Переводы небольших произведений по Аватару - Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум.
FacebookвКонтактеTwitterGoogle+
Вверх
Авто-DJ      
500
logo
Приветствую, гость :)
МафияБлогФаршRSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Shadowdancer, corneliaheil 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Отдел иностранной литературы » Переводы небольших произведений по Аватару (Переводы под настроение)
Переводы небольших произведений по Аватару
aminyaДата: Воскресенье, 06/01/2013, 20:43 | Сообщение # 1
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Уважаемые форумчане! Я веду большой перевод «Углей» в соответствующей теме. Работа это очень большая и серьезная, но иногда мне хочется отвлечься и поработать с другими текстами и авторами по сабжу. Посмотреть на других персонажей или на другое видение персонажей. Так что я хочу завести отдельную тему для перевода относительно небольших понравившихся мне вещей. Не могу обещать частые обновления здесь, поскольку основным переводом остаются «Угли» и все силы будут отданы на него. Здесь – переводы для баловства и «под настроение». Первый пост я хочу отвести под оглавление и общую информацию, так что сами тексты буду выкладывать после первого комментария. Сейчас у меня в планах три вещи:

1. Застрявшие в дыре
Английское название: Stuck In A Hole
Адрес: http://www.fanfiction.net/s/8744926/1/Stuck-In-A-Hole
Автор: VickyVicarious

Первый сезон, середина. Сокка и Зуко брошены в яму некими плохими людьми и вынуждены работать вместе, чтобы выбраться. Единственная проблема в том, что они не хотят сотрудничать друг с другом… особенно Зуко.
Маленький довольно веселый приключенческий рассказ на примерно 15 вордовских страницах.
Застрявшие в дыре. Часть 1. Часть 2.

2. Исследование довольно редкого для фанфика персонажа – лейтенанта Джи.
Позабытые: лейтенант Джи
Английское название: Forgotten Ones: Lieutenant Jee
Адрес: http://www.fanfiction.net/s/4502002/1/Forgotten-Ones-Lieutenant-Jee
Автор: Evilnor
После Осады Севера лейтенант Джи объявлен предателем и брошен в тюрьму в ожидании приговора, до которого у руководства никак не доходят руки. Теперь, когда война окончена, затянувшийся процесс над Джи должен подойти к своему логическому концу. Что же приготовил для ветерана Хозяин Огня?
Произведение закончено и состоит из 6 глав общим объемом около 24-25 вордовских страниц.

Главы:
1. Трибунал 2. Квартет цирюльников
3. Ложные показания 4. Драконья леди
5. Теория струн 6. Ярость Хозяина Огня

3. То, что я люблю – хорошо продуманная АУ-шка. Правда незаконченная, но даже то, что есть, читать крайне занимательно. И мило. К тому же рассказ не заброшен и есть надежда на продолжение.
Разные
Английское название: Mismatched
Автор: Kimberly T
Адрес: http://www.fanfiction.net/s/7189615/1/Mismatched
В первом сезоне принц Зуко внезапно становится Папой Зуко. Приключения первой книги, осложненные выполнением новых для Зуко обязанностей отца. Написано 6 глав.
Честно говоря, на сегодняшний момент эта история – мой фаворит из предложенных трех.
Оглавление:
Глава 1. Найденный.
Глава 2. Названный. Часть 1. Часть 2.
Глава 3. Обласканный. Часть 1.
Глава 4. Испуганный.
Глава 5. Обсуждаемый.
Глава 6. Запечатленный.

История «Застрявшие в дыре» почти готова и ждет своего появления после первого же комментария.


Сообщение отредактировал aminya - Вторник, 04/06/2013, 11:04
 
SherbikДата: Понедельник, 07/01/2013, 13:49 | Сообщение # 2
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
История «Застрявшие в дыре» почти готова и ждет своего появления после первого же комментария


Давай! Только мне бы больше пришлась история про лейтенената Джи. И что же это новый Лорд Огня Зуко, тоже считает его предателем? wacko

Цитата (aminya)
принц Зуко внезапно становится Папой Зуко.

Ну а вот это я бы не очень. Не люблю такие резкие заскоки.
 
aminyaДата: Понедельник, 07/01/2013, 16:26 | Сообщение # 3
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Sherbik, Просто я начала перевод с самой короткой истории. Потом подлиннее, а на конец оставила самую длинную и незаконченную. Такой вот порядок.

Цитата (Sherbik)
И что же это новый Лорд Огня Зуко, тоже считает его предателем?

Не, там весь рассказ написан от лица Джи. Зуко там практически нет, так, краткое появление. Весь вкус в том, что Джи, сидя в тюрьме, сильно оторван от событий последних семи месяцев. Там скорее взгляд со стороны народа исследуется, со множеством домыслов и предположений. И сочных сплетен.

Цитата (Sherbik)
Не люблю такие резкие заскоки.

Я тоже. Я неоднократно натыкалась на этот фик, когда рылась на фанфикшн.нет и каждый раз проходила мимо с презрительным "вот ещё удумали". Потом почитала другие фики этого автора и мне понравилось. Тогда уже решила почитать этот. И на удивление он пришелся мне по душе при всей своей невероятности. Там довольно хорошо описывается психология взаимоотношений, если конечно допустить, что Зуко первого сезона способен практически за сутки привязаться к маленькому ребенку, оказавшемся в его милости по воле духов. Правда, у ребенка есть довольно много общего с нашим изгнанным принцем, что заставляет Зуко видеть в нем родственную душу. А может даже и в каком-то смысле себя. В общем, младенец там слишком маленький, чтобы быть самостоятельным персонажем, и выступает скорее как катализатор развития характера Зуко. А ещё в фике полно флафф-сцен, от которых у меня одна единственная реакция: "ня-я-я-я!"

[cut=Застрявшие в дыре]Название: Застрявшие в дыре (Stuck In A Hole)
Автор: VickyVicarious
Переводчик: Aminya
Источник: http://www.fanfiction.net/s/8744926/1/Stuck-In-A-Hole
Жанр: Приключения/дружба
Рейтинг: подростковый
Персонажи: Сокка, Зуко
Тизер: Первый сезон, середина. Сокка и Зуко брошены в яму некими плохими людьми и вынуждены работать вместе, чтобы выбраться. Единственная проблема в том, что они не хотят сотрудничать друг с другом… особенно Зуко.
Авторша призналась, что первоначально рассказ задумывался как слэш, но… по её собственному признанию «герои не захотели и уперлись рогом». Так что вышел просто хороший рассказ.

-xxx-

Зуко сверлил взглядом. У него хорошо это получалось. Его лицо было просто предназначено для злобных взглядов.
- Не заблуждайся, Племя Воды, враг моего врага остается моим врагом.
Ответный гневный взгляд Сокки потерпел фиаско. Тогда он сменил его гримасой неудовольствия, которая, вероятно, куда больше подходила ему по стилю.
- Многовато врагов будет.
Взгляд Зуко стал ещё злее.
В обычной ситуации Сокка уверенно ответил бы столь же гневным взглядом, но сегодня всё было слегка по-другому. Сегодня четверо никудышных солдат Царства Земли взяли его в плен с неизвестными целями. Он не слишком сопротивлялся при пленении, потому что не хотел навредить хорошим парням, и решил, что его просто не узнали. Но когда он упомянул, что является лучшим приятелем Аватара, они только рассмеялись и радостно хлопнули друг друга по ладони. Затем они бросили его в глубокую яму вместе с разозленным принцем Огня и ушли. Зуко смотрел на Сокку недобрым взглядом с самого его прибытия, которое случилось четыре часа назад.
Но ни один жалкий злобный взгляд не остановит Сокку от побега из этой в прямом смысле слова дыры и воссоединения с его сестрой и другом. Даже если для этого ему придется воспользоваться Принцем Злобным Глазом. К несчастью, Принц Злобный Глаз оставался непреклонным.
- Разумеется, у меня много врагов, - откликнулся принц, продолжая сверлить его взглядом. – И ты один из них. Единственная причина, по которой я ещё не сжег тебя в пепел, это потому, что тогда мне придется сидеть здесь рядом с твоим трупом, а я ненавижу запах горелого мяса.
Сокка скорчил гримасу отвращения, которая была наигранной лишь самую каплю. Какой выродок посчитает это хорошей причиной, чтобы пощадить чью-то жизнь (не то чтобы его жизни требовалась пощада, спасибо большое, особенно когда Зуко был в наручниках, а он – нет)? Как ему это вообще в голову пришло? Любой, кто достаточно хорошо знал запах горелого мяса, чтобы задумываться об этом, не был тем человеком, с которым Сокке хотелось бы застрять в одной дыре. Чтож, это хорошо характеризовало Народ Огня в целом, не так ли? Забавно.
- Ты псих, - сказал Сокка. – К тому же, ты в наручниках и не смог бы причинить мне вред, даже если бы пытался, но главное то, что ты псих. Ты что, нюхаешь своих жертв?
Впервые злобный взгляд Зуко дрогнул.
- Я… что? Нет! Это… Что ты имеешь в виду под «жертвами»? Я не какой-то там… какой-то там убийца!
Сокка фыркнул, весьма громко и недоверчиво. Гневный взгляд Зуко вернулся, десятикратно усиленный.
-…Я думал, любому очевидно, почему я ненавижу запах горелого мяса, ты, имбецил, - буркнул принц, отвернувшись. Движение открыло ту половину его лица, на которой был шрам, продемонстрировав ожог так ясно, как только было возможно при слабом освещении.
- Ооооо, - выдохнул Сокка. Долгое время он почти что чувствовал себя виноватым, потому что гримаса Зуко была скорее эмоционально раненой, чем сердитой, но потом Сокка вспомнил, что перед ним его враг. – Ну… ну, конечно. Я так и знал. Козёл.
Зуко просто вздохнул. Сокка повесил голову. И в самом деле, слабая отмазка.
-…Я хочу сказать, - в конце концов заговорил покоритель огня, - что тебе стоит прекратить попытки уговорить меня бежать вместе. Я ни за что не помогу тебе выбраться отсюда.
Сокка тоже вздохнул. Затем он наклонил голову назад, пока не стукнулся о земляную стенку, около которой сидел. Затем он пнул Зуко по лодыжке. Чтобы сбросить напряжение. Это был довольно эффективный способ.
Ну, он был эффективным до тех пор, пока Зуко не выругался (довольно впечатляюще), вскочил на ноги и пнул Сокку в ответ. Это побудило Сокку тоже встать, и вскоре двое принялись пинать друг друга в тесном пространстве.
Бить точно было очень трудно, принимая во внимание тесноту, особенно при том, что Зуко был выше и был обут в ботинки с металлическими носками. Однако Сокка получил значительное преимущество как только вспомнил, что его запястья не скованы за спиной, как запястья Зуко. Ему было досадно, что его так откровенно посчитали незначительной угрозой, но, тем не менее, это было ему на руку: Сокка смог захватить своего противника и прижать к стенке. Он просунул колено между ногами Зуко, чтобы предотвратить дальнейшие пинки, прижал локтем его шею и принялся торжествовать.
- Ха! Не недооценивай меня, ты, мразь из Народа Огня! Я - сильный и хитрый воин, и у тебя нет ни шанса на победу, когда ты не можешь пользоваться своим дурацким покорением. Так что просто признай меня главным и повинуйся уже моим приказам!
В тенях было трудно рассмотреть лицо Зуко, но судя по исходящим от него звукам, он скрежетал зубами.
- Да будь я проклят, если когда-либо унижусь до того, чтобы повиноваться тебе, крестьянин! Не прыгай выше головы!
И внезапно он плюнул огнем. Сокка выпустил его и отскочил назад, чтобы избежать неожиданного потока пламени, но запутался ногами в ногах Зуко, и они на пару тяжело рухнули на землю. Последующая схватка только ухудшила положение дел, потому что Сокка принялся пихать всё, что попадало ему под руку, а Зуко беспомощно переваливался с боку на бок, потому что не мог пользоваться руками. Они оба орали друг на друга.
- Слезь с меня! Слезь… ой, прекрати, это же мое лицо… эй, не пинайся сильнее, ты, ты… Козлина с Хвостиком!
- Какого черта ты… прекрати… слезь… мои руки мои руки мои руки, проклятие, крестьянин, я тебя урою
- О, с удовольствием посмотрю, как у тебя получится…
- Стой смирно, и я…
- Ага, так всё и будет…
- ЗАТКНИТЕСЬ!
И Сокка, и Зуко подняли головы, когда раздался резкий окрик. Высоко над ними, у края ямы, стоял солдат Царства Земли. Его лицо показывало, что он сыт по горло.
- Ома и Шу, если вы не прекратите орать, я закопаю вас обоих! Мертвыми вы стоите меньше, чем живыми, но мир и покой того стоят! – Он предупреждающе топнул ногой, сбросив несколько комьев земли на лица пленников, прежде чем повернуться и скрыться из вида.
С погаснувшим желанием драться, Сокка занялся выплевыванием грязи изо рта. К его удивлению, Зуко не пытался откатиться от него. Вместо этого он обмяк, откинувшись на спину, поперек ног Соки, и уставился на крошечный клочок синего неба, видимый высоко над их головами.
- Значит, они определенно всё ещё здесь… - задумчиво пробормотал принц. – Должно быть, они планируют продать нас охотникам за головами или работорговцам.
- Работорговцам? – в ужасе переспросил Сокка. Его отец много рассказывал о мире за пределами Южного полюса, но никогда не упоминал работорговлю.
Зуко пожал плечами довольно безмятежно, учитывая ситуацию. А ещё у него были костлявые плечи, и ноги Сокки абсолютно этого не оценили.
- Сейчас никто не признается в том, что покрывает работорговцев, но учитывая хаос войны, полиции тяжело отслеживать такие вещи… Принц Народа Огня и близкий друг Аватара определенно заставят некоторых людей раскошелиться.
Сокке хотелось протестовать, но всё, что сказал Зуко, имело смысл. Разумеется, преступный мир процветал в такие времена. Все блюстители закона были слишком заняты борьбой с Народом Огня, чтобы уделять внимание непосредственному сохранению законов, по крайней мере, в национальном масштабе. Работорговцам было легко проводить свои операции при соблюдении осторожности. Особенно с помощью коррумпированных солдат.
Он знал это, иначе никогда не стал бы даже думать о том, чтобы объединиться с Зуко, но только сейчас до Сокки впервые дошло, в какую серьезную переделку он угодил. Он легко мог умереть здесь, или, хуже того, попасть в рабство. И Катара с Аангом даже не узнают, что с ним произошло… Он не мог этого допустить.
- Тем больше причин нам работать вместе, - сказал Сокка. – Я не хочу быть твоим другом, я просто не могу выбраться отсюда самостоятельно.
Зуко наконец-то сел, так плавно, словно скованные за спиной руки совершенно ему не мешали.
- Почему ты так хочешь объединиться со мной? Аватар всё равно придет за тобой.
Сокка с трудом сглотнул и покачал головой.
- Аанг и Катара не знают, где я. Я пошел порыбачить, чтобы поймать рыбу на ужин, а эти парни набросились на меня.
- И всё же, - спокойно продолжил Зуко (что само по себе было очень странным), - если мы находимся так близко от вашего лагеря, они рано или поздно тебя найдут.
Сокка прочистил горло.
- Ну, нашли бы, если бы я не свалился в реку, и течение не унесло бы меня, прежде чем я встретился с этими солдатами из Царства Земли. Тогда, вероятно, так и произошло бы.
Зуко тихо застонал.
- Это был несчастный случай, ясно! – рявкнул Сокка. – А что насчет тебя? Я думал, у тебя есть целая лодка лакеев, которые станут тебя искать!
- Я ожидал, что человек из Племени Воды знает разницу между лодкой и кораблем, но, полагаю, ты просто особый случай, - заносчиво отозвался Зуко. – И нет, мой корабль, полный лакеев, не найдет меня до тех пор, как меня успеют продать.
Сокка игнорировал шпильку в адрес его интеллекта в пользу вопроса, касающегося предстоящего побега.
- Почему нет?
Зуко тяжело вздохнул.
- Потому что они отправлены в увольнение на следующие два дня. Я ушел один искать слухи об Аватаре – я знал, что он поблизости. Никто из моего экипажа не ждет моего возвращения в ближайшие два дня. Даже если мой дядя организует поиски сразу, как только я не вернусь, им потребуется как минимум целый день, чтобы найти это место. Эти парни ни за что не станут засиживаться здесь ещё на три дня.
Сокка жалобно застонал.
- И почему ты тоже не мог пойти в увольнение? Ты мог бы сейчас напиваться в каком-нибудь портовом баре вместо того, чтобы мучить меня своей компанией. Чертов одержимый выродок.
- Заткнись, - сказал Зуко. – Ты хотел бы сидеть здесь один? Ты ни за что не выбрался бы отсюда в одиночку.
- О, так теперь ты согласен на перемирие, да?
Наверное, солнце садилось. Сокка едва мог разглядеть лицо Зуко в тусклом свете, но всё же он готов был поклясться, что принц закатил глаза.
- Очевидно. Я думал, что смогу сбежать, когда Аватар освободит тебя, но сейчас это больше не вариант. Но одно то, что я принимаю необходимость сотрудничать с тобой, не означает, что я поверю тебе хоть на секунду!
- Отлично, - высокомерно хмыкнул Сокка, - Я тоже никогда не поверю тебе.

-xxx-

Единственная проблема, по которой ни один из их планов побега не мог сработать, была в том, что ни один из участников не был готов довериться другому. Зуко продолжал настаивать на том, чтобы Сокка взломал замок на его наручниках, и тогда он сможет взобраться по стене, победить стражников и спустить вниз веревку.
С точки зрения Сокки в этом плане было много затруднений. Во-первых, он ни за что на свете не освободит Зуко руки. Конечно, парень мог каким-то образом выдувать огонь изо рта, но пламя было не столь уж велико, и его опасность не шла ни в какое сравнение в тем, в какую передрягу попадет Сокка, если принц сможет свободно пользоваться руками. К тому же, Зуко ни за что так вот просто не влезет по стене. Сокка пытался. Земля была плотно утрамбованной, и ему не удавалось подняться выше, чем на несколько футов, прежде чем он неминуемо соскальзывал на дно. И, наконец, даже если бы Зуко смог взобраться по стене и победить солдат, которые уже один раз поймали его, не было никаких гарантий, что он поможет Сокке выбраться из ямы. Вероятно, вместо этого принц просто объявит его своим пленником и попытается использовать как наживку для поимки Аватара.
Сокка гораздо больше предпочитал план, где он встанет на плечи Зуко и использует его как подставку для того, чтобы выбраться наружу. Как только он окажется наверху, он самостоятельно победит стражников и спустит Зуко веревку.
- Не будь идиотом, - был ответ, который он получил, когда изложил свой блестящий план. – У меня, по крайней мере, будет покорение огня, а ты будешь один и без оружия в окружении – я насчитал четырех – солдат, один из которых точно покоритель. Они просто скинут тебя обратно вниз. Либо это, либо ты сбежишь как трус и оставишь меня умирать. Нет, спасибо.
- Я не сбегу! – настаивал Сокка. Но он вынужден был признать, что Зуко был прав насчет этого предприятия один-невооруженный-парень-против-четырех-вооруженных-солдат-один-из-которых-покоритель.
Таким образом, они зашли в тупик. О, они много спорили, многократно обменивались аргументами, но, в конце концов, пришли к выводу, что одному придется уступить. К этому времени в яме была чернильная темнота, и солнце давным-давно село. Если они собирались бежать (а они собирались), то лучше всего это было сделать сейчас, пока хотя бы некоторые из солдат будут спать.
- Ладно, это уже смешно, - сказал Сокка, нарушив раздраженную тишину. – Мы уже сидим в этой дыре восемь часов. Я ничего не ел, и Катара будет очень волноваться. Мы оба согласились, что солдаты, скорее всего, собираются передать нас работорговцам завтра, поэтому сейчас – наш лучший шанс на побег. Ты хочешь быть проданным по высокой цене?
Угрюмая тишина.
- Да я даже не знаю, как взламывать замки! – резко зашептал Сокка, отчаянно махая руками. – Прежде чем я смогу освободить тебя, наступит утро, они посмотрят вниз, увидят твои руки и восстановят наручники покорением земли! Кстати говоря, зачем им вообще замок?
Он подпрыгнул, когда Зуко заговорил. Очевидно, покоритель огня сидел прямо рядом с ним.
- Думаю для того, чтобы наручниками могли пользоваться солдаты не-покорители. – Он немного помедлил и продолжил, - Я понимаю твою точку зрения. Но я не могу довериться тебе, что ты не бросишь меня здесь. Я лучше утяну тебя за собой, чем позволю тебе уйти, пока я остаюсь в плену.
Вслепую протянув руку, Сокка похлопал ладонью по груди своего товарища по заключению (игнорируя его протесты), плечу, вниз по его руке, и наконец-то нашел его скованные руки. Он схватил несколько пальцев и крепко их сжал, прежде чем потрясти их вверх-вниз.
- Вот, мы пожали руки. Я обещаю, что не брошу тебя здесь.
- Недостаточно хорошо. И отпусти меня.
Сокка поворчал, но так и сделал.
- Тогда какого черта тебе надо?
Зуко глубоко вдохнул.
- Я хочу, чтобы ты поклялся честью. Вы… воины Племени Воды ведь тоже ценят честь, так?
Это было так. Очень высоко (не так высоко, как Зуко, но он был вроде как одержимым, так что не шёл в счет). Особенно если этот воин был сыном вождя Хакоды. Сокка очень долго медлил. С другой стороны, Южное Племя Воды столь же высоко ценило практичность! А что могло быть более практичным, чем временный союз во имя выживания?
- Я клянусь своей честью, что я вернусь и помогу тебе сбежать, - Сокка подождал и ткнул Зуко локтем, когда ответа не последовало. – Теперь достаточно хорошо?
Зуко ткнул его локтем в ответ с куда большей силой и смертоносной прицельностью. Сокка согнулся пополам, обхватив себя руками и задыхаясь. Он слышал, как принц шаркал в темноте.
- Думаю, сгодится.
-…Козёл… - выдавил Сокка. Зуко его игнорировал, задрав голову вверх и выдыхая короткие вспышки пламени. Красный огонь освещал темную дыру, позволяя Зуко осмотреть стены за миг до того, как снова наступала темнота. Принц повторил эту процедуру несколько раз. К тому времени, как Сокка оправился, последняя вспышка пламени высветила довольную улыбку на лице Зуко. В слабом неровном свете огня это было на удивление красивое выражение. Даже шрам не мог придать ему зловещий вид.
- Я так и думал, - сказал принц, позволив пламени угаснуть. – Вон та стена сгодится лучше всего. У верхнего края из неё торчит корень, за который ты сможешь ухватиться.
Сокка встал на ноги и подошел к Зуко возле указанной стены. Прогулка была не то чтобы длинной – яма была около пяти футов в диаметре. Он посмотрел вверх, но увидел только непроглядную тьму, сквозь которую сверкало несколько звездочек. Придется ему поверить Зуко на слово.
- Ладно, за дело! – Он внутренне возрадовался, разминая мускулы. – Нагнись, чтобы я мог на тебя наступить.
Зуко сердито зашипел, но когда Сокка ощупью двинулся в его направлении, то обнаружил, что покоритель огня уже сел на корточки. Слабо улыбаясь – не каждый день ему выпадал шанс в прямом смысле слова потоптаться по члену королевского рода Народа Огня – Сокка прижал руки к земляной стене для равновесия и встал на плечи Зуко.
- Хорошо, вставай.
Зуко крякнул и плавно встал. Вообще-то, он выпрямился с такой легкостью, что Сокка, ожидавший пошатываний и неловкости, был застигнут врасплох и потерял равновесие. Он упал назад, ударился головой о противоположную стену, а его машущие ноги обрушили Зуко прямо на него. Во второй раз мальчишки свалились кучей на земляной пол.
Зуко перевернулся на живот, выждал минуту, а затем изо всех сил долбанул Сокку головой. Разумеется, их головы находились не друг напротив друга в темноте, поэтому вышло так, что Зуко просто боднул Сокку в подмышку. Это всё равно оказалось больно, но и породило странное чувство. Сокка автоматически отомстил, прижав к себе руку и зажав голову Зуко. И только когда Зуко начал всерьез сопротивляться, чтобы выбраться, Сокка понял, что он наделал.
- Ха! Склонись перед запахом мужчины, - тихо ликовал он. И тут же вспомнил, что Зуко умеет выдувать огонь. Он с воплем выпустил принца. – Я хочу сказать… эм, я просто пошутил!
Зуко что-то нечленораздельно прорычал и укусил его за локоть. Сокке пришлось зажать рот, чтобы не завопить от боли и удивления. Он ограничился тем, что принялся бить Зуко по заду (это единственное, куда он дотянулся). В конце концов, Зуко выпустил его и сплюнул на землю.
- У тебя отвратительный вкус.
Сокка осторожно подул на раненый локоть. Зубы Зуко напоминали тиски.
- О, заткнись, каннибал! Давай лучше попробуем ещё раз.
Вторая попытка прошла куда лучше. Когда Зуко встал, Сокка смог удержать равновесие, крепко уперев ноги в плечи покорителя огня. Разумеется, край ямы всё ещё был за пределами досягаемости. Но он смог впиться пальцами в земляную стену и подтянуться дюйм за медленным дюймом, пока не встал на цыпочки на плечи Зуко. Тогда он наступил на голову Зуко. В кои-то веки почти полностью обритая голова принца оказалась полезной, поскольку его скальп оказался прекрасной ступенькой. Хотя покоритель огня не оценил ботинок у себя на макушке, судя по непрерывному потоку тихих ругательств, которые он бормотал, но выбора у него не было.
Сокка зашарил выше, вытянувшись, как мог, в поисках корня. Наконец он его нашел. Дернув пару раз, Сокка обнаружил, что корень достаточно прочный, чтобы выдержать его вес, поэтому мальчик ухватился и воспользовался им, чтобы подняться на последние полтора фута, оставшиеся до покрытой травой поверхности. Напрягая все силы, Сокка смог перевалиться через край ямы как леопардовый тюлень перелазит через край льдины. Он полежал на земле, тяжело дыша, несколько минут, прежде чем тихо уползти от ямы в сторону ближайших кустов. Как только он убедился, что его побег остался незамеченным, он принялся наблюдать сквозь ветви, чтобы оценить ситуацию.
Всё было не так плохо, как могло быть, но это было не так уж много. Конечно, трое охранников спали вокруг костра, но тот, кто стоял на часах, был покорителем земли. Не говоря уже о том, что все спали в броне, положив оружие под рукой. По крайней мере, их было всего четверо. Если бы он или Зуко просчитались, у них не осталось бы шансов на победу. Пока что побег Сокки оставался незамеченным, что было хорошо. Они не уйдут до утра. У него было время на разработку плана.[/cut]

[off]Грр, ну почему этот форум продолжает резать мои сообщения? Постоянно приходится резать текст на части!!! Грр! [/off]
 
SherbikДата: Вторник, 08/01/2013, 17:35 | Сообщение # 4
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
что Зуко первого сезона способен практически за сутки привязаться к маленькому ребенку,


А. Так это не родной сын Зуко? Он где-то его подобрал? Ну тогда это ещё куда ни шло.

А касаемо текста, то тут да. Размер единовременного куска ограничен.
 
aminyaДата: Вторник, 08/01/2013, 19:39 | Сообщение # 5
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Sherbik)
Так это не родной сын Зуко?

Боже тебя упаси!!! Если Зузу сейчас шестнадцать, а ребёнку год, это во сколько же он его завести должен был?!!
Хотя его экипаж считал, считал. И с картами сверялся *хе-хе*

[cut=Застрявшие в дыре. Часть 2.]Застрявшие в дыре. Часть 2.

Зуко резко проснулся. Он попытался вскочить на ноги, но забыл о наручниках на запястьях за своей спиной и неграциозно свалился на колени. К счастью, никто этого не видел.
Он посмотрел наверх, на маленький кусочек неба. Оно было темно-синего цвета, и воздух всё ещё оставался холодным и сырым, но Зуко знал, что солнце встает. Он чувствовал его костями – оно придавало ему сил.
Солнце также доказывало, что крестьянин из Племени Воды нарушил свою клятву. Прошло много часов с тех пор, как Зуко помог ему сбежать, и сверху не раздалось ни единого звука сражения. Скорее всего, изворотливый трус просто ускользнул незамеченным. Он ни за что не вернется, чтобы освободить своего врага.
Зуко знал, что этого следовало ожидать… строго говоря, именно этого он и ждал, но разочарование не становилось меньше. Он знал с самого начала, что Аватару не было дела до чести (то, как он нарушил их соглашение в первую же встречу, доказывало это), но принц надеялся, что костлявый мальчишка, зовущий себя «воином Племени Воды» почувствует себя хоть немного обязанным соблюдать клятву. Но, разумеется, клятвы Племени Воды не считались, когда их давали людям из Народа Огня. Зуко издевательски засмеялся. Если бы дело касалось его, он бы сдержал свое слово. Если бы они оба сбежали, он бы обязательно постарался поймать друга Аватара, но он сдержался бы до тех пор, пока они не уберутся подальше от солдат Царства Земли.
Ну, что об этом теперь думать. Он снова был предоставлен сам себе.
Зуко вздохнул и начал заново оценивать свои возможности. Он мог бы разбить наручники с помощью покорения огня. Он не спешил так поступать, потому что процесс будет шумным и болезненным. Если он раскалит свою кожу так, чтобы треснул камень, это приведет к сильным ожогам на его запястьях, да и взрыв точно всполошит похитителей. С другой стороны, можно обратить взрыв себе на пользу.
Если разбить наручники в тот момент, когда они вытащат его из ямы, то, может быть, осколки камня ранят их. Или хотя бы достаточно напугают, чтобы дать Зуко преимущество. Он был уверен, что сможет победить их в честной схватке. Они смогли его поймать только благодаря удаче. Он проходил под каменным выступом, когда всё вокруг потемнело. Вероятно, они скинули камень ему на голову, чтобы лишить чувств. Первые несколько часов плена у него очень сильно болела голова, но, поскольку боль довольно быстро прошла, Зуко пришел к выводу, что не стоит переживать из-за сотрясения мозга. И всё же к тому времени он был уже в наручниках и в яме, где он не мог оказать сопротивления.
На этот раз всё будет по-другому. Ну, он на это очень надеялся. Если они скуют его ноги землей, то, скорее всего, он ничего не сможет сделать. Однако сейчас бессмысленно думать об этом. Всё что он мог – это ждать, когда за ним придут, и быть готовым драться в тот же миг. Ему не нужна помощь того идиота, он и сам сможет сбежать.
Пока Зуко додумывал эту мысль, сверху свалился воющий солдат Царства Земли, на миг заслонив свет восходящего солнца. Шокированный, Зуко тем не менее быстро отреагировал, прижавшись к стене, чтобы не попасть под удар. Когда мужчина приземлился с болезненным бум, Зуко метнулся вперед, сильно пнув мужчину в челюсть.
Глаза солдата закатились, и Зуко ногами перевернул его на спину. Бросив настороженный взгляд вверх, принц сел на корточки и начал вслепую обшаривать скованными за спиной руками карманы мужчины в поисках ключа. Он ничего не нашел, когда вторая тень заслонила небо. На этот раз, мужчина, отбросивший её, не упал в собственную тюрьму. Подозрительно прищурившись, он посмотрел вниз на Зуко.
- Эй! Я же велел вам прекратить драться друг с дру… Пинг? Эй, отвали от Пинга! – крикнул он. – Духи, что… куда делся второй пленник? – Он отвернулся от дыры, прокричав своим оставшимся товарищам:
- Подъем! Пленники схватили Пинга!
Зуко лихорадочно искал у себя за спиной. Наверное, мужчина споткнулся или ещё что-нибудь, сейчас уже неважно. Это был его шанс. Если бы он только мог освободить руки до того, как придет покоритель земли…
Такого шанса ему не дали. И минуты не прошло, как земля у него под ногами начала подниматься вверх с ошеломительной скоростью, яма закрывалась, когда её дно поднималось к поверхности. Зуко бросил поиски ключа, вместо этого он воспользовался созданным покорителем земли движущим моментом и подпрыгнул вверх, крутанувшись в воздухе, когда достиг поверхности. Он попал по одному из солдат, но удар прошел вскользь, и это был не покоритель земли. Ключом к победе в этом бою было вырубить покорителя земли до того, как тот скует ноги Зуко и лишит его мобильности. Это означало, что пока он не уверен, что земля не набросится на него, ему придется держаться от неё подальше.
Несмотря на его неуверенное приземление (то, что он не мог использовать руки хотя бы для сохранения равновесия, представляло серьезную проблему), Зуко совершил ещё один прыжок с переворотом, но на этот раз он запустил ногой поток пламени. Ему удалось крепко ударить того солдата, которого он зацепил в первом прыжке, и мужчина мешком свалился на землю под двойным натиском удара и опаляющего пламени. Однако шансы всё равно оставались двое против одного, и Зуко быстро развернулся лицом к оставшимся двум противникам, опоздав всего на секунду, чтобы уклониться он летящего в него небольшого булыжника.
Камень ударил его в плечо, отправив кувырком в траву. Зуко продолжил катиться, едва избегнув второго булыжника, потом вскочил на ноги. Его плечо жутко болело, но он не обращал внимания. Надо было продолжать двигаться.
Внезапно последний оставшийся – и самый здоровый – солдат не-покоритель оказался прямо перед ним, размахивая мечом. Зуко поспешно отскочил – прямо в дерево. Он выругался и кинулся в бок как раз вовремя – металлическое лезвие глубоко впилось в кору в том месте, где была его голова. Воспользовавшись преимуществом времени, потраченным на вытягивание клинка из дерева, Зуко бросился вперед, нацелив удар здоровым плечом прямо в живот солдата.
Ему удалось сбить мужчину с ног и заставить его выпустить меч, но на этом его удача кончилась. Броня Царства Земли не дала ему выбить из солдата дух, и его противник был крупным мускулистым мужчиной, который мог пользоваться двумя руками. Зуко, напротив, был довольно костлявым и, хотя он был в прекрасной физической форме, у него даже отдаленно не было такой грубой физической силы, чтобы освободиться, когда мужчина обхватил его своими огромными ручищами.
- Попался, - возликовал солдат, встав на ноги и просто удерживая Зуко над землей в своих унизительно эффективных медвежьих объятиях. Чем больше принц сопротивлялся, тем сильнее его сдавливало, и все его жалкие пинки ни на что не годились. – Эй, Ген, думаю, надо заковать в камень и его ноги тоже. Тогда этот коротышка больше не причинит нам хлопот, и мы сможем догнать второго.
Сказав это, солдат, держащий Зуко, повернулся, и тут же и он, и Зуко умолкли, когда увидели покорителя земли неподвижно растянувшегося на траве. От удивления хватка мужчины немного ослабла, и Зуко воспользовался возможностью змеей выскользнуть вниз. Он развернулся на одной ноге и высоко ударил второй, но солдат поймал его ступню своей огромной мясистой ладонью.
- Что ты сделал с Геном? – прорычал он, болезненно вывернув стопу Зуко. Принц в изгнании неловко запрыгал на второй ноге, пытаясь удержать равновесие.
- Не знаю. Это не я!
- Не ври мне, огненная мразь!
- Я не вру! – Зуко постарался сосредоточиться и нарастить жар в своих запястьях. Если и бить наручники, то сейчас было самое время… Но он не мог сфокусироваться на трюке, когда у него так сильно болела щиколотка. Он должен был преуспеть, он был так близко к побегу, но мужчина продолжал стискивать, и Зуко было трудно даже просто оставаться стоять, не говоря уже о покорении. И всё же, если бы получилось сфокусироваться всего лишь на секунду…
- Он не врет, это был я!
И снова и Зуко, и его тюремщик замерли от удивления, и снова Зуко пришел в себя быстрее. Он выдернул ногу из – в очередной раз – ослабевшей хватки и, спотыкаясь, отошел назад, когда Сокка кинул в солдата свой бумеранг. Разумеется, мужчина с легкостью уклонился, но Зуко прекрасно помнил особенность этого конкретно оружия. Если он сможет достаточно отвлечь мужчину до возвращения бумеранга… эта техника оказалась такой полезной сегодня…
Он глубоко вдохнул и выдохнул на солдата столько огня, сколько смог, как раз тогда, когда мужчина снова протянул к нему руку. Огня было гораздо больше, чем он выдыхал прошлой ночью, когда надо было осмотреться, не привлекая внимания похитителей. На этот раз огонь был эффективной атакой ближнего боя. Солдат завопил от удивления и боли, когда его руки вспыхнули, и отшатнулся назад – прямо под бумеранг, который со свистом летел назад. Оружие ударило его по голове с резким кланг, и солдат камнем рухнул вниз.
Зуко медленно выпрямился, поморщившись от боли в щиколотке. Возможно, повреждение было серьезным. Надо будет поблагодарить дядю за то, что научил его дыханию огня. Но сейчас были более насущные дела… Он повернулся лицом к Соке.
- Ты вернулся?
Мальчик из Племени Воды подошел ближе, подняв с земли бумеранг.
- Разумеется! Разве ты не помнишь, что заставил меня принести клятву?
Зуко пожал плечами.
- Я думал, ты её нарушил. Не в первый раз.
Внезапно заточенное лезвие бумеранга оказалось у него под носом.
- Я никогда не нарушал клятву.
Зуко оттолкнул бумеранг в сторону.
- Твой друг нарушил, и ты не испытывал от этого неудобства. В любом случае, тебя не было много часов. Что мне оставалось думать? Да и пользы от тебя было немного, даже когда ты вернулся.
- Что?!
Зуко игнорировал возмущенный вопль и вместо этого развернулся, опустился на корточки рядом с потерявшим сознание солдатом и принялся проверять его карманы. Может быть у этого найдутся ключи. Сокка присел рядом с ним.
- Что ты делаешь?
- Ищу ключ.
- О, точно. – Почти что рассеянно, Сокка оттолкнул в сторону руки Зуко и сам взялся за это задание. – Вернемся к твоему заявлению. Что ты имел ввиду, что от меня было мало пользы? Я вырубил трех парней из четырех!
Сев на землю (если Сокка хотел сделать всю работу по поиску ключа, то он не станет его останавливать), Зуко фыркнул.
- Давай посмотрим: один свалился в дыру, я вырубил его и ещё двоих сверху, а ты оглушил покорителя. Ты справился куда лучше, чем я ожидал… Но это не значит, что ты сделал так уж много.
Сокка важно выпятил грудь.
- К твоему сведению, тот парень не споткнулся. То есть он споткнулся, но споткнулся о традиционную растяжку Племени Воды, и всё благодаря мне, благодарю покорно! Я не напал на них посреди ночи, потому что хотел напасть на них утром, когда они будут заняты сборами и будут менее эффективны. Поэтому я лежал в засаде всю ночь только для того, чтобы спасти твою неблагодарную задницу. И это всё, что я за это получил?
Зуко признал разумность этого плана, к тому же, он получил преимущество восходящего солнца. Помимо прочего, он смог отвлечь похитителей, пока Сокка напал на них со спины, но он не собирался признаваться в том, что это произвело на него впечатление.
- Тебе понадобилась целая ночь, чтобы додуматься до растяжки? Кроме того, падение даже не оглушило того парня, это пришлось сделать мне. – Он сделал паузу. – Так же, как я вырубил двух из трех солдат. Не планируя целую ночь. О, и без помощи рук.
-…Заткнись, - сказал Сокка. – У этого парня нет ключа. Идем дальше.
Они проверили оставшегося солдата не-покорителя… то есть это сделал Сокка, пока Зуко пристально наблюдал за признаками обмана и участвовал в яростной перебранке по поводу того, кто победил последнего солдата. Бумеранг Сокки лишил его чувств, как и покорителя земли, но именно пламя Зуко загнало его в место, куда ударил бумеранг. «Командная работа» было очевидным решением, но ни один из мальчиков не желал признаваться в чем-то, хоть отдаленно напоминавшим это. Поэтому они продолжали перебранку.
К тому времени, как Сокка закончил обыск (и связывание) всех трех не-покорителей, не найдя ничего напоминающего ключ, Зуко уже начал тревожиться. Конечно, у него всегда оставался вариант разбить наручники покорением огня, но он не хотел к нему прибегать за исключением ситуации абсолютной необходимости. Он обожжет запястья и может даже получить каменные осколки в спину. Не говоря о том, что потребуется затратить много энергии.
Наконец они подошли к покорителю земли, чтобы связать и его, и Сокка решил заодно обыскать и его карманы. Зуко не видел в этом смысла, но быстро понял, что был неправ, потому что первое, что Сокка извлек из его кармана – это квадратный каменный ключ. Оба мальчика уставились на него, сбитые с толку.
- Зачем покорителю земли ключ от каменных наручников? – спросил Зуко.
- Может он не очень хороший покоритель? – предположил Сокка. Он пояснил, когда Зуко недоумевающее нахмурился. – Я хочу сказать, он же использовал только самые простые техники, так? Он выкопал яму и бросил пару камней. Я могу сделать это. И вообще, это он сделал эти наручники? Может, кто-то просто дал их ему.
Конечно, Зуко был без сознания и не имел представления, были его наручники изготовлены этим человеком или нет, но объяснение Сокки имело смысл. Всё равно ситуация оставалась довольно унизительной… но, с другой стороны, не ему презрительно фыркать на способности по покорению элементов других людей.
- Да без разницы, - сказал он вместо этого, повернулся и протянул Сокке свои руки. – Сними их.
- Ни за что, - засмеялся Сокка. – До тех пор, пока ты не поклянешься своей честью, что не нападешь на меня и не станешь следить за мной до лагеря Аанга.
Зуко повернул голову, чтобы бросить на него гневный взгляд через плечо. Ну конечно. Ему следовало знать, что единственная причина, по которой другой мальчик станет помогать ему искать ключ, - чтобы использовать ситуацию против него. Эта ночь заставила его коренным образом переменить свое мнение об этом друге Аватара. До сих пор он считал мальчика бесполезным: Сокка не мог покорять и даже не был хорошим воином, да и вообще принц не видел от него особого толка. Но теперь было ясно, что у него был острый и хитрый ум. Возможно, именно он стоял за всеми хитрыми маневрами Аватара. Это был человек, с которым стоило держать ухо востро.
Зуко стиснул зубы в невольном уважении. Он не сомневался, что сможет победить Сокку в битве даже без своего покорения, но он понимал, что планирование не было его сильной чертой, и что на этот раз его обошли. Если он откажется поклясться, то, скорее всего, не сможет отобрать ключ у Сокки – не с его раненой щиколоткой и оружием, которое подобрал второй мальчик. Если он откажется от ключа и притворится, что ушел, а потом взорвет наручники и тайно проследует за Соккой до лагеря, то сильно устанет от сложного покорения огня, его запястья и, возможно, спина будут ранены, и ему придется красться с раненой щиколоткой. Он никогда не схватит Аватара в таком состоянии. И Зуко никогда не обесчестит себя тем, что согласится, а потом нарушит свою клятву.
- Пусть Анги будет мне свидетелем. Я клянусь своей честью, что не причиню тебе вреда и не последую за тобой к твоим компаньонам с этого места после того, как ты освободишь меня. – Зуко склонил голову, пока говорил, и принял формальный тон клятвы. Когда он закончил, то застыл в ожидании принятия клятвы с опущенной головой. Ответа не последовало. – Ну?
- Что? – спросил Сокка. – О, ээ, ладно. Ого, это было вроде как круто. Делает мою клятву вроде как грубоватой.
Зуко закатил глаза и снова протянул ему руки, чувствуя, как Сокка возится с ключом сначала с одним запястьем, потом со вторым.
- Ерунда. Эта клятва была настолько неформальной, насколько вообще может быть. Моя клятва не была крутой, просто твоя была совсем отстойной. С другой стороны, ты же просто крестьянин. Вряд ли ты вообще знал, как это делается.
- О, заткнись, Принц Модница, - буркнул Сокка, управившись с наручниками. Зуко потер запястья и вытянул руки – у него болело плечо, в которое попал камень, но он не чувствовал, что оно сломано или выбито, скорее просто останется синяк. После этого он выхватил у Сокки наручники.
- Эй, что ты собрался с ними делать?
Зуко наклонился и сковал наручниками руки покорителя земли у него за спиной. После этого он зашвырнул ключ в лес.
- Тренировка по покорению.
Сокка рассмеялся.
- Мужик, это сурово. И вроде как забавно. «Тренировка по покорению». Ха!
Никто и никогда не ценил его шутки. Застигнутый врасплох, Зуко улыбнулся.
- Спасибо.
Момент быстро перерос в неловкий.
- Ага, да что там, - буркнул Сокка. – Я куда больше удивлен, что ты не сжег их заживо или ещё что-нибудь после всего этого.
Все намеки на улыбку тут же исчезли с лица Зуко.
- Я уже говорил тебе, я – не убийца.
- Да как скажешь.
- Агни, ты меня бесишь.
- О, да. Чтож, это взаимно, приятель.
- Я не твой приятель.
- Очевидно.
- Заткнись.
- Да будет тебе известно, что… - Сокка осекся на полуслове, когда его желудок громко заурчал. Он минуту разглядывал его, затем повернулся и пошел к пепелищу от костра и плюхнулся на небольшой камень рядом с вещами солдат Царства Земли. – Я собираюсь украсть завтрак у этих козлов перед уходом.
Немного поколебавшись, Зуко присоединился к нему. Он занял место на противоположной стороне костра и перевязал свою (вероятно растянутую) щиколотку бинтами из солдатской аптечки, пока Сокка состряпал нечто похожее на кашу и приготовил её на костре (который заново разжег Зуко). Вся сцена вызывала чувство неудобства своим миролюбием, даже если каша была ужасной на вкус, и они поспорили о своих кулинарных способностях (которые отсутствовали у обоих, но это не помешало им спорить о том, кто был хуже).
Когда солдаты стали приходить в себя, мальчики почти что почувствовали облегчение. Разумеется, как только мужчины стали орать во всю глотку и поливать оскорблениями предков своих экс-пленников, Зуко снова их вырубил. Сокка неохотно пожурил его, но сам он знал, что сделал бы то же самое, если бы солдаты продолжили ругаться.
И всё же, это послужило сигналом к отходу. Зуко и Сокка вместе дошли до ближайшей реки, обмениваясь полными подозрения взглядами.
- Помни, - сказал Сокка. – Ты поклялся своей драгоценной честью не преследовать меня.
Зуко глубоко вдохнул и ненадолго закрыл глаза.
- Я знаю, - ответил он. – Но в следующий раз я приду за Аватаром.
После этого он развернулся и пошел вниз по течению, ни разу не оглянувшись. Сокка знал, потому что он долго следил за Зуко, прежде чем пойти своей дорогой вверх по течению. Хотя он никогда в этом не признался бы, но сейчас принц повел себя как настоящий мужчина. Вообще-то, Зуко вел себя по-мужски практически всю прошлую ночь, возможно, даже больше, чем сам Сокка (а это дорогого стоило, потому что Сокка вел себя чертовски по-мужски). Не говоря уже о том выдыхании огня, которое выглядело очень круто. Жаль, что он был злобной, преследующей Аватара мразью из Народа Огня, иначе с ним было бы довольно весело общаться.
И тренироваться в спарринге. Сокка заметил, как эффективно Зуко сражался с тремя противниками сразу, причем со скованными за спиной руками, и при этом он вполне успешно им противостоял. Конечно, Сокка оказал ему поддержку из теней (слава Туи и Ла, что Сокка всегда брал бумеранг с собой, даже на рыбалку, и что солдаты не заметили, как он тихо выкрал оружие посреди ночи), но при всем при том, принц был довольно хорошим бойцом даже без покорения. Он даже пробудил в Сокке желание потренироваться самому (он не чувствовал угрозы, просто так… на всякий случай).
Он крался вверх по течению почти целый день, и в конце концов Сокка вернулся к своему другу и своей сестре. Они кругами летали на Аппе над верхушками деревьев и спикировали вниз, как только заметили его, набросившись с объятиями и взволнованными расспросами.
Бросив взгляд на лицо Катары, искаженное плохо скрытым страхом, Сокка не решился признаться, где он был на самом деле. Поэтому он рассказал полуправду, что упал в реку, был унесен вниз по течению, устроил привал на ночь, а потом пешком отправился назад. Тревога на лице Катары тут же растаяла.
- Ты большой увалень, - с улыбкой сказала она. – Почему бы отныне тебе не оставить рыбалку нам, покорителям воды? Ты же даже ничего не поймал.
- Ага, - поддержал её Аанг, весело смеясь. – Ты потратил целых два дня и не поймал ни одной рыбешки!
Сокка объяснил, что рыбалка – это очень серьезная и важная мужская обязанность, которую может выполнить только он, так же как шитье и приготовление вкусной еды – таинственное женское искусство, которым он никогда не сможет овладеть. Это заработало ему множество полных легкого раздражения шпилек от Катары, особенно касательно одного острова, леди-воины которого могли, вероятно, рыбачить ни чуть не хуже, чем сражаться.
- Это означает, получше тебя, - с улыбкой пояснил Аанг. Предатель.
Следуя предложению Сокки, они немедленно тронулись в путь. Он заявил, что сыт этой рекой по горло, но украдкой поглядывал на неё из седла Аппы с молчаливой задумчивостью. Где-то там, внизу, Зуко, вероятно, мог видеть, как они улетают.

-xxx-

Стоя на палубе своего корабля, Зуко громко и продолжительно выругался, наблюдая, как знакомый белый летающий бизон исчезает вдали. Его дядя бросил ему неодобрительный взгляд, но он игнорировал его, предпочтя с топотом удалиться в свою каюту. Он пришел слишком поздно!
Когда он приносил клятву Сокке, Зуко крайне осторожно отнесся к формулировке. Он поклялся не преследовать мальчика из Племени Воды «с этого места». Другими словами, как только он достигнет городка, то сможет спокойно преследовать его, не нарушая данного слова. Он знал, что находился не слишком далеко от города, в то время как Сокку унесло течением перед пленением. Зуко надеялся, что у него будет достаточно времени, чтобы спешно вернуться в порт и воспользоваться речным катером, чтобы обогнать Сокку и первым добраться до Аватара. Конечно, его поврежденная щиколотка замедлила его, но времени всё равно было предостаточно.
Единственное, о чем он забыл, это то, что его экипаж был в увольнении. Когда Зуко вернулся, единственными людьми на борту были его дядя и три матроса, оставленные охранять корабль в гавани. Принц немедленно отправил этих троих за остальными членами экипажа, несмотря на предупреждения дяди, что и без того раздраженному экипажу не понравится отмена увольнения. Зуко не было дела до чувств экипажа, когда Аватар наконец-то был почти в его руках.
К несчастью, экипаж даже отдаленно не был так вдохновлен шансом поймать Аватара и вернуться домой. Они плелись один за другим следующие несколько часов. Большинство из них были пьяными или мучились похмельем и откровенно не желали делать хоть что-нибудь. Некоторые явно наслаждались компанией определенных портовых женщин и не оценили то, что их прервали. К тому времени, как Зуко наконец-то набрал достаточно нерадивых и раздосадованных солдат для управления катером, уже наступил полдень. И потом лейтенант Джи посчитал необходимым бросить вызов авторитету Зуко, жалуясь на то, что он без предупреждения прервал их увольнительную на берег. Такое впечатление, что никому из них не было ни малейшего дела до поимки Аватара!
Он смог подготовить и спустить на воду речной катер – и теперь это! Теперь ему придется ждать продолжения преследования ещё дольше, пока его катер вернется в порт, а его команда протрезвеет. Даже Зуко признавал, что хоть ему и удалось найти достаточно трезвых солдат, чтобы управлять речным катером, будет небезопасно выходить на корабле в море, пока хотя бы ещё несколько человек не смогут ходить по прямой линии.
По крайней мере, он рассмотрел, в каком направлении улетели Аватар и его друзья. Почти строго на север. Он легко сможет преследовать их вдоль береговой линии, что было ценно. Конечно, он был раздосадован, его гордость (и плечо) пострадали, а его щиколотка была растянута, но он знал больше, чем он знал вчера. Аватар был близко, направлялся на север, и его друг был определенно не слабаком, а тем, кого стоило брать в расчет.
Сокка оказался неожиданным во многих отношениях. Зуко удивился, когда понял, что не испытывает ненависти к мальчику. Да, он был крестьянином из Племени Воды и союзником Аватара, но спорить с ним было… не так уж плохо. Может даже самую капельку весело. Жаль, что он был врагом.
Зуко решил, что как только он поймает Аватара, то попробует отпустить брата и сестру из Племени Воды. Или хотя бы гарантировать, что с ними будут хорошо обращаться в тюрьме. В конце концов, Сокка вернулся за ним. Он явно высоко ценил свою честь и заслужил, чтобы к нему относились с уважением. Зуко не откажет ему в этом.
Как только он поймает Аватара. А он это сделает – и скоро. Как только он заставит свой экипаж шевелиться! Зуко с рычанием вылетел из своей каюты, чтобы всласть поорать на них.
Он знал, где находится Аватар.
Теперь уже недолго.[/cut]
 
SherbikДата: Суббота, 12/01/2013, 17:13 | Сообщение # 6
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Застрявшие в дыре. Часть 2.


Интеренсная зарисовочка из жизни мира Аватара во время преследования. Я так, понимаю, речь идёт о первом сезоне? Что ж, Зуко показал себя человеком своей несчастной чести. Как и Сокка. Но я бы, честно говоря, не стал бы расчитывать на то, что Сокка и Зуко станут сотрудничать. Слмишком много "тараканов" в головах у обоих.
Да и ещё! Действие происходит в Царстве Земли. Зуко поймали местные солдаты. А его экипаж где-то не так уж далеко в увольнении. На вражеской территории вообще-то. Ну их там в увольнении всех и переловят. Это как если б немецкие матросы сошли в увольнении в каком-нибудь советском порту с 1941 по 1945 год.
 
aminyaДата: Вторник, 12/02/2013, 13:08 | Сообщение # 7
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Sherbik)
А его экипаж где-то не так уж далеко в увольнении. На вражеской территории вообще-то.

Ну, может это было что-то вроде нейтрального порта. Маленькие городки, не способные оказать сопротивление хорошо вооруженным противоборствующим силам и находящиеся на слабоконтролируемой территории могут сохранять нейтралитет во имя самосохранения. Знаешь, вроде как в "Свадьба в Малиновке". Утром встали - одна власть, а вечером всё опять поменялось. И что остается делать бедным не сражающимся местным? А так можно даже денег подзаработать на сошедших на берег моряках.
Я не думаю, что экипаж могли отпустить во вражьем порту, оставив всего четырех человек (пусть и с Драконом Запада) для охраны корабля cool Я не думаю, что они вообще зашли бы в такой порт. То есть, если бы Зуко думал, что там можно найти сведения об Аватаре, он бы, конечно, пошел, но скорее как Синий Дух.

Добавлено (18/01/2013, 18:00)
---------------------------------------------
[cut=Позабытые: лейтенант Джи]Название: Позабытые: лейтенант Джи (Forgotten Ones: Lieutenant Jee)
Автор: Evilnor
Переводчик: Aminya
Источник: http://www.fanfiction.net/s/4502002/1/Forgotten-Ones-Lieutenant-Jee
Жанр: Юмор
Рейтинг: детский
Персонажи: Джи
Тизер: После Осады Севера лейтенант Джи объявлен предателем и брошен в тюрьму в ожидании приговора, до которого у руководства никак не доходят руки. Теперь, когда война окончена, затянувшийся процесс над Джи должен подойти к своему логическому концу. Что же приготовил для ветерана Хозяин Огня?

Глава 1. Трибунал

- Лейтенант Джи, вас обвиняют в заговоре, дезертирстве на поле боя, неподчинении вашему командующему офицеру, нарушении служебного долга, помощи и содействии заведомо известному преступнику и изгнаннику из Народа Огня, помощи и содействии заведомо известному предателю Народа Огня, мятеже и измене. Что вы на это скажете?
Седовласый лейтенант с каменным лицом встал и окинул оценивающим взглядом членов военного трибунала. Трибунал был представлен девятью высокопоставленными офицерами, самый высокоранговый из них исполнял роль судьи. Зрители у него за спиной по большей части состояли из младших офицеров и призывников. Это был обезьяний процесс, призванный запугать остальных и сделать из него пример. Обвинения были сфабрикованы, а наказание будет худшим из возможных. Джи ненавидел быть примером, но он не стал позорить себя ложью.
- Виновен, сэр.
- Вы осознаете свою ошибку и готовы вновь поклясться служить Хозяину Огня каждую минуту вашей жизни, лейтенант? – снова обратился к нему командующий офицер, недавно назначенный адмиралом.
Они правда собирались так легко отпустить его? Снова поклясться в верности Хозяину Огня, и всё будет забыто? Возможно, этот суд не задумывался как запугивающая тактика. Удивительно, но Джи полагал, что после сокрушительного поражения адмирала Джао на Северном полюсе месяц назад флот Огня испытывал сильную нехватку офицеров. Вообще-то, именно действия Джи позволили ему выжить, чтобы участвовать в этом процессе.
Лейтенант глубоко, успокаивающе вдохнул и волевым усилием привел выражение лица в порядок.
- Я не совершил ошибки, сэр. Принятое мной решение развернуть корабль и оставить вторжение спасло жизни моего экипажа и пассажиров, когда битва уже была проиграна. Я не изменю своего мнения по поводу моих действий. Что касается других обвинений, - Джи замолчал и встретился глазами с новым адмиралом - ныне судьей - который был на десять лет его младше, но, тем не менее, был назначен на место покойного Джао. Он хотел бы врезать мужчине кулаком за его глупость, но придется удовольствоваться словами, - Когда более трех лет назад я принял мое предыдущее назначение, я также принял изгнание вместе с принцем Огня. С тех пор он заслужил мое глубочайшее уважение и почтение, и является единственным человеком, кому я буду служить. Моя верность принадлежит принцу Зуко из Народа Огня… сэр.
На несколько секунд вся комната затаила дыхание, испытывая тот же шок, что и члены трибунала, если судить по их лицам, а потом взорвалась бормотанием голосов. Ропот стал оглушающим, прежде чем адмирал достаточно оправился, чтобы постучать своим полированным металлическим молоточком по столу.
- Порядок, порядок!
Комната снова затихла, но глаза Джи неотступно следили за адмиралом. Он изучал его, ожидая реакции на свое публичное неповиновение, хотя, скорее всего, его заявление никогда не выйдет за пределы этой комнаты. Он надеялся, что Зуко в конце концов услышит об этом и будет знать, что где-то кто-то до сих пор сохранил верность хорошему человеку, и что этим хорошим человеком был сам Зуко.
- Ваши мятежные слова только усугубляют вашу измену, лейтенант. Принц – разыскиваемый беглец, он изгнан и исключен из линии наследования. Вы оказываете себе плохую услугу, объявляя о своей верности изгою, - предупредил его адмирал. Ого, он хотел дать Джи все возможные шансы, не так ли?
- Правда от этого не меняется, адмирал. Я не могу ответить иначе.
Адмирал закрыл глаза, словно бы ругая Джи за глупость. Он посмотрел на своих коллег из трибунала, некоторые из которых покачали головами.
- Тогда у суда нет выбора, кроме как признать лейтенанта Джи виновным по всем статьям. Его с позором лишат звания и отправят в тюрьму до тех пор, пока суд не определит ему соответствующее наказание. Суд окончен.
Снова раздался гул голосов, и Джи сделал очередной успокаивающий вдох, пока его выводили из зала суда. Его заседание было первым из назначенных на сегодня. И все над солдатами, бежавшими от поражения на Северном полюсе, до или после прихода Духа Океана во всем его сияющем синем великолепии и при поддержке Аватара. Когда луна потемнела, лейтенанта охватил ужас, и он приказал развернуть корабль. К тому времени как Дух Океана принялся топить флот, корабль Джи был далеко от места погрома. Он жалел только о том, что не смог дождаться возвращения наземной группы перед тем, как отступить.
Из сотни кораблей уцелела всего пара десятков. Все, кто выжили, были либо пленниками Северного Племени Воды, либо предстали перед военным трибуналом Народа Огня. Джи было ясно одно: Джао был одержимым властью имбецилом, и любой, кто доверял ему, должен был быть или безумцем, или глупцом.
Включая Хозяина Огня Озая.
К несчастью, он сказал об этом практически открытым текстом, тем самым заработав сомнительную часть дополнительного обвинения в измене в своем грязном списке преступлений. Если судить по протянутой Джи руке, остальные выжившие, вероятно, просто получат по пальцам, и им выдадут новые назначения во флот на границе с Царством Земли. Но ему это не светит. Он устал сражаться, устал от этой войны, устал от приказов людей, которых он не уважал. Теперь единственные два командира, которых он по-настоящему уважал, по слухам, были в бегах в Царстве Земли. По крайней мере, они были живы, так что надежда оставалась.
Как бы он хотел присоединиться к ним.

***

Семь месяцев спустя…
В тюрьме происходило какое-то движение, насколько мог видеть Джи. Рано поседевший бывалый солдат с отливающими сталью седыми волосами встал на ноги, когда к его камере подошел начальник тюрьмы.
- Пришел день вынесения твоего официального приговора, бывший лейтенант Джи, - сквозь нос с презрением фыркнул низенький мужчинка, глядя на него сквозь прутья камеры.
- Самое время, - не остался в долгу Джи. – Я знаю, что идет война и всё такое, но зачем заставлять человека так долго ждать наказания? Военный трибунал закончился более полугода назад!
На лице начальника тюрьмы мелькнуло непонимание, но он быстро взял себя в руки, и на его лице появилось хитрое выражение.
- О, вижу, ты ничего не знаешь.
- Чего не знаю? – с подозрением спросил бывший офицер.
- Думаю, ты вряд ли в курсе последних событий, сидя в этой дыре, так?
- Какие последние события? – Джи видел, что начальник тюрьмы придумал какую-то новую извращенную игру, чтобы помучить его. Коротышка, кажется, получал садистское наслаждение от насмешек над своими жертвами, особенно если они были такими стойкими, как Джи.
- Ну, для начала, после твоего суда произошли изменения в командном составе. Новый адмирал этого флота решил, что вынесение приговоров бесчестным офицерам и предателям не стоит его времени, так что он выкинул это дело из головы, отправив заботу в самый конец своего списка обязанностей, - буднично объяснил ему начальник тюрьмы. Но его тон был слишком самодовольным, и Джи видел, что за его словами скрывается что-то ещё. Когда мужчина выжидательно замер с усмешкой на лице, Джи всё же подтолкнул его.
- И? Что заставило адмирала вспомнить?
- О, личный визит самого Хозяина Огня.
Джи почувствовал, как замерзла его кровь.
- Хозяина Огня? – с недоверием выпалил он. – Он приедет сюда?
- Духи, ты схватываешь всё на лету, Джи.
- Но это база на оккупированной территории Царства Земли! Хозяин Огня не приедет сюда, если только… - мужчина осекся, не зная, радоваться ему или страшиться ответа.
- Война закончилась, Джи, - закончил начальник тюрьмы. – Она закончилась около месяца назад, и Хозяин Огня приедет наблюдать за вынесением приговоров таким брошенным за негодностью обломкам, как ты.
Новость определенно была не из добрых. Хозяин Огня Озай не славился пониманием или милосердием. Скорее наоборот. Джи ждал, что в конце концов его переведут в более крупную тюрьму для отбывания срока (хотя он сомневался, что его «преступления» достаточно серьезны, чтобы его отправили в Кипящую Скалу), но если за вынесением приговора будет следить Хозяин Огня, то лучшее, на что ему стоило надеяться – это быстрая смерть.
- Его корабль прибудет сегодня, поздним утром. А сейчас тебя ждет визит к цирюльнику, - сказал начальник тюрьмы, повернув ключ в замке камеры Джи. – Нельзя чтобы ты выглядел как заросший носорогоугорь перед Хозяином Огня, так?

Глава 2. Квартет цирюльников

Сегодня цирюльники работали не покладая рук. В помощь штатному цирюльнику были установлены три дополнительных стула, на которых ученики помогали стричь заключенных. Кажется, Хозяин Огня будет наблюдать не только за его приговором.
Кстати говоря, Джи действительно не стриг волосы месяцами, и, судя по отражению, смотрящему на него из парикмахерского зеркала, он на самом деле походил на косматого заросшего носорогоугря. Причем со стальными седеющими волосами, из числа тех, у кого самое жесткое мясо. Странно, но ему даже понравился этот образ.
Джи был вырван из задумчивости радостным щебетом цирюльника, спрашивающего, какую прическу он хотел бы получить. Он примерно описал стрижку, предпочитаемую во время последних дней службы: большие традиционные бакенбарды и уставная короткая стрижка. Это было странное сочетание традиции и бунтарства, несколько напоминающее то, что сделал со своими волосами принц Зуко, но куда менее драматичное, как подумал сейчас бывший лейтенант. Когда он в первый раз так подстригся, он оставил свой дом, также как и принц, и отправился по просьбе генерала Айро на поиски ветра в поле.
Сейчас, когда война закончилась, он думал о том, как поживает его бывший командир. Срезал ли он свой длинный хвост, свою вторую самую примечательную черту после того жуткого шрама, когда ему пришлось прятаться? Не просто изгнание, а активная охота со стороны своей родины имела тенденцию заставлять людей совершать драматические поступки. В случае принца Зуко это было бы мудрым ходом.
Затерявшись в мыслях, он едва регистрировал, что жужжал над его ухом цирюльник, пока стриг волосы Джи. Наконец, решив прислушаться, он уловил фрагмент сплетен старика:
-…Слышал, как гонец рассказывал, что у него есть дракон. Вы можете в это поверить? Я думал, эти животные вымерли, что последнего из них убил великий Дракон Запада, но он нашел ещё одного!
- Я слышал, что он огромный! – поддержал его один из учеников. – Он может ездить на его спине и управлять им как мастер над носорогами.
- Не, - возразил старый цирюльник, - это малыш, чуть больше почтового ястреба. Я слышал, что некоторые зовут его Драконом из-за этого маленького сорванца.
- Как он может быть Драконом, если дракон всё ещё жив?
- Ты говоришь о Двухвостом Драконе? – спросил один из стражников, который только что привел нового заключенного. Джи очень хотел бы вспомнить имя молодого человека, но стражники никогда не разговаривали с заключенными, если только не ругали их за какое-то надуманное нарушение. Он выслушал достаточно насмешек с их стороны по поводу верности избалованному изгнанному принцу, которому нет дела ни до кого вокруг, но он не знал их имен.
Однако цирюльники были совсем другим делом. Они до невозможности любили сплетни и знали всех по именам.
- О, ты тоже слышал об этом прозвище, да, Ли?
- Разумеется, в караулке только об этом и говорят! Прошел слух, что титул «Дракон» дается за подчинение дракона, а не за его убийство. Если он на самом деле нашел яйцо и приручил малыша, это же тоже считается, так?
- Но это вряд ли может служить мерой умения покорять огонь, не так ли? – с сомнением спросил другой ученик.
- Ну, не знаю… надо быть могущественным покорителем огня, чтобы дракон признал тебя мамочкой, правда? – засмеялся цирюльник.
- Так почему его прозвали Двухвостым Драконом? – взволнованно спросил стражника первый ученик, чуть не откромсав ножницами ухо своему клиенту.
Стражник, которого Джи видел в зеркале, занял пост у двери и гордо выпятил грудь.
- Ну, некоторые зовут его Диким Драконом, поскольку люди говорят, что он появился из ниоткуда, а ещё говорят, что он мастерски владеет парными мечами! – Джи посмотрел на отражение стражника и увидел, что он тоже носит парные мечи, вложенные в единые ножны из потертой кожи с медными заклепками. Неудивительно, что он выглядел таким гордым, если какой-то герой тоже пользовался ими. – Он не только самый сильный покоритель огня в мире, он ещё и мастер стали! Он даже умеет использовать покорение огня вместе с мечами!
Старый цирюльник скривился.
- Никогда не слышал, чтобы кто-то из покорителей огня так делал. Для покорения им нужна вся их концентрация и время.
- Но это правда, - молодой стражник выглядел немного обиженным. – Мой брат в столице говорит, что видел его в действии!
- О ком вы говорите? – не выдержал Джи, поддавшись замешательству и любопытству. Несмотря на доводы здравого смысла по поводу сплетен цирюльника, он с головой увлекся беседой.
Стражник посмотрел на отражение Джи в зеркале со своего поста около двери.
- О Хозяине Огня, разумеется!
- Хозяин Огня Озай нашел дракона? – с недоверием выпалил бывший лейтенант и повернулся на стуле, чтобы взглянуть стражнику в лицо. Наверное, он сказал это громче, чем он думал, потому что на него посмотрели все, кто был в комнате. Джи услышал смешок, когда старый цирюльник мягко, но твердо развернул его и негромко приказал ему сидеть тихо, продолжив стричь его косматую седую гриву.
- Ну конечно не Озай, - сообщил старый цирюльник. – Мы говорим о новом Хозяине Огня. О том, кто выступил против Озая вместе с Аватаром в день кометы и забрал трон Озая.
- Я слышал, что это он учил Аватара покорять огонь, - с восторгом выкрикнул первый ученик.
- Ага, а ещё я слышал, что он утверждает, что является потомком Аватара Року, - поддержал его второй ученик.
- Я слышал, что он отмечен прикосновением самого Духа Огня, и поэтому он такой могущественный. Это видно по его лицу, если повезет увидеть его хотя бы мельком. Он может метать огонь глазами, если сильно разозлится! – поддакнул третий ученик цирюльника из дальнего угла комнаты. Это вызвало здоровый смех у старого мастера, который только покачал головой.
- И по слухам у него необычное лицо! - снова вступил в разговор молодой стражник. - Наполовину драконье, наполовину человечье. Человечья половина такая красивая, что дамочки просто с ног валятся от желания, а драконья половина настолько страшная, что всё мужчины трясутся от страха.
- Кстати о дамочках и их желаниях, - влез в разговор второй ученик, не отрывая глаз от стрижки. – Очевидно, что сейчас он самый завидный холостяк в мире. Его домогаются толпы женщин!
- Я слышал, он с благосклонностью отнесся к дворянке из Царства Земли.
- Не, он положил глаз на принцессу-покорительницу воды. Брак с ней сблизит Народ Огня и Племена Воды и скрепит новый мир. Как романтично - вода и огонь живут вместе в гармонии, - мечтательно вздохнул первый ученик, чуть не отчекрыжив второе ухо своего нервного подопечного.
- Вы оба ошибаетесь. Он уже долгие годы испытывает нежные чувства к одной леди из Народа Огня. К тому же, ему надо заручиться поддержкой дворян Народа Огня, поскольку он сел на трон в таком юном возрасте. Единственный способ это сделать – жениться на девушке с родины.
- О, ты такой знаток любовных советов!
- Мои советы уж всяко получше твоих.
- Тогда почему бы тебе не сказать в лицо Хозяину Огня с кем ему встречаться?
- Может я так и сделаю!
- Хмм, - задумчиво протянул старый цирюльник, уходя от новой романтической темы, пока его ученики препирались по поводу того, на ком надо жениться Хозяину Огня, - может он и правда отчасти дракон. Ни одному простому смертному покорителю огня не хватило бы мудрости или нахальства обучать Аватара после ста лет войны, если только он не был отмечен духами. Особенно в таком юном возрасте.
- Генерал Айро смог бы, - услышал Джи собственный шепот.
- Дракон Запада? – цирюльник расслышал его бормотание. – Полагаю, он мог бы, но он этого не сделал. Это был наш новый Хозяин Огня, в этом сходятся все истории. И это Аватар посадил его на трон.
Джи про себя задался вопросом, хватит ли даже у Аватара власти посадить на трон Народа Огня человека из ниоткуда, даже если этот человек претендует на такое благородное происхождение, как род Аватара, и контролирует дракона. Он же прервет целую династию! Что бы сказал на это принц Зуко? Скорее всего, он был бы смертельно оскорблен и сорвал бы злость на первом, кто окажется поблизости, а может даже ворвался бы во дворец и заявил о своем законном праве на трон. По крайней мере, именно таким он запомнил того сердитого подростка.
- Так как его зовут? – наконец-то Джи задал вопрос, который мучил его с тех пор, как он узнал о смене власти в стране.
- Эммм… - начал было цирюльник, - я не помню. Созин, вроде бы? Хозяин Огня Созин. Да, звучит вроде правильно.
Его первый ученик фыркнул:
- Его зовут не Созин, мастер. Так зовут комету!
- Вы оба ничего не знаете, - третий ученик в дальнем конце комнаты закатил глаза, - Созин – это имя Хозяина Огня, который начал войну. В его честь была названа комета, потому что он использовал её силу, чтобы нанести первый удар. Учите свою историю, блин.
- Ладно, - буркнул старый цирюльник. Ему не нравилось, что два его ученика знают больше него, - может его зовут и не Созин, но я точно знаю, что где-то в его имени есть «З». Мы наверняка узнаем его имя сегодня.
- Итак, вы знаете, что у него есть дракон в качестве домашнего питомца, он использует парные мечи, наполовину дракон, друг Аватара, потомок Аватара Року, мудр не по годам и отмечен духами, но вы не знаете его имени? – спросил Джи, обращаясь к комнате в целом.
Все секунду помолчали и посмотрели друг на друга. Вообще-то, это было довольно забавно.
- Ну, ты тоже не знаешь! – наконец обвиняющее бросил легко возбудимый первый ученик.
- Я проторчал в камере семь месяцев. Думаю, у меня есть оправдание.
- Ладно, я с тобой закончил, Джи. Что скажешь? – старый цирюльник последний раз щелкнул ножницами и оборвал дискуссию до того, как спор успел набрать обороты. Он не стал ждать ответа и подозвал молодого стражника, стоявшего у двери. – Иди и приведи следующего заключенного, и отведи Джи назад в камеру, или куда вы там сажаете людей.
- Эм, конечно, - стражник моргнул и подчинился.
[/cut]

Добавлено (12/02/2013, 13:08)
---------------------------------------------
Люди, никто не хочет узнать о дальнейших мытарствах бедного Джи?

 
OinariДата: Вторник, 12/02/2013, 19:43 | Сообщение # 8
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Люди, никто не хочет узнать о дальнейших мытарствах бедного Джи?


Один студент точно хочет, но как-то все не может нормально доползти до форума и оставить внятный комментарий. wacko
 
aminyaДата: Вторник, 12/02/2013, 21:01 | Сообщение # 9
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Oinari)
Один студент точно хочет


Тогда студент всё узнает smile

[cut=Глава 3. Глава 4.]Глава 3. Ложные показания

Кажется, заседание обещало быть полуоткрытым, как можно было определить по небольшой аудитории, собравшейся во дворе крепости около полудня. Место семимесячного заключения Джи никогда не предназначалось под тюрьму. Это была небольшая крепость Народа Огня на территории Царства Земли, в которой по воле случая разместили около двадцати закованных в цепи заключенных, оставшихся после злополучного вторжения на север.
Слушанье Джи было не единственным, которое отложили из-за изменений в руководстве. Как он и предвидел, большинство обвиняемых повинились и были отосланы в другие флоты или армии с минимальным шумом. Остались только особые случаи. Некоторых из тех, кого Джи мог увидеть со своего места в конце очереди, он узнавал. Ещё солдаты с безосновательной верностью по отношению к принцу Зуко? Он сомневался, хотя все люди становились похожими друг на друга в цепях вместо брони, даже те, с кем он плавал больше двух лет.
Бывший лейтенант едва слышал герольда, пока тот выкрикивал повод для данного собрания. Он слышал звуки, но раскаты голоса герольда, отражавшиеся от металла и камня стен, делали слова неразборчивыми, пока линия заключенных проходила вперед. Он вроде как услышал некоторые из почетных титулов нового Хозяина Огня, но не смог разобрать ничего кроме «приговор» и ещё чего-то по поводу высочайшего присутствия.
Будучи последним заключенным в строю, у Джи было полно времени, чтобы рассмотреть аудиторию. Всего присутствовало около сотни человек, которые сидели по обе стороны от центра двора. По большей части они выглядели как солдаты, но, возможно, среди них были и колонисты Народа Огня.
Почетные гости были гораздо более интересным зрелищем. Джи был очень наблюдательным человеком, и эта черта сослужила ему хорошую службу в сражениях. Имея достаточно времени, он умел изучить человека и понять его слабости. Он принялся внимательно изучать этих важных людей и делать выводы. На дальнем конце двора располагалась приподнятая каменная платформа, окруженная королевскими гвардейцами. На платформе стоял паланкин Хозяина Огня, сверкавший красными, черными и золотыми цветами на полуденном солнце. Сам Хозяин Огня не был виден толпе: занавески его кресла позволяли ему видеть всех, кто был снаружи, но никто не мог разглядеть ничего, кроме его очертаний. Справа от паланкина со скучающим видом сидела молодая аристократка в цветах Народа Огня с блестящими сложно уложенными черными волосами. Время от времени она поглядывала на силуэт Хозяина Огня, словно ожидая чего-то. Справа от неё сидел новый адмирал, о котором упоминал начальник тюрьмы. Слева от паланкина сидела маленькая девочка в зелено-золотом, её черная челка спадала ей на лицо. В то время как более высокая молодая девушка сидела на мягкой на вид подушке, младшая девочка с комфортом устроилась прямо на твердом камне платформы. Начальник тюрьмы, состоявший в ранге капитана, стоял слева от девочки в зеленом.
Бывший лейтенант подавил усмешку при мысли, что жестокому начальнику тюрьмы не позволили сесть во время процесса над его заключенными.
Когда Джи занял свое место последнего в очереди заключенных, его внимание привлекло движение в небе недалеко от солнца. Прищурив глаза, Джи первым делом подумал, что это просто почтовый ястреб, но он летел очень странно, извиваясь и скручиваясь в полете, напоминая плывущую по воде змею. Да и тело было слишком тонким, понял Джи, когда ему в голову пришла аналогия со змеей. Когда раздался резкий свист, странное создание издало полувизг-полурычание, слышное даже с земли, и прервало свой танец, чтобы нырнуть вниз и стрелой влететь в паланкин, где оно быстро обернулось вокруг силуэта Хозяина Огня. Маленькое создание было очень быстрым, но Джи показалось, что он разглядел красно-золотой блеск за те секунды, что оно танцевало на фоне солнца и исчезло за занавесом паланкина.
Мог ли это быть дракон, о котором говорилось в сплетнях? И неужели он видел, как тень Хозяина Огня… погладила его?
Обдумывая увиденное, Джи чуть не прослушал, когда начальник тюрьмы рявкнул приказ заключенным опуститься ниц перед Хозяином Огня. Как следствие, скорый на расправу стражник, стоявший за его спиной, украдкой ткнул кулаком ему в бок и силой заставил опуститься ниц, как все прочие заключенные. Очевидно, это не осталось незамеченным, потому что седовласый заключенный заметил, бросив быстрый взгляд на платформу, что глаза пасмурной девушки были прикованы к нему. Джи быстро отвел взгляд и уставился в землю, но перед этим успел заметить, как она наклонилась влево и что-то прошептала.
После небольшого официоза начались процессы, и начальник тюрьмы выкрикнул имена первых двух заключенных. Бывшие солдаты на четвереньках проползли вперед, пока зачитывались их обвинения и вердикт, поскольку у них было одинаковое обвинение: бунт против Хозяина Огня Озая и нарушение долга на Северном полюсе, виновны.
- Ваш приговор – шесть месяцев тяжелых работ в угольных шахтах Жонг Фэнг, - постановил адмирал, сверившись со списком, лежавшим на маленьком столике перед ним. Затем он повернул голову и посмотрел на тень Хозяина Огня. – Но по указу Хозяина Огня вам будет дан шанс защитить себя и пояснить свои обвинения. Йинг, встаньте и доложите свой случай.
Первый из бывших солдат внезапно поднял голову, посмотрел на адмирала и замер. Его глаза были круглыми, как у крольоленя, застигнутого в круге света.
Скучающая молодая девушка сказала:
- Если вы не хотите рассказывать Хозяину Огня свою историю, вас всё равно отправят в шахты. И он узнает, если вы солжете.
Выйдя из ступора, Йинг громко глотнул воздух ртом и, заикаясь, выдавил:
- Я-я был с одной из н-наземных партий во время северного вторжения. Я был новым ре-рекрутом и едва понимал, как обращаться с оружием, п-поэтому когда л-луна потемнела и тот с-с-синий монстр появился, я… - он глубоко вдохнул и заметно успокоился, - я спрятался в одном из домов Племени Воды, и там была маленькая девочка. Мне приказали убивать всех, кого я встречу, но ей было около восьми. Дома у меня есть сестра такого возраста. Я не мог этого сделать. Когда отступающие группы нашли меня несколько минут спустя, и сержант приказал мне убить девочку, я отказался и назвал Хозяина Огня Озая детоубийцей за то, что он дозволяет такие приказы. Вот мои причины, Ваше Величество, - с этими словами молодой человек снова склонил голову.
Мрачная молодая девушка посмотрела налево, но и Хозяин Огня, и девочка в зеленом не пошевелились и не издали ни звука. Девочка в зеленом просто смотрела перед собой, и Джи заметил, что её взгляд за темной челкой пустой, словно у неё вообще нет глаз. Почему такая девочка сидела там, рядом с Хозяином Огня?
- Ваши показания учтут, - сказал адмирал, когда сидящая рядом девушка продолжила молчать. – Гичи, вы следующий. Изложите ваши обстоятельства.
Мужчина по имени Гичи был среднего возраста и излагал свои обстоятельства уверенно и спокойно, являя полный контраст с молодым человеком до него, но его история была сходной за исключением фактора юности. Джи знал, что мужчина лгал. Хотя по правилам им запрещалось разговаривать во дворе (и их нечасто выпускали вместе), Гичи прославился своим длинным языком. Он спрятался на корабле на краю флота вместо того, на котором ему было предписано находиться, чтобы избежать сражения, и проклинал имя Озая несколько дней спустя, когда свалился с лихорадкой, полученной из-за того, что целых два дня простоял рядом с ледяным корпусом. Никто, кажется, не заметил, когда девочка – которая, как теперь понял Джи, была слепой – слегка покачала головой.
Силуэт Хозяина Огня не шевелился за исключением того, что он время от времени поглаживал дракона, свернувшегося у него на коленях, но мрачная девушка встрепенулась и незаметно кивнула адмиралу, который поставил знак в списке напротив имени заключенного.
Всё продолжалось в том же духе: начальник тюрьмы вызывал вперед всех заключенных с одинаковыми обвинениями, и адмирал позволял каждому поведать свою историю. Слепая девочка ни разу не заговорила, время от времени кивая или слегка покачивая головой, Хозяин Огня не произнес ни слова и особо не двигался, а самая скучающая на вид из королевской группы продолжала поглядывать налево и время от времени кивала, явно получая сигналы, которые никто больше не замечал.
Обвинения постепенно становились всё серьезнее, пока не наступила середина дня и не подошла очередь Джи. Ни у кого не было таких обвинений, как у него, поэтому седовласый ветеран в одиночку предстал перед Хозяином Огня. Всё тот же скорый на расправу стражник заставил Джи опуститься ниц, когда он не распластался на земле добровольно.
- Вас обвинили и признали виновным в заговоре, дезертирстве на поле боя, неподчинении вашему командующему офицеру, нарушении служебного долга, помощи и содействии заведомо известному преступнику и изгнаннику из Народа Огня, помощи и содействии заведомо известному предателю Народа Огня, мятеже и измене, - зачитал адмирал. – Духи, ну и список! Вам предоставляется шанс объясниться, Джи.
- Это долгая история. Могу я встать?
Безэмоциональный голос мрачной девушки прервал отказ адмирала:
- Пусть он встанет. Это должно быть интересно.
Джи слышал, как отступил назад стражник, и улыбнулся про себя. Он встал, принял военную стойку смирно, насколько ему позволили кандалы, и открыто посмотрел на адмирала, молодую девушку с блестящими волосами и слепую девочку прежде чем остановить взгляд на тени Хозяина Огня. Глубоко вдохнув, он начал рассказ.
- Я старый солдат. Пик моей карьеры прошел на службе у генерала Айро во время 600 дней блокады Ба Синг Се, где я отличился в битве, и где, мне хотелось бы думать, генерал тоже проникся ко мне доверием. Я был там, когда он снял блокаду после смерти своего единственного сына и вскоре после этого вернулся домой. Когда я сам вернулся домой, то узнал, что моя жена умерла от болезни, а моего единственного сына призвали в армию, где он и погиб в битве.
- Около трех с половиной лет назад я принял предложение Дракона Запада сопровождать в изгнании его племянника, принца Огня. Дома у меня ничего не осталось, а генерал Айро до сих пор пользовался большим уважением и был героем Народа Огня. Он лично отобрал меня и ещё нескольких человек, чтобы составить экипаж маленького военного корабля принца, которого я вскоре узнал как избалованного и сердитого ребенка, - при этом комментарии на лице молодой женщины промелькнуло выражение веселья, а слепая девочка проглотила смешок, но тень не выдала ничего. - Но ни у одного человека я не встречал такой настойчивости. Такое впечатление, что сам Дух Огня пылал внутри него. Он неустанно искал и тренировался ради выполнения своей миссии по поимке Аватара, чтобы вернуться домой и восстановить честь, которой на самом деле он никогда не терял. Но даже когда он видел свою цель, он снова и снова ставил безопасность экипажа выше своей миссии, а миссию выше своей личной безопасности. Я видел, как он спас жизнь рулевого во время жесткого шторма и приказал вывести корабль в безопасное место, наблюдая, как Аватар улетает над облаками. В те последние месяцы я проникся невольным уважением к юному принцу.
- Когда адмирал Джао призвал экипаж принца Огня в свой флот для вторжения на Северный полюс, включая меня самого, у меня не было другого выхода, кроме как подчиниться. Меня назначили командовать кораблем, перевозящим ударные отряды, и на вторую ночь вторжения мы были среди первых кораблей, высадившихся на берег. К тому времени я уже понял, что Джао - соперник принца по охоте за Аватаром, и узнал, что он стоял за покушением на жизнь принца, а потому не испытывал верности к адмиралу. Той ночью меня мучило дурное предчувствие, которое оправдалось, когда сама луна покраснела. Я приказал немедленно отчаливать, а потом полная луна исчезла с неба. Именно тогда пришел синий монстр. Некоторые говорят, что это был Дух Океана, разъяренный потерей возлюбленной, но, как бы то ни было, он уничтожил флот вторжения. К тому времени мой корабль был достаточно далеко, чтобы избежать повреждений, и когда дух исчез, я осмотрел обломки флота в поисках выживших. Я проклинал Джао за глупость, а Хозяина Огня Озая за то, что поверил безумцу, спустившему подобного монстра на собственный флот.
- Что касается предателей генерала Айро и принца Зуко, в пособничестве которым меня обвиняют, то у меня не было ни шанса помочь им после того, как их объявили таковыми. Обвинения против меня были сфабрикованы, чтобы сделать из меня пример для других, а потому акцентировали мою связь с теми двумя. Но если бы у меня была такая возможность, я бы им помог. Когда все в Народе Огня слепо следовали за жадными до власти полубезумными лидерами, этим двоим хватило мужества и чести поступать правильно. Делайте со мной что хотите, но тогда я принял решение, что не последую и не склонюсь ни перед кем, кроме принца Огня Зуко. И это, Ваше Величество, моя история.
За исключением сидящих на платформе, весь двор ахнул, услышав мятежные слова Джи. Толпа забормотала, причем то там, то здесь раздавались смешки. У адмирала был такой вид, будто он хотел хлопнуть себя по лбу, но вместо этого мужчина просто покачал головой.
- Идиот, - услышал Джи его бормотание. Мрачная девушка не-совсем-улыбалась с довольно веселым видом, а слепая девочка в зеленом казалась слегка ошеломленной, но улыбалась почти что от уха до уха.
- Прошу отметить, - сказала девчушка, повернувшись лицом к фигуре в паланкине и словно бы делясь лучшей в мире шуткой. – Он совершенно серьезен.
Только тогда Джи заметил легкое подрагивание силуэта Хозяина Огня, который будто бы трясся от ярости… или пытался не рассмеяться?
- Вы хотите сказать, что на самом деле ничего не знаете? – спросила мрачная девушка насмешливым голосом.
Джи уже основательно запутался. Он не был уверен, какой реакции ждал на свою несубординацию, но уж точно не смех. Казнь на месте за прямое неподчинение Хозяину Огня была куда более ожидаема.
- Принца Огня Зуко больше нет. Но за вашу нерушимую преданность ему нынешний Хозяин Огня удостоит вас личной аудиенции на борту своего корабля этим вечером. Адмирал, – явно исполняющая роль голоса Хозяина Огня девушка кивнула мужчине справа, но не смогла удержать невозмутимое выражение на лице, - дальше продолжайте сами.
Бывший лейтенант моргнул, когда осознал услышанное. Значит, Зуко всё же не пережил свое изгнание… Джи пришел в ужас… и все эти люди смеялись над этим? Весь двор!
Задумавшись над тем, что именно он скажет новому Хозяину Огня, Джи с трудом расслышал слова адмирала.
- Новый Хозяин Огня желает, чтобы все знали, что любая измена по отношению к бывшему Хозяину Огня Озаю не считается изменой против него, при условии, что измена имела под собой основания. Дезертирство или уклонение от обязанностей при вторжении на Северный полюс также будут прощены, учитывая, что командующий силами вторжения сам был явным безумцем и предателем. Это означает полное прощение для большинства из вас.
- С другой стороны, ложь Хозяину Огня – это преступление, караемое смертью. Но следуя духу новозаключенного мира, те, кто солгали Хозяину Огня сегодня, понесут то наказание, которое было назначено им до того, как они получили шанс дать свои показания.
Затем адмирал зачитал список имен лжецов, которых следовало отвести обратно в камеры (Гичи оказался в их числе), и приказал стражникам снять наручники с остальных заключенных… за исключением Джи.
Освобожденные заключенные принялись славить своего нового Хозяина Огня, пока его паланкин, окруженный гвардейцами и сопровождаемый двумя девушками, был вынесен из крепости по направлению к докам. Вскоре седой ветеран в цепях и один присматривающий за ним стражник оказались единственными, кто остался во дворе.
Джи проследил, как величественное кресло исчезло из вида, и, пронзенный внезапной мыслью, повернулся к стоящему рядом стражнику с приподнятой бровью.
- И почему я до сих пор не мертв?
Стражник пожал плечами.

Глава 4. Драконья леди.

И часа не прошло, как парочка стражников и начальник тюрьмы пригнали Джи в доки. Компания была не из лучших, но зато прогулка освежила его. Он нечасто выбрался из той темной одиночной камеры за прошедшие месяцы, и дорога дала ему достаточно времени, чтобы обдумать и осмотреть цель его пути: королевский флагман Хозяина Огня.
Корабль был как минимум в десять раз больше крошечного кораблика принца Зуко. То маленькое потрепанное суденышко (в сравнении с этим бегемотом) было на 20 лет старше своего владельца и давным-давно устарело, но этот корабль просто кричал о новейших технологиях и последних разработках, за исключением тех воздушных кораблей, о которых слышал Джи. Командная башня напоминала пагоду, увенчанную красной черепичной крышей и золотым навершием, а нос мог похвастаться позолоченным стилизованным драконом, делающим корабль воплощением королевского флагмана. На миг он задумался, каково это – служить на подобном корабле, но быстро изгнал эту мысль. Это был корабль нового выскочки-Хозяина Огня, человека, поставленного на это место Аватаром в нарушение всех законов престолонаследования, законов, которые правомерно сделали бы Зуко Хозяином Огня, если бы он остался жив. А этот человек и его советники… посмеялись над смертью принца!
Джи чувствовал, как гнев подкатывает к горлу, словно огонь из легких дракона, когда он заметил знакомую форму летающего бизона, взлетающую с палубы королевского флагмана и исчезающую вдали. Как он смеет! Этот мелкий пацан, каким бы могущественным он ни был, не должен был сажать кого ему вздумается на трон Народа Огня. Даже после смерти Зуко следовало придерживаться законов и правил наследования, даже если это означало восхождение к власти сестры Зуко. Принц не смог бы оспорить законность такого поступка при всей существующей между братом и сестрой ненависти, насколько это понял Джи из тех нескольких раз, когда он вообще о ней заговаривал.
Не в первый раз старый ветеран задумался о цели этой «личной аудиенции». Возможно, смертельный приговор за непослушание будет плохо согласоваться с «новым миром» Хозяина Огня, и выбросить его за борт в тяжелых кандалах будет куда тише и проще? Только они двое будут знать об этом, и кто станет искать бывшего лейтенанта, почти что ставшего повстанцем? Именно так поступили бы все прежние Хозяева Огня.
Когда они наконец взошли по трапу, их никто не встретил. Откровенно говоря, корабль выглядел практически покинутым. Величественный паланкин стоял на почетном месте на возвышенной платформе у основания командной башни, но его занавески были раздвинуты, и он был пуст, за исключением вороха ткани насыщенных красных, черных и золотых цветов.
- Господа, вы рано, - раздался холодный голос со стороны паланкина, и вперед вышла уже знакомая им молодая девушка с элегантно уложенными волосами. – За вами ещё не посылали.
- Приносим наши извинения, миледи, - несколько нервно начал начальник тюрьмы, - но вы не уточнили, когда хотите видеть заключенного, поэтому я подумал…
- О, как мило. Вы подумали. Позовите писца, у нас здесь мыслитель.
Джи приложил все силы, чтобы спрятать улыбку, а один из стражников у него за спиной безуспешно попытался скрыть смешок. Начальник тюрьмы резко развернулся, чтобы взглядом осадить нахала, но все три высоких мужчины у него за спиной были совершенно серьезны.
- А ещё вы подумали, что Хозяин Огня хочет, чтобы вы заковали его приглашенного гостя в кандалы, да? – даже подчеркнув слово «подумали», голос молодой девушки совсем не изменился. Она оставалась холодной, как лед. Джи невольно начал чувствовать себя слегка напуганным. У него создалось впечатление, что с этой леди не стоит связываться.
- Но… он же заключенный! Он опасный покоритель огня, и он мог бы…
- Как и Хозяин Огня. Вы считаете, что он не справится с тем дураком, которому хватит глупости напасть на него? – ледяное выражение лица девушки теперь было направлено только на начальника тюрьмы. Её светло-золотые глаза впились в него как кинжалы, и начальник тюрьмы заметно съежился. Казалась, что его броня велика ему размеров на пять. – Снимите кандалы.
Двое стражников посмотрели на начальника, потом на Джи и снова на начальника, пока тот не пискнул:
- Вы слышали леди! – а потом сказал уже более спокойным, пусть и напряженным шепотом, предназначенным только для ушей лейтенанта. - Даже не думай что-нибудь выкинуть, Джи.
Пока стражники снимали наручники, серьезная молодая девушка кажется потеряла всякий интерес к новоприбывшим и принялась изучать содержимое паланкина. Она подняла тяжелую ткань со стула и вздохнула толи от раздражения, толи от обреченности (по ней было трудно сказать). Ветеран едва смог расслышать, как она буркнула что-то про домохозяек. Когда она подняла ткать и перекинула её через согнутую руку, стало ясно, что на самом деле это тяжелая верхняя мантия Хозяина Огня, которую кинули сверху на ещё более тяжелый черно-золотой воротник. Она осторожно подняла воротник, чтобы взглянуть под него, и призрак улыбки прорезал её лицо.
- Уже строишь себе гнездо, малыш?
Из-под воротника раздался жалобный рык, и маленькая усатая рептилья голова высунулась наружу и сонно зевнула. Детеныш выдохнул небольшое пламя и лизнул руку девушки, прежде чем вновь скрыться в импровизированном логове.
- Брось, я знаю, что он оставил тебе милое и теплое гнездо, но мне надо убрать его вещи, прежде чем какой-нибудь идиот попытается их украсть, или ты их сожжешь. Вылезай, Фанг.
Девушка бесцеремонно подняла королевский воротник и устроила его поверх мантии, полностью открыв детеныша дракона, который протестующее заверещал. Это был чудесный малыш, почти полностью красный, с золотыми глазами, пробивающимися золотистыми рожками и золотыми пятнами вдоль челюсти и длинного хвоста с кисточкой. Когда девушка протянула руку к его хвосту, маленький дракон клацнул зубами, и она быстро одернула руку.
- Фанг! Прекрати! В самом деле, ты уже знаешь, что так нельзя. – Когда она бранила малыша, в её голосе удивительно четко можно было расслышать раздражение.
Фанг отпрянул и немного поскулил, услышав тон девушки, но теперь выглядел полностью проснувшимся. Несмотря на очевидную юность этого создания, кажется, оно совершенно точно понимало, что означает её тон. Он взлетел с подушки паланкина, обернулся вокруг её плеч и лизнул в щеку, извиняющее порыкивая и попискивая.
- Так-то лучше, - сказала девушка, погладив дракона по длинной чешуйчатой шее. Она сунула руку в свой широкий рукав и вытащила небольшое лакомство, которое дракон с жадностью проглотил с довольным урчанием. Потом она вздохнула и посмотрела на воротник и мантию, которые держала в одной руке.
- И что же мне с вами делать? – Она подняла голову и посмотрела в глаза Джи, словно бы ожидая ответа.
Джи потер свои только что освобожденные запястья, не уверенный, как ему ответить. Решив подстраховаться, он остановился на «простите?»
- Вы меня слышали. - Не обращая внимания на стоявшего рядом с ним начальника тюрьмы, который изо всех сил старался привлечь её внимание, девушка подошла к Джи так близко, что ему стало не по себе. В её движениях не было угрозы. Сама она казалась абсолютно невозмутимой, но она была бы совсем глупой, если бы не заметила нервозности окружающих её мужчин. На этот раз её взгляд не был грозным, а был до краев наполнен скукой, словно бы ей совершенно не хотелось давать объяснения.
- Вы – гость, но вы пришли рано. Хозяин Огня только что улетел, и вы не сможете встретиться с ним сейчас. Что мне с вами делать?
Джи совершенно точно не привык общаться с девочками-подростками, определенно не с теми, которые занимали высокое положение, как эта девушка, поэтому он решил придерживаться основ:
- Ну, если я гость, то полагаю, следует представиться… миледи?
Она слегка приподняла одну бровь и, кажется, задумалась.
- Я – Мэй, - наконец сказала она, а потом указала на дракона, удобно свернувшегося на её плечах, - а это Фанг.
- Меня зовут Джи. Приятно познакомиться с вами, госпожа, - произнес Джи и отвесил ей формальный поклон Народа Огня, прижав сжатые в кулак пальцы правой руке к раскрытой и поставленной вертикально ладони левой. Дракон хрипловато и недовольно зарычал. – И, ээ, Фанг, - поправился он и снова быстро поклонился. Кажется, малыш остался этим доволен.
- Да, пожалуйста, - пренебрежительно сказала Мэй, слегка взмахнув рукой, и повернулась. Но потом она, кажется, передумала и скинула тяжелую мантию и воротник на руки Джи. – Раз вам больше нечем заняться, помогите мне отнести это. Остальные могут идти.
Начальник тюрьмы переглянулся со стражниками.
- Но, миледи, - запротестовал начальник тюрьмы, - мы здесь для того, чтобы сопровождать заключенного до тех пор, пока Хозяин Огня не вынесет ему приговор! Мы не можем просто оставить его без надзора на флагмане Хозяина Огня! Что если он саботирует что-то, или нападет на вас, или…
- Джи, будет ли грубостью со стороны гостя напасть на свою хозяйку или повредить корабль своего любезного хозяина? – слегка раздраженный взгляд Мэй вновь остановился на начальнике тюрьмы, приколов его как бабочку на булавку. Для пущего эффекта она скрестила руки на груди.
- Весьма грубо, госпожа.
- И станете ли вы как человек чести и бывший солдат, служивший под командой генерала Айро и принца Зуко, проявлять подобную грубость и неуважение к вашему хозяину?
- Разумеется нет, госпожа. Даю вам слово.
- Ну вот, видите? – подвела итог Мэй. – Он идеальный офицер и джентльмен, каким его и считает Хозяин Огня. Вы же не хотите назвать Хозяина Огня лжецом, не так ли, капитан?
Начальник тюрьмы сглотнул, явно испуганный и старающийся прикрыть этот факт.
- Разумеется нет, миледи. Мы просто отведем его назад в тюрьму и подождем вызова от Хозяина Огня.
- О, его не надо никуда сопровождать, - небрежно отмахнулась Мэй, и скрытое значение этого утверждения заставило кровь Джи застыть в его жилах, а его глаза подозрительно прищуриться. Значит, они всё же планировали заставить его замолчать? У него найдется, что на это сказать… - Поскольку он уже здесь, пусть остается. Он больше не ваша забота. Он гость, а не заключенный. Как я уже сказала, вы можете идти.
- Боюсь, я не могу этого допустить…
Красно-серебристый росчерк пронесся рядом с ухом начальника тюрьмы – превосходно нацеленный метательный кинжал. Джи едва заметил движение девушки, и теперь на начальника тюрьмы с гневным рычанием уставился и дракон.
- Ладно, я могу, - гундосо вскрикнул человечек писклявым голосом. – Стража, отметьте, что мы оставили заключенного под охраной леди Мэй, и теперь за него отвечает Хозяин Огня! – С этими словами, явно потрясенного начальника тюрьмы и его стражников как ветром сдуло с корабля. Они с трудом удержались от того, чтобы побежать во весь опор.
Джи не удержался от улыбки.
- Я много месяцев ждал, чтобы увидеть это выражение на его лице! Вы подарили мне главную радость этого дня, госпожа.
- День ещё не кончился, Джи.
И снова седовласого ветерана посетило нехорошее предчувствие.
- Когда вы планируете меня убить? – задал он вопрос, мучавший его с тех пор, как паланкин покинул форт.
Мэй приподняла бровь и посмотрела на него.
- Если моя матушка чему меня и научила, так это тому, что убивать или калечить гостя считается грубостью. А грубость по отношению к гостям недопустима.
- Значит, вы подождете до тех пор, пока я не буду вашим гостем?
Мэй вздохнула.
- Послушайте, если вы так хотите умереть, то гавань здесь довольно глубокая, а поручни не такие уж и высокие. Когда Хозяин Огня вернется, он не обрадуется, но, я уверена, он поймет.
- Вы скажете ему, что я был трусом?
- Нет, я скажу ему, что он был дураком, что уехал до того, как вы прибыли сюда и утопились. – Она пошла по направлению к командной башне, и Джи, естественно, последовал за ней.
- И он не оторвет вам голову за такие слова?
- Пусть только попробует.
Джи моргнул, обдумывая всё, что он узнал об этой девушке. Во-первых, она могла говорить от имени Хозяина Огня на официальных мероприятиях, во-вторых, она подбирала за ним вещи, в-третьих, она умела внушать страх и была смертельно опасна со своими спрятанными метательными ножами, и в-четвертых, она могла невозбранно его ругать.
- Так кто же вы: его советник, его служанка, его телохранительница или его нянька? – спросил он прежде, чем смог удержаться. Кажется, способность сдерживать язык покинула его сегодня, к его великой жалости.
Кажется, Мэй не особо возражала против этого вопроса.
- Всего понемногу, я думаю. Я его девушка.
Он весело фыркнул. Никто и подумать не мог, что у могущественного монарха может быть нечто настолько простое и обыденное, как постоянная девушка. Придворные дамы, подлизывающиеся к нему, брак по расчету или фаворитка – без вопросов, но вот нормальные взаимоотношения, в которых девушка сможет быть с ним на равных – нет. Судя по её возрасту, подумал Джи, Хозяин Огня тоже должен быть очень-очень молодым.
- Что, вам это показалось забавным? – Мэй остановилась возле двери в башню и полуобернулась, чтобы посмотреть на подопечного.
Да, немного.
- Вовсе нет, госпожа. У Хозяина Огня хороший вкус: сильная женщина, которая сможет прикрыть ему спину, даже против него самого.
Кажется, она осталась довольна, и он мельком поймал её полуулыбку, прежде чем девушка развернулась и открыла дверь.
- Может быть. Следуйте за мной. Давайте уберем эти вещи.[/cut]
 
OinariДата: Среда, 20/02/2013, 15:35 | Сообщение # 10
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Хе, я так понимаю, интрига с новым ХО будет до самого конца? Просто мне уже хочется узнать реакцию Джи, когда он узнает про Зуко)
 
aminyaДата: Суббота, 23/02/2013, 13:59 | Сообщение # 11
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Цитата (Oinari)
интрига с новым ХО будет до самого конца?


Ну, да. Мэй ведь скучно сидеть и ждать просто так. Вот она немного голову Джи и поморочит в ожидании возвращения Зуко. Скоро узнаешь, чем всё дело кончится. У меня уже 5 глава готова. Вот шестую доделаю и выложу конец. Обещаю обновление к празднику 23 февраля smile

Добавлено (23/02/2013, 13:59)
---------------------------------------------
Поздравляю всё мужское население форума с праздником 23 февраля!

А вот и обещанное обновление.

[cut=Глава 5. Глава 6.]Глава 5. Теория струн.

Кажется, Мэй была не очень общительной. Откровенно говоря, она даже ни разу не обернулась, чтобы проверить, следует ли за ней Джи, когда вела его в каюту Хозяина Огня. Тишина дала ветерану достаточно времени, чтобы изучить свою сопровождающую. У неё были классические черты дворянки из Народа Огня, и она ступала очень легко, как тренированный боец, которым – Джи ни капли в этом не сомневался – она и являлась. Даже её одежда намекала на этот факт – она куда больше походила на свободный брючный костюм, чем на девичье платье. Разумеется, для некоторых аристократов (из числа тех, кто поумнее) было обычным делом обучать своих сыновей и дочерей самообороне и не только. В конце концов, сама королевская семья прославилась тем, что выращивала самых могущественных покорителей огня в мире. Итак, кем же были эта леди и её дружок? Возможно, мелкие, но талантливые дворяне, решившие подняться по социальной лестнице? Молодой человек, примкнувший к Аватару, определенно этого добился… Хотя, кажется, его считали героем и по его собственному праву.
Когда они дошли до покоев Хозяина Огня, Джи не смог удержаться от того, чтобы сравнить их с каютой Зуко на его стареньком кораблике. Комната была почти такой же спартанской, но драпировки были куда более высокого качества, обстановка выглядела куда более удобной, а сама комната - гораздо больше. На дальней стене даже висела пара мечей дао, а у другой стены был установлен маленький столик со свечами для медитации. Однако были и некоторые интересные дополнения, включая три стойки под броню. Одна из них была пустая; одна демонстрировала роскошно украшенное черно-красно-золотое облачение, подобающее Хозяину Огня; а на последней висел совершенно простой легкий и практичный черно-золотой костюм. Было ещё одно сходство: на стоящем неподалеку морском сундучке лежал рог цунге.
Пока Мэй забирала у него мантию и воротник и вешала их на единственную свободную стойку для брони в углу, внимание Джи привлек столик для медитации. Ему показалось забавным количество свечей на нем. Концентрации Джи едва хватало для того, чтобы медитировать с двумя, а принц Зуко только-только научился справляться с четырьмя к тому времени, как их пути разошлись, но если то, что он видел, свидетельствовало о силе и контроле этого молодого человека…
- Неужели Хозяин Огня действительно медитирует со всеми этими свечами, госпожа?
Мэй оторвала глаз от стойки для брони, чтобы посмотреть, о чем он говорит.
- Угу. По одной на каждый палец – так он говорит. Однако, наблюдать за этим не слишком интересно, если только вам не нравится смотреть, как он дышит и двигает пальцами.
На лицо Мэй набежала мечтательная проказливая улыбка, но она тут же моргнула, и улыбка пропала.
Десять свечей, да?
- Потрясающе…
- Да как скажете, - Мэй с безразличным видом пожала плечами. – Идемте, я покажу вам корабль, и надо будет попросить кока приготовить нам закусок. Должно быть вы соскучились по чему-то, кроме тюремной еды. Потом мы сможем подождать на палубе его возвращения.
- Как любезно с вашей стороны, госпожа, - сказал Джи, когда они оставили за спиной роскошную, но странным образом практичную каюту Хозяина Огня.
- Не благодарите меня пока. Кок совсем новичок.
- Как вы уже сказали, что угодно лучше тюремной еды.
На лице Мэй отразилось легкое отвращение.
- Вы не пробовали стряпню моей матушки.
- Всё так плохо, да?
- Мой папа не стал бы кормить этой едой даже комодоносорогов, если вы понимаете, о чем я.
Джи поморщился. Комодоносороги заслуженно пользовались репутацией ходячих складов для отходов… Но он подозревал, что такое положение дел было вполне обычным для высшего слоя общества, и именно по этой причине они наняли кока. Его собственная жена прекрасно готовила, но те времена давно прошли.
Оставив заказ на камбузе, Мэй взялась за проведение обзорной экскурсии по кораблю для Джи, включая капитанскую каюту (которая выглядела незанятой), машинное отделение, бойлерную, загоны для комодоносорогов и даже командную палубу. Внутри каждая деталь корабля Хозяина Огня была такой же величественной, как и снаружи.
Если бы он до сих пор считался заключенным, то такие важные помещения, как машинное отделение и командная палуба были бы для него настрого закрыты, так что Джи принял это за знак того, что ему на самом деле рады на борту и не собираются убивать. Мысль значительно ослабила его напряжение, но в то же время и породила вопросы.
Корабль был на удивление пуст. Мэй объяснила это тем, что большая часть команды была отправлена в увольнительную на берег. На борту оставался минимальный экипаж и несколько стражников. Джи попытался вспомнить, когда он последний раз сходил на берег под командой принца Зуко, и не смог. Ночи Музыки были самым близким способом отдыха, который он мог вспомнить. Всё были в такой дикой спешке в те последние месяцы, когда они яростно преследовали Аватара после трех лет пустоты. Зуко давил на них так сильно, что у экипажа не было бы времени даже свободно вздохнуть, если бы не успокаивающее влияние его дяди.
Когда экскурсия закончилась, Мэй и Джи вышли на главную палубу, где их ждали кресла и поднос со вкусными закусками, которые Джи старался глотать не слишком жадно. Дракончик не обладал его чувством достоинства, и поэтому с аппетитом набросился на свою еду. Может кок и был новичком, но он знал свое дело.
Им удалось побеседовать о погоде в Народе Огня, о том, как мило снова увидеть открытое небо (ему удалось выведать, что Мэй тоже ненадолго была брошена в тюрьму), о состоянии корабля и ещё о чем-то, но в голове Джи оставался ещё один вопрос, который не давал ему покоя с самого полудня.
- Итак, вы много знаете о последних событиях, не так ли, леди Мэй?
- Полагаю, побольше вашего.
- Сегодня вы сказали, что принца Зуко больше нет. Вы знаете, что с ним случилось?
Мэй поставила свой напиток на столик с закусками, чем почти что отвлекла его внимание от легкой усмешки, изогнувшей её губы.
- Это интересный вопрос.
- Вы знаете?
- Да.
- Так что случилось? Как он умер?
- Почему вы автоматически сделали вывод, что он мертв?
- Зная принца Зуко, должен ли я это объяснять?
- Достаточно честно, - уступила девушка, окинув его оценивающим взглядом. – Я расскажу вам. Полагаю, вы уже в курсе, что он пережил покушение, спланированное Джао, и хотите узнать обо всем, что произошло после уничтожение северного флота, так?
- Вы оказали бы мне любезность.
- Хорошо. Ну, во-первых, они с дядей дрейфовали несколько недель и их прибило к побережью Царства Земли.
- Да, я слышал об этом. О розыскном плакате и прочем. Стражники махали бумажкой мне под носом несколько раз, в качестве насмешки. И некоторые из них ушли с разбитыми носами после своих комментариев.
Мэй кивнула головой.
- К несчастью для них, его сестра, принцесса Азула, тоже отыскала их там. У неё был приказ вернуть их в Народ Огня в цепях. Она преследовала их обоих по всему Царству Земли, одновременно преследуя Аватара, в качестве второй цели. Кто-то говорит, что Зуко затерялся в глуши, другие утверждают, что он добрался до Ба Синг Се, где и пропал. Официальные записи некоторое время сообщали, что он убил Аватара под Ба Синг Се накануне падения города и вернулся к отцу героем. Это было около четырех месяцев назад.
- Но это же неправда. Аватар жив! Он остановил войну, и всего несколько часов назад я видел, как улетал его бизон!
- Ну, вообще-то официальное сообщение было составлено на основе рапорта Азулы. Разумеется, это была ложь, и Хозяин Огня Озай проглотил её.
Джи запутался.
- Зачем принцессе лгать про смерть Аватара?
Скучающая девушка пожала плечами, рассматривая воду.
- Кто знает? Смысл в том, что как только Аватар возглавил вторжение в столицу в день затмения, стало очевидно, что он не мертв, и вся вина пала на Зуко. Бам! – она хлопнула в ладоши так резко, что ветеран подскочил, - и нет больше принца Огня.
- Вы хотите сказать… - Джи сглотнул, осознав услышанное, - что его казнили?
Его мозг отключился от понимания того, что а) столица Царства Земли пала, и б) столица Народа Огня подверглась вторжению. Сообщение о казни Зуко его собственным народом было куда хуже всего, что Джи мог вообразить. Смерть в одиночестве в глуши была куда предпочтительнее возвращения на родину ко всему, о чем он мечтал, чтобы так же быстро потерять это снова.
Мэй снова пожала плечами.
- Вам стоит расспросить об этом Хозяина Огня. – Она кивнула головой. - Вон бизон Аватара.
Джи посмотрел в указанном направлении, и точно, над южным горизонтом медленно увеличивался в размерах силуэт летающего бизона. Жуткое чувство после того, как он столько времени преследовал эту фигуру, и теперь она добровольно летела ему навстречу.
- Если мне позволено спросить, зачем он улетал?
- Не знаю. Аанг говорил о том, чтобы забрать нескольких друзей неподалеку на ужин. Полагаю, мальчик уговорил его составить компанию. Парень ненавидит одиночество, а его подружка ушла в город за покупками.
Когда бизон подлетел, от него отделилась маленькая фигурка и раскрыла крылья. Несколько секунд спустя можно было разглядеть незнакомый бело-синий планер, несущий знакомую фигуру в оранжево-желтом. Миг, и юный Аватар коснулся палубы рядом с Мэй и Джи и начал оживленно болтать с Мэй так, словно её спутника вообще не существовало.
- Ты ни за что не угадаешь, кто присоединится к нам за ужином, Мэй! – без лишних церемоний начал мальчик-покоритель воздуха.
- Тай Ли? – ответила Мэй без всякого выражения на лице.
Лицо Аанга вытянулось. Его лицо было удивительно выразительным и невинным для мальчика, который всего месяц назад поставил на колени Народ Огня. Несмотря ни на что, он всё ещё оставался ребенком.
- Как ты узнала?
Мэй щелкнула пальцем прямо по центру синей стрелы на лбе мальчишки.
- Ты поехал на остров Киоши, чтобы забрать Сокку и Суюки, а Тай Ли теперь живет там, гений. Она ни за что не осталась бы в стороне.
На секунду на лице мальчишки появилось глуповатое выражение.
- О, да, я забыл, что ты об этом знаешь… - Потом он поднял голову и, кажется, впервые заметил Джи. Аватар широко улыбнулся. – Привет, я – Аанг. Вы друг Мэй? – спросил он, протянув высокому мужчине руку.
Джи с презрением посмотрел на протянутую ему маленькую ладонь и демонстративно игнорировал её, вместо этого с гневом рассматривая маленького лысого монаха.
После затянувшейся неловкой паузы на лице Аанга появилась тревога, и он убрал руку.
- Ла-а-а-адно… - в его глазах мелькнуло подозрение или узнавание, поскольку он спросил:
- Мы встречались раньше?
Лицо Джи напоминало камень. Он изо всех сил старался не показать своей ненависти к маленькому татуированному мальчику, и это требовало всех его душевных сил. Месяцы преследования мальчишки после многих лет пустых поисков, и вид того, как он без особых усилий уничтожил целый флот Народа Огня, произвели впечатление на бывшего офицера. К тому же, его ярость питало то, что мальчишка был в ответе за позор и смерть его уважаемого командира, а также за то, что он посадил узурпатора на трон Народа Огня. Джи пришел к выводу, что у него есть все основания поджарить Аватара на месте. Он был причиной всего произошедшего.
Кажется, Мэй наслаждалась повисшим в воздухе напряжением.
- Лейтенант Джи, это Аватар Аанг. Аанг, это Джи. Лейтенант Джи служил на корабле принца Зуко, когда он преследовал тебя, - напомнила она. Только тренированное ухо смогло бы уловить веселье в её голосе.
Аанг щелкнул пальцами, и на его лицо вернулась безмятежная улыбка.
- О, точно, вот почему вы выглядите знакомым! Вы тоже пришли на ужин, да?
- Ага, - Джи выдавил опасно фальшивую улыбку и незаметно сместил вес, замаскировав свои приготовления под внешне расслабленную позу. – Думаю, я попрошу жареного молодого голубка!
С этими словами он выпустил огненный заряд из правого кулака прямо в лицо Аватара.

Глава 6. Ярость Хозяина Огня.

Мальчишка оказался быстрым и уклонился от верного удара за миг до того, как тот долетел до него. Маленький дракон вскрикнул от удивления и бросился прятаться за плечом Мэй, но сама девушка выглядела совершенно непринужденно. Она просто стояла в стороне и смотрела шоу.
Джи продолжал неотступно нападать, запуская заряд за зарядом в покорителя воздуха, который либо отбивал пламя в сторону, либо просто уклонялся. У них в распоряжении была целая палуба, и мальчишка бессовестно этим пользовался, двигаясь быстрее, чем было возможным для человека.
Прошло немного времени до того, как ветеран начал выдыхаться. Зарядка оказалась куда более интенсивной, чем рассчитывал Джи, и даже если несколько месяцев назад он мог бы поддерживать такой темп, то месяцы тюрьмы в крошечной камере явно сыграли свою роль.
- Почему вы нападаете на меня? – крикнул Аанг, отражая очередной огненный шар. - Я же ничего вам не сделал!
- Ты сделал достаточно! – рявкнул Джи. На самом деле он сам не знал, зачем он напал на Аватара. Он совершенно точно не рассчитывал победить. Может быть, это был просто минутный порыв отомстить? – Он заслужил моё уважение, а ты взял и довел его до смерти, а потом посадил узурпатора на его трон!
- О чем вы? Я никого не доводил до смерти!
- О? – Джи на миг прекратил свои атаки, заставив Аватара настороженно взглянуть на него, держа наготове сложенный планер, чтобы отразить новую атаку. – А что случилось со всеми теми солдатами на Северном полюсе? – продолжил он чуть тише, переводя дыхание. - Думаешь, они умерли от старости, или от гигантского монстра-рыбы, которого ты контролировал?
- Я… - покоритель воздуха слегка опустил глаза, на секунду ослабив защиту. - Это был Дух Океана. Я сделал то, что должен был сделать, чтобы спасти Северный полюс.
- Хорошие люди погибли там, Аватар. Я сделал, что мог, но я не смог спасти достаточно.
Глаза Аанга взглянули в его глаза. В них светилась твердая решимость.
- Если бы Джао не напал, мне не пришлось бы так поступать.
Джи фыркнул.
- Думаю, это правда. Но Зуко-то ты убил не с помощью призванного монстра, так? Ты просто показал своё лицо, вот и всё.
- Что? – теперь мальчишка-покоритель воздуха выглядел совсем запутавшимся. Он вообще забыл про защиту. – Зуко не умер, он мой друг!
- О, точно, и сейчас он упадет с неба и скажет, что последние двенадцать часов мне просто приснились, - саркастически фыркнул Джи. Словно поверив его словам, Аватар посмотрел вверх, и у ветерана появилась возможность перевести дыхание. Он воспользовался невнимательностью врага, чтобы запустить огненный шар прямо в это невинное лицо… И лохматый юноша в типичной для Народа Огня одежде тёмно-красного, золотого и черного цвета упал сверху. За его ногой следовал поток огня, который перехватил огненный шар Джи и без всяких усилий разбил его. Новоприбывший приземлился на палубу в низкой стойке с опорой на руки, и Джи разглядел блеск золотых глаз и мрачную гримасу неудовольствия, прежде чем молодой человек выбил из-под него ноги. Джи тяжело рухнул на стальную палубу лицом вниз, поморщившись, когда его руку заломили за спину, а в его спину уперлось колено. Он почувствовал горячее дыхание рядом с ухом, и до жути знакомый голос прорычал:
- Вы создаете проблемы на моем корабле, лейтенант?
Джи замер. Он знал… знал этот голос, но невозможность догадки не давала ему его опознать. Невозможно… она же сказала, что он мертв!
- Сейчас я медленно отпущу вас, и вы не станете ни на кого нападать, или я лично выброшу вас за борт. Вам ясно, лейтенант? – властный голос молодого человека не допускал возражений, особенно когда он произносил угрозы тем же самым тоном, каким обычные люди вели повседневную беседу.
Джи постарался кивнуть, но ему помешала палуба, в которую он уперся щекой.
- Да, сэр, - наконец с трудом выдавил он. У него и в мыслях не было обратиться к обладателю такого голоса как-то иначе.
- Хорошо.
Верный своему слову, юноша ослабил давление на руку и спину Джи, и пожилой ветеран осторожно встал на ноги, прежде чем повернуться к своему противнику, стоявшему с выражением легкого неудовольствия на лице. Молодой человек стоял в военной стойке рядом с радостным Аватаром, сцепив руки за спиной, как генерал, осматривающий войска. Несмотря на свои косматые черные волосы и очень простой покрой одежды, он излучал властность как прирожденный аристократ. Практически физически ощущая окружавшую его ауру неудовольствия, Джи потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что направленный на него сердитый взгляд золотых глаз был немного неодинаковым: лохматые волосы скрывали весьма характерный красный шрам от ожога вокруг левого глаза.
- У вас такой вид, словно вы призрака увидели, - сказал Зуко стоявшему с раскрытым ртом Джи и изогнул свою здоровую бровь. Окружавшая его аура неудовольствия немного рассеялась.
Ветеран продолжал ловить ртом мух, пока летающий бизон сошел на палубу с того места, где он приземлился за спиной Джи. Аватар глупо улыбнулся в направлении бизона, потом повернулся к Зуко и сказал:
- Это имеет смысл, потому что он почему-то думал, что ты умер. Я… думаю, вам надо поговорить. Я буду там, если я вам понадоблюсь, - с этими словами молодой покоритель воздуха упорхнул, чтобы присоединиться к своим друзьям, слезающим (а в одном случае скатывающихся колесом) со спины бизона. Бросив быстрый взгляд вслед мальчику, Джи разглядел нескольких человек, включая отдаленно знакомого мальчика в синих цветах Племени Воды и слепую девочку в зеленом, которую он видел на дневном слушании.
Зуко посмотрел на Аанга и моргнул, затем задумчиво посмотрел на Джи, прежде чем повернуться к весьма самодовольно выглядевшей Мэй, которая потягивала чай на краю палубы.
- Ты правда сказала ему, что я умер?
- Нет, - ответила она, - я просто сказала, что ты больше не принц Огня. Когда он это услышал, он сам сделал выводы. – Пока она объясняла, маленький дракон высунул голову из-за плеча Мэй, издал писк, расправил крылья и бросился к Зуко в своей извивающейся змеиной манере. Дракончик обвился вокруг молодого человека, положил передние лапы ему на плечо и со счастливым ворчанием ткнулся мордочкой в его изуродованную шрамом щеку.
Зуко засмеялся, хотя было неясно, вызван его смех проделками Мэй или дракона, и протянул руку, чтобы погладить зверя.
- Я тоже рад тебя видеть, Фанг. – После этого внимание Зуко снова переключилось на Джи, который совершенно ничего не понимал. – Итак, как долго Мэй водила вас за нос? Я не планировал посылать за вами до тех пор, пока не вернусь с Киоши.
Мозг Джи едва зарегистрировал вопрос, и он продолжал стоять с открытым ртом.
- Знаете, вы очень похожи на рыбу, когда так стоите. Может даже на заросшего носорогоугря. Я надеюсь когда-нибудь дождаться ответа, лейтенант.
Джи наконец-то уловил намек и закрыл рот. Неужели его челюсть уже болела?
- Несколько часов назад, сэр. Начальник тюрьмы привел меня при первой возможности.
Зуко слегка поморщился.
- Я определенно поблагодарю его за это, когда буду увольнять. Думаю, мне стоит быть более конкретным касательно времени и мест. Есть предложения, куда мне его отправить?
Седовласый ветеран удивленно моргнул:
- Вы снимаете его с должности только за это?
- Нет, я закрываю форт и вывожу все войска из Царства Земли. После окончания войны в них больше нет необходимости.
- О, в таком случае, - на лице Джи появились задумчивость и легкая улыбка, - думаю, мне надо будет об этом подумать.
- Он правда был настолько плохим?
- Эта мелкая мстительная жаба облизал бы Джао все подошвы и ещё поблагодарил за эту привилегию. Возможно, он так и делал.
Молодой человек насмешливо фыркнул:
- Я так и подумал, когда впервые увидел его.
Джи слегка покачал головой.
- Это правда вы, принц Зуко? – спросил он, всё ещё не отойдя от шока.
- Да. И если вы не против, я теперь Хозяин Огня Зуко.
- Разумеется, мой господин! – Джи внезапно понял, что до сих пор подобающе не приветствовал своего нового Хозяина Огня. Он быстро опустился на колени и приложил лоб к палубе. Его старые суставы не оценили ни неудобной позы, ни поспешности, с которой он опустился ниц.
- Пожалуйста, простите мне мою непочтительность.
- Встаньте, лейтенант. Разве по моему виду скажешь, что сейчас меня волнует этикет? На мне ведь нет ни мантии, ни короны! – Дракончик, с энтузиазмом обвившийся вокруг его шеи, тоже не способствовал поддержанию официального образа Хозяина Огня.
Джи поднял голову из своей простертой позы и вынужден был признать, что молодой правитель прав.
- Благодарю, сэр, - он медленно встал на ноги, хрустнув парочкой-другой суставов, и окинул Зуко оценивающим взглядом. – Вы изменились, - просто сказал он.
Зуко улыбнулся ему искренней полуулыбкой, которая по какой-то причине вовсе не выглядела чужеродной на его лице. Несмотря на уродливый шрам, молодой человек выглядел почти что красивым и добродушным, когда улыбался.
- Это так. Я рад снова вас видеть, Джи.
Джи быстро отсалютовал:
- Приятно, когда тебя видят, сэр.
- Итак, скажите мне, - спросил молодой человек, переходя к делу, - вы хорошо осмотрели корабль, пока ждали?
- Да, ваша… - Джи принялся искать правильное слово, чтобы определить Мэй, - э, леди-друг Мэй любезно устроила мне экскурсию, а потом мы беседовали на палубе до вашего возвращения. Хотя я до сих пор теряюсь в догадках, зачем она позволила мне думать, что вы умерли, а не вступили во власть, - при этих словах они оба посмотрели на Мэй, всё ещё попивающую чай.
Девушка изобразила невинный вид.
- Так было интереснее.
- С этим нельзя не согласиться, - засмеялся Зуко.
- Думаю, да.
- Вам понравилось то, что вы увидели? Я про корабль.
- Очень, сэр. Это прекрасное судно, поистине достойное возить Хозяина Огня.
- Во время вашей экскурсии вы не заметили, что на этом корабле чего-то не хватает?
Джи секунду обдумывал вопрос, прежде чем повернуться к Зуко.
- Здесь отсутствует бóльшая часть экипажа, но госпожа Мэй сказала, что они в увольнительной на берегу.
- Хмм, - Зуко выглядел задумчивым. – И да, и нет. Большей части экипажа нет, но они не в увольнительной. Я хотел приехать сюда с людьми, которым могу безоговорочно доверять. Я… в данный момент не слишком популярен у некоторых военачальников. Те люди до сих пор считают, что мегаломаньячные планы моего отца были верхом гениальности, даже если они включали в себя геноцид глобального масштаба и долговременную оккупацию, которую мы никогда не смогли бы поддержать.
Джи знал о таких людях.
- Гончие за славой.
Зуко кивнул головой.
- Некоторые из них многое бы отдали, чтобы воспользоваться нашей уязвимостью во время морского переезда. Поэтому на борту мне были нужны люди, чья преданность не вызывает вопросов. У меня был маленький выбор, хотя очень многие солдаты хотели поступить ко мне на службу.
Сложив два и два, ветерана начало терзать подозрение.
- Значит, сегодня вы испытывали мою преданность, так?
Зуко пожал плечами.
- Так получилось, но я приехал сюда не за этим, - его лицо стало задумчивым. – Вообще-то, крайне удачно, что вы не знали, кто я такой до сих пор…
- Тогда зачем вы приехали? – спросил Джи, игнорируя последний комментарий.
- Предложение, - прямо ответил юноша со шрамом. – Ваша преданность не подвергалась сомнению после того, как я прочел ваше личное дело, но было приятно увидеть тому подтверждение, - уголки его губ дрогнули. – Вы правда чувствуете то, о чем говорили раньше?
- Готов подписаться под каждым словом.
- И вам нравится этот корабль.
- Какому моряку он не понравится, мой лорд.
- Тогда он ваш.
Джи моргнул.
- Простите?
- Я бы хотел вернуть вас во флот и дать повышение, лейтенант. Отдать под вашу команду этот корабль. Сейчас у меня нет капитана, помимо прочих вещей, но если вы хотите уйти на пенсию, я пойму. В любом случае, с вас официально снимут все обвинения, и ваше имя будет чисто.
Бывший лейтенант снова почувствовал растерянность. Кажется, это уже становилось привычкой.
- Не знаю, что сказать, - наконец выдавил он. – Вы сделаете меня капитаном?
- Или коммандером, или даже адмиралом, если вы хотите. Вы знаете, что я это могу. Но как капитан вы должны будете управлять только одним кораблем, и как капитан этого корабля вы будете подчиняться только мне, - он знающе подмигнул. – Всё как в старые добрые времена, за исключением того, что мы сможем возвращаться домой. Как звучит?
- Как предложение, от которого откажется только дурак. Для меня честь вновь служить вам, сэр, - Джи формально поклонился, и Зуко почтительно кивнул ему в ответ и улыбнулся.
- Я рад, - голос бывшего принца значительно смягчился по сравнению с первоначальным угрожающим тоном. Он явно стал мягче по сравнению с сердитым, высоко ценящим честь молодым человеком, с которым Джи был вынужден попрощаться семь месяцев назад. Испытав его нынешние скорость и силу, ветеран отметил, что он стал и куда более могущественным покорителем, как в отношении грубой силы, так и в отношении контроля. Джи оставалось только гадать, что вызвало такие кардинальные перемены, но он решил, что у него будет много времени, чтобы выяснить.
- Так слухи говорят правду? – не смог удержаться от вопроса Джи.
- Зависит от слухов, - фыркнул Зуко.
- Вы правда учили Аватара покорению огня? Вы правда потомок Аватара Року? Это Аватар посадил вас на трон? Где вы отыскали дракона? Разве они не вымерли? – сегодняшние сплетни породили море вопросов, но Джи решил задать те, которые больше всего его беспокоили.
- Да. С материнской стороны. И может быть, - без раздумий ответил Зуко. – Я специально искал его, чтобы учить покорению огня и помочь свергнуть моего отца, но, в свою очередь, Аанг стал моим первым настоящим другом. Это было крайне странно после того, как я столько времени потратил на то, чтобы пленить его и привезти домой как некий трофей. Без его помощи и помощи остальных моих друзей я бы никогда не получил трон, но нельзя сказать, что он посадил меня туда. Я лично и абсолютно законно получил его, - он насмешливо улыбнулся пожилому мужчине. – Что касается ваших последних двух вопросов, как многие вещи в моей жизни, это запутанная история. Думаю, у нас будет достаточно времени, чтобы обсудить все новости. Я прикажу кому-нибудь показать вам вашу новую каюту, чтобы вы могли приготовиться к ужину. Вы же присоединитесь к нам, не так ли… капитан Джи?
Новый капитан тепло улыбнулся.
- Разумеется, Хозяин Огня Зуко.
[/cut]

 
OinariДата: Суббота, 02/03/2013, 16:16 | Сообщение # 12
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Ну, да. Мэй ведь скучно сидеть и ждать просто так. Вот она немного голову Джи и поморочит в ожидании возвращения Зуко.

Хе, мне определенно по душе ее методы немного развлечься))))

Вообще мне пока все твои переводы, выложенные здесь на форуме, нравятся. Ты выбираешь всегда интересные фики, которые я прям взахлеб читаю)))
АУшку, которая в планах следующая висит, тоже жду с нетерпением) Я как раз люблю такое))

Кстати, а планируешь что-нибудь еще переводить "под настроение"? Или потом после АУшки все внимание на "Угли" бросишь?
 
aminyaДата: Пятница, 08/03/2013, 19:41 | Сообщение # 13
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Oinari, Ну, Аушка довольно большая - уже шесть глав. Эта работа пойдет вторым номером после Углей.
У меня тут внезапно "мнения разделились" Буквально недавно я наткнулась ещё на одну очень интересную фик-писательницу. Она создала огромный фик "Выслеживая Зуко" - эдакий личный дневник Катары, который она вела, когда Зуко только присоединился к ним в Западном храме. Её записки, мысли и наблюдения к Объекту. Вещь довольно юморная и с хорошей проработкой характеров. И, кстати, единственная, где вменяемо показаны отношения Катары и Зуко так, что я поверила в их роман. Потом есть продолжения "Не выслеживая Зуко" и "Не выслеживая Хозяина Огня Зуко" (это ещё пишется). Плюс там есть много отдельных рассказов и вбоквеллов по рейтингу от подросткового до взрослого. Так вот, один из вбоквелов - отдельный сказ про то, как Зуко отправился на квест на поиски всезнающего оракула, чтобы узнать, где его мама. Катара, естественно, увязалась следом. Оракул оказался трикстером и затейником, и протащил сладкую парочку по кветсам по полной. Вещь юморная, центрированная на отношениях Зуко и Катары, но и квесты тоже хороши. Хотя персы немного ООС.
В общем, как настроение будет, сяду что-нибудь переводить. Юморное. Чтобы от загруженных Углей отойти.

Добавлено (08/03/2013, 19:41)
---------------------------------------------
Разные
Автор: Kimberly T
Источник: http://www.fanfiction.net/s/7189615/1/
Перевод: Aminya
Жанр: семья, приключения
Герои: Зуко, Айро, экипаж Зуко, Гаанг
Тизер: в первом сезоне принц Зуко внезапно становится Папой Зуко. Раскачав колыбель, он раскачал не только весь корабль, но и нечто большее.
Примечание автора: эта история начинается между концом серии «Зимнее солнцестояние, часть 1: Мир Духов» и началом «Зимнее солнцестояние, часть 2: Аватар Року». Также используются отмеченные в Avatar Extras факты, что «Зуко обладает более острым слухом, чем большинство людей» (что спасло его, когда пираты взорвали его корабль) и «может задерживать дыхание на необыкновенно долгое время».

[cut=Глава 1. Найденный.]Глава 1: Найденный

Айро хорошо помнил день и даже час, когда в жизни его племянника все переменилось. …Когда всё снова переменилось, точнее говоря.
Несколько часов назад Зуко спас Айро от патруля солдат-покорителей земли, которые поймали старого генерала и везли в Ба Синг Се для казни. С тех пор они ехали в ночи по следу, ведущему на северо-северо-восток, вместо того, чтобы вернуться на корабль. Зуко сказал, что примерно за два часа до того, как найти и спасти дядю, он видел бизона Аватара, летящего в этом направлении. Учитывая одержимое желание Зуко поймать Аватара, Айро полагал, что ему надо чувствовать себя польщенным, что племянник пошел по его следу и спас его вместо того, чтобы немедленно начать преследование летающего бизона. И всё же, он предпочел бы сперва сделать крюк и заехать на корабль - хотелось бы иметь хоть какую-то одежду помимо набедренной повязки, пока Зуко несся вперед в очередной попытке исполнить навязанную ему судьбу.
Но судьба – забавная вещь. Приблизительно за три часа до рассвета, когда Айро боролся с очередным приступом зевоты, Зуко внезапно натянул поводья комоносорога и резко остановил их верховое животное. Не готовый к внезапной остановке, Айро чуть не выпал из седла, еле-еле успев удержаться.
- Племянник, что?..
- Тихо! – прошипел Зуко. Он подобрался и резко повернул голову вправо. Айро замолчал и принялся слушать, хотя сначала не услышал ничего необычного. Но он знал, что слух Зуко куда острее, чем у него, поэтому не удивился, когда племянник вылез из седла и направился в растущий вдоль дороги лес. Айро не особо удивился даже тогда, когда разглядел мерцание между деревьями, странное потустороннее свечение. За день до этого он видел духа-дракона (с едущим верхом духом Аватара, он был уверен). А сейчас был канун зимнего солнцестояния, поэтому стоило ожидать повышенной активности духов. Больше всего он удивился, что Зуко направился прямо на этот свет - Зуко никогда не был в Мире Духов и не обладал врожденным даром видеть и слышать духов. Что же он?..
Айро выскользнул из седла и последовал за племянником к источнику духова свечения. Менее чем через десять ярдов от дороги он услышал звук, который не ожидал услышать в этой глуши – плач ребенка.
Несколько минут спустя Айро осторожно обошел большой колючий куст, старательно избегая шипов, и чуть не столкнулся с кирином, волшебным созданием, о котором он слышал, но никогда не видел собственными глазами. Драконья чешуя покрывала тело антилопы, голова с длинными усами, увенчанная оленьими рогами, и огненная грива, тонкие копыта, которые могли ступать, не тревожа ни единой травинки, а могли мгновенно пронзить сердце злодея… Кирины были существами с огромной духовной силой, посвятившие себя защите чистых сердцем и невинных и наказанию злодеев. Но это был дух кирина. Что могло убить такое величественное создание? И почему оно гарцевало на месте, словно… Айро внезапно остановился и замахал по сторонам руками, чтобы не упасть головой вперед в крутой овраг. Кирин танцевал на противоположной стороне, глядя на дно оврага…
На дно оврага, откуда доносился хрипловатый голос Зуко и плач ребенка.
- Я услышал крик ребенка. Вам нужна помощь? Что вы делаете внизу… О, нет. – Вспыхнул небольшой огненный шар. Айро видел, как его племянник поднял руку с огнем повыше, второй рукой осторожно ощупывая шею женщины, сидевший обмякшей кучей на дне оврага. Даже с высоты Айро видел, что Зуко не найдет пульса: незрячие глаза женщины смотрели прямо в Мир Духов.
Кирин беззвучно топнул сверкающим копытом. Айро прокричал вниз:
- Племянник, как ребенок?
- Живой, и всё ещё держится за её юбку, - ответил Зуко, погасив свой огонь. Айро зажег огонь в обеих руках, чтобы лучше видеть, как Зуко нагнулся к паре крошечных ручек, уже потянувшихся к нему. Его племянник выпрямился с ребенком на руках, шепча ему успокоительные слова, потом с сомнением посмотрел на стену оврага, по которой соскользнул перед приходом Айро.
Склоны оврага были слишком крутыми, чтобы взойти по ним или даже вскарабкаться с помощью одной руки. Чтобы выбраться отсюда, Зуко понадобятся обе руки.
- Племянник, тебе придется сделать перевязь для ребенка из своей одежды. Снимай броню и перебрось частями мне наверх, я их соберу.
Прежде чем снять броню, Зуко сперва пришлось заставить малыша отцепиться: ребенок крепко обхватил его за шею и держался изо всех силенок. Айро слышал бормотание племянника:
- Давай, отпусти меня. Я не смогу помочь тебе выбраться отсюда, если ты не… Шшш, шшш, всё хорошо, я не собираюсь бросать тебя здесь… а, пепел! – Зуко крикнул наверх. - Дядя, ты уже прикончил тот дорожный рацион, который ел раньше?
Айро не доел его до конца: оставалось ещё два маленьких засохших рисовых колобка. Возможно, это было именно то, что нужно ребенку, если он долго посидел внизу. Айро сбегал к боевому носорогу и принес почти пустой рацион и мех с водой, на дне которого оставалось немного воды. Он осторожно скинул их по очереди в овраг, чтобы Зуко смог поймать их одной рукой и предложить их малышу. Младенец немедленно схватил рисовый колобок обеими руками и принялся есть, позволив Зуко опустить себя на дно и начать снимать броню.
Пять минут спустя Айро сложил детали брони аккуратной кучкой у своих ног, а Зуко разделся до набедренной повязки. Следуя выкрикиваемым сверху указаниям Айро, Зуко связал из своей нательной рубашки и штанов грубую перевязь и попытался нацепить её на себя. Он дал ребенку попить из меха, потом кинул мех дяде наверх, запихал малыша в самодельную перевязь, убедился, что она надежно закреплена у него на груди, и начал подъем.
Как только племянник оказался в пределах его досягаемости, Айро протянул руку и рывком втащил его последние несколько футов.
- Молодец, племянник! Так, посмотрим, что у нас здесь, - он проворно достал малыша из перевязи.
- У нас здесь источник дурного запаха, который на самом деле воняет хуже, чем твоя сандалия, - ответил Зуко, сморщив от отвращения нос. Он махнул рукой в сторону младенца, показывая, что теперь тот находится в полном дядином распоряжении.
- Неудивительно, если малыш долго просидел там. Есть соображения, от чего умерла его мать? – Айро прижал к себе ребенка, который принялся бессвязно лопотать вместо воя, что он издавал до того, как Зуко нашел его.
- Кажется, у неё была сломана нога. Она мертва уже около суток, но не от голода или жажды. Думаю, они случайно упали туда, и она получила внутренние раны и сломала ногу во время падения, - кратко ответил Зуко. Отрывистость его тона не смогла замаскировать тень боли в его глазах, заметную при свете полной луны.
- Чудо, что ребенок тоже не пострадал. Скорее всего, мать сделала всё, чтобы защитить свое дитя при падении… Племянник, если ты пожертвуешь рукавами своей туники, я смастерю новую набедренную повязку для малыша и приведу его в порядок, - предложил Айро. Зуко тут же принялся отрывать рукава от своей нижней туники. Айро уложил младенца на лесной ковер и принялся снимать с него сильно испачканную одежду – да, его сильно испачканную одежду, это определенно был мальчик в возрасте примерно около года – и очищать его попку остатками воды из меха и листьями с ближайшего куста.
– Лежи смирно, маленькая гусеница… О, духи, какое ужасное раздражение на твоей бедной попке. Надо будет смазать тебя каким-нибудь маслом… Ну, теперь ты хотя бы чистый, а в животике у тебя есть немного еды и воды. Так ведь намного лучше, правда? А теперь давай снова прикроем твою бедную попу… Ну вот, сгодится на несколько часов. – Айро с улыбкой ворковал над ребенком, пытаясь затянуть самодельную набедренную повязку. Он снова выпрямился, прижимая к себе младенца так же, как много лет назад он прижимал к себе Лу Тена, и раздумывая над тем, как бы ему установить колыбель в своей каюте…
И обнаружил себя лицом к носу с кирином. Дух животного исчез, пока он был занят приключениями Зуко на дне оврага, но теперь он вернулся и смотрел прямо ему в глаза.
Кирин быстро наклонил свою рогатую голову, понюхав мягкие черные волосы ребенка, потом снова посмотрел Айро в глаза, удерживая его взгляд, пока само животное сделало четыре осторожных неторопливых шага влево… И встало рядом с Зуко, который прекратил процесс одевания и уставился на дядю, приподняв единственную бровь.
- Дядя, на что ты смотришь?
- А, ну. Племянник, думаю, тебе стоит взять малыша на руки, - ответил Айро, медленно подойдя к юноше и протягивая ему младенца.
- Что? О, нет, он мне не нужен! – испуганно воскликнул Зуко, отступив на шаг и предостерегающе вытянув перед собой руки.
- Он уже спит, племянник, и не доставит тебе хлопот. Давай, вытяни руки. Почему ты боишься ребенка?
Вполне предсказуемо, Зуко замер при слове «боишься», его лицо потемнело от вспышки гнева, и он молча протянул руки к малышу. Айро осторожно переложил младенца на руки Зуко, бормоча:
- Расслабься… Вот, держи так, чтобы он опирался на твое плечо. Очень хорошо, что ты не полностью надел броню, ему будет удобнее прижиматься к твоей тунике.
Зуко сделал, как велели, но всё же недовольно проворчал:
- Почему ты заставляешь меня его держать? Я ничего не знаю о детях!
- Но ты первым нашел и взял на руки этого малыша, и дал ему еду и воду. Ребенок уже доверяет тебе. Он будет куда спокойнее спать на твоих руках, чем на моих, - ответил Айро, следя уголком глаза, как кирин кивнул головой, очевидно, удовлетворенный, а потом неслышным галопом промчался по траве и быстро исчез из виду, вернувшись в Мир Духов.
Айро опустился на колени на краю обрыва и совершил полный формальный поклон, выражающий почтение к мертвым. Зуко неловко опустился на колени рядом с ним, пока Айро говорил:
- Молодая мать из Царства Земли, пусть Ома и Шу ведут тебя в твоем путешествии по Миру Духов. Ты можешь покоиться с миром, зная, что твой ребенок выжил, и о нем позаботятся. Мы даем наше королевское слово, что проследим, чтобы мальчик попал в заботливые руки и был выращен в почтении к тебе. Пусть Агни будет нашим свидетелем, - закончил он, бросив быстрый взгляд на Зуко.
- Пусть Агни будет нашим свидетелем, мы обещаем, что проследим, чтобы о нем позаботились, - повторил Зуко со смесью дискомфорта и решительности.
Они вместе поднялись на ноги, потом Айро жестом велел Зуко отойти на несколько шагов и принял твердую стойку.
- Как дети Агни возвращаются к огню, так дети Омы и Шу возвращаются к земле, - речитативом проговорил он и топнул, вложив в удар всю свою чи, а затем быстро отскочил назад. Край оврага обрушился, скатившиеся земля и камни покрыли лежащее внизу тело. Айро удовлетворенно кивнул головой, осмотрев эту своеобразную могилу, и пошел по направлению к дороге. – Идем, пора в путь. Рано или поздно мы обязательно наткнемся на город. Согласно карте, которую ты взял с собой, эта дорога должна вывести нас прямо к деревне…
Поскольку Зуко держал на руках ребенка, поводья комодоносорога пришлось взять Айро, а его племянник сел в седло у него за спиной. Когда они были готовы отправляться в путь, Айро заставил звери идти медленным, легким шагом вместо быстрого галопа, которого они придерживались раньше… и закатил глаза, когда Зуко потребовал:
- Быстрее! Мы всё ещё преследуем Аватара!
- Терпение, племянник, мы нарастим скорость понемногу, чтобы не пугать малыша. Ты же не хочешь, чтобы он снова расплакался, да?
Зуко издал тихий беззвучный рык, но не стал протестовать дальше, когда они вновь пустились в путь. Верный своему слову, Айро постепенно пришпоривал комодоносорога в более быстрый шаг, в конце концов, перейдя на быстрый галоп, который всё же был чуть медленнее того, которым они ехали раньше. Он ждал, когда Зуко потребует ехать быстрее, но, очевидно, подросток понял, что подпрыгивающий быстрый галоп комодоносорога скорее всего разбудит ребенка, и промолчал. Ребенок тоже молчал, очевидно, крепко убаюканный размеренными движениями.
Приблизительно час спустя они выехали из леса на широкую равнину, пахнущую гарью и пеплом: часть леса, которую недавно выжгли дотла. Айро посмотрел на открывшееся небо… и с шумом втянул воздух сквозь зубы, разглядев ныне прекрасно знакомый силуэт, высвеченный заходящей луной. Летающий бизон Аватара! Он поднимался в небо откуда-то прямо впереди, а затем взял курс на запад – северо-запад.
Они были в получасе-часе езды до того места, откуда взлетел бизон. Если бы они не остановились, чтобы спасти ребенка…
- Дядя? Что-то не так? – спросил Зуко, его голос прозвучал озадаченно и немного напряженно. – Снова покорители земли?
Наверное, его племянник опустил голову, разглядывая ребенка вместо неба, иначе он непременно увидел бы бизона. Айро быстро нашелся, окинув взглядом долину, на которую они выехали:
- Это было поле битвы, племянник, и не так давно, судя по слоям пепла.
- Вижу, - почти что прорычал Зуко. Но несколько минут спустя он неуверенно добавил, - Дядя, ты уверен, что это был не лесной пожар? Я вижу множество сожженных деревьев и пеньков, но трупов нет, даже трупов верховых животных. Ни сломанных пик или мечей, никаких обычных следов битвы.
- Я уверен, - мрачно возразил Айро. – Пожар начался там, - он указал на центр, - и распространялся оттуда. В том месте обуглилась земля, а упавшие деревья лежат вокруг по радиусу. Некоторые расколоты, а некоторые вырваны с корнем, словно какой-то огромной силой, большим взрывом. В этом театре военных действий действует генерал Мушин, и либо он столкнулся с отрядом имперских покорителей огня, сработавших в тандеме, либо его люди уронили бочку со взрывной смолой. Но ты прав, настораживает отсутствие обычных следов битвы. Редко, когда обе стороны проявляют такую тщательность, убирая последствия… Скорее всего, это случайный взрыв бочки со взрывной смолой при транспортировке. – Наверное, Зуко был согласен с его выводами, потому что он не сказал ни слова, пока они проезжали мимо.
Вскоре они достигли ворот деревни, которым определенно пришлось стать свидетелями яростной битвы, судя по увиденному Айро. Стены и ворота деревни были сильно повреждены, и как минимум треть домов, расположенных внутри стен, тоже была частично разрушена. Но повреждения пришлись скорее на крыши, чем на стены, словно на них сверху нападал великан или летающий монстр… или гигантский летающий монстр. Айро не стал об этом говорить, но он был убежден, что летающий бизон Аватара взлетел из этой деревни. Возможно, он поссорился с жителями деревни?
- Что бы здесь ни произошло, скорее всего, именно от этого бежала его мама, - проворчал Зуко, когда они въехали в сломанные ворота. – Я не вижу людей на часах, и я готов поспорить, что местные будут к нам недружелюбны…
- Но у них нет причин проявлять враждебность к ребенку из своей же деревни, - напомнил Айро, вылезая из седла. Он вряд ли был подобающе одет для встречи с незнакомцами, но знал, что не стоит отправлять своего колючего и темпераментного племянника ходить от двери к двери и просить об укрытии и благотворительности, даже для местного ребенка. – Жди здесь, пока я пойду и разбужу кого-нибудь. И на всякий случай… - Он взял поводья и вложил их в свободную руку Зуко. – Если они нападут, не сражайся, просто беги. Я всё ещё могу позаботиться о себе в битве и потом догоню тебя, но ребенок будет только мешать тебе. – Зуко мрачно кивнул головой и крепко сжал поводья, сдвинувшись вперед в седле, чтобы вставить ноги в стремена.
Вторая дверь, в которую энергично постучал Айро, открылась. Мужчина среднего возраста, староста деревни, если судить по поспешно натянутой им шляпе, с зевком порошаркал к нему с фонарем в руках:
- Вы что-то забыли? – потом глаза мужчины упали на Айро, и он молча уставился на него.
Стоя в одной набедренной повязке, Айро поклонился и вежливо сказал:
- Приветствую и приношу извинения за беспокойство, но мы нашли ребенка, который, как мы думаем, может быть из вашей деревни. Осиротевший мальчик, которому нужен кров и заботливые руки, готовые воспитать его, потому что его мать погибла в несчастном случае, произошедшем неподалеку.
Староста раскрыл рот и разглядывал его секунд пять, прежде чем встряхнулся, стряхивая удивление как лев-собака стряхнула бы воду, и спросил:
- Мальчик-сирота, говорите? Он не из нашей деревни. Я убедился перед закатом, что все наши дети на месте, но давайте посмотрим на него. Моя жена и я могли бы устроить его на ночь, а завтра мы устроим собрание, чтобы решить, кто будет его воспитывать.
Зуко медленно вылез из седла комодоносорога и подошел ближе, войдя в круг света. Глаза старосты чуть не вылезли из орбит при виде Зуко, который был облачен в броню ниже пояса, в ныне порванную тунику выше пояса, над которой находилось его обезображенное шрамом лицо и хвост феникса, выдающий в нем особу королевской крови из Народа Огня. Зуко окинул мужчину тяжелым молчаливым взглядом «на что уставился?», но всё же протянул ему ребенка.
Проснувшись, когда Зуко спешивался, малыш потер лицо крошечными кулачками и принялся сонно бормотать, к своему счастью производя крайне умилительное зрелище. Айро предусмотрительно подошел и забрал фонарь из рук старосты, чтобы тот мог взять младенца двумя руками.
- Итак, малыш, посмотрим, знаем ли мы тебе, - сказал староста успокаивающим певучим голосом, повсеместно используемым отцами семейств, устроил ребенка на руках и принялся его разглядывать…
Потом зашипел от отвращения, резко отстранив малыша как можно дальше от себя:
- Ребенок-ведьма!
От испуга Айро чуть не выронил фонарь. Зуко мгновенно скользнул вперед, чтобы выхватить ребенка и прижать к себе. Только после того, как малыш оказался в его руках, он требовательно спросил:
- Что вы имеете ввиду под «ребенком-ведьмой»?
- Посмотрите на его глаза, он проклят! – сказал староста, отступая на шаг. После грубых рывков младенец начал плакать.
Айро и Зуко обменялись удивленными взглядами. Потом Айро поднес фонарь, чтобы при свете рассмотреть глаза малыша. В лунном свете Айро видел нормального младенца-мальчика с десятью пальцами на руках и ногах и всем прочим, что полагалось, но лунного света было недостаточно, чтобы рассмотреть все детали.
Учитывая, какую сильную ненависть испытывали к Народу Огня в Царстве Земли, Айро ожидал, что глаза ребенка окажутся золотыми – верный признак огненного происхождения и, возможно, покорителя огня. Но нет, его глаза были не золотыми. Вместо этого, правый глаз малыша был обычного коричневого цвета.
Левый глаз был… серо-синим.
Чтож, совсем другое дело.
- Мать этого пришла сюда три недели назад и попросила пристанища. С самого начала мы сомневались, стоит ли впускать такого ребенка в наши стены, но она поклялась, что её младенец не ведьма. И она понравилась некоторым жителям деревни, поэтому я позволил ей остаться, если она станет приносить нам пользу. А потом пришел дух Хэй-Бай и напал на нашу деревню. Его привлекла сила ребенка-ведьмы! – староста сплюнул, пока они рассматривали разноцветные глаза. – Мы немедленно прогнали её, но дух Хэй-Бай не успокоился. После того, как он явился на вторую ночь, мы отправили мужчин найти её и прикончить ребенка, но их не нашли. А теперь вы говорите, что ребенок – сирота, что он убил свою собственную мать? Неудивительно, что потребовался Ава…
Тирада старосты внезапно была прервана ударом кулака Зуко. Удар был такой силы, что мужчина растянулся на земле.
- Ребенок не убивал свою маму… Это сделали вы! – прорычал Зуко, между стиснутыми зубами которого вился дым. Он крепко прижал к себе плачущего малыша. – Мы нашли её тело в овраге в стороне от дороги, куда она упала, вероятно, преследуемая вашими людьми! Она умерла, пытаясь защитить свое дитя от вас, суеверных идиотов-убийц!
- Хватит, племянник! – твердо велел Айро, положив руку ему на плечо. – Дух молодой матери не задержался здесь в поисках мщения перед тем, как смог обрести покой. Ей надо, чтобы о её мальчике позаботились… И, очевидно, здесь неподходящее для этого место.
Айро повернулся к старосте, позволив проявиться кое-чему из того, что делало его Драконом Запада. Староста принялся было подниматься на ноги, но побледнел и снова рухнул на землю, когда Айро рявкнул:
- Ты! Ты принесешь нам четыре комплекта детской одежды, десять подгузников, детское одеяло и перевязь, дневной запас еды на троих… и комплект одежды моего размера. Ты принесешь нам всё в течение часа, или сильно об этом пожалеешь.
Староста бросился исполнять со всей возможной поспешностью. Менее часа спустя они выехали в ворота деревни с набитыми необходимыми припасами переметными сумками. Туника и штаны, которые надел Айро, были обычной домотканой крестьянской одеждой, которая заметно жала в поясе, но это было лучше, чем ничего. Снова севший у него за спиной Зуко продолжал предусмотрительно поглядывать назад, пока они не выехали за деревенскую стену. Не теряя бдительности, он пробормотал:
- Дядя… он правда ребенок-ведьма? Или он наполовину из Царства Земли, а наполовину из Племени Воды? Я никогда раньше не видел ребенка с глазами разного цвета…
- Как и я, племянник. Но могу сказать тебе вот что: в этом младенце не больше зла или мистической силы, чем в любом другом, которого я когда-либо видел.
- Откуда ты знаешь? – продолжал упорствовать Зуко. – Даже Аватар выглядит как обычный мальчишка, пока не входит в Состояние Аватара.
Айро немного помолчал, а потом неохотно решил, что пришло время раскрыть некоторые из своих многочисленных секретов. Он намеревался подождать, пока дух Зуко не окрепнет настолько, чтобы освободиться из ядовитой хватки своего отца, но в сложившихся обстоятельствах…
- Племянник, возможно, до тебя дошел слух, что некогда я путешествовал в Мир Духов.
- Один из членов экипажа упоминал об этом, когда ты ходил по магазинам, - признался Зуко. – Никто на мостике не поверил ему, но он клялся, что слышал эту историю от своего кузена, служившего в армии, одного из последних людей, кто видел тебя, когда ты приказал снять осаду с Ба Синг Се. Он сказал, что ты отправился в Мир Духов, чтобы… чтобы вернуть Лу Тена…
- Да.
- Ты… ты правда ходил в Мир Духов? – голос Зуко звучал шокированным.
- Да. Но я не смог вернуть Лу Тена назад. И я не рассказываю о том, что пережил в Мире Духов: о некоторых вещах мне запрещено когда-либо говорить… а о некоторых вещах говорить слишком тяжело. Но я скажу тебе вот что: в результате испытаний, которые мне пришлось пройти, чтобы попасть в Мир Духов, теперь я обладаю возможностью видеть духов, пришедших в наш мир, даже когда они невидимы остальным.
- Ты можешь видеть духов?
- Именно так. Время от времени это оказывается полезным. Также я могу видеть людей с большой духовной силой, например детей, которые смогут стать Мудрецами Огня. Ребенок в твоих руках не обладает такой силой. Скорее всего, он даже не сможет покорять, когда станет старше. Но есть одна вещь, о которой тебе следует знать… Этой ночью, когда ты услышал плач малыша и пришел ему на помощь, я видел духа на краю обрыва.
- Убумэ? – тихо спросил Зуко. Убумэ были хорошо известными духами и, к счастью, незлыми. Каждый был призраком матери, умершей при родах или внезапно погибшей до того, как она успела обеспечить заботу своему ребенку. Если воля матери была достаточно сильной, даже когда её тело подводило её, её дух становился убумэ, чтобы привести живых людей к месту, где находился нуждающийся в помощи малыш.
- Нет, не убумэ, нечто гораздо более редкое. Дух кирина.
- Кирин? – недоверчиво переспросил его племянник. – Но они же вымерли столетия назад!
- Возможно… а возможно, те некоторые, что остались, научились очень хорошо прятаться. В любом случае, я видел не живого кирина, а его дух. А дух животного остается верен своей природе. Кирины известны тем, что защищают невинных и наказывают виновных. Дух кирина на моих глазах коснулся головы ребенка с нежностью матери, целующей новорожденного. Теперь мне ясно, что он сделал это для того, чтобы уверить меня – а теперь и тебя – что ребенок воистину чист и невинен, не запятнан злом, несмотря на свои разные глаза. И… - Айро замешкался, прежде чем броситься в омут с головой: кто взял медяк, тот и от золотого не откажется. – После того, как он коснулся ребенка, кирин подошел и встал рядом с тобой, принц Зуко. В тот миг я держал на руках ребенка, но дух подошел к тебе – явный знак, кому, по его мнению, следует воспитывать малыша.
- Мне?! – почти что пискнул Зуко. Айро слышал, как в его голосе боролись недоверие и откровенный испуг. – Но я ничего не знаю о младенцах! Я даже недостаточно взрослый, чтобы жениться!
- Достаточно, - поправил его Айро. – Тебе уже шестнадцать, этого достаточно для брака. Признаюсь, в нашей стране мужчины крайне редко женятся в столь юном возрасте, но по закону ты уже можешь это сделать.
- Но… но… но я даже ни с кем не обручен! И я не могу обручиться, пока я в изгнании! Я… - полуистеричная тирада Зуко была прервана воем: сначала малыш тихо хныкал, вероятно, почувствовав нервное состояние Зуко, а потом начал реветь во весь голос. – О, пепел! Шшш, шшш, всё хорошо, не плач, шшш…
- Следи за языком, когда тебя слышат невинные уши, племянник, - почти на автомате пробормотал Айро, оглянувшись через плечо, когда его племянник начал поспешно укачивать ребенка в новоприобретенной перевязи. Потом он начал петь:
- Листья лозы на ветру кружат… Пой вместе со мной, племянник… Листья лозы на ветру кружат…
- Осень пришла в наш тихий сад, - принялся подпевать Зуко, присоединив свой хрипловатый голос к дядиному густому и низкому. - Юный солдат идёт домой, храбрый солдат идёт домой…
Потребовалось спеть десять куплетов, прежде чем младенец снова заснул.
- Я всё ещё не понимаю, - прошептал Зуко, стараясь не разбудить малыша.
- Не понимаешь, почему они посчитали этого бедного младенца ребенком-ведьмой только из-за одного необычного глаза? – Айро обреченно вздохнул. – Суеверия растут как грибы после дождя, племянник. И я сомневаюсь, что это верование характерно только для этой одной деревни. Ребенок недолго проживет, если оставить его у местных, это очевидно. Клятва, данная нами его матери, и простая человеческая доброта требуют, чтобы мы взяли его с собой.
- Ладно, это я понимаю, но… Я не женат и ничего не знаю о детях. Почему кирин выбрал меня, чтобы растить хоть какого-то ребенка?
- Ну… у меня есть теория, племянник, но она тебе вряд ли понравится.
У него за спиной Зуко фыркнул со смесью нетерпения и отвращения.
- Как будто хоть что-то за последние годы было для меня приятным… Скажи мне.
Айро не отрывал глаза от дороги, когда заговорил.
- Кирин выбрал тебя не для того, чтобы растить какого-то ребенка, он выбрал тебя, чтобы растить этого конкретного ребенка. Может потому, что малыш не единственный здесь… кому надо учиться жить с разными глазами.
Тишина… была болезненной.
- Ты сам спросил, племянник.
Снова тишина.
- Знаешь, тебе придется придумать имя.
Наконец, Зуко снова заговорил.
- Имя?
- Ну, конечно. Мы же не можем звать его «малыш». Ты нашел его, ты спас его, теперь ты отвечаешь за него. И твоей первой обязанностью станет дать ему имя.
- Имя…
Это было сказано изумленным и несколько дрожащим голосом, словно на его племянник только начал ощущать упавшую на его плечи ответственность. Айро сжалился над ним и добавил:
- Спешка ни к чему. Мы можем звать его «малышом» ещё какое-то время, пока ты не придумаешь что-нибудь подходящее.
- Имя… - Он слышал, как Зуко несколько раз глубоко вдохнул, явно пытаясь успокоиться… что у него явно не получалось. – Дядя, я не могу! Я не могу воспитывать ребенка, я не готов быть отцом!
- Ни один мужчина никогда по-настоящему не готов стать отцом, племянник, чтобы он там ни думал. Но я буду рядом, чтобы помогать и советовать тебе… И я слышал, как ты говорил, что жизненные трудности сделали тебя сильным. В этом ты прав: ты куда сильнее духом, чем многие молодые люди твоего возраста. Ты достаточно сильный для этого задания, принц Зуко… - Айро про себя улыбнулся и поправился. - Папа Зуко.
- О, Агни…
[/cut]


Сообщение отредактировал aminya - Пятница, 08/03/2013, 19:42
 
OinariДата: Пятница, 22/03/2013, 21:55 | Сообщение # 14
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
В общем, как настроение будет, сяду что-нибудь переводить. Юморное. Чтобы от загруженных Углей отойти.

Это хорошо) Я кстати даже заранее могу с уверенностью сказать, что то, что ты переведешь, мне обязательно понравится) Вот так)

АУшку ждала не зря, хотя после одной главы мне пока сложно написать что-то вразумительное. Стандартное - "мне нравится - хочу продолжения" подойдет? biggrin
 
aminyaДата: Суббота, 23/03/2013, 19:27 | Сообщение # 15
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Oinari, О, тогда я пойду наводить марафет на первую часть второй главы, чтобы её можно было выложить smile

Добавлено (23/03/2013, 19:27)
---------------------------------------------
[cut=Глава 2. Названный. Часть 1.]Глава 2. Названный.

Когда Зуко рос, отец не раз говорил ему, что его сестра Азула родилась везучей, в то время как ему повезло родиться. Он не знал всех деталей своего рождения, но знал, что процесс был долгим и трудным, и многие сомневались, что он или его мама выживут; что он родился таким слабым, что почти целый месяц после его рождения слуги держали наготове погребальное облачение и костер, готовый принять крошечное тело.
Зуко не любил вспоминать отцовский тон, когда тот упоминал похоронный костер. Голос отца звучал почти что… разочарованным, что его так и не использовали по назначению. Словно духи оставили Зуко жизнь только с целью досадить его царственному родителю.
Разумеется, всё это был просто пепел: духам не было интереса досаждать его отцу, потому что сам Зуко явно был их любимой игрушкой. Они с восторгом играли всей его жизнью как карликовая пума с мотком ниток. Его младшая сестра начала покорять огонь раньше него и оказалась одаренной, получив все отцовское внимание. Его мама исчезла (умерла?) после… того, что ей пришлось сделать, чтобы спасти его от смерти, когда его дедушка… обезумел от горя. Один миг возмущенного протеста в комнате для военных собраний привел к тому, что отец обжег его и изгнал с родины.
А теперь он получил твердое доказательство того, что духам нравилось ему досаждать. Доказательство в виде маленького мальчика, которого, по замыслам духов, он должен был усыновить и воспитать как своего… и, хуже того, также считал его дядя! Только потому, что у ребенка были разные глаза. Как будто иметь глаза разного цвета было то же самое, что быть заклейменным знаком позора за неуважение и трусость на арене Агни Кай.
Никаких сомнений: духам явно показалось недостаточным того факта, что Аватар дважды победил и сбежал от него. Теперь они хотели посмотреть, как он будет мучиться по-настоящему. Холодный пепел, это просто нечестно
Он посмотрел на спящего на его руках ребенка, вздохнул и подумал, что духи нечестно поступили и с этим малышом тоже. Только посмотрите, как его маленькие ручонки вцепились в его тунику, даже во сне. Этот малыш так отчаянно нуждался в чьей-то любви и заботе, что считал, что даже Зуко подойдет! Ничего удивительного: его мама только что умерла в попытке его спасти, и не было никаких следов отца. Никаких родственников, готовых о нем позаботиться, даже чудаковатого дядюшки. Более того, бедный парнишка родился не таким, как все остальные, и в этом не было его вины, но те деревенщины явно были с этим не согласны.
Ладно, может, у него и у этого ребенка всё же было кое-что общее. Они оба потеряли своих мам, хотя этот малыш был таким маленьким, что, скорее всего, даже не вспомнит её потом. (А это было гораздо хуже. Зуко хотя бы помнил о маме и её любви к нему, об этом нематериальном сокровище, куда более ценном, чем золото.) И их обоих винили за то, в чем они не были виноваты. Зуко как пить дать не просил духов о том, чтобы родиться слабым и не имеющим никакой удачи, за исключением плохой.
Зуко родился слабым, но он не остался таким. Ему приходилось бороться за всё в этой жизни, но это сделало его сильнее. Он никогда не сдавался без боя. Он вообще никогда не сдавался до тех пор, пока был убежден в правильности и необходимости своих действий. И теперь он был достаточно крепким и сильным, чтобы командовать кораблем и путешествовать по миру, и сражаться с четырьмя покорителями огня разом, или целым отрядом солдат-покорителей земли с небольшой помощью со стороны своего дяди.
Может духи и правы. Может быть, Зуко мог научить этого маленького мальчика как быть сильным и достаточно крепким, чтобы противостоять любому жителю деревни, посмевшему назвать его ребенком-ведьмой. Он подумал об этом, о том, как малыш вырастет, научится ходить рядом с ним и сперва робко жаться к нему, когда они будут проходить мимо глазеющих крестьян или насмешливых придворных… а потом научится ходить сам, прямо, с гордо поднятой головой, и Зуко будет шептать ему «никогда не забывай, кто ты».
Представив себе эту картину, Зуко почувствовал… он не знал, как описать это чувство. Что-то в его груди вдруг стало слишком большим, раздвинув все его внутренности, но ощущение было слишком теплым и приятным, чтобы причинять боль. Такое странное чувство… но странное не в плохом смысле.
Но сперва он должен был дать малышу имя. Зуко никогда раньше не давал имени ребенку. Пепел, он даже никогда не давал имени домашним питомцам. Он считал уткочерепах в садовом пруду питомцами, но имена им всегда придумывала мама, а после того, как она… исчезла, он больше не смел проявлять привязанность к уткочерепахам из страха, что Азула поджарит их просто для того, чтобы заставить его снова плакать. А теперь он должен был назвать ребенка, и ему не надо было говорить о том, что это в тысячу раз важнее, чем имя питомца. Некоторые зверьки даже не откликаются на свое имя, но имя человека становится частью его личности. Это то, на что он станет откликаться на протяжении всей жизни, станет частью того, что человек думает о себе, и частью того, что думают о нем другие. Данное ребенку имя может повлиять на всю его жизнь, сделав её лучше при правильно данном имени… или поможет разрушить её при неправильном.
Занятый мыслями о малыше и о том, как его назвать – и как сильно он устал; Агни, он был на ногах два дня и две ночи подряд – Зуко не заметил, что они больше не едут на север до тех пор, пока не увидел океан между стволами деревьев и не понял, что на последней развилке они свернули на запад.
- Дядя, мы же преследуем Аватара!
Айро быстро ответил:
- Да, когда мы планировали просто оставить малыша в ближайшей дружественной деревне, где его примут как своего. Но теперь план изменился, не так ли? – В дядином тоне появился укор. – Племянник, разве ты готов рисковать, начав битву с Аватаром, не только в твоем изможденном состоянии, но и держа беспомощного ребенка на руках?
- Н-нет, но… Мы должны идти за ним по следу! Кто знает, когда нам представится новый шанс найти его?
Айро весело фыркнул.
- Принц Зуко, ты недооцениваешь себя. Кто охотился за Аватаром тридцать восемь лет и не нашел его? Твой прадедушка, Хозяин Огня Созин. Кто охотился за Аватаром ещё дольше без всякого успеха? Хозяин Огня Азулон. Кто охотился за Аватаром всего семь лет, прежде чем вернуться домой и объявить задание невыполнимым? Твой отец, ещё когда он был принцем Озаем. Кто охотился за Аватаром менее трех лет… и нашел его?
- Я, - признался Зуко, с трудом заставив себя не улыбнуться. Он никогда не думал об этом в таком ключе, но дядя был прав: он сделал то, что даже его отец так и не смог выполнить! Этого было недостаточно, потому что он не мог вернуться домой до тех пор, пока не схватит Аватара и не приведет его на землю Народа Огня… но это было уже кое-что.
- И после того, как он сбежал от тебя в первый раз, ты снова нашел его на острове Киоши, несмотря на все те безумные тактические маневры, к которым он прибег в южных морях, летая по всем возможным направлениям компаса, чтобы сбить нас со следа. Я уверен, что в свое время ты снова выследишь его. А пока нам надо встретиться с кораблем и доставить на борт наш драгоценный груз. В какой бухте ты приказал им нас ждать?

00oo00oo00oo00oo00


Лейтенант Джи считал себя терпеливым человеком. Ему приходилось им быть, чтобы мириться с требованиями избалованного паршивца-принца, который командовал кораблем. Принц Зуко был абсолютно не таким, как его высокочтимый дядя, Дракон Запада. Он не слушался ничьих добрых советов, а менее всего советов своего мудрого дяди, и он не один раз подвергал членов экипажа смертельной опасности в своей миссии по поимке Аватара. При других обстоятельствах Джи рассматривал бы временное отсутствие принца Зуко на корабле как дар духов и просто наслаждался бы передышкой в ожидании его неизбежного возвращения.
Но обстоятельства были необычными. Причиной, по которой принц Зуко отсутствовал больше суток, было то, что он преследовал покорителей земли, похитивших его дядю, генерала Айро. Не только Джи, но и весь экипаж очень уважали отставного генерала и даже полюбили его попытки поддерживать мораль на корабле с помощью Ночей Музыки. Джи был готов отправить целый отряд вслед за похитителями генерала, но принц Зуко настоял на том, чтобы идти одному.
Джи в кои-то веки принял доводы принца: целый отряд наделает слишком много шума при погоне, а если покорители земли поймут, что их преследуют, они, скорее всего, тут же перережут горло генералу и разбегутся по сторонам или уйдут под землю. Любой из тех, кто любил поворчать о принце и тут же ловил его полный ярости взгляд с другого конца палубы, мог подтвердить, каким острым был слух Зуко. У него были наибольшие шансы услышать похитителей и подкрасться к ним до того, как его заметят. И принц был сильным покорителем огня, прекрасно обученным боевым техникам своим дядей. Джи был одним из немногих оставшихся на корабле людей, способных противостоять принцу на тренировке, и это принимая во внимание то, что мальчишка только-только начал изучать продвинутые формы. И всё же ему было мучительно просто сидеть на месте и ждать, пока принц пытался спасти своего дядю.
Его терзания сильно возросли, потому что несколько часов назад его крепкий сон прервал сержант Горо, который возбужденно доложил, что ночной дозорный заметил летающего бизона Аватара, что животное пролетело прямо над бухтой, где стоял на якоре их корабль, и направилось в открытое море, и какие будут дальнейшие приказы?
Проблема была в том, что они не могли ничего сделать. Зуко отдал им ясный и четкий приказ зайти в эту бухту, встать на якорь и ждать его возвращения. Джи твердо знал, что случается с офицерами, не подчинившимися приказам без крайне серьезных, вопрос-жизни-и-смерти поводов. Именно так он оказался на корабле принца Зуко без своего узла волос на голове. Но речь шла об Аватаре, главной причине, по которой принц Зуко вообще попал на этот чертов корабль! Если бы им удалось поймать и скрутить цепями этого летающего негодника, они могли бы отправиться домой!
Однако именно принц Зуко должен стать тем, кто поймает Аватара, или он должен командовать кораблем во время его пленения. Генерал Айро четко дал это понять чуть более года назад, когда Джи был так раздражен на принца, что рискнул шепнуть генералу, что кораблю будет гораздо лучше находиться под командой генерала. Пожилой господин одарил его доброй улыбкой, поблагодарил за оказанное доверие, но настоял на том, что никак не может принять командование. Задание было дано принцу Зуко, а он находился здесь лишь для того, чтобы помогать племяннику. Затем этот добрый старик дал показаться Дракону Запада и сообщил, что помощь его племяннику распространяется и на помощь принцу Зуко в обнаружении и подавлении бунта среди экипажа. Отставной генерал уже сделал это один раз и был готов делать это впредь… Перед лицом такой ужасающей ярости Джи немедленно простерся ниц, поклялся своими предками, что у него и в мыслях не было бунтовать, и навсегда закрыл эту тему.
Поэтому экипаж поднял якорь и разжег бойлеры, приготовив корабль к немедленному отправлению, но они не покинули бухту в погоне за Аватаром. Вместо этого они остались на месте и продолжили ждать…
И вскоре после того, как Агни выглянул из-за горизонта, один комодоносорог с двумя седоками галопом выбежал на песчаный берег. Все на палубе дружно прокричали «ура» при виде принца и отставного генерала. Улыбаясь от уха до уха, Джи приказал подвести корабль ближе к берегу, достаточно близко, чтобы опустить нос корабля и превратить его в трап, по которому комодоносорог мог подняться на борт.

00oo00oo00oo00oo00


- Шшш, шшш, уже скоро, малыш, - бормотал Зуко, поглаживая спинку ребенка. Дядя был прав, что поглаживание немного успокоит его метания. Малыш в очередной раз проснулся несколько минут назад, вероятно, потому что снова захотел есть или пить – и определенно из-за того, что ему требовалось сменить подгузник; Агни, ну что за вонь – но не было времени останавливаться и разбираться с этим, не тогда, когда они видели корабль, готовый принять их на борт.
- Кажется, экипаж рад нашему возвращению, племянник! – радостно сообщил Айро, когда они услышали крики и приветствия людей на палубе.
- Они рады твоему возвращению, - тихо буркнул Зуко. Он слишком хорошо знал, что весь экипаж ненавидел его: он слышал их ворчание, всё, что они говорили у него за спиной, когда думали, что он их не слышит. Избалованный паршивец. Королевская Заноза. Наглец. С характером вулкана. Безрассудный. Одержимый. Безумец…
Он готов был признать, что одержим поимкой Аватара. А кто не был бы, когда выполнение задания было его единственным способом когда-либо вернуться домой? Но остальное… Черт побери, было больно, что как бы сильно он ни старался, он не мог заслужить уважение даже этих морских крыс, не говоря уже об уважении отца.
Дядя не раз говорил, что если Зуко хочет получить их уважение, то мог бы быть с ними помягче, проявить интерес к их личностям. Но он не видел, чем это могло ему помочь: он и без того слишком хорошо знал, какой у него экипаж. Он читал их послужные списки: все до одного попали на его корабль после того, как натворили бед на других кораблях флота. Пойман пьяным во время дежурства, опоздал на борт после увольнения в порт, провокация драки с вышестоящими офицерами, неподчинение прямым приказам… список был бесконечным. Он давно подозревал, что большинству из них был дан выбор: либо стать членом экипажа принца Зуко, либо отправиться прямиком в тюрьму. Его подозрение подтвердилось, когда он услышал, как один из механиков в моторном отсеке бормотал: «надо было выбрать тюрьму».
А что касается мягкого обращения, то кого дядя пытался обмануть? Его отец никогда не беспокоился о том, чтобы быть милым и дружелюбным с людьми, и Азула тоже, но они немедленно добивались уважения и послушания, стоило только отдать приказ. Да, Айро был дружелюбен по отношению к экипажу, но только потому, что мог себе это позволить: он был Драконом Запада в лучшие дни, величайшим генералом и самым страшным воином во всем мире, и все знали об этом. Ему стоило только нахмуриться, и люди падали ниц, даже если за секунду до этого он ласково им улыбался. Прах и пепел, даже тот деревенский староста чуть не обмочился, когда дядя включил Дракона, и это при том, что он стоял в одной набедренной повязке!
Опущенный нос корабля был всего в двадцати ярдах от них. Усилием воли Зуко распрямил устало согнутую спину и выпрямился, решительно настроенный не проявлять слабость перед экипажем. Он также убрал подальше свое чувство неадекватности и ничтожности в сравнении с остальными членами своей семьи и нацепил выражение глубокого неудовольствия, которое он практически постоянно носил, находясь на борту корабля, чтобы экипаж знал, что он не потерпит неуважения с их стороны. Он не собирался позволить хоть одному из них смеяться или подшучивать над ним за то, что он заботится о ребенке, не связанным с ним по крови.
Они въехали на комодоносороге на борт корабля, затем спешились, передав животное смотрителю за зверями, пока лейтенант Джи подошел к ним.
- С возвращением, господа! – он кратко отсалютовал им. – Рад видеть, что вы в порядке, генерал. Господа, приблизительно два часа назад мы получили… ребенок? – его рука упала, как и его челюсть.
- Да, ребенок, - жестко сказал Зуко, глядя своему лейтенанту прямо в глаза, и в то же время сдвинулся так, чтобы крепче прижать малыша к плечу. – Я буду о нем заботиться.
Тут он поморщился, когда его макушку пронзила боль: слезая с комодоносорога, его хвост феникса снова сдвинулся и оказался в радиусе досягаемости младенца. Зуко решительно побормотал «нет», тут же протянул назад руку и вытащил свои волосы из удивительно цепкой хватки уже неизвестно в какой раз. Дядя сказал, что Зуко придется продолжать повторять ребенку «нет», когда он делает то, что нельзя, но не сказал, сколько потребуется времени на усвоение урока. Потом он продолжил разговор с Джи:
- Переметные сумки наполнены детскими вещами. Прикажите отнести их в мою каюту.
- Э… что? – всё ещё растерянный Джи посмотрел мимо него, на дядю… Пепел, как же он ненавидел, когда они так делают! Почему они не могли просто послушаться его?
- Думаю, вы слышали своего командующего офицера, - проворчал дядя Айро. – Ребенок-сирота из Царства Земли был взят нами под опеку. Принц Зуко будет его воспитывать. А теперь, будьте добры, нам очень нужно то, что в переметных сумках. Малышу срочно нужно сменить подгузник и нормально позавтракать. – Дядя прервался на глубокий зевок, создав впечатление, что у него сейчас отвалится половина головы, потом продолжил, - И мы с принцем тоже нуждаемся в завтраке и продолжительном отдыхе. После всего, что нам пришлось пережить, человеку нужен отдых.
Зуко так устал, что ему показалось, что он целую вечность тащился вверх по лестницам и через все проходы от загона для животных до своей каюты. Он подошел к своей двери в то же время, как подбежал матрос с корзинкой полной детских вещей из переметных сумок. Тадао сложил припасы в его комнате, глядя круглыми глазами на младенца в перевязи, а затем нерешительно предложил:
- Сэр, у меня есть младший брат, о котором я помогал заботиться. Вы хотите, чтобы я помог сменить подгузник?
Агни, да! Он с ужасом думал об открывшейся перед ним перспективе самостоятельных разборок с этой дурнопахнущей проблемой. Стараясь не показать нахлынувшего на него облегчения, он согласился на предложение и жестом указал на детские вещи.
Тадао быстро разложил вещи, выбрал комплект одежды, свежий подгузник и чистую тряпку, а потом спросил:
- Сэр, э… Сэр, могу я узнать имя ребенка?
Оторвав полный тоски взгляд от кровати – так близко, и в то же время так далеко – Зуко вздохнул.
- Мы не знаем, как его звали раньше – его мама умерла до того, как мы её нашли. Я пока не выбрал ему новое имя.
Приготовив все необходимое, Тадао осторожно взял у него малыша, эффективно избавил младенца от грязной одежды и привел в порядок его попу, все время напевая нечто, напоминающее детскую песенку. Зуко сделал себе мысленную заметку приказать записать несколько детских песенок, чтобы можно было выучить их наизусть. Единственная песенка, которую он знал, была «Листья лозы» - дядя пел её снова и снова, когда он сгорал от лихорадки в первые дни после получения ожога – и он пропел её такое количество раз за несколько последних часов, что его уже тошнило от неё.
- Ну, вот, малыш, ты чистый и готов для новой одежки, - с улыбкой сказал Тадао младенцу и начал одевать на него подгузник. Затем последовала очередь детской одежды. Процедура сопровождалась веселым гуканьем и столь же веселыми комментариями Тадао:
- Так, дай-ка мне левую ручку… хороший малыш, а теперь правую ручку… ну разве не замечательный мальчик, а? Теперь ты чистенький и одетый, и… чё?
Зуко уже почти спал на ногах, но резко пришел в себя и увидел, что Тадао стоит на коленях над ребенком, пристально разглядывая его личико. А, пепел, всё, что он успел подумать, прежде чем Тадао отпрянул-отполз по-крабьи назад, подальше от ребенка, и прошипел:
- Ребенок-ведьма!
Да чтоб вы все в логово Ко провалились! Зуко схватил Тадао за ворот и рывком поднял на ноги, чтобы нос к носу прорычать:
- Скажешь это ещё раз и сдохнешь! Этот младенец - не ребенок-ведьма!
Но этот придурок Тадао продолжал лепетать:
- Н-но, сэр, его глаза…
Зуко выжал из себя все, чтобы придать своему голосу интонации Дракона Запада, когда он просверлил подчиненного взглядом и прорычал:
- Моряк, ты имеешь что-то против разных глаз?
Лицо Тадао было почти белым от ужаса:
- С-с-сэр, нет, сэр!
- Хорошо. Теперь убирайся вон! – он отшвырнул матроса к двери.
Тадао чуть не на четвереньках вылетел из каюты, едва не сбив генерала Айро, который как раз подошел с целым подносом еды в руках. Дядя укоризненно посмотрел на него, но Зуко игнорировал его взгляд, когда он нагнулся и снова взял на руки малыша, бормоча:
- Ну-ну, тебя никто не обидит, я обещаю…
Айро поставил нагруженный поднос на письменный стол племянника и поднял бровь:
- У нас уже проблемы?
Зуко вздохнул.
- Очевидно, крестьяне Царства Земли не единственные суеверные дураки в мире. Тадао увидел глаза малыша и начал вопить, что он – ребенок-ведьма.
- О, духи… - Айро покачал головой. – Нужно будет выступить перед экипажем и как можно быстрее, до того как поползут всякие дикие слухи. Я схожу за лейтенантом Джи, племянник, а ты пока займись кормлением малыша. – Дядя усадил его с чашкой воды, маленькой миской простого клейкого риса и второй миской с поспешно нарубленными кусочками манго, напоследок дав совет, - Пользуйся ложкой вместо палочек, чтобы случайно не проткнуть ему рот.
К тому времени как дядя вернулся вместе с лейтенантом Джи, Зуко уже с трудом подавлял неодолимое желание плакать от разочарования и отчаяния. Только половина клейкого риса попала малышу в рот, остальное каким-то образом оказалось на его лице и одежде, а несколько зерен прилипли даже к одежде Зуко! Часть воды пролилась, и… он просто не мог это делать! Как он мог заботиться и правильно воспитывать ребенка, когда он не мог даже правильно его накормить?
Но когда лейтенант Джи вошел вслед за дядей, офицер лишь раз посмотрел на него, тут же сел на палубу и предложил, протянув руки к ребенку:
- Пожалуйста, сэр, разрешите мне помочь вам. Мы с женой вырастили сына и двух дочерей. Я помню, как тяжело кормить их твердой пищей в этом возрасте.
Зуко зло посмотрел на него.
- Если я услышу хоть одно чертово слово про его глаза…
- Генерал уже рассказал мне, сэр. Можно? – Джи всё ещё протягивал руки, так что Зуко осторожно передал ему ребенка и принялся наблюдать за ним взглядом драконоястреба. Мельком взглянув на глаза малыша, Джи усадил его себе на колени, забрал ложку и остатки еды у Айро и начал кормить младенца без лишних комментариев.
Айро, с другой стороны, с одобрением заметил:
- Ты очень хорошо справился для первого кормления, племянник.
Зуко наградил его мрачным взглядом.
- Не надо мне снисхождения. Ты видишь этот беспорядок также хорошо, как и я!
- Но миска с рисом почти пустая, а вокруг раскидано никак не больше половины миски. Значит, большая часть всё же попала малышу в живот. Очень хорошо для первого раза!
- Ваш дядя прав, сэр, - сказал Джи, не отрываясь от процесса. – Когда я в первый раз кормил свою старшую дочь, мне удавалось в среднем запихать в неё одну ложку из пяти. Конечно, она была немного младше этого парня. Я бы сказал, что ему около года…
- Я тоже так считаю, - влез Айро. Зуко с сомнением посмотрел на них, но, кажется, ни один из них не врал, чтобы подсластить ему пилюлю. Как вам такое: он все-таки не так сильно облажался, как думал…
Айро заставил Зуко позавтракать самому, снять одежду и полуодетую броню, из которой он не вылезал целых два дня подряд, помыться и одеть халат за то время, что они вместе рассказывали Джи о нахождении ребенка. Включая рассказ Айро о духе кирина и о том, что сказал староста деревни о малыше и его покойной матери. Джи не выглядел особо удивленным признанием Айро, что тот мог видеть духов из-за путешествия в Мир Духов. Зуко на минуту задался вопросом, не был ли он единственным, кто не поверил рассказу того члена экипажа о его дяде, и ему снова стало стыдно.
К концу истории Джи отложил пустую миску и ложку, вытер лицо ребенка и сказал:
- Я проведу общий сбор и гарантирую, что экипаж услышит историю от начала до конца.
- Возможно, не стоит упоминать все детали, - вмешался Айро, подняв вверх палец. – Я бы предпочел сохранить в тайне мою способность видеть невидимое. Это приведет к неудобным вопросам, на многие из которых я не смогу ответить. Просто заверьте экипаж, что я совершенно убежден, что он – не ребенок-ведьма.
- Как прикажете, генерал. Но прежде чем я уйду, господа, я могу сменить ему одежду и забрать испачканные вещи в прачечную. И попрошу интенданта сделать несколько нагрудничков для кормления – они хорошо помогают защищать одежду от остатков еды.
Его предложение было принято, и через несколько минут малыш был уже облачен в чистенькую одежду, ещё до того, как сам Зуко закончил одеваться.
- Большое спасибо, лейтенант, - сказал Айро, когда лейтенант встал, чтобы уйти, и на этот раз Зуко присоединился к его благодарности, пусть более тихим голосом, но не менее искренне.
- Честь имею служить, господа, - Джи поклонился им и вышел. Реакция была стандартной, но… Зуко моргнул, когда подумал, что на этот раз Джи говорил вполне от души.
Теперь, когда они были в каюте одни, Зуко почувствовал, что кровать затягивает его как щепку в водоворот. Дядя что-то прошумел по поводу родительских советов, когда практически уложил Зуко в кровать, положив рядом с ним ребенка.
- Тебе придется крепко держать его, племянник, пока мы не купим или не соберем для него колыбель. На первый взгляд я не вижу ничего такого, чем он мог бы пораниться, но малыши всегда находят то, что пропускают взрослые.
- Понял, - сонно ответил Зуко, лег на бок и прижал к себе малыша. Со своей стороны ребенок, кажется, посчитал кровать принца огня достаточно теплой и мягкой для сна: он устроился рядом с Зуко без всяких протестов. Принц смутно помнил, как дядя снова оглушительно зевнул и побрел в собственную соседнюю каюту, прежде чем усталость погрузила его в сон.

00oo00oo00oo00oo00


Тадао сидел внизу, в общей столовой, и с круглыми глазами рассказывал двум другим членам экипажа, что видел странные глаза ребенка-ведьмы и о том, чем, по его мнению, это грозило всему кораблю, когда прозвучал приказ лейтенанта Джи всем подняться на палубу для срочного собрания.
Двадцать минут спустя все стояли по стойке смирно перед Джи, на лице которого было странное выражение. Он начал с преамбулы:
- Полагаю, слухи уже разлетелись по кораблю, так что я собрал вас, чтобы прояснить ситуацию. Да, принц Зуко и генерал Айро привезли с собой ребенка, крестьянского сироту из Царства Земли. Да, принц подтвердил, что собирается заботиться о мальчике. Да, у мальчика один глаз карий, а второй синий. Но генерал Айро уверен, что малыш – не ребенок-ведьма. Вопросы?
Вопросов было море, так много, что Джи пришлось напомнить им задавать их по одному, начиная с первого ряда с правого конца. Хан задал первый вопрос, и хотя, как правило, Хан не был самой яркой из свечей, на этот раз он задал наиболее разумный с точки зрения Тадао вопрос:
- А откуда генерал так уверен, что это – не ребенок-ведьма?
- У генерала есть свои методы, вот всё, что я могу сказать вам, но если хотите знать мое личное мнения, то я ему верю. Следующий?
Горо спросил:
- Ну, если это не ребенок-ведьма, откуда тогда синий глаз? Он что, наполовину из Племени Воды или как?
- Я не знаю, и они тоже не знают. Мать ребенка была из Царства Земли, но никто не знает, кто был его отцом, так что всё возможно. Следующий?
Ли Мейн спросил:
- Что случилось с матерью?
- Они наши её и ребенка в овраге. Принц Зуко сказал, что мать и сын упали туда, когда спасались от погони, и она сломала ногу и получила внутренние повреждения, от которых и погибла. Они совершили какой-то похоронный ритуал и забрали ребенка с собой. Следующий?
- Вы сказали «спасались от погони». Вы знаете, кто гнался за ними?
- Я рад, что задали этот вопрос, - зубы Джи сверкнули в жуткой ухмылке, хотя она и не была направлена ни на кого персонально. – Староста ближайшей деревни рассказал, что мужчины из их деревни гнались за ней и после того, как мать с сыном сбежали в лес. Они обвиняли её в каких-то неприятностях с духами, которые у них произошли, и хотели казнить невинного ребенка в надежде прекратить эти неприятности вместо того, чтобы поступить как все разумные люди – вызвать Мудрецов Огня… или Мудрецов Земли, или как их там. Полагаю, они точно так же умеют разбираться с духами. – Его яростная гримаса смягчилась в хмурую неуверенность, когда он заговорил о Мудрецах, но теперь она смешалась с глубоким отвращением, когда он продолжил, - Лично я думаю, что тем дуракам-крестьянам повезло, что они не убили невинного младенца в канун зимнего солнцестояния. Да они просто напрашивались на то, чтобы толпа злых духов заполонила их дома. Следующий?
- Ну… как долго ребятенок пробудет на борту корабля?
- Сейчас я могу предположить, что неограниченно долго. Следующий?
- Неограниченно? Они что, хотят его оставить? – не веря своим ушам переспросил Джобэн. – Вы шутите, да? Я хочу сказать, мне делов нет до его разных глаз, но… крестьянин из Царства Земли, который, думается, ещё и бастард, и королевская кровь Народа Огня? Сложновато придумать большее несоответствие!
Джи весело фыркнул и признался:
- Не могу с этим спорить. Но… до сегодняшнего утра я сказал бы, что принц Зуко… - он замолчал и посмотрел в сторону каюты принца, словно волнуясь, что его услышат – а это, вероятно, так и было – и продолжил куда тише. - Я сказал бы, что он наглый, самовлюбленный и избалованный паршивец-принц, которому нет дела ни до кого и ни до чего, не имеющего отношения к его миссии по поимке Аватара. И я предположил бы, что любой, кто посмел бы притронуться к его королевскому хвосту феникса, которым он так гордится, либо полетел бы за борт, либо был бы сожжен на месте, либо и то, и другое сразу. Но пока он сообщал мне, что собирается заботиться о ребенке, этот малыш запустил ручки в волосы принца и сильно дернул. Так сильно, что даже я поморщился…
Джи подождал, пока утихнет хор шипения, когда люди втянули воздух сквозь зубы с выражениями лиц, колеблющихся от полных отвращения до полных ужаса, и продолжил:
- И всё, что он сделал, - это вытащил свои волосы из кулачков парня и сообщил мне о детских вещах в переметных сумках. А потом, в своей каюте, принц почти с ног валился, потому что не спал два дня и две ночи подряд, но всё-таки пытался накормить ребенка прежде, чем поел сам. Он хлопотал как и любой другой… - Джи помотал головой, не в силах вымолвить слово, потом продолжил. - Говорю вам, я чуть не спросил генерала, что он сделал с прежним избалованным паршивцем-принцем и как долго мы сможем сохранить при себе этого.
Его заявление было встречено потрясенной тишиной, которая продлилась почти тридцать секунд, прежде чем Шода дал знак, что у него есть вопрос.
- Какой возраст у ребенка?
Джи пожал плечами.
- Думаю, около года, плюс минус месяц. Следующий?
- Э, я не закончил, - поспешно продолжил Шода и замялся, прежде чем продолжить. - Ну, мы следовали за слухами об Аватаре в таком количестве мест, что они вроде как смешались в памяти, так что я спрошу… Мы уже бывали в этом регионе раньше?
Джи криво усмехнулся.
- Раньше, скажем, год и девять месяцев назад? Я уже думал об этом. Я проверял бортовой журнал, когда пришел генерал и попросил меня пройти в каюту принца. Нет, в это время мы были за тысячу миль отсюда, проверяя слухи в Восточном храме воздуха. В этом ребенке нет крови принца, даже если он с очевидностью заката ведет себя, словно это так.
Вопросом Тэцуко было:
- И как же зовут ребенка?
Джи снова пожал плечами.
- Они не знают, как его звали раньше. Принц Зуко все ещё раздумывает над новым именем.
Потом спросил Акио:
- А что сказал принц Зуко про то, что мы видели Аватара?
Джи раскрыл рот… постоял с раскрытым ртом секунд пять, начал наливаться красным… и наконец-то признался:
- Он ещё об этом не знает. Я хотел ему рассказать, но увидел у него на руках ребенка и после этого думал совершенно о других вещах… - Он задумчиво потер бакенбарды, потом объявил. - Бизон направлялся на северо-северо-восток, когда его заметили. Навигатор, определите какие острова и города Царства Земли лежат в этом направлении. Мы установим курс на ближайший и выйдем на максимальной крейсерской скорости. Если мы и в самом деле нагоним зверя – маловероятно, принимая во внимание фору в три часа, но если нагоним – тогда я разбужу принца и доложу ему. А до тех пор пускай спит. Он не спал двое суток подряд, а усталые люди не принимают разумных решений. Один Агни ведает, в какие безумства он нас впутает, если решит, что ему наконец-то представился шанс поймать того латающего паршивца.
Вскоре после этого собрание разошлось, и все вернулись к своим обязанностям, но страхи Тадао не только не улеглись после слов Джи, а даже возросли. Генерал мог сколько угодно уверять, что малыш не ребенок-ведьма, но для принца крови – и не какого-то там принца крови, а принца Зуко, Королевской Занозы – действовать так по-отцовски по отношению к ребенку, не связанному с ним по крови, было совершенно неестественно. Принц Зуко был околдован силами ребенка прямо под носом у генерала.
Учитывая, как принц накинулся на него ранее, Тадао знал, что не стоит говорить о своих страхах с кем-либо из особ королевской крови: у него не было никакого желания быть подожженным. Но он начнет носить соль в кармашке на поясе и напишет молитвы на бумаге, чтобы спрятать их в рукаве. Он сделает всё возможное для самозащиты и будет ждать, когда разразится несчастье.[/cut]
 
OinariДата: Пятница, 19/04/2013, 22:20 | Сообщение # 16
Oinari
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Статус: Отсутствует
Студент надеется, что его медленный инет отправит хоть этот недлинный комментарий.
Потому что продолжение почитать хочется. Очень)
 
aminyaДата: Суббота, 20/04/2013, 17:49 | Сообщение # 17
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Лови продолжение smile

[cut=Названный. Часть 2.]Аппа летел так быстро, как только мог, но Аанг всё ещё продолжал волноваться, что они не успеют добраться до острова Лунного Серпа в Народе Огня до заката дня зимнего солнцестояния.
- Давай, приятель! Нам ещё далеко! Быстрее!
- Мы должны быть уже на полпути, - сказал Сокка, изучая разложенную на коленях карту. – Мы должны достичь территории Народа Огня с минуты на минуту… и столкнуться с этим взрывным принцем Зуко тридцать секунд спустя.
- Не накликай беду, - выругала его Катара, но взволнованное выражение на её лице показывало, что она тоже боялась появления Зуко.
- Вообще-то я думаю, у нас здесь гораздо больше шансов не встретить принца Зуко, - крикнул Аанг через плечо брату и сестре из Племени Воды. – Судя по тому, что говорили Зуко и его матросы, когда я в тот раз оказался на борту его корабля, мне показалось, что они не могут вернуться домой в Народ Огня пока не поймают Аватара.
Но пять минут спустя, когда они увидели, что находится на границе Народа Огня, Сокка громко простонал:
- О, черт… это ещё хуже, чем принц Зуко!
- Блокада! – крикнула Катара, широко распахнув глаза от неудовольствия. Примерно тридцать кораблей проплывали двумя линиями во встречных направлениях, образуя препятствие для чужих кораблей… и ребята летели прямо на них!
Аанг с тревогой уставился на линию кораблей.
- Если мы полетим на север, то сможем обогнуть эти корабли и избежать блокады. Это единственный путь!
Но Катара строго напомнила:
- У нас нет времени!
Аанг со страхом посмотрел на своих друзей.
- Именно поэтому и я не хотел, чтобы вы шли со мной. Это слишком опасно!
Катара посмотрела на него с выражением яростного упорства:
- Именно поэтому мы здесь.
Сокка согласился с сестрой коротким кивком головы, вид у него был даже более решительный, чем у сестры.
- Давайте прорвем блокаду!
Аанг повернулся вперед, ещё крепче сжал поводья и скомандовал:
- Аппа! Хип-хип!

00oo00oo00oo00oo00


Когда дозорный заметил, что летающий бизон Аватара направился в их сторону в попытке пролететь над кораблями блокады, Джао решил, что сегодня у него удачный день.
Десять минут и дюжины залпов катапульт спустя, когда явно невредимый бизон проплыл над ними и устремился на территорию Народа Огня, Джао уже не чувствовал себя таким удачливым. Ели станет известно, что он дал Аватару пройти мимо своих сил, он окажется почти таким же национальным позором, как и экс-принц Зуко! Он приказал трем кораблям, включая свой флагман, выйти из строя, следовать за Аватаром и поймать его.
Но его военные корабли были спроектированы для ведения наступательного огня, а не для скорости и быстрых маневров. К тому времени, как три военных корабля вышли из строя и начали погоню, летающий бизон уже скрылся из виду. Но навигатор Джао рассчитал курс бизона по карте и предсказал, что тот направляется на остров Лунного Серпа, где располагался главный храм Мудрецов Огня, посвященный Аватару. Аватар направлялся к храму в день зимнего солнцестояния, когда грань между Миром Духов и миром смертных была наиболее тонкой… Джао скривился и приказал включить полный ход.

00oo00oo00oo00oo00


Зуко проснулся, когда что-то с оглушительным грохотом упало на палубу. Он сонно моргнул и встряхнулся, чтобы проснуться, а затем с быстро возрастающим ужасом осмотрелся по сторонам и понял, что его привычно опрятная и безупречно чистая каюта была перевернута вверх дном.
Все его туфли и ботинки были вытащены с низкой полки, где они обычно хранились, и разбросаны по всему полу, который в свою очередь был покрыт черными пятнами и полосами. Алый гобелен, которым он закрывал встроенное в стену зеркало, был сорван, а нижняя часть зеркала была заляпана черными отпечатками пальцев. Бумаги, некогда сложенные на его письменном столе под пресс-папье были раскиданы, смяты и разорваны на клочки, не говоря уже о черных кляксах и опрокинутой рядом со столом чернильнице. А грохот был от чайника, подаренного ему в прошлом году на день рождения дядей Айро. Чайник был стянут со своей полки и теперь лежал на полу в виде фарфоровых осколков, окружающих малыша, который сморщил свое перепачканное чернилами личико и…
- УАААААА!
Зуко опрометью вскочил с кровати так быстро, что запутался ногами в простынях и рухнул на пол, больно ударившись левым плечом… как раз тогда, когда малыш закончил втягивать воздух и издал очередной разрывающий уши вой.
Зуко перевернулся с бока на живот и, местами двигаясь на четвереньках, а местами подтягиваясь, подполз к малышу, окатив его потоком испуганных слов:
- Всё хорошо, всё будет хорошо, ты поранился? У тебя идет кровь? Иди сюда, всё будет хорошо, всё равно эта вещь мне никогда не нравилась, я хранил её только потому, что это подарок дяди, ты ударил голову? Где болит?
Но все, что он получил в ответ – это ещё один жуткий вопль, от которого его чувствительные барабанные перепонки захотели ещё глубже вжаться в его голову.
Он не видел крови, но не мог определить, есть ли синяки под всеми этими чернильными пятнами на лице малыша, на его руках и на его ногах. Но судя по воплям, он точно был ранен! Зуко неловко вскочил на ноги с ребенком на руках… и тут же выругался, почувствовав резкую боль, когда наступил на один из осколков чайника.
Прыгая на одной ноге, он добрался до двери как раз в тот момент, когда она открылась, и в каюту влетел его дядя, чуть не сбив его с ног.
- Что случилось? – потребовал ответа Айро, дико оглядываясь по сторонам.
- Я облажался, я выпустил его из рук, когда спал… думаю, ему на голову упал чайник! – прохрипел Зуко, когда ему чудом удалось не упасть. Он выпрямился, схватившись за дядино плечо. – Ты знаешь, как определить сотрясение мозга?
Он был готов скакать на одной ноге-хромать до самого медотсека, но дядя глубоко вдохнул и взял себя в руки, затем вытащил младенца из его рук и приказал Зуко сесть и успокоиться. Зуко сел на край кровати, вытащил фарфоровые осколки из ступни и взволнованно посмотрел на дядю. Айро осмотрел плачущего малыша с ног до головы и с ироничной улыбкой вынес вердикт:
- Думаю, он просто испугался громкого звука, как и я. Ну-ну, малыш… Да, ты в безопасности, теперь успокойся… Держи его, племянник. Глубоко дыши, чтобы успокоиться самому, а его прижми к себе и погладь по спинке, - и он передал ему младенца.
Успокоиться, держа на руках вопящего малыша? Дядя был совершенно безумен… Но Зуко взял ребенка и несколько раз глубоко вдохнул, пока дядя удерживал его взгляд, источая спокойствие как тепловую волну и читая знакомый коан для медитации. Вскоре он смог успокоить себя… и почти сразу же, как он успокоился, затих и малыш. Странно.
Он продолжал успокоительно поглаживать спинку ребенка, пока дядя осмотрел его перевернутую вверх дном каюту и с несколько ироничным выражением лица покачал головой.
- Великие духи, что за бардак… Надо будет как можно скорее отправить сюда бригаду для уборки. И заодно привести в порядок вас обоих. Возможно, удастся смыть хотя бы некоторые из чернильных пятен…
Айро остался назначить троих матросов в бригаду по уборке и приказал оттереть от пятен каюту Зуко, пока сам Зуко взял ребенка и спустился а прачечную, которая одновременно служила банной комнатой в те дни, когда не было стирки. Вообще-то сегодня был прачечный день, но Джобэну хватило одного взгляда на покрытого чернильными пятнами малыша, и он поспешно вытащил одежду из последней ванны для полоскания, не задавая лишних вопросов.
Зуко недовольно скривился при виде ванны для полосканий, наполненной чистой холодной водой.
- Холодная ванна? Я бы не поступил так и со змеепауком!
По его мнению, холодные ванны были чистым мучением, мягкой формой пытки, и никто не ожидал, что ребенок из Царства Земли окажется покорителем огня…
- Вам быстрее согреть холодную воду покорением огня, чем ждать, пока остынет вода для стирки, сэр, - Джобэн кивком головы указал на ванны для стирки. Вода для стирки нагревалась паром, отводимым от главного бойлера в машинном отделении. Над трубами вились хорошо заметные струйки пара, а руки Джобэна были ярко-красными от того, что он погружал их в этот почти кипяток. – У малышей очень нежная кожица, надоть мыть их в теплой воде, а не в горячей. Окромя того, обычное банное мыло, скорее всего, вызовет у мальца раздражение. Я принесу мягкого мыльного порошка и немного оружейного масла из оружейной, пока вы греете воду.
- Оружейное масло? – с недоверием переспросил Зуко.
- Чтоб чернила с кожи убрать, сэр. Лучшее средство! – сказал Джобэн через плечо и поспешил в оружейную.
Зуко посмотрел матросу вслед, но решил поверить ему на слово: нельзя сказать, чтобы у Зуко был опыт по отмыванию младенцев, с которым можно было бы сравнивать. Осмотревшись, чтобы убедиться, что поблизости нет ничего, что малыш мог бы испачкать своими заляпанными чернилами ручонками – всё белье лежало на высоких столах – Зуко опустил ребенка на пол, закатал рукава, с содроганием опустил руку как можно глубже в ледяную воду и принялся нагревает её с помощью покорения огня. Был соблазн бросить в ванну несколько огненных зарядов, пока вода не станет горячей, как он любил для своих ванн, но Джобэн сказал, что вода должна быть теплой, а не горячей.
Постепенно нагревая воду, он повернулся так, чтобы присматривать за малышом. Маленький мальчик попробовал встать, поднялся на ноги всего на несколько секунд, затем закачался и упал назад, на попу. Зуко подобрался, готовый схватить его и утешить, но малыш, кажется, пережил происшествие без слез. Может быть, он находился так низко от земли, что одной толщины подгузника хватило, чтобы смягчить удар. После этого малыш пополз на четвереньках, оставляя за собой чернильные разводы на полу – после сегодняшнего его экипаж ещё сильнее возненавидит его, Зуко точно это знал – пока не добрался до стены. Там он встал на ноги и неуверенно пошел по периметру, придерживаясь одной рукой за стену для равновесия. Изобретательный мальчик, с одобрением подумал Зуко, размешивая воду в ванне, чтобы равномерно её прогреть. Ему было интересно, не умел ли ребенок ходить на самом деле, или он мог ходить по твердой земле, но ещё не приспособился к корабельной качке.
Вскоре вода в ванне стала лишь чуть теплее, чем его кожа. Зуко понадеялся, что это именно то, о чем говорил Джобэн. Приготовив воду, он занялся извлечением малыша из одежки и подгузника, который снова был мокрым. Этот парень делает хоть что-то помимо того, чтобы пачкать одежду? Он закончил раздевать малыша как раз к приходу дяди, который вошел в прачечную со свертком чистой одежды и доложил, что уборка в его каюте уже началась, и комната будет в презентабельном виде примерно через час.
- Полно времени, чтобы привести в порядок вас обоих, - заключил он с насмешливой улыбкой.
Зуко кивнул и скорчил гримасу при виде чернильных пятен на своих руках, которые он заметил ещё когда закатывал рукава.
- Ну, думаю, они сойдут с рук, пока я буду его мыть, - решил он и пожал плечами. Его халат тоже был в чернильных кляксах, но у Зуко было четкое предчувствие, что вскоре его одежде предстоит ещё и намокнуть, так что он переоденется потом.
Айро засмеялся.
- Не только твоим рукам требуется ванна, племянник. – Он вытащил маленькое ручное зеркальце из поясного кармашка и протянул его юноше. Зуко принял его с трепетом, скопившемся внизу живота, посмотрел… и громко застонал. Крошечные черные полосы и отпечатки пальцев покрывали всю его шею и ключицы, и даже его щеки и подбородок! Все места, которых малыш коснулся или схватил, пока успокаивался и пока он нес его сюда…
- Придется тебе залезать в ванну вместе с ним, - сказал Айро, пожав плечами. – Кроме того, таким образом, ты сможешь надежнее держать его во время купания. Давай я подержу его, пока ты разденешься.
Зуко послушно разделся и залез в ванну как раз перед тем, как вернулся Джобэн с оружейным маслом и мягким мыльным порошком. Но когда Айро начал передавать малыша Зуко, тот принялся визжать и бить ногами, и чем ближе становилась ванна, тем пронзительней звучали его вопли. Айро сосредоточенно уставился на малыша, задумчиво бормоча:
- Что же не так?..
- Всё хорошо, шшш, я знаю, но я согрел теплую и приятную воду для тебя, всё хорошо, - успокаивающим тоном сказал Зуко. Он встал, чтобы взять малыша, прижал его к себе, стараясь изо всех сил игнорировать махающие во все стороны руки и ноги. – Здесь тепло и хорошо, я обещаю, - раз за разом повторял он, медленно опускаясь в ванну. Когда ноги ребенка в первый раз коснулись воды, он завопил так громко, что оглушил бы и комодоносорога, но уже минуту спустя он успокоился и с круглыми от удивления глазами принялся болтать руками в воде. – Видишь? Тепло и хорошо… Теперь давай тебя помоем, ладно?
- Если он из крестьянской семьи, тогда, скорее всего, это первая в жизни мальчонки теплая ванна, - с мудрым видом изрек Джобэн и начал смешивать в маленькой миске воду и мыльный порошок, чтобы взбить густую пену.
- Но ты знал, что его беспокоит ещё до того, как это понял я, - с восхищением произнес Айро, окунув тряпку в оружейное масло и начав оттирать от чернил ближайшую конечность ребенка. – Ещё один признак того, что ты станешь прекрасным отцом этому мальчику.
- Бытность отцом не имеет к этому никакого отношения, - фыркнул Зуко, взял протянутую ему вторую смоченную оружейным маслом тряпку и принялся работать с другой стороны. – Я просто помню, как я сам с ужасом ожидал холодных ванн.
Айро замер и окинул его странным взглядом.
- Принц Зуко, когда это ты принимал холодные ванны?
- Я принимал их больше четырех месяцев, когда мне было шесть лет – стой спокойно, малыш! Ты весь скользкий от этого масла! – В общем, на следующий день после того, как Азула создала первые искры, отец приказал слугам перестать греть воду для моих ванн, и сказал, что если я хочу снова когда-либо принимать теплые ванны, мне лучше начать покорять огонь, чтобы я мог сам их нагреть. – Зуко не смог полностью подавить дрожь при воспоминании о тех ужасающе холодных ваннах, которые ему пришлось пережить, пока его покорение огня наконец-то не соизволило проявиться. Ужасные времена, когда его слуги с мрачными лицами оттирали его как можно быстрее, пока он изо всех сил старался не дрожать, сидя в той холодной-прехолодной воде… А Азула с восторгом разыгрывала над ним трюки, которые оканчивались тем, что он был покрыт грязью или землей, и ему приходилось принимать ванны по два раза за день. Однажды она испачкала его трижды за один и тот же ужасный день, и той ночь он долго дрожал в кровати, пока не согрелся.
На следующий день он создал свои первые искры (и во-о-от так вот близко подошел к тому, чтобы подпалить волосы Азуле; она этого совершенно не ожидала, и выражение её лица привело его почти в такой же восторг, как и искры). Он с триумфом велел слугам отойти в сторону, чтобы он мог сам нагреть себе воду для ванны… и чуть не разрыдался, когда после десяти минут бросания небольших огоньков, которые он мог создать, вода в огромной ванне была по-прежнему нестерпимо холодной. Тут вслед за слугой в ванну зашел один из дворцовых стражников-покорителей огня, изобразил жуткий кашель, который «случайно» послал здоровый огненный шар прямо в ванну, извинился за свое неподобающее поведение и кашель в присутствии принца и удалился со всей возможной поспешностью. На этом с холодными ваннами было покончено… Зуко встряхнулся и вернулся к настоящему, продолжив оттирать чернильные пятна.
С недовольным фырканьем, Джобэн отметил:
- Все знают, что холодная вода вытягивает силы из покорителей огня. Постоянные холодные ванны, скорее всего, окончились бы тем, что мальчик никогда не создал бы искры! Что за чертов идиот… - он резко осекся и побледнел, как погребальное покрывало, когда понял, кого он только что обругал. – Я-я-я хочу сказать, я уверен, что у Хозяина Огня были свои причины, и не мое дело их обсуждать!
- Воистину, - вот всё, что сказал на это Айро и продолжил с очень мрачным видом оттирать малыша. Зуко знал, что он обязан защитить методы мотивации своего отца, знал, что обязан строго отчитать Джобэна за комментарий… но прямо сейчас он был занят отмыванием ребенка и уклонением от брызг. Млыш со счастливым видом хлопал руками по воде и хихикал от восторга. И это хихиканье… было приятно слышать…
- Приятно видеть, что ты снова улыбаешься, племянник, - несколько минут спустя сказал его дядя, проворно стирая последние чернильные пятна с бока малыша.
- А? – Зуко вздрогнул и прекратил щекотать животика малыша, чтобы тот продолжал смеяться.
- Я очень давно не видел, чтобы ты хоть чему-то улыбался. Но есть что-то чудесное в детском смехе, правда? – и Айро многозначительно улыбнулся ему.
- …Угу, - признался Зуко. Когда он видел и слышал смех и хихиканье малыша, у него внутри снова появлялось то слишком-большое-но-теплое чувство, которое он уже испытывал раньше, когда ехал с ребенком к кораблю. Он до сих пор не мог определить это чувство, оно было не только странным, но и несколько пугающим, но… оно ему очень нравилось.
Как только они смыли все чернила с малыша, Айро вручил Зуко зеркало и занялся отвлечением младенца, пока Зуко оттирался от пятен. Потом пришло время для мыльной пены и смывания оружейного масла, потом они сполоснулись и вылезли из ванны.
- О, только посмотрите: весь чистенький и аккуратненький, - проворковал Айро, осторожно промакивая малыша полотенцем. – Ну и что ты думаешь о своей первой теплой ванне?
- А когда он уже начнет говорить? – спросил Зуко, выбираясь из ванны. Он обернул полотенце вокруг талии и принялся выжимать воду из своего хвоста феникса. – Я пока что не слышал ничего, кроме лепета.
- В ближайший год он начнет пользоваться короткими предложениями, хотя, думаю, он уже знает пару слов. Но первые слова ребенка, как правило, связаны с мамой или любимыми игрушками, и, к несчастью, здесь нет ни того, ни другого, - печально подвел итог Айро, закончив одевать на малыша подгузник. Потом немного повеселел и добавил, - Но сейчас у него есть замечательная возможность выучить новые слова, так? – Тут он развернул малыша лицом к Зуко и, указав прямо на его изуродованное шрамом лицо, сказал, - Малыш, это твой папа Зуко. Можешь это сказать? Можешь сказать «папа Зуко»?
Зуко примерз к месту и с трудом сглотнул комок, внезапно образовавшийся у него в горле… Но малыш продолжал бессмысленно лепетать в ответ на слова его дяди. Он не мог решить, чувствует он облегчение или разочарование.
- Пока нет, да? Ну, не волнуйся, скоро ты их выучишь. Давай-ка мы тебя оденем, малыш, - сказал Айро и начал сражение за то, чтобы упаковать ребенка в свежий комплект одежды, пока Зуко вытирался и одевался в принесенную Айро одежду. – Ещё одно слово, которое ему надо будет выучить, - это его собственное имя. Ты уже придумал хорошее имя, племянник?
- Ещё нет, - признался Зуко, натягивая чистый халат. – Я подумал о «Ли», но… это имя показалось мне слишком простым для него. Я хочу сказать, что я знаю, что его мама была крестьянкой, но…
Айро с пониманием улыбнулся и продолжил:
- Ну, сейчас замечательный момент для того, чтобы придумать ему новое имя. Раз он станет твоим первым сыном, то как насчет «Ичиро»?
Зуко снова в панике замер. Пресветлый Агни, неужели его дядя ожидал, что он станет подбирать ещё сирот? В конце концов, он выдавил:
- Эм, нет?
- Да, полагаю, ты прав. Люди могут подумать, что он может стать твоим наследником, но Мудрецы Огня никогда такого не допустят, - задумчиво проговорил Айро. – Что насчет «Чёкичи»? Ему на самом деле очень повезло, что ты услышал его плач и спас от неминуемой смерти.
Джобэн оторвался от спускания воды из ванны, чтобы впоследствии снова наполнить её и продолжить стирку, и покачал головой.
- Прошу простить, генерал, но, возможно, не совсем удачная идея называть его так.
- Почему нет? – и Айро вопросительно приподнял кустистую бровь.
- Ну… разрешить говорить свободно, господа? – осторожно спросил Джобэн. Разрешение было дано, поэтому он продолжил. - Лейтенант Джи сказал всем, что вы уверены, что у мальца нет ведьминых сил, но есть ребята, кто до конца в это не поверил. Напоминание, как ему повезло, что вы его нашли, заставит народ гадать, было это простой удачей или чем-то другим, чем-то вроде работы духов. – На это Зуко было нечего возразить, поскольку, согласно дяде, духи действительно приложили руки к тому, что он нашел ребенка.
Должно быть, Айро про себя с ним согласился, потому что с готовностью сказал:
- Значит, не Чёкичи. Но, пожалуйста, Джобэн, скажите нам прямо, за исключением тех нескольких суеверных людей, как команда в целом отнеслась к появлению ребенка на борту?
- Э, ну… - Джобен замялся.
- Выкладывайте уже, - проворчал Зуко, забирая малыша из рук дяди. – Не надо сластить мне пилюлю. Я хочу знать всё самое худшее.
- Слушаюсь, господа! – Джобэн глотнул воздух. – Э, ну, половина экипажа думает, что было полным безумием приносить младенца на борт корабля. – Зуко ожидал такой реакции – он сам всё ещё считал это безумием – но всё равно было больно слышать, когда эти слова произносили вслух. Но Джобэн продолжил, - А вторая половина считает, что это было лучшим, что с нами случилось после того, как вы впервые нашли Аватара.
Зуко уставился на него.
- …Что?
Джобэн пожал плечами и вытянул перед собой руки.
- У многих из нас есть семьи, которые мы не видели годами, сэр. Сыновья и дочери, племянники и племянницы, у некоторых даже есть внуки, которых они видели только на картинке. Они думают, что было бы мило иметь на борту мальчонку, вроде корабельного талисмана, даже если он и не их. – Тут его лицо расколола улыбка, показавшая дыру в зубах. – Может особенно потому, что он не их, потому что тогда от них никто не потребует постоянно менять ему подгузники.
- Вполне понятно, - засмеялся Айро.
Похлопав глазами и переварив эту удивительную информацию, Зуко посмотрел на ребенка в своих руках и спросил:
- Как насчет «Муши»? Это значит «любящий солдат», но может и значить «любимый солдатами», что будет весьма подходяще.
Айро нахмурился.
- Племянник, я знаю, что ты с теплотой вспоминаешь его, но если ты назовешь этого мальчика в честь лев-собаки, которая патрулировала дворец вместе с имперскими стражами, я сильно в тебе разочаруюсь.
Зуко покраснел от упрека и принялся защищаться:
- Но я не хочу сказать, что он домашнее животное!
Вытершись и одевшись, они понесли ребенка назад в комнату Зуко, продолжая спорить об имени мальчика. Все имена означающие «счастливый» были немедленно отвергнуты по причинам, названным Джобэном; все имена, означающие «редкий» тоже были отклонены, потому что Зуко считал, что нет необходимости подчеркивать его необычные глаза.
Каюта Зуко вновь была чистой к тому времени, как они добрались до неё, и в ней появились новые вещи: большой глиняный кувшин с тяжелой крышкой стоял в углу у двери.
- Для грязных подгузников, - пояснил Айро, указав на него. Кое-что пропало, как-то все его туфли и ботинки. Акио извинился за неудобство и обещал, что вернет их, как только с них выведут чернильные пятна. Зуко подавил вздох и решил, что какое-то время придется походить босиком, потом сел на кровать, усадив малыша себе на колени, пока Айро принес из своей каюты чайный сервиз и начал заваривать свежий чай.
- Вместо имени, основанном на его внешности или обстоятельствах нахождения, надо подумать об именах, указывающих на его будущее, - предложил дядя, сжимая в ладонях чайник, чтобы нагреть находящуюся внутри воду.
- Имя, означающее «сильный», - вслух размышлял Зуко, позволив малышу играть с большой застежкой на своем халате. Надо будет раздобыть для малыша несколько игрушек, и поскорее. – Ему понадобится быть сильным, чтобы выжить… «Кэн»? «Такэо»?
- Хорошие имена… но я думал несколько о другом. Имя, которое станет скорее обещанием ему, чем пожеланием для него, - медленно произнес Айро. – Ты мог бы назвать его «Тэйджи».
- «Добродетельный»? – задумчиво спросил Зуко.
- «Правильно воспитанный», - поправил его Айро. – Считай это обещанием, что воспитаешь его правильно, что не станешь ни излишне баловать его, ни быть слишком жестоким, чтобы он тебя боялся. Очень трудно проявлять к кому-то любовь без излишнего снисхождения… и наказывать без жестокости. Но я верю, что ты справишься, племянник. Ты сможешь вырастить его правильно воспитанным, и когда-нибудь, в далеком будущем, он сможет так же правильно воспитывать своих собственных детей.
- Тэйджи, - вслух произнес Зуко, размышляя. Страшно было выбирать такое имя, давать такое большое обещание… Но, с другой стороны, и он, и дядя уже поклялись духу его матери, что проследят, чтобы ребенок вырос с уважением и почтением к её памяти. В то время он думал, что они убедятся, чтобы ребенок благополучно попал с семью из Царства Земли, но… на самом деле имя будет не обещанием, а напоминанием об уже данном обещании. И оно станет служить напоминанием, что главным было не то, как выглядел ребенок с разными глазами, но как его старшие воспитали его, и как он вел себя в ответ. – Тэйджи. – Он посмотрел на ребенка у себя на коленях и чуть заметно улыбнулся. – Привет, Тэйджи.
Тэйджи улыбнулся ему в ответ и потянулся вверх, чтобы похлопать его по подбородку пухлой ручонкой… и снова наделал кучку в подгузник.
Айро поморщился, когда запах достиг его носа, затем посмеялся.
- Ах, эта радость отцовства… Я позабочусь об этом, племянник.
- Нет, я сам, - настоял Зуко, тяжело вздохнул, и потянулся к сумке с подгузниками, оставленной на его кровати. – Если я собираюсь его воспитывать, надо привыкать…

00oo00oo00oo00oo00


Когда отправленные Джао корабли достигли острова Лунного Серпа, Джао лично возглавил атаку, когда его люди ворвались в храм Мудрецов Огня. Они быстро поймали спутников Аватара и почти что успели помешать маленькому Аватару встретиться со своим предшественником, Аватаром Року.
К несчастью, ключевым словом в предложении оказалось слово «почти».
После того, как Аватар сбежал, и извержение вулкана полностью уничтожило храм и разрушило один из кораблей Джао, а принца Зуко не было под рукой, чтобы свалить всю вину на него, Джао нашел козлов отпущения в лице Мудрецов Огня. Главный Мудрец возразил, что только один из их числа помогал Аватару, но коммандер объявил предателями их всех и приказал запереть их в камерах на своем флагмане.
Он злобно посмотрел на восток, в направлении, в котором скрылся бизон Аватара, и поклялся, что придет день, когда Аватар окажется в одной из его тюремных камер. Остаться в истории как человек, поймавший Аватара… Джао создаст себе такую славную репутация, которая будет греметь ещё тысячу лет, или умрет, пытаясь!

00oo00oo00oo00oo00


Будучи офицером, у Джи было право питаться в офицерской каюте. Но он поднялся до своего лейтенантского звания с самого низа, а двое других офицеров на корабле были членами королевской семьи, так что Джи всегда ел вместе с экипажем в общей столовой. Сегодня он кивком головы велел дежурному по камбузу отнести поднос с ужином в королевские каюты и отметил дополнительную чашку, миску и ложку на подносе, прежде чем занять своё привычное место рядом с Тэцуко.
Ужины, как правило, были делом шумным, но сегодня разговоры достигли прямо таки эпических масштабов, и большинство из них крутилось вокруг малыша, которого принц Зуко принес на борт. Принц уже дал имя ребенку? Генерал сказал, что он не ведьмин ребенок, потому что был в этом уверен, или чтобы предотвратить бунт? Что если настоящий отец ребенка узнает, где он находится, и придет за ним? Что скажет Хозяин Огня, когда узнает, что его сын усыновил крестьянского ребенка из Царства Земли? Что если ребенок окажется покорителем земли? Когда генерал отдавал приказ об уборке каюты принца, никто не слышал, чтобы он упоминал имя ребенка? Тот бардак в каюте; неужели нормальные младенцы могут так быстро устроить такой беспорядок? (Этот вопрос был отвечен решительными «да» из полудюжины глоток, за которым последовало состязание на самую страшную историю о беспорядках, устроенных их собственными детьми.) Что если один синий глаз означал, что ребенок был наполовину из Племени Воды? Что если он окажется покорителем воды? Что если два разных глаза означают, что он сможет покорять и землю, и воду?
- СМИРНО!
Этого почти никогда не слышали в общей столовой. Все поспешно повскакивали с мест, резко развернувшись так, чтобы смотреть на Акио, который с круглыми глазами вскочил на ноги и развернулся вокруг, чтобы увидеть невероятное: принца Зуко, стоявшего на пороге и державшего на руках малыша, и стоявшего рядом его дядю.
- О, пожалуйста, садитесь, не нужно таких формальностей! – с улыбкой заговорил генерал Айро, делая руками жесты садиться. Принц Зуко ничего не сказал, так что команда медленно и настороженно села, хотя никто не набрался наглости настолько, чтобы снова взяться за палочки для еды.
Во внезапно наступившей тишине принц обвел каждого из них грозным взглядом, прежде чем резко сказать:
- Я назвал его Тэйджи. Ребенка. Его зовут Тэйджи.
Затем он повернулся, чтобы уйти, скорее всего, в свою каюту. Но генерал Айро как-то очень ненавязчиво заступил ему дорогу и сказал:
- Принц Зуко, мне пришла в голову мысль, что раз уж дети так талантливы в наведении беспорядка во время еды, а королевскую каюту оттерли только сегодня днем, возможно, будет куда рациональнее покормить Тэйджи здесь, в общей столовой?
Зуко долго смотрел на дядю, потом окинул столовую почти что паникующим взглядом. В кои-то веки Джи почти что мог услышать мысли мальчишки-принца: неужели его дядя хочет, чтобы весь экипаж видел, как он пытается – и время от времени терпит неудачу – в кормлении с ложки младенца?
- Рациональность важна при управлении небольшим кораблем. Ты сам много раз об этом говорил, - весело заявил Айро и подтолкнул принца вместе с его подопечным к столику в углу. Джиро и Тадао, обычно сидевшие там, похватали свою еду и бросились наутек без лишних вопросов, предоставив стол принцам. Дежурный по камбузу, который неотступно следовал за членами королевской семьи, поставил поднос с их ужином на стол, поклонился и отошел.
Джи знал, что если команда продолжит смотреть на этого гордого принца, пока он будет неловко кормить ребенка, им придется чертовски дорого заплатить за каждую минуту его смущения. Поэтому он взял палочки и начал громко обсуждать с Тэцуко последние сплетни из колоний, жестом велев соседнему столику следовать своему примеру. Через несколько минут по всей столовой звучало уже с дюжину достаточно громких и совершенно незначащих бесед, хотя все украдкой не отрывали глаз и ушей от столика принца.
- Открой рот, Тэйджи… Хороший мальчик. Ну разве не… нет, не выплевывай! О, брось, это же вкусная еда, открой шире… Открой рот, Тэйджи… Смотри, я сам немного попробую, видишь? Это… тьфу! Что за жутко пресная размазня! Неудивительно, что Тэйджи её не ест. Почему кок пытался накормить моего сына этой баландой?
- Малыши, как правило, не переносят острую еду, которая нравится нам, взрослым, племянник.
- Должно же быть что-то повкуснее, что он сможет есть! Вот, дай сюда этот рис, я знаю, что он его съест… Смотри, Тэйджи, вкусный рис! Открой рот… вот хороший мальчик! Давай, съедай всё… хочешь ещё? А вот и следующая ложка… Молодец!
- Ребенок не сможет нормально расти на одном только рисе, племянник. Тебе придется придумать, как заставить его есть и овощи тоже. Но, думаю, с этим можно подождать до следующего раза…
Джи не смог удержаться от улыбки, когда подслушивал эту беседу. Она почти дословно повторяла разговор, который состоялся у него с женой много лет назад. Про себя он решил, что в ближайшее время расскажет новоиспеченному отцу о некоторых трюках, которые он использовал, чтобы заставить своих детей есть овощи.
- Вы слыхали, как он сказал «мой сын», когда жаловался на детскую еду? – вполголоса спросила его Тэцуко, прикрываясь звучащими в столовой беседами. – Да поможет нам Агни, но думаю, он всерьез намерен оставить этого мальчика из Царства Земли…
- Да. И да, он вас услышал, - прошептал Джи ей в ответ. Тэцуко автоматически скосила глаза на принца, который встретился с её глазами своим привычным яростным взглядом и кратко утвердительно кивнул. Она покраснела и опустила глаза в тарелку.
Джи наградил её кривоватой почти-что-симпатизирующей усмешкой и вернулся к собственному ужину. Да поможет им Агни, воистину! Их ждали интересные дни…[/cut]
 
BetsyДата: Понедельник, 03/06/2013, 02:33 | Сообщение # 18
Betsy
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 63
Статус: Отсутствует
Цитата (aminya)
Oinari, Ну, Аушка довольно большая - уже шесть глав. Эта работа пойдет вторым номером после Углей.
У меня тут внезапно "мнения разделились" Буквально недавно я наткнулась ещё на одну очень интересную фик-писательницу. Она создала огромный фик "Выслеживая Зуко" - эдакий личный дневник Катары, который она вела, когда Зуко только присоединился к ним в Западном храме. Её записки, мысли и наблюдения к Объекту. Вещь довольно юморная и с хорошей проработкой характеров. И, кстати, единственная, где вменяемо показаны отношения Катары и Зуко так, что я поверила в их роман. Потом есть продолжения "Не выслеживая Зуко" и "Не выслеживая Хозяина Огня Зуко" (это ещё пишется). Плюс там есть много отдельных рассказов и вбоквеллов по рейтингу от подросткового до взрослого. Так вот, один из вбоквелов - отдельный сказ про то, как Зуко отправился на квест на поиски всезнающего оракула, чтобы узнать, где его мама. Катара, естественно, увязалась следом. Оракул оказался трикстером и затейником, и протащил сладкую парочку по кветсам по полной. Вещь юморная, центрированная на отношениях Зуко и Катары, но и квесты тоже хороши. Хотя персы немного ООС.

Уважаемый переводчик, возьмитесь пожалуйста за эту работу. Было бы очень интересно и приятно прочитать такое произведение))
P.S. Мне нравятся ваши переводы. Легко читаются. И произведения Вы выбираете оригинальные. Не умею делать красивых комплиментов и хорошо комментировать, но я внимательно слежу за вашими работами)))
 
aminyaДата: Вторник, 04/06/2013, 11:03 | Сообщение # 19
aminya
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 130
Статус: Отсутствует
Betsy, К сожалению, пока не будут закончены "Угли", я не могу взяться за новый большой перевод sad

[cut=Глава 3. Обласканный. Часть 1.]Глава 3. Обласканный. Часть 1.

На второй день своего отцовства Зуко проснулся с мыслью, что он всё ещё ни черта не понимает, что делает… Но он думал об этом с некоторым налетом гордости от того, что пока что у него неплохо выходило импровизировать.
Прошлым вечером после ужина он принес Тэйджи обратно в свою… в их каюту, встал на четвереньки и начал ползать по комнате. Тэйджи был в восторге, что у него появилась компания на полу, и тоже ползал рядом с ним и даже под ним, чтобы со смехом выползти с другой стороны. Но в то время как Тэйджи считал это игрой, Зуко занимался защитой своих вещей от Тэйджи. Он решил, что всё, до чего он может дотянуться на четвереньках, Тэйджи сможет достать, если встанет на ноги. И хотел убедиться, что всё ценное и бьющееся будет стоять вне радиуса досягаемости ребенка.
Новая чернильница сразу отправилась на верхнюю полку, вдоль края которой шел невысокий бортик, чтобы вещи не падали при качке. Туда же он переложил новую пачку чистой бумаги и кисточки для письма. Ему повезло, что среди уничтоженных Тэйджи бумаг не было ничего невосстановимого: на одном листе было его еженедельное письмо отцу, которое он только начал писать, а остальные были сообщениями о появлении Аватара, которые к данному моменту уже устарели.
Он освободил ещё одну высокую полку под свои туфли и ботинки, решив использовать нижнюю полку, на которой они стояли раньше, для игрушек Тэйджи. Его одежда будет в безопасности там, где она находилась, пока он держал свой морской сундук не только закрытым, но и запертым. Он и так всегда держал крышку закрытой, чтобы вещи не пылились, отпирать и запирать сундук каждое утро доставит ему небольшие хлопоты, но лучше это, чем жить с испачканной чернилами или чем-то ещё одеждой. Вещи Тэйджи он тоже сложил в морской сундук, потому что они не занимали много места, но чистые подгузники он положил на полку, зная, что они пригодятся не раз, и не два за день.
С легким вздохом ностальгии и сожаления он вытащил подаренный ему Мэй особый камешек - кусочек вулканической скалы, формой отдаленно напоминающий сердце - из маленького тайника у изголовья кровати. Если он сам мог легко засунуть руку в тайник и вытащить памятку, когда чувствовал себя особо несчастным и нуждался хоть в крохах утешения от воспоминаний, то и малыш мог легко добраться до него. Он где-то слышал, что младенцы имеют привычку тащить в рот что ни попадя, и не хотел, ни чтобы Тэйджи подавился маленьким камнем, ни чтобы его подарок на память обслюнявили.
Тэйджи с любопытством посмотрел на камешек в его руках, прежде чем Зуко сжал его в пальцах, желая защитить.
- Это от кое-кого, с кем я был знаком ещё в Народе Огня, - с серьезным видом объяснил он Тэйджи. – Я не получал от неё никаких новостей почти три года, с тех пор, как был изгнан, но раньше она была… моей девушкой, вроде как. Мы никогда не обращались друг к другу таким образом, но мы поцеловались один раз, за неделю до Агни Кай. Она была моим единственным другом за исключением Тай Ли. Надеюсь, ты когда-нибудь сможешь встретиться с ними обеими. – Тут он усилием воли отбросил все вопросы, которые не переставало задавать его сердце: она вообще помнила о нем? не обручили ли её родители с кем-нибудь за последние годы? – и спрятал камень под одежду в морской сундук, прежде чем снова запереть крышку.
Потом он снова сел на пол с Тэйджи, достав кое-что с верхней полки, на которую он сложил свои письменные принадлежности. Это была курильница для благовоний, выполненная в виде отдыхающего дракона. Дядя Айро подарил её пару лет назад в надежде, что он увлечется кодо*, после того как Зуко ясно дал понять, что не разделяет дядиного пристрастия к чаю. Он никогда ей не пользовался, потому что находил в сидении на месте и нюханье благовоний ничуть не больше смысла, чем в сидении на месте и распивании чая, но он её не выбросил. Он вытащил палочку из сандалового дерева и с улыбкой поставил перед Тэйджи длинную деревянную фигурку в форме дракона.
- Смотри, Тэйджи, это дракон! Игрушечный дракон, я хочу сказать… Ну, вообще-то это курильница для благовоний, но я не вижу причин, почему бы ей не стать твой игрушкой. Драконы были чудесными созданиями, они летали по небу вот так, - и он принялся водить курильницей над Тэйджи, опуская и поднимая её, пока малыш смеялся от восторга, - и они выдыхали огонь, вот так! – Он поднес курильницу ко рту и выдохнул крошечный язычок пламени, пытаясь изобразить, что его выдохнул дракон, а не он. – Они были самыми первыми покорителями огня. Их больше нет, и это настоящая трагедия – только не говори дяде Айро, что я это сказал – но ты можешь оставить себе этого в качестве игрушки!
Он ещё какое-то время поиграл с Тэйджи и игрушечным драконом, как, наверное, играл с ним дядя, когда он был совсем маленьким. У него были смутные воспоминания о раскатистом смехе дяди Айро, который с улыбкой смотрел на него с высоты, пока он играл с игрушечными солдатиками в детской, и как он помогал выстраивать их по званию. (Хотя у него не было абсолютно никаких воспоминаний о том, чтобы с ним занимался отец. Неужели он так сильно разочаровал своего отца уже в таком юном возрасте?) Тэйджи хлопал в ладоши, хихикал и заливался смехом, когда он заставил дракона кружить по комнате и над кроватью, где его помятые простыни вдруг превратились в дикие горы и долины, в которых охотился дракон.
В конце концов, он отложил дракона и просто поиграл с Тэйджи: пощекотал его, как он делал раньше, в ванне; взял его на руки и потаскал по каюте как детеныша дракона или птенца почтового ястреба; встал на четвереньки и дал Тэйджи поползать вокруг и под ним, спрашивая «где же Тэйджи?» каждый раз, как терял малыша из виду и изображал большое удивление и радость, когда снова находил его; брал малыша за ручки и раскачивал его взад-вперед над кроватью. Каждое его усилие было вознаграждено хихиканьем, смехом и внезапными обнимашками. Он подумал, что время игр было явно лучшей частью отцовства, ему самому не было так весело… очень, очень долгое время.
Потом Тэйджи начал зевать, показывая, что готов ко сну, что Зуко счел идеальным временем: солнце садилось, и, несмотря на продолжительный отдых раньше, он всё ещё не отдохнул от своего двухдневного бодрствования. Он смог задержать дыхание на время, необходимое для последней на сегодня смены подгузника – нежданный бонус от всех упражнений по контролю над дыханием, которые заставлял его выполнять дядя; они пригодились не только для покорения огня – и затем они оба легли спать.
Сперва Тэйджи извивался и не хотел успокаиваться, но после того, как Зуко покорением огня загасил последнюю свечу, малыш прижался к нему.
- Боишься темноты, да? – успокаивающе пробормотал Зуко. – Всё хорошо, я тоже боялся темноты, когда был очень маленьким. Я был гораздо старше, чем ты сейчас, когда научился делать темноту своим другом… но я расскажу тебе об этом в другой раз. – Он обнял Тэйджи и пропел «Листья лозы», и вскоре заснул под тихое сопение малыша.
На следующее утро они оба проснулись на рассвете. К тому времени, как он сменил подгузник Тэйджи, дядя постучал в дверь с подносом чая для двух взрослых и чашкой свежей воды для Тэйджи. И маленькой деревянной куклой кокэси для малыша. Складывалось впечатление, что дядя покупал сувениры в каждом порту, в который они заходили, так что неудивительно, что у него нашлось несколько игрушек. К счастью, дядя не удивился и не рассердился, когда увидел, что именно Зуко превратил в первую игрушку Тэйджи. Он поиграл с ребенком, пока Зуко оделся и приготовился начинать свой день.
Когда дядя зашел, то сообщил, что все туфли и ботинки Зуко выставлены вдоль стенки в коридоре – матросы закончили отчищать с них чернила глубокой ночью. Зуко занес их в каюту и критически осмотрел: тут и там осталось несколько бледных чернильных пятен, но они были не слишком заметными.
- Они проделали куда более впечатляющую работу по выведению чернильных пятен, чем я считал возможным. Может быть, потому что чернила принялись выводить практически сразу, - прокомментировал Айро, и Зуко рассеянно кивнул и натянул пару ботинок. Он поставил оставшиеся пары на верхнюю полку, и они вместе направились в общую столовую на завтрак.
Зуко возненавидел вчерашний ужин в столовой: обычно он ел вместе с экипажем только тогда, когда от него этого ожидали, по специальным случаям, которые офицеры традиционно отмечали вместе с командой. В такие дни они всегда глазели на него, а он ненавидел, когда на него глазели (он и без того знал, что уродлив, и не нуждался в лишних напоминаниях). От их взглядов у него всегда пропадал аппетит. Но сегодня утром взгляды… были не так уж и плохи. Он заметил, что некоторые члены экипажа даже вроде как улыбнулись в его направлении, пока он кормил Тэйджи, что было странно, но не в плохом смысле. Может быть, Джобэн был прав, что некоторым из команды на самом деле понравилась его идея принести на борт ребёнка.
Закончив завтрак, он посадил Тэйджи в перевязь, чтобы удобнее носить его по лестницам, и поднялся на мостик. То, что он усыновил младенца, не означало, что он забыл о своей миссии поймать Аватара. Лейтенант Джи ждал его около бортового журнала с таким выражением на лице, которое Зуко очень хорошо выучил за последние два года: полусердитый-полусмирившийся вид, означающий «Я сделал нечто такое, за что получу выволочку от принца Зуко».
С подозрением посверлив Джи взглядом, Зуко принялся читать бортовой журнал, чтобы ознакомиться с записями, сделанными после того, как он отправился на поиски дяди… и вскоре обнаружил причину такого выражения на лице своего лейтенанта.
- Вы видели летающего бизона? Две ночи назад? И вы не рассказали мне об этом? Вы…
- Уа-а, а-а-а, ва-а-а-а-а!
«Пепел!» Он на минуту забыл, что с ним Тэйджи. Вчера, после погрома в каюте и его тревоги за здоровье малыша Тэйджи не успокоился до тех пор, пока не успокоился сам Зуко. Теперь, кажется, проявилась обратная сторона этого отражения настроений: если он по какой-то причине расстраивался, то расстраивался и ребенок! Поэтому Зуко спешно прервал выволочку до того, как Тэйджи раскричится в полную силу, и вместо этого начал поглаживать своего сына по спине.
- О, ш-ш-ш, Тэйджи, всё хорошо, я не злюсь на тебя… Успокойся, будь хорошим мальчиком, - успокаивающе прошептал он. – Ш-ш-ш, всё хорошо…
- Приношу свои извинения за то, что не поставил вас в известность в тот же миг, как вы взошли на борт, сэр, - натужно произнес Джи, пока он был занят утешением Тэйджи. – Я собирался это сделать, но я… отвлекся на вашего неожиданного спутника.
Зуко пришлось признать, что Тэйджи прекрасно умел отвлекать. Он кратко утвердительно кивнул и признался:
- Я тоже видел летающего бизона, когда искал похитителей генерала. Но тогда я не мог их преследовать, а к тому времени, как я спас дядю, а затем ребенка, бизон уже был слишком далеко, чтобы его можно было увидеть. – Теперь, когда Тэйджи снова успокоился, он подошел к карте у поста навигатора. – Когда я заметил бизона, я был… вот тут, - он указал точку на карте. – А корабль ждал в этой бухте, это западный – северо-западный курс…
- Когда мы видели бизона, он летел на север – северо-запад, сэр, - уважительно доложил навигатор.
- Хмм. Он изменил курс, чтобы держаться подальше от вод Народа Огня, - вслух размышлял Зуко, изучая карту. Это имело смысл: Аватар каким-то образом ухитрился остаться ребенком вместо старика, но он не был полным дураком. А только полный дурак зайдет на вражескую территорию без хорошей на то причины.
- Основываясь на наших наблюдениях, сэр, мы рассчитали курс на ближайший город в этом направлении, колонию Пан Гао, - Джи указал это место на карте. Зуко кивнул, это снова имело смысл. Пан Гао был ближайшей к границе Народа Огня колонией, основанной десятилетия назад, но по последним слухам у них всё ещё были проблемы с повстанцами в окрестных лесах, как и в расположенном дальше на север Гайпане. Логично было предположить, что там, где были повстанческие базы, были и люди, дружелюбно настроенные по отношению к Аватару, люди, с которыми он мог войти в контакт.
Джи продолжил:
- Пока вы спали, я снарядил речной катер и отправил команду в порт, где лично допросил от вашего имени мэра колонии и начальника стражи. К несчастью, никто из их людей не видел Аватара. Я также расспросил о повстанцах, но в последнее время у них не было с ними столкновений, не после того, как они поймали их главаря два месяца назад. Если Аватар надеялся присоединиться и объединить их, как он сделал с покорителями земли на тюремной барже, то он опоздал на два месяца. Поэтому мы продолжили следовать этим курсом в ожидании ваших дальнейших указаний, сэр.
Зуко снова согласно кивнул. Джи сделал всё, что приказал бы он сам, если бы не спал и был в курсе ситуации.
- Сохраняйте курс, пока не поступят новые сведения, - приказал он. Он был уверен, что Аватар незамеченным обогнул колонию, углубившись в леса и летя низко над верхушками деревьев. Он сбежал от них на этот раз… Но Зуко помнил слова своего дяди, сказанные две ночи назад, и уверенно заключил:
- Мы его найдем. Мы нашли его в первый раз, когда он скрывался от всех на протяжении ста лет, и мы нашли его потом, после всех трюков, которые он применил, чтобы запутать свой след в южных морях. Мы найдем его снова, и на этот раз он не сбежит!
- Да, сэр! – хором откликнулись все присутствующие на мостике, и все они стояли выпрямившись… и почти-что-но-не-совсем улыбаясь ему. Это было очень странно, но, снова, не в плохом смысле.
- Б’гаа! – весело сказал Тэйджи, словно соглашаясь.
Айро вошел на мостик, пока он говорил, и выглядел удивленным и восхищенным реакцией экипажа. Он похлопал в ладоши и сказал:
- Отлично сказано, принц Зуко!
Что заставило Зуко удивленно моргнуть: разве дядя забыл, что сам говорил ему практически эти же слова раньше, когда они ехали на комодоносороге? Он чуть не сказал это вслух, но передумал. Нет необходимости напоминать своему бедному дядюшке о подбирающемся старческом слабоумии с утра пораньше.
Вскоре после этого Зуко препоручил Тэйджи заботам дяди и спустился с лейтенантом Джи на главную палубу для тренировки. После его Агни Кай с Джао дядя признал, что он наконец-то достаточно усвоил основы, чтобы начать изучать более продвинутые формы, но ему определенно требовалось больше практики. Он применил две из новых форм в раунде спарринга, и если ему и не удалось победить с их помощью Джи, то он хотя бы заставил лейтенанта как следует попотеть. Но прежде чем кто-то из них успел выиграть последний раунд, палуба внезапно накренилась, и корабль резко изменил курс.
С сердцем, выскакивающим из груди, Зуко торопливо вскарабкался по лестнице на мостик. Джи следовал за ним по пятам.
- Что означает это мятежное поведение? – потребовал он ответа у рулевого. – Никто не приказывал менять курс!
- Вообще-то, приказ был. Уверяю вас, принц Зуко, что это дело первостепенной важности, - мрачно сообщил ему дядя, сидя у столика для пай шо. У него на коленях устроился Тэйджи, который радостно бормотал и махал ему ручками.
Его сердце застучало ещё сильнее, но уже не от страха – последний бунт на борту был достаточно смертоносным, а теперь ему приходилось переживать и о беспомощном младенце – а от надежды.
- Это связано с Аватаром? – спросил он, гадая, не прилетал ли почтовый ястреб во время их с Джи тренировки.
- Ещё более важное. Посмотри на мою кость с лотосом, - сказал Айро, взял с доски кость для пай шо и бросил ему.
Озадаченный, Зуко поймал кость в воздухе и внимательно её рассмотрел. Изображение лотоса на ней было немного поврежденным, оно было покрыто крошечными…
- Следы зубов? – вслух спросил он и укоризненно посмотрел на сына. – Тэйджи, это не еда! Кроме того, ты ещё должен быть сыт после завтрака!
- У твоего сына режутся зубки, племянник, - сообщил ему Айро, подбрасывая Тэйджи на коленях. – Малышам, у которых режутся зубы, надо что-нибудь жевать, чтобы помочь зубам прорезаться сквозь десны. Ты уже дал ему несколько деревянных игрушек, которые можно жевать, но вскоре он разгрызет их на кусочки… и до сих пор не решена проблема с раздражением на его бедной попе, появившемся из-за того, что ему долго не меняли подгузник до того, как ты его нашел. Вчера вечером корабельный врач сказал мне, что никогда не лечил пациентов моложе тебя. Он не знает, какое масло лучше подойдет в данном случае.
- И поэтому ты сменил курс на портовый город, где мы найдем детские принадлежности и, может быть, повитуху, которая рассказала бы нашему врачу, как лечить малышей, - догадался Зуко.
- И, может быть, кость с лотосом для меня, - добавил Айро и солнечно ему улыбнулся. – Я знал, что ты поймешь, племянник!
Зуко не только всё понимал, но даже чувствовал себя виноватым, что сам не приказал сменить курс. Он видел то болезненное даже на вид раздражение на попе Тэйджи больше, чем кто-либо ещё на борту. (Хотя он ни за что не признался бы в этом вслух здесь, где его мог слышать экипаж.) Вместо этого он сказал Тэйджи, погладив своего сына по мягким темным волосам:
- Может быть, мы заодно найдем для тебя игрушечных солдатиков, с которыми ты сможешь играть. Когда я был маленьким, мне нравилось играть с солдатиками.
По крайней мере, до тех пор, как Азула достаточно подросла и начала играть с его игрушками. Однажды она забрала его солдатиков и либо потеряла их всех в пруду с уткочерепахами, либо спрятала их там, где он не смог их найти. Он никогда больше их не видел.
- Невероятно, - прошептал рулевой себе под нос и постарался выглядеть так, словно ничего не сказал, когда Зуко бросил на него острый взгляд. Что такого невероятного в том, что маленькие мальчики играют с солдатиками?
После того, как Зуко выяснил, что они направляются в Лаосинг, нейтральный порт в Царстве Земли, лейтенант Джи спросил:
- Вы разрешите экипажу сойти на берег?
Нейтральный порт – это не дружественный порт… но все его люди помнили об этом. Так как младенцы, как правило, не жили на борту корабля, в доках вряд ли можно будет найти магазины с детскими товарами. Им может понадобиться выйти за пределы доков, в деревню, расположенную за портом. Скорее всего, дяде потребуется некоторое время, чтобы найти необходимые детские вещи, которые он захочет купить, а врачу потребуется время на поиски и разговор с повитухой. Не было причин не отпускать людей на берег, если он ожидал задержаться в порту на какое-то время, поэтому Зуко кивнул головой и приказал:
- Они смогут сойти на берег группами по четыре, и за один раз могут отлучаться не более двух групп. Всем держать уши открытыми по поводу слухов об Аватаре, и я хочу, чтобы все были на борту до заката.
- Да, сэр, - Джи кивнул с ещё одной почти-улыбкой и ушел передавать приказ. Его дядя просиял и отметил его щедрость по отношению к экипажу. Что снова привело его в замешательство: что такое случилось во всеми этими улыбающимися и почти улыбающимися людьми в последнее время? …О, и лучше бы они не прятали очередной незаконный самогонный аппарат в отсеке для животных или где-либо ещё…
Ладно, обыск корабля в поисках нового аппарата подождет до ночи, когда он сможет одеть темную одежду и маску и невидимым пошастать украдкой. А пока им предстояло заняться покупками.

00oo00oo00oo00oo00oo00

Вскоре после того, как принц узнал о смене курса, подгузник малыша начал плохо пахнуть, и принц унес его в каюту, чтобы помыть и переодеть. Джиро долго смотрел на дверь мостика после его ухода и снова прошептал:
- Невероятно.
Лейтенант Джи оказался достаточно близко, чтобы услышать, и вопросительно посмотрел на него:
- Что невероятно?
- Сэр, с чего мне начать? – спросил Джиро, беспомощно пожав плечами. – Да всё это утро невероятно! В обычной ситуации принц Зуко… э, прошу прощения у высокочтимого генерала, но могу я говорить свободно?
- Пожалуйста, - разрешил генерал Айро, и посмотрел на них обоих с приподнятой бровью и благожелательной улыбкой.
- Спасибо, сэр. В обычной ситуации, узнав, что мы видели Аватара и не сказали ему при первой возможности, принц Зуко бушевал бы не менее десяти минут. Но в этот раз это заняло меньше десяти секунд! Я никогда не видел, чтобы он так быстро успокаивался. А когда вы приказали сменить курс… он просто согласился. Он ни словом не возразил, когда узнал о причинах, и даже разрешил всем сойти на берег, когда мы придем в порт. А теперь он пошел менять подгузник младенцу? Принц крови, меняющий подгузник? Это просто невероятно!
Генерал Айро насмешливо улыбнулся.
- Возможно. Я уверен, что будь мы дома, в Народе Огня, живи мы во дворце, принцу Зуко никогда бы не пришла в голову идея сменить подгузник своему приемному сыну. Но мы вдали от дворца, и мой племянник знает, что будет нерационально назначать матроса только для того, чтобы он менял подгузники Тэйджи. И следует добавить, что он опирался на мой пример. После того, как мы впервые нашли ребенка, я самолично справился с первыми двумя сменами подгузника. Нельзя сказать, что я менял подгузники когда-либо прежде в своей жизни, но в те дни, что я провел на полях сражений… Я видел людей со вспоротыми животами, когда содержимое их кишечника и все внутренние органы были размазаны сверху по их остывающим трупам; людей, раздавленных в кровавую кашу валунами, в которых с трудом можно было узнать человеческое существо. – Его лицо потемнело при мрачных воспоминаниях, когда он говорил, и младшие мужчины на мостике вздрогнул, стараясь не представлять себе то, что он видел собственными глазами. Потом его лицо просветлело, и он закончил. - В сравнении с этим разобраться с грязной попкой младенца не представляло никакого труда!
- Как скажете, сэр, - послушно согласился Джиро и решил закрыть эту тему. Логично, что принц решил сам менять подгузники рациональности ради: принц Зуко не раз говорил о важности рациональности. Хотя экипаж был убежден, что это был просто контраргумент, который он использовал, когда его дядя убеждал его разрешить что-нибудь, хоть отдаленно напоминающее веселье.
То, о чем сказал генерал, не было ответом на две невероятные вещи, о которых говорил Джиро. Но рулевой решил оставить и эту тему тоже: если он продолжит обращать внимание на тот факт, что принц Зуко внезапно решил действовать разумно вместо того, чтобы быть совершенно одержимым поимкой Аватара и восстановлением своей чести кронпринца и наследника престола, то ситуация станет ещё более неловкой.
Тадао до сих пор был убежден, что младенец с неподходящими друг другу глазами был ребенком-ведьмой, который каким-то образом смог очаровать и принца, и генерала. Джиро был вынужден согласиться, что он уже не был так готов отбросить эту идею, как раньше. А ещё он думал, что эти чары были не такой уж плохой вещью…

00oo00oo00oo00oo00oo00

Айро прекрасно понял, что пытался сказать рулевой по поводу поведения Зуко, но предпочел не говорить об этом, потому что, откровенно говоря, он не знал, как на это ответить. У него было несколько догадок, почему Зуко так резко переменился, практически за одну ночь, но он очень боялся пока об этом говорить. Не тогда, когда перемена была такой новой, внезапной и хрупкой…
Хрупкой, как маленький мальчик. Невинный ребенок, который нуждался в родителе, в ком-то, кто будет защищать и любить его, и который свободно вернет всю оказанную ему привязанность.
За последние годы путешествий по миру и поисков Аватара Айро не раз приходило в голову, что под резкой и постоянно сердитой внешней стеной, которую Зуко возвел между собой и остальным миром, скрывается одинокий и очень несчастный мальчик, жаждущий внимания, но неспособный принять его, потому что считает себя недостойным.
За последние пять лет Айро сделал всё, что мог, чтобы показать заботу и внимание, которые он чувствовал по отношению к племяннику, но как правило, его попытки отклонялись. Сперва излишне вежливыми отговорками, а после изгнания Зуко постоянно отталкивал его на расстояние вытянутой руки, а временами даже оскорблял за его попытки давать наставления и демонстрировать привязанность. Отчасти в этой дистанции был виноват сам Айро. Он мог бы протянуть руку тому несчастному, потерявшему мать мальчику, как только вернулся в Народ Огня, но вместо этого он провел больше года, утопая в собственной боли и скорби из-за потери Лу Тена и даже из-за потери своего первородного права наследника трона.
Однажды, вскоре после возвращения, он отмахнулся от попытки маленького Зуко утешить его. Скорее всего, сейчас всё могло бы быть совсем по-другому, если бы тогда он принял робкое предложение мальчика устроить пикник в саду у пруда с уткочерепахами. Но он отказался, а к тому времени, как он начал ценить своего племянника как многообещающего молодого человека и второго сына, мальчик уже возвел крепкие стены, которые было почти так же тяжело пробить, как и стены Ба Синг Се.
После изгнания у Айро стало ещё меньше возможностей свободно проявлять свою привязанность: если бы увидели, что он обращается с Зуко как родитель с сыном на глазах у экипажа, это сильно подорвало бы авторитет Зуко как капитана корабля. Авторитет, который с самого начала был весьма шатким, учитывая огромную разницу в возрасте между капитаном и экипажем. Зуко попал на борт тринадцатилетним мальчиком, которому пришлось возглавлять сорок мужчин, в среднем более чем вдвое старше его по возрасту.
И были другие сложности с экипажем помимо разницы в возрасте. Айро никогда не говорил об этом вслух, но он был уверен, что Озай намеренно приказал собрать команду Зуко из отбросов флота Народа Огня. Слишком многие из них попали на борт с дисциплинарными проблемами, проблемами с пьянством или того хуже. Чтение записей военного трибунала ясно показывало, что как минимум трети из них предложили выбирать между службой изгнанному принцу и тюремным заключением. Даже если бы Айро командовал кораблем – а он не мог принять командование, даже если бы Зуко предложил ему; Озай строго запретил ему брать на себя командование как обязательное условие на согласие сопровождать Зуко – даже если бы Айро командовал кораблем со всем своим обширным опытом управления солдатами, того бунта в первые несколько месяцев после выхода в море было практически невозможно избежать.
Отчасти благодаря бунту, Зуко очень рано пришел к решению, что чтобы сохранить свой авторитет капитана корабля, подростку придется быть твердым как сталь и строго карать малейшие проявления неподчинения. В таком отношении был определенный резон, но оно сильно затруднило Айро возможность проявлять свою любовь к Зуко, когда тот постоянно выкрикивал всем приказы, и сделало почти невозможным для Зуко возвращать его чувства. Но теперь Зуко заставили принять новую авторитетную роль – роль родителя. И к приятному изумлению Айро, его племянник оказался на удивление хорош, исполняя её.
Айро провел большую часть прошлого вечера после ужина, прилипнув ухом к переборке между своей и Зуко каютами, готовый вмешаться и прийти на помощь, если Тэйджи выкинет что-то такое, с чем Зуко не справится, но это оказалось ненужным. Вместо этого он слышал детский смех и хихиканье, указывающее, что малыш замечательно проводит время со своим новым папой… и время от времени он слышал, как Зуко смеялся вместе с ребенком. И говорил таким теплым и счастливым голосом, что Айро испытывал сильнейшее искушение войти и прервать их только для того, чтобы собственными глазами увидеть улыбку на лице своего племянника. Он этого не сделал, зная, как важно Зуко и Тэйджи провести время вместе, чтобы по-настоящему привязаться друг к другу как отец и сын. Но искус был очень силен.
Резкому переходу Зуко в роль отца определенно сильно помогло то, что Тэйджи, как правило, был счастливым и ласковым малышом, он был не из тех, что постоянно плачут и бьются в истерике. Но здесь определенно крылось нечто большее, чем приветливая натура малыша. Быть настоящим родителем означало не только давать ребенку еду, кров и жизненные наставления, но включало в себя и проявление любви. Точнее, это было одним из требований. Роль отца позволила Зуко быть любящим авторитетным лицом, тем, кто переживает… и Айро был склонен верить, что, несмотря на всё своё жесткое отношение к экипажу, Зуко всегда был именно таким. Он высказался в зале для военных собраний почти три года назад и был готов выйти на дуэль с очень высокопоставленным генералом из-за возмущения, что отряд новобранцев принесут в жертву в качестве приманки. Разумеется, он переживал за свой народ! Просто он никому не показывал этих эмоций, пока духи не сочли нужным вручить ему маленького мальчика на воспитание.
Размышления Айро над доской для пай шо были резко прерваны клекотом подлетающего почтового ястреба. Лейтенант Джи получил сообщение, достал его из цилиндра, прочитал… и поморщился. Когда сообщение было передано ему, Айро понял причину гримасы Джи, потому что отреагировал точно так же.
Десять минут спустя Зуко вернулся на мостик со свежепереодетым Тэйджи и выражением любопытства на лице.
- Я слышал почтового ястреба. Какие новости?
Айро попытался немного оттянуть неизбежное, мрачно сказав:
- Ты вряд ли будешь доволен, племянник… но в новостях есть и светлая сторона!
Его проволочка лишь заработала ему злобный взгляд, когда Зуко проворчал:
- Говори!
- Ну, кажется, вчерашнее предрассветное изменение курса бизона Аватара над нашим кораблем было лишь временным маневром. Вместо того чтобы направиться в наши колонии или Царство Земли, он пересек границу в Народ Огня. – Зуко молча смотрел на него, открыв рот от удивления, пока Айро поспешно продолжал:
- Согласно донесению, он трусливо обогнул блокаду на границе, облетев их по большому радиусу, и проник в неохраняемом месте. Затем он полетел прямо на остров Лунный Серп и склонил Мудрецов Огня стать предателями и помочь ему уничтожить расположенный на острове Храм Огня, а также разрушил один из кораблей блокады Джао, приплывший туда в ответ на просьбу о помощи, доставленную почтовым ястребом.
После долгой болезненной паузы во время которой Зуко несколько раз глубоко вдохнул, принц проговорил низким и смертельно холодным тоном:
- Из-за того, что я не смог его поймать, Аватар вторгся в нашу страну и уничтожил священный храм. – Сидевший в перевязи Тэйджи взволнованно посмотрел на него, но подросток смог достаточно сдержать свой темперамент, чтобы малыш не начал снова плакать. Зуко продолжал всё тем же смертельно-опасным тоном. - Пожалуйста, объясни мне, в чем ты видишь здесь «светлую сторону»?
- Ну, для этого надо немного почитать между строк… и посмотреть на карту, - Айро жестом указал на карту навигатора, разложенную на столе. – Посмотри на то, что лежит между островом Лунного Серпа и бухтой, где вчера на якоре стоял наш корабль.
Зуко последовал совету и поднял единственную бровь.
- Этот курс ведет прямо сквозь блокаду и приводит прямо… к этой точке. А принимая во внимание то, что мы знаем о скорости летающего бизона, такой большой крюк до незащищенной точки занял бы целый день полета. Он не мог облететь блокаду и достигнуть острова Лунного Серпа всего за один день.
- Он этого и не делал, - провозгласил Айро. – Вместо того чтобы делать крюк, Аватар, без сомнений, пролетел прямо над блокадой. – Он насмешливо улыбнулся. – Джао заявил, что поймает Аватара раньше тебя. Но вместо долгих поисков Аватар прилетел прямо ему в руки…
- И Джао так и не смог его поймать, - закончил Зуко. На губах его появился некий намек на злорадную улыбку.
- Воистину. А когда он не смог остановить Аватара на границе, Джао взял как минимум один корабль, нарушил строй блокады и последовал за Аватаром на остров Лунного Серпа. Никто не отправлял блокаде почтового ястреба с просьбой о помощи. Будь такое послание отправлено, его послали бы в ближайший порт домашней стражи. Джао игнорировал приказ в очередной попытке поймать Аватара и заслужить славу… и напортачил так сильно, что не только повредил корабль, но и разрушил Храм Огня! – Айро чуть не рассмеялся, сказав это, но быстро посерьезнел. – Он никогда не признается в этом, не признается, пока сможет найти козла отпущения. Мудрецы Огня отказались от верности Аватару сто лет назад. После смерти Аватара Року они признали верховную власть Хозяина Огня. Джао может назвать их предателями, но он не посмеет казнить их за измену на месте. Не сомневаюсь, что когда их допросят имперские дознаватели, вся неприглядная правда выплывет наружу, показав Джао как излишне амбициозного дурака, не достойного далее командовать блокадой.
- О, как же жаль этого беднягу, - сказал лейтенант Джи с таким сарказмом в голосе, что его было впору намазывать на хлеб. – Я мог бы даже пролить из-за него слезу… если кто-нибудь наступит мне на ногу.
Зуко подавил смешок, услышав шутку, а Айро громко рассмеялся. Тэйджи не понимал, о чем они говорили, но тоже поучаствовал счастливым гудением и радостным хлопаньем в ладоши, словно тоже смеясь над шуткой Джи. Что заставило Зуко на самом деле улыбнуться, когда он похлопал Тэйджи по спине, похвалив за своевременную реакцию. Его искренняя и радостная улыбка, казалось, осветила весь мостик. Но улыбка продержалась недолго. Вскоре Зуко нахмурился и сказал с явным сожалением:
- Если бы дозорные правильно определили направление две ночи назад…
Нет, Айро не собирался позволить мыслям племянника возвращаться на эту дорогу. Он вмешался:
- Мы должны радоваться, что этого не произошло, племянник. Принимая во внимание то, что у Аватара была фора в три часа к тому времени, как мы поднялись на борт, даже если бы мы загнали бойлеры в красную зону, мы бы не смогли перехватить Аватара до того, как он перелетел блокаду. А ты знаешь, что случилось бы, попытайся ты пересечь границу в наши родные воды без уже пойманного и скованного Аватара на борту! – И когда Зуко снова раскрыл рот, чтобы протестовать, Айро заглушил его резким продолжением. - И если ты думаешь, что твой отец сделал бы для тебя исключение, потому что ты преследуешь Аватара – что весьма сомнительно – подумай о том, что блокадой командует Джао. Джао, которого ты недавно победил на Агни Кай. Он об этом не забыл. И он не забыл, как был вдвойне осрамлен перед людьми, когда его поймали на бесчестном поступке после дуэли!
- Если вы простите мне мои слова, господа, - вмешался Джи, - я имел несчастье служить под командованием Джао четыре самых невыносимых года моей жизни, и могу вам сказать: он никогда не забывает оскорблений или унижений, и он отомстит при первой же возможности. Если бы вас заметили где-то поблизости от того погрома, который Джао учинил вчера, могу поспорить, что в официальном рапорте он обвинил бы во всем вас и назвал бы предателем вместо Мудрецов Огня.
- Хм, - Зуко минуту размышлял об этом, а затем медленно согласно кивнул. – Чтож, тогда… В сообщении что-то говорится о том, в каком направлении Аватар улетел с острова Лунного Серпа?
- Восток – северо-восток, сэр. Обратно в Царство Земли.
- Туда, где мы снова сможем за ним охотиться, и без помех со стороны Джао на то время, что он пытается прикрыть свои следы во вчерашнем провале, - сказал Зуко с ещё более решительным кивком и новой слабой и мимолетной, но всё же заметной улыбкой. Он снова подошел к карте, пытаясь определить, куда мог направиться Аватар, рассеянно протянув Тэйджи пальцы, с которыми малыш принялся играть.
Всё прошло гораздо лучше, чем смел надеяться Айро… и всё потому, что Зуко понял, что Тэйджи плохо отреагирует на проявления его буйного характера. Айро улыбнулся, когда про себя подумал о том, что при таких темпах не будет ничего удивительного, если весь экипаж корабля начнет считать малыша своим счастливым талисманом.
Некоторое время спустя Тэйджи начал буянить, на что Зуко сперва успокаивающе погладил спинку малыша, потом украдкой проверил подгузник, потом тихо спросил, не хочет ли малыш покушать, и наконец перевел расстроенный взгляд на Айро:
- Я не понимаю, чего он хочет!
- Учитывая его юный возраст и время дня, он, скорее всего, хочет спать, - ровным голосом ответил Айро и завершающим движением кости пай шо выиграл партию. Затем встал из-
 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Отдел иностранной литературы » Переводы небольших произведений по Аватару (Переводы под настроение)
Страница 1 из 11
Поиск: