сказках духи сразу же слушаются покорителей… Жители деревни уже назвали его духом Хэй Бай, иначе я не стал бы давать ему имени. Ну если только «старший дядюшка», - задумчиво произнес Аанг. – Духи любят такое обращение, но нельзя давать им имена, или что-то случится.
- Что именно? – с опаской спросила Тоф.
- Истории рассказывают о разных случаях.
Голос покорителя воздуха был отнюдь невеселым.
- Что-то плохое? – спросила Тоф.
- Ага, - тихо признался Аанг. – Я знаю, что это просто истории, но…
- Ладно, - согласилась Тоф.
- …Ладно?
Ботинки возмущенно затопали.
- Это же просто истории. Про Аватара тоже рассказывают истории, - напомнила Тоф. – Гиацо был твоим учителем, и, судя по всему, он был хорошим человеком. Если ты считаешь, что он предупреждал тебя о духах, то я готова слушать.
- Но я ничего не знаю! – запротестовал Аанг.
- Сокка тоже не знал, как разрушить тот бур, когда мы впервые увидели его, - пожала плечами Тоф. – Иногда придумываешь на ходу. – Она повернулась лицом к топоту и шарканью раздраженного духа. – Прости, но пока мы не найдем знающего человека, который нам расскажет… Ну, ты же хочешь быть друзьями, да?
Обиженное шарканье.
- Мы не знаем, кого спросить, - пояснила Тоф. – Если только ты не знаешь, где можно найти шамана или ещё кого-нибудь?
Задумчивое потопывание, которое постепенно затихло в ночи.
- Ты считаешь, что я прав? – с надеждой спросил Аанг.
Гр-р.
- Я знаю, что я не знаю, - отрезала Тоф. – Поэтому я буду вести себя так, словно от этого может случиться беда.
А так могло быть. Она волновалась, что Зуко мог уронить булыжник-другой на Аанга. Может этот дух был именно таким.
«Может быть, ему неважно, если дух станет нас преследовать. Живчик хочет досадить Аангу, он знает, что Катара его ненавидит, и что Сокка будет на её стороне. И он знает, что я могу о себе позаботиться.»
Она не думала, что Зуко окажется настолько недальновидным. Зуко ненавидел сбивать цели, в которые не целил, но он был очень зол на Аанга.
«И, возможно, он знает о духах не больше нашего. Даже после того, как парочка духов хотела его съесть.»
Как ни крути, имя «Ботинки» не могло повредить. Она очень на это надеялась.
- Иди спать, - посоветовала Тоф, направившись обратно к Аппе. – Утром надо будет крушить камни.
- Хорошо…
М-м-м. Одеяла с легким пылевым покрытием, чтобы знать, за что хвататься и чем укрываться…
- Тоф? – прошептал Сокка.
Бурча себе под нос, Тоф выползла из-под одеяла.
- Я. Ложусь. Спать.
- Хорошо, я быстро. Знаю, что прозвучит безумно, но я думал про истории Пра-Пра. Старые истории, в которых у вождя был не один сын, и о тех неприятностях, которые это вызывало… - Сокка осекся и глубоко вдохнул. – Зуко достаточно безумен, чтобы ворваться в Ба Синг Се?
Тоф моргнула. Прочистила пальцем в каждом ухе, вспомнила в деталях голос Сокки. Нет, она правильно расслышала.
- Ого.
- Он так и сделает, - Сокка говорил, словно оглушенный. – Почему?
«Не могу тебе сказать», - чуть не сказала Тоф. Вот только она могла. Кое-что.
- Эй, он же Ли. Амая – его племя. И дядя любит её всё душой. «А может ещё сильнее…» - Там люди, которые ему дороги. Думаешь, он оставит их на растерзание Безумному Синему Огню?
- А если он смешает её планы, может, она не будет казаться такой уж хорошей наследницей, - задумчиво предположил Сокка. – Мне почти что хочется ему помочь.
- Правда? – выпалила Тоф.
- Мне не нравится Зуко. Я ему не верю, - мрачно ответил Сокка. – Но Азула ещё хуже. – Он вздохнул, меняя тему. – Если Аанг вернется туда, он захочет освободить город, а я не думаю, что у нас получится. Так что придется жить с тем, что выкинет покоритель ослов. – Его голос неохотно смягчился, самую малость. – Или не выкинет.
- Он сделает, - твердо сказала Тоф.
- Черепахотюлени, - не остался в долгу Сокка.
- И тогда он тоже справился, - напомнила Тоф. – Я в порядке, Сокка. Я знаю, что мы должны делать: учить Аанга, победить Хозяина Огня. Я заключила с вами сделку и я её выполню.
- Просто… я знаю, что он твой друг, - признался Сокка.
- И я ему верю, - кивнула головой Тоф. – Он выживет, или я надеру ему задницу.
«Слышишь, Живчик? Оставайся в живых. Черт, как бы я хотела знать, что происходит в Ба Синг Се…»

***

Зеленые отсветы падали на её волосы от камина в бывшей элегантной приемной Лонг Фэнга. Азула разглядывала выстроившихся с одной стороны Дай Ли и Тай Ли, которая изо всех сил старалась скрыть, что кусает губы.
«Ты не думала, что я на такое способна, да?» - размышляла Азула, стараясь не усмехнуться. - «Я знаю, что ты ищешь целителя, но я не такая слабачка. Да с таким заговором я даже во сне справлюсь.»
«Меньшего отец от меня не ждёт.»

- Наша цель готова сделать ход, - возвестила Азула. Увидела, как отшатнулась Тай Ли, когда она назвала Мэй целью, и чуть не захихикала.
- «Сузуран» прибудет завтра утром, - продолжила Азула. – Наша цель знает, что может получить помощь на этом корабле, но это потребует времени. И чем больше у меня времени, тем более вероятно, что Мэй не достигнет своей главной цели. Она переживает за Мина Вэна. Она пойдет на любой риск, лишь бы вырвать его из моих рук.
- Она едва знакома с этим мальчишкой, принцесса, - возразил один из агентов. – Да, она навещала его, но…
- Агент Чан, - Азула почти что ласково посмотрела на Дай Ли. – К несчастью для Мина, он умудрился спасти её жизнь, когда она решила бросить мне вызов. Мэй из Народа Огня. Она прочно привязана к нему. «Но не ко мне, будь он проклят.» Она заставит его заплатить за это жизнью. Медленно. Потом. – Даже если бы это было не так, сейчас она уже поняла, что я знаю о её предательстве. Если ей есть хоть какое-то дело до этого мальчика… Когда я сломаю его, она знает, кто станет её палачом.
…О, какой сладкий ужас источали их души. Хорошо. Хорошо. Лонг Фэнг, а теперь Кван – слишком много Дай Ли недооценили её, и на что она пойдет ради своего народа.
«Никогда больше.»
- Мэй не станет ждать «Сузуран», - продолжила Азула. – Она ударит сегодня ночью.
- Мы усилим охрану… - начал было Чан.
- Этого мало, - прервала его Азула. – В данный момент при малейшей диверсии Мин сможет выйти из своей камеры и исчезнуть.
- Невозможно! – возмутился ещё один агент. – Те стены непробиваемы. Мы тщательно обыскали её. Она не смогла бы передать ему даже пилочку для ногтей.
- Вы обыскали её и ничего не нашли, поэтому вы решили, что искать нечего, - резко одернула его Азула. – Я всегда тщательно выбирала своих слуг. Мэй обучена, смертоносна и не менее умна, чем любой в этой комнате. Кроме меня.
- Принцесса, - поклонился Чан. – Если вы знаете её, что она могла пронести мимо стражи?
- Могу только гадать, - сухо ответила Азула. – Неважно, что это. Мэй никогда не станет рассчитывать на удачу при побеге. Она не станет рассчитывать, что сможет силой пробиться внутрь. Значит, она нашла способ сделать так, что Мин сможет освободиться сам. – Она кивнула головой. – Сегодня вечером, после заката – скорее всего, она будет ждать стражи в час духов – Мин будет готов к побегу.

***

Схватив один конец проволоки с алмазным напылением через рукав, чтобы не порезать палец, Мин сделал ещё один тонкий надрез на болте, удерживающем дверь его камеры.
«Думаю, этого хватит.»
Спрятав проволоку в рукаве, Мин дотронулся до двери, потянувшись своей чи. Все знали, что нельзя покорять металл… но много лет назад Тингжэ показал ему один интересный трюк. Ещё когда он был маленьким ребенком, восхищавшимся каждым поступком отца, неважно, принимал он участие в войне или нет.
- Просто кусочек ржавчины, да? – с улыбкой сказал Тингжэ, увидев его разочарованный взгляд, а затем вложил старый кинжал в дыру на месте раскопа. – Почувствуй её. Не покоряй землю, просто чувствуй.
Так он и сделал. У него отрылся рот, когда он наконец-то понял, что пытался показать ему отец – целую радугу разных цветов между землей и крупицами стали, и ржавчина сверкала странным зеленым цветом между закатом и темнотой…
Никто не мог покорять металл, но если прислушаться, если постараться, можно было покорять ржавчину. А весь металл ржавеет. Даже полированная сталь его камеры. Ржавчины было мало - почти так же мало, как алмазов на его проволоке - её едва хватало, но он мог её чувствовать. А чувствуя ржавчину, он мог судить о толщине металла. И слушать его, так что он знал, что прорезал достаточно, чтобы болт оставался на месте… и не более того.
С петлями было сложнее. Они были снаружи двери, а значит, ему не только приходилось улучать время, когда стражники не смотрели на его камеру, но и покорять алмазы на проволоке, заставляя её пилить сталь, когда по всем законам она должна была свисать вареной макарониной.
Он иронично поблагодарил духов за то, что его заперли здесь – ему подавали еду и выносили горшок через дверное окошко. Если бы кто-то открыл саму дверь… он не был уверен, что петли выдержат.
Сдув металлическую пыль, Мин опустился на койку, завернувшись в цепи, чтобы скрыть их срезанные концы. И задрожал. Последние несколько дней он напряженно фокусировался. Был занят. Теперь… теперь оставалось только ждать.
И надеяться, что Мэй придет первой.

***

- Разумеется, ему понадобится отвлекающий маневр, - Азула ещё раз обвела взглядом своих Дай Ли. – И здесь на сцену выходят ваши плененные духи.
- Наши что? – выплюнул кто-то из толпы.
Агент Чан слегка приподнял руку, и возмущение улеглось.
- Принцесса, я знаю, что мы каким-то образом пропустили духов-сандалий…
- Это было неслучайно, агент Чан. Это была проба сил. – Азула прищурила глаза, оценивая мужчину. «Он может сгодиться. Возможно.» – Агент Кван устроил проверку наших сил защиты. И захотел посмотреть, что нам потребуется для того, чтобы их победить.
Полная ужаса тишина. Но Чан поднял голову и встретился с ней взглядом. Его ореховые глаза были серьезны.
- Принцесса, вы хотите сказать, что агент Кван станет использовать духов против правительницы города? – Он медленно покачал головой. – В это… тяжело поверить.
- Так и есть, - заявила Азула, уверенность в её голосе окрепла. – Я знаю, как выглядят глаза человека, которому нечего терять. – Разумеется, она самолично отняла у Квана всё. Детали-детали…
- Если так, то его требуется немедленно арестовать, Ваше Высочество, - откликнулся Чан с внешним спокойствием. – Прежде чем он успеет навредить.
«И оставить вас с сомнениями, стоит ли следовать за мной? Я так не думаю.»
- Агент, я не стану обрекать человека только за выражение его глаз.
Это было полной и откровенной ложью, но именно это они хотели услышать, чтобы поверить.
«Как же весело!»
- Он ваш руководитель, и вам нужны доказательства, - сказала Азула с максимальной искренностью. – Я полностью уверена в вашей способности держать ситуацию под контролем, чтобы мы могли получить их. – Она склонила голову. – Мы начнем с того, что ослабим внешние стены ваших духовых лабиринтов.

***

«Дай Ли защищают город.»
Это началось как шепот в мозгу Квана, как только он начал составлять первые наметки плана с Мэй. В темных коридорах под дворцом шепот превратился в вопль, делающий его глухим к прочим внешним угрозам. Тогда он оттолкнул его в сторону, и продолжал делать это сейчас. Были определенные плюсы в том, что он знал, как работает покорение разума. Особенно своего собственного.
«Дай Ли защищают Ба Синг Се.»
Рыча, Кван обрушил вниз каменную перчатку, разрезая духову тюрьму составляющим перчатку камнем. Вздрогнув на полпути, его рука запротестовала при мысли о саботаже, об измене
«Дай Ли защищают город!»
Старательно опустошив разум, он закончил разрез. Почувствовал пульс зла, когда камуи вплыли в помещение внутри лабиринта, тестируя свои границы.
«Дай Ли защищают Ба Синг Се!..»
- Не сегодня, - выдавил Кван. И продолжил работу.
Здесь были стражи. Точнее, здесь раньше были стражи, до того, как златоглазая тень, плывущая у него за спиной, не напала на них в шипением стали и яда. Они даже ничего не поняли.
Он прошел мимо упавших тел, избегая смотреть в полные обвинений глаза. И, против воли, иронично улыбнулся. Стражники, замки и камеры – этот лабиринт был полон ими. Чтобы удерживать пойманных камуи, очищать и утешать их, пока неупокоенные духи не будут удовлетворены, и не отправятся в свой мир, где им и место. За исключением той темной ночи, когда был убит прежний Царь Земли, никто не сбегал отсюда.
Жаль, что Дай Ли не додумались, что кто-то может сюда ворваться.
«Ты нарушаешь свой договор с городом!» - закричала часть его души.
- Да, - прошептал Кван, стараясь перевести дыхание перед очередной закрытой дверью. – Да.
«Я знаю, чего мне это будет стоить. Просто мне уже всё равно.»
Ему всё равно, если у него выйдет нарушить планы принцессы Огня. Если ему удастся ранить её, как она вырезала ему сердце, убив Лонг Фэнга. Ранить её так, чтобы этот монстр смог это почувствовать – запятнав её идеальную победу…
Тень шевельнулась, и он оказался недостаточно быстрым. Камень пошел вверх, сковав его ноги, пополз выше… У него над ухом свистнули дротики, и агент упал. В следующее мгновение ока Мэй пронеслась мимо него, приколов напарника агента ножами к стене в громе стали и камня, а потом воткнула дротик ему в плечо.
Освободившись, Кван поморщился. Вернув ножи, Мэй бросила на него мрачный взгляд.
- Соберитесь.
- Я пытаюсь… - Кван стряхнул с себя слабость, его разум продолжал вопить. – Я выдержу сколько надо. – «Я должен.»
Мэй смерила его прищуренным взглядом. Казалось, она что-то скажет… Покачала головой, явно решив оставить его слова без ответа.
- Вы говорили, что стражи будет больше.
- Должно быть.
Золотые глаза посмотрели на него в темноте, и он скорее почувствовал, чем увидел, её кивок. Где бы ни были другие Дай Ли, скоро они это узнают.
Странно, но Кван думал об этом, пока они отодвинули в сторону очередную окованную сталью дверь. Большинство людей полагало, что тюрьма Дай Ли будет состоять из камня, непреодолимого без покорения земли.
«Большинство людей никогда не имели дела с камуи.»
Дай Ли были готовы пожертвовать собой ради города, но не без причины. Погибнуть от рук духов только потому, что те выпили твою чи и лишили покорения… было наиглупейшей причиной для смерти.
Поэтому тюрьмы Дай Ли для людей требовали покорения земли для входа и выхода. Их тюрьмы для камуи такого не требовали. Да, они были вырезаны в камне… но соединялись туннелями и воротами, представляющими собой духов лабиринт.
Лабиринт, который он намеренно ослаблял с каждыми разрушенными воротами, каждой открытой камерой, каждой стратегической дырой в стене.
«Не дай мне слишком ослабнуть, пожалуйста, Гуань Инь…»
Ему нужна была месть. Духи, как же она была ему нужна. Всё Царство Земли жаждало отмщения за насилие, учиненное Азулой. За захват сердца того, чем они были; за то, что хотела извратить их сердце от Земли к Огню…
Он никогда не испытывал такой ненависти, как сейчас. Они кипела в нем, шипела как кислотные грязевые источники, которые, по легенде, располагались в пустыне Си Вонг. Она выжигала даже кружащийся свет покорения разума, давая ему достаточно сил, чтобы сдержать обещание, данное Мэй и тому незадачливому молодому покорителю земли, доверившему ему защиту своей семьи. Даже если для этого ему пришлось нарушить другое обещание.
…Возможно, такова была воля Гуань Инь, услышавшей его мольбу о милосердии. Когда смерть стала для него благословением? Гибель гораздо лучше, чем жизнь, в которой ненависть обгладывала его мораль, совесть, и сострадание до тех пор, пока он не согласился сделать такое.
«Милосердная смерть, но пока рано.» Он посчитал коридоры лабиринта, по которым они беззвучно бежали: второй налево, третий направо… здесь!
Только не сердце лабиринта, нет. Не этот всё ещё охраняемый коридор, камень которого вибрировал, готовый подчиниться воле Дай Ли, но не двигался. Пока нет.
«Вы прекрасно обучили их, Лонг Фэнг.»
Более чем достаточно Дай Ли охраняли сердце лабиринта, готовые схватить его и Мэй. Более чем достаточно. И сюда они не придут. Они останутся на посту, пока сам призрачный огонь не поглотит их. Здесь Дай Ли охраняли не простых злых духов. То, что скрывалось за теми стенами, было чистым злом. Безголовые гончие, кровожадные призрачные диллольвы, призраки с острыми как бритва когтями и пастями, полными черных игольчатых зубов. И другие, бессчетное множество других. Даже если некоторые из тех темных духов сбежали несколько десятилетий назад, когда погибла вся царская семья за исключением Куэя…
«Стойте на посту, парни. Я не настолько обезумел, чтобы спускать их на наших людей.»
«…Ещё нет.»

Сложить руки чашечкой и ударить…
Камень полетел в стороны, неся с собой охранную сталь. Дверь за дверью в избранном им коридоре распахнулись, выпуская в ночь зло.
Какой-то миг Кван только и мог, что дышать, слыша слабый шорох одежды Мэй, когда она, следуя их плану, повернулась и бросилась бежать. Он чувствовал слизь и лед в своей душе, когда камуи за камуи выползал, выпрыгивал или с грохотом вырывался на свободу.
«Я нарушил свой договор.» Кван выдохнул, когда ухмыляющаяся гуга ню* повернула к нему свой безглазый череп, вытягивая костяные руки. «Это место ничем не хуже других…»
Теплые руки вцепились в его плечи и потянули.
- Идём!
Он, спотыкаясь, побежал, ведомый сталью и огнем.
«Глупо, ещё рано умирать. Надо открыть туннель… там…»
Камень обвалился и рухнул во тьму.

***

На многих лицах читались шок и ужас. «Действуй быстро», - велела себе Азула, раздувая свой внутренний огонь, чтобы подавить эту внезапную вспышку сопротивления.
- Они сотрудничали с саботажниками, так что у них уже есть способ провести духов к тюремным камерам. И в другие места – саботажники не стали бы помогать им просто потому, что это правильный поступок. – Её голос источал иронию.
Она подождала один удар сердца, чтобы эта мысль дошла до всех, потом кивнула на Тай Ли, которая разложила карту города, на которой были отмечены потенциально опасные места.
Азула указала на несколько мест в Среднем Кольце.
- Армейские бараки. – Сейчас там располагались верные Царству Земли солдаты в ожидании приказа, касающегося их дальнейших действий. – Саботажники захотят получить оплату в виде их освобождения. Или попытку освобождения. – Она коснулась других мест в Верхнем и Нижнем кольцах. – Вам придется координировать действия с местной стражей и силами Народа Огня. Они используют духов и сосредоточат свои действия на бараках, но они будут полными дураками, если не используют людей-саботажников и банальное разрушение в как можно большем количестве мест, но в ограниченных количествах. Подозреваю, что будет несколько маленьких местных землетрясений, которые совершенно случайно заденут невинных граждан. Чтобы можно было заявить, что мы и не собирались их спасать.

***

«Внешнее Кольцо в огне!»
Сердце екнуло в приступе паники. Это всё, что позволил себе мастер-сержант Якумэ. Пламя ещё не подобралось к их штабу стражи, так что он мог позволить себе секунду побыть в ужасе. Один миг, когда он позволил своей душе дышать, быть простым человеком, сердитым и испуганным…
В следующий миг он взял эмоции под контроль десятилетиями выработанной дисциплиной и выкрикнул приказ, отправив гонцов к городским пожарным из ближайшей части оккупационных войск. Капитан Лу-шан уже рычал на своих стражников, посылая их отгонять зевак и стучать в двери находящихся на пути пожара многоквартирных домов.
Однажды, и только однажды за всю ту ужасную ночь, когда они боролись с пожарами, Ан Лу-шан бросил на него прямой и бескомпромиссный как гранит взгляд. «Это сделали ваши?»
К тому времени они уже обнаружили дома, рухнувшие отнюдь не из-за пожара, и Якумэ ответил уверенным взглядом, пока их люди сражались с дымом и пламенем и вытаскивали гражданских из-под обломков. «Или ваши?»

***

- Объем разрушений многое расскажет нам о том, кто стоял за саботажем, - размышляла Азула. – Я полагаюсь на вас в том, что вы составите четкие и точные рапорты, чтобы мы смогли найти всех виновных и восстановить мир в Ба Синг Се.
Полуправда – лучшая ложь из всех. Она никогда и ни на кого не рассчитывала, но она хотела мира в городе. Как он сможет стать продуктивной частью империи, если в нем не будет мира? Грабежу было своё место и время, вот только длился он недолго. Жители научатся прятать свое имущество, а дураки-повстанцы скорее откажутся от богатства, чем позволят ему попасть в карманы врагов.
«Дураки, продайте ценности и купите обучение. И сражайтесь!»
Некоторые так и сделают. Лучший, гораздо лучший выход - позволить им мирно тянуть лямку, платя подати империи. Это не так приятно, как грабеж и смерть, но в дальней перспективе это куда более продуктивно.
И всегда найдется кто-то достаточно глупый, чтобы сгореть заживо.
«И как только мы выследим этот маленький заговор, Ба Синг Се ещё надежнее окажется в наших руках», - подумала Азула. Не только потому, что она уничтожит всех возмутителей спокойствия, а потому что граждане увидят, что их так называемые лидеры причинили им вред, и обернутся против них.
«Царство Земли – дураки. Народ Огня понял бы Низкую Войну и возненавидел бы нас ещё сильнее.» Азула улыбнулась про себя. «Интересно, какой идиот-генерал из тех, кого я не поймала, придумал этот план?»[/cut]

Цитата Denlot ()
Удивило что Тай Ли и правда видит ауры

Так это же и в шоу было. Почему Тай Ли должна врать? Если там есть чи и чакры, почему бы не быть аурам?

Цитата Denlot ()
то любое вмешательство врача нарушает естественный порядок

С точки зрения духов - вполне возможно. Например, с приходам осени цветам положено завять и умереть, чтобы питать землю. Но если человек решит занести цветок в тепло, и тем самым спасти его? Доброе дело? Доброе. Кому-то есть от этого особый вред? Нет, природа ничуть не пострадала. но естественный порядок вещей нарушен.
Цитата Denlot ()
Ну и как духи допустили возникновение целителей?

А может они и не допускали? И это люди решили, что, обладая такой силой, им не хочется умирать почем зря? Насколько я поняла, местные духи - воплощение сил природы и существуют по законам природы, какими бы суровыми они ни были.

Цитата Denlot ()
Так что помоги он тогда Аангу - идти с ним и не нужно,а просто помочь ему и Катаре (скорее уж ей) разово,как ты и сказала о "Синем Духе" победить Азулу и...думаю,Ба Синг Се устоял бы,и возможно,Катара бы исцелила его шрам и он окончательно стал хорошим

А зачем ему помогать Аангу? Чего ради? В Синем Духе Зуко явно хотел "спасти" Аанга по принципу "так не доставайся же ты никому!" Да и Катара, если вдуматься, не слишком хорошо повела себя. Получается так: вызвала на душевный разговор, пообещала одно из самых заветных желаний, что только есть у Зуко (кто-нибудь вообще представляет, что это такое: пообещать искалеченному человеку избавить от уродства? Не зря опытные и мудрые врачи никогда не внушают ложных надежд - разочарование подрубает людей начисто!), а как только Аанг показался вскочила и побежала к выходу, даже не оглянувшись. Да ещё и Аанг хмуро так на Зуко посмотрел. Возникшие симпатии сильно ослабевают в такой момент.
 
DenlotДата: Пятница, 18/10/2013, 13:11 | Сообщение # 195
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата aminya ()
Так это же и в шоу было. Почему Тай Ли должна врать? Если там есть чи и чакры, почему бы не быть аурам?

Ну,просто нам ни разу не показали мир её глазами,поэтому я не особо верил + больше никто про ауры не говорил...
Цитата aminya ()
С точки зрения духов - вполне возможно. Например, с приходам осени цветам положено завять и умереть, чтобы питать землю. Но если человек решит занести цветок в тепло, и тем самым спасти его? Доброе дело? Доброе. Кому-то есть от этого особый вред? Нет, природа ничуть не пострадала. но естественный порядок вещей нарушен.

Ну тогда люди одним своим существованием нарушают естественный порядок вещей,даже в мире Аанга biggrin
Цитата aminya ()
А может они и не допускали? И это люди решили, что, обладая такой силой, им не хочется умирать почем зря? Насколько я поняла, местные духи - воплощение сил природы и существуют по законам природы, какими бы суровыми они ни были.

Так в этом фике покорение - это дар духов. Если даже возможно,что люди сами его развили (чему противоречит это - "Вовсе нет, поняла Тоф. Элементы сбалансированы. Ломать и чинить." Как инь и ян.Значит,это природное.), то почему Духи так долго мирились с этим?Покорению стихий несколько тысяч лет.Так почему огневики например потеряли целителей всего-то лет 300 назад?
Цитата aminya ()
А зачем ему помогать Аангу? Чего ради? В Синем Духе Зуко явно хотел "спасти" Аанга по принципу "так не доставайся же ты никому!"

Да ему достаточно было просто не помочь Азуле,и всё. Ведь он действительно смирился с судьбой и был счастлив. Вообще,я вернулся к этому вопросу из-за этого.


 
aminyaДата: Воскресенье, 20/10/2013, 18:37 | Сообщение # 196
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата Denlot ()
Ну тогда люди одним своим существованием нарушают естественный порядок вещей,даже в мире Аанга

Это всё из-за разума и свободы воли:) Такова их особенность - нарушать естественный порядок вещей.

Цитата Denlot ()
Как инь и ян.Значит,это природное.), то почему Духи так долго мирились с этим?Покорению стихий несколько тысяч лет.Так почему огневики например потеряли целителей всего-то лет 300 назад?

В "Углях" за всем этим стоит Ко, который хочет отомстить людям за давнюю обиду. И целителей выводил из сторя именно он, хитро манипулируя тиранами/диктаторами из числа людей.
Цитата Denlot ()
Да ему достаточно было просто не помочь Азуле,и всё. Ведь он действительно смирился с судьбой и был счастлив. Вообще,я вернулся к этому вопросу из-за этого.

На счет смирения с судьбой... мне, как и брату Критика сложно в это поверить. У Зуко очень уж неукротимая натура. Возможно, упав на самое дно, потеряв из виду Аватара, потеряв свой корабль, страну, прошлявшись много недель по Царству Земли и получив от всех, от кого только можно, дозу ненависти, не имея никакой реальной возможности поймать Аватара, он и отступил. После лихорадки он принял новую жизнь за неимением другого выбора, но как только представилась минимальная реальная возможность... он поступил так, как ему хотелось. А хотелось ему домой. Я считаю, что он не считал чайную дяди своим домом, он ведь говорил Айро: "Всего этого достиг ты". Для него это было местом передыха, но не домом.

[cut=Глава 34. Часть 3]***

- Люди пострадают, да? – Царь Земли Куэй почесал за ухом спящего Боско, скрываясь от остальных беженцев в небольших покоях, которые некий дворянин вырезал в сердце скалы много лет назад. Глаза за полированными стеклами очков были по-прежнему молодыми, но смотрели решительно. И печально. – Даже если план, который помог нам составить агент Широнг, сработает… люди погибнут.
- Да, Ваше Величество, - прямо ответил агент Бон. – Мне очень жаль.
- Я должен был придумать план получше, - почти неслышно произнес Куэй. – Надо было позволить кому-то из младших генералов составить этот план…
Бон прочистил горло.
- Со всем должным уважением, Ваше Величество… нет. Так нельзя было поступить.
Куэй просмотрел на него прищуренными глазами.
- Я не солдат, агент Бон. Я уж точно не Дай Ли!
- Нет, Ваше Величество, - Бон склонил голову. – Вот почему у вашего плана наилучший шанс на успех.
Куэй скривился и поднял руку, чтобы возразить… и остановился. Подумал, медленно вышагивая по ковру, подаренному одним из благодарных беженцев, чтобы придать каменной комнате хоть какое-то подобие тепла и уюта. Почти всё в этой комнате было пожертвовано: коврики, мебель, даже странное маленькое устройство для нагревания воды в соседней комнате, с помощью которого можно было принимать душ. Всё это были подарки от беженцев Царства Земли… и Народа Огня.
- Лорд должен сохранять свое достоинство, - сказал Пэй, урожденный Маэдой, когда Бон спросил его об этом. И он явно был удивлен, что агент вообще задал такой вопрос. – Его Величество не наш господин, но мы под его кровом. Как мы можем не заботиться о нем?
Сейчас Бон покачал головой при мысли о честности кузнеца. Все годы службы его учили, что Царю Земли нужны стены, стража и Дай Ли, чтобы сохранять ему жизнь. А теперь здесь, среди людей, чьи семьи по крайней мере наполовину состояли из врагов…
«Здесь мой царь в безопасности.»
Отчасти это чувство опиралось на рациональные факты: они были спрятаны, у них были припасы, и у них было достаточно покорителей земли, сбежавших от нормальной жизни или армейских сборов, чтобы послать предупреждение в случае вторжения. Но одна из составляющих, которая заставляла Бона морщится, заключалась в том, что он чувствовал себя в безопасности.
«Эти люди тронуты духами. Все.»
Не так, как Дай Ли… ну почти все из них. Но в людях Амаи было слабое ощущение потустороннего. И все эти мелочи, которые они делали: бросали соль, совершали подношения сакэ, незаметные узоры, изображенные на одежде, дереве и камне…
«Мой царь в безопасности. В такой безопасности, какую они только могут ему дать.»
Ни один из этих слабых оберегов не остановит по-настоящему упорного духа, но небольшие создания и обычный туман злых намерений, который, как правило, насыщает воздух, когда люди плетут заговоры… они не коснутся Куэя. Не здесь.
«Не знаю, чему я удивляюсь», - печально думал Бон. - «Амая добровольно решила помогать этим людям. И она никогда не проявляла иных намерений, кроме добрых, по отношению к нашему городу.»
С точки зрения прагматического подхода, Амая не была хорошим судьей человеческих характеров, но почти все эти люди были из Нижнего Кольца. Если бы они хотели устроить неприятности, у них было полно шансов. Те люди, что были здесь, хотели тихой мирной жизни в Ба Синг Се.
И если они с опаской относились к таким, как он… то кто повел бы себя по-другому на их месте, зная, чем занимаются Дай Ли? Но они просто опасались. Не боялись. Семьи Дай Ли, которые он, Широнг и ещё несколько помощников вывезли сюда по приказу Квана, и которым по его предположению требовалась почти такая же надежная охрана, как и царю… Эти семьи были в безопасности. Им были рады. И эту радость такие прямолинейные люди как Маэда могли изобразить ничуть не лучше, чем они могли бы полететь.
Бон потер свою разболевшуюся голову. Беженцы Народа Огня, которые хотели помочь. Свитки по исцелению – исцелению землей! – найденные в их собственном запаснике. И доказательство того, что некий неведомый дух влиял на память Дай Ли таким образом, что они не обращали внимания на это бесценное сокровище одна Гуань Инь ведает сколько сотен лет. Хотя учитывая то вмешательство, случившееся после суда Куэя… Бон подозревал, какой именно дух стоял за этим.
«Мир совсем не такой, каким я его считал. Не такой, каким описывал его Лонг Фэнг», - думал Бон, всё ещё чувствуя легкое головокружение. - «И если он не такой…»
Он достаточно состоял в рядах Дай Ли, чтобы знать слухи. Что некоторые становились Дай Ли именно потому, что в их жилах была примесь крови Народа Огня, и на них не действовало покорение разума. Разумеется, он не хотел в это верить… но он не мог отрицать, что здесь он чувствовал себя в безопасности. Что здесь он… духи, как же странно… был нормальный.
Это было не то неистовое сияние, то притяжение, которое он ощущал в присутствии принцессы Огня. Азула… Духи, Азула была похожа на горный обвал, которого ему удалось чудом избежать, чтобы беспомощно наблюдать, как она увлекла за собой остальных Дай Ли. Здесь, среди беженцев… такое чувство, будто он ходил по полю за Внешней Стеной, сожженному после снятия урожая. Пепел на ногах, вкус дыма на языке и ощущение возвращающейся в землю силы.
«Некоторые из тех фермеров здесь.» Бон покачал головой. «Насколько они изменили нас? Мы думали, что поддерживаем все традиции Царства Земли, и всё же… Племя Воды. Народ Огня. Всего лишь нити, вплетенные в огромную ткань нашего города, но внешний вид стал совсем другим.»
Бон не знал, что и думать про то, что Широнг был принят в… клан Вэнов. Он точно слышал именно это слово и старался не слишком вдумываться в его значение. Он не был уверен, что хочет знать. Но невозможно было игнорировать произошедшие в мужчине изменения. Он выглядел… тверже. Стабильнее. Духи, иногда он даже улыбался.
И сейчас Широнг был где-то там, рисковал своим новообретенным домом и безопасностью, чтобы спасти одного мальчишку. И исполнить план Царя Земли.
Куэй наконец-то прекратил мерить комнату шагами и задумчиво принялся разглядывать Бона. Боско тем временем запыхтел и потерся спиной о ближайший стул.
- Говорят, что величайший мечник боится не второго по званию, а наихудшего.
- Именно так, Ваше Величество, - спокойно согласился Бон.
- Оккупационные силы находятся внутри наших стен, - продолжил развивать мысль Куэй. – Наших офицеров не учили действовать в такой ситуации. Мы называем себя Неприступным Городом, и люди полагают его таковым, даже если это и не так. Дракон Запада пробил Стену, а теперь его племянница обрушила её.
Бон кивнул головой.
- Но Народ Огня, подобно леди Мэй, привык сражаться внутри собственных дворцов, - продолжил Куэй. – Поэтому любой план, что мы придумаем: вы, я, агент Широнг, профессор Вэн и все остальные, кто помогал… любой подобный план, по которому ей придется рисковать своей жизнью…
- Имеет куда больше шансов на успех, чем план, составленный теми, кто привык полагаться на стены, армии и удерживание позиции любой ценой, - согласился Бон. – Я тоже так думаю, Ваше Величество. – Он окинул царя серьезным взглядом. «Готов ли он? Ома и Шу, пусть он будет готов.» – Сэр, мы оккупированы врагом. Теперь Народ Огня может присоединить наши ресурсы к своим, продолжив завоевание тех, кто ещё сопротивляется. Сопротивление может увидеть или как Ба Синг Се пытается действовать, неважно насколько поспешно… или встанет на колени и подчинится, беспомощный как крольгуру со сломанной лапой.
Куэй сглотнул и быстро прикрыл глаза.
- А я Царь Земли. Я отвечаю не только за наш город.
- Я не генерал, сэр, - заявил Бон. – И никогда им не буду. Но я знаю духов. В духовном отношении вы – сердце нашего царства. Если вы выступите против наших врагов, сама земля почувствует это. И будет действовать. – Он склонил голову, переживая за молодого человека в царской мантии. – Сэр, могу я говорить прямо? Даже совершая ошибку, вы принимаете правильное решение. Пока наши люди знают, что вы не склонились… у них будет надежда.
- Но люди погибнут, - поморщился Куэй. – Мои люди.
- Мы на войне, Ваше Величество. Некоторые погибнут, что бы ни случилось. – Бон вздохнул. – Командир переживает за своих людей. Лонг Фэнг переживал за нас, сэр. Он никогда не разбрасывался нашими жизнями, но он знал, что может попросить нас умереть. Это наша работа.
- Те люди, там, наверху, не Дай Ли, - тихо произнес Куэй. – Они не хотели сражаться.
- Но они из Царства Земли, Ваше Величество, - спокойно возразил Бон. – Мы верим в Царство Земли. В наши пути. Наши традиции. Нашего царя. Даже – духи! никогда не думал, что скажу это – даже спрятанный Народ Огня Амаи верит в вас. Это так, или их бы здесь не было. – Он встретился взглядом с полными ужаса и отваги глазами. – Они не воины. Они не хотят умирать. Но вы наш царь. Вы принимаете решение. Мы откажемся от своей сути… или будем сражаться?
- Думаю, скоро я возненавижу быть царем, - скорее сам себе сказал Куэй. Выдохнул и кивнул головой. – Мы пойдем вперед, и пусть Гуань Инь смилуется над нами.
Бон кивнул, стараясь не допустить на лицо печальной улыбки. Все считали Куэй беспомощным наивным книжным червем, которого надо оберегать от него самого.
«Как и намеревался Лонг Фэнг.»
Но Царь Земли вырос среди книг. А в дворцовой библиотеке встречались престранные тексты, от выращивания шелковичных червей и выдувания стекла до томиков про вымерших полярных существ, которые некогда нападали на северные берега Царства Земли как лохматые котогаторы. Каждая книга, напечатанная в царстве, начиная с эпохи десятого Царя Земли, имела шанс быть приткнутой на одной из полок в этом переполненном хранилище знаний.
Значит, там было много книг про Чина Завоевателя. И куче других военных, как друзей, так и врагов. Включая одни духи ведают откуда взявшиеся книги про самого Дракона Запада.
- В свитках не было дат, - сказал Куэй, когда Бон принялся с запинкой излагать эту информацию. – Я думал, что он был одним из военачальников во времена Чина Завоевателя. Свитки про него были сложены на той полке.
«Сложены кем - очень хотелось спросить Бону. Лонг Фэнг точно не положил бы их туда!
С другой стороны, учитывая странные контакты, которые Амая до сих пор сохранила с верхним городом; контакты, жизненно важные для осуществления самой сомнительной части плана леди Мэй… Кажется, в городе существовал не только заговор Дай Ли.
«По крайней мере, эти люди на нашей стороне. Пока.»
- Вам стоит отдохнуть, Ваше Величество, - ласково предложил Бон. – Вы не поможете им, если заболеете от тревоги.
- Я никогда не волновался ни о чем, кроме традиций и предстоящих церемоний, - пробормотал Куэй. – Посмотрите, до чего это нас довело.
Бон уже готов был возразить. Нахмурился и обдумал мысль ещё раз.
- Интересная тишина, - Куэй устало поднял очки на лоб. – Если я ошибаюсь, мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь мне об этом сказал.
- Вы не ошибаетесь, - признался Бон. – Но вы и не совсем правы, Ваше Величество. Вы – Царь Земли. Традиции и церемонии важны. Духи нуждаются в уважении и поклонении… а иногда и в строгой взбучке, если они заходят слишком далеко. Да, Ба Синг Се нуждается в правителе, способном справляться с делами этого мира, но без члена королевской семьи, способного проводить ритуалы для нашего города, мы умрем так же верно, как и от пламени Народа Огня. – Он поморщился. – Если позволите говорить честно, Ваше Величество… Я видел, как убивают духи. Я выбираю огонь.
Куэй посмотрел на него странным взглядом. Снял очки, протер их рукавом и одел на место.
- Агент Бон, вы хотите сказать, что мне надо жениться?
Бон замер. Он не говорил ничего подобного, но…
«Вот минус того, что ты – покоритель земли. Если под тобой разверзнется земля и проглотит целиком, никто не посчитает это случайностью.»
Собрав всё свое мужество, Бон прочистил горло.
- Это было бы мудрым шагом, Ваше Величество.
Более того, это могло быть жизненно важно. Пока Куэй находился в безопасности во дворце, пока город был в их руках, можно было подождать. Сейчас…
Если Куэй умрет, не останется никого из царского рода, кто смог бы удержать барьеры. По спине Бона побежал холодок. Он был слишком молод в ту безлунную ночь и не запомнил ничего, кроме криков, но он слышал истории. И знаменитая аура злого рока, окружавшая Широнга, служила отличным доказательством.
- Полагаю, именно поэтому благородные дамы постоянно приводили на дворцовые балы своих дочерей, - пустился в рассуждения Куэй. – Я никогда не знал, жалеть мне их или убегать с криками. Конечно, их не подпускали ко мне достаточно близко, чтобы надо было убегать, но… у них был такой вид, словно им хотелось быть в другом месте. Всё должно быть не так. По крайней мере, - Куэй застенчиво опустил взгляд, - я не думаю, что так должно быть. Мужчины и женщины вовсе не так встречались в «Принцессе из золотой клетки», или «Слепой, как кротобарсук», или «Любовь среди…» - Куэй осекся и покраснел, заметив взгляд Бона.
- Ваше Величество, - сказал Бон и очень понадеялся, что его голос звучал спокойно, с легкой примесью любопытства. – Вы черпали сведения о браке… из романтических новелл?
- Ну, нет… я никогда… разве о таком можно спрашивать? – Куэй покраснел ещё сильнее.
- Некоторые из Дай Ли женаты, сэр, - серьезным тоном произнес Бон. Он старался не рассмеяться. Или не заплакать. – Я… найду одного из таких. – Даже если ему придется за шиворот утащить его с поста и занять его место. «Вот тебе и спокойный ночной сон.»
Сон подождет. Его царь, его город нуждались в его службе. Роман, брак, наследник… к этому нельзя относиться спустя рукава. Не Царю Земли.
«И не Куэю», - подумал Бон, улыбаясь про себя. После того, как щетка реальности соскребла всю книжную и церемониальную шелуху, на свет проявился честный до глубины души молодой человек.
«Ома и Шу, и как только мне это удалось?»
Агент надеялся, что этот молодой человек переживет последствия этой ночи.

***

- Неважно, кто планировал этот маленький фарс и спасение, потому что операция неминуемо закончится поражением, - холодно сказала Азула. Одно движение остро заточенного ногтя, и Тай Ли развернула ещё одну карту – поэтажный план дворца, окрестностей и подземных тюрем. – Наиболее эффективный и наименее заметный туннель из духова лабиринта выводит сюда. Этажом выше, чем тюремные камеры. – Азула усмехнулась. – Здесь мы их и остановим.

***

Это даже дракой нельзя было назвать.
Поджидавший их в туннеле Широнг открыл каменный проход во дворец и подхватил Квана, дав Мэй возможность броситься вперед, чтобы метнуть парализующие дротики и приколоть ножами стоявших перед ней Дай Ли.
Потом духи вырвались на свободу.
Кости впивались в материю и кожу, подобно когтям. Стоглазый байенлиэн ** бросал безумные взгляды, хихикая, как злобный ребенок. В шорохе развевающихся простыней по воздуху проплыл миэнчан***, бросаясь на шеи в попытке задушить.
«Мы побеждаем», - ошеломленно подумала Мэй, когда ещё несколько агентов упали. - «У нас получится…»
Вспыхнул синий огонь, сжигая тканевого духа.
- Мне даже не придется на вас охотиться, - Азула вышла из теней. – Как заботливо с вашей стороны.
«Нет…»

***

Сталь, цепи и дрожь. Не от холода. Ему не было холодно.
«Я хочу видеть солнце.»
Свернувшись в углу койки и обмотавшись цепями на случай посетителей, Мин прижался лбом к запястьям. Ему очень хотелось отрицать эту мысль.
Он был покорителем земли, рожденным и воспитанным в Ба Синг Се. Если воздух был свежим, а вода чистой, для него не должно было быть разницы, день сейчас или ночь, зима или лето, пока рядом с ним была земля…
Но это было не так. Только призрак ржавчины на стали и случайных примесей других металлов, которые могла нащупать его чи, как бы он ни тянулся. Только ужасная ноющая тоска, затопляющая его подобно ледяной воде, холодной и древней, и каким-то образом не его…
«Я хочу видеть солнце.»
Что делать, когда твой враг – твоя собственная кровь?
«Нет, не думай так! Она хочет, чтобы ты так думал. Если ты возненавидишь маму, то возненавидишь свой клан, и тогда…»
Мин вздрогнул, вспоминая улыбку Азулы.
Она и пальцем его не коснулась. Даже не заходила в его камеру. Но каждый день, по крайней мере раз в день, она приходила на него взглянуть. Смотрела через зарешеченное окошко с тонкой, знающей усмешкой.
И каждую секунду, что она там стояла, он чувствовал, как она вторгается в его душу.
«Иди. Иди ко мне. Я сильная, я поведу тебя, даже сквозь ярость и пламя. Иди…»
Нет, нет и нет. Он бормотал это слово как медитативную мантру, пытаясь отогнать ужасное чувство, порожденное ей. Опирался на приходящую извне силу – может его кровь и была врагом, принадлежа Народу Огня, но что угодно было лучше, чем позволить ей захватить его…
«Ома и Шу, простите меня.»
О, Гуань Инь, прояви сострадание. Он почти мог ощутить вкус солнечного света. Медово-золотой и теплый, такой теплый, проникающий в его озябшие кости, заполняющий болезненную пустоту…
«Она убивает меня.»
Мин моргнул и задышал, пытаясь вспомнить старые уроки своего отца сквозь холод страха. Покорители… покорители нуждались в своем элементе, чтобы питать свою чи. Покоритель земли на озере был таким же слабым и уязвимым, как покоритель воды в пустыне, и покоритель огня, заключенный под землей…
«Я не покоритель огня!»
Но им был Джинхай. И если рассказы Суин о её уроках были правдой, и все использовали чи, и он опирался на нечто, дарованное огнем, чтобы отогнать от своего разума этого монстра…
«Ни земли. Ни солнца. Она убивает меня.»
«И она это знает.»

Мин закрыл глаза, из-под век потекли слезы. Глупый. Он чувствовал себя таким глупым, и он не хотел бояться…
«Храбрость – это не отсутствие страха, Мин», - прозвучал в его памяти голос Тингжэ. – «Истинная храбрость – это когда ты боишься, но принимаешь это, и делаешь то, что надо.»
…Может, его отец знал. О чем говорил.
«Это как университетский экзамен, когда ты не можешь вспомнить ответ. Сначала ты впадаешь в панику. В панике нет ничего плохого. Все её испытывают. Людьми нас делает наша способность думать, несмотря на неё.
Дыши, сын. Медленно и глубоко. Будь горой, которая устремляется ввысь. Дыши. И думай.»

Вдох и выдох. Стиснуть в руке проволоку с алмазным напылением и дать себе почувствовать эти крупицы земли…
- Не сработает.
Мин напрягся, цепи на его руках загремели. Он посмотрел на зарешеченное окошко, сквозь которое на него спокойно смотрел один из Дай Ли. Линг, если он правильно запомнил его имя. И что можно сказать о человеке, который позволял называть себя «Призраком»…
Он не мог заметить проволоку. Или опилки – он был очень-очень осторожен, когда сдувал их в тени, подальше от глаз. И все они его слушались, почти как кусочки земли… Но это уже была глупость: все знали, что металл нельзя покорять.
- Что не сработает?
- Ваш план.
- Я сижу на цепи, пока принцесса Огня захватывает город и пытается найти мою семью, чтобы убить их, - прорычал Мин. – У вас есть план? Потому что я хотел бы его послушать!
- Хорошая попытка. – Стражник недобро веселился. – Жаль, что ты из той семьи, мальчик. Всё было бы куда проще, если бы мы могли заставить тебя забыть.
Мин задрожал.
- Но если ты верный гражданин Ба Синг Се, - голос Линга источал сарказм, - тогда тебе просто придется пострадать. Потому что если ты настоящий, рожденный в Царстве Земли гражданин… ты знаешь, что есть вещи, которые Народ Огня никогда не должен узнать. – Он намеренно сделал паузу. - Так что выше нос. Ты не останешься в живых, чтобы служить принцессе Огня.
«Она не знает, что вы можете делать с помощью покорения разума», - понял Мин. - «И вы планируете сохранить эту тайну.»
Какая-то его часть нашла эту мысль утешительной.
«Нет. Нет, я не собираюсь здесь умирать. Я не собираюсь сдаваться.»
«Никогда не сдавайся без боя.»

- Ома и Шу, наверное, это правда, - пробормотал Линг, следя а ним прищуренными глазами. – У тебя не должно быть столько сил для сопротивления.
И это укололо его, даже сквозь страх. Глубже, чем Мин считал возможным.
- Мой отец никогда не переставал сопротивляться вам!
- Археолог? – презрительно переспросил Линг. – И профессорская жена. Думаешь, твои родители смогут прогнать кошмары и спасти тебя? – Его губа изогнулась. – Дитя, это реальный мир. Здесь не бывает чудес.
Ветер со стоном пронёсся по коридору, и все светящиеся кристаллы погасли.

***

«Один, два, три мелких предателя», - думала Азула, расхаживая перед покрытыми синяками и кровью неудачниками, стоявшими перед ней в цепях. Как минимум один из них испытал цепи на прочность – она слышала звяканье – но её Дай Ли погрузили их в пол приемного зала, и потребуется куда более умелый покоритель, чем эти отбросы, чтобы освободиться, не имея возможности двинуть рукой. Даже если кто-то попытается, Тай Ли стояла рядом, готовая сразить их.
Как подобающе, что их привели сюда, в приемный зал самого Царя Земли, где свершится правосудие. Её правосудие.
«Правосудие Народа Огня.»
Хотя это одно и то же. Она служила Хозяину Огня, и все они служили великому видению Хозяина Огня Созина. Народ Огня был столь же могучим, как Аватар; настолько могучим, что никогда снова не склонится перед так называемой волей мира.
«И мы сделаем это реальностью. Здесь. Сейчас.»
Грациозно усевшись на трон, Азула усмехнулась трем коленопреклоненным пленникам. Одна бывшая служанка, пережившая предательство. Один вскоре бывший заместитель командующего Дай Ли, у которого был очень нездоровый вид. С этим надо было что-то делать – нельзя позволить ему умереть до того, как она это разрешит. И ещё один Дай Ли, которого последний раз видели бегущим вместе с её ныне покойным братом…
Глаза Азулы прищурились, и она спрыгнула с трона, чтобы подойти к Широнгу. Уставилась на него в упор. Потянулась к нему.
«Он ощущается как огонь.»
Невозможно. Он был Дай Ли, покорителем земли, кто угодно поручился бы в этом. Да, некоторые из агентов имели предков из Народа Огня, но…
«Он ощущается совсем не так, как тот маленький дурачок внизу. Он ощущается как огонь
- Что ты такое? – зарычала Азула.
С разбитой губой и заплывшим глазом, Широнг даже не пытался юлить.
- Ты не поверишь, если я скажу.
Правда. Она видела это по его до странности спокойному взгляду. Взгляду, напомнившему ей о…
Звук оплеухи прорезал тишину. Она отошла назад, её колотило от ярости. Как смел он смотреть, как Зуко… Он знал, что стоит на краю могилы, и всё же не испытывал ни малейших сомнений в своей правоте. Как он смел?
- Где Мин? – Гнев блеснул в золотых глазах, которым полагалось быть холодной непроницаемой позолотой.
При взгляде на служанку пальцы Азулы скрючились, желая ободрать кожу с её лица до кости. То, что Мэй позволила себе быть чем-то помимо услужливой придворной маски…
- Ты позволила ему испортить себя!
Мэй вздернула подбородок.
- Я ничем не опозорила свой клан.
- Ты правда так думаешь? – шелковым голосом спросила Азула. – После того, как ты бросила вызов своей принцессе?
- Я отправила письмо родителям, где объявила о том, что отозвала свою верность.
Правда – Азула слышала её. Как бы ни было невозможно отправить письмо из Ба Синг Се. «Значит, их ты спасла, но обрекла себя. Как благородно.» Губы Азулы изогнулись. «Как глупо. Я позволила тебе пробыть рядом с Зуко слишком долго…»
- Ты получила то, что хотела. – Голос Мэй снова стал ровным. – Отпусти Мина.
Принцесса усмехнулась.
- Ты же знаешь меня, Мэй. Когда враг попал в мои руки, я никогда и ни за что не отпущу его.
Лицо Мэй не изменилось.
- Ты действительно знаешь меня, - внезапно задумчиво проговорила Азула. «Почему она не нервничает? Она проиграла. Полностью. Я предвосхитила каждый замысел, предсказала каждый её ход…»
Одна из дверей для слуг распахнулась.
- Прочь! – её огненный шар опалил кончики резного уткочерепахового гребня девушки, оставив в воздухе дымный след. – Меня не беспокоить!
Для бесполезной куклы из Царства Земли девушка оказалась не из робких. Она упала на колени, бледная, но всё ещё в сознании, протянув на вытянутых дрожащих руках сложенный веер.
- О-о-о! – Тай Ли выскочила из тени, её лицо прорезала широченная улыбка. – Это тебе!
- Что? – непонимающе спросила Азула.
- Я слышала о таком в цирке, - улыбнулась Тай Ли. – Должно быть, ты сильно впечатлила какого-то симпатичного мальчика.
Азйла бросила на акробатку полный недоверия косой взгляд, не желая отрывать глаз от потенциальной угрозы.
- В такой час?
- Ой, ну конечно, - совершенно искренне кивнула головой Тай Ли. – Нельзя же присылать стихи-с-подушки днём. Это грубо! Особенно если у тебя уже был возлюбленный. Или десяток.
- Возлюб… - В руках Азйлы вспыхнуло пламя, когда она обратила свой полный ярости взор на трясущуюся девушку.
- Она не виновата! – Тай Ли была рядом с ней, взволнованная и расстроенная. – Она просто посыльный.
…Точно. И первое правило – не испепелять посыльного. Хороших посыльных тяжело раздобыть.
- Кто это отправил? – прошипела Азула.
- Он… он… - Стоя на трясущихся коленях, девушка сглотнула. – Он был в маске…
- Скорее всего, он подписал стихотворение, - влезла Тай Ли. – Некоторые девочки из цирка показывали мне такие письма.
Хорошо. Его самоуверенность приведет его к краху. Притушив ярость, Азула протянула руку.
- На твоем месте, я бы поискала нового хозяина, девчонка.
Стараясь не всхлипывать, девушка протянула на ладонях веер, держа его так же бережно, как пух одуванчика.
Какую-то секунду Азула думала о том, чтобы отступить назад. Даже испуганная до полусмерти девчонка может представлять угрозу.
«Я не покажу свой страх. Ни среди Дай Ли, ни в армии нет женщин.»
Бездарная потеря ресурсов. Хотя с теми тактиками, что использовали генералы Царства Земли, было глупо допускать женщин до сражений на фронте. Но чтобы кидать камни со стены вовсе не обязательно быть мужчиной!
Презрительно изогнув губу, Азура раскрыла веер с шафрановой окантовкой и узорами из листьев мяты.

Накинутый плед
Должен вновь теплить страсть.
Но ты холодна.


И никакой подписи. Азула хмуро посмотрела на веер, раздумывая над значением. Она практически чувствовала чуждое ей, но жгучее оскорбление…
Дрожащие руки резко дернулись вверх, и земля сдвинулась. И её огненный вопль не задел никого, совершенно никого, потому что Тай Ли оттащила девку в сторону…
Запертая в поднятом камне, Азула со злость посмотрела на блокиратора чи.
- Предательница!
- Нет! – голос Тай Ли выдавал настоящую боль. Она упала на колени… предусмотрительно за пределами её огненного дыхания. – Ты мой друг. Я никогда не предам тебя, никогда! – Она подняла голову, и в её серых глазах стояли слезы. – Но ты ранена и даже не понимаешь этого. Тебе нужен целитель. И одними травами здесь не справиться. Я должна была найти для тебя такого целителя!
- Идиотка! – прошипела Азула. – Ты думаешь, целитель из этого города хочет чего-то, кроме моей смерти?
- Мне так точно хочется. - В дверь вошла величественная голубоглазая женщина в зеленых одеждах высшего класса, похожих на одежду посланницы. Её было невозможно не опознать.
«Целительница Амая», - поняла Азула. - «Значит, крыса-долгоносик всё же выползла из своей норы.»
- Я кое-что знаю о твоих делах, - Амая остановилась возле Тай Ли, оценивающе рассматривая Азулу. – Могу только представить, что ещё ты натворишь.
«Дай Ли её не останавливают.» Азула извернулась ещё яростнее, царапая кожу о камень. «Они верны мне! Почему они её не останавливают?»
- Но если ты умрешь здесь, Хозяин Огня Озай превратит город в твой погребальный костер, - тихо продолжила Амая, скрывшись из поля зрения Азулы, когда подошла ближе. – Пока это в моих силах, я буду этому препятствовать. – Её голос упал. – И когда речь идет о твоей жизни… мой ученик, твой брат, свернул бы горы, лишь бы видеть тебя здоровой.
«Нет! Ты не можешь так со мной поступить. Ты не можешь оставить меня на милость Зуко…»
Холодная вода коснулась её лба, и мир исчез.[/cut]
 
DenlotДата: Вторник, 29/10/2013, 18:41 | Сообщение # 197
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата aminya ()
Это всё из-за разума и свободы воли:) Такова их особенность - нарушать естественный порядок вещей.

Так и я про это)
Цитата aminya ()
В "Углях" за всем этим стоит Ко, который хочет отомстить людям за давнюю обиду. И целителей выводил из сторя именно он, хитро манипулируя тиранами/диктаторами из числа людей.

Я краем уха слышал такое уже.Так почему 300 лет назад?Хотя я догадываюсь,но хочу услышать от тебя)
Цитата aminya ()
На счет смирения с судьбой... мне, как и брату Критика сложно в это поверить. У Зуко очень уж неукротимая натура. Возможно, упав на самое дно, потеряв из виду Аватара, потеряв свой корабль, страну, прошлявшись много недель по Царству Земли и получив от всех, от кого только можно, дозу ненависти, не имея никакой реальной возможности поймать Аватара, он и отступил. После лихорадки он принял новую жизнь за неимением другого выбора, но как только представилась минимальная реальная возможность... он поступил так, как ему хотелось. А хотелось ему домой. Я считаю, что он не считал чайную дяди своим домом, он ведь говорил Айро: "Всего этого достиг ты". Для него это было местом передыха, но не домом.

Ладно,я верю. А вот как думаешь, сход Азулы с ума в каноне не OOC? Просто я сомневаюсь...

Кстати,жаль,что ты не добавляешь свои названия главам. Тогда это буду делать я)

И ещё вопрос: Ватара уже закончила?


 
aminyaДата: Четверг, 31/10/2013, 20:20 | Сообщение # 198
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата Denlot ()
Так почему 300 лет назад?

Ну, вывести из мира широко распространенное знание сложно. Для этого надо накрыть очень большое количество людей. А это требует подготовки. Ко обиделся на людей очень давно, когда Дух Аватара ушел в мир людей. Но особо сильно он рассердился, когда убили Кисук, вместилище его "папы" (или "мамы"?) Это было около 2000 лет назад. Всё остальное время он готовился и сводил все нити плана.

Цитата Denlot ()
А вот как думаешь, сход Азулы с ума в каноне не OOC?

Нет, не ООС. На самом деле, вести такие махинации, как ведет она - дело сложное. Даже для взрослых, циничных мужиков. Мне кажется, после больших дел или сделок, все крупные дельцы берут себе недельку-другую отдыха, чтобы нервы расслабить. Тем более это тяжело для девочки-подроста с уже покореженной воспитанием психикой. По моим представлениям Азула на самом деле очень впечатлилась тем, что случилось с Зуко, его падением. Просто как любимая дочка, которая всегда в фаворе у папы, она даже не допускала мысли, что такое может произойти с ней. С её точки зрения, пока она контролирует все ниточки и всех вокруг, пока она полезна и эффективна - всё в порядке. Но когда ход событий начинает выходить у неё из под контроля (сначала мэй и Тай Ли воспротивились, потом папа отодвинул её в сторону без всякой вины с её стороны, и она ничего не может с этим сделать) Азула начинает бояться. И искать измену во всех вокруг. Всё это накапливалось и привело к срыву.

Ватара ещё не закончила, но уже близится к концу. Сейчась начались битвы Кометы Созина.

Цитата Denlot ()
Кстати,жаль,что ты не добавляешь свои названия главам. Тогда это буду делать я)

Пожалуйста. Просто я не успеваю их придумывать. Вы можете писать ваши предложения, а я уже внесу их в оглавление smile

[cut=Глава 34. Часть 4.]«Это как ходить босиком по ножам.»
Осторожно потянувшись сквозь воду и кровь, Амая извлекла жидкость из отекших тканей, бережно восстанавливая тонкие капилляры. Духи, просто чудо, что девочка могла стоять на ногах, не говоря уже о том, чтобы перехитрить их с предсказанной Мэй легкостью.
«Ты всё же сестра Зуко. Ты слишком упрямая, чтобы лечь и умереть.»
Травмы мозга были одновременно и сложными, и простыми. Здесь не было ничего крупного, что приходилось восстанавливать, никаких сломанных костей или разорванных мускулов. Всё, что приходилось исправлять, было маленьким. Хрупким. Сложно переплетенным с остальными участками мозга, от чего малейший дисбаланс здесь вызовет обвал там. И грохот этого обвала имел потенциал разрушить разум и дух…
«Но ты огонь и воля к жизни. Ты выживешь.»
Двигать жидкости. Исцелять. Ждать, читая бурю, бушующую в разуме. Снова исцелять…
«Там.»
Физические повреждения были исцелены. Пора переходить к сложной части.
Закрыв глаза, Амая потянулась за пределы тела и разума к энергичному пламени духа.
«Зуко любит тебя.»
Пламя плевалось и трещало – отказ, отрицание. Руки, прижимающие душащую подушку. Злая усмешка, разделенная с отцом каждый раз, когда она давила своего брата. Грустное лицо мамы, шепчущее «монстр»…
Амаю жгло словно кислотой, но она и раньше касалась зла. Она не позволит ему победить.
- Он знает, - прошептала она этому темному духу. - Он всё это знает, но он знает нечто большее. Ты его сестра… и ты - единственная надежда, оставшаяся у вашего отца.
«ВРУНЬЯ!»
Окруженная водой и духом, Амая бросилась в инферно.

***

- Она не причинит вреда пациенту, - быстро сказал Широнг, когда Азула ахнула, а Чан подобрался. – Вы знаете Амаю. Вы знаете, что она так не поступит. – Он кивнул головой в сторону Тай Ли, насколько он мог, стоя опутанным цепями. – Жизнь за жизнь. Свобода Мина за исцеление принцессы – таков договор.
Агент Чан слегка расслабился, хотя и продолжал кидать злые взгляды на всё ещё дрожавшую Джию.
- Твой отец знает, что ты вела себя так… так…
- Не только знает, - мрачно ответил Тингжэ, войдя в комнату в сопровождении Мейшанг, - но и полностью одобряет. – Он наклонился, чтобы протянуть дочери руку и помочь встать на подгибающиеся ноги. – Молодец.
- Мне было так страшно, - Джия приникла к нему, её идеальный макияж расплылся от слез. – Папочка…
- Ш-ш-ш, теперь всё позади, - Тингжэ погладил её по волосам и принялся укачивать. – Всё кончилось.
Агент Чан приподнял бровь.
Широнг иронично хмыкнул, отметив непринужденную позу Мейшанг… из которой она пронзит кинжалом грудь первого же Дай Ли, который двинется.
- Я знаю, что договор о спасении жизни Мина не включат нас, но, думаю, вы захотите нас выслушать.
Отпустив Джию, Тингжэ запустил руку в рукав и вытащил перевязанный ленточкой свиток. Передал его Чану с грубоватой профессорской грацией.
Раскрыв свиток, агент принялся внимательно читать. Его глаза медленно распахнулись, а лицо побелело, когда он взглянул на нижний левый угол свитка.
«Кровавый отпечаток пальца», - знал Широнг. - «Личный знак самого Царя Земли.»
Любой в Царстве Земли мог подписываться отпечатком пальца. По воле Гуань Инь у каждого человека был уникальный рисунок пальцев, отражающий дух в смертной оболочке. Но все агенты знали отпечаток своего царя.
Всё ещё бледный, Чан опустил свиток.
- Он… приказывает нам оставаться с принцессой Огня.
- Тем, кто считает себя обязанным так поступить, - кивнул головой Широнг. – Ба Синг Се должен охраняться от зла. Мы не сможем этим заниматься, если скроемся в полном составе. Вы будете с гордостью служить нашему городу. – Он окинул взглядом тех агентов, кого мог увидеть. – Но если кто-то испытывает сомнения, если вы хотите сражаться за наше царство даже с риском, что вас возненавидят и начнут на вас охоту… Царь Земли нуждается в вас. Отчаянно. – Он снова встретился взглядом с Чаном, остро ощущая тяжелое молчание Квана. – Вы удивитесь, сколь многому он научился всего за несколько дней. Кажется, Бон дал ему несколько суровых уроков о сущности Дай Ли. Он был поражен, когда узнал, что прикосновение духов отделяет нас от остального мира. – Это вызвало тихий шепот недоверия. Широнг пожал плечами. – Подумайте об этом. Откуда ему было знать? Всю жизнь его держали вдали от обычных людей. Когда он выходил в свет, люди благоговели перед ним, потому что он – царь. Разумеется, они его боялись!
Тишина. Задумчивая тишина. «Пожалуйста, пусть сработает.»
Чан прочистил горло.
- Здесь ещё странный приказ касательно библиотеки.
- Аватар умудрился оскорбить Того, Кто Знает Десять Тысяч Вещей, - заявил Тингжэ. – Он сделал это ради того, чтобы нанести удар Народу Огня и восстановить баланс в мире, но Ван Ши Тонгу нет до этого дела. С тех пор он крал тексты и документы, которые могли бы помочь Аватару. Одна из его лис приняла мою форму, чтобы украсть письмо, способное указать Аватару на тех, кто в прошлом пытался остановить войну, и как он мог бы остановить её в будущем. – Он вытянул перед собой руки. – Если Ван Ши Тонг желает навредить Аватару, царь хочет ему воспрепятствовать. Мы распространим знания по всем четырем сторонам света и будем надеяться на успех. – Профессор прочистил горло. – Лично я считаю, что царь похож на свои книги. Он прекрасно держится здесь, но за пределами дворца становится таким же потерянным, как любой из нас за пределами Стен. Исполнение этого приказа стало бы добрым делом.
Ещё одна затянувшаяся тишина. Чан выглядел взволнованным. Широнг сдвинулся, насколько мог – у него болели колени. Каменное окружение помогало его чи, но его коллеги-агенты слишком хорошо знали, как скрутить человека в наиболее неудобной из поз…
Волоски на его шее встали дыбом, когда что-то осветило приемный зал.
Цепи столкнулись и зазвенели, пройдя сквозь эфирные одежды, напоминающие нефритовый туман. Они пролетели над оглушенным мальчиком, который растянулся на полу и цеплялся за ощущение камня и духа, которого был лишен…
«Мин!»
Широнг не смел приглядываться, не сейчас. Не тогда, когда туманные нефритовые одежды шелестели в воздухе, развеваясь вокруг женской фигуры с припорошенными пеплом волосами и слепыми белыми глазами, из которых текли слезы…
Упав на колени перед пустым троном, дух завыл.
Скорбь ударила Широнг подобно удару молнии. Ни надежды, ни тепла, ни жизни. Ничего кроме серых цепей отчаяния – всё было наперекосяк, само время было нарушено. Они скорбели сейчас, скорбели в прошлом и будут скорбеть вечно…
«Дворец опустел.
Царь более не пребывает в его стенах.
Дворец потерян – место охоты для котосов и жутких тварей. В конце концов, он развеется как пыль на ветру…»

Вой прервался. Она исчезла, оставив бедных раздавленных смертных, пытающихся вернуть жизнь в свои истерзанные души.
- Тиэ гу гуин юлинг****, - прошептал Широнг.
Дух, с которым не учили сражаться ни одного Дай Ли. Которого ни один Дай Ли не желал видеть, которого не видели тысячи лет…
«Та, кто появляется только тогда, когда Имперский Дворец пуст. Здесь не правит ни один царь», - вспомнил Широнг. - «Духи не признают Азулу нашим правителем. И им плевать на цену.»
Цепи спали с них, и Чан лично помог Широнгу встать на ноги.
- Берите их и уходите, - кратко велел Чан. – Идите!
Кивнув головой, Широнг помог Квану встать на ноги. Про себя он поморщился при виде того, как качался на ногах Кван. «Он ранен. Сильно. У него не идет кровь, но он… пуст.»
Амая глубоко вдохнула и выпрямилась.
- Принцесса выживет. – Целительница посмотрела на Тай Ли и Чана. – Дайте ей поспать. Постарайтесь устроить ей выходной, чтобы всё наладилось. Я исцелила всё, что смогла. Её разум цел… по крайней мере настолько цел, насколько это возможно. – Её передернуло.
- Не говорите так! – Тай Ли сделала сальто и оказалась между Амаей и потерявшей сознание покорительницей огня. – Азула – удивительный человек!
- Воистину удивительный. – Амая отступила, по-прежнему не сводя глаз с принцессы, словно та была смертельно опасной белой скорпионогадюкой. – Туи и Ла, да я утопила бы её в колыбели.
Потирая натертые кандалами запястья, Мэй рывком обернулась при этих словах.
- Она… не настолько плоха…
- Нет, она куда хуже. – Амая потерла руки, её лицо было жестким и решительным. Она посмотрела на Тай Ли и покачала головой. – Надеюсь, однажды ты увидишь правду.
«И будем надеяться, что когда это случится, мы будем далеко-далеко отсюда», - мрачно подумал Широнг. Но какой бы унылой ни была эта мысль, какой бы унылой ни была ситуация…
«Мы пока не в безопасности. Нам надо идти!»
…он всё же слабо улыбнулся, когда ничего не понимающий Мин встал с пола и посмотрел на своих родителей, на Мэй и на них всех удивленными и полными благоговения глазами.
Тингжэ кивнул с улыбкой гордости на лице.
- Идем домой, сын.

***

-…теряем его…
-…исцелить?..
-…пытаюсь, ему нужна земля, они все только начали…
«Уходите», - устало подумал Кван. Он смутно чувствовал под собой каменный стол, просящие голоса, руки, дергающие его за одежду… и странно успокаивающее царапанье песка, который гудел напротив его сердца. - «Просто отпустите меня.»
Он был предателем. Нарушителем договора. Всё, что он сделал; всё, чем он надеялся быть, оказалось пылью на ветру. И он хотел улететь вместе с ней.
«С меня хватит. Хватит провалов. Хватит страданий…»
- Нет. – Молодой, знакомый голос, но куда сильнее и тверже, чем ему приходилось слышать раньше. – Нет, агент Кван. Ещё нет.
Кван с усилием открыл глаза. Руки, держващие его, принадлежали совершенно неожиданным людям: Амая, Широнг, Мин, профессор Вэн… и, духи, неужели это Джия?
Стоя в изголовье каменного стола Амаи, Царь Земли Куэй строго посмотрел ему в глаза.
- Вы следовали за Лонг Фэнгом и предали меня.
- Да, - прошептал Кван. К чему отрицать? Он скажет правду перед смертью, если не смог при жизни.
- Вы помогли принцессе Азуле оккупировать наш город.
- Да.
- Вы угрожали безопасности самого Ба Синг Се, ослабив тюрьмы для духов.
- Да, - тихо признался Кван.
- И вы считаете, что смерть искупит вашу вину?
Кван отвел глаза.
- Моя смерть – это всё, что я могу предложить.
- О, обезьяньи перья!
Кван моргнул.
- Мне нужен каждый обученный покоритель земли, которого я смогу спасти, - заявил Куэй. – Даже вы. Особенно вы. Кто сможет лучше посоветовать мне, как бороться с этими людьми, чем тот, кто противостоял самой принцессе Огня?
Кван слабо покачал головой.
- Я предал вас…
Куэй поморщился.
- Вы предали царя, который был на грани совершения страшной ошибки, - признался он полным боли голосом. – Того, кто принимал верную службу как данность. Который читал о том, кто вы такие, чем вы занимаетесь, но никогда не понимал, чего вам это стоит. – Куэй с трудом сглотнул. – Я стараюсь больше не быть таким царем. – Он прищурил глаза, стараясь изобразить строгость. – Ваш ли я царь, агент Кван?
- Да, сэр, - прошептал Кван.
- Тогда примите мой суд, - лицо Куэя смягчилось, и он коснулся лба Квана. – Я приговариваю вас к жизни.
На секунду сердце Квана остановилось. Он почти мог видеть марево вокруг царя, как дрожащий воздух над разогретыми на летнем солнце камнями. Как в древних легендах о царях, которые ловили и женились на диких заклинательницах песка, приносивших силу пустыни в самое сердце Ба Синг Се. «Но это было годы назад. Невозможно.»
- Это… не так-то просто…
- Напротив, молодой человек. – Голос профессора Тингжэ был усталым, но сквозь утомление сквозил триумф, когда он поднял покрытую песком руку. – Думаю, вы обнаружите, что всё куда как просто.
Покоритель земли отошел назад, позволив Амае беспрепятственно прикоснуться к сердцу и лбу Квана.
Кван вздрогнул. Прикосновение Амаи не ощущалось как вода, или земли, или вообще какой-то элемент. Ощущение было такое, словно кто-то влез ему под кожу. И вселился в неё на один удар сердца.
Она с облегчением отняла руки.
- Отдыхайте, - приказала Амая. – Не покоряйте больше абсолютно необходимого как минимум неделю. Ваш дух цел, но ваша чи истощена. Не пытайтесь сражаться с духами – пусть это делают другие Дай Ли. – Она помолчала. – И не молитесь Великим Духам за исключением земных. Могут быть… последствия.
Широнг поморщился. Кван приподнял бровь, задаваясь вопросом, хватит ли ему сил сесть.
- Последствия? – с тревогой спросил Куэй.
- Это тяжело объяснить, - Амая посмотрела на Мина. – То же самое касается тебя, молодой человек. Тот металл обессилил тебя, и я знаю, что ты мог потянуться… к чему-то большему.
Кван спустил вниз ноги, не обращая внимания на головокружение. Широнг что-то знал. Как и профессор Вэн. И даже у Мина был такой вид, будто он свел вместе несколько фактов.
- Мы и раньше держали покорителей земли в стали, - напомнил Кван. – Никогда не было никаких последствий. Кроме обычных. – Отчаяние, безумие, смерть. Предсказуемая прогрессия. Ничего такого, что заставляло других целителей советовать не покорять, буде такая судьба человека миновала.
Прфессор Вэн издал придушенный вскрик озарения.
- Разумеется! Ритуальное истощение в духовных испытаниях. Тексты утверждают, что шаманы древности делали такое, чтобы… стать более могущественными…
- Власть над духами? – предположил Кван. Амая сказала, что он выживет, и он ей верил. Но у него так болела голова, что он почти что жалел об этом. «Они что-то скрывают. От моего царя. Я это так не оставлю.»
- Иногда, - внезапно заговорил Куэй, заставив его вздрогнуть. – Шаманы должны общаться с духами. Но временами, когда возникала нужда, они искали другие силы. Силу призывать шторма или останавливать наводнения, или невредимыми проходить сквозь ревущий огонь… - Его глаза за стеклами очков распахнулись. – Яорэны! Разумеется, это были яорэны!
Можно было услышать, как упадет песчинка.
«Они знают», - понял Кван, рассматривая пеструю толпу своих спасителей. - «Они знают, о чем он говорит.»
- Простите, разумеется, вы не понимаете, - махнул рукой Куэй. – Это из древних книг. Они более точны. Истории, записанные после Аватара Янгчен… ну, там советников Аватара путают с духами в человеческой форме или сводят всё к тому, что это дело рук Аватара. А это смешно: даже имея летающего бизона, как Аватар может быть сразу в двух местах? И… - Он покачал головой и грустно улыбнулся. – Не обращайте внимания. Агент Кван, пожалуйста, воспользуйтесь советом целительницы Амаи. Если духи решат возродить легенду, то я не знаю, где мне искать духовного целителя, который вам понадобится…
- Им могли бы стать вы.
Куэй посмотрел на Амаю.
- Но я даже не покоритель!
- Не четырех элементов, - согласилась покорительница воды. – Но вы покоритель духа, Ваше Величество. Я почувствовала, как вы потянулись к Квану, когда помогали ему держаться за жизнь. – Она кивнула головой. – Не знаю, как долго я смогу вас учить, но я успею показать вам основы духовного исцеления. Обязательно.
- О, - очень тихим голосом отозвался Куэй. – Это… это было бы… спасибо.
Амая с улыбкой склонила голову.
- Но даже если она меня научит, - Куэй повернулся к Квану, - вам понадобится другой учитель. У нас есть один покоритель воды, но ни одного покорителя огня, которому можно было бы доверять, и всего один на весь мир покоритель воздуха. Поступать так было бы неосторожно.
- Учитель? – осторожно переспросил Кван. Царь Земли не мог иметь в виду то, что он сказал. Невозможно.
Куэй выглядел смущенным.
- Я знаю, что это звучит как духова сказка, но… яорэны – это и есть духова сказка. Помощники Аватара. Покорители, способные самостоятельно вести переговоры с некоторыми духами или сражаться с ними, как Дай Ли. Но у них есть преимущество. Если их обучить, они могут бить сразу двумя… - Слова замерли у Куэя на языке, и он повернулся к Амае, не желая верить сам себе. – Ли из Народа Огня. И покоритель воды. Он… не может быть, чтобы он…
Переглядывания в тишине, и до Квана дошло. Все дети из дома Созина были покорителями огня. Все. До. Единого. Но если рапорты о том, что случилось в доме Вэнов, не врали… Горячая вода – возможно, но какой покоритель огня мог создавать лёд?
- Ли – яорэн, Ваше Величество, - тихо сказал Широнг. – Как… как и я.
Глубокий вдох… И в его руке вспыхнул огонь.
Кван отшатнулся, чувствуя, как поплыла комната вокруг него. «Это невозможно. Невозможно
Когда Широнг вздохнул, пламя потухло.
- Как вы сказали, у нас нет учителя по покорению огня. Ли учил меня, но… Я узнал, кем я стал, всего за день до того, как всё развалилось на части. А Ли…
- Мой ученик утонул у меня на руках чуть более месяца назад, - просто закончила Амая. – Он упорно занимался, даже когда был в ужасе от того, что с ним произошло. Но у нас было мало времени.
- В ужасе? – возмутился Куэй. – Это же дар духов!
- Никто из нас этого не знал, - резко осадила его Амая. – Он родился покорителем огня в стране, чей идиот-Хозяин Огня учит, что все остальные формы покорения ущербны. Он испугался до полусмерти! Муши нашел обрывки историй, из которых мы смогли узнать название… того, что случилось. – Она покачала головой. – Но мы считали, что духи могут вмешиваться только тогда, когда человек сильно ранен.
- Ну… в сказках это были самые сильные яорэны из всех, - выдавил Куэй, всё ещё с круглыми глазами. – Воины. Те, кому духи назначили защищать нас от зла. Но истории утверждают, что некоторые покорители проходили духовные испытания, чтобы стать яорэнами. Хотя риск был велик – можно умереть. И даже если не умрешь, получалось не всегда. И те, кто выживали… они были не такими, как можно было ожидать. – Он неуверенно улыбнулся Широнгу. – Если раненые духами яорэны были лев-собаками, то яорэны после испытаний были сверчковыми мышами. Они становились целителями. – Он потер голову. – Ли – яорэн? Он такой юный…
- Был, - мрачно произнес Кван, переживая за Куэя. Он не знал, о чем думали духи, отдав подобную силу в руки наследника Созина, но Царь Земли знал только юного целителя, который пытался помочь.
- И есть, - заявил Широнг.
«Нет, невозможно», - подумал Кван. - «Он нарушил верность… ему пришлось, чтобы выступить против Хозяина Огня и напасть на собственную сестру!»
Мин громко сглотнул, глядя на взрослых так, словно не мог поверить в серьезность Широнга.
- Азула сказала, что он мертв.
- Азула, - мрачно поправил его отец, - совершает ошибку, очень характерную для одаренных. Она считает, что если она не видит выхода из положения, то его не найдет никто.
- Не недооценивайте её. – Амая вздрогнула. – Я прикасалась к её духу, а не к разуму, но… она – кинжал из арктического льда. Твердая. Острая. Собранная. Мы справились с ней, когда она была ослеплена раной, ударом, который прикончил бы большинство из нас и оставил остальных биться в лихорадке и безумии. И всё же она почти нас победила. - Целительница сделала глубокий вдох, преодолевая страх. – Но твой отец прав. Может она и гений, но она совершает ошибки. Ли жив.
- И ведет нам корабль, - усмехнулся Широнг.
- Корабль? – эхом переспросил Кван, раскрыв рот. – Как? Он…
Шипронг подмигнул ему.
«В изгнании.» Кван проглотил эти слова, видя откровенное веселье в глазах Широнга. «Что вы задумали?»
- Корабль? – Куэй выглядел недовольным. – В планах не было никакого корабля!
- Пока нет, - улыбнулся Широнг. – Вот почему нам надо переспать с этой мыслью, Ваше Величество. Завтра будет интересный день.
Примечание:
*Гуга ню (кит. gǔgé nǚ) «женщина-скелет» от японского хонэ онна. Этот дух высасывает из мужчин жизненную силу, или держит их за руки, пока те сами не обратятся в скелет.
Визуализация: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/9/9c/SekienHoneonna.jpg
**Бай ен лиэн - (кит. bǎi yǎn lián) «сто глаз» от японского хиакумэ – создание со 100 глазами, считался духом-хранителем святилищ от воров.
Визуализация: http://tikimachine.blogspot.ru/2010/08/hyakume.html
***Миэн чан - (кит. mián cháng) «хлопковая полоса» от японского иттан-момэн - вращающаяся белая полоса хлопковой ткани, по описаниям около 30 см шириной и до 10—30 м длиной. Летает ночами, иногда душит людей, обвёртываясь вокруг головы или шеи, после чего улетает ввысь вместе с жертвой.
Визуализация: http://dreamworlds.ru/uploads....ngr.jpg
****Тиэ гу гунн юлинг - (кит. qiè gù gōng yōu líng) «призрак заброшенного имперского дворца» от японского ао-ниобо - на руинах старого императорского дворца можно было повстречать эту вампиршу, которая, кажется, была старой придворной дамой. У нее черные зубы, и бритые брови.
Визуализация: http://www.fotolink.su/v.php?id=e5e9bcfd7d5eea93b11464ddf759a70b[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Четверг, 31/10/2013, 20:21
 
DenlotДата: Четверг, 07/11/2013, 19:48 | Сообщение # 199
Denlot
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 337
Статус: Отсутствует
Цитата aminya ()
потом папа отодвинул её в сторону без всякой вины с её стороны, и она ничего не может с этим сделать)

И ты туда же... Я считаю иначе:он наоборот показал ей,что доверяет. Заметь,он не регентом её сделал,а сразу Лордом.Вспомни: "Ты мне нужна здесь,чтобы присмотреть за страной.Это очень важная работа,которую я могу доверить только тебе.А за твою преданность я решил назначить тебя новым Лордом Огня" © Озай

Кстати...Спарки появился? Катара убила Ян Ро?

Добавлено (07/11/2013, 19:48)
---------------------------------------------

Цитата aminya ()
Всё остальное время он готовился и сводил все нити плана

Как я и думал)
Цитата aminya ()
Пожалуйста. Просто я не успеваю их придумывать. Вы можете писать ваши предложения, а я уже внесу их в оглавление

Хорошо.Ломаю голову. biggrin
Цитата aminya ()
Сейчась начались битвы Кометы Созина.

Наверное не стоит рассчитывать на эпичные битвы? Ватара вроде больше склонна к размышлизмам sad


 
aminyaДата: Пятница, 08/11/2013, 14:11 | Сообщение # 200
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата Denlot ()
Я считаю иначе:он наоборот показал ей,что доверяет. Заметь,он не регентом её сделал,а сразу Лордом.Вспомни: "Ты мне нужна здесь,чтобы присмотреть за страной.Это очень важная работа,которую я могу доверить только тебе.А за твою преданность я решил назначить тебя новым Лордом Огня" © Озай

Вопрос здесь не в том, что сказал Озай, а как Азула восприняла это. В тот момент она хотела быть рядом с папой и вместе сжигать Царство Земли, а не сидеть одной в тронном зале.

Цитата Denlot ()
Кстати...Спарки появился? Катара убила Ян Ро?

Этих персонажей не было.

Цитата Denlot ()
Наверное не стоит рассчитывать на эпичные битвы?

Ну, битвы будут описаны, это я гарантирую. Но вот на счет их эпичности решать вам smile

[cut=Глава 35. Часть 1.]- О, выглядит совсем не зловеще, - сухо заметил Джи, наблюдая за клубами дыма, поднимающимися над городом вдали.
С его позиции на обзорной палубе сама гавань выглядела по большей части спокойной. Но «по большей части» было растяжимым понятием: Джи заходил в достаточное количество недавно завоеванных портов, чтобы узнать его по виду. Взгляды украдкой, опущенные головы, то, как матросы непринужденно слонялись рядом со швартовыми, где острое лезвие может обратить мирно пришвартованный корабль в мгновенно готовый к отплытию. Хватка Народа Огня была крепкой, но не надежной. Пока нет.
«Не только напряжение, вызванное завоеванием. Что-то случилось. Что-то плохое.»
Приятно было узнать, что информация Донгая оказалась достоверной. По крайней мере, пока.
Они встретились с ухмыляющимся контрабандистом из Царства Земли ночью, в час призраков. Это был подтянутый жилистый мужчина с кораблем, производящим впечатление развалюхи, но плывущим по озеру с проворством угря. Именно то, что надо человеку, перевозящему грузы, которые не должны попасть в руки официальных властей.
Как его последний груз, пусть он и был очень маленьким. Сверток с письмами и картами, и бременем измены. Или верного сопротивления - всё зависело от того, с какой стороны смотреть.
- Я сейчас на волне. Что вам надо? – фыркнул Донгай, когда Джи бросил ему многозначительный взгляд. – Война или не война, а дела пойдут в гору после того, как череполицые закрыли порт. Но Широнг - нормальный мужик. Для Дай Ли. Вытащил моего старпома из заварушки с… Эм, поверьте мне, вы не хотите знать. Я не хочу знать. – Он вздрогнул и постарался прикрыться циничным видом. – Как я уже сказал, Широнг нормальный. Понимает про… торговлю. И что иногда человеку приходится идти на компромисс, чтобы поиметь профит с врага. – Он ответил Джи столь же острым взглядом.
При этих словах Джи спрятал усмешку. В молодости он бы не понял. Мог бы не понимать даже сейчас, если бы не имел дело с одним сердитым принцем. Но под всем этим сарказмом и готовностью выжимать выгоду с обеих сторон скрывался человек, который, по мнению Широнга, поставит интересы Царства Земли на первое место. Даже если придется якшаться с заклятым врагом.
«Надеюсь, у него так же хорошо получится проникнуть обратно в порт, как он смог выскользнуть оттуда», - думал Джи. – «Сержант Кьё хорош, но даже он говорит, что нам понадобится помощь изнутри. Нас слишком мало, чтобы управлять всеми кораблями, даже если бы мы поголовно умели это делать.»
Многие из его экипажа умели: Сабуро, Тэруко, и он мог отобрать ещё с полдюжины людей, неожиданно владевших мореходной наукой. Мысль сажать покорителей огня на деревянные суда заставит поседеть любого здравомыслящего человека, но старые владения стискивали зубы и делали это. Стальные корабли и уголь первым делом отправлялись на войну, а рыба сама себя не поймает.
В Ба Синг Се тоже ловили рыбу, но город не полагался на неё, или осада генерала Айро закончилась бы совсем по-другому.
Джи оторвал взгляд от рыболовных артелей в гавани и посмотрел на необъятные просторы зеленых полей от порта и до самого города. Фермы и их урожаи поддерживали не только бесчисленные миллионы во Внутренних Стенах Ба Синг Се, но и основную массу армии Земли. При мысли о том, какое богатство захватила принцесса Азула, у него начинала кружиться голова. Когда эти припасы попадут к Народу Огня…
Чтож, теперь он чувствовал куда меньше угрызений совести по поводу принцева плана по пополнению запасов. Даже если план и был почерпнут прямо из описаний набегов ваэгу.
Рассматривая четкие бесконечные квадраты зелени, Джи покачал головой.
- Здесь можно потерять небольшую армию. – И вспомнил, кто стоял с ним рядом, завернувшись в скрывающий красный плащ. – Простите, сэр.
- И не только маленькую, - мягко ответил генерал Айро, опустив подзорную трубу. – Не надо извиняться. Народ Огня многое потерял здесь, и моя гордость – наименьшая из потерь. Я верил, что этот город можно захватить при правильном управлении военными силами. Я ошибся, и мы все заплатили высокую цену. Если бы только я обрел мудрость раньше. – Он вздохнул. – Пусть это станет уроком, капитан. Если духи посылают нам видение, они делают это в своих целях, а не в наших.
- А видение принца? – осторожно спросил Джи.
- О, ему я верю куда больше, потому что это не видение. – Генерал криво улыбнулся. – Это план. Его план. И даже если многие из планов моего племянника не достигали поставленной цели, они сохраняли жизнь ему и тем, кто ему дорог. И на этот раз у него было время подумать.
Это должно было помочь пресечь то, что лейтенант Тэруко со смущенной улыбкой назвала одним из главных изъянов драконьих детей: найти, схватить, убить. Хотя для морпеха это не звучало как изъян…
По крайней мере, так было раньше, пока Тэруко не рассказала ему о другой крупной проблеме драконьих детей – они были не совсем в своем уме.
«Мы не умеем летать, сэр».
Довольно очевидное заявление. За исключением нескольких легендарных мастеров-покорителей огня, таких как Джеонг Джеонг в те времена, когда этот генерал ещё любил покрасоваться, круша врагов Народа Огня, ни один человек не умел летать.
«Сэр, дракон, прикованный к земле, в большой беде. Болен. Ранен. Защищает яйца. А значит, надо найти наиболее очевидную угрозу и убить её на месте. Потому что уйти невозможно
Это до обидного много объясняло в поведении принца… и его лейтенанта. За исключением сжигания портовой таверны.
«…Э, нет. Просто тогда меня достали парни, сэр.»
Ладно, полезно знать, почему принц Зуко предпочитает фокусироваться на одной цели. Хотя бы для того, чтобы успокоить нервы, взведенные из-за факта, что у него на борту находится покоритель, способный сдвинуть целый корабль снабжения.
И однажды он сможет думать об этом, не испытывая отчаянного желания напиться.
«Думай о настоящем».
- Вам лучше спуститься вниз, генерал.
- Да, мудрый ход, - согласился генерал. – Удачи, капитан.
- Спасибо, сэр.
«Она нам понадобится».
Не только здесь и сейчас, когда рулевой и дозорный направляли «Сузуран» к лучшему доку, какой они могли найти. Озера были достаточно глубоки, чтобы позволить судам свободно проходить, но гавань Ба Синг Се строили в расчете на паромы и лодки - суда с меньшей осадкой, движимые силой ветра. А что могут сделать мятежные покорители земли с вроде бы проверенными каналами… Бр-р.
Хотя до нападения генерала Ганга на «Сузуран», Джи не встречал ни одного покорителя земли, который смог бы дотянуться – или додуматься – поднять озерное дно, стоя на берегу. А ни один из людей Ганга не мог быть здесь. И всё же капитан продолжал задаваться вопросом, не нашел ли где-нибудь кто-нибудь мужество, чтобы просто задержать дыхание и нырнуть.
Но учитывая политику Царства Земли уничтожать изобретательных покорителей огня… Будь он покорителем земли, придумавшим новую тактику, он держал бы рот на замке. На всякий случай.
«Чертовски жаль», - подумал Джи. – «Нет чести в сражении с врагом, ограничившим самого себя».
Конечно, на войне не всегда оставалось место для чести, но… Там. Джи с облегчением вздохнул, когда двигатели «Сузурана» заглохли, и корабль плавно скользнул на своё место рядом с причалом - новеньким, построенным армией и недостаточно прочным, чтобы на него хотелось сгружать груз, но он сгодится.
Должен сгодиться.
Их встречала целая делегация, как и ожидалось. По большей части в красной броне… но было и несколько зеленовато-серых форм городской стражи. Интересно.
«Насколько крепко Азула контролирует командование и коммуникации? Какие дыры мы найдем… или создадим?»
Пора нескольким появиться, там и здесь.
Он не стал ждать официального вызова. Просто взялся за одну из внешних лестниц и соскользнул на главную палубу, подгадав время так, чтобы подойти и кивнуть головой начальнику порта, как раз когда молодой человек готовился раскрыть рот.
- Добро пожаловать на борт, лейтенант. Я рад видеть, что ваши командующие так быстро отреагировали на наш рапорт о появлении бизона Аватара.
- Капитан Джи, у вас не было приказа приводить «Сузуран» в Ба Синг… Что вы сказали?
- Мы видели бизона Аватара, - невозмутимо повторил Джи, изобразив на лице легкое удивление. – Очевидно, он встретился с флотом Племени Воды. Мы думали, что поймаем его, но… Ну, давайте скажем, что армия генерала Ганга пожалела, что поймала нас. К несчастью, как вы знаете, Племя Воды тоже смогло ускользнуть под шумок… - Джи замолк, пока начальник порта стоял с открытым ртом. – О, черт, не говорите мне… Агни, нам не поступало никаких отменяющих приказов! Последний приказ гласил ставить в известность все наши силы при появлении Аватара!
Это вызвало поток цитат из устава, требование предоставить корабельный журнал, отправить сообщение во дворец, досмотр корабля береговым патрулем и один Агни ведает что ещё.
Во всем этом мелькании униформ никто не заметил, как несколько матросов и морпехов втихомолку ушли в порт. Даже Джи не знал, когда именно тихонько ускользнула одна пара закованных в броню покорителей огня. В одну минуту они стояли на палубе, где их шерстили патрульные, а в следующую – пропали.
«Храни его в безопасности, Тэруко. Всеми силами.»

***

«Мы все умрем».
- Расслабьтесь, лейтенант, - буркнул сержант Кьё. – Мы здесь просто осматриваемся.
«Точно», - страдающе подумал Садао, идя в ногу с сержантом, пока остальная банда бедокуров-морпехов разбрелась по доку. – «Просто смотрим на корабли, которые собираемся украсть прямо из-под носа у армии».
По крайней мере, вокруг него ничего не вспыхивало. Пока.
Вообще-то, вокруг него ничего случайно не вспыхивало уже много дней. Странно. Почти также странно, как исцеление.
Хотя в исцелении не было ничего плохого. Как только он осмыслил ту странную принцеву последовательность тяни-и-толкай, огонь с готовностью выполнял все его желания. Конечно, требовалось терпение сродни тому, что необходимо для чтения ветра и волн по ненадежным картам. Безжалостная настойчивость, необходимая, чтобы убить пламя. И баланс заботы и расчета, который используешь, когда ведешь людей туда, куда не сунется ни один здравомыслящий гражданский. Но как только с этим разберешься, всё придет до ужаса легко.
В кои-то веки у него что-то хорошо получалось. И никто даже не намекал на то, чтобы выкинуть его за борт.
Когда накатывали темные мысли, он пугался до оцепенения.
Ну, он хотя бы был здесь не для того, чтобы приказывать сержанту Кьё, и они оба это знали. Просто… советовал. Потому что, учитывая талант морпехов к затоплению кораблей, а не управлению ими, капитан Джи хотел иметь несколько мнений по поводу судов, которые они собирались украсть.
… Ээ, реквизировать. Вроде как. О, Агни…
- Ну? – сержант приподнял бровь, когда они прошли мимо чинящих сети рыбаков, торопливо разбегающихся женщин нетяжелого поведения, двух вполне приемлемых лодок, от которых уже пахло утренним уловом, и одной вытащенной на берег развалюхи, которую следовало давно сжечь и отправить на честно заслуженный отдых.
- Думаю, очень хорошо, что корабли из Западного озера ещё не были направлены сюда, - тихим голосом ответил Садао. – Нам придется плыть мимо них, если вообще удастся отсюда выбраться. И здесь нет ничего, способного развить такую скорость.
- Ничего, да, парень? – спросил веселый голос из отбрасываемой сетью тени.
«Га-а-а! Никакого огня, никакого огня…»
- Дышите, лейтенант, - посоветовал сержант Кьё, встав между Садао и обветренным жилистым человеком, с ухмылкой смотрящего на них. – Капитан Донгай, вы рано.
- А вы ещё раньше, - сухо отозвался Донгай. – Можно подумать, вы не верите в собственный план.
- Планы вечно идут не так, - столь же сухо отозвался Кьё. – Вы с нами или нет?
- В какой-то степени. Мне нравится идея, - пожал плечами Донгай. – Я в раздумье. Во-первых, мне надо знать, что у вас есть. – Он пристально посмотрел на Садао. – Ничего?
- Может некоторые из тех дворянских посудин возле городской стены. – Садао неуверенно передернул плечами. – Но если они потеряют ветер, то застрянут намертво. – «И ключевое слово здесь «намертво». – И у нас нет никого, кто сможет ими управлять.
- Не в нашем экипаже, - подтвердил сержант. – Вынужден признать, но те паромы куда больше подходят нам по скорости.
- Вот только как раз скорости у них и нет, - печально закончил Садао. – И если мы пройдем через Западное озеро, дальше будут реки, сержант. «Сузуран» справится – у нас прочный корпус и карты глубоких протоков, но те паромы? – он поморщился от одной мысли.
- По шагу за раз, - посоветовал сержант. – Первым делом надо вывести людей.
Донгай окинул их взглядом. Его темные брови полезли на лоб.
- Вы правда собираетесь это сделать. – Его голос был озабоченным и задумчивым. – Вы правда планируете вывезти людей отсюда?
Садао кивнул головой. По крайней мере, он был уверен в своих намерениях.
- Если получится.
Донгай посмотрел на них, потом на сушу, где ослепшие от водных отблесков глаза смогли рассмотреть нескольких комодоносорогов оккупантов.
- Да вы просто ходячие трупы.
- Нет, - возразил Садао, удивив сам себя. – Нет. У нас есть шанс. Он невелик, но на нашей стороны внезапность и скорость. И… другие ресурсы, которых нет у армии. У нас получится. Мы можем спасти этих людей. – Он посмотрел в карие глаза Донгая, стараясь быть открытым и честным, как солнечный свет. – Нам бы пригодилась ваша помощь.
- Если вы настолько скользкий, насколько я думаю, - влез сержант Кьё, - никто не узнает о вашем вмешательстве.
Донгай отступил на шаг. Пожевал губу. Нахмурился, опустив глаза и задумавшись. Снова бросил на них расчетливый взгляд.
– Неприятно говорить, но те посудины не мои.
- Паромы, - вздохнул Садао.
- Мы на это и не рассчитывали, капитан, - согласился сержант Кьё. – Хотя учитывая ваше мнение, сейчас эти посудины заинтересовали меня куда больше, чем когда Ли в первый раз о них упомянул. – Его улыбка стала хищной. – Ведь если Ли удастся вступить в контакт с… нашими будущими сообщниками, у нас будут бумаги, способные уладить неудобный вопрос, кто чем владеет. Или кто что позаимствует. – Он усмехнулся. – Я знаю, как ваши люди любят бумажки.
- Позаимствует? – Донгай бросился вперед как кот на скропионогадюку.
Кьё слегка передернул плечами.
- Вы думаете, наш план сработает, если в порту останутся корабли, способные поймать нас?
Донгай посмотрел на них. И на их броню. И на деревянные горючие корабли, пришвартованные в доке.
- …Позаимствовать, точно. – Он захихикал и покачал головой. – И люди ещё называют меня жуликом.
- Это всё зависит от того, как мерить, капитан, - заявил Кьё. – Так чем мы можем помочь друг другу?
- Дайте мне час на поиски людей. – Всё ещё усмехаясь, Донгай неспешно удалился.
- Думаете, мы можем ему доверять? – прошептал Садао, когда мужчина скрылся из вида.
- Друг Ли считает, что можем, - заметил Кьё. – Давайте надеяться, что он был так же прав насчет него, как он был прав насчет Ли.
Садао с трудом сглотнул, думая о принце.
- У него получится, сержант? Я знаю, что он встретится с… нашим контактом. – Даже если принцу придется проскользнуть через весь город, оккупированный врагом. Который, так уж получилось, был их собственным народом. – Но убедить его? Когда мы… те, кто мы есть?
- Не забывайте, кто такой он, лейтенант, - насмешливо напомнил сержант Кьё. – Он молод. Он никогда не умел очаровывать. Но его учил его дядя… и не стоит забывать, чему учат в той семье. – Он тихо посмеялся. – Наш земляной друг даже не поймет, что его сразило.

***

- Я даже не представляла, что город настолько огромный. – Тэруко покачала головой, пока они пешком шли по Нижнему Кольцу. – И такой… тихий.
«Слишком тихий», - подумал Зуко, сохраняя молчание под маской-черепом. Лабиринт из улиц размером с огромную кальдеру столицы. Улицы, которые он знал лучше, чем собственную столицу, внезапно понял он. Когда это сыну принца позволяли разгуливать одному по задворкам? Вокруг появились знакомые многоквартирные дома. Судя по солнцу и теням, им следовало быть битком набитыми людьми, которые вернулись после ночной работы или уходили по утренним делам. Но они стояли запертые и заколоченные, притихшие от топота патрулей на комодоносорогах. Вкус дыма от мокрого дерева царапал ему горло, сопровождаемый странным привкусом мелкой каменной пыли в воздухе.
Несмотря на солдат, на улицах были люди. Магазины стояли открытые, товары и монеты переходили из рук в руки, но он слышал страх в плаче детей, которых прятали подальше от глаз.
«Дети». Ему захотелось зарычать. «Агни, за каких монстров они нас принимают?»
«За таких, о которых им рассказала остальная часть Царства Земли», - напомнила его более практичная часть. – «Звери, о которых Дай Ли – те, кого они боятся и ненавидят – не рассказывают им. Кроме сообщения о том, что защищают их от нас. Так что нам положено быть ещё хуже.»
Никакой логики, но дядя вдолбил ему в голову давным-давно, что многие люди нелогичны и не сверяют факты с реальностью. Многие люди просто делали, что хотели, и придумывали причины, почему «это правильно» потом. Народ Огня вел вторжение. Разумеется, люди их боялись.
«И у них есть на то причины», - неохотно признал он. – «Эти солдаты подчиняются не дяде. Они подчиняются Азуле. Она не глупая, она не станет казнить людей без повода…»
Но она найдет повод. Полно поводов. И… он знал из того, что случилось с Пинг, что у некоторых из его народа не было чести.
Это больно.
«Я всё изменю», - поклялся он. – «Обещаю. По шагу за… ое-ёй.»
Они свернули за угол и попали из просто пахнущего гарью воздуха в настоящие клубы дыма, всё ещё поднимающегося от того, что было разрушенным многоквартирным домом. Один этаж рухнул на другой, обгоревшие остатки крыши торчали в небо как обугленные кости. Несколько бывших жильцов сбились с оцепеневшие кучки на ступенях других домов, кутаясь в грубые одеяла. Сама улица была расколота посередине, словно сильным землетрясением. Одна половина дороги на несколько дюймов возвышалась над другой.
Идущий в их сторону мастер-сержант выглядел усталым и ничего так не хотел, как найти виновного и разорвать его на клочки. Его волосы были серыми от пепла, равно как и от возраста, на его форме виднелись следы сажи, и он призвал к себе как солдат, так и стражников одним кратким движением руки. Некоторые из стражников были очень-очень хорошо знакомыми.
«Пусть они увидят только броню».
- Мастер-сержант Якумэ, - представился он. – Далековато вы забрели от вашего корабля, не так ли, морпех?
- Лейтенант Тэруко с «Сузурана». – Женщина сняла лицевой щиток – общепринятая вежливость более высокопоставленного офицера к нижестоящему. – Никаких обид, но мы ещё с воды заметили, что у вас здесь проблемы. – Она махнула рукой на вывороченные камни, дымящиеся руины, блеклые красные пятна на улицах в тех местах, где смыли кровь. – Капитан Джи попросил нас взглянуть поближе и, если позволит приказ, предложить нашу помощь.
При её словах некоторые стражники фыркнули, но не все. Особенно похожий на гору мужчина в форме, на которой было чуть больше нашивок, чем на других.
«Капитан Лу-шан», - догадался Зуко, узнав мужчину по описанию Хьёдзина. – «И такое впечатление, что…»
Чтож, честно говоря, у него на лице не было доверия мастер-сержанту. Но судя по тому, как он стоял, по его непритворной уверенности, что не следует ждать атак со стороны Якумэ… нельзя сказать, что он ему не доверял.
«Почему-то мне кажется, это не то, на что рассчитывал Царь Земли».
Несмотря на свой гремучий характер, несмотря на грызущее его волнение «что если Азула заметит нас», Зуко всё же жалел Куэя. Царь Земли знал дворец, его охранников и его Дай Ли. Может ещё нескольких аристократов. Но и только.
И он не видел столь много в мире, что это даже было не смешно.
«Он ничего не знает про обычных людей. Про обычную жизнь.»
И Дай Ли, которые могли хотя бы дать ему представление о том, что нормально для них, следовали за Лонг Фэнгом и держались от Царя Земли на почтительном расстоянии. И они не рассказывали, что они на самом делали с людьми и духами. И почему.
Зуко читал доклад Широнга, но вынужден был признать, что не понял всего, что скрывалось за ним. До этого момента. Куэй составил или одобрил план, погрузивший в хаос весь город, чтобы освободить некоторых из армии Земли и всячески навредить оккупации Народа Огня. И план сработал.
…Вот только Царь Земли не знал, что это такое, когда твой мир сгорает вокруг тебя. Или что происходит с людьми, которые вместе борются за выживание. Нравятся они друг другу или нет.
В других частях города это ничего не изменило бы. Ненависть укоренилась слишком глубоко: офицеры и солдаты Народа Огня были слишком равнодушны или самовлюбленны, чтобы смотреть на своих завоеванных врагов как на слуг, а не на граждан. Но здесь…
Среди пепла и возмущения Зуко чувствовал потенциал.
- Вы помогли бы нам, лейтенант? – грубовато сказал капитан. – Сомневаюсь, что нам здесь нужны ещё пожары.
Зуко выпрямился и еле удержался от того, чтобы задумчиво кивнуть. «Мастер-сержант нашел трещину. И он собирается вбить туда клин.»
Тэруко медленно выдохнула лишь с легким намеком на дым.
- Сэр, «Сузуран» не получал донесений о том, что здесь произошло, поэтому я знаю, что мой капитан ожидает, что я оставлю свое мнение при себе. – Её глаза слегка прищурились, медленно, расслабленно. – На борту у нас есть обученные полевые медики, лекарства от ожогов, люди, способные собрать чертову сломанную кость. Очевидно, что мы не можем отправить наших медиков туда, где ситуация всё ещё может быть потенциально опасной. – Она посмотрела прямо на Якумэ. – Но если с вас достаточно того, что мы сгрузим определенные припасы, или вы отправите гражданских в доки, при условии что вы уверены в их невиновности…
Якумэ изогнул бровь, размышляя над предложением.
- «Сузуран». Капитан Джи, не так ли? Я слышал, что он служил у генерала Айро.
Зуко с трудом удержался, чтобы не ерзать. «Мне это не нравится».
- Не совсем верно, сэр, - вежливо ответила Тэруко. – Я знаю, что генерал решил путешествовать на корабле, которым управлял капитан Джи, но цепь командования была… организована по-другому.
- Слухи часто всё преувеличивают, - задумчиво проговорил Якумэ. – Я также слышал, что ваш корабль уцелел на Северном полюсе.
Зуко услышал, как внезапная напряженная тишина охватила солдат и прохожих. И сдержал готовое слететь проклятие. «Мне это очень не нравится».
- Да, - прямо ответила Тэруко. – Мне даже немного жаль Племя Воды.
- Вам? Жаль их? – Выражение лица Лу-шана колебалось между весельем и отвращением. – Я слышал, что ваш драгоценный флот смели подчистую.
«Он наезжает. И Якумэ позволяет ему.» Зуко скривился за маской, его раздражение перерастало в нечто более темное. «Он проводит оккупацию на этом участке, он только что заставил людей работать вместе… теперь он хочет посмотреть, как мы с ними справимся.»
Проклятие, если мастер-сержант пытался удержать город… В дальней перспективе это пошло бы на пользу расположенным здесь солдатам, и даже гражданским. Если Якумэ пытался выстроить рабочие отношения между солдатами и стражниками, значит, он собирался исполнять свой долг честного солдата. Но ему это было не нужно, не здесь и сейчас. Даже будь они обычными солдатами, это была плохая идея. А морпехи прославились тем, что становились вспыльчивыми на суше…
«Ты хочешь показать страже, что ты на их стороне, какие бы идиоты ни сошли в увольнение на берег. Аррг. Мы – «наглядный урок».
Ярость захлестнула его, и он сдержал её, прижав указательный палец к большому, фокусируясь на этом почти что болезненном прикосновении. Провал сейчас – и всё рассыплется на части. Всё.
«Я так устал быть чьим-то «наглядным уроком».
Тэруко слабо улыбнулась. Нехорошо.
- Не только «Сузуран» уплыл после той битвы. Невредимым. Так что советую ещё раз подумать, когда слышите о том, как сильно нас стерли подчистую. Потому что если бы нас стерли, мы бы потеряли столько тысяч душ, сколько я слышу по слухам в Царстве Земли… Думаю, любому городу, который так же часто сталкивается с духами как Ба Синг Се, следовало бы волновался куда сильнее. Ведь это означает тысячи тел в воде, обреченных утонуть без подобающего погребения. Люди, убитые духом. Самим Океаном, запятнанным человеческой яростью. – Её голос упал почти до шепота. – И призраки Народа Огня не боятся солнца.
С вновь спокойным лицом она повернулась к Якумэ.
- Вам нужно что-то ещё, мастер-сержант?
- Только чтобы вы следили, куда ступаете, лейтенант, - сухо ответил Якумэ. – Прошлой ночью были волнения, и мне не хотелось бы сообщать вашему капитану, что вы в них впутались. Особенно когда вас сопровождает курсант.
- Новичкам тоже надо учиться, - пожала плечами Тэруко. – Вперед, рядовой, нас ждет работа.
«Ей это нравится», - ворчливо думал Зуко, когда они уходили. Он закатил глаза за лицевым щитком и отбросил свое раздражение в сторону. Всё получилось. И это было главное.
По крайней мере, он надеялся, что всё получилось. Якумэ сказал «курсант» таким тоном…
[/cut]
 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Отдел иностранной литературы » Перевод Embers (перевод АУ-фика)
Страница 8 из 9«126789»
Поиск: