Первая Галактическая - Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум.
FacebookвКонтактеTwitterGoogle+
Вверх
Авто-DJ      
500
logo
Приветствую, гость :)
МафияБлогФаршRSS
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: Nato, corneliaheil, Shadowdancer 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Литературное сообщество » Первая Галактическая (Фактически - прямое продолжение "Планеты Четырёх Стихий")
Первая Галактическая
SherbikДата: Воскресенье, 08/04/2012, 12:16 | Сообщение # 1
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Автор: я
Жанр: экшен, приключения.
Время действия: через четыре месяца после окончания "Планеты Четырёх Стихий"
Локации: Земля (Вашингтон, Египет, Непал, Швейцария), Система Индианы (Планеты Четырёх Стихий), Система Толиман, Система Кувиар, Система Лисички.
Рейтинг: PG 13.
Предупреждение: Поскольку в данном произведение присутствуют персонажи, созданные и принадлежащие Майклу Данте Ди Мартино и Брайану Кониецки, то моё творение ни в коем случае не претендует на извлечение какой бы то ни было коммерческой выгоды. Так что если админы решат полностью удалить тему, плакать не буду.


Оглавление
Глава 1. Девушка с драконьими глазами
Глава 2. Сенаторы, бизнеснюки и чужие языки
Глава 3. Цена дружбы
Глава 4. Орбитальная крепость Кронштадт
Глава 5. Тропой Дракона
Глава 6. Война

[c]Глава Первая. Девушка с драконьими глазами


На планете Земля, в тихом швейцарском городке Лугано, в доме, который от других соседних домов ничем особым не отличался, в семье местного юриста и члена городского совета был если не праздник, то большой переполох. Их 18-тилетний сын принёс новость, которую они ждали с трепетом.
Мартин Пико родился в маленьком городке на берегу живописного озера. С ранних лет он с отцом ходил в горы на рыбалку и просто в походы. Частенько они останавливались на ночь у костра. Там, в горах, вдали от огней больших городов, они часто смотрели на безбрежное звёздное небо. Именно тогда он заболел космосом. Он чувствовал, насколько он мал и ничтожен по сравнению, с величием Вселенной. Уже в детстве он прочёл много книг о космосе, об астрономии, выучил все созвездия северного неба и проштудировал кучу литературы о космонавтике. Уже тогда он знал, что люди открыли обитаемые планеты вокруг других звёзд. И ему показалось, что если бы он тоже был среди первооткрывателей, он смог бы принести гораздо больше пользы, чем здесь, в этом маленьком городке.
После школы он около года подрабатывал в юридической конторе отца, но когда он услышал о том, что основанный около 10 лет назад Звёздный Флот учредил академию и производит набор курсантов, никто и ничто не могло его отговорить. И вот, наконец, он пришёл домой и радостно сообщил: - Мама, папа, они приняли мои документы! У них есть общежитие, и они обеспечивают очень неплохой стипендией. Вы не представляете, как я счастлив! Теперь я знаю, что живу для чего-то стоящего.
Отец, только что вернувшийся с работы, одобрительно заметил: - Да, в твоём возрасте уже многие начинают покидать родительское гнездо. Америка – это неплохой трамплин. Встретишься с новыми людьми, заведёшь связи. Это уже будет весьма недурно.
- Ну, хорошо, пап, а как же твоя фирма?
- Ладно, сынок, будем честны. Ну, юриспруденция – это явно не твой конёк. Это не значит, что ты ничего не сможешь добиться там. Просто другие смогут достичь гораздо больше. Я наблюдал за тобой в течение этих полутора лет и довольно быстро признал это. Свой путь ты можешь найти только сам. Поэтому я считаю твою идею с академией вполне достойной. Ты не обиделся?
- Вообще-то я рад, что ты это признал, пап.
- Но это вообще-то не значит, что твой путь будет розами устелен. - Заметил отец.
Сын в ответ не сказал ничего. Ему не хотелось сейчас и думать о возможных трудностях и проблемах, которые могут вдруг вырасти у него на пути. Ведь теперь он не просто Мартин, а курсант Звёздного Флота, красы и гордости всего человечества.
- Ах брось ты, Карло! Вечно вносишь сумятицу в голову мальчишки! Но ладно, Мартин, если это твоя мечта, то иди вслед за ней. Сердце матери будет обливаться кровью. Как этот так, если я не смогу тебя видеть каждый день?!
- Да ладно тебе, мам, брось! У всех курсантов в кампусе есть веб-камеры. Вы сможете видеть меня через Нет хоть каждый день.
- Ох уж эти ваши электронные игрушки! Не доверяю я им. Ну ты хоть Луиджи об этой новости сказал?
- Да, - ответил Мартин, - я уже звонил ему. Кстати, а не сходить ли нам сегодня всем, вместе, в ресторан?
- В ресторан? – удивился отец. – С чего бы вдруг?
- Жаль, потому что Луиджи я как раз сказал, что сегодня мы все идём в ресторан. Он уже и свою Стефанию пригласил.
***************************
В местном ресторанчике собралась не очень шумная компания. Двое пожилых и трое молодых, годившихся им в сыновья и дочери. Помимо родителей Мартина пришёл ещё и его друг детства Луиджи, ещё учившийся на врача в Университете Берна, со своей подружкой.
- Да, все, с кем мы когда-то учились в школе, уже разъехались кто куда. Только вот мне осталась практика в городском госпитале. Как говорил Наполеон Бонапарт, главное ввязаться в драку, а там посмотрим. – Заметил Луиджи.
- Грустно это всё. Все из нашего городка уезжают. Кто тогда останется? - ответила на это мама Мартина.
- Ну, насчёт этого можете не волноваться, Синьора Валерия. Богатенькие Буратино со всего света скупают у нас жильё и землю на берегу озера. А их кто-то должен окучивать. Так что не всё так безрадостно. А ты, Мартин, конечно, хватил лиха со своей академией. Ну, впрочем, у тебя всегда были странные увлечения. Дай Бог, чтоб из всей нашей когорты, хоть у тебя вышло что-то действительно замечательное! Я предлагаю выпить за тебя, дружище!
Все подняли бокалы с вином.
- Да, и я надеюсь, кстати, что в Америке ты, наконец, встретишь свою любовь! Я видела, к нам приезжали американские студентки по обмену. Они весьма ничего. Все наши парни за ними ухлёстывали. А то тебе уже стыдно должно быть, что в одиночках ходишь. - Заметила Стефания.
Мартин только отмахнулся: - Я думаю, что папа прав. Моё время ещё придёт. А пока мне бы выучится.
Ресторан на берегу озера Лугано принадлежал местному владельцу, но был весьма космополитичен. Тут готовили итальянскую, французскую, африканскую и даже китайскую кухню. Хозяева делали это ради привлечения большего количества клиентов. Служащие ресторана тоже соответственно были из Франции, Африки и Китая. И вот, пока родители, Луиджи и его подружка пили за успех Мартина, официант - китаец поднёс им несколько печений с запиской внутри.
Стефания немедленно оживилась и попросила: - О, печеньки с предсказаниями! Ну-ка Мартин, первое тебе! Прочти, что там пишут!
- Ну, если ты так настаиваешь. Хотя, там обычно такой бред пишут. А потом, небось, подкалывают посетителей, глядя на их изумлённые лица.
Мартин достал одну печеньку с подноса, разломал её и достал бумажку.
- Ну вот, мои подозрения подтвердились. - Заметил он.
- Ты читай, чё пишут! - настояла Стефания.
- Хорошо. Тут написано – «Ты встретишь девушку с глазами дракона». - Сказал Мартин и подал записку подружке приятеля напротив него.
- Ох китаёзы! Всё-то они закрутят! - ответила Стефания.
Луиджи с бокалом вина ехидно улыбнулся: - Вот это интересно! Какие же это должны быть глаза? Налитые кровью, что ль? Или помнишь, как в том недавнем фильме про вампиров?
Когда официант вернулся на кухню, его сотрудник, другой китаец удивлённо спросил: - Чан, а что это ты для печений всякую фигню понаписал?
- Да ладно, не кипятись! Уж и прикольнуться над посетителями нельзя! По-моему, им самим весело.
- Не оригинально. – Ответил второй. – Если хочешь прикольнуться, завтра я покажу, как лучше.
******************************************

Апрель 2227 года. Город Вашингтон, округ Колумбия. Пятеро курсантов Академии Звёздного Флота четвёртого курса, будущие высшие офицеры, возвращались в свой кампус после тренировки. Скоро им предстояла игра в американский футбол с хорошо зарекомендовавшей себя командой Йельского университета. Их команда считалась новичком, поскольку сама Академия существовала едва 6 лет. Состоялись уже 2 игры Студенческой лиги. Одну курсанты с треском проиграли. Другую выиграли с минимальным счётом. Теперь через 2 недели предстояла последняя решающая встреча, по результатам которой должно было определиться, пройдёт ли команда Академии дальше по группе, или вылетит из чемпионата Лиги. Однако сейчас они были весьма уставшими, и об этом курсантам думать теперь не хотелось. Всё-таки учёба в Академии была довольно сложна. Но и к футболу курсанты подходили очень серьёзно.
Пятеро друзей-курсантов в синих однобортных мундирах и фуражках шли по улицам города пешком. После тренировки они сначала посидели в баре, а потом пошли в кампус. Идти было неблизко, но денег у всех пятерых оставалось немного, поэтому взять такси они не могли. Путь их пролегал по жилым окраинам города. Когда они проходили мимо одного особняка, один из курсантов, среднего роста с короткой русой стрижкой, внезапно встал и сказал друзьям: - Ребята, вы идите. Я сейчас вас догоню!
Четверо кивнули и пошли дальше.
Курсант остановился и присмотрелся. Старинный ещё двадцатого века особняк в два этажа за высоким решетчатым забором был весьма большим зданием, целым поместьем, выкрашенным в белый цвет. По всей видимости, позади него имелся ещё и большой сад. Но не столько само здание привлекло его внимание, а девушка, стоявшая на балконе второго этажа. Курсант Пико перешёл на другую сторону улицы, чтоб разглядеть её поближе. Таких он раньше никогда не видел. Она была одета в довольно необычное платье, явно тонкой ручной работы. Платье чем-то напоминало японское кимоно, то ли древнекитайские шёлковые платья. Оно свободно спадало до самых пят с такими же свободными расширяющимися рукавами, в которых девушка прятала свои руки. Платье было не то бордового, не то красно-коричневого цвета и перетягивалось золотым поясом с круглой пряжкой из какого-то самоцвета с золотом. Расовая принадлежность её была вообще не очень понятна. У неё был округлый, но очень аккуратный овал лица, не очень выступающий нос, поджатые губы, совсем не смуглая кожа. Разрез глаз представлял собой нечто среднее между глазами европейской, азиатской и южноазиатской рас. Её прямые чёрные волосы спадали до самых плеч, но на самой макушке волосы были завиты в небольшой пучок, перетянутый золотой заколкой в виде не то стилизованного трезубца, не то языка пламени с тремя лепестками. Мартин не видел тут ещё никого, одевавшегося подобным образом. Но не только это было удивительно. Её глаза, невероятно яркого золотисто-янтарного цвета, казались гораздо крупнее, из-за того, что радужка глаз занимала несколько больший объём, чем у нормальных людей. Ни у кого таких глаз он ещё не видел вообще.
Лицо девушки было сейчас строгим и красивым, да и сама она выглядела стройной и подтянутой, но только выражение этого лица было очень грустно и задумчиво. Так она и стояла на балконе, невесело обозревая пока ещё пустынные в выходные дни улицы города, когда заметила, что за ней наблюдают. Внимательный и не очень дружелюбный взгляд её глаз попал прямо на курсанта, так некстати остановившегося посреди улицы и таращившегося на неё. Мартину взгляд этих странных глаз пришёлся как-то не по себе. Ни единого мускула не дрогнуло на её лице, и курсант счёл за лучшее ретироваться так, словно он и раньше спокойно шёл куда-то по своим делам. Просто остановился на секундочку, поправить шнурки. Но выглядело это настолько неуклюже, что не оставляло сомнений в том, что молодой человек сильно засмущался.
И всё же любопытство брало верх, и Мартин, завернув за угол следующего дома, остановился и продолжал наблюдать за этой странной особой. «Драконьи глаза!» - подумал про себя Мартин, и решился вновь заглянуть за угол, но девушка внимательно продолжала наблюдать за ним, прекрасно понимая, что этот незнакомец на самом деле никуда не ушёл. Сердце бешено заколотилось, и он снова спрятался за угол. Становилось действительно внутренне очень некомфортно. Ему стало казаться, что он помнит, что это за девушка, и что это за особняк. Над ним висел очень странный флаг. Он состоял из четырёх полей. На одном было изображение чёрного пламени на красном фоне, на втором – три изображения вихря, на третьем – ярко голубой месяц, словно тонущий в таких же голубых волнах, и на четвертом – изумрудный круг и белый квадрат внутри в золотой оправе.
Внезапно в воздухе появился антигравитационный ховер-кар, представительского класса. Таких на Земле было очень немного, поскольку стоили они безумных денег и были очень сложны в эксплуатации. Обычно люди всё ещё пользовались колёсной техникой. Так что этот мог принадлежать только очень высоким персонам. Он приземлился перед особняком. Его появление отвлекло внимание девушки на балконе. Но нельзя было сказать, что вид этой машины её как-то напряг. Тут предположения Мартина блестяще подтвердились. На лимузине были правительственные номера. Из него вышел казавшийся пожилым господин в бежевом деловом костюме и в такой же фетровой шляпе. Однако сам он был стройным и передвигался весьма ловко. На плече у него была спортивная сумка, а в правой руке он нёс не то очень длинную трость, не то шест. Вот его Мартин прекрасно узнал. Это был Дуглас Кастер, весьма загадочная личность, директор Федерального Совета по Космическим Исследованиям. Фактически в его управлении находилась и их академия, и большая часть космической инфраструктуры человечества. Поговаривали, что этот тип был более влиятельной личностью, чем сам президент. За ним из машины вышел какой-то лысый мужичок в сером деловом костюме и с кожаным портфелем. Насколько мог понять Мартин, это был федеральный министр финансов Тимоти Адамс.
Директор Кастер вошёл в автоматически раскрывшиеся ворота, снял шляпу перед девушкой на балконе, а затем сказал какую-то фразу на непонятном языке. По интонации можно было понять, что первая фраза была приветственной, а затем он явно что-то спросил, кивая на своего спутника. Девушка на балконе совершенно невозмутимо сделала лёгкий кивок головой и медленно пошла внутрь. Директор и его компаньон прошли в парадный вход, двери перед ними открыл лакей – афроамериканец.
Вот теперь до Мартина дошло, что к чему. Эта девушка была с другой планеты, называемой земными астрономами Индианой, в весьма близкой к нам звёздной системе Эпсилон Индейца. Он теперь вспомнил, что около 4 месяцев назад Кастер вернулся из экспедиции к этой звезде. Он помнил из пресс-релизов, что на обитаемой планете была обнаружена весьма развитая цивилизация людей, идентичных землянам. Вообще-то эта новость вызвала тогда фурор на Земле. Но почему, же он сейчас не мог так долго вспомнить об этом? Оттуда он вывез как раз эту особу. Сразу же после экспедиции его назначили директором Космического Совета, а она стала официальным послом её мира при Федеральном Правительстве и имела дипломатический статус.
«Боже Мой! – Подумал Мартин. – Девушка с драконьими глазами – инопланетянка. Она совсем тут одна в чужом и непонятном ей мире. Неудивительно, что у неё такое печальное лицо. Интересно, понимает ли она наш язык?»
Несмотря на недружелюбный вид инопланетянки, Мартину вдруг очень захотелось встретиться с ней лично. По внешнему виду она была его ровесницей. И ему, всегда интересовавшемуся космосом и далёкими мирами, показалось, что он мог бы найти с ней общий язык. Может, это общение как-то развеет её тоску? Может, она сможет рассказать ему многое из того, что ему так интересно? Вот только как бы добиться встречи с ней?
В раздумьях он дошёл до студенческого кампуса. Он сильно опоздал. Друзья – однокурсники его не дождались. В кампусе проживали студенты сразу нескольких ВУЗ-ов. Приятель курсант из Греции Ставрос Никополидис встретил курсанта Пико и спросил: - Марти, ты где пропадал? Мы с мужиками тебя не дождались, так что ребята решили уже собраться у меня и набухаться хорошенько.
- Да я так, на девушку засмотрелся. - Рассеянно ответил курсант Пико.
Никополидис оживился: - Вот это интересно! Наконец у тебя хоть подружка появится. А чего нам не сказал? Мы б с мужиками тоже посмотрели! И чего это ты такой загруженный?
- Да ладно. Тут дело не в этом. Слушай, мне жаль, что я бросил вас, но мне сейчас хочется только отдохнуть.

Долго Мартину не давала покоя та встреча. Он думал о том, как бы встретиться с послом. Идея была совершенно дурацкой. И много раз Мартин ловил себя на том, кто дёргает его на столь глупые идеи. Но наваждение не проходило. Он очень долго не мог заснуть, всё вспоминая сегодняшний случай.
Всё свободное время после занятий и тренировок он использовал для того, чтобы обмозговать то, как ему действовать. Раньше он бы сходил с ребятами в бар или в боулинг. А теперь он лежал на своей кушетке и тупо смотрел в потолок. Почему произошла эта встреча? К чему бы она? Любой другой, вроде его друзей, прошёл бы мимо. Ну подумаешь, увидел странную девицу! Мало ли их теперь! Но курсант Пико в случайности не верил. И эта встреча мучила его теперь.
На третий день после того случая он просто подошёл к посольству и тупо позвонил в звонок на воротах. Прошло немало времени и несколько звонков, прежде чем к нему вышел тот чернокожий мужик, которого он уже замечал на пороге.
- Тебе чего? - неласково спросил негр.
- Мне нужно встретиться с послом. Это очень важно.
- А ты вообще, кто такой?
- Я слушатель Академии Флота. Четвёртый курс.
Мужик сделал ироничную мину. –
Да ты что? Целый четвёртый курс! – Затем он покачал головой. – Ну, вот когда станешь полным адмиралом, тогда милости просим.
Сказал негр и просто захлопнул калитку на магнитном замке. В принципе, этого и следовало ожидать, но Мартин должен был хоть в этом удостовериться.
Теперь он очень изменился. Друзья стали замечать это, и были тем фактом весьма недовольны. На лекциях он теперь клевал носом, хотя и раньше не всегда умел быстро схватывать материал. На тренировках он стал пассивней. Голова и внимание были забиты другим. Его грозились перевести в запасной состав команды. Один из игроков в раздевалке прямо ему сказал, что с ним что-то не так. И что если и так дальше будет продолжаться, он не сможет принять участие в игре с Йельскими, поскольку этот матч был очень важен. Стало ясно, что надо либо действовать активно, либо махнуть рукой на это всё.
Всё свободное от занятий время курсант Пико старался проводить возле посольства. К зданию иногда подъезжали автомобили весьма высокого класса с правительственными номерами. Из них выходили какие-то люди. И ни разу не приезжали вездесущие журналюги. Что вообще-то показалось Мартину очень странным. Но не это волновало его в первую очередь. Он пытался понять, выходит ли эта девушка из здания когда-нибудь. Он уже не считал нужным как-то скрываться. Охраны у посольства он вообще не заметил. Но решил сменить пару раз свою форму на гражданскую одежду. Впрочем, пока всё было тщетно. Выходили какие-то девушки азиатской внешности. Наверное, служанки. Тот негр в ливрее и красной фуражке. Но он каждый вечер уезжал домой, как и служанки.
Однако его наблюдения всё же принесли результаты. На пятый день девушка вышла за ограду вместе со служанками, которые несли над ней складной китайский зонтик. Только теперь на ней было ярко-красное платье того же покроя. Куда она ходила, Мартин уже не стал особо разглядывать. Это было уже слишком подозрительно и явно.
Но когда он возвращался в кампус уже другой дорогой, он вдруг набрёл на магазинчик китайских антикварных изделий. В витрине он совершенно случайно углядел статуэтку из нефрита в виде изогнувшегося китайского дракона. Она была недешёвой, видимо ручной работы, и стоила 85 долларов. Мартин зашёл в магазин и твёрдо решил, что если сумеет подловить девушку на улице ещё раз, то при встрече подарит ей именно эту статуэтку. Обычно при встрече дарили цветы. Но как инопланетянка воспримет этот подарок, было совершенно непонятно. А вот раз у неё драконьи глаза, то и дарить надо дракона. Это можно будет хоть как-то объяснить.
Мартин снял со своей карточки почти всё, что оставалось в тот день от его стипендии. Старик – китаец с реденькой свисающей бородкой у прилавка оформил покупку, завернул статуэтку и спросил: - А зачем тебе нефритовый дракон, мальчик?
- Ну, это долгая история, сэр!
- Ну, ты ведь не торопишься, верно? - спросил он вкрадчивым голосом, и ещё как-то загадочно улыбаясь.
Мартин помялся, но что-то заставило его ответить: - Вообще-то, я увидел одну девушку с глазами цвета, как этот камень. Она, правда, с другой планеты. Я подумал, что мне обязательно нужно встретиться с ней. И я вот решил сделать ей такой вот подарок.
- С Планеты Четырёх Стихий - Си Яосу. - Заметил китаец.
- Ну про то не знаю. В наших каталогах она значится, как Индиана.
- В девушке с глазами дракона живёт зло. – Мрачно ответил китаец. – Перед тем как её привезли сюда, Хранитель её родного мира отнял её убийственную силу. Но это не значит, что она стала пушистой лошадкой. Мой старый приятель верит тщетно, что сможет излечить её душу. Но по мне, там просто нечего лечить, и заслуживает она лишь смерти. Зачем тебе встречаться с ней? Эта встреча сулит тебе лишь беду.
Мартин был таким сообщением ошарашен. В ответ он сказал уже более раздражённым тоном: - А вот этим я обязан вашим соотечественникам. Четыре года назад я съел китайское печенье с таким предсказанием. И только теперь понял, что оно означает.
- Ну что ж, обычно это не доброе предсказание. Но ты, видимо, решил следовать судьбе. И в таком случае ты прав. Впрочем, многое будет зависеть и от тебя. Позволь, я дам один совет. Если сумеешь добиться встречи, то веди себя предельно дипломатично. Все слова и образные выражения, которыми так любит сыпать молодёжь, она будет воспринимать буквально. Так что постарайся в речи эти ваши закидоны не использовать, а то она может неправильно понять, а для тебя это может плохо кончиться. Ладно, вот твой дракон. Я тебя предупредил. Теперь ступай! - сказал китаец и завернул покупку в пакет.
Пико кивнул головой, взял покупку и как-то растерянно повернулся к выходу. Тут он внезапно вспомнил, что забыл на прилавке свою карточку. Он повернулся за ней и увидел за прилавком какую-то женщину – китаянку средних лет. Он не мог глазам поверить. Буквально мгновение назад тут стоял этот старик и теперь вот уже она. Та учтиво улыбалась.
- Извините, мэм! - Спросил курсант. – А где хозяин магазина? Такой пожилой?
- Какой хазяин? Нет тут никакой хазяин. Магазин только мой! - ответила женщина, всё так же улыбаясь.
- Нет, ну тут же был такой старичок! А вы хотите сказать, что и покупку вы мне оформили?
- Канесна. Нефритовый дракон. Толька сто. А ты забыл узе?
Дебильная улыбка до ушей просто-таки приклеилась к её лицу. Мартин потрогал лоб. Вроде тот был не горячим. С унылой рожей он поблагодарил продавщицу и в расстроенных чувствах вышел на улицу. Когда выходил, то в последний раз обернулся на продавщицу. Он всё смотрела на него с тем же лицом. У неё что, спазм лицевых мышц? Что-то странное происходило.
Затем курсант Пико ушёл «домой». Ему долго не спалось, а это было хреново, поскольку нужно было вставать к 8 утра на построение на плацу с дальнейшей разводкой на зарядку и в аудитории.
*********************************************************

На следующий день он вновь направился к посольству после занятий. Когда солнце уже стало идти на закат, девушка с другой планеты снова вышла из особняка и куда-то направилась вместе со служанками по улице. Мартин решил двинуться вслед за ними. Он был очень неуверен в себе, и какая-то часть его всё время тянула назад. Но сейчас верх брала та часть, что была более решительной. Однако он всё же решил не выдавать себя и пока держался на расстоянии.
Девушка и служанки шли в направлении недавно открывшейся выставки садово-парковой скульптуры и ландшафтного дизайна. Там, в парке, привезли всевозможные скульптуры, созданные из самых обычных садовых кустов. Помимо этого имелся и самый настоящий растительный лабиринт, в котором устроители выставки предлагали пройти своеобразный аттракцион. Посетителям предлагалось за 5 долларов войти в лабиринт и попытаться выйти из него самостоятельно. А тем, кто мог самостоятельно выйти из лабиринта, тому давали по 15 долларов в награду. Естественно очень немногие могли выйти из лабиринта, поэтому устроители в накладе не оставались.
Но сейчас на выставке уже никого не было.
Мартин почему-то не успел уловить момент, но двух служанок рядом с девушкой уже не было. А сама инопланетянка вошла в тот кустарниковый лабиринт совершенно одна. Курсант ничего не мог понять, он уже начал догонять её бегом. На выставке уже отключили освещение. Перед входом в лабиринт висела цепочка с табличкой «Не входить», но он ясно видел, как эта особа буквально секунду назад вошла сюда без разрешения сторожа, которого почему-то на месте не оказалось. Сердце заколотилось, стало немного страшновато и непонятно. Её действия нельзя было объяснить с его точки зрения. Может она всё-таки не знает языка, и она не могла прочитать табличку? Что вообще происходит?
Однако он сам преступил цепочку и начал продвигаться вперёд в полутьме. Всё-таки это был шанс. Может другого и не представиться больше? За цепочкой была площадка, где днём собирались любопытные зрители. Только теперь тут не было никого.
Внезапно что-то ударило его весьма резко по ногам сзади, так что он тут же потерял равновесие и начал заваливаться назад. Тут же что-то обхватило за шею и резко потянуло назад так, что он повалился наземь. Чья-то рука зажала рот, причём заострённые ногти ещё и впились в щеку, а затем в его горло уткнулось какое-то остро заточенное лезвие небольшого ножа. Над левым ухом раздался немного приглушённый голос, говоривший на английском языке, но с заметным шипящим акцентом: - Кто ты такой? Чего шпионишь за мной? Что здесь вынюхиваешь? Не вздумай сейчас кричать! Умрёшь мгновенно.
Курсант прекрасно понял, кто сейчас произнёс эти слова. Вообще-то стало очень страшно. Причём он явно почувствовал, что над ухом его, словно тепловой радиатор навис. С каждым словом незнакомки обдавало волной горячего воздуха. Но то, что он мог сказать в ответ, иначе как глупостью в такой ситуации назвать было нельзя. Ответил как-то на автомате: - Это вы? Вы знаете наш язык?
- Вы слишком льстите себе, если считаете, что у вас очень сложный язык. А теперь отвечай! Я не повторяю дважды!
Лезвие ещё сильнее впилось в горло, прямо под кадык.
- Послушайте, сударыня! Я вовсе не шпионил. Я просто хотел поговорить с вами. Но в посольство меня не пустили. Поэтому я не нашёл иного способа. Простите меня, если что-то не так, но я честно ничего такого не хотел.
Девушка немного подождала, затем убрала лезвия в свои широкие рукава и отпустила молодого человека, видимо не распознав в нём никакой опасности. Он поднялся на ноги и отдышался. В его глазах читались испуг и удивление. А вот девушка глядела на него всё ещё очень недоверчиво и хмуро. Её «драконьи глаза» буквально сверлили его изучающим взглядом, как рентгеном, причём казалось порой даже, что они подсвечиваются изнутри. Что вообще-то выглядело жутко. Под таким взглядом, честно говоря, первым желанием было закопаться куда-нибудь в глубокий бункер Планетарной Обороны или запереться прямо в реакторном отсеке тяжёлого крейсера, где пять тысяч смертельных доз радиации в час. Но студент как-то всё-таки пригляделся и привык к этому взгляду. Наверное, ей самой глаза наших казались тусклыми и унылыми.
- И зачем ты хотел поговорить со мной? - коротко спросила она.
- Вообще-то на нашей планете для шпионажа используют в основном технические средства. Живых наблюдателей теперь привлекают крайне редко. – Сказал студент, подбирая упавшую фуражку и отряхивая свой мундир от земли. - Послушайте, я курсант Академии Флота. Я всю жизнь мечтал о космосе и о далёких мирах. Я знаю, что вы не из нашего мира. На нашей планете больше таких, как вы, нет. Кроме того, я понимаю, это может показаться очень глупо, но у нас при встрече принято дарить что-нибудь. Я купил вам подарок. Я достану его, только вы не волнуйтесь. Я не вооружён и ничего такого не прячу.
Он медленно достал из кармана нефритового дракона, понимая, что она сейчас, скорее всего, на взводе, и любое неосторожное движение может кончиться плохо. Девушка оставалась неподвижной, как статуя, спрятав руки в своих рукавах, однако прищурила маленько глаза. Но затем лицо всё же выразило почти незаметную мину удивления.
- Вот. У вас глаза цвета, как этот камень. У нас нет никого с такими глазами. Наши девушки, так те почти все куклы крашеные. А в вас всё так, я даже не знаю, как точно сформулировать. Нет ничего лишнего. Один из наших древних художников сказал как-то, что совершенство, это когда нет ничего лишнего.
Её губы немного подёрнулись какой-то ухмылкой. А ведь, даже чиновники федерального правительства и лидеры политических партий, так те поголовно вообще не могли смотреть прямо в глаза послу. Их буквально корёжило, и они быстро либо старались отвести взгляд, либо начинали путаться в мыслях. Все, кроме директора Космического Совета.
Вот и министр финансов установил очередной антирекорд. «Спёкся» быстрее всех. Он лично пришёл спросить, почему сметы на содержание посольства постоянно растут. Казалось бы, вполне обычный вопрос. И разговор с красивой девушкой, пусть и весьма странной внешности (но каких сейчас только нет?) шёл вполне вежливо. Но почти сразу под пристальным взглядом «драконьих глаз» министр покрылся холодным потом и пулей вылетел из здания. А потом он долго отпаивал себя валерьянкой в присутствии хитро улыбающегося директора Космосовета. Директор не мог не заметить, что сучка оказывает весьма мощное и странное влияние на наших, и при этом ей явно нравилось наблюдать за их реакцией. Доктор мог вполне опасаться, что рано или поздно она может начать извлекать и практическую выгоду из этой особенности. Ведь ещё чуть-чуть, и министр бы с готовностью переписал весь госбюджет у неё в ногах.
- Да, в этом, пожалуй, ты прав. - Ответила девушка на фразу насчёт ничего лишнего.
- Так уж случилось, что четыре года назад я съел печенье с предсказанием, что встречу девушку с глазами дракона. Я не знаю, верите ли вы предсказания, но я сначала не поверил. Теперь я встретил вас и поверил. А глаза дракона могут быть только у вас. И я хочу подарить вам эту статуэтку. - Сказал студент и протянул дракона на руке вперёд.
Она взяла дракона и, положив его на ладонь, задумчиво произнесла: - Интересно. Очень похожих делают у меня на родине. – Сказала она немного с грустью, но затем она убрала статуэтку в рукав, и тут же её голос стал прежним, жёстким. – Это всё, о чём ты хотел поговорить со мной?
- Я думаю, вы сейчас не в настроении о чём-либо говорить. Да и место неподходящее явно. Как вас устроит такое предложение? Через два дня наша команда будет играть в футбол с командой Йельского университета. Игра состоится в три часа пополудни в Спортивном Центре при студенческом кампусе. Я напишу вам адрес. Приходите, пожалуйста! Может, вам понравиться игра. А может, и нет. Кто знает? А потом, после матча я бы хотел задать вам кучу вопросов, но в более спокойной обстановке. Как, вам такое предложение?
Выражение её лица осталось всё таким же формальным. - Что ж, мне всё равно делать у вас пока совершенно нечего. Можно и прийти. - Как-то равнодушно ответила она.
Мартин сделал короткий кивок головой: - Хорошо, вот вам адрес! – Он достал блокнот из внутреннего кармана кителя, написал адрес ручкой, вырвал листок и подал девушке. – Вы сможете найти его?
- Водитель всё найдёт. - Коротко ответила инопланетянка.
- Хорошо, но только подходите за час до начала игры. Я встречу вас на входе, подготовлю вам место на трибуне, и расскажу о правилах игры. Подходите, вы не пожалеете.
Девушка коротко кивнула головой, протянула руку из-под рукава, куда она только что засунула и статуэтку. Взяла листок бумаги как-то странно, двумя пальцами, указательным и средним. Только теперь Мартин заметил, что её аккуратно налакированные ногти вообще-то ещё и заточены. Такими ногтями, подумал курсант, можно было запросто располосовать горло человеку, если ударить прямой ладонью наискось.
- Что ж, сударыня, думаю, мы договорились. Честь имею! - сказал курсант, как-то неловко поклонился и вышел вон.
На улице он вслух проговорил про себя. - Блин. Ну и манеры у неё! Видать, китаец был прав. Ну да ладно, ещё неизвестно, каких существ я повстречаю в Дальнем космосе. Пора привыкать.

Девушка вернулась вскоре в здание. Внутри уже оказался доктор Кастер, который корпел в главной приёмной над каким-то аппаратом. На нём были большие увеличительные стёкла, отчего его глаза казались просто огромными. А сам он приваривал что-то в электронных платах какими-то очень тонкими электродами. Он даже не взглянул на вошедшую и сразу же спросил: - Вэнь хай, Гон чжу! (Здравствуйте Ваше Высочество! – если по-русски). Решила, наконец, пройтись по свежему воздуху? Наши города, конечно, не столь красивы, как ваши в архитектурном плане. Всё очень просто стандартно и функционально. Но и сидеть в четырёх стенах вечно тоже нельзя. Кстати, я оформил этот дом и земельный участок под ним на твоё имя. Так что теперь ты здесь полноправная хозяйка.
- Что ж, значит, сегодня у меня хороший день. Мне, стало быть, радоваться и улыбаться надо? – сказала она как-то с холодным сарказмом. – И теперь вы, наконец, уберёте своих соглядатаев отсюда?
- Я не понимаю. О чём ты?
- Это риторический вопрос.
- Я хотел как лучше. Нашу обычную пищу ты есть не можешь, поэтому пришлось подыскать особого повара.
- Тогда замените хотя бы этого водителя. А то он ведёт себя здесь, словно он и есть хозяин.
- Джек, ведёт себя так? Ну что ж, это вопрос решаемый. Но ты уверена, что люди, которых я пришлю взамен, не будут соглядатаями? – Она отрицательно покрутила головой. – А сама подыскать кандидатов сможешь?
- Думаю, что пока, нет.
- Ладно, тогда и спорам пока следует положить конец. Впрочем, с Джеком ты и сама теперь можешь поговорить. Ты теперь тут хозяйка.
Она присела на диван рядом с ним. И некоторое время молча наблюдала его действия.
- А что это вы делаете? - спросила она.
- Ремонтирую старого приятеля.


Сообщение отредактировал Sherbik - Воскресенье, 23/09/2012, 16:54
 
SherbikДата: Воскресенье, 08/04/2012, 13:00 | Сообщение # 2
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
- Не поняла.
- А сейчас я закончу, и ты всё увидишь. Вот ещё пару контактов заменю и всё. Ву а ля!
Доктор захлопнул крышку, и аппарат начал распрямляться и превращаться в человекоподобного робота синего цвета с двумя ногами и двумя трёхпалыми руками. Затем робот поднял голову, лицевая сторона которой была плоским жидкокристаллическим дисплеем грушевидной формы. Сначала дисплей был чёрным, а затем на нём вспыхнуло весьма самодовольное человеческое лицо с лёгкой щетиной на щеках и на подбородке. На пятипалых руках и трёхпалых ногах-захватах были заметны мощные убирающиеся когти.
- Знакомьтесь, Ваше Высочество, мой старый друг профессор кибернетики Алехандро Контадор. Когда-то он был человеком, гениальным экспериментатором и любителем хорошо повеселиться. Он давно работал над соединением органов человека с механикой. И вот, уже в глубокой старости, когда его тело окончательно одряхлело, он провёл свой главный в жизни эксперимент. Он создал для себя новое механическое тело. И его ассистенты поместили туда его мозг, который может существовать в нём теоретически неограниченное время. Я прав, профессор?
- Всегда и на сто процентов, амиго! – Ответил бодрый голос, раздавшийся из динамиков под дисплеем. – А что за прекрасную сеньориту вижу я теперь перед своими голографическими очами?
- Алехандро, это посол Планеты Четырёх Стихий. По нашим базам данных она значиться как Индиана в системе Эпсилон Индейца. Принцесса Азула – представительница правящего рода одного из удивительных народов другого мира.
- Сеньорита, вы прекрасны и неповторимы. У нас, в Испании принято целовать руку прекрасной дамы при встрече. Но губы свои я, к сожалению, оставил в том дряхлом теле. Мне уже 137лет, 40 из которых я живу в этой металлической консервной банке.
Директор заметил: - Ну, вообще-то не совсем металлической. В основном корпус сделан из композитных материалов. Ежечасно миллионы микроскопических машин в его мозгу следят за его состоянием и производят замену вышедших из строя нервных клеток. Ты ещё не обалдела от наших технических штучек? - спросил Дуглас, обращаясь к послу.
- Вы настолько плохого обо мне мнения? В нашем мире техника тоже есть. Не такая, как у вас, но, по-моему, это лишь вопрос времени.
- Да, ты права, я уже и позабыл. Но тебя трудно чем-то удивить. – Затем он снова обратился к профессору. – А что теперь-то будешь делать, Алехандро?
- Есть один интересный проект. Какой-то богатей готов отвалить под него хорошее финансирование.
- Так попросил бы у нас!
- Ага, попросишь тут у ваших бюрократов. Короче, я согласился со всеми его условиями.
- Ладно, Алехандро, тогда валяй, твори!
- Что ж, в таком случае мне пора. Спасибо, док, что заменил часть плат контроля гидравлики. А с вами, прекрасная сеньорита, я вынужден проститься. Может, где-то когда-то мы ещё увидимся. Но меня ждут совсем другие дела. – Сказал профессор-робот, поклонился послу и вышел на улицу. Оказалось, что там его уже ожидал неплохой и очень дорогой лимузин представительского класса.
Когда они остались наедине, доктор Дуглас спросил: - У тебя есть какие-то вопросы ко мне?
Девушка сначала немного помялась, раздумывая, как сформулировать, а затем решилась спросить немного приглушённым голосом: - Я не знаю, к кому я ещё могу обратиться. Но сегодня, на улице ко мне подошёл один из ваших парней. Я сначала подумала, что это очередной ваш шпион. Но вроде на шпиона он тянет совсем плохо. Хочет, чтоб я пришла посмотреть игру, которая будет через 2 дня. Вот, он даже написал адрес, куда надо прийти. – Она подала ему листок бумаги, который получила от курсанта незадолго до того. – Ему сказала, что приду, лишь бы отвязался.
Доктор немного улыбнулся: - Ну конечно, лучше бы тебе как-то развеется. А то не встречаться же только со скучными и тупыми чиновниками и дипломатами? Но ты не знаешь, как общаться с нашими мужчинами? Ну, в этом я, пожалуй, для тебя не самый лучший советчик. Ну да ладно. – Он взглянул на адрес. – Это недалеко отсюда. Спортивный центр при Американском Университете. Скажи, он знает, кто ты и откуда?
- Знает, откуда.
- Хорошо, только я тебя умоляю, постарайся всё-таки, чтоб его не пришлось потом отскребать с асфальта. А то проще будет потом новый положить.
А поскольку сказано это было с явной колкостью, девушка сначала презрительно хмыкнула.
- Ладно, послезавтра действительно стоит развеется чуток. Узнать наш мир и наших людей. Это в любом случае не помешает. Но в пятницу тебе предстоит быть в Страсбурге на сессии Мирового Конгресса. Это на другом континенте. Президент устраивает встречу послам двух мощных звёздных держав. Государств гораздо могущественнее нас. По договору я обязан представить тебя им.
- Ах, да! Вам же надо представить товар лицом. Не опозориться перед вашими соседями!
- Я сделаю вид, что не слышал этого. – Спокойно и буднично ответил директор, даже не глядя ей в лицо. – Что касается сенаторов и особенно послов, то говорить будешь, только на своём родном языке. Я буду переводить. Хотя они знают, что английский ты уже знаешь. И только если к тебе обратятся. А послы и сенаторы, скорее всего, захотят с тобой побеседовать. И только в моём присутствии. Я понимаю, это не очень комфортно и немного оскорбительно, но пока такова реальность.
А сам про себя думал, что сучка прямо на ровном месте набивает себе цену. Да, трудно с ней будет. Если её оставить наедине с важными политиками, то он был уверен, она, как пить дать, сумеет рано или поздно, найти к ним ключик. Тем более, с нашими сенаторами, похотливыми, тупыми, насквозь коррумпированными. Ну ничего, доктор и не таких обламывал. Один в поле не воин. А человек в должности директора Совета может одним росчерком пера мобилизовать такие ресурсы, что мало никому не покажется.
Девушка только презрительно усмехнулась: - Реальность? Думаете, я вам верю?
- Я на этот счёт вообще ничего не думаю. Я не собираюсь пререкаться. Я предупредил тебя. Никаких глупостей! Скоро я зайду сюда снова.
- А то что? Вы меня накажете?! – спокойно, почти устало, но язвительно сказала посол, сделав особое ударение на последнем слове, но не услышала ответа. Директор молча встал, взял трость, шляпу и ушёл.
**************************************************************

В четверг, в 2 часа пополудни курсант Пико стоял на проходной Спортивного Центра в форме игрока американского футбола, но без шлема. Однозначно можно было сказать только одно – он весьма нервничал. Порой глубоко в душе он желал, чтобы инопланетянка не приходила сюда. Так было бы даже и легче. Ведь, несмотря на её точёный и идеальный профиль, в ней явно было что-то странное, что-то противоречащее логике. И это весьма пугало. А что, собственно, было странно? Взгляд? При первом приближении казалось, что инопланетянка смотрит как-то безразлично, как на предмет мебели. Но как ни парадоксально в то же время не покидало ощущение, что она смотрела очень внимательно, цепко, и при том словно прожигала взглядом насквозь. Но зато он, ведь будущий офицер Флота, космического щита Объединённого Человечества, он должен с честью и стойко переносить все испытания. Он же звёздный солдат! Ему явно не пристало пасовать перед девчонкой. Так что лучше бы он облажался здесь сто раз, как говорили отцы-командиры, чем один раз на мостике звёздного крейсера под огнём неприятеля или за штурвалом истребителя при атаке на орбитальную крепость.
Но как ни старался подбодрить себя бравый курсант, мандраж унять не удавалось. Это только когда он вернулся в общагу, до него дошло, что ситуация в растительном лабиринте была критически опасной. Его реально могли порешить на месте без вопросов. Да, а это было не есть хорошо. Ведь ему предстоял сейчас сложный матч с весьма сложным противником. А тут надо было быть как огурчик.
Однако закон подлости сработал сейчас идеально. Хотя, это с какой точки зрения ещё смотреть. К проходной подъехал белый лимузин с правительственными номерами. «Так вот куда уходят деньги налогоплательщиков!» - подумал в этот миг Мартин Пико. Из машины вышел тот чернокожий тип в красной фуражке, которого он уже видел, открыл дверь позади своего места, затем поклонился. Правда, руки подавать не стал.
Девушка с другой планеты вышла из машины. Теперь на ней было платье темно-красного цвета с коричневой двуслойной накидкой, покрывающей плечи, и со стоячим воротником. А спереди с золотистого широкого пояса почти до пят свисало нечто вроде большого длинного шарфа с позолотой по краям. Она подходила медленно, и всё так же спрятав руки в свои отвисающие рукава.
Курсант опять же неловко поклонился с застенчивой улыбкой.
- Гм! Здравствуйте! Рад, что вы решили-таки прийти. Моё имя Мартин. Мартин Пико. Четвёртый курс Академии Флота. Сударыня, вы ведь так и не представились. Как зовут вас?
- Азула! - коротко ответила девушка, всё так же не придавая лицу ни единой толики каких-либо эмоций.
- Что ж, рад знакомству. Я приготовил вам место на трибуне. Прошу за мной! - ответил Пико с кисловатой улыбкой. Подавить в себе неловкость никак не удавалось. Да и поведение гостьи никак на это не настраивало.
Он провёл карточкой по валидатору турникета, и стеклянные дверцы тут же разъехались в стороны. Девушка прошла вперёд, а курсант сразу за ней, приложив для этого карточку ещё раз.
Затем он повёл её к университетскому стадиону, рассчитанному вообще-то на 10 тысяч зрителей. Сейчас тут было пока ещё очень мало людей. Но игры даже между университетскими командами в Северной Америке были весьма популярны. Так что подобная незаполняемость не должна была вводить в заблуждение. Дело было во времени.
Ну а пока они медленно шли, курсант, шедший чуть впереди, и пытавшийся затушевать свою нервозность за глуповатой улыбкой, решил немного расшевелить гостью с другой звезды. В конце концов, он именно и пригласил её сюда, чтобы побеседовать на интересующие его темы. Любопытство и нервозность? Что могло бы в такой ситуации взять верх?
- Гм! – Мартин ответил задумчиво. – У вас красивое имя, на мой взгляд. Это ваше полное имя?
Инопланетянка всё это время смотрела строго вперёд, но после вопроса покосилась на спутника, немного подозрительно прищурив глаза.
- Вы, наверное, не поняли, что я имею в виду? Ладно, как бы это объяснить?! Вот моё полное имя Мартин Пико. Мартин – личное имя. А Пико – фамилия, то есть родовое имя. У вас, я полагаю, пользуются только личными именами?
Девушка на секунду призадумалась, затем так же спокойно ответила: - Династическое имя Ли Хуо. Что по-вашему будет Род яростного огня.
При этом курсант заметно оживился, он получил хоть какую-то обратную связь.
- О, я так и думал, поэтому вас к нам и направили. Ваша династия, очень знатная и влиятельная, я прав?
- Самая влиятельная. – Сказала Азула, а затем спустя паузу добавила. – Была.
- Ясно. Ну, я думаю, всё образуется. Дипломатическая служба тоже может быть полезна. Я думаю, вы совершили очень смелый поступок, что решили прибыть к нам. Уверен, не всякий бы на это решился. Вот даже у нас, казалось бы, есть великолепные технические возможности, совершать полёты к другим планетам. И занимаемся мы этим уже давно. И дело перспективное и прибыльное. И всё равно, очень мало кто стремится попасть туда. Хотя, я лично этого не понимаю. Люди просто упускают свой шанс. А скажите, ваше высочество, я полагаю, так у вас принято обращаться? – Девушка всю предыдущую речь казалось бы и не слушала вовсе, а вот на замечание насчёт титула только коротко кивнула. – Здесь из ваших только вы? Я не видел никого больше.
- Да, только я. - Негромко ответила инопланетянка и так посмотрела на провожающего, что было ясно без слов: «Никаких больше вопросов!»
Курсант удручённо поджал губы и тихо выдавил: - Да, мне кажется, это несправедливо.
Остаток пути до трибун стадиона они прошли молча. Пока ни на поле, ни на трибунах почти никого не было.
- Итак, сударыня, я полагаю, тут всё для вас вновь, так что я объясню. Я подготовил вам место на нижних рядах. Там всё лучше видно. Но обычно тут присутствует целая куча народу и во время игры они орут как ненормальные. Так что какофония тут будет стоять ещё та. Это приемлемо?
- Ну это я как-нибудь переживу. - Спокойно, но уверенно ответила девушка, не глядя в лицо курсанта.
- Я понял. – Ответил Пико с улыбкой. – Американцы – горячие фанаты своей национальной игры. Вот в Европе, откуда я родом, фанатеют от обычного футбола. Но пока учился и жил тут, к местному прикипел.
Затем Мартин Пико указал на синее пластиковое кресло в пятом ряду снизу, позволил девушке присесть, а затем уселся на следующее за ним. Затем он продолжил описывать окружение: - Так, это игровое поле. Игра делиться на четыре тайма по 15 минут в каждом. Но поскольку между ними идут перерывы, а судьи часто останавливают игру, то, как правило, матч затягивается часа на два. Игра чисто силовая. Тактики тут особой нет. Победу зарабатывает команда, тупо набравшая больше очков. А в Европе – по голам, забитым в ворота.
Так примерно коротко он описал суть того, что должно было произойти сейчас. Под конец добавил: - Вот я в команде один из нападающих. Моя задача – открыться для паса, а если начнут валить, передать его другому игроку. Ну, вот это игра вкратце. Нюансов тут очень уж много. Но утомлять я уж вас ими не буду. Сами всё сейчас увидите. У нашей команды будет белая форма. А у йельских – оранжевая.
Рассказывал курсант с лёгкой улыбкой. Он явно окунулся в привычную для себя среду и на время позабыл о нервозности. Однако инопланетянка выслушивала все его рассказы с весьма отрешённым лицом, но не перебивала.
Теперь Мартин посмотрел на время.
- Так, мне уже пора в раздевалку. Я только хочу спросить одно. Если вам всё это не по душе, то можете уйти хоть сейчас. Но если досидите до конца, то потом я подойду сюда. Покажу университетский городок, А потом, может, и вы расскажете, какие игры есть в вашем мире? Так как?
- Ну было бы предельно глупо прийти сюда только для того, чтоб тут же уйти. - Спокойно ответила девушка, холодно косясь на собеседника.
- Замечательно, мисс Азула. Э-э. Мэм. – Студент вновь ответил, глуповато улыбаясь. – А пока команда и наш тренер меня уже ждут. Кстати, время ещё есть. Может вам принести что-нибудь попить?
- Напитки, что делают у вас, сплошная отрава в основном. - Принцесса ответила опять почти без эмоций, и не глядя на студента.
- Да, знаю. Всякие энергетики, тонизирующие и прочая химия. Я и сам это не пью. Но если вы чуток подождёте, я сбегаю в нашу столовую. Наш шеф готовит чудесный лимонад из самых обычных лимонов. Никаких добавок!
Азула молча кивнула. Мартин кивнул с улыбкой и быстренько ускакал наверх.
Через 10 примерно минут курсант вернулся с двумя бутылками ещё прохладного напитка.
- Вот, держите!- Сказал он запыхавшись. – Еле шефа упросил. Он обычно только по стакану в одни руки наливает. Но я сказал, что это для всей нашей команды. Ладно, сударыня, теперь время уже поджимает. Надеюсь, вам понравиться.

Матч закончился через два часа. Флотские выиграли у «гламурных» с минимальным счётом. Впрочем, даже это могло считаться для команды-новичка огромным достижением. Хоть для самих игроков борьба показалась упорной, они ведь не могли подметить, что зрители как раз на трибунах скучают. Они ожидали увидеть нечто более впечатляющее. В общем, они скучали. Хотя доля истины в этом была. Каждая из команд рисковать не хотела. Получив минимальное преимущество, они хотели его только удержать, и не более. Команда Академии Флота была последней, кому это удалось в отведённое время. Дополнительного времени судьи не назначили.
Мартин Пико успел побыстрее переодеться в свою форму курсанта и тут же поспешил на трибуны. Вообще-то в глубине у него совсем не было уверенности, что инопланетянка вообще досидит до конца. Скорее наоборот, он подозревал, что она постарается поскорее по-тихому свалить. И опять же его подозрения не совсем оправдались.
Девушка всё так же сидела на том же месте, теперь на уже стремительно пустеющих трибунах, положив ногу на ногу, и задумчиво разглядывала игровое поле, где теперь трудились кибер-уборщики. Приближающегося курсанта она словно и не замечала.
Во время перерывов в игре Пико частенько поглядывал на неё. Она выглядела очень спокойной, хотя порой рядом с ней раздавались кричалки. Её соседи по местам вели себя на удивление тихо и спокойно. Хотя, и нельзя было сказать, что они были удивлены её присутствием. Ну и сидит девушка в необычной одежде! Ну и что тут такого?
Мартин подошёл ближе. По её задумчивому и сосредоточенному лицу он сделал вывод: полный провал. Однако он решил вида пока не подавать и улыбнувшись спросил: - Ну как ваши впечатления?
Но вопрос сначала просто повис в воздухе. Инопланетная принцесса на него даже не взглянула, всё так же всматриваясь в никуда, а затем внезапно спросила: - Почему так пассивно играете?
И прозвучало это так, словно его задала не скучающая девушка, а не иначе как их инструктор по стрелковой подготовке. Это на пару минут поставило курсанта в тупик.
Затем он спросил, будто оправдываясь: - Простите, но мы вроде постоянно атаковали. Вы разве не следили за матчем?
И тут она взглянула уже ему в глаза как-то устало, но при том очень пристально. Отчего студент снова испытал внутренний холодок. Затем Азула спросила спокойно, но требовательно. По всему было видно, что к командному тону она привыкла.
- Вы называете это нападением?! Повторяете из раза в раз одни и те же приёмы! Впрочем, ваши противники ничем не отличались. У вас кто-нибудь вообще за стратегию отвечает? У него есть какая-то фантазия? И хватит ко мне на вы! Я чувствую себя старухой.
Мартин Пико отвёл взгляд от неё.
- Простите! То есть прости! – Ответил он. – Если хотите, то есть хочешь, блин, не важно, на ты, то я только за. Вообще-то у нас есть капитан. Он просто говорит нам, какую комбинацию разыгрывать. И мы тут же всё понимаем.
-А ваш капитан знает только одну комбинацию?
-Ну может ты сделала такой вывод потому, что мы решили не рисковать. Это правда, и команда соперников тоже выбрала такую тактику. Это обычное дело. Пока мы играем в самой низшей лиге. Тут ставки не высоки. И сражаться пока особо не за что. Мы делаем пробные шаги.
- Не проиграв сражение, не научишься побеждать. А вы будто к этому и не стремились. Как же так! Просто полагаться на случай! Эх. – Теперь она на секунду закрыла глаза, а затем продолжила. – Ладно, пойдём отсюда.
- Хорошо. Тут за стадионом есть хороший тенистый парк. Знаешь, я не ожидал, что игра тебя заинтересует. Вот если бы ты оценивала её, как бы ты посоветовала играть?
Оба встали со своих мест и направились к выходу. Мартин не стал подавать девушке руки, не зная, как она на это может отреагировать. Азула снова спрятала руки в свои отвисающие рукава, сложив их на уровне живота.
- Если коротко, делать то, чего противник не ожидает. Они знают всё¸ что делаете вы, а вы знаете всё про них. Грех этим не воспользоваться. - Азула ответила уже на выходе.
Пико почесал подбородок. - Ясно. В вашем мире играют в игры какие-нибудь?
- Есть куайбол, командная игра. – Всё так же отрешённо ответила Азула. – В игре нужно забивать мяч через высоко натянутую сетку. При том забивать надо ногами.
Мартин в ответ на это недовольно сморщил лоб и спросил: - Это ж как высоко надо прыгать?
- Высоко. И дело даже не в том, чтоб прыгать, а в том, чтоб бить быстро и метко. Не давать противнику опомниться.
В парке взгляд инопланетянки невольно попал на толпу игроков местной команды, которые расположились на лужайке в стороне от них и носили на руках раздетого до гола коротко стриженого брюнета. У него всё пространство в паху было густо намазано белым кремом. А сам он истошно орал: - Да – а – а! Мужики, мы их сделали! Сегодня тусим!
И при том поливал своих так же беснующихся товарищей брызжущим шампанским.
Азула прищурилась и брезгливо покосилась на эту честную компанию, затем спросила: - А что это за идиот?
- Так это ж наш капитан, квотербек! – Мартин оживился от вопроса. – Ты что, не узнала? Хотя да, он же в форме и в шлеме был. Его зовут Терренс Маккуин. У него очень богатый папаша. Так что даже непонятно, почему его отправили учиться именно к нам. Такие, как он, обычно идут в престижные университеты. Но зато, он у нас главный заводила.
- Почему-то я не удивлена. - Только и ответила инопланетянка и тут уже отвернулась от них.
Внезапно навстречу им по тропинке вышли две девицы из команды поддержки. Мартин приветливо махнул им и крикнул: - Привет, девчонки!
Но те только ускорились, как торпеды пронеслись мимо, а миновав, обернулись и посмотрели с брезгливыми рожами на Пико и его спутницу. Затем они быстро побежали к беснующимся на лужайке футболистам.
- Да, - как бы невзначай заметил Мартин, - я не любитель этих излишеств. Иначе я бы был среди них. Давай, покажу, где я живу?
Азула только молча кивнула головой. Лицо по-прежнему оставалось каменным.
Как выяснилось, курсанты жили в комплексе общежитий за парком, состоящим из пяти длинных пятиэтажных зданий с отдельными квартирами, рассчитанными максимум на четырёх человек. Причём в одну комнату могли запросто поселить учащихся разных вузов. Так в случае с Мартином и случилось. Он жил в комнате на третьем этаже четвёртого корпуса. Тут царил полный бардак. Вещи и одежда были разбросаны по полу и по мебели почти ровным слоем.
Из основных предметов мебели имелись две двухъярусные кровати, одна общая кухня с обеденным столом. Но чтобы попасть туда, нужно было пройти через жилую комнату с комплексом из четырёх ПК на четырёх смежных столах. За одним из них перед объёмным голографическим экраном сидел толстый чумазый тип с кудрявыми волосами и чёрными визирами виртуальной реальности на глазах.
- Ну, вот здесь я живу. Как и все мои однокурсники. Просто я родом с другого континента. И своего жилья в городе у меня нет. А это мой сосед Стив. Он на программиста учиться. Эй Стив! Я тут гостью привёл. Поздоровайся!
Однако Стив был, как говориться, ноль внимания. Он с остервенением перебирал руками, облаченными в сенсорные перчатки, а правой рукой быстро елозил по столу. Причём иногда левой рукой он отрывался от клавиатуры и быстро хватал шоколадный батончик, кусал его, а затем швырял его обратно на стол.
- А-А! Сдохни, космическая нежить! Блин! Где прикрытие?! Где 319-й Вальгалльский??! Они уже должны были быть здесь! - иногда он отрывисто выкрикивал нечто подобное, и напрочь не замечал, что в комнате ещё кто-то есть. – Фа-а-ак! Меня чарджит некрон-лорд! Вперед, все, кто остался! За Императора-а! За Макрагг!
Наконец, он резко сорвал очки с лица и невидящим взглядом молча уставился на голографический монитор, тяжело дыша. Наверное, виртуальность была очень реальной.
- Да, - уныло ответил курсант, - он учиться на программиста. Если коротко, тому, как создавать системы управления нашей техникой, и делать так, чтоб они работали так, как надо. Ну, собственно на виртуальных играх двинулся. Бедный парень. И так у меня каждый день.
Пико рассказывал это, не слишком соображая, что возможно, его собеседница из его речи мало что понимает. Но она вида к этому вовсе не подавала. Всё тем же холодным тоном она спросила: - А он тоже играет в вашей команде?
Курсант только улыбнулся такому предположению: - Да ты что?! Стив по полю и трёх метров не пробежит. Одышка свалит.
Однако он и так уже подметил, что инопланетянка смотрит на всё совершенно безучастно. И говорит с совершенно одинаковой интонацией. Так можно было легко сбить энтузиазм даже накачавшегося искусственным эндорфином хиппи. Помолчав пару секунд, и покосившись на выпавшего в осадок соседа по комнате, он снова обратился к этой странной девушке: - Ладно, я полагаю, у тебя сегодня много дел. Ты ведь дипломат, вроде. А я только задерживаю тебя. Я на самом деле, вообще не думал, что ты придёшь. Я, конечно, приятно удивлён, но… - Тут он замялся, подбирая слова.
А вот Азула тут же пристально поглядела ему в глаза, буквально стрельнув взглядом.
- Но что? - спокойно спросила она.
Мартина такая манера уже почему-то не удивляла. Он спокойно ответил, поправив фуражку: - Короче, я, верно, зря тебя привёл. Наверное, мы слишком разные. Зачем же я должен заставлять человека делать то, что ему не нравиться? Ну, может, эта прогулка как-то поможет тебе в дипломатической работе. Давай, я лучше провожу тебя к кортежу!
- Заставить меня у тебя всё равно не получиться. Впрочем, если настаиваешь, уйдём. Это место мне неприятно. - Ответила Азула, и снова отвела свой взгляд.
Да, сейчас курсанту Пико было очень внутренне обидно. Хотя, этого следовало ожидать. Скучающая инопланетянка совсем одна у нас из своего вида. Это, конечно, очень непонятно. Но она совсем не настроена ни о чём говорить.
Они снова вышли к проходной университетского комплекса. Каково же было его удивление, когда того роскошного лимузина у ворот вообще не оказалось. В принципе это было возмутительно и крайне вздорно, на Мартин сейчас подумал, что эта девушка сейчас – просто образец самоконтроля. Никакой истерики, возмущённых вопросов и обвинений в адрес тупого студента, который сам её сюда и притащил. Но по тому, как сжались её кулачки, и по изменившемуся взгляду он понял, посол сейчас в крайне плохом настроении.
- Ну и где этот идиот? – Тихо, но враждебно прошипела она. – Как он смеет?! Я велела ждать здесь!
- Погоди, о разве это не твоя машина? Куда же тогда она могла деться?
- Вообще-то этот кортеж принадлежит вашему правительству.
- Что ж, я уверен, ты разберёшься с этим делом. К счастью, до твоего посольства тут не далеко. Я хорошо знаю дорогу. Дойдём за полчаса. Я же, в конце концов, эту кашу заварил.
Азула кивнула после некоторой паузы и ответила словно выстрелом: - Показывай дорогу!
Однако путь их пролегал по районам, не очень спокойным. Солнце уже клонилось к закату, хотя было ещё светло. Мартин решил идти дорогой, как он сам ходил к посольству. Он слышал, что иногда тут шастает уличная шпана, но сам с ними ещё не сталкивался. Университетский городок и респектабельный район с особняками в кругу тенистых скверов разделяли кварталы с плотной застройкой, не ухоженные, со стенами, исписанными граффити.
Сейчас тут на улице было не так много народу, да и машин тоже. Но деваться было некуда. Мартин Пико ускорил шаг, ничего не объясняя, словно боялся чего-то подсознательно. Хотя раньше он проходил по этим местам сам и с друзьями без проблем. Инопланетянка молча следовала за ним.
Внезапно за поворотом у мусорного контейнера он чуть не столкнулся лоб в лоб с каким-то латиноамериканцем в широких продырявленных джинсах, одной майке и вязаной шапочке на голове. Хотя даже мягкая вашингтонская зима уже давно закончилась, и на улице становилось всё теплее.
- Эй полегче! Полегче, голубки! Куда так спешим? Я Хорхе. Это мой район. И я не из праздного любопытства спрашиваю. - Сказал незнакомец уверенным и немного нахальным тоном.
Мартин рассеянно отпятился назад, и тут у него сердце ушло в пятки. Вслед за латиносом из подворотни вышли ещё шестеро типов, одетых примерно так же. Среди них двое были афроамериканцами, один китаец, здоровенный лысый амбал в чёрной майке с изображением какого-то брутального скелета в фашистской каске на брутальном мотоцикле, и ещё латиносы. По выражению их лиц можно было легко судить об их интеллектуальном уровне и о том, что вести долгие разговоры они не привыкли. Они скорее привыкли действовать руками и ногами, ибо руки у них были не пустые. У самого Хорхе в правой руке внезапно оказался здоровый нож с зазубренным лезвием у самого основания. Мартин хотел было отступить назад, но сзади дорогу им перекрыл какой-то чёрный.
Легонько поигрывая ножиком, главарь с лёгкой улыбкой произнёс: - Ну, условия у нас простые. Давай все шмотки. Китель снимай, коммик свой наручный, всё бабло. Да и золотая заколка у тёлки твоей тоже сгодиться. Мы с пацанами твою лошадку объездим. Тест-драйв проведём, так сказать! Или ты всё отдашь по хорошему, или мы сделаем всё то же самое, но у тебя будет улыбочка от уха и до уха. - Хорхе, скаля свои белоснежные зубы, прочертил дугу ножичком в воздухе, показывая, насколько широко они собираются расширить рот курсанта.
Это ж надо было так вляпаться! Пико вжал плечи, выставил руки вперёд, показывая, что он не вооружён, затем миролюбиво улыбаясь, попытался бандюка припугнуть: - Слушай, Хорхе! Ты не кипятись! Эта девушка – важная шишка из правительства. У тебя будут реальные проблемы. Давай лучше, мы по-тихому пройдём! А ты с ребятами ещё кого-нибудь словишь тут. Это ж дело такое!
- А давай, ты, щенок, не будешь указывать мне, что делать?!
Азула, тем временем, спокойно разглядывала каждого из бандитов, их расслабленные позы, их оружие, их тупые рожи, где почти не было ни единого проблеска интеллекта. Видимо, те деньги, которые они собирают у прохожих, они привыкли тратить очень быстро и однообразно. Двое явно накачанные каким-то зельем и опасности в принципе не представляют. Главарь, похоже, видит себя хозяином положения. К сопротивлению прямо сейчас не готов, но хоть выглядит более менее накачанным, в отличие от остальных хлюпиков. Он центр внимания, главный авторитет группы. Нужно вывести из строя прежде всего его.
Лысый амбал со здоровенной цепью, похоже, мог доставить больше всех неприятностей. Но судя по как топором вырубленному лицу, годился он только для ограниченного круга функций. Впрочем, полагаться на сто процентов было нельзя. Надо было заставить его сделать первый шаг, держась при том на почтительном расстоянии. Ведь этой цепью можно было пробить голову с одного удара. Да, будь у неё прежние способности, таких выкладок и не пришлось бы делать. Их обугленные трупики давно бы уже валялись по всей площади. А так придётся импровизировать и быстро. Хорошо хоть, что все эти недоумки если и ждут подвоха, то только от этого студента.
Внезапно она вышла вперёд и с загадочной улыбкой спокойно спросила: - Кого ты там собираешься объездить? А давай так! Ты мне отдашь всё, а иначе будешь купаться в собственной крови.
Хорхе прыснул и с тупой улыбкой спросил, всё ещё поигрывая своим «ножичком» у её лица: - Ты чо, дура, на солнце перегрелась?!
Остальные члены банды тупо заржали. До ужаса бледный с округлившимися глазами Пико хотел было выйти вперёд и что-то сказать, но Азула, не глядя, отстранила его назад правой рукой.
Только теперь главарь заметил внимательный взгляд весьма необычных для него глаз и на секунду замешкался. Затем никто толком не понял, что произошло, но девушка очень быстро вскинула правую руку вперёд, а главарь почему-то выронил нож, который вроде крепко держал. Потом раздался сначала хруст ломающихся пальцев, а через секунду – истошный вопль самого Хорхе, который орал так¸ что стёкла в окнах могли полопаться: - Мочи эту тва-а-а-арь!
Азула как-то резко потянула его за правую руку на себя, развернув спиной к себе, и прикрываясь им, как живым щитом. Главарь оказался на удивление податливым. А затем толкнула его ногой на подбегавшего к ним негра так, что оба треснулись лбами.
Остальные члены банды слишком долго соображали. А зря! Азула буквально взбежала по спине заваливающегося вперёд главаря и приземлилась перед носом остолбеневших от неожиданности бандюков с монтировками. Кажется, это были как раз те, «под кайфом». Резко вскинув руки в стороны, девушка как-то странно толкнула обоих в область шеи, и тут же кинулась дальше. А те двое осели на асфальт. В горле у них торчало по маленькому лезвию, и вовсю хлестала кровь.
Как она и ожидала, амбал с цепью мало на что годился. Азула играючи увернулась от его размаха, с улыбкой на лице легонько (так казалось) полоснула по шее ребром ладони, видимо, удар пришёлся по сонной артерии и амбал свалился в глубокий нокаут.
Шестой противник, похоже, имел какие-то представления о бое на ножах, поскольку выпады делал ловчее остальных, но всё время как-то странно промахивался. Девушка с лёгкостью отводила его удары в пустоту. Но игра ей быстро наскучила, и лезвие застряло у самого грабителя в подбородке на всю глубину.
На ногах оставался только китаец с ножом. Он, может, и смотрел фильмы про кун-фу, но реального представления о боевом искусстве предков не имел. Он вообще видел, что только что произошло с его «корешами», и от этого зрелища его буквально переклинило. Он пытался было неуклюже замахнуться на прыткую противницу ножом, то ли от страха, то ли от какого-то инстинктивного рефлекса. Но она пригнулась и испуганный, панический взгляд уличного шалопая с Земли встретился с внимательными, весьма необычными глазами, исполненными азарта и, какого-то пожирающего восторга. В тот же миг инопланетянка со всей силы ткнула китайца вытянутыми указательным и средним пальцами в трахею. Выждав буквально секунду, Азула с хлюпающим звуком вынула пальцы и замерла на полусогнутых ногах.
Китаец выронил нож и схватился руками за горло. Меж пальцев побежали ручейки крови. Затем он осел на колени, а потом и вовсе рухнул на асфальт.
Азула с совершенно спокойным, хоть и сосредоточенным лицом встала, облизнула пальцы с заточенными «коготками», спокойно сплюнула кровь на землю и довольно облегченным тоном заметила: - Что ж, было весело. Хоть и слишком легко!
Чуть больше чем за минуту всё было кончено. На асфальте остались четверо трупов, двое покалеченных и двое без сознания. По идее, оставался ещё один грабитель. Но этот негритос хотел пырнуть ножом курсанта. А Пико умудрился-таки перехватить его руку и крутануть его прямо на мусорный контейнер. Куда негритос и влетел башкой со всего размаху.
Принцесса с совершенно будничным выражением лица вынула свои лезвия из тел двоих нападавших и спрятала их в свои отвисающие рукава. С выпученными глазами Мартин Пико оглядывал картину побоища, прижимаясь к кирпичной стене дома.
- Шоб я провалился! - шёпотом выдохнул он.
- Ещё успеешь! - спокойно ответила инопланетянка, подняла с асфальта нож главаря и с язвительной усмешкой на лице направилась к нему.
Сам Хорхе сидел спиной ко второму контейнеру и оглядывал свою «пожёванную» правую ладонь, заливаясь слезами и соплями.
- Ах ты тварина! Я тя на ремни порежу! - лепетал он дрожащими губами и скулящим голосом побитой собаки.
Девушка присела перед ним на корточках, и держала нож кончиками пальцев за самый конец рукоятки.
- Порежешь? Да? – Спокойно спросила она, хищно улыбаясь. – Этим? Он очень острый. Смотри, как бы сам не поранился. Ой! – Крикнула она и уронила нож, висевший прямо над причинным местом бандюка, хотя в тот же миг снова подхватила его в воздухе.
Хорхе зажмурился. Вид у него сейчас был таким несчастным.
Затем инопланетянка с отеческим взглядом похлопала его по щеке и добавила: - Ну я заберу его себе, ладно?
Затем она встала и спокойно пошла прочь. Как вдруг курсант с истошным криком «Ложись» накинулся на неё и повалил на мостовую. Раздался выстрел.
Азула со взглядом, полным ярости, резко прижала его к земле и приставила лезвие к горлу. Но курсант молча и часто показывал рукой назад. У всё ещё сидящего главаря теперь оказался пистолет. Но, к счастью, с левой руки он стрелял ужасно. Азула резко выпрямила руку вперёд, не говоря ни слова. И в горле у Хорхе застрял его же нож. Сам он тут же беспомощно обмяк у мусорки.
Инопланетянка встала и с серьёзным видом сказала: - Что ж, ты был прав, мне не стоило забывать, что у вас есть такие штуковины! - И, как ни странно, подала Пико руку, дабы тот мог встать.
Он протянул правую.
- У тебя кровь! - спокойно сказала принцесса.
И действительно, правая ладонь курсанта была окровавлена.
Он с удивлением только сейчас это заметил: - Ядрён бозон! Видать, подколол тот чёрный.
- Ты истечешь кровью, если не перевязать.
- Ага! Есть идеи, как? – Нервно спросил Мартин. – Впрочем, офицер Флота должен уметь выходить из непредвиденных ситуаций.
Так, видимо, он процитировал какую-то строчку из строевого флотского Устава.
Он снял китель, сорвал рукав своей белой рубашки и завязал ладонь, используя зубы и левую руку, затем накинул китель на плечи. Инопланетянка наблюдала за ним с совершенно пустым выражением лица, сложив руки на груди.
- Блин! – Выругался он. – Тут есть клиника недалеко. Мне бы сейчас туда! Но ты ж, дорогу к себе не найдёшь.


Сообщение отредактировал Sherbik - Воскресенье, 08/04/2012, 13:01
 
SherbikДата: Понедельник, 09/04/2012, 08:05 | Сообщение # 3
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
- Отведи меня в особняк. Там тебе помогут. - Спокойно ответила девушка.
- Хорошо, пойдём тогда скорее. Хотя знаешь, где ты так научилась драться?
- У меня были лучшие учителя моего народа. - Ответила принцесса всё тем же безразличным тоном.
- Да, мне следовало догадаться. Слушай, понимаю, не мне судить. Спасибо, что завалила этих уродов. Вот только когда трое выживших очнуться и увидят трупы своих товарищей, они обо всём настучат в полицию.
Азула внезапно встала на месте, прищурила глаза и серьёзно сказала: - А ты ведь снова прав.
И хотела было развернуться ко всё ещё валяющимся в отключке бандюкам.
Но Мартин измученно выкрикнул: - Хватит трупов, ладно?! У меня мало времени. Ты дипломат. Тебя копы не тронут. А я уж дела с полицией как-нибудь улажу.
Девушка кивнула и снова молча последовала за проводником по этому странному городу.
До посольства дошли без новых приключений. Навстречу им вышли те две азиатки, кланяющиеся до пояса. Посол тут же ударила в ладоши и что-то отрывисто но не очень громко прокричала на своём языке, кивая головой на человека рядом. Служанки снова поклонились и тут же ушли.
Азула присела на диван в гостиной с довольно отрешённым выражением лица. Заметив, что курсант всё так же тупо стоит посреди комнаты, как будто ожидая особого приглашения, она указала на диван напротив и сказала немного недовольно: - Ты так и собираешься стоять, как истукан? Присядь, не раздражай меня!
Мартин Пико только теперь молча кивнул головой и сел на указанный диван. То ли он устал, то ли находился в некотором замешательстве.
А принцесса сидела на диване, отвернув голову в сторону, а потом, как будто невзначай, спросила: - А офицером какого флота ты собираешься стать?
- Космического флота. – Устало ответил Пико. – Точнее, официально он называется Звёздный Флот.
- Да, да! Я поняла. - Азула немного резко оборвала его.
В комнате после того повисла полная тишина. Мартину поведение инопланетянки казалось весьма странным, хоть и земным с какой-то точки зрения.
Пришли две служанки с перевязочными принадлежностями. Они сняли оторванный рукав с повреждённой ладони, промыли рану перекисью, затем забинтовали руку.
- Постой! – Внезапно спросил Пико. – Если эти служанки из наших, то как они могут знать твой язык?
- Они не знают языка. – Спокойно ответила посол, всё так же не глядя ни на кого из присутствующих. – Они понимают только несколько командных фраз.
- Интересно! Ну, раз они смогли их запомнить, то и я бы смог. А ты бы могла научить меня вашему языку?
Девушка нахмурилась и в недоумении посмотрела на гостя: - Зачем тебе это?
- Ну, если я собираюсь стать офицером Флота, то я мог бы однажды принять участие в миссии на вашу планету. По крайней мере, я бы очень хотел, и буду настаивать на этом. И я подумал, что для этого мне нужно знать ваш язык.
- Глупости! – Отрезала Азула всё тем же равнодушным тоном. – Нет в этом никакой необходимости! У вас есть технические штучки, который позволяют обходиться без переводчиков.
- Вообще-то они дороги и вредят здоровью. И часто выходят из строя. А ты что, боишься, не справишься? – Заговорщически спросил курсант. – Я хорошо справляюсь со сложной техникой. А в стране, откуда я родом, сразу четыре официальных языка. И всем нашим согражданам приходиться учить их в школе. Что ты теряешь в таком случае?
Азула невольно нахмурилась. Фраза про то, что она может с чем-то не справиться, её задела. Хоть и не настолько, как раньше. Хоть и была очень неуклюжей попыткой провокации. Сейчас ей уже во многом было всё равно. Однако, немного подумав, она всё же ответила: - Что ж, это будет, пожалуй, забавно. Завтра я уезжаю на заседание вашего этого конгресса. – Это она сказала немного брезгливо. – А послезавтра заходи сюда после полудня. Посмотрим, что ты можешь.
Служанки, наконец, плотно обмотали руку бинтами, и Мартин встал. Он накинул на плечи китель, дабы никто не видел, что рукав казённой рубашки сорван. Затем поклонился инопланетянке и сказал с улыбкой: - Спасибо, ваше высочество! Я не подведу вас!
И после этого был таков.
Азула ничего на это не ответила, только устало прикрыла глаза и негромко велела служанкам попарить ей пяточки.
 
DailenДата: Понедельник, 09/04/2012, 13:28 | Сообщение # 4
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Прочитал пока первые два блока.

Quote (Sherbik)
Мама, папа, они приняли мои документы! У них есть общежитие, и они обеспечивают очень неплохой стипендией. Вы не представляете, как я счастлив! Теперь я знаю, что живу для чего-то стоящего.

Не знаю чем, но чем то мне эта беседа сына с семьей не нравится, что-то в ней не то. Хотя тут лучше выслушать мнение более квалифицированного критика.
Quote (Sherbik)
Когда официант вернулся на кухню, его сотрудник, другой китаец удивлённо спросил: - Чан, а что это ты для печений всякую фигню понаписал?

Quote (Sherbik)
В девушке с глазами дракона живёт зло. – Мрачно ответил китаец

Quote (Sherbik)
Буквально мгновение назад тут стоял этот старик и теперь вот уже она.

Какие то подозрительные китайцы... surprised
Quote (Sherbik)
Но не столько само здание привлекло его внимание, а девушка, стоявшая на балконе второго этажа.

Ну прям любовь с первого взгляда tongue
Quote (Sherbik)
Дебильная улыбка до ушей просто-таки приклеилась к её лицу. Мартин потрогал лоб. Вроде тот был не горячим. С унылой рожей он поблагодарил продавщицу и в расстроенных чувствах вышел на улицу. Когда выходил, то в последний раз обернулся на продавщицу. Он всё смотрела на него с тем же лицом. У неё что, спазм лицевых мышц? Что-то странное происходило.

Джуди ?
Quote (Sherbik)
Директор не мог не заметить, что сучка оказывает весьма мощное и странное влияние на наших, и при этом ей явно нравилось наблюдать за их реакцией.

Quote (Sherbik)
А сам про себя думал, что сучка прямо на ровном месте набивает себе цену.

Какого, мягко говоря, нехорошего мнения доктор Кастер об Азуле dry да и несколько грубовато это...
Quote (Sherbik)
Ладно, я полагаю, у тебя сегодня много дел.

Наваждение прошло и Мартин подумывает как бы свалить biggrin
Quote (Sherbik)
Азула как-то резко потянула его за правую руку на себя, развернув спиной к себе, и прикрываясь им, как живым щитом. Главарь оказался на удивление податливым. А затем толкнула его ногой на подбегавшего к ним негра так, что оба треснулись лбами.

Азула владеет Айкидо? surprised biggrin

В целом впечатления положительные smile
Азула очень сильно напоминает Мей.
Мартин Пико, как ОС персонаж, пока не раздражает и даже интересен wink Он любопытен и несколько наивен. А вообще он похож на Рока из "Черной Лагуны" и это хорошо smile Да и вообще пока отношения Мартина и Азулы напоминают отношения Рока и Реви
Доктор Кастер слегка разочаровал - на виду к Азуле относится дружелюбно, и даже можно сказать по семейному, но внутри...
А ведь Азула к нему с уважением и за советами обращается cry

PS: буду дочитывать маленький кусок - а то ведь на интересном месте оборвалось biggrin


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Понедельник, 09/04/2012, 20:16 | Сообщение # 5
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
Азула владеет Айкидо?


А почему бы нет? Она и безо всякой магии очень опасный противник в рукопашной схватке. Достаточно вспомнить, что она обезоружила Суюки без применения огня. В День Черного Солнца она очень ловко уходила от всех атак Аватара и его друзей, там же показала, что может использовать сюрикены. А ещё проявила недюжинную физическую силу, просто разломав руками каменные наручники.

Quote (Dailen)
Какие то подозрительные китайцы...

А тут вообще немало подозрительного будет.

Quote (Dailen)
Азула очень сильно напоминает Мей.

Ну, тут дело не в этом. А как ты думаешь? Тут Азула сломленная, униженная, опозоренная. К тому же, почти что под домашним арестом. Лишь бледная тень самой себя. Я постарался изобразить её тут уже апатичной и безразличной почти ко всему. Ну, определённое любопытство в ней ещё осталось. Поэтому ей показалось любопытным, почему землянин интересуется её персоной.

Пока это дело не удалили, продолжу, пожалуй.
*********************************************************************************

Глава 2. Сенаторы, бизнеснюки и чужие языки


Земляне, собственно, ждали встречи с официальными послами нескольких звёздных держав, с которыми руководство Земной Федерации так хотело задружиться. Но на самом деле над землёй сгущались тучи. И шли эти тучи оттуда, откуда другие миры стали бы ждать угрозу в последнюю очередь.
Примерно за два месяца до официального приёма на Земле аж в 250 световых годах от неё, ближе к центру Галактики, состоялось интересное заседание на весьма необычной планете. Нельзя сказать, что такая планета была уникальной, но подобная форма государственного устройства всё же была редкостью. Планета называлась Кувиар. Её населяли так называемые антропоморфные гуманоиды, похожие на людей существа с грубой кожей зелёного цвета, словно покрытой чешуеобразной коростой. Помимо этого наиболее примечательного признака, они имели довольно длинные пальцы на руках и синие глаза с узкими вертикальными зрачками.
Население самой планеты составляло всего 650 миллионов жителей, что считалось очень низким показателем. А всё дело заключалось в удивительной форме правления. Вся государственная власть осуществлялась одной огромной коммерческой организацией под названием «Коммерческий Альянс Кувиара». Эта корпорация распространяла свою власть ещё примерно на 45 звездных систем. Почему примерно? Да потому что иные планеты находились в прямой собственности Альянса, аренде, доверительном управлении, а то и в залоге. Статус этих владений постоянно менялся. Не менялся только статус метрополии.
Каждый коренной житель планеты был собственником определённого количества голосующих акций. Эти акции нельзя было продать, подарить, заложить, обменять. Их можно было только передать по наследству ближайшим родственникам. И только в случае полного отсутствия оных, они переходили в собственность корпорации. Корпорация вела свою деятельность по всей Галактике. И в качестве зримого результата этой деятельности на личном счету каждого акционера откладывалась определённая сумма денег. Вот этими деньгами каждый житель планеты мог уже распоряжаться сам. Этим привилегии не ограничивались.
Теоретически все жители планеты могли вообще не работать. Хочешь учиться? Пожалуйста! Альянс всё оплатит.
Хочешь повидать миры Галактики? Нет проблем! За счёт Альянса можно посетить самые известные курорты среди звёзд Млечного Пути.
Хочешь заниматься наукой? Искусством? Все дороги открыты тебе.
На планете нет налогов. Зачем? Не будет же коммерческая фирма платить налоги самой себе. Продукты и услуги для жителей метрополии либо вообще бесплатны, либо приобретаются по символическим ценам (если они импортные).
Но всё это только до тех пор, пока ты житель метрополии. А если тебе не повезло родиться жителем колонии, то ты уже не принадлежишь себе. Ты всего лишь винтик в огромной галактической машине по извлечению коммерческой прибыли.
Коммерческий Альянс занимается многими видами деятельности. От добычи и простейшей переработки полезных ископаемых до изготовления сложного оборудования, астроинженерных конструкций и предоставления транспортных, лизинговых, страховых и банковских услуг по всем мирам Млечного Пути. Именно они, а не жители метрополии Кувиара были главным объектом для извлечения коммерческой выгоды Альянса.
Несмотря на полную автоматизацию большинства процессов, на корпорацию работало до 2 миллиардов сотрудников, исполнявших самые различные функции. Если ты был жителем одной из колонизированных планет, ты был обязан выполнять любую, даже самую простую функцию в интересах Альянса. Покинуть корпорацию можно было только при условии полной отработки так называемого «долга» перед ней. В зависимости от ставки оплаты труда и важности выполняемой функции это могло потребовать от 7 лет до всей жизни. Неплохой стимул для карьерного роста кстати!
Жители купленных и арендованных планет находились в откровенно рабском положении. Об их безопасности руководство корпорации вообще не заботилось. Их содержание прямо так и списывалось на «амортизацию».
А так каждый год все 650 миллионов акционеров имели право участвовать в работе Всеобщего Собрания Акционеров, высшего руководящего органа этой государствоподобной корпорации, где причудливо смешались черты государственного аппарата и коммерческой компании. Именно во время всеобщего собрания каждый акционер имел право ознакомиться с любым коммерческим, финансовым или трудовым документом. Только реально это делали единицы. Ибо, в конечном счёте, всех интересовал только вопрос дивидендов. А для этого Альянс должен был ежегодно извлекать огромную прибыль.
Для управления этой огромной структурой акционеры раз в год избирали (либо переутверждали на новый срок) главный управляющий орган корпорации – Директорат из семи директоров. Директора эти почти всегда принадлежали самым богатым и влиятельным кланам Кувиара, так называемым родам-основателям. Тем, что когда-то скинулись в общий котёл и основали Альянс.
А вот после своего избрания/переутверждения Директорат уже самостоятельно назначал высшее исполнительное лицо организации, чья должность называлась Магистратор.
Магистратор вёл управление и надзор за каждодневной деятельностью звёздной корпорации и в своих действиях отчитывался только перед директорами. Как правило, решения по текущей работе Магистратор принимал сам. Но определённый круг решений стратегического характера он мог проводить только после консультаций с директорами. Таковой и была эта странная организация галактического масштаба.

И вот примерно за два месяца до приёма послов на Земле в штаб-квартире корпорации, которая, к слову, была самым высоким зданием на планете, состоялось особое заседание Директората. Обычная архитектура кувиарцев заключалась в невысокой, но плотной застройке. Особенно любили они всяческие декоративные башенки и купола-луковки. А штаб-квартира отличалась своей почти километровой высотой. Она выглядела как конструкция из слившихся друг с другом сосулек с позолотой и блестела на солнце. Это должно было показывать весь пафос и финансовое могущество Коммерческого Альянса.
Внизу комплекса, в широком зале, затемнённом для лучшего отображения презентации, находились все высшие лица огромной звёздной корпорации. Совсем недавно очередное собрание акционеров почти полностью сменило всё руководство. Причина тому была весьма проста: предыдущее руководство не сумело уже во второй раз обеспечить акционерам положенную им прибыль. И с этим надо было что-то делать.
И теперь в центре полукруга в Большом зале заседаний у одинокой кафедры в центра стоял недавно утверждённый на должность Магистратор Альянса по имени Торо Нейлин. Когда-то он был членом Директората, то есть занимал вполне непыльное себе и прибыльное место. Ни за что особо не отвечаешь, голова не болит каждодневными проблемами. Зато имеется полный доступ к любой информации, даже с высшими степенями секретности.
В целом, задача Директората был проста – утвердить исполнительное руководство корпорации и наблюдать за его действиями. При выборе следующего главы корпорации у директоров возникли определённые трудности. Сейчас было уже совсем не до политических игр между различными кланами влияния. Необходим был грамотный специалист, имеющий реальное представление о трудностях компании, знающий их причины и имеющий план преодоления. Причём, было крайне нежелательно привлечение кандидата со стороны. Такого в истории Коммерческого альянса ещё никогда не было.
К этому моменту для директора Торо Нейлина совпали сразу несколько мотивов. Он был амбициозен и действительно имел свои представления о будущем компании, в отличие от своих более консервативных коллег, старавшихся избегать резких перемен. Он считал, что нашёл причину кризиса, но думал, что бороться с ним традиционными методами уже невозможно. И кроме того, его отношения с остальными членами директората были несколько натянутыми. Он считал их пустоголовыми болванами и не слишком это скрывал. Торо Нейлин мечтал повернуть дела в компании так, чтоб заслужить доверие всех акционеров и стать уже пожизненным председателем Директората, посрамив своих коллег.
В обычной ситуации директора никогда бы не дали ход такой кандидатуре. Но теперь ситуация была как раз необычная, а других кандидатов под рукой не было.
И вот теперь Торо Нейлин стоял за кафедрой в странной болотного цвета накидке, покрывающей его с ног до головы поверх обычного среди директоров коричневого кафтана, и готовился держать ответ перед членами Директората. Они располагались перед ним полукругом и находились за высокими трибунами, поднятыми над головой нового Магистратора на три метра. Таким образом, на докладе ему приходилось постоянно задирать голову вверх, находясь в несколько униженном положении. Но в отличие от него, они сидели в удобных креслах. Среди этих семерых, двое были людьми. Они представляли интересы крупных и давних партнёров Коммерческого Альянса. Благополучие их также было связано с успехами звёздной корпорации.
- Уважаемые члены Директората, - начал своё обращение к ним Торо Нейлин, - как вы знаете, в последние годы серьёзно упал спрос на синтетические композиты и комплектующие из них. Поэтому мы были вынуждены сократить производство в этом ключевом для нас секторе. Попытки снижения цен не вернули нам ни прежних клиентов, ни сделали нашу продукцию более конкурентоспособной. А расходы на рекламу и, гм, - он откашлялся по ходу, - так сказать, материальное поощрение должностных лиц наших клиентов не принесли желаемого результата. То есть были списаны в убыток.
Одним из важных составляющих этой проблемы я считаю быстрое истощение многих имеющихся в нашем распоряжении месторождений. И при этом, нам всё сложнее выигрывать конкурсы на новые запасы. То есть наша ресурсная база сужается. Конечно, если полностью уйти с убыточных товарных рынков, мы могли бы поправить наше положение за счёт транспортно-экспедиторских и финансовых услуг, а также крупного проектного строительства. Но сведение нашей прибыльности в ноль нас тоже категорически не устраивает.
Поэтому в качестве первого этапа программы финансового оздоровления я предлагаю уволить до 28 миллионов персонала в сфере производства синтетических композитов и распродать все имеющиеся там наши активы. Это позволит для начала высвободить ресурсы в размере 15 триллионов Галактических Кредитов.
На этом магистратор сделал небольшую паузу, пытаясь понять реакцию директоров. Но те лишь напряжённо молчали в ожидании.
Затем, не получив ясного отклика, и приняв это за некое одобрение, он продолжил: - Но уход с одного рынка не решит наших фундаментальных проблем. Высвободившиеся средства как раз необходимо направить на преодоление последствий кризиса. Мы можем сравнительно дёшево пополнить нашу ресурсную базу и выйти на новый для нас рынок. И в этом смысле позвольте мне указать на наш неиспользованный шанс!
При этих словах Магистратор провёл рукой над панелью на своей кафедре, и в затемнённом зале возникла ярко-зелёная голограмма из примерно 25 звёздных систем. Пропорции расстояний между ними были показаны весьма условно. Куда важнее на этой презентации была наглядность.
- Как вам известно, недавно Галактическая карантинная зона №28 лишилась своего статуса по причине установления контакта с новой цивилизацией на одной из планет этой зоны. Эта планета называется Землиа, и вращается вокруг стандартной одиночной звезды Третьего Класса.
При этих словах на трёхмерной голограмме красным светом выделилось то, что по идее должно было быть нашим Солнцем и восьмью планетами вокруг него.
- Контакт с этим доселе неизведанным миром, казалось бы, не несёт нам никаких выгод. Но в непосредственную сферу влияния этой планеты по законам галактических сообществ, теперь относятся так же и звёзды самой бывшей Зоны. Но в непосредственной близости от их системы эти люди уже успели застолбить своё присутствие. Что я хочу сказать? Объекты вокруг этих звёзд не исследованы. На их разведку придётся потратить много миллиардов Кредитов. И ещё не известно, есть ли там что-нибудь. Уверен, что есть. Но точно мы этого не знаем.
Но кое-что мы знаем точно. Дело в том, что в течение уже ста лет люди этой новой цивилизации ведут освоение ресурсов ближайшей к ним тройной звёздной системы. – При этом на светящейся голограмме докладчика красным светом и увеличением масштабов выделилась система Альфы Центавра. – Именно здесь они открыли одно из крупнейших месторождений глиттерпала в Галактике, мощнейшего и редчайшего сверхпроводника. Надеюсь, уважаемым членам Директората не надо пояснять, что собственными запасами того металла Альянс не располагает? На рынке глиттерпала постоянно существует разрыв между спросом и предложением. Выходом на это рынок мы могли бы, во-первых, обеспечить собственные нужды, во-вторых, занять довольно большую и свободную пока нишу. Ибо сами люди этой планеты Землиа пока совершенно не осознают, какое сокровище оказалось в их руках и сдают его за бесценок.
На этом Магистратор снова умолк и отхлебнул из стоящего на трибуне стакана с водой. А голограмм а с медленно вращающимися звёздами и планетами Альфы Центавра продолжала светиться у него над головой.
- И как же вы предлагаете обеспечить нам доступ к этим ресурсам? - Не выдержал, наконец, один из директоров.
- Я ждал этого вопроса. – Несколько самодовольно отреагировал Торо Нейлин. – Дело в том, что жители планеты Землиа располагают пока ещё очень примитивными технологиями. По той же причине вести разведку и освоение новых территорий им будет очень трудно и дорого. Поэтому я предлагаю утвердить уважаемому Директорату план из двух стадий. Дело в том, что совсем недавно они установили контакт с цивилизацией ещё более низкого, второго типа развития по стандартной галактической шкале. С одной стороны, это значит, что землиане имеют право на равных устанавливать отношения с другими мирами. Но с другой стороны, это значит, что просто так занять существующие системы мы уже не можем. Поэтому в качестве первого этапа я предлагаю направить на эту планету нашего посла с предложением к жителям о совместной разработке их месторождений при нашем доверительном управлении в обмен на наши инвестиции. Месторождения их, технологии и эксклюзивные права на сбыт наши. При удачном для нас исходе переговоров, мой план, возможно, будет ограничен только первой фазой. В ином случае нам придётся прибегнуть к прямому военному давлению. Вопрос с поводом или оправданием для агрессии всегда можно решить. В конце концов, можно обеспечить и провокацию. Это лишь вопрос фантазии и изобретательности. Как я уже сказал, земляне располагают крайне примитивными технологиями. Фактически, им нечего нам противопоставить. Но здесь есть и плюс. В случае реализации второго плана, нам не придётся делиться прибылью с бывшими хозяевами месторождений.
Магистратор снова замолк, а директора начали немного нервно переглядываться. Наконец, после очередной неловкой минутной паузы председатель Директората задал вопрос: - Мда! Ваша идея, господин магистратор, весьма оригинальна, свежа и …заманчива. Выход на новую рыночную нишу действительно позволит нарастить прибыльность. Но здесь вы затрагиваете не столько экономическую плоскость, сколько политическую. Я не могу поверить, чтобы столь богатое месторождение редкого и ценного вида сырья не попало в поле внимания держав, более могущественных, чем мы. Не получиться ли так, что мы перейдём кому-то дорогу?
Торо Нейлин хотел было внутреннее выругаться. Неужели в состав Директората попали столь трусливые и близорукие выродки? С каких это пор экономика и политика стали раздельны? Как можно в упор не видеть реальную возможность? Сокровище, буквально плывущее в руки, так запросто отдать другому? Только не бейте меня, большие космические дяди! Ребята, это же бизнес! А не благотворительное общество. Здесь время на счету, а успех определяют решительность и нестандартность хода. Неудивительно, что Альянс несёт убытки, если во главе стоят такие клинические тугодумы.
Впрочем, в лицо «великолепной семёрке» новый магистратор ничего высказывать не стал, только невольно стиснул зубы, раздумывая над наиболее подходящим ответом. В конце концов, и он лишь был только наёмным работником, который должен был получать одобрение на каждую свою подобную инициативу сверху.
«Единственное, за что я опасаюсь, господин председатель, так за то, что нас опять кто-нибудь опередит. – Спокойно, но твёрдо ответил Магистратор. – Если в течение 12 лет никто не положил глаз на столь важное месторождение, значит, о нём не очень-то знают. Стало быть, в этом случае в силу вступает право первого предложения, или право находки, если хотите. Кроме того, не стоит забывать, что мой план – это почти исключительно очень выгодное предложение о коммерческом сотрудничестве. Военный сценарий – это лишь крайняя мера защиты наших интересов в случае резкого ухудшения ситуации для нас. Такой вариант нужно всегда держать в уме для перестраховки. Как говорили наши предки, говори тихо и ласково, но держи за спиной большую дубинку. – Магистратор знал, что обращение к наследию предков всегда производило впечатление на директоров. – А пока я прошу уважаемый Директорат дать санкцию на отправку дипломатической миссии на Землю. Мой секретарь Хурр Пеннин готов заняться этим делом немедленно. Я считаю его опытным переговорщиком, и я всецело ему доверяю. Впрочем, я уверен, уважаемые члены Директората и так осведомлены о его репутации.
Директора вновь начали переглядываться и что-то активно обсуждать.
Затем один из них подал голос, который звучал весьма капризно и раздражённо: - Лично я не против! Но помните, Магистратор, как много поставлено на карту! Провала я лично не прощу! - Сказал он и хлопнул ладонью по своей трибуне.
Однако председатель Директората успокоил коллегу поднятием свой руки. Затем он молча оглядел своих товарищей, а потом они вместе обратили свои взоры на отчитывающегося перед ними Торо Нейлина.
И тогда все семеро заговорили удивительно синхронно, и при том, одним голосом, как будто бы говорил один: - Магистратор Торо Нейлин, Директорат счёл вашу инициативу рискованной, но оправданной и имеющей право на существование. Вы можете отправить нашего посла на Землю. Теперь Директорат передаёт инициативу полностью в ваши руки. Но помните, провал будет стоить вам очень дорого.
Затем свет, падавший сверху на лица директоров, погас, и они оказались в тени. И Магистратор учтиво сделал кивок головой, хоть и не мог видеть их лиц.
***************************************

Зал Заседаний Мирового Конгресса в Страсбурге снова бурлил в тревожном ожидании и предвкушении. Все делегаты были на своих местах, ну, по крайней мере, в здании они точно были. Президент Земной Федерации Дороти Шейли снова заняла своё место на центральной трибуне внизу обширного амфитеатра более чем на тысячу человек.
На верхних рядах, на одном из кресел, обитых красным бархатом, сидела и невесело оглядывала всё это сборище посол Планеты Четырёх Стихий. Сенаторы проходили мимо и спешили занять свои места. Азула устало наблюдала за ними. Для них её теперь словно и не было. Теперь все свои почести они готовы были отдать кому-то ещё. Да, вроде к ней относились, выдерживая официальный такт, и с холодным почтением. Она не сидела за решёткой и не служила никому посмешищем. Её вообще-то ввели в сферы принятия высших решений этого мира. Но ведь никто особо и не скрывал, что её только использовали. На этой планете явно кипели свои страсти, и все инструменты тут были хороши. Она оказалась одним из них. Неизвестно пока, насколько востребованным.
Этих сенаторов, которые в основном, и правда, вели себя почтительно, Азула видела насквозь. Трусливые, тщедушные людишки, как правило, с весьма узким интеллектом и кругозором. Да, тут заседали и люди, которые явно таили что-то ещё. Вот один сенатор выступал с трибуны и постоянно молол откровенную и порой скандальную чепуху. Но было очевидно, что он делал это специально. Это был лишь сценический образ человека, преследующего какие-то свои цели таким образом. А его коллеги воспринимают этот бред за чистую монету, и активно вступают в бессмысленную перепалку с ним.
Но ей в целом, было уже всё равно. Без родины, без своих способностей, одна в чужом и нисколько не внимательном к ней мире. Что она могла теперь хотеть? На что рассчитывать?
Впрочем, в ней теплилось ещё и определённое любопытство. Тот странный парень – курсант, с непонятными мотивами? Что он от неё хочет? Неужели этого? Он так глуп, что всерьёз рассчитывает на успех? Хотя, может, стоит поглядеть, когда он покажет своё истинное лицо? Тогда она уж не откажет себе в удовольствии хотя бы свернуть ему шею.
Или возбуждённые сенаторы? Чего это они так ждут?
Даже директор, которого в зале сейчас не было, был сегодня не в духе. Он почти ни о чём не говорил. Он только привёл её в какой-то комитет, где работающие там сенаторы смотрели на неё, Принцессу Огня, как на какой-то агрегат. Включится? Будет работать? Не сломается? Вот примерно и всё, что их интересовало. Хотя, директор предупреждал, что её могут спросить о чём-то подобном. Но этого не случилось. Сенаторы все вопросы задавили только ему, а на Азулу особо не смотрели. Даже сам директор был невысокого о них мнения. Один откровенно неприятный толстяк в подтяжках, который постоянно дымил этими странными штуками из спрессованных сухих листьев, которые местные называли сигарами, прямо и спросил у доктора, нужна ли эта девчонка вообще, и не будет ли она очковать. А затем небрежно пустил струю дыма прямо Кастеру в лицо. Прежняя Азула немедленно и с радостью выпустила бы ему кишки и на месте пожарила их по «старинному рецепту». Просто за тон общения. Но теперь ей было совершенно всё равно. Это ж надо! Даже она, привыкшая с лёгкостью использовать других людей в своих целях, никогда не делала это так открыто.
 
DailenДата: Понедельник, 09/04/2012, 20:53 | Сообщение # 6
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
там же показала, что может использовать сюрикены.

Мне кажется что она хотела использовать его в ближнем бою
Quote (Sherbik)
А ещё проявила недюжинную физическую силу, просто разломав руками каменные наручники.

Все таки с помощью огня
Quote (Sherbik)
А тут вообще немало подозрительного будет.

А это интересно happy
Quote (Sherbik)
Пока это дело не удалили, продолжу, пожалуй.

А чего бы удаляли? smile
ЗЫ: Разделительный пост - осмысленно прочесть смогу только завтра. smile


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Вторник, 10/04/2012, 08:26 | Сообщение # 7
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Сразу после того, как они покинули офис этого комитета, директор облегчённо заметил, что всё вроде обошлось. Затем он обратил внимание на некоторую нервозность девушки. Немного снисходительно улыбаясь, он спросил: - Тебе не нравится, что они смотрят на тебя как на вещь? Что используют тебя?
Бывшая принцесса (ну формально тут её продолжали называть принцессой, хотя скорее для вида) лишь промолчала. Молчание – знак согласия видимо не только на Земле, рассудил Дуглас Кастер.
- Согласен, - добродушно ответил он, - понятия о каких-то манерах у них нет. Но люди используют других людей. Ты это знаешь. И наши в этом не исключение. И я использую. Используют меня. Ничего сверхъестественного в этом нет. Хотя такт и порядочность им бы не помешали. Но пусть это будет на их совести!
Когда все делегаты собрались в зале заседаний, напряжённое ожидание достигло своего апогея. Наконец стоявшая за центральной трибуной президент обратилась к собравшимся: - Дорогие сенаторы, друзья! Сегодня торжественный и знаменательный день! Наши усилия в области дипломатии начали приносить плоды. Сегодня наш мир имеет честь приветствовать послов смежных с нами держав Дальнего Космоса. Прошу приветствовать Его Превосходительство полномочного посла Звёздной Империи Цефея Матапе Манвинге!
Присутствующие в зале поднялись, и сенаторы начали хлопать в ладоши, оглядываясь назад и наверх, к центральному входу в зал. Там, в высоких дверях показался совершенно обычный человек африканской расы и средних лет в пышных одеждах белого цвета, с серебристым плащом, перекинутым через плечо и с белой стоячей шапкой на голове, скошенной назад, которая резко контрастировала с цветом его лица. Всем своим видом он излучал достоинство, уверенность и гордость за державу, которую он представлял теперь на Земле.
Сразу за ним вышли четверо знаменосцев той же расы, но в ливреях тёмного коричневого цвета. Каждый из них носил на голове уже красный колпак и держал по одному богато украшенному флагу на длинном древке.
Знаменосцы встали по обе стороны от прохода, а посол начал спускаться вниз мимо трибун. Возможно, он и был приятно удивлён, когда увидел, что президент Земли – это женщина его расы, но лицо его в любом случае выражало лишь гордую сосредоточенность.
Когда он подошел вплотную, Дороти Шейли вручила ему положенную грамоту и объявила: - Уважаемый посол, сей грамотой мы подтверждаем ваши права в пределах Земной Федерации и скрепляем отныне установленные отношения между нашими державами и народами на высшем уровне.
Матапе Манвинге (как выяснилось позже, первая часть имени была вообще-то титулом) взял грамоту обеими руками, сделал короткий кивок головой, а затем занял место в первом ряду трибун прямо перед кафедрой президента.
Интересно, удивилась ли такому повороту посол Планеты Четырёх Стихий? Ведь её «поселили» на самом верхнем ряду кресел огромного амфитеатра Конгресса. Наверное, она уже ничему не удивлялась.
Сразу после из того же входа в зал вошло существо, уже мало похожее на человека. Скорее это было некое двуногое ракообразное с двумя руками-клешнями и в красной сутане, как раз под цвет его панциря. Хотя у него имелась подвижная голова с двумя голубыми и какими-то водянистыми глазами, но рот был прикрыт бахромой подвижных щупалец. С некоторым основанием можно было предположить, что это морское существо. Но похоже, и на воздухе оно чувствовало себя неплохо.
Его Дороти Шейли уже поприветствовала как посла Клоу Клака с планеты Декапод. С той же церемониальной фразой она вручила и ему грамоту, которую тот с огромным трудом удержал в клешнях.
И наконец, президент представила Конгрессу посла Коммерческого Альянса планеты Кувиар господина Хурра Пеннина. И сверху начал спускаться типичный представитель этой расы, немного сутулый, правда. На нём был плотный зелёный кафтан, а голову и тело почти до пояса покрывало нечто вроде подвенечной фаты, но сделанной словно из рыбацких сетей вперемешку с запутавшимися в них водорослями. Он был один без сопровождающих. Когда и он получил свою грамоту из рук президента и сел рядом со своими новыми коллегами по дипломатической работе, президент сошла со свой кафедры и селя рядом с ними.
А после с приветственными речами к новым послам обратились несколько сенаторов. Говорили они все по бумажке и несли скучную и бесполезную дребедень вперемежку с льстивыми здравицами в адрес послов и всех и вся вплоть до благодарности маме, папе, дедушке, бабушке, коллегам по учёбе и т.д. Иные растекались мыслею по древу, видимо, забыв про бумажку, и выходили за рамки отведенного регламентом времени, уходили в такие дебри, что слушать их становилось совершенно невыносимо. Хотелось только спрятаться куда-нибудь и больше не видеть их лиц. Они даже не догадывались, насколько они позорят родную планету своими излияниями душевных мук. Но никуда не денешься, регламент – есть регламент, а церемониал никто не отменял.

После торжественного заседания и банкета весьма напряжённый и задумчивый доктор Дуглас Кастер заглянул в президентский кабинет. У президента настроение как раз было на подъёме. С её точки зрения, дела налаживались. Как только директор Совета закрыл за собой дверь, Дороти поднялась и с улыбкой предложила ему сесть.
- Нет, спасибо, - ответил Кастер, - я уже насиделся и потом ещё успею.
Шейли вновь присела. - Что-то не так? – Подозрительно спросила она. (Вид директора явно сбил ей настроение). – Мы ведь сегодня добились крупного успеха. Твоя стратегия сработала. По-моему, нам стоит отпраздновать это дело!
Директор некоторое время молча стоял, заложив руки за спину. Затем ответил: - Можешь мне не верить сейчас, но я начинаю желать о том, что мы сунулись в Дальний Космос. Пожалуй, это произошло преждевременно. Мы не готовы были.
- Вот приехали! – Президент только развела руками с удивлённой миной на лице. – Ещё более странно мне это слышать от тебя. Ведь именно ты настаивал на продолжении исследований. Кроме того, было вполне очевидно, что если б мы столкнулись с братьями по разуму, то они наверняка бы превосходили нас. В чём дело, Дуглас? Что с Флотом?
- Оснащение кораблей новыми двигателями идёт по графику. Скоро приступим к испытаниям.
- Вот видишь, всё не так уж и плохо. Ты беспокоишься об этом больше, чем я. Тебе не кажется это странным?
Директор тяжело вздохнул. - Да, возможно, я и сам перевозбудился на нервной почве в последнее время.
Он вдруг сам почувствовал себя очень уставшим и каким-то расклеенным.
- Сюда заходил Говард Маккуин. – Внезапно заметила президент. – Он снова пел свои песни о нечестной конкуренции со стороны твоей конторы.
- Ах да? И что ты ответила ему? - немного оживившись, спросил директор.
- Ну и как ты думаешь? В общем, я снова послала его по известному адресу. Ну, не так явно, конечно. Ну, ты, в общем, понял.
- Да, Говард – такой фрукт. Его в дверь, а он в окно.
На некоторое время они замолчали. Внезапно Шейли спросила пониженным притихшим голосом: - Скажи, Дуглас, а эта девочка с другой планеты, которую ты привёз сюда?
- Азула? - несколько встрепенувшись, переспросил Кастер.
Президент кивнула. - Я замечаю, она словно привидение. С ней что-то случилось?
- Нет. Нет. – Дуглас отмахнулся. – С ней всё нормально. Должно быть, это тоже от переутомления.
- Серьёзно? Может, мне самой с ней поговорить? Я имею право на это, как президент.
Лицо директора вспыхнуло от крайнего удивления. - Нет, поверь, я разберусь с этим. Тебе совсем незачем впутываться.
- Конечно, разберешься. Зачем ты держишь её в чёрном теле? Оставь девочку в покое! Я ведь замечаю, как ты к ней относишься. Она гость нашего мира. И я считаю, весьма дорогой гость. Но ты уж не пойми меня неправильно. У меня впечатление, что ты держишь её за пленницу. Ты б к ней ещё круглосуточный конвой приставил!
- Поверь, это было бы весьма неплохой идеей . – Ответил директор с кислой улыбкой.
- Послушай, Дуглас, - настоятельно потребовала президент, - если что-то происходит, то я имею право знать в первую очередь. На мне, конце концов, лежит ответственность поболее, чем на тебе.
- Да, успокойся, это просто дурацкие предчувствия. - Сказал директор резко и встал со стула.
- Что ж, сделаю вид, что поверила тебе, но это, пожалуй, в последний раз. И в любом случае, это не красит тебя и не облегчает твою задачу. Если я ещё раз увижу такое отношение, я лично заеду в посольство и лично всё выясню у неё.
- Она опасный человек! Я знаю это сам. - Резко вспылил доктор.
- Это тебя не оправдывает. А хотя нет. – Президент как будто призадумалась. – Пожалуй, лучше будет, если заказ на новые фрегаты для Флота получат верфи Маккуина.
Глаза учёного вспыхнули. Он нервно ответил: - Дороти! Это уже не смешно!
- А я смеялась, да? Тогда веди себя подобающе к гостю нашего мира. И не задирай нос! Ты не один такой.
Кастер сжал зубы, скривил губы в натянутой улыбке и тяжело проговорил: - Ладно, замётано!
И тут же покинул президентский кабинет.
Уже в коридоре доктор не мог не предаться невесёлым размышлениям. Ведь именно он когда-то мобилизовал огромные средства корпорации и космического ведомства на её предвыборную кампанию. Когда-то он неявными средствами продвигал малоизвестную юристку-правозащитницу в Конгресс, на что она в принципе не могла рассчитывать в ином случае. Похоже, в следующую выборную кампанию ему придётся поддерживать другого кандидата. А её придётся политически «топить». Что ж, такое бывает. Птенчик выпорхнул из гнезда, расправил крылья, и родителя слушать уже не хочет. Хотя он никогда не давал понять ей явно, что он бы хотел подчинения политики Федерального правительства своим целям. Всего этого он обычно добивался косвенно, а Дороти Шейли была весьма доверчива к его идеям и поддерживала его планы. Он смог вдохновить президента направить больше средств на строительство Флота, и более, того разместить большую часть заказов на верфях корпорации «Кольцо». После одной беседы и взаимного недопонимания было ещё рано делать выводы.
«Поглядим ещё» - подумал он.
***************************************************

Через 2 дня после заседания Конгресса в Страсбурге, в Вашингтоне курсант Академии Флота Мартин Пико, стоял перед воротами инопланетного посольства. Две служанки хоть и улыбались, но не говорили ни единого слова. Так они молча открыли ему дверь и провели в одну из комнат особняка, выходившую на запад широкими просторными окнами. Из мебели в комнате не было ничего. Примерно посередине спиной к окну сидела сама посол в тёмно-красном кимоно и с распущенными волосами. Она сидела по-турецки на полу или на подушке на полу, трудно было разобрать. А перед ней стояла деревянная подставка с фарфоровой чернильницей и несколькими кисточками и многочисленными листами белой бумаги.
Лицо девушки не выражало сейчас … ничего. Это было бы наиболее подходящим определением. Хотя на стоящего в дверях гостя она смотрела хмурым и следящим взглядом. Это не могло навевать приятных ощущений, но Пико решил внутренне подобраться и вида пока не подавать.
- Обувь снять! – коротко и холодно сказала она.
Мартин расшнуровал свои ботинки и отставил их в сторону.
- Подойди и сядь здесь! - она указала рукой на место за «столиком» перед ней. Курсант молча подошёл по мягкому ковру в носках и сел так же по-турецки на указанное место. Всё это действовало несколько гнетуще и не очень приятно.
- Чтобы ты представлял, с чем имеешь дело. – Всё так же спокойно начала Азула. – В нашем языке почти 40 тысяч иероглифов. В повседневной жизни используют пять – шесть тысяч. Каждый иероглиф состоит из набора из всего шести чёрточек. И означает слог, либо односложное слово. Выучить их можно только запоминанием каждого по отдельности.
- Интересно. – Задумчиво произнёс Пико. – У нас тоже многие народы используют в своём языке иероглифику. На нашей планете почти пять тысяч различных языков. А на твоей планете тоже такое разнообразие?
Принцесса как будто и не заметила его вопроса, только подняла взгляд на секунду. Она взяла чистый лист бумаги и нарисовала кисточкой два символа на нем, затем, перевернув, показала Мартину.
- Вот, это слово состоит из двух иероглифов – Си-Фу. По-вашему, значит учитель. Так и будешь ко мне обращаться. Захочешь спросить, начнёшь вопрос с этого слова. И после ответа на вопрос заканчивать фразу тоже этим словом. А теперь возьми кисточку и повтори любой из этих двух символов, какой хочешь. И да, еще, - она словно опомнилась, - в моём мире язык везде один.
Новоиспечённый ученик неловко и нервно взял кисточку и попытался нарисовать правый иероглиф. Вышло не очень и вообще криво. Азула спокойно наблюдала за ним, не говоря ни слова. Когда он, наконец, закончил, то положил кисточку в чернильницу и отодвинулся.
- Учитель, мне кажется, это трудно.
Азула снова заговорила немного хмурым и медленным тоном: - Любой символ пишется, начиная с верхней чёрточки вниз. Письменность, основанная на каллиграфии, помогает концентрировать разум и внимание, оттачивает навык и точность движений. Концентрация внимания позволяет, в конечном счёте, контролировать потоки энергии Ци в организме, то есть управлять своим телом и духом У нас это знает любой школьник. А ваше варварское письмо не концентрирует ничего, только расслабляет и ленит ум. Вот и ты привык писать простенькими буквами. И пока лишь твоё тело управляет тобой, а не наоборот.
Пико смутился: - А это плохо? Учитель?
- Для тебя? Наверное, да. Тебя можно брать голыми руками. – Затем инопланетянка резко сменила тему. – Есть такой список. Называется «Сто фамилий».
Она достала несколько листов бумаги, исписанных иероглифами по четыре через пробел. И в каждой строчке было по четыре таких связки. Мартин заметил, что с её руки эти замысловатые символы казались и впрямь очень стройными и чёткими. Даже сами строчки хоть и не были разлинованы, но шли идеально прямо.
А принцесса с другой планеты, тем временем, продолжила: - Это особый список из ста иероглифов, написанных в рифму для простоты запоминания. На самом деле их 504. Каждый из них – это фамилия людей. И слово. Перевод тебе знать пока не требуется. Завтра в это же самое время ты должен будешь написать и проговорить весь список по памяти, не забыв и не перепутав ни одного символа. Справишься, можно будет о чём-то говорить дальше. Есть ещё один список «Тысячеслов». Там уже тысяча символов. Если сумеешь запомнить и их, то остальные дадутся легче. Сейчас я проговорю произношение каждого. Подпиши под ними так, как тебе кажется правильным. Можешь ручкой. А то я на тебя все чернила изведу.
Внутри у курсанта холодок пробежал от того, на что он сейчас подписался. Но он решил, что давать задний ход уже поздно, а вот выучить иероглифы хотя бы стоит попробовать. Он взял свою ручку из внутреннего кармана кителя и приготовился.
Азула сложила руки на груди, затем, немного прищурив глаза, и глядя свысока, начала диктовать каждый иероглиф по порядку, даже не заглядывая в список. А Мартин принялся подписывать латиницей транскрипцию на слух так, как ему казалось наиболее подходящим.
Чжао, цянь, сунь, ли. И так далее.
Когда они закончили, Азула сказала всё тем же равнодушным тоном: - Теперь я не задерживаю тебя больше. Сегодня у тебя будет много работы. Маленький совет. Прописывай иероглифы и одновременно проговаривай их вслух. Так по нескольку раз. Всё остальное будет зависеть от тебя. И последнее на сегодня!
Она привстала, приложила кулак правой руки к оттопыренной наверх левой ладони, затем приказным тоном сказала: - Сделай так же и поклонись до пояса! Так приветствовать меня и прощаться!
Пико повторил жест руками и наклонился. Азула коротко кивнула, уселась на своё место и равнодушно сказала: - Теперь иди! Больше не задерживаю!


Сообщение отредактировал Sherbik - Вторник, 10/04/2012, 08:28
 
DailenДата: Вторник, 10/04/2012, 14:05 | Сообщение # 8
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
В ином случае нам придётся прибегнуть к прямому военному давлению.

Хех - ожидаются вооруженные переговоры? biggrin

Quote (Sherbik)
небрежно пустил струю дыма прямо Кастеру в лицо. Прежняя Азула немедленно и с радостью выпустила бы ему кишки и на месте пожарила их по «старинному рецепту». Просто за тон общения.

За Кастера весь Сенат порвет ^^


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Вторник, 10/04/2012, 20:00 | Сообщение # 9
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Собственно, задача перед ним была поставлена жёсткая. Это ж надо! Выучить пятьсот дурацких иероглифов за день! В общем, это не могло не наводить подозрений, что девушка специально завалила его такой работой, чтобы отбить у назойливого землянина всякую охоту с ней общаться.
- Ну уж нет! – Подумал Мартин. – Думала, я вот так сдамся? Звёздный Флот не сдаётся! Мяч теперь на моей стороне, и в эту игру можно сыграть вдвоём.
Весь субботний вечер, пока остальные курсанты ходили на тренировку и по своим делам, а также всё утро воскресенья Мартин засел в своей части комнаты и тупо изводил листы бумаги, прописывая из раза в раз одни и те же символы из этого трижды проклятого списка этих долбанных фамилий.
К двум часам воскресенья курсант вновь явился в посольство на свой первый своеобразный «экзамен». Хоть и кривовато, словно левой рукой через плечо, но иероглифы были написаны. И главное условие было соблюдено: ни один из них не был забыт или перепутан. Собственно, рифмованность этого мудрёного и неудобоваримого для европейского произношения списка помогала в этом. Но инопланетянку это нисколько не впечатлило. Когда курсант закончил, она просто кивнула головой и с тем же нейтральным выражением лица выложила ему ещё кипу бумаг с иероглифами. Здесь их было уже ровно тысяча. Они тоже были зарифмованы, но дела этого сильно не меняло. Условие было тем же: воспроизвести их наизусть, но уже через неделю. Но Мартин мог поклясться, что на этот раз в её глазах проскочил почти незаметный огонёк злорадства. Мол, на! Получай, студент, «подарочек»!
Что ж, это был вызов, который тоже нужно было принять. Вся неделя прошла в постоянной зубрёжке символов. Насколько он понял, чтобы запомнить всё это, ему в нормальном режиме нужно было заучивать в день по 200 иероглифов и постоянно повторять их написание. Он инстинктивно чувствовал, что инопланетянка хочет подловить его на ошибке и только ждёт этого. В результате он совершенно перестал общаться с однокурсниками. Что они с неудовольствием и отметили. Когда он общался с родителями, то про свои необычные знакомства совершенно не упоминал. И вообще, общался с ними теперь редко и односложно. В начале, когда он впервые увидел Азулу на балконе, и когда был воодушевлён, он хотел рассказать об этом через веб-камеру. Но решил погодить. До первой встречи. А вот после встречи энтузиазма как-то уже поубавилось. Поскольку он не был уверен, что родители воспримут это правильно.
И теперь, пока он зубрил вообще-то совершенно ненужные ему ни в каком плане иероглифы жителей хрен знает какой планеты, ему много раз приходила на ум мысль, что это всё лишь какая-то изощрённая садистская попытка то ли отшить, то ли посмеяться над ним. Лицо посла другой планеты было непроницаемо, но кто бы поручился за то, что творилось у неё за этой явно маской в голове?
И уж тем более не раз приходила в голову мысль плюнуть на всё это и забыть. Но что-то постоянно удерживало Мартина от этого шага. Он решил подождать до воскресенья и посмотреть, что будет на следующем «уроке». Ведь трудно было отрицать, что девушка действительно старалась, выписывала все тысячу иероглифов. И всё ради забавы? Мартин думал, что весьма маловероятно.
*************************************************

Когда Мартин Пико худо бедно усвоил полторы тысячи иероглифов, началось запоминание их значений. Их произношение было совершенно бредово для европейского уха. Однако ему не переставало казаться, что в устах инопланетянки эти слова звучат весьма красиво и мелодично. В его же исполнении они выглядели полной кашей.
«Учительница» по-прежнему напоминала запрограммированный компьютер. И вместе с тем, не покидало ощущение, что создание из другого мира подозрительно и напряжённо ждёт от него чего-то. Не доверяет? Пару раз он пытался заговорить с ней на отвлечённые темы, но вопросы о настроении и о том, какие новости, просто уходили в пустоту, встречая гневный взгляд этих странных глаз.
М-да. Это на их планете все такие? Или их культура не разрешает общаться с чужаками в неформальном ключе?
А ещё он не мог не заметить совершенно вопиющую для него вещь. Она ведь дипломат. И при том, первый в истории посланник такого рода на Земле. В её резиденцию должны толпами ходить наши политики, дипломаты и журналюги. Но день за днём в этот особняк не заглядывал никто, кроме него и служанок. Пару раз он просто для интереса спросил у прохожих, что это за здание. Никто не смог ответить на этот вопрос.
Вот теперь он снова находился в поместье. «Учительница» снова сидела напротив него через деревянную подставку. Курсант вывел чернилами на бумаге фразу.
- Прочти, что написал! - спокойно потребовала она.
- Ву жун ши хен гаосин де канн дао си-фу.
- А теперь перевод!
- Я всегда рад видеть своего учителя, учитель!
- Теперь то же в прошедшем времени и в сослагательном наклонении!
Мартин ответил: - Ву хен гаосин канн дао ни си-фу.
Посол отвернула голову немного влево и посмотрела словно в никуда. Ей что-то явно не понравилось.
- Учитель, что-то не так?
И даже после вопроса она заговорила не сразу: - Как видишь, в грамматике ничего сверхсложного нет. Но твоё произношение просто выворачивает меня наизнанку. Одно и то же, казалось бы, слово записывается по-разному. Интонация в корне меняет значение сказанного. Ты понимаешь, что из-за таких, как ты думаешь, пустяков тебя могут совершенно не так понять?! А у нас наказание за слова, порой пострашнее, чем за дела.
Мартин кивнул. - Но ты же сказала, что произношение – это не главное пока.
- Да, - ответила Азула уже с раздражением в голосе, - я так думала раньше. Но твоё произношение меня просто убивает. Ладно, тебе ещё символы учить!
Мартин Пико снова устало понурил голову. - Слушай, я же тоже мог бы загрузить тебя техническими характеристиками фотонных торпед.
- А зачем это мне?
- Да, верно. Незачем.
- А зачем это вам? - прозвучал неожиданный вопрос.
Пико не сразу понял, о чём речь. - Учитель, кому это «вам»? И что «это»?
- Ваш флот и космос.
Мартин некоторое время размышлял с недоверчивым видом. Чего это она так с бухты барахты перескочила на совершенно другую тему?
- Ах, ты об этом. – С лёгким видом ответил он. – Ну, у каждого человека свой ответ на этот вопрос. Меня, например, влечёт романтика и тяга к неизведанному. Но вообще здесь всё сложнее. Создание космической промышленности было как бы побочным эффектом гонки вооружений между двумя крупнейшими державами нашего мира. Эта эпоха в нашей истории так и называлась Холодная Война. Но напрямую они воевать не могли, потому что при том уровне вооружений они бы просто уничтожили друг друга. Соперничество перешло как бы в неявную фазу, в другие сферы жизни, в экономику, в культуру. Когда одна из этих держав, СССР, продемонстрировала успех на весь мир, запустив человека в космос, То другая держава просто должна была ответить чем-то более значимым, чтобы её авторитет не упал. Они отправили человека на Луну. На земле этой державы, США, мы сейчас и находимся. Но потом ажиотаж утих, а полёты в космос были безумно дороги. В течение 70 лет после того мы существенно дальше и не продвинулись. Это было зрелищно, но совсем не прибыльно. Хотя мы запустили много автоматических спутников.
А вот когда мы всерьёз занялись этим делом, времена сильно изменились. Тогда на Земле было больше 200 государств, очень разных по размеру, населению и степени влияния. Ископаемые ресурсы, основа нашей экономики, были на исходе. И тогда перед нами встал простой выбор, или мы перебьём друг друга в борьбе за последние остатки ископаемых, или объединимся и начнём разрабатывать почти неисчерпаемые запасы космоса. Только для реализации этой цели не хватило бы сил даже самой могучей державы. Только объединением ресурсов ведущих стран это было возможно. Так что ответ прост. Необходимость выживания и развития.
Закончив свой рассказ, Мартин поглядел на свою учительницу. Она выслушала его, казалось бы, недоверчиво. Затем опустила взгляд в раздумьях. Что ж, Пико уже был рад, что она спрашивает теперь не только об иероглифах.
Выдержав короткую паузу, Азула внезапно снова задала вопрос, но совсем на другую тему: - Скажи, а ты что-нибудь знаешь о директоре этого вашего Совета? Об этом Дугласе?
Курсант как-то невесело усмехнулся: - Что ж, говорят, если найдётся человек, который скажет, что знает всё о докторе Дугласе Кастере, то это стопроцентный лжец. Это правда, довольно загадочный тип с не очень ясным прошлым. – Заметив, что принцесса ждёт пояснения, он продолжил. – Просто у нас о человеке известном, да и почти о любом можно узнать такие вещи, как где родился, кто родители, где учился и так далее. А с ним ничего не понятно. О родителях ничего не известно. То ли он сирота? Даже из какого города родом, и то не знают толком.
Хотя, одно я знаю точно. Об этом рассказывали наши преподаватели, которые с ним когда-то работали. Короче, почти 100 лет назад наши открыли первую планету у другой звезды, ближайшей к нам звезды. Точнее, это не планета, а обитаемая луна. Она вращается вокруг огромного газового гиганта. Но на луне есть атмосфера, моря и леса. Мы назвали её Анахита. Но самое главное, там есть удивительный металл Мейснерит. Не буду сейчас грузить подробностями, но он уникален. На Земле ничего подобного нет. С его помощью мы можем создавать тяжёлые летательные аппараты, которым не нужны крылья. Мы можем создавать эффект гравитации на космических кораблях. Связь, передача энергии на любые расстояния становятся возможными. Освоение космоса без него было бы гораздо тяжелее и дороже. А на той луне его залежи огромны. Там, говорят, целые горы из этого вещества парят в воздухе. Именно для его добычи мы отправили туда людей и технику, основали колонии.
Но есть много сложностей. Воздухом планеты нельзя дышать напрямую. Он ядовит для человека. Но главное не это. Там есть местное население. Трёхметровые человекоподобные существа. Они живут племенным строем и используют крайне примитивную технику. Луки и стрелы. Зато стрелы у них такие, что трёх человек прошивают насквозь. Они препятствуют добыче и уже много раз поднимали восстания. Просто лес у них считается священным, и куда ни глянь, везде какая-нибудь священная фигня.
Азула снова недоверчиво нахмурила брови, а затем спросила, подумав: - Так если какие-то дикари мешают добыче столь ценного и уникального сырья, не проще ли вам их всех истребить? Они всё равно вашим армиям не ровня.
Мартина такой вопрос на пару секунд просто ввёл в ступор. Такого он не ожидал, и некоторое время переваривал сказанное. Он прокашлялся, затем ответил: - То есть как это истребить? Это же их родной мир! Они там хозяева, а мы только гости. Просто они иногда злоупотребляют своим положением. Но вот так просто крошить всех? Тебе бы понравилось, если б наше правительство решило, что твой мир нам мешает, и его надо завоевать? А наша армия, думаю, справилась бы с задачей. Но кому было бы от этого легче?
Принцесса сначала молча нахмурилась ещё сильнее, сощурила глаза, затем так же коротко и просто ответила: - Ладно, продолжай! Что там про директора? Я так и не поняла!
- Ах да! Он тогда уже был известным учёным и возглавлял компанию, которая вела добычу ископаемых и строительство в космосе. И он отправился туда. А там уже он один и без оружия просто пошёл в лагерь дикарей. Думали, всё! Пропал. Оказалось, что нет. Вернулся, как ни в чем не бывало. Не знаю, что он им там наговорил. Но в тот же день они сдали всё и прекратили все нападения. Но и нашим тоже пришлось поступиться. Теперь добыча там идёт в шахтах. А до того, в открытых карьерах. И никто не знает, что там было.
А вообще, доктор Дуглас Кастер – очень могущественный человек. От него и космического совета, который он возглавляет, зависит снабжение всей нашей экономики. Об этом мало кто думает. И все эти корабли, базы, Флот и наша академия, это всё его детище, в основном.
Знаешь, я думаю, раз меня взяли на Флот, мне очень повезло. Ребята, вроде меня, хотят быть юристами, финансистами и чиновниками. У нас в Академии каждый год недобор курсантов. Желающих мало. А я думаю, что будущее на самом деле куётся там. – Он указал пальцем вверх. – Потому что тот, кто контролирует Флот, контролирует всё.
Девушка с другой планеты сначала молчала, всё так же недоверчиво разглядывая навязавшегося к ней ученика. И как бы обдумывала всё только что сказанное. Мартина это весьма удивило. Что, во-первых, представительницу отсталого мира всё это вообще заинтересовало. А во-вторых, что девушка выслушивает с интересом такие вещи. Он мог биться об заклад, что любая девчонка из наших сбежала бы от него как от чумного после такой политэкономии.
Снова повисла какая-то напряжённая тревога. И чтобы как-то развеять её, Пико улыбнулся и спросил: - Скажи, учитель? Ты выяснила, что случилось с водителем в тот раз?
Принцесса ответила не сразу и неохотно: - Оказалось, его отозвали, чтоб заменить на нового.
- Мда? Странно. – Отреагировал на это курсант. - У нас вообще-то есть полностью автоматизированные экипажи, где водитель в принципе не нужен. Власти города под названием Токио как-то решили даже, что всё движение в городе надо передать в руки компьютера. Так чтоб все машины ездили без водителей. Но идея эта не сработала. У разных людей оказались слишком разные планы, к тому же быстро меняющиеся, чтобы подогнать систему транспорта под каждого жителя. Снова пересели за руль. Ладно, продолжим…
*******************************************

А бывший водитель теперь находился в вашингтонском отделении Космического Совета напротив наглухо закрытых дверей малого конференц-зала. И был он теперь не в ливрее шофёра, а в зелёной форме армейского капитана Североамериканских Штатов. Внезапно из раскрывшихся дверей выскочил весьма взволнованный директор Кастер со своей тростью и в шляпе. Не останавливаясь, он увлёк рукой «водителя», и тот последовал за ним.
- Ну как там наша гостья? - внезапно спросил директор, не сбавляя шага.
- Пока нормально. Наши ведут наблюдение. К ней почти каждый день приходит какой-то студент. – Доктор притормозил на пару минут, подозрительно поглядывая на друга и ожидая дальнейших разъяснений. – Мне пресечь эту нездоровую тенденцию?
- Нет, Джек! Не опасно! Ты нужен мне для совсем другого. – Он внезапно встал на месте и повернулся к «водителю» с весьма серьёзным видом.
- Что-то случилось?
- Да, только что был телемост с президентом. Посол Коммерческого Альянса предлагает передать им наши базы на Альфе Центавра для совместной, так сказать, деятельности, взаимовыгодной торговли и инвестиций. Но по сути, это завуалированный ультиматум. Ты должен подготовить планету к обороне. И нам пригодятся твои знания.
- Сэр, боюсь, мои знания тут не совсем к месту.
- Ну, на другие мы рассчитывать не можем. Так что решай.
- Сэр, я многим обязан вам. Я сделаю всё, что в моих силах.


Сообщение отредактировал Sherbik - Вторник, 10/04/2012, 20:11
 
DailenДата: Среда, 11/04/2012, 17:03 | Сообщение # 10
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Сразу после из того же входа в зал вошло существо, уже мало похожее на человека. Скорее это было некое двуногое ракообразное с двумя руками-клешнями и в красной сутане, как раз под цвет его панциря. Хотя у него имелась подвижная голова с двумя голубыми и какими-то водянистыми глазами, но рот был прикрыт бахромой подвижных щупалец. С некоторым основанием можно было предположить, что это морское существо. Но похоже, и на воздухе оно чувствовало себя неплохо.

Ты случайно не вдохновлялся Футурамой, и доктором Зойбергом в частности?

Quote (Sherbik)
Когда-то он неявными средствами продвигал малоизвестную юристку-правозащитницу в Конгресс, на что она в принципе не могла рассчитывать в ином случае. Похоже, в следующую выборную кампанию ему придётся поддерживать другого кандидата. А её придётся политически «топить». Что ж, такое бывает. Птенчик выпорхнул из гнезда, расправил крылья, и родителя слушать уже не хочет. Хотя он никогда не давал понять ей явно, что он бы хотел подчинения политики Федерального правительства своим целям. Всего этого он обычно добивался косвенно, а Дороти Шейли была весьма доверчива к его идеям и поддерживала его планы. Он смог вдохновить президента направить больше средств на строительство Флота, и более, того разместить большую часть заказов на верфях корпорации «Кольцо». После одной беседы и взаимного недопонимания было ещё рано делать выводы.
«Поглядим ещё» - подумал он.

Доктор Кастер земной вариант Лонг-Фенга? surprised happy

Quote (Sherbik)
Воздухом планеты нельзя дышать напрямую. Он ядовит для человека. Но главное не это. Там есть местное население. Трёхметровые человекоподобные существа. Они живут племенным строем и используют крайне примитивную технику. Луки и стрелы. Зато стрелы у них такие, что трёх человек прошивают насквозь. Они препятствуют добыче и уже много раз поднимали восстания. Просто лес у них считается священным, и куда ни глянь, везде какая-нибудь священная фигня.

Аватар? Оо
Quote (Sherbik)
Да, только что был телемост с президентом. Посол Коммерческого Альянса предлагает передать им наши базы на Альфе Центавра для совместной, так сказать, деятельности, взаимовыгодной торговли и инвестиций. Но по сути, это завуалированный ультиматум. Ты должен подготовить планету к обороне. И нам пригодятся твои знания.

Вот тут начнется что-то начнется biggrin

И опять на самом интересном оборвал, когда прода то? wink

PS:
[off]
Quote (Sherbik)
То есть как это истребить? Это же их родной мир! Они там хозяева, а мы только гости. Просто они иногда злоупотребляют своим положением. Но вот так просто крошить всех? Тебе бы понравилось, если б наше правительство решило, что твой мир нам мешает, и его надо завоевать? А наша армия, думаю, справилась бы с задачей. Но кому было бы от этого легче?

А вот Император бы устроил [cut=Экстерминатус]Экстерминатус: это такое церемониальное уничтожение жизни на планете.
Можно формально разделить на 3 части:
- орбитальная бомбардировка поверхности планеты.
- отравление атмосферы биологическим оружием, убивающим биосферу, и продукты реакции которого является легковоспламеняющимися.
- сброс здоровенной ядерной бомбы, которая уничтожает все остатки жизни на планете.
[cut=пример xD][/cut]
[/cut] и спокойно начал бы добывать ресурсы devil [/off]


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.


Сообщение отредактировал Dailen - Среда, 11/04/2012, 17:11
 
SherbikДата: Среда, 11/04/2012, 19:40 | Сообщение # 11
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
Ты случайно не вдохновлялся Футурамой, и доктором Зойбергом в частности?


Ну есть такое немного. Кстати, в Футураме было вскользь упомянуто, что соотечественники Зойдберга прибыли на Землю за 700 лет до собыйти сериала. То есть где-то в описываемое мной вермя.

Quote (Dailen)
Доктор Кастер земной вариант Лонг-Фенга?

Ну, тут сравнение не совсем корректное. Хотя, что-то есть. Здесь Кастер - отнюдь не злодей и кровавый деспот. Но и далеко не праведник. Да и как будет видно дальше, не совсем приятная личность и крайне сложная. Но однозначно не деспот. С одной стороны доктор действительно преследует благородные и очень важные цели. Он не стремиться к личному обогащению или личной до власти. Он РЕАЛЬНО хочет обеспечить защиту Земли в крайне нестабильном внешнем окружении (это тоже будет видно позже). Но он исходит из принципа "С волками жить - по-волчьи выть". То есть чтобы реализовать свои важные и благородные цели и обеспечить безопасность землян, нужно быть одним из волков. Причём, желательно одним из самых главных волков. А добро нужно не декларировать открыто. Тогда точно бюрократы по-тихому завалят такую иннициативу. А из-под полы, закулисными методами. И при этом доктор постоянно вынужден делать кучу моральных выборов. Но если в целом, то он считает, что высшая цель оправдывает многие средства. И знает, что побед без жертв не бывает. И КСТАТИ, об этом есть в "Планете Четырёх Стихий" намёк Духа Луны Юи, которая распознала в нём эту сущность.

Quote (Dailen)
Аватар? Оо

Есть и отсюда кое-что, в том числе большинство технологий землян. Просто название планеты другое. Да и Земля далеко не в таком загаженном состоянии, как у Кэмерона. Сюжет фильма Кэмерона разворачивается в 2154 году. А Пандора была открыта по его хронологии в 2129 году.
И ещё интересное дело. Я просчитал, что в соответсвии с данной хронологией у меня получается, что Война на Планете Четырёх Стихий началась в 2123 году. А Лорд Огня Созин и Аватар Року родились в 2038 году. А в наши дни там властвует Аватар Киоши.

Quote (Dailen)
когда прода то?

Да хоть сейчас! Просто мне любопытно, кто-нибудь ещё позариться на моё произведение?
*****************************************************************************************************

Глава 3. Цена дружбы

Занятия учащихся четвертого курса по стрелковой подготовке проходили в специальных голографически модулируемых залах, где создавалось полное объёмное подобие различной обстановки. Сейчас на лице курсанта Пико находился инфракрасный визир, в руках табельный офицерский пистолет с учебными патронами. Оборудование учебного зала в трёхмерной объёме моделировало очертания какой-то космической станции. То тут, то там возникали» фигуры» противников, каких-то террористов с разнообразным вооружением, которых нужно было вовремя обнаружить и поразить.
Разумеется, виртуальные выстрелы не приносили испытуемому никакого вреда, кроме штрафных баллов в итоговом результате.
Мартин вышел из зала взмыленным и вспотевшим. Преподаватель по стрелковой подготовке, майор Ицхак Перес, поглядел на результат испытания, выведенный системой на персональный коммуникатор, затем обратился к Мартину: - Итак, Пико. Вы улучшили свой показатель на целую минуту. При том вас успели, гм, «убить» всего два раза. Это серьёзное улучшение, но до норматива ещё расти. Делаете прогресс! – Сказал майор с улыбкой. – А теперь марш в душевую!
Курсант устало кивнул и медленно поплелся в раздевалку. Майор переглянулся со старшиной курса и озадаченно заметил: - А курсант Пико явно делает успехи. Скоро он догонит лучших.
- Да, видно, за ум взялся. – Заметил старшина. – Но вы же сами сказали, до норматива ему пока далеко.
Майор только усмехнулся: - А кому из его сокурсников близко? Я на достижение норматива пока и не работаю. Это шло бы вразрез с графиком семестра.

После раздевалки ребята из Третьего взвода собрались в баре недалеко от учебных корпусов Академии по дороге в Университетский городок. Утомлённый швейцарец подошёл к уже рассевшимся за кружками сокурсникам и устало и холодно сообщил: - Ребят, вы тут сегодня без меня! Ладно? Я дико извиняюсь, но мне курсовик завтра сдавать. Работы много.
Некоторые курсанты с пониманием кивнули, другие недовольно поморщились.
Когда двери бара окончательно захлопнулись за Мартином Пико, грек Ставрос Никополидис сначала позвал бармена и попросил налить ещё пива «Дафф», которое делали в городе Спрингфилде, а после недовольно бросил, поджав губы: - Конечно! Курсовик ему надо делать! К сучке своей, небось, опять поплёлся.
Остальные промолчали, поскольку это заявление, сделанное явно под шафе, было слишком вызывающим.
А пока рядом со стойкой бара, на встроенной в стену плазменной панели хорошенькая дикторша новостного канала поставленным голосом вещала: «Сегодня войска Южного Судана нанесли массированный удар по позициям салафитских повстанцев. Руководство Африканского Союза на срочное совещание по поводу эскалации данного кризиса. Как сообщает агентство «Рейтер», на повестке дня вопрос о направлении в зону кризиса армий Афросоюза в помощь южносуданскому режиму. Многочисленные противники военного вмешательства устроили массовые акции протеста на площади перед Африканским парламентом в Претории».
Ставрос поднялся с места и резко рявкнул: - Эй, бармен! Выруби эту дребедень! Пока я сам тебя не вырубил.
Остальные курсанты его поддержали скандированием. Поэтому весьма дюжий бармен, который запросто вышвырнул бы одиночного хама, не стал идти на обострение со всей сворой парней в не очень трезвом состоянии, и исполнил их просьбу, чтоб потом менять всю мебель в баре не пришлось.

Однако Мартин Пико не соврал. До поздней ночи он работал над рефератом. Причём не своим. Наконец, когда на часах было уже 3 часа после полуночи, он вышел из своей комнаты и направился через дорожку в соседний кампус. На улице уже давно стемнело, и не было ни души. Он посмотрел на окно на третьем этаже корпуса и с удивлением отметил, что оно горит тусклым светом. С одной стороны, это было неплохо. Будить не придётся. А с другой, довольно странно.
- Неужели Винни тоже корпит над уроками?! - подумалось Мартину.
Он зашёл на третий этаж и постучал в дверь комнаты 330. Ему открыли не сразу. Винни, который из-за своего упитанного телосложения прекрасно оправдывал своё имя, приоткрыл щёлку в дверном проёме и предстал перед сокурсником, в чём мать родила, прикрываясь только простынёй. За его спиной выглядывало весьма любопытное лицо какой-то блондинки, которая стояла на кровати на коленях и тоже прикрывалась одеялом. К слову, в своём номере Винни жил один уже два года подряд. Каким образом ему удавалось уговаривать администрацию не подселять к нему никого больше, Мартин так и не понял.
- Марти, это ты? – Несколько озадаченно спросил Винни. – Чего тебе не спиться?
- Э-э. Ну, так завтра сдавать рефераты. – Он вынул USB-чип из кармана. – Вот, здесь твой. Называется «Накопление стохастических перегрузок в работе несущего реактора и способы их устранения». Ты хоть содержание реферата почитай перед сдачей.
Винни спокойно, но весьма ловко выхватил чип, затем ответил: - Да, супер! Ты настоящий друг. Слушай, я тут немного занят. Я тоже помогаю вот. Гм… К экзамену готовиться.
И хотел было закрыть дверь. Но Пико настоял: - Погоди, а как же сто баксов? Ты мне за реферат сто баксов обещал.
Винни начал корчить рожицу измученного праведника, попавшего в безвыходное положение. - Слушай, чувак! Я сегодня на мели. Но потом сто пудов всё отдам. Ты ж меня знаешь!
Затем Винни улучил момент и хлопнул дверью, оставляя Мартина с носом.
Не солоно хлебавши, он пошёл к себе, приговаривая вслух: - Как же! На мели! А на девочек деньги есть, стало быть?
Но в глубине души усталый курсант ещё верил, что старый друг ещё с первого курса не подведёт и выполнит обещанное.
*******************************************************
Ещё один, на этот раз товарищеский матч по американскому футболу с командой какого-то местного технологического института из штата Западная Виргиния состоялся в крытом корпусе Университетского спортцентра через два дня после сдачи рефератов.
Обещанной платы он так и не получил, но, если честно, то в головомойке этих дней Мартин уже успел про это забыть.
Игра проходила в крытом спортзале, где трибуны вмещали не более сотни зрителей. На этот раз команда космических уже вела себя более уверенно. Их отрыв в счете был уже шесть очков.
Покуда капитан команды, богатенький Маккуин, отлучился по делам, его замещал Ставрос Никополидис. По его лицу и поведению было видно, что он уже давно ждал подобного шанса. Впрочем, да, команду подбодрить он мог, но большой изобретательностью не отличался.
После последнего заработанного тачдауна игроки собрались в круг. Ставрос в центре, сияющий и раздувающийся от важности, тут же начал дополнительный инструктаж: - Итак, мужики, времени остаётся мало. Нам только нельзя давать им возможности сравнять счёт. Сейчас разыгрываем комбинацию 25.
- Двадцать пятую?! – Неожиданно спросил кто-то из игроков. – Мы же только что её разыгрывали.
- Правильно, значит, она работает. – Серьёзно осадил его капитан. – Зачем городить огород, Ларри? Ну что, мужики? Ху?
- Ху! - резко выдохнули курсанты и демонстративно стукнулись касками.
Ну а перед построением к атаке была ещё минутка, две. Игроки разошлись развеяться. Мартин Пико обернулся на нижние ряды заполненных зрительских трибун и с некоторым неудовольствием на лице заметил, как ручка с заострёнными «коготками» манящим движением позвала к себе.
Пико подбежал к бортику, за которым на кресле самого первого ряда сидела Азула. он снова пригласил её, не очень рассчитывая на ответную реакцию. Но она пришла. И теперь казалось, что разглядывает всё с большим интересом.
Принцесса немедленно спросила: - Какая у тебя сейчас задача? Расскажи!
- Капитан передаёт пас мне. Я бегу вперёд и по возможности как можно быстрее передаю мяч Ларри.
- Это же только что было!
- Ну да! - ответил Мартин, пожав плечами.
Азула закатила глаза с немного раздражённым видом. Но затем сделала лицо попроще и с тем же деловитым видом продолжила, указывая при том на команду соперников: - Вон, видишь, двое. Скучают, номер отбывают. Их ещё никто не пытался атаковать. Они расслабились. Но в отличие от вас, они хоть немного учатся на своих ошибках. Этого вашего Ларри уже приготовились валить. – Она перевела взгляд на игрока противоположной команды. – Пас не отдаёшь, а бежишь прямо на этих двоих со всей силы. Они растеряются. Затем забиваешь.
Мартин сделал круглые глаза. - Но зачем?! – Возмутился он. – Мы и так ведём! Это всего лишь игра. К тому же капитан …
Инопланетянка нахмурилась, свела брови и с раздражением поглядела на него сверху вниз своими золотистыми глазами. Сейчас в них светилась угроза. Когда она так делала, желание как-то возникать и стоять на своём полностью улетучивалось в неизвестном направлении.
- Ваш капитан – идиот! Любая игра – это не только игра. Делай, как я говорю! - жёстко почти прикрикнула она.
Курсант нервно сглотнул, кивнул головой и побежал к своим.
Ставрос пока сидел на скамейке, пил воду и с крайним неудовольствием наблюдал, как один из его игроков бегает к трибунам и шушукается непонятно с кем.
Наконец команды выстроились в линии напротив друг друга. Ставрос напоследок подмигнул и кивнул головой ключевым игрокам. Остальные должны были лишь отвлекать противника. По свистку судьи центровой вбрасывающий отдал мяч назад Ставросу, а он уже резко перебросил его Мартину. В тот же миг остальные игроки рванули вперёд, наталкиваясь на стенку из обороняющихся.
Пико так же рванул вперёд, зажимая мяч под мышкой, но не совсем вперёд, как должен был по плану, а немного правее, где как раз находились два боковых защитника. Они и вправду не ожидали, что на них кто-то попробует напасть, и даже не попытались его остановить. А Пико попёр дальше, к очковой зоне.
А пока почти вся команда технологического института была занята центром «флотских», некому оказалось остановить курсанта Пико. Когда двое растяп, наконец, опомнились и попытались его догнать, было уже поздно. Мартин загнал мяч между двумя шестами беспрепятственно.
И напрасно Ларри, выскочивший вперёд, и активно размахивающий руками, кричал, что он открылся для паса. Его тут же повалили на пол. А сам капитан команды в шоке и с округлившимися глазами замер и вне себя прокричал: - Какого вытворяет этот говнюк?!
Его, правда, тоже быстро уложили на пол.
Из динамиков у комментаторской будки донеслось: - Какой неожиданный ход команды Академии Флота! Они снова зарабатывают тачдаун и окончательно закрепляют свой отрыв. Достойное завершение столь напряжённой игры!
А инопланетянка на нижних рядах самодовольно усмехнулась. Её стратегия всегда работает.
Стоило только Мартину Пико оказаться в раздевалке, как напоминающий возбуждённого испанского быка Никополидис подошёл и с силой толкнул его так, что швейцарец чуть не упал.
- Ты что творишь?! - закричал Мартин, едва удержавшийся на ногах.
- Это ты что творишь, мерзавец?! Ты нам игру испортил! Придурок!
- Ставрос, ты чего? Мы же выиграли!
- Ты реально дебил, да? – Никоплидис продолжал напирать. – Это командная игра! Ты делаешь то, что капитан говорит! То есть я! Я разрабатываю стратегию, и ты её и выполняешь. Нравиться тебе это или нет!
Пико, наконец, успел оглядеться и заметить, что его сокурсники и игроки команды с осуждением смотрят на него. В отличие от Ставроса, они не брызжут слюной, а напряжённо молчат.
- А что тебе не нравиться? Это же творческое мышление! Способность думать своей головой. То, чему нас учили. Разве не так, ребята?! - спросил Мартин с надеждой в голосе, обращаясь как будто ко всем за поддержкой.
- Я тебе скажу, что мне не нравиться. Последний месяц никто об этом не говорил вслух. Значит, пора! Это ведь не твоя стратегия, Марти! Мне, нам всем не нравиться, что ты цацкаешься с какой-то грязной шлюхой, а про друзей забыл. Это не по-пацански! - жёстко прикрикнул Никополидис.
Глаза Мартина округлились от шока. Он и представить не мог, что причиной недовольства могла стать эта девушка, Азула. Он замечал, что её курсанты, да и вообще обычные люди не очень-то жалуют. Но не придавал этому никакого значения.
Наконец, Ларри подал голос тоже: - Нет, это правда. Ты запаршивил. Эта девчонка реально стрёмная. А ты этого в упор не видишь. Тебе лучше порвать с ней.
- Да какое вам дело до того, с кем мне общаться?! Вы не имеете права осуждать меня! Вы мне не няньки! Вы все завидуете мне! Вот ты, Винни! - Мартин показал пальцем на Толстого Винни. – Ты как, всё ещё на мели? А за предыдущий доклад ты со мной расплатился? Это по-пацански?
Винни только самодовольно ухмыльнулся: - А ты только сейчас понял? Может даже ты и не такой лох? Какими казался всегда. Но выбирай, либо живёшь по нашим правилам. Либо вали на все четыре стороны. Без нас ты никто, просто очередной ботаник! - ядовито выплюнул Винни, хитро усмехаясь. Вот так, высказал в лицо всё, что думал. Точнее, то, что скрывал от него все четыре года.
А по лицу Мартина Пико можно было видеть палитру чувств человека, у которого на глазах рушиться весь его мир. Они никогда даже не считали его другом, равным. Так, он был для них слугой, который вдруг перешёл границы дозволенного, и за это поплатился. Но вот так! Он четыре года был рядом с ними. И четыре года они помыкали им, улыбаясь в лицо, а он этого даже не замечал. А ведь сколько раз Мартин мог элементарно сопоставить факты и всё уяснить. Но он этого не сделал, точнее не хотел замечать.
- Итак! – Потребовал Ставрос весьма настойчиво. – Либо сейчас ты при всех, и чтоб слышало как можно больше народу посылаешь эту залётную потаскуху. Либо вылетаешь! Мы ждём.
Не выдержав этого нажима, Мартин молча, со всей силы заехал кулаком греку по его самодовольной физиономии. И лишь когда капитан команды от удара начал заваливаться на спину и рухнул навзничь, закричал от злости: - Не смей оскорблять её, урод!
Кровь брызнула из расквашенного носа футбольного капитана. Но он тут же вскочил с пола и вцепился Мартину руками в шею. В это время сокурсники, не пытавшиеся, однако, вмешаться ни на чьей стороне, развели «горячих финских парней» по разные углы.
- Ты вылетишь из команды, Пико, пинком под зад! - орал Ставрос, брызжа слюной и всё ещё хлеставшей кровью.
- Можешь не трудиться! Я сам заявление подам! - вторил ему примерно так же выглядевший Мартин.
- Давай, ползи к своей дурочке под юбочку! Да поплачься ей в жилеточку! - кричал Никополидис нарочито плаксивым издевательским тоном. Мартин на это уже ничего не ответил, только взял свои вещи и покинул раздевалку, хлопнув дверью.
*********************************************
Вечером того же дня Мартин тупо лежал на верхней полке двухъярусной кровати. Стива пока не было. Где он пропадал, ему было всё равно. Невидящим взглядом курсант Звёздного Флота уставился в потрескавшийся потолок с паутинкой в углу. Вообще-то сейчас он уже давно должен был быть в посольстве Четырёх Стихий. Азула просила обязательно прийти после игры. Хотя, как сказать, просила? Все её просьбы по форме и по тону больше походили на приказы. Но сейчас Мартину было плевать. Он не хотел никуда идти.
Внезапно явился Стив. Он оказался в необычно приподнятом настроении. Он только бросил свой рюкзак и тут же побежал на кухню. Мартин молчал, и пока на себя никакого внимания не обращал. Наконец Стив вышел из кухни и только тут заметил, что его сосед уже здесь.
- Ой, Марти! А ты чего тут делаешь? Я уж не помню, когда б ты приходил так рано.
Даже странно было, что Стив это заметил. Сам он тут же сел за свой комп и включил его.
- Да так. День не задался. – Равнодушно ответил швейцарец.
- Не задался? А что же там не задалось? Вы играли сегодня?
- Да.
- И что? Проиграли что-ли?
- Нет.
- Так в чём дело?
- Да так, Ставрос потребовал, чтоб я бросил то, что мне нравиться. Хотел командовать моей жизнью. Остальные поддержали его. Выбросили, как ненужную обёртку.
- О, чувак! Как я тебя понимаю. – Неожиданно заявил Стив, но всё так же глядя в монитор. – Наверное, это одно из тех испытаний, через которое надо пройти. Может, и хорошо, что я потратил на это меньше времени. Ну а если у Ставроса в трусах ничего нет, то пусть он об этом беспокоится. Твои нервные клетки поважнее будут, я думаю. У тебя их много, а у него? А у него и жертвовать нечем-то.
Не то, чтобы сосед сказал это с большим участием или сочувствием. Но выглядели эти слова, как слова человека, уже прошедшего через нечто подобное, и у него такая проблема уже не вызывала непреодолимой боли.
Едва ли этого было достаточно, чтоб на душе снова стало светло и тепло. Но в словах компьютерщика был резон. Может, и хорошо даже, что это наконец произошло. Правда неприглядная, но зато Мартин сбросил с себя эти вериги, и его уже не будут водить за нос. Но внутри всё равно было паршиво, и никакие самовнушения пока устранить этого не могли. Впрочем, Мартин рассудил, что утро вечера мудренее.
 
DailenДата: Четверг, 12/04/2012, 12:15 | Сообщение # 12
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Он РЕАЛЬНО хочет обеспечить защиту Земли в крайне нестабильном внешнем окружении (это тоже будет видно позже).

Ну может Лонг-Фенг тоже хотел таким образом защитить БСС wink
Quote (Sherbik)
Есть и отсюда кое-что, в том числе большинство технологий землян. Просто название планеты другое. Да и Земля далеко не в таком загаженном состоянии, как у Кэмерона. Сюжет фильма Кэмерона разворачивается в 2154 году. А Пандора была открыта по его хронологии в 2129 году.
И ещё интересное дело. Я просчитал, что в соответсвии с данной хронологией у меня получается, что Война на Планете Четырёх Стихий началась в 2123 году. А Лорд Огня Созин и Аватар Року родились в 2038 году. А в наши дни там властвует Аватар Киоши.

Хех - даже рассчитал все biggrin
Quote (Sherbik)
Да хоть сейчас! Просто мне любопытно, кто-нибудь ещё позариться на моё произведение?

Ну литературное сообщество, на данный момент не самый популярный раздел и быть может о существовании рассказа никто и не знает.
Выложи в ВК, там наверняка читатели будут. wink

Ну а теперь по 3 главе
Quote (Sherbik)
Сейчас на лице курсанта Пико находился инфракрасный визир,

А эти залы тепло тоже генерируют?
Quote (Sherbik)
Разумеется, виртуальные выстрелы не приносили испытуемому никакого вреда, кроме штрафных баллов в итоговом результате.

Уже сейчас существует оборудование которое может имитировать физическое попадание.
Quote (Sherbik)
пива «Дафф», которое делали в городе Спрингфилде

Симпсоны biggrin
Quote (Sherbik)
Руководство Африканского Союза на срочное совещание по поводу эскалации данного кризиса. Как сообщает агентство «Рейтер», на повестке дня вопрос о направлении в зону кризиса армий Афросоюза в помощь южносуданскому режиму. Многочисленные противники военного вмешательства устроили массовые акции протеста на площади перед Африканским парламентом в Претории».

А тем временем, на черном континенте до сих пор не спокойно...
Quote (Sherbik)
Ставрос, ты чего? Мы же выиграли!

Как всегда - инициатива наказуема sad
Quote (Sherbik)
Марти! Мне, нам всем не нравиться, что ты цацкаешься с какой-то грязной шлюхой, а про друзей забыл. Это не по-пацански! - жёстко прикрикнул Никополидис.

А разве они не знают что она - посол? surprised
Quote (Sherbik)
Итак! – Потребовал Ставрос весьма настойчиво. – Либо сейчас ты при всех, и чтоб слышало как можно больше народу посылаешь эту залётную потаскуху. Либо вылетаешь! Мы ждём.

Хм - как бы это выглядело в политическом плане и что-бы осталось от Марти после этого biggrin

Quote (Sherbik)
Впрочем, Мартин рассудил, что утро вечера мудренее.

Ну и что же было дальше? wink


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Пятница, 13/04/2012, 08:37 | Сообщение # 13
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
А эти залы тепло тоже генерируют?

Естественно, для максимально возможной имитации реальных противников.

Quote (Dailen)
Выложи в ВК, там наверняка читатели будут.

Это куда?
***********************************************************************

Ладно продолжаемс третью главу.

С утра голова, и правда, думает иначе. Ну а после занятий в Академии и вовсе забивается совсем другим. Приободрённый в некотором роде Мартин Пико пошёл опять в посольство, хоть и с суточным опозданием.
Служанки вновь учтиво встретили его, а когда он прошёл в комнату, где всегда проходили их лингвистические занятия, то увидел Азулу в своём коричнево-красном домашнем кимоно. Инопланетянка пристально и довольно враждебно смотрела на него, и это уже должно было навести на размышления. Но лицо её не выражало пока ничего. А вот Мартин всё ещё пребывал в неком эйфорическом состоянии от того, что она всё же его впустила. «Стало быть, - думалось ему, - всё чудесно».
Азула произнесла холодно и монотонно: - Я велела прийти вчера. В чём дело?
Мартин ответил весьма легкомысленно: - У меня вчера был тяжёлый день. Вчера было не лучшее время. Прости.
Принцесса поднялась в полный рост и сделала шаг ему навстречу, ступая мягко и почти бесшумно.
- Ты нарушил приказ. Непослушание требует наказания. Прости не пойдёт.
Всё так же холодно сказала девушка, затем внезапно почти неуловимо быстро подскочила к гостю, схватила его правую руку в болевой захват, а затем абсолютно беспрепятственно уложила его лицом в пол, заводя правую руку за спину и прижимая тело коленом. Мартин сжал зубы от боли в выкручиваемой руке от плеча до ладони.
Затем Азула наклонилась ближе к его уху и шипящим тихим голосом сообщила: - Знаешь, на теле человека есть места, удар по которым или сильное нажатие причиняет неимоверную боль. Хорошо приноровившись, можно серией касаний выводить людей из строя. Одна моя бывшая подруга знала их все назубок. Но и я успела у неё кое-что почерпнуть. А теперь запоминай эти точки на собственной шкуре. Кто ещё тебя научит?
И тут она резко надавила фалангами согнутых пальцев ему в тыльную сторону правой подмышки. Он ещё сильнее стиснул зубы, уже замычал от боли и даже попытался задёргаться. Но захват был осуществлён так, чтоб попытки освободиться доставляли только лишние страдания.
- Или, например, здесь! - ответила на это Азула и нанесла удар в другое место.
А затем на затылок Мартина обрушился жёсткий удар, и больше никакой боли не было. Он просто отключился.

Когда он пришёл в себя, то обнаружил, что лежит на спине, на том же ковре и на том же месте. Принцесса спокойно сидела в позе лотоса за маленьким деревянным столиком и медленно выписывала иероглифы кисточкой. Когда она заметила шевеление в углу, то сказала так же безэмоционально и холодно: - Думаешь у тебя проблемы, солдат? Нет, это только лёгкая разминка. Ещё раз у тебя хватит глупости ослушаться меня, будут настоящие проблемы.
Мартин Пико поднялся, подобрал фуражку с пола, Он сейчас не стал кричать, плакать или выяснять, какого сейчас вообще произошло, хотя рука ещё весьма болела, и двигать ею было неприятно. Но, похоже, Азула не стала доводить дело до вывиха. Он не стал втирать ей мораль или как-то оправдываться. Удивительно, но после вчерашнего у Мартина Пико не возникло и особого удивления. Можно сказать, что было как-то даже легко. Он спокойно ответил: - По дороге сюда есть магазин антикварных товаров. Продавец там сказал, что мне нельзя общаться с вами. Он оказался прав, а я нет. Что ж, бывает. Я не хочу читать тут мораль, но у нас люди, которые так поступают, которые готовы казнить за полную ерунду, просто остаются в одиночестве. А хотя, нет! – Он словно опомнился. – Вру! Капитально вру! Наш мир – не такой отстой, как вы думаете. Предприимчивым людям наша цивилизация предоставляет удивительные возможности. Вы любите причинять людям боль? Не проблема. Попросите доктора подыскать вам в Сети клуб знакомств для мазохистов-извращенцев. Вы любите убивать? Пусть подыщут вам клуб знакомств для самоубийц-экстремалов. Уверен, вы с ними хорошо поладите! Ву хен рунсин, Гон Чжу! (Честь имею, Ваше Высочество) – сказал он, приставил ладонь к фуражке, развернулся на каблуках и вышел.
Ещё когда он начал говорить, принцесса с гневом уставилась на него, хотя лицо её оставалось по-прежнему каменным.
- Убирайся отсюда! - злобно прошипела она ему в спину, ибо курсант развернулся и пошёл. Он не обернулся.

- Всё, хватит с меня друзей и подруг! Всё! Теперь только выучится и в космос! Не подлечу к Земле ближе, чем на пять парсеков! - говорил сам себе Мартин пока шёл по улице по направлению к своему кампусу. Да, зато он теперь на своей шкуре прочувствовал, где у человека болевые точки, и что такое болевой захват.
************************************************
Теперь он валялся на своей кушетке, на верхней полке и с грустью обдумывал произошедшее сегодня и вчера. Весь его мир рухнул в одночасье. Внизу под ним спал Стив и храпел, как три борова. Ну это же Стив! Ему всё всегда по фигу кроме его виртуальных игр. Он даже спал с очками виртуальной реальности на глазах.
Мартину казалось, что те, с кем он дружил все четыре года относились к нему, как к равному. И вроде были они все на равных. Только на самом деле во всей их команде заправляли ребята не такие уж простые. Про богатенького Маккуина и речи не было. А вот Ставрос? Он грек. Но не простой грек. Его папа – депутат Европарламента, а в прошлом комиссар Евросоюза по сельскохозяйственной политике. А дядя – главный тренер сборной Франции по футболу, в прошлом самый результативный форвард клуба «Панатинаикос». Он дважды приводил клуб к чемпионскому званию в Европе в 2207 и 2208 годах.
А вот Винни? Его батя – конгрессмен в штате Алабама. И вроде штат не велик, и не на берегах Потомака этот батя заседает. Но это пока. Но ВВП этого штата больше чем национальный продукт его родной Швейцарии.
И даже веб-камеру Мартин вырубил. Общение с родителями по сети всё более напоминало ток шоу или мыльную оперу. И постоянные хлопоты мамы о том, «А хорошо ли там кушает наш Пипито?» - вызывали уже тошноту. Хотя раньше он наоборот был очень рад, когда родители о нём вспоминали и беспокоились. На возбуждённые сообщения отца и матери о том, не случилось ли чего, он отписывался, что, мол, выключил камеру, чтобы не мешала, а то надо готовиться к сложным экзаменам.
Вот что бы сделал нормальный курсант после такого всего? Пошёл бы в бар и набухался бы там до чёртиков. А этот бухать был вовсе не охотник и решил отыграться на учебниках. Вот кто будет теперь его единственными друзьями!
Теперь курсант Пико сидел за монитором ночами после занятий. Стиву хоть и было всё равно, ибо его комп не занимали, а его комп – это святое. Но даже он подметил, что с соседом по комнате что-то не так. Теперь во тьме горел экран монитора, на котором можно было подметить заголовки, которыми он частенько пренебрегал раньше. Темы, которые он теперь так увлечённо читал, звучали так: «Противодесантная оборона орбитальных крепостей», «Высадка космического десанта», «Закрепление на плацдарме», «Создание устойчивой линии снабжения Орбита – Поверхность», «Развитие наступления на позиции противника».
Он всё это читал, и ему стало казаться, что многое из того, что он раньше иногда воспринимал как белиберду, было на самом деле очень интересным и занятным. Хотя он и раньше от работы не отлынивал, просто много сил уходило на помощь в подготовке его бывшим дружкам, а на себя их уже порой не оставалось.
Теперь он шёл по коридорам учебного заведения, а встречные ему даже руки не подавали. В столовке он теперь сидел один. Только очкарики-ботаники иногда делили с ним трапезу. Пытались с ним о чём-то заговорить, но он предпочитал отмалчиваться. Всё! Наговорился! Да и они, если честно, тоже были не великими охотниками трепаться. Так что быстро нашли «общий язык» братья по несчастью. Только теперь Мартину это было всё по фигу.
************************************************
На занятиях перед Третьим взводом за столом сидел и уныло оглядывал курсантов профессор и подполковник Виктор Зимин. Потирая свою залысину, он тяжело вздохнул и сказал всей аудитории: - Господа курсанты, начнём семинар. Хотя в последнее время наши семинары всё чаще превращаются в лекции. Я уж и не знаю, что с вами делать. Думал, дать каждому из вас по докладу, чтоб хоть кто-то подготовился, как следует, а остальные послушали, хотя бы. Но сегодня из шести обещанных докладов мне принесли только три. Я не знаю, как мы будем так продвигаться дальше.
Профессор разложил перед собой прозрачный электронный лист-журнал. Так называемый гибкий компьютер, работал от солнца и самого обычного освещения. Его можно было свернуть в трубочку и положить в карман безо всякого ущерба для данных.
- Курсант Романович! - позвал профессор.
- Я, господин подполковник! - отозвался курсант и тут же вскочил с места, как положено.
- Почему не готов доклад?
-Господин подполковник, у меня было всё готово. – Начал курсант, неловко подбирая слова, чтоб и правду не сказать, и чтоб полным идиотом не выглядеть. – Но сегодня я обнаружил, что кто-то стащил мой чип.
- Ну, так распечатали бы с компьютера!
- Ну, я обнаружил, что и принтер у нас тоже стащили. – Сказал курсант, тупо улыбаясь, и почёсывая затылок. То, что он сейчас сказал, выглядело полными идиотизмом.
- И принтер стащили! Ай – яй – яй! – Покачал головой профессор. – Тогда, Романович, двойка вам!
- Но господин подполковник! – Обиженно запротестовал курсант. – У меня же всё было готово! Я на следующем семинаре отвечу!
- Ответите! Но двойка вам не за готовность. А за неумение сберечь государственное имущество! Садитесь, курсант!
Романович сел, недовольно поджав губы.
- Так, а где ещё двое докладчиков? Курсанты Рамирез и Аунг Сан? Отсутствуют? Прогул! - с каким-то даже удовлетворением произнёс профессор и занёс изменения в свой наножурнал.
Затем он встал за кафедру и сказал: - Хорошо, прежде чем докладчики выступят, я бы хотел проверить, помните ли вы что-нибудь из прошлых лекций. Вот если вам как можно быстрее нужно преодолеть минное поле из примерно 20 мин. Из них, как вы знаете, лишь две или три являются настоящими боевыми минами. То как же вычислить именно их среди такого количества ложных целей – болванок? Компьютер истребителя сам будет обрабатывать параметры такое время, что в ходе атаки вас успеют сбить даже больше раз, чем количество самих мин. Ну! Кто-нибудь знает ответ на такую задачку? - сказал профессор, уныло оглядывая аудиторию.
С первых парт потянулись две руки. Но профессор как-то странно отреагировал на это. Страдальческим голосом он спросил: - Ну а кроме Юнгера и Мордашова на этот вопрос ещё может кто-то ответить?
Ему уже явно надоело, что только двое из всего класса постоянно отвечают на все вопросы. Их это устраивало, класс это устраивало. А вот самого профессора не устраивало.
Внезапно он увидел, как со средних рядов вытягивается ещё одна рука. Профессор был приятно удивлён. Пусть курсант и не знал правильного ответа, но профессор считал, что главное – это искать ответ, отвечать и пытаться сказать хоть что-нибудь. А правильный ответ рано или поздно сам найдёт того, кто ищет.
- О! – Поднял он голос на весёлую нотку. – Ну-ка, курсант Пико, ваша версия! Охотно готов послушать.
Мартин и раньше мог бы ответить на этот вопрос, но по негласной договорённости между пацанами надо было сидеть, молчать и не высовываться, чтоб других не подводить. А знания – это для узкого круга пацанов. Но теперь можно было наплевать на все эти правила. И на «пацанов». Горели б они все синим пламенем! Теперь-то он был конченым ботаником, на которого и смотреть противно. Так что уже было некуда отступать.
Мартин поднялся и ответил, чеканно ставя голос: - Господин подполковник, насколько я понимаю, истинные мины должны особо светиться в радиационном и УКВ диапазоне. Поэтому датчики обработки информации нужно настроить именно на эти диапазоны, и тогда время на поиск уйдёт всего одна или две секунды. А уж уничтожение этих мин – дело техники.
- Благодарю вас, курсант! Это именно то, что я хотел услышать. – Ответил профессор. – Вот, господа курсанты, есть у вас ещё один пример для подражания. Плох тот офицер, который не желает стать адмиралом. А для этого нужно не ленить свой разум и быть любопытным. Присаживайтесь, курсант!
Мартин сел на свой стул. Огляделся на своих соседей. Те только ехидно ухмылялись. Мол, вот ещё один ботаник. Мартин только грустно потупил взгляд в парту.
********************************************************
Прошло две недели. И ему вроде стало казаться, что он забыл это всё, и вроде жизнь начала налаживаться. Теперь уже долго после занятий он оставался в аудиториях и листал ТТХ, военную технику, тактику, экономику, психологию ксеноконтакта (да, и такой предмет им преподавали, хотя все и считали его самым бредовым предметом, придуманным человечеством), военное право. Это было уже больше ему знакомо. Навёрстывал многое из того, что ему пришлось пропустить из-за футбола и угождения своим бывшим друзьям, которые этого так и не оценили. Всё лишь для того, чтобы сесть за штурвал корабля и улететь куда-нибудь далеко, к неведомым мирам, где все его проблемы уже не будут его беспокоить. Он даже был в некотором предвкушении. Ибо скоро их после весенних занятий отвезут в космос на орбитальную крепость и на манёвры Флота. Вот там можно будет уже собственными руками потрогать всё то, о чём он мечтал, и к чему стремился.
Вот чем сейчас занимаются нормальные курсанты? Тусят с друзьями в баре, пьют пиво, смотрят футбол, гуляют с девчонками. С нормальными девчонками. Вроде тех, что на вечеринках после победного матча готовы с радостью высыпать себе на силиконовую грудь пакетик с кокаином и дать себя обнюхать первому встречному и поперечному. А не тех, что готовы выпустить кишки при малейшей оплошности. Вот только когда друзья Мартина обнюхивали и облизывали этих нормальных девиц, сам он чувствовал какое-то отвращение. Но вида старался не подавать, а наоборот вести себя, словно ему весело. Быть в теме, короче. Да только не совсем это получалось. Всё равно он был тут чужим, на этих праздниках жизни. Ходил строем вместе с командой. Потому что так надо. Иначе будешь белой вороной. Будь как все пацаны. И тогда всё будет тип топ. Да вышло не совсем топ.
Итак, нормальные курсанты ведут нормальную жизнь. А что делает этот чудик? А он словно привидение бродит по опустевшим залам, коридорам и аудиториям Академии Флота. Ему больше некуда пойти.
Однажды его внимание привлёк зал голографического модулятора. Во время занятий сюда частенько заходили классы, где им в подробностях показывали любую технику в любом увеличении и любую деталь. Выглядело это впечатляюще. Но только большинство учащихся откровенно скучали на этих занятиях, и только считали минуты, когда же эта мутатень прекратиться, и можно будет рвануть на перемену. Мартин Пико особо не скучал, но и не воздыхал по поводу модулятора. Но теперь он заинтересовался им.
На следующий день после занятий в четыре часа дня он прошёл через главный холл Академии. Там имелся небольшой фонтанчик. А перед фонтанчиком стояла бронзовая статуя человека в пиджаке с мощными квадратными скулами, воодушевлённым выражением лица, и уверенно шагающего вперёд. На постаменте статуи имелась надпись по латыни: «Sergey Koroleov. Homo, erat somnium». А под ней дубляж на английском: «Сергей Королёв. Человек, у которого была мечта».
Теперь Мартин вспомнил историю непростой жизни этого гениального конструктора, первопроходца космоса. Он решил, что раз этот человек в тех явно не самых дружественных для его идей условиях смог добиться своего. То уж ему и сам бог велел.
Но любоваться статуей было некогда. Сейчас он торопился в зал модулятора. В принципе, любой курсант имел право зайти сюда в свободное время и позаниматься, сделать домашнее задание, например. Но только самостоятельно этого почти никто не делал. Так, если разве что имелось прямое указание преподавателя пройти материал здесь.
Мартин прошёл в зал модулятора и голосом приказал компьютеру активировать программу. В зале погас свет. В темноте перед ним возникли ярко светящиеся опции выбора в виде «коробок» с названиями.
- Выбрать, «техника и вооружение! - произнёс Пико и ткнул пальцем в один из этих виртуальных коробов. Перед ним начали возникать образы истребителей, транспортников, фрегатов и эсминцев. Всё это создавалось буквально на глазах. Он мог движениями рук создавать эти картинки, вертеть их, вычленять отдельные детали, «вынуть» рукой двигатель истребителя и всю систему проводов к нему, и компьютер выдал бы тут же текстом обозначение и параметры каждой детали. Затем Мартин попросил вывести из памяти компьютера модель базового боевого крейсера Флота проекта «Бунтарь». Реальный боевой корабль был бы в длину до 2.5 километров. Голографическая проекция перед ним была едва ли длиннее его руки. Но движениями ладоней он мог увеличить корабль, вывести отдельные его системы. И он начал с любопытством разглядывать корабль. На одном из таких, скорее всего, ему придётся скоро служить. Так что стоило разглядеть его поподробней. Теперь он открывал для себя корабль заново.
Вот его мостик. Он мог увеличить его до реальных размеров и мысленно посидеть в капитанском кресле. Пройтись вдоль пультов контроля и управления. Затем мгновенно перенестись в жилые каюты и кубрики, в ангары для истребителей и вспомогательных судов. Вплоть до того, чтоб «посидеть» на виртуальном толчке в гальюне. Затем на орудийные палубы. Вокруг каждой батареи, как с внутренней, так и с внешней стороны осмотра группировались подписи характеристик, каждую из которых можно было вывести на увеличение движением пальца.
Затем он вновь «сжал» крейсер до малых размеров. И начал выводить схемы отдельных его систем. Вот главный реактор, система энергообводов. Вот подача энергии на маршевые двигатели и схема каждого из них. Вот отдельная схема гипердвигателя, благодаря чему корабль может совершать межзвёздные перелёты. Но насколько Мартин помнил из всего Флота только крейсер «Джордж Вашингтон» был оборудован действующим гипердвигателем. На остальных кораблях шли только испытания. Вот система жизнеобеспечения, система воздухоочистки и регенерации кислорода. Система генерации защитных полей.
Крейсер можно было изучать и рассматривать бесконечно. Ведь в нём было несколько сот миллионов отдельных деталей. Воистину, это была вершина технической мысли человечества. Впрочем, его броня, значительная часть основного вооружения и генераторы защитных щитов были сделаны по лицензии цефеид. Но это было неважно, ибо этот корабль показался ему очень красивым. Странно, почему он раньше не обращал на это никакого внимания?
Но бесконечно засматриваться на него было нельзя. Завтра рано вставать. И к тому же он сумеет прийти сюда ещё раз. Теперь он решил перейти в блок тактики космических войн. Задал компьютеру параметры тактической игры. Выбор можно было взять как в самой настоящей виртуальной игре, где ты в режиме реального времени ведёшь бой и на месте принимаешь решения, когда голова буквально распухает от вала льющихся на тебя тактических параметров, которые ещё и постоянно меняются. Можно было взять себя в любой роли: адмирала флота, командующего космической битвой, капитана корабля, отдельного бойца или матроса, пилота истребителя (собственно его ближайшее будущее), десантника, высаживающегося на чужую, но хорошо укреплённую планету, солдата, ведущего бой в городских кварталах, или генерала на командном пункте полевой армии.
Модулятор покажет всё очень реалистично. Но это было пока сложно. Можно было задать компьютеру определённые параметры и дать ему задние проиграть операцию. Пока Мартин просматривал записи манёвров Флота, он лишь задумчиво говорил вслух сам себе: - Да это всё лишь теория! Ни одной реальной войсковой операции.
Собственно таких у нас ещё и не было, так, только схватки с пиратами. Но скоро у людей будет полно шансов поучаствовать в реальных операциях.
Но он и без реальных операций решил поиграть с компьютером. Он выстроил виртуальную планету. «Повесил» вокруг неё пять орбитальных крепостей, на поверхности расставил войска. Собрал силы флота у планеты. И дал команду компьютеру «атаковать» его.
Что ж, на первый раз его оборона рухнула с треском и весьма быстро. Неприятно. Ну да ладно. Но где он ошибся? Он попросил компьютер выдать все его ошибки. Их он решил записать в свой блокнот. Что он сделал не так? Неверно замаскировал полевые войска на местности? Так что их быстро накрыли с орбиты. Невовремя ввёл в бой силы флота? Легко поддался на обманный манёвр противника, не выждав, сколько следует? Не сумел добиться перекрывания секторов обстрела орбитальных крепостей? В любом случае, сейчас он вспомнил заповедь профессоров ещё с первого курса. Нельзя быть сильнее противника на всех узлах обороны сразу. Нужно всего лишь быть сильнее противника в нужном месте и в нужное время. А вот как это место и время угадать? Это уже искусство, и не всякому оно дано.
И на следующий день курсант Пико пришёл в зал модулятора после уроков. И снова он выстраивал стратегии космических и сухопутных сражений, пытаясь предугадать поведение противника, то есть компьютера, в тех или иных условиях. Он знал, что лучшим способом верно угадать действия противника было – поставить его в такие условия, чтобы у неприятеля оставалось как можно меньше выбора действий. Тогда и свою стратегию можно было строить более чётко. Правда, тут было некоторое упрощение. Он всегда мог узнать у компьютера параметры сил противника, их состав, вооружение, расположение баз снабжения. Конечно, в последнюю минуту компьютер имел право изменить некоторые параметры, но несущественно. В реальной жизни вряд ли можно было надеется на подобную осведомлённость.
Время шло уже к 10 вечера. На улице давно уже стемнело, когда он покинул зал и направился в библиотеку. Напоследок, перед самым её закрытием он взял там пару книг по тактике. В принципе, все эти материалы он мог скачать прямо с сервера Академии. Но глаза уже начали уставать от монитора. Нужно было теперь обратиться к старой доброй бумаге.
Но кроме этого в библиотеке он взял книжку, которую ему порекомендовал после урока профессор Зимин. Она называлась «36 китайских стратагем», и была вроде написана каким-то древнекитайским генералом 5-го века Ван Цзинцзе. И пока не было объявлено о закрытии читального зала, он сидел и прочитывал краткие названия этих самых стратагем. Названия сами по себе звучали броско, но для его понимания весьма бредово: «Осадить Вэй, чтобы спасти Чжао»,
«Поднять шум на востоке, атаковать на западе»,
«Извлечь нечто из ничего»,
«Для вида чинить деревянные мостки и втайне наступать на Чаньцан»,
«Убить чужим ножом»,
«Прятать за улыбкой кинжал»,
«Сманить тигра с горы на равнину»,
«Объединиться с дальним врагом, чтобы побить ближнего», и так далее.
Суть всего этого до него сейчас доходила туго. Но кое-что он уже понял, большая часть всего этого – это приёмы откровенного обмана, и с точки зрения будущего офицера Флота – это было всё бесчестно. Ведь их всегда учили идти в бой с открытым забралом.
Когда читальный зал уже закрывался, он вышел, а книжки взял с собой. В здании, скорее всего, уже не было никого. Свет в коридорах был тусклым. В аудиториях и залах он и вовсе был отключён. По коврам уже сновали деловитые роботы-пылесосы. Пико уже устал и хотел только лечь спать.
Он спокойно спускался по мраморным лестницам Академии на первый этаж, в главный холл. Однако ещё находясь на лестнице, он обратил свой взор вперёд и увидел, что у входа, на диванах его ожидают. И рассмотрев, внимательнее, кто его сейчас там ждал, он чуть с лестницы не упал. Он схватился от испуга за перила и стал лихорадочно соображать, что ему делать дальше. Стало очень страшно. Он решил уж, наверное, надо медленно отходить назад, спрятаться в одной из тёмных аудиторий, и набрать вызов полиции. Он думал, что та, что сейчас сидела на диване, пришла сюда не иначе, как убить его.
 
DailenДата: Пятница, 13/04/2012, 21:45 | Сообщение # 14
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Это куда?

Так, вроде бы, "Вконтакте" называют wink


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Суббота, 14/04/2012, 11:38 | Сообщение # 15
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
Так, вроде бы, "Вконтакте" называют


Вконтакте? Там у меня аудитория еще меньше. Да и не знаю, куда именно выкладывать.
*******************************************************************************************************

Что ж, закончим третью главу. Здесь будет довольно важный сюжетный поворот. Тут я хотел просто сказать, что очень часто бывает, что настоящие друзья - это далеко не всегда люди, которых ты таковыми всегда считал.

Однако его уже заметили. Цепкий взгляд золотисто-янтарных глаз наблюдал сейчас за ним. Они не выглядели агрессивными. Но Мартин уже знал, насколько это впечатление могло быть обманчивым. Наверное, вот так, примерно, и смотрит кролик на удава. Во взгляде сейчас читался явный приказ: «Подойди сюда!»
Да, скрываться было поздно. Но что делать? Вот как раз вспомнился последний 36-ой пассаж из древнекитайского трактата: «Бегство – лучшая стратагема». Правда, учитывая её способности, у него было весьма мало шансов убежать.
Он так и стоял как вкопанный на лестнице, пока Азула сама не привстала с дивана и не сделала несколько шагов вперёд, а затем не очень громко прокричала: - Что? Так и будешь стоять? Подойди! Я только поговорить хочу.
Непонятно что, но что-то всё же заставило его двинутся навстречу. Хотя он спускался очень медленно, а на лице у него читалась полнейшая растерянность.
- Ты! Ты зачем сюда пришла? – Спросил он заплетающимся голосом. – Ты пришла сюда убить меня? Слушай, здесь везде камеры наблюдения. Всё будет задокументировано. И я полицию вызову.
- И что здесь будет делать полиция? Просто стоять? Неужели ты думаешь, что если бы я хотела убить тебя, ты бы вышел живым из посольства? Я хочу поговорить. Как ты сказал? Пришла, чтобы убить? Так ведь когда-то приветствовала меня одна девушка, которую я считала подругой.
Мартин подошёл ближе. Он всё ещё очень напряжённо смотрел на эту странную девушку.
- Но и сейчас тебе ничто не мешает это сделать? Что ты хотела сказать? - спросил он, всё ещё находясь на почтительном расстоянии.
Она отвела задумчивый взгляд в сторону и как-то неловко сказала: - Я подумала над твоими словами об одиночестве. Я хочу сказать, что мне не стоило так поступать с тобой. Я не хотела так делать. Я думаю, мне стоит сдерживать себя в следующий раз.
Было видно, что эти слова ей даются ой как нелегко. Раньше Мартин отпустил бы какую-нибудь сальную шуточку вроде: «Что? Общение с извращенцами не вставляет?» Но сейчас такие слова совсем не лезли в его голову.
- Это, конечно, славно, что ты так считаешь. Но теперь я не знаю, могу ли я тебе доверять. То, что ты можешь кому угодно шею свернуть и в одиночку завалить целую банду, само по себе не страшно. Меня это даже восхищало. Но то, что ты готова казнить человека за малейшую оплошность, это. – Он тяжело вздохнул. – Зачем я должен подвергать себя подобному? Если ты хотела устрашить, показать свою силу, тебе это прекрасно удалось. Но что ты хотела добиться этим? Нет, если задача в том, чтоб люди от тебя разбегались, это другой разговор. Но только без меня, ладно?
- Я же сказала, я не хотела этого. Давай, присядем! - предложила инопланетная принцесса и первой медленно опустилась на диван. Вроде это должно было свидетельствовать о мирности намерений. Мартин всё так же нерешительно присел вслед за ней, но на другой край дивана.
- Я долго тебя ждала. Никто со мной даже заговорить не хотел. Только один из ваших преподавателей сказал, что ты остался здесь после занятий. Почему ты не с твоими друзьями?
Видимо, она решила сменить тему, чтобы уйти от неприятного ей разговора. Но для Пико эта тема как раз и была не самой приятной.
Он грустно вздохнул, махнул рукой и ответил: - Да нет у меня теперь никаких друзей. Вот теперь мои единственные друзья. – Он показал книги. – «Наставление по тактике Флота», истребители, торпеды, и 36 стратагем какого-то древнего придурка. Вот, «Прикинься безумным, сохраняя рассудок». Ну что за бред! Знаешь, когда мои однокурсники видят, что я это реально читаю, они крутят пальцем у виска. Теперь я для них ботаник, очкарик, всеми презираемый субъект.
- Человек, который хочет достичь совершенства в воинском искусстве, это презираемый субъект? - как-то недоверчиво спросила Азула.
- Да, привыкай. Ты на планете Земля.
- И всё равно. Ты раньше гордился тем, что у тебя много друзей.
- Да я лишь думал, что у меня есть друзья. Я считал их своими друзьями, а для них я всего лишь был бесплатной ходячей энциклопедией, которой всегда можно было воспользоваться. Многие из наших курсантов хотят получать хорошие отметки, а напрягаться совсем не хотят. Оказалось, что только потому они меня и терпели. Я не замечал этого три года. Точнее, не хотел замечать. Всё думал, рано или поздно стану своим среди них. В тот день, когда я не пришёл к тебе, я поссорился с ними, потому и не пришёл. Настроения не было.
Вот это сообщение принцессу почему-то развеселило, она начала негромко смеяться: - Ты угождал людям, которые помыкали тобой?! Неужели неочевидно, что нельзя стать своим среди тех, кто тебя даже за равного не признаёт?! У тебя что, выбора не было?
Курсант только устало выдохнул, махнул рукой и сказал: - Я ж говорил, не поймёшь. Я хотел им понравиться. У меня в школе было много настоящих друзей, с которыми мы всё делали вместе. Но эти времена прошли, и все они разъехались кто куда. Я думал, тут всё будет так же. Слушай, я и сам не знаю, для чего я это всё тебе рассказываю. Всё равно ты не понимаешь меня. Я видимо, в твоих глазах, просто лох и слабак. И правда в этом есть.
- А ты считаешь меня чудовищем, способным только на насилие? - спросила девушка, но теперь уже с вызовом в глазах, отчего курсант аж вздрогнул и как-то прянул назад.
Он испуганно ответил: - Нет! С чего ты взяла? Я разве когда-нибудь говорил подобное?!
- Вот и ты не решай за меня, что и о ком мне думать! – Она снова понурила взгляд в пол. – Я понимаю тебя. Что бы тебе ни казалось. У меня были две подруги с самого детства. Мы всё делали вместе. И я считала, что могу рассчитывать на них в любой ситуации. А они предали меня в тот момент, когда я меньше всего ожидала этого, и когда нуждалась в них.
- И всё-таки мы с тобой существа из совершенно разных миров. Я уверен, что время вылечит всё. Но и ты должна понять. Я простой парень. Я готовлюсь стать пилотом. Меня назначат после учёбы на какой-нибудь крейсер. И он уйдёт в патрулирование к столь далёким мирам, что их даже в телескоп не видно. А ты принцесса своего народа. Ладно, я там поддался на дурацкое наваждение. Мне это ещё позволительно. Но тебе я зачем? Потерпи, пройдёт немного времени, твоя командировка сюда закончиться. – Он постарался придать голосу как можно более мягкое и ласковое выражение.
– Дома тебя ждут твои мама и папа, которые, уверен, очень любят тебя и переживают за свою дочку, отправив её в полнейшую неизвестность. Ты очень смелая, что согласилась на это путешествие. Они очень ждут тебя. А ещё я думаю, тебя ждёт там какой-нибудь красивый огненный парень, знатный воин, который, быть может, с детства был влюблён в тебя, и ждёт тебя, чтобы признаться в этом. И ты забудешь про всё сегодняшнее, как про страшный сон.
Но тут он заметил, что при этих словах, она только сильнее отводит взгляд в сторону, губы её только горько и грустно поджимаются, а глаза становятся влажными.
- Никто меня там не ждёт. – Азула ответила тихо. – Разве что палач с топором. Я не могу вернуться домой. Иначе меня там уничтожат. Я попала сюда не по своей воле. И тут, у вас я, по сути, пленница.
Вот такого поворота он не ждал. И сначала даже не знал, как отреагировать. Он внимательно посмотрел на девушку рядом на диване. А он-то думал, что это у него проблемы! Да по сравнению с таким, все его неприятности – это вообще такая фигня! Он присмотрелся внимательней и заметил, что у неё просто железная выдержка. Обычная девчонка давно бы уже расплакалась. Но быть может, в таком случае вся её агрессия и внешняя суровость – это только защитная реакция? Он этого точно не знал. Сейчас он видел рядом с собой не убийцу вовсе и не боевую машину, а красивую и умную девушку, которой сейчас очень тяжело, горько и страшно. Но её гордость и внутренняя броня не позволяют ей в открытую выплеснуть свои эмоции. Для неё это означало бы, показать слабость. Но сейчас ему думалось, что под этой внутренней бронёй её настоящая душа буквально кричит от боли. Она пришла сюда, преодолев немалую часть своей гордости, за поддержкой единственного человека в этом мире (а может и в двух мирах сразу), с которым у неё были хоть какие-то налаженные контакты. Ещё чуть-чуть, и её внутренняя броня могла треснуть. И что тогда, не знал никто. Она вполне могла впасть в неконтролируемую ярость. Вот это был бы уже, как говориться, полный песец.
Не только чувство опасности влияло сейчас на курсанта Пико. Неизвестно, была ли у неё совесть, но у него она точно была. Как мужчина и как офицер Флота, он не мог позволить оставить женщину в таком состоянии. Он не знал точно, что делать, но в таком состоянии он оставить её не мог.
Забыв про страх, он придвинулся к ней вплотную, обнял за плечи и тихонько поцеловал в правую щёку, затем негромко произнёс: - Прости, если сможешь, но я не знал этого. Это… Это ужасно. Я не ожидал, что такое вообще возможно. Послушай, Азула, ты сильная, мудрая, невероятно красивая. Я не знаю даже, кто из наших мог бы близко сравнится с тобой. Но я ничем в этом деле помочь не могу. И я даже не знаю, как тебя утешить. Если это поможет тебе как-то забыться, хочешь, я завтра проведу тебя по злачным районам города, где уличные банды шастают? Если драка тебе настроение поднимает, то там этого хоть отбавляй.
Она как-то повернулась уже к нему и посмотрела с очень непонятным выражением лица. В нём трудно было прочитать что-то определённое. Была какая-то даже растерянность. Похоже, она была немного ошарашена его искренностью.
- Твоё предложение заманчиво. Но ты лучше приходи завтра ко мне, как раньше! Ведь язык ты так и не выучил.
Мартин встал с дивана, сделал лёгкий наклон корпусом вперёд, приставил правый кулак к поднятой вверх левой ладони и сказал с приветливой улыбкой: - Если вы приглашаете меня. Ву жи ху рунсин, сифу (Я почту за честь, учитель). Но сейчас уже поздно. Мне пора к себе домой. И тебе, наверное, тоже. Тебя тут ждут?
Хотел блеснуть фразой на языке Яосу, но произношение у него было пока просто ужасное. Ну хоть грамматических ошибок не налепил.
- Да, водитель ждёт у ворот.
- Давай, я провожу тебя! – Принцесса кивнула. – Но скажи сначала, мы ведь из совсем разных миров. И нормы поведения у нас очень разные. Я должен был учесть это. Давай, ты расскажешь, каковы нормы поведения у вас. А я расскажу, как у нас. Чтобы больше не было недоразумений.
- Веди себя, как обычно. Но я действительно не люблю сюрпризов. Это тебе стоит запомнить. У нас, когда ученик приходит к учителю, он говорит: «Учитель, мясо твоё». Это значит, что отныне он полностью вручает себя в руки учителя до тех пор, пока учитель не сочтёт его готовым идти самостоятельно.
- Это, конечно, сильно. У нас приняты более свободные нормы отношений. К тому же я не думал, что всё зайдёт на такой уровень. Просто я считаю, что неприятные сюрпризы подбрасывает сама жизнь. И человек далеко не всегда может быть готов к этому, и сообщить об этом. Всякое бывает. Например, если я о чём-то с кем-то договорился, но случилось что-то, и договорённость сорвалась, я всегда готов понять это. Ну, если мне об этом честно скажут. Возможно, неприятно будет, но я готов понять. Ты хочешь, я так понимаю, действовать по вашим обычаям?
- Мне стоит подумать над этим. - Ответила Азула уже на выходе из здания университета.
- Послушай, а наш директор, он же вроде хорошо к тебе относится. Неужели он не может как-то решить твою проблему? Разве он не может походатайствовать перед вашими властями, чтобы тебя приняли обратно и не трогали?
- Да что ты?! Он как тюремщик. Посадил зверюшку в клетку и наблюдает с любопытством, как она там барахтается. Ничего он для меня не сделает. Я для него трофей, научный экспонат. - Сказала она уже как-то со скрытой яростью и злостью.
Некоторое время они молча прошли по освещенному фонарными столбами плацу Академии по направлению к главному въезду на территорию. Затем Мартин внезапно встал на месте с очень напряжённым выражением лица, как бы находясь в нелёгких раздумьях. Девушка тоже остановилась и недоверчиво посмотрела на спутника.
- Что-то не так? - спросила она.
- Знаешь, я тут подумал вот что. – Затем он повернулся и внимательно посмотрел ей в глаза. Он уже давно взгляда этих глаз не боялся и мог его выносить. – Я не хочу влезать в чужое прошлое. Это личное дело каждого человека. Я не знаю, что ты такого наделала, что тебя ненавидит целая планета. Но я всегда считал, что человеку нужно давать второй шанс. Ты с лёгкостью можешь раскидать взвод солдат. А я всего лишь студент, который с трудом сдаёт каждую сессию. Но я хочу сейчас пообещать лично тебе, что если твоя беда не разрешиться до того, то я обязательно помогу. Правительство строит новые корабли, а управлять ими кто-то должен уже сейчас. Лет через пять мне присвоят звание капитана первого ранга. Под моим командованием будет огромный звёздный крейсер. Ты представляешь, что это такое вообще? Тот звездолёт, на котором тебя привезли сюда, это жалкая посудина по сравнению с крейсером. Эта громадина несёт экипаж в 2 тысячи человек, из них 300 – это абордажная команда. При необходимости он может взять на борт двадцатитысячный десант с боевой техникой. Так вот я сейчас тебе лично обещаю, что на таком крейсере я доставлю тебя на родину. И тебя примут там так, как подобает. А если откажутся, то будут иметь дело со мной и всей военной мощью Федерации. Тогда поглядим, что лучше, наша технология или ваша магия.
Вот такого обещания она точно не ожидала. На шутку это было явно не похоже. И такими обещаниями ведь не разбрасываются направо и налево! Или в этом мире разбрасываются? Да не похоже. Все местные по виду были обычными людьми, совсем не выделяющимися на общем фоне. Только они не обладали способностями к покорению стихий. А в остальном весь их порядок действий прекрасно укладывался в более понятную ей схему. То есть преследование исключительно своих интересов любой ценой. Так было у многих из этих людей. А этот решил выделиться.
- Ты, правда, хочешь этого? – Очень подозрительным тоном спросила она, явно не доверяя искренности сказанного только что. – Но зачем тебе это? Ты что, так легко готов пойти против интересов своего мира?
- Я лишь хочу, чтоб ты была счастлива. Я вижу, как тебе плохо и неуютно у нас. Хоть ты и пытаешься затушевать это. Но мне всё очевидно. У нас ты не протянешь. И я совсем не вижу тут никакого противоречия с интересами нашего мира. Нашему миру, похоже, до тебя и до твоего мира и дела никакого нет. Я лишь хочу совершить нечто стоящее, а не быть просто очередным живым придатком к космической машине. Ещё позже я стану адмиралом, и тогда если какой-то урод посмеет обидеть тебя, то столкнётся со всей Земной Федерацией. – Затем он изменил голос на более добродушный. – Не знаю, как всё повернётся. В любом случае, ты должна знать, что ты тут уже не одна. Но только при одном условии. Если не будешь беспричинно избивать.
Интересно, он сам-то понимал, что с этого момента начал сам насаживать себя на крючок? Вроде, понимал, но ему было плевать. Вот так, мясо твоё, учитель!
***********************************************************
На следующее утро Мартин Пико почувствовал себя на удивление легко и свободно. То, что вчера произошло некое примирение, его очень радовало. И это заметили сегодня все, в том числе и бывшие дружки. Но на них он забил. Вечером он снова шёл в посольство. И на этот раз у него за спиной был рюкзак с чем-то тяжёлым.
К его удивлению, ворота были открыты. И особой активности он вокруг поместья не заметил. Но затем его внимание резко переключилось на кое-что другое. В дверях на пороге главного здания он увидел Азулу. Теперь на ней был только красный топик, подтянутый золотым пояском, подчёркивающим её аккуратную и весьма аппетитную грудь. На шее золотое ожерелье. И явно не нашей работы. А ноги покрывала такого же красного цвета юбка – солнце, оставляющая полностью открытыми рельефный животик и талию. Чёрные, как смоль, волосы в основном свободно спадали на плечи, и лишь часть из них была заплетена в конский хвост на макушке. На лице инопланетянки застыла какая-то загадочная полуулыбка.
Первое время швейцарец тупо стоял, приоткрыв рот от изумления. Затем до него дошло, что выглядит он глуповато. Он сглотнул, затем произнёс: - Если все девушки в твоём мире похожи на тебя, мне стыдно за свою планету.
Азула только усмехнулась, повернулась к нему спиной, бросила коротко «Заходи» и пошла вглубь гостиной. Пико не сразу даже последовал за ней, он наблюдал, как она идёт, покачивая бёдрами, её ягодицы, обтянутые юбкой, гибкую спину. От всего этого, если честно, голова шла кругом. Но Мартин быстро подавил все похабные мысли, смекнув, что поддаваться на провокации – это крайне глупое решение. Да и не приходилось ему ещё никогда делать подобного.
- Я принёс тебе арбуз. Не знаю, есть ли у вас такие фрукты, но думаю, тебе понравиться. - Сказал Мартин, положил рюкзак на диван в гостиной и выкатил из него арбуз средней величины.
- Да, знаю. То, что вы называете арбузом, всего лишь пресная водянистая масса.
- А! Ну и ладушки! Значит, мне больше достанется. Меня долго уговаривать не надо. Кстати, а где твои служанки? Здесь как-то тихо.
Азула села на диван, отвернулась и потупила в пол недовольный взгляд.
- Ушли! – С нескрываемым раздражением произнесла она. – Не предупредив.
- А! Ну, тогда ясно, для чего ты меня позвала! - Шутливо ответил студент, но когда увидел ещё большее раздражение на лице девушке, сразу посерьёзнел и спросил. – Как долго их уже нет?
- Уже три дня.
- Думаю, ты давно не ела. Я, пожалуй, не мастер кулинарии, но … - он не договорил.
Инопланетянка жёстко перебила его: - Мне не нужна твоя жалость! И кроме того, я не маленькая!
«А на самом деле, боевая машина не очень-то может о себе позаботиться» - подумал Мартин и ответил: - А жалость служанок тебе была нужна? Воспринимай это, как мою оплату твоих уроков. Не в денежной форме. Слушай, если я пожарю цыплёнка, будешь? Я тоже проголодался маленько.
Азула молча и устало кивнула головой.
- Хорошо. Тогда я сейчас сбегаю в магазин. Ты арбуз пока поешь. А я скоро вернусь.
Сначала он разрезал арбуз на дольки затем убежал. Примерно через час он вернулся, а затем ещё примерно столько же шкворчал на кухне сковородкой. Затем принёс в гостиную результаты своего труда. Оказалось, что люди иной планеты вовсе не привыкли есть за столом. Они привыкли принимать пищу на полу, на специальной подставке и почти всегда деревянными палочками. И более того, обычные земные столовые приборы- ложка и вилка были неслыханным варварством и надругательством над культурой приёма пищи. Курсант выслушал всё это без комментариев, только устало кивал головой с лёгкой улыбкой. Мол, так-то так. Ну примерно, как если бы убелённый сединами старик выслушивал бы нравоучения молокососа. И действительно, как ещё представитель восходящей звёздной империи должен был воспринимать это всё от жительницы неразвитого и примитивного мира?
- Вот, угощайтесь, ваше высочество! Ужин по-курсантски. Как мама научила. - Сказал Мартин, ставя тарелку с нарезанной курятиной перед девушкой.
- Так ты и готовить умеешь? - несколько озадаченно спросила Азула.
- Конечно, в общаге без этого не выжить. Вот многим нашим однокурсникам приходилось учиться самим. Выходило по разному. Можно, конечно, ходить по разным кафе и ресторанам быстрого питания. Но не курсантскую стипендию.
Когда с цыплёнком было покончено, Мартин вышел в кухню, забрав с собой и объедки. Человек после приёма пищи частенько добреет. Как ни странно, то же примерно происходило с Азулой. Она притихла и уже с любопытством наблюдала за действиями землянина. Это было странно, но казалось, что ей стало как-то комфортнее в его обществе. При том, что её догадки о его намерениях пока не оправдывались. Она всё ещё не могла до конца «раскусить» его. Злило ли это? Как ни странно, нет. Скорее, становилось любопытнее. Он не пытался ничего скрыть, говорил на удивление открыто. Но даже при том, его намерения оставались загадкой.
Мартин вернулся с металлическим ведёрком и треножником. Поставил его над свечками. На улице уже стемнело, и теперь свечи становились единственным источником света в комнате. Электрическое освещение он включать не хотел. Пико думал, что это создавало более успокаивающую атмосферу.
Мартин наломал в ведёрко несколько кусков чёрного шоколада и заговорил: - Я хочу угостить тебя нашим национальным блюдом. Называется фондю. Вообще-то его делают из расплавленного сыра со специями. Но есть и более простой вариант с шоколадом. Вот моя мама готовит настоящее фондю. Пальчики оближешь. А это так, импровизация. Короче, надо взять кусочек хлеба и обмакнуть его в расплавленный шоколад. А потом в рот.
Что он тут же и продемонстрировал. Затем подал кусочек белого хлеба послу и предложил проделать то же самое.
- Только подожди. Может быть горячо.
Азула, сидевшая напротив, только нахмурилась и с явно наставительным тоном заявила: - Горячо? Горячо – это моё второе имя, или как там ваши говорят?
Затем, воспользовавшись моментом, девушка переползла на его сторону и села рядом с курсантом, который даже мундира не снял. Загадочно поглядывая на него искоса и внутренне восторгаясь тем, как он начинает явно смущаться, и одновременно медленно облизывая шоколадные кусочки хлеба, принцесса ждала пару секунд, затем спросила как будто невзначай: - В этом доме много пустых комнат. Ты мог бы занять одну из них. Это было бы лучше, чем ютиться в твоей каморке с толстым свиномакаком. Здесь большая кухня. И тебе придётся тратить меньше времени на приготовление пищи.
Как ни странно, от этого начинающий подрагивать (а это было замечательно) Мартин почувствовал некое облегчение. Ему и отмазы искать не пришлось.
- Благодарю тебя. Но покинуть общагу я не могу. Таково условие договора. Даже если я просто не приду в общежитие до трёх ночи два раза подряд, могут запросто отчислить. Я понимаю, это звучит странно. Даже если не явиться на экзамен, наказание менее суровое. Но таковы правила. Ты ведь тоже здесь подчиняешься неким правилам, которые диктуют сверху?
Азула тут же нахмурилась и вернулась на свою сторону подставки Похоже, от курсанта она ждала несколько иного ответа и другой реакции. Но он сам нисколько внешне не изменился. Про себя, правда, подумал, а для чего инопланетянка предлагает это? Просто в качестве бесплатной замены сбежавшим служанкам? А она не лишена своеобразного чувства юмора. Конечно, можно было при желании расторгнуть договор с комендатурой общежития. Но, во-первых, отсюда ездить на занятия было бы долго. А во-вторых, отказавшись от комнаты, её нельзя было восстановить. Очередь из желающих студентов и так была велика.
Впрочем Мартин Пико сменил тему: - Знаешь, я ведь всё никак не могу понять. Это здание ведь, правда, пустует. Я попытаюсь объяснить. – Хмурая и молчаливая принцесса пока особо не слушала, видимо, ожидала какую-то глупость. – Ты первое существо из другого мира, которое ступило на поверхность нашей планеты. Такого в нашей истории никогда ещё не было. Я сам помню. Такого события ждали с трепетом. И вот ты здесь. А вокруг твоей резиденции словно мёртвая зона. Я спрашивал у прохожих, просто ради интереса, где инопланетное посольство. Они в ответ либо просто крутили пальцем у виска, либо просто смотрели как на идиота. Мне показалось это противоестественным. И вот на прошлой неделе я ходил в одно издательство. Хотел им рассказать о тебе. Сначала меня выслушали вроде бы с интересом. А потом сказали, что сообщат мне о публикации. Как думаешь, сообщили?
Ответом было лишь сосредоточенное молчание.
- Просто я подумал, может, ты знаешь, что происходит.
Азула ответила не сразу, а лишь спустя некоторое время, в течение которого внимательно смотрела на собеседника, и внутренне от этого взгляда было не очень хорошо.
- В следующий раз скажи сначала мне, прежде чем что-то делать. Не стоило этого делать!
- Я не хотел навредить. Я лишь думал, что могу таким образом устранить несправедливость.
Затем девушка отвела мрачный взгляд в сторону: - Не знаю точно. Скорее всего, это из-за того, что мы обсуждали вчера. Мой статус дипломата – в общем-то фикция. Ваши тупые и никчёмные сенаторы использовали меня как приманку, чтоб заключить выгодные договоры. Мне было бы грех обижаться. Ведь каждый политик на это и нацелен. Но я всё равно с удовольствием посидела бы в карцере, чем ещё раз пообщалась с этими безмозглыми похотливыми ничтожествами.
- В карцере?
- Да. Это у нас что-то вроде вашего холодильника, только вместо продуктов там держат людей. Магов огня сажают туда, чтобы сломить их дух. Там поддерживается постоянный холод, а он убивает душу.
Мартин Пико выслушал это молча и с некоторым недоверием. Он хотел было спросить, за что её, представительницу королевских кровей, держали в таких ужасных условиях и почему изгнали аж с родной планеты. Но потом рассудил, что такой вопрос сейчас был бы неуместен. Не время пока. Где ему было знать, что каждую ночь в этом доме, когда Азула оставалась совсем одна, ей снился именно ледяной карцер и побои «санитаров» за малейшее неповиновение. И то, как эти самые «врачи» таскали её за волосы по подземным казематам. И каждое утро, когда она тут просыпалась, вся подушка была мокрой.
Она снова задумчиво уставилась на пламя свечи. Пико она показалась очень красивой и хрупкой. Он хотел подбодрить её как-то.
- Не переживай! Здесь тебя никто не посадит в карцер. У нас даже смертная казнь запрещена в большинстве стран.
От этих слов Азулу словно передёрнуло: - О духи! Куда же я всё-таки попала! Как же вы тогда наказываете преступников?
- Самое тяжкое – это пожизненное заключение. Ну, в некоторых мусульманских странах есть смертная казнь через побивание камнями за супружескую неверность. Но я уж и не помню, когда такой приговор приводили в исполнение. А вообще казнь признали неэффективной. Она не даёт эффекта воспитания, а только озлобляет. Можешь мне поверить, у меня была юридическая практика. - Авторитетно и самодовольно заявил курсант.
Похоже, что Азула готова была многое перенести здесь, на Земле, но это уже было слишком.
Горько усмехнувшись, она ответила: - Получается, вы всю жизнь содержите какие-то отбросы за общественный счёт? Хотя, у вас же чернь пытается управлять чернью. Я почему-то не удивляюсь. Преступников казнят не для того, чтоб устрашить или перевоспитать. А потому, что есть люди, которых просто нельзя оставлять в живых.
Мартин улыбнулся, поднял ладони в примирительном жесте и ответил: - Ладно! Ладно! Я просто хотел сказать, что здесь тебе ничто не грозит. По крайней мере, в супружеской неверности тебя никто не уличит. Ну а если тебя достают наши сенаторы, то посмотри на них так искоса, как на меня сейчас. И все сенаторы к тебе приползут на коленях. В конце концов, они могут быть тоже очень податливыми и управляемыми людьми.
- А я думала, что ты не заметил. - С удивлением произнесла инопланетная принцесса.
- Ещё как заметил, но и я не так прост, каким кажусь. Слушай, раз уж так всё вышло, то я бы хотел называть тебя как-то проще. Например, моё полное имя Мартин Пико. Но всегда так говорить не удобно, и друзья называют меня просто Марти. А я буду называть тебя, например, Азу?
Девушка сначала ничего не ответила, затем нахмурившись потребовала унести тарелки и подставку для еды. Ну что ж, молчание – знак согласия.
Когда Мартин вернулся в комнату, Азула всё так же сидела на подушке на полу. Она велела сесть перед ней так же. Тон её речи звучал мягче и как-то игриво, что не могло не радовать.
- Что случилось? - спросил Пико.
- Ничего, просто я хочу проверить кое-что. Сейчас сделаем простейшее упражнение. Закрой глаза. Расслабься. Вдыхай носом, выдыхай ртом. Но самое главное – слушай моё дыхание и успевай за моим ритмом. Я буду постепенно замедлять дыхание. Промежутки будут всё длиннее. Твоя задача – чётко повторять за мной. Итак, начнём!
Было пока не понятно, к чему это. Но Мартин с любопытством решил последовать этому. Он закрыл глаза и начал внимательно слушать, благо что в полной тишине вдохи и выдохи были прекрасно слышны. Как и говорила Азула, постепенно промежутки между ними стали расти. Но пока это было вполне переносимо. Но затем задерживать дыхание стало труднее. Он слышал, что девушка прекрасно выдерживает паузы, а ритм её не сбивается. Зато он с нетерпением ждал нового вдоха, его дыхание сбивалось, лишь бы глотнуть вожделенного кислорода. Но учительница никак пока не реагировала.
Наконец, ещё один мучительно медленный выдох. Мартин стал напряжённо слушать, ожидая следующего вдоха, но его не было. Он начал немного паниковать. Не выдержав, открыл глаза. С удивлением он увидел, что Азула с совершенно спокойным лицом и какой-то странной полуулыбкой на губах смотрит на него. И в тот же миг она резко выбросила вперёд правую руку, целя двумя пальцами в гортань. В последний миг Мартин прянул назад и попытался поймать своей рукой её ладонь. Ему это почти удалось, но заострённые коготки всё же легонько вошли в кожу.
Пико упал на пол, отдышался, отполз назад, спросил с ошалелым видом.
- Ты чего творишь? – Запыхавшись, спросил он. Что это за штучки? Ты что? Убить меня хотела?
Азула убрала руку. На её лице застыла всё та же надменная улыбка.
- Это была проверка. Можешь концентрироваться, можешь и реагировать быстрее. Пожалуй, из тебя выйдет не такой отстой, как из остальных твоих соплеменников. Завтра попробуем более сложные приёмы.
- Прости. Но боюсь, завтра не получиться.
Лицо инопланетянки из самодовольного вмиг стало настороженным.
- Это ещё почему?
- На самом деле, я пришёл, чтобы тебе сказать. Завтра наш курс в полном составе отправляют на орбитальную крепость «Кронштадт» на манёвры Флота. Поэтому меня не будет два месяца. Я думаю, тебе лучше как-то помириться со служанками, либо обратиться к доктору, чтоб прислал новых. Для меня это важно. Я должен постараться хорошо зарекомендовать себя на учениях.
Посол прекрасно видела, что курсант не врёт. Вот только она сомневалась, что он и после учений согласиться зайти сюда. Впрочем, что она могла сделать?
- Тогда поговорим об этом через два месяца. - Спокойно, но холодно ответила инопланетянка.
Курсант, улыбнулся, повторил жест руками в поклоне и поспешил к себе в общежитие. Азула вновь осталась одна при свете лишь свеч.
 
DailenДата: Суббота, 14/04/2012, 12:15 | Сообщение # 16
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
«Стало быть, - думалось ему, - всё чудесно».

Да - щас будет еще лучше biggrin

Quote (Sherbik)
Всё так же холодно сказала девушка, затем внезапно почти неуловимо быстро подскочила к гостю, схватила его правую руку в болевой захват, а затем абсолютно беспрепятственно уложила его лицом в пол, заводя правую руку за спину и прижимая тело коленом. Мартин сжал зубы от боли в выкручиваемой руке от плеча до ладони.

Не - ну точно айкидо surprised ))

Quote (Sherbik)
(Честь имею, Ваше Высочество) – сказал он, приставил ладонь к фуражке, развернулся на каблуках и вышел.

И снова Азулу кинули sad . Теперь, по идее она должна сделать выводы, или даже посоветоваться с Кастером.

Quote (Sherbik)
Господа курсанты, начнём семинар. Хотя в последнее время наши семинары всё чаще превращаются в лекции. Я уж и не знаю, что с вами делать. Думал, дать каждому из вас по докладу, чтоб хоть кто-то подготовился, как следует, а остальные послушали, хотя бы. Но сегодня из шести обещанных докладов мне принесли только три. Я не знаю, как мы будем так продвигаться дальше.

О - как знакомо biggrin

Quote (Sherbik)
Вот если вам как можно быстрее нужно преодолеть минное поле из примерно 20 мин. Из них, как вы знаете, лишь две или три являются настоящими боевыми минами.

Бюджетное минное поле? Оо

Quote (Sherbik)
Мартин и раньше мог бы ответить на этот вопрос, но по негласной договорённости между пацанами надо было сидеть, молчать и не высовываться, чтоб других не подводить. А знания – это для узкого круга пацанов. Но теперь можно было наплевать на все эти правила. И на «пацанов». Горели б они все синим пламенем!

А вот это уже на ВВУЗ не похоже, они же все таки не школьники...

Quote (Sherbik)
Система генерации защитных полей.

Кстати интересно - практически в любой SciFi есть некие защитные поля, но ни где не объясняется их природа и принцип действия. smile

Quote (Sherbik)
«36 китайских стратагем»

Погуглил - интересная штука.

Quote (Sherbik)
Но кое-что он уже понял, большая часть всего этого – это приёмы откровенного обмана, и с точки зрения будущего офицера Флота – это было всё бесчестно. Ведь их всегда учили идти в бой с открытым забралом.

Странно как-то их учили - они ведь не рыцари.

Quote (Sherbik)
И рассмотрев, внимательнее, кто его сейчас там ждал, он чуть с лестницы не упал. Он схватился от испуга за перила и стал лихорадочно соображать, что ему делать дальше. Стало очень страшно. Он решил уж, наверное, надо медленно отходить назад, спрятаться в одной из тёмных аудиторий, и набрать вызов полиции. Он думал, что та, что сейчас сидела на диване, пришла сюда не иначе, как убить его.

Прям фильм ужасов biggrin
Интересно что с ним Азула сделает


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Воскресенье, 15/04/2012, 11:51 | Сообщение # 17
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
Бюджетное минное поле? Оо

Да, для экономии мин!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Quote (Dailen)
А вот это уже на ВВУЗ не похоже, они же все таки не школьники...

Нет, просто они избалованные мажоры, у которых гонор хлещет через край

Quote (Dailen)
Интересно что с ним Азула сделает

Ну, ничего особенного не сделает. Об этом написано в отрывке, который я выложил вчера.
*********************************************************************************

Тут я должен сделать официальное заявление. Следующая четвертая глава называется "Орбитальная крепость Кронштадт". Это одна из тех глав, которые я еще не написал. НО здесь есть один момент. Азула там присутствовать вообще не будет. Глава с одной стороны посвящена учениям Флота и подготовке курсантов, в том числе Пико, на орбитальной крепости. Там он учится управлять звёздным истребителем, пыжыться стать космическим снайпером, а в перерывах пишет письма иероглифами и отсылает их на Землю. А служба безопасности мух ловит. А в это время космический директор Кастер прибывает в затерянный горный монастырь в Непальских Гималаях, чтобы попросить поддержки в своих планах войны с инопланетными захватчиками у весьма странного союзника.
Короче у меня вопрос. Стоит ли выкладывать эту главу?
 
DailenДата: Пятница, 20/04/2012, 11:11 | Сообщение # 18
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Тут я хотел просто сказать, что очень часто бывает, что настоящие друзья - это далеко не всегда люди, которых ты таковыми всегда считал.

И это вполне получилось, хотя я думаю так же для того чтоб Азула могла больше раскрыться

Quote (Sherbik)
Я же сказала, я не хотела этого.

Просто так получилось biggrin

Quote (Sherbik)
Никто со мной даже заговорить не хотел. Только один из ваших преподавателей сказал, что ты остался здесь после занятий.

Хм - с каким это она видом подходила, что у всех пропал дар речи(или же они просто в ужасе разбежались biggrin ) ?

Quote (Sherbik)
«Прикинься безумным, сохраняя рассудок»

Эта стратегама идеально подходит Буми. Причем буквально...

Quote (Sherbik)
Я понимаю тебя. Что бы тебе ни казалось. У меня были две подруги с самого детства. Мы всё делали вместе. И я считала, что могу рассчитывать на них в любой ситуации. А они предали меня в тот момент, когда я меньше всего ожидала этого, и когда нуждалась в них.

Но все равно случаи у них разные.

Quote (Sherbik)
Дома тебя ждут твои мама и папа, которые, уверен, очень любят тебя и переживают за свою дочку, отправив её в полнейшую неизвестность. Ты очень смелая, что согласилась на это путешествие. Они очень ждут тебя. А ещё я думаю, тебя ждёт там какой-нибудь красивый огненный парень, знатный воин, который, быть может, с детства был влюблён в тебя, и ждёт тебя, чтобы признаться в этом. И ты забудешь про всё сегодняшнее, как про страшный сон.

А это Азуле очень больно слышать. cry

Quote (Sherbik)
Послушай, а наш директор, он же вроде хорошо к тебе относится. Неужели он не может как-то решить твою проблему? Разве он не может походатайствовать перед вашими властями, чтобы тебя приняли обратно и не трогали?

Скажи спасибо, что он ее от туда живой вывез biggrin

Quote (Sherbik)
Ничего он для меня не сделает.

Ну тут она лукавит smile

Quote (Sherbik)
Так вот я сейчас тебе лично обещаю, что на таком крейсере я доставлю тебя на родину. И тебя примут там так, как подобает. А если откажутся, то будут иметь дело со мной и всей военной мощью Федерации. Тогда поглядим, что лучше, наша технология или ваша магия.

Вот Аанг обрадуется )))

Quote (Sherbik)
Ушли! – С нескрываемым раздражением произнесла она. – Не предупредив.

Хм - а они тоже офицеры разведки?

Интересная глава
Азула похоже нашла себе друга, хотя мне кажется что она слишком уж потеплела(или это ее хитрый план)
Мартин Пико остался без друзей, что пошло на пользу учебе. Возможно станет отличником боевой подготовки.
Интересно - будет Кастер учитывать его в своих планах?

Добавлено (15/04/2012, 12:44)
---------------------------------------------

Quote (Sherbik)
Стоит ли выкладывать эту главу?

Конечно выкладывай smile

Добавлено (20/04/2012, 11:11)
---------------------------------------------
Продолжение еще не готово?


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Пятница, 20/04/2012, 19:43 | Сообщение # 19
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
НЕ готово! Вообще сейчас я в гораздо большей степени озабочен написанием диплома, чем фантастикой. А то потом комиссия такую фанатастику закатит! Ни один вымысел не сравниться! А я кстати, предлагаю, четвертую главу вообще пропустить!
 
DailenДата: Воскресенье, 22/04/2012, 13:06 | Сообщение # 20
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Ну чтож - подождем smile Учеба это дело такое, что откладывать нельзя ))
А по четвертой главе на твое усмотрение, хотя почитать было бы интересно)


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Пятница, 18/05/2012, 21:57 | Сообщение # 21
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Глава 4. Орбитальная Крепость Кронштадт


Среди высоких гор национального парка «Сагарматха» в Непале, одинокий и даже почти незаметный издалека, притулился к склону горы затерянный монастырь Тьянгбоче. Лишь узкие гонные тропки вели к древней обители. Но и эти тропы порой превращались лишь в обозначенные камушками направления. А вокруг монастыря разворачивалась величественная панорама высочайших гор Земли; неприступной Лхоцзе, красавицы Ама-Даблам, и на самом горизонте Джомолунгмы, или как называли ее непальцы – Сагарматхи – Матери Богов. А в большинстве стран мира эта высочайшая гора была известна под совсем другим именем – Эверест, в честь британского геолога и картографа Девятнадцатого века. Впрочем, раз люди забираются и на самые высокие и опасные горные вершины, то могут пройти они и в монастырь.
Здесь, помимо общины монахов тибетской школы Гелуг, паломников, на ступеньках у входа в главные ворота монастырского комплекса примостилась группка из девяти европейцев, туристов-трекеров вместе с непальской проводницей. Эти расположились чуть ниже и лениво ковырялись в земле своими походными палками, либо пили воду. Ноги у них «гудели» после долгого перехода по горам. А у ворот сгруппировались паломники из местных, пришедших поклониться почитаемой тут статуе Будды Авалокитешвары. Туристы потопают скоро дальше, на север. Члены обители никому в помощи не отказывают.
Одно было неизменным. На «крыше мира» было тихо и одиноко. Бубенчики флегматичных яков позвенивали на ветру, паломники крутили молитвенные барабаны, бубня под нос свои мантры. Европейцы балдели и не хотели ни о чем говорить. А вокруг тишина и ни облачка над головой. Где еще можно найти такой покой? Словно вся сует мира оказалась где-то внизу, как будто это некая субстанция тяжелее воздуха, стелется на уровне моря и выше не поднимается.
Каково же было удивление утомленных и разморенных горным солнышком туристов, когда в небе над головой раздался гул сопел приземляющегося аппарата. Лёгкий десантный шаттл Флота быстро и совершенно неожиданно «выпрыгнул» прямо из неба. Он приземлился на самой нижней площадке перед вымощенными каменными ступеньками подъёмом к монастырю. По задней аппарели повыскакивало с десяток бойцов, закованных в подвижную силовую броню черного цвета с крупнокалиберными пулеметами наперевес. Они разбегались в разные стороны, беря на мушку всё вокруг, под зычные возгласы одного из них: - Вперёд! Вперёд! Очистить периметр! Гражданских вывести!
Туристы, да и паломники тоже, глядели на это с округлившимися глазами, не веря в реальность всего этого. Какая-то нелепая, идиотская фантасмагория вдребезги разрушила всю незамутненную гармонию и тонкий покой этого места. Суетный мир пришел сюда, причём в своих самых нелепых и неприятных формах.
Бронированные солдаты начали разгонять собравшихся туристов и паломников, вытесняя их вниз по тропе. Проводница группы вышла к голосистому бойцу и потребовала объяснений. Двухметровый тип поднял забрало шлема с двумя горящими детекторами напротив глаз, под ним оказалась физиономия какого-то дюжего афроамериканца с оттопыренной нижней губой.
- Прошу прощения, мэм! – Отрывисто «пролаял» он поставленным голосом. – Мы спецподразделение Флота. Проводим спецоперацию по приказу Главного Командования. Сожалею, но нам приказали очистить территорию вокруг монастыря от гражданских, мэм!
- И что мне делать? Вы срываете мне график маршрута.
- Подождите часок, другой, мэм! Скоро мы закончим.
Ну а когда один из бритых налысо младших послушников обители с ведрами вышел из ворот, то замер на месте. В нос ему уткнулись дула автоматов двух почти что робокопов, как это смахивало со стороны. Вёдра сами выпали у него из рук.
Двигатели шаттла затихли. А двухметровый негр подошел к аппарели. Наружу вышел стройный человек европейской внешности в костюме-тройке медного цвета, в шляпе, в черных очках и с длинной тростью, больше смахивающей на посох.
- Периметр обеспечен, господин директор! – «пролаял» негр и вытянулся перед этим типом по стойке «смирно».
- Благодарю вас, капитан. – Тихо ответил человек и снял очки.
Этим человеком был директор Федерального Совета по космическим исследованиям, формально чисто научной организации. Он сложил очки, засунул их в нагрудный карман пиджака и кивнул, указывая наверх. Капитан последовал за ним.
Теперь доктор Дуглас подошёл к прибалдевшему послушнику. Поклонился и как ни в чем ни бывало спросил, будто чай в магазине заказывал: - А настоятель у себя? К нему можно?
Послушник тоже поклонился. С лёгкой полуулыбкой на устах он сложил ладони и ответил: - Владыка Дорже Ринпоче готов принять вас. Но вам придётся подождать. У нас ещё идёт служба.
- Благодарю тебя. – Ответил Кастер, затем обратился к двум бойцам. – А вы побудьте пока у корабля. Внутрь никому не заходить!
- Да, сэр! – Чеканно рявкнули бойцы и удалились в низ.
Вслед за послушником доктор прошёл в главную молельню монастыря. Рассевшиеся в традиционных позах лотоса древние архаты в красных накидках вроде туник, одевающихся через плечо, называющимися уттара санга, монотонно и ритмично напевали шестисложную мантру в честь Будды. Воздух был наполнен запахом курившихся благовоний. А в самом центре перед двухметровой позолоченной и посеребрённой статуей Будды Авалокитешвары сидел настоятель. Доктор мог видеть его только со спины. Он тихонько прислонился к проему входа в главную обитель, не мешая церемонии, и не привлекая излишнего внимания братии. Настоятель носил на голове высокую шапку с гребнем из войлока. В руках он держал четки. Он явно что-то бормотал себе под нос. Но его слова заглушались общим хором старших монахов. Но не это было самым удивительным. Человек в центре зала сидел на широкой подушке в позе лотоса, только подушка эта висела в 30 сантиметрах от поверхности пола безо всяких видимых опор и подвесов. Но доктор нисколько этому не удивлялся. Он вообще имел право присутствовать на церемонии только потому, что получил согласие на визит в этот день, и его тут ждали.
Когда голоса хора смолкли, подушка настоятеля опустилась на пол. Доктор подождал ещё около получаса, пока архаты не разошлись, и зал не опустел. Здесь они остались только вдвоём.
- Ты имеешь весьма странную манеру являться вот так. – Раздался голос настоятеля, так и не изменившего позы. Причём он говорил на языке, неведомом никому здесь. Только доктор мог его понимать.
Так же он и ответил: - Я мог бы, конечно, поступить иначе, и не привлекать столько внимания к себе, но у меня слишком мало времени, Дорже. Мне нужен твой совет.

Добавлено (10/05/2012, 20:49)
---------------------------------------------
Настоятель снял свою высокую шапку и как-то быстро накинул на голову капюшон.
- Давай выйдем наружу! Здесь не лучшее место для подобных бесед. – Сообщил он, так же сидя спиной к гостю.
По ступенькам они вышли на самую верхнюю террасу комплекса на вершину горы, где стояли многочисленные флаги, изрядно потрёпанные гималайскими ветрами.
- Итак, я думаю, у тебя была достаточно веская причина, врываться в обитель, пугать посетителей и братию. Я человек мирный, но могу и постоять за себя. Мне хватит пяти минут, чтоб разоружить всё твоё воинство и отправить этих мужичков вниз по ущелью в одних трусах.
Директор Совета помолчал с полминуты, невесело размышляя, но продолжил: - Я руководствуюсь официальным регламентом. Кроме того, это вопрос статуса. Мне нужно официальное прикрытие.
Человек в капюшоне некоторое время молчал, перебирая чётки в руках. Он всё ещё старательно не показывал лица, но было заметно кое-что другое. Его руки покрывала явно вторичная кожа, словно возникшая после обширных ожогов.
Наконец монах усмехнулся и снова заговорил: - Знаешь, если б ты высадил тут десантно-штурмовую бригаду, тебе было бы проще среди них затеряться. Или ты в детство впадаешь? С каких пор тебя волнуют статусы?
- Ну, знаешь, Дорже! У меня не было нормального детства. Так почему бы сейчас не наверстать упущенное?
- Ну, если только так рассуждать! – снова усмехнулся собеседник.
- Ладно, я прилетел сюда не по доброму поводу. Нашей планете грозит война. И мне нужна твоя помощь. Совет, если точнее.
- Ты знаешь, что я против любого насилия в любой форме и под любым предлогом. Как думаешь, как я отнесусь к перспективе всемирной бойни? Прошу не перебивай меня! – Настоял монах, заметив, как директор хочет чего-то возразить. – Я в курсе многих событий на этой планете, хоть и живу вдали от всех. Я знаю, помыслы твои благородны, но не совсем чисты. Ты ведь не только угрозу отразить хочешь, но и положение своё подспудно укрепить. Я чувствую, душа твоя стала черствей, огрубела. Суета отравляет мысли твои. Я знаю, что порой за успех нужно платить высокую цену, но мне не нравятся слишком дорогие успехи.
- Я это знаю, Дорже. Но, к сожалению, ты не понимаешь, о чём идёт речь. Каждый день мне приходится принимать решения, касающиеся миллионов человек. Каждый день приходится выбирать, идти на компромисс с собственной совестью. Я понимаю, что ты бы вёл дело в сторону договора. Но наши соседи не привыкли идти на компромиссы. Мы можем теоретически пойти им навстречу. Но это ничего не решит. Мы будем разорены и в просто перегрызем друг другу глотки, как в старые добрые времена. Я исхожу из реалий и пока пытаюсь лишь найти наименее болезненный выход из тупика.
- Да, задумчиво ответил на это настоятель, - выходит, рано вы сунулись в большой мир.
- А всегда будет рано. Там тоже не агнцы божьи живут. Для драки достаточно и одного забияки, а вот чтоб блюсти мир, нужны усилия всех без исключения. Скажи, Дорже! Ты читал дневники Николы?
Монах в капюшоне медленно кивнул головой.
- Мне нужна подсказка. Он считал, что в целом положительно заряженная Земля и её ионосфера составляют своего рода гигантский сферический резонатор, внутри полость со слабопроводящей средой. Если возникшая электромагнитная волна снова совпадёт со своей фазой, она может существовать очень длительное время. Возникнет самоподдерживающийся резонанс. Но он слаб. Мы рассчитали, что если длительное время нагнетать ядро Земли положительным зарядом, а верхние слои атмосферы отрицательным, накопившаяся разность потенциалов будет искать пути выхода в планетарном масштабе. Но просто так подавать импульсы в землю бессмысленно. Нужны особые каналы прямой передачи сигналов от поверхности к ядру и обратно. С минимальным электрическим сопротивлением, чтобы посланный импульс не затухал. Древние знали о них, но мы не знаем. И у нас уже нет времени их искать экспериментальным путём.
- Забавно! – Задумчиво ответил настоятель. – Ты намного старше меня. Коренной уроженец своей планеты. Да ещё и лично знал автора этих строк. И спрашиваешь совета у меня?
- Я знаю. – С досадой в голосе ответил директор. – Возможно, ты прав. И я слишком замылился со всей этой работой. Многие чувства слишком притупились во всей этой политической суете. Она выйдет мне боком, я знаю. Но ещё я знаю, что я должен найти выход. И весьма скоро.
- Выход ищи у полюсов. Ты, я надеюсь, помнишь, что оба ваших магнитных полюса периодически смещаются? Каждая точка смещения полюсов находится в точности над самым идеальным проводником сигналов. Они опоясывают планету вдоль полярных кругов. По крайней мере, я понял это именно так. Ваша планета, как и наша, тоже живое существо. И требует уважения к себе. Такие люди из ваших, как Никола, могли чувствовать это. Чего не скажешь о тебе.
- Те, кто идут против нас, не имеют уважения к планетам. Они уважают лишь деньги и силу. Я знал, Дорже, что ты в беде не оставишь. Я думаю, ты прав насчет меня. Но значит ли это, что я должен сидеть сложа руки, когда тучи сгущаются? Будь любой достойный претендент на эту ношу, я б не задумываясь отдал ему её. Но таковых нет.
Настоятель монастыря остановился, снял капюшон. Под ним оказалось человеческое лицо и совершенно лысый череп. Но лысым он был не от того, что регулярно брил голову. Кожа лица и головы была бледной, комковатой и не очень приятной на вид. Явно вторичная кожа после страшных ожогов. Медицина да хотя бы в том же Катманду, могла бы без особых трудов восстановить первоначальный покров с волосяными луковицами. Но настоятель Ринпоче не желал этого. Внутреннее, а не внешнее, имело для него решающее значение.
- Значит ли это, что и мне стоит готовиться к худшему? – спросил лама.
- Не уверен. Хотелось бы наедятся, что разум восторжествует. Но я на это не полагаюсь. Вот каким будет мой ответ.
- Я приму это к сведению. – Ответил настоятель и поклонился.
Кастер поклонился в ответ. Внезапно налетел сильный порыв ледяного пронизывающего ветра. Директор, не взявший с собой тёплой одежды, машинально поёжился. И показалось, будто настоятель, только что стоявший перед ним, был «смыт» порывом ветра и растворился в воздухе. На горе с флагами доктор Дуглас остался один. Он медленно спустился к шаттлу и дал рукой охране знак, начинать разогрев двигателей и сниматься с места.
******************************************************


Сообщение отредактировал Sherbik - Суббота, 02/06/2012, 12:26
 
DailenДата: Воскресенье, 20/05/2012, 11:44 | Сообщение # 22
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Разделительный пост
------------------------------------------------------------------------
Спасибо что напомнил - с новыми сериями Корры я как-то и не заметил обновления
И как прочитаю отпишусь wink


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Суббота, 02/06/2012, 12:36 | Сообщение # 23
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Лёгкий курьерский шаттл Флота, рассчитанный на перевозку 50 человек вместе с экипажем, только что стартовал со взлётного поля под Норфолком, штат Вирджиния. Эта база была собственностью Вооружённых сил Североамериканских Штатов, одного из важных «столпов» Земной Федерации. А курьерский шаттл не отличался почти ничем от обычных кораблей коммерческих компаний класса «земля-орбита». На борту было 45 курсантов, половина состава Четвёртого Курса. Вперёд ещё утром вышли два корабля с Пятым Курсом на борту. А за ними последуют ещё три шаттла со второй половиной Четвёртого Курса и Третьекурсниками. Вся эта масса должна была теперь сконцентрироваться на одном единственном объекте. И от этого, а вовсе не от перегрузок при наборе высоте и скорости, сердце курсанта Пико стучало всё чаще.
Их путь лежал к самому впечатляющему результату работы человеческого инженерного искусства. Никого уже не удивляли небоскрёбы высотой в полтора километра. Которые затем оказывались почти никому не нужны из-за чудовищных затрат на эксплуатацию и ремонт, а также на поддержание ровного микроклимата по всему помещению. А вот это сооружение удивляло всех. Космическая орбитальная крепость, главная база Флота, создавалась вскладчину на средства Федерации, её субъектов, Космического Совета, имевшего свои собственные источники финансирования, и корпорации «Кольцо».
Мартин Пико не знал, кто и когда предложил концепцию строительства такого объекта. Даже в их Академии никто не знал точно, кто был главным проектировщиком станции. Известно было только, что работы были начаты согласно постановлению Федерального Совета с одобрения Правительства в 14 лет назад, и до сих пор не были полностью закончены. Главным, да и, в общем-то, единственным подрядчиком строительства бала корпорация «Кольцо». И ещё он знал так же, что крепость не должна была оставаться единственной в своём роде. Существовал целый проект, растянутый на несколько десятилетий. В его итоге должна была возникнуть Система Планетарной Обороны (СПО), состоящая из шести орбитальных крепостей одинакового класса, расположенных на разных радиусах, но с таким заделом, чтобы полностью перекрывать пути подхода к Земле с любого угла: Кронштадт, Гибралтар, Сингапур, Севастополь, Перл-Харбор и Порт-Артур. Официально ещё ни одна не была принята в строй. Но Кронштадт уже активно использовался Флотом и находился в завершающей стадии работ. Касательно остальных, то там еще и конь не валялся. Хотя, не совсем так. Ещё два бывших складских депо были переоборудованы в орбитальные батареи. Но отдельные батареи с парой орудий, которые разбиваются с одного выстрела – это еще не крепость.
Шаттл сделал несколько витков по орбите, чтобы потихоньку подняться до уровня в 2500 километров от поверхности Земли. Именно на таком расстоянии и «висела» космическая база. Всякий раз, когда объект показывался из-за горизонта родной планеты, словно восходящая Луна, курсанты в лёгких, но герметичных скафандрах, пристёгнутые к креслам прочными ремнями, изо всех сил тянулись к крошечным иллюминаторам, чтобы разглядеть хоть что-нибудь. Только на видимой с борта, соответственно обращённой к Земле стороне крепости, Мартин насчитал четырнадцать окружностей, образованных полями обводов мортирных батарей. Издалека они выглядели, как лунки для гольфа. Только диаметр каждой такой «лунки» был в 200 метров. Между обводами этого шестикилометрового шарика ввысь тянулись напоминающие раскидистые сосны комплексы антенн сенсорной системы. Глаза и уши станции.
Четырнадцать мощных орудий в данный момент смотрели на Землю? С чего бы это? Крепость обладала собственным, хотя и не очень быстрым вращением вокруг своей оси. Так что вращение не только увеличивало устойчивость станции, но и позволяло постоянно держать под прицелом всю внешнюю полусферу над Землёй. И ещё Кронштадт был единственным объектом, кроме Луны, видимым с поверхности даже в дневное время суток.
Так или иначе, шаттл шёл на сближение с главным ангаром крепости. И через пятнадцать минут после маневрирования и согласования точной траектории подлёта окончательно «вплыл» в третьи ворота в виде раздвижных створок, под тридцать метров каждая. Как только шаттл прилип магнитными зацепами к посадочной платформе ангара, створки сомкнулись, и хорошо совещённый бокс начали постепенно наполнять воздухом для выравнивания давления внутри. И только после этого в ангар вошли представители техперсонала и приёмная команда. А курсантам, наконец, приказали отстегнуть ремни и выстроиться перед кораблём на платформе.
Мартин Пико вообще не верил в реальность всего происходящего. Просто так попасть на крепость было нельзя. Но начинающиеся манёвры Флота были первыми за всю историю. Так что для курсантов сделали приятное исключение.
Осматривая обшивку, внешние контуры, а теперь и внутренние помещения, Мартин всё время ловил себя на мысли, что всё это явно не могло быть построено по земным технологиям. А ведь, и, правда, в их Академии даже преподаватели не знали, кто был проектировщиком крепости и автором инженерного проекта.
Так или иначе, курсантов развели по пяти мощным быстроходным лифтам, и подняли на рекогносцировочную палубу. Здесь открывался панорамный вид на Землю через громадное обзорное окно шириной с половину футбольного поля и высотой в два этажа. Пока станция была повёрнута к Земле именно этим боком. Напротив самого окна возвышался подиум, на котором сновало несколько офицеров технического обеспечения станции.
Внезапно раздались окрики сопровождающих офицеров – преподавателей: - Курсанты, в колонны по трое стройсь! Смирно!
Над обзорным окном располагался стальной помост с поручнями. Там же имелась и небольшая дверь. На помост, вышел человек в чёрном генеральском мундире и в такой же чёрной кепке. Он не был по виду стариком, покуда выглядел идеально стройным с хорошей военной выправкой, держался уверенно и легко. Но его короткие волосы и аккуратно подстриженные усы уже были совсем седыми. Генерал в чёрном сначала не говорил ничего, только молча и внимательно оглядывал курсантов, выстроившихся прямо под ним. Вслед на помост вышел и так же внимательно оглядывал новоприбывших какой-то чернокожий армейский капитан. Что он здесь делал? Ибо объект не имел никакого отношения ни к одной земной армии.
Но курсанты в большинстве своём об этом не думали.
Они все, стоя по струнке, задрали головы вверх и ждали реакции старшего генерала.
Наконец, он подал голос: - Здравствуйте, господа курсанты!
- Здравия желаем, господин генерал! – Хором пророкотали курсанты.
Что ни говори, а голос им поставить успели.
- Курсанты, вольно! – Спокойно ответил генерал и заложил руки за спину.
Команду тут же продублировали офицеры-преподаватели.
- Я думаю, вы прекрасно знаете, кто я. Но считаю правильным и вежливым представиться. Меня зовут Игорь Александрович Волошин, генерал-майор и, по совместительству, командующий СПО, комендант Орбитальной крепости. Я имею честь приветствовать вас всех на борту главного оборонного щита Объединённого Человечества. Сегодня, крайне важный день, господа курсанты. Впервые созданный нами Флот и оборонная система будут отрабатывать взаимодействие в условиях, приближенных к боевым. Вы можете справедливо спросить меня. Откуда же мы знаем, какими могут быть реальные условия, если мы ещё ни разу в них не оказывались? Это верно. Настоящего опыта у нас нет. Но у нас есть здравый смысл и некоторые данные, полученные от наших представителей среди новых соседей. Я не имею права настаивать на их стопроцентной верности, но именно на этой информации мы построили программу манёвров. Программу, по которой мы все будем жить в течение ближайшего месяца. Мы готовили вас уже в течение шести лет. И у вас, я не сомневаюсь в этом, есть хорошие теоретические знания. Здесь вам предстоит проверить их на практике.
Но давайте, для начала, проверим качество ваших знаний! Назовите мне тактико-технические характеристики главных орудий крепости! Для чего они предназначены?
Из строя поднялась рука.
Генерал Волошин с явным удовольствием на лице обратился к добровольцу: - Хорошо! Представьтесь, курсант!
- Курсант Пико, сэр! Четвёртый курс.
- Хорошо! Так что же у нас самое главное из вооружений?
- Орбитальные мортиры Соррано-80 в количестве 28 штук. Максимальная дальность стрельбы - 220 тысяч километров. Запитывается от главного реактора станции. Генерирует заряд плазмы с энергетическим эквивалентом в 1,5 петаджоулей, разгоняя его до 15% скорости света. Скорострельность каждого орудия – 3 выстрела в минуту, сэр! – Чеканно доложил курсант Пико.
- Отлично, курсант! – Спокойно ответил генерал. - Знание теоретической базы – необходимое, обязательное, жизненно важное условие для службы каждого офицера. Но хорошее знание теории – ничто, если вы не можете реализовать его на практике. Именно этим мы и будем заниматься.
Игорь Волошин указал рукой влево от себя и вниз. Курсанты обратили внимание на пустой подиум перед широченным обзорным стеклом. Внезапно прямо из пола на поверхность подиума был поднят стандартный одноместный самолёт, окрашенный специальным черным, светопоглощающим покрытием. Он выглядел как вполне обычный истребитель, обтекаемый стремительный, с узкими стреловидными крыльями.
- Итак. – Всё тем же деловитым тоном продолжил Волошин после небольшой паузы, дабы разжечь аппетит курсантов. – Это истребитель «Эс-файтер М2», что означает звёздный истребитель модификации 2. Первая модификация таких машин была признана полностью неудачной. Не удивляйтесь такой конструкции машины. Она предназначена как для полётов в безвоздушном пространстве, для чего у неё имеются двигатели обратной тяги и многочисленные поворотные сопла, так и для полётов в атмосфере. Для этого у истребителя есть крылья и элероны. Система управления машиной задублирована. Ей можно управлять в обычном режиме с помощью штурвала и систем управления. Но у машины есть и альтернативная система управления совершенно нового поколения. После определённой подготовки вы сможете управлять машиной, подавая команды с помощью мысли непосредственно из мозга. Именно поэтому у каждого пилота своя машина, настроенная исключительно на диапазон мозговых волн строго определённого лица. Это значит, что никто другой в принципе не сможет поднять истребитель в воздух кроме вас.
По рядам курсантов пронёсся удивленный вздох.
А Волошин снова продолжил: - Так что постарайтесь не ударить в грязь лицом. Истребители уже закреплены за вами. И если слетите на следующих экзаменах, то наши программисты и настройщики будут долго вспоминать всю вашу родню до седьмого колена, пока будут ломать мозги этих машин и перенастраивать их. Ладно, господа курсанты, основные занятия начнутся у нас завтра. А на сегодня отбой! Вам ещё предстоит изнутри ознакомиться с объектом и отдохнуть. Смирно! – Скомандовал Волошин.
Команда была тут же повторена офицерами-преподавателями.
- Командиры рот, развести личный состав по кубрикам для ночного отдыха!
- Кругом! – Донеслась многоголосая команда офицеров.
А Волошин снова удалился в дверь над обзорным стеклом. Армейский капитан, словно тенью стоявший за ним всё это время, так и не проронил ни единого слова.
Строй курсантов в колоннах по трое снова разошёлся по лифтам. Их развезли по разным этажам, точнее палубам станции. Третий взвод вышел на палубе под номером 67, откуда они под водительством офицеров пошли технологичным коридорам с голыми металлическими стенами и прорезиненными полами. Навстречу им попадались офицеры и обслуживающий персонал в одинаковых мундирах серого или даже серо-зеленоватого цвета и в таких же стандартных кепках со скошенным ко лбу козырьком. Как и положено в строю, курсанты отдавали при встрече честь, прикладывая правую ладонь к фуражкам. Затем им показали их каюты. Простые комнаты, где вдоль стен висели двухъярусные спальные полки, которые могли задвигаться в стены. В каждой такой каюте могло разместиться до 25 человек.
Курсанты не то чтобы сильно устали, но впечатлений от сегодняшнего дня было много. В соседние кубрики рядом с их каютой постепенно подходили и другие подразделения, не успевшие сразу погрузиться в лифты. Но как объяснили на вечернем построении офицеры-преподаватели, на борту отсчет времени ведется совсем по другому. И здесь уже весьма поздний час по сравнению с Восточным побережьем Северной Америки. Так что теперь новоприбывшим нужно было привыкать к новому распорядку дня. А для этого нужно было выспаться.
- Отбой! – прозвучала команда.
*******************************************************************

Утро на орбитальной крепости началось быстро, ярко и очень беспардонно. В прямом смысле. Самый сладкий и дивный сон видишь именно под конец ночи, и тут в даже закрытые глаза бьёт яркий белый свет! И в это же мгновенье раздаётся жёсткий командный окрик, словно гром среди ясного неба: - Рота подъём! Вашу мать!
Мартин Пико кое-как продрал глаза, хоть и свет оказывал еще весьма болезненное воздействие, и увидел в дверном проёме здорового мускулистого мужика в синем берете на очень коротко стриженной голове. Этот тип был в камуфляже, да еще и закатал рукава выше локтей. Смотрел он на медленно просыпающихся курсантов таким взглядом, словно только что с боксёрского ринга вышел. Немного одутловатое лицо, «римский» нос, бешеный взгляд, руки на поясе. Казалось даже, что у него ноздри раздуваются, как у скакуна. (Ей богу! При описании представлял себе Дмитрия Нагиева только с прибабахом).
- Ну чего разлеглись, сонные туши?! Мамочка будильник забыла поставить?! Да?! Вы на военном объекте. Сейчас вы у меня вскочите и заправите постель за 30 секунд! Ещё минута, чтобы затолкнуть свои ленивые жирные задницы в штаны и построиться в коридоре в шеренгу! Время пошло!
Пока курсанты, словно всполошенные муравьи, лихорадочно заправляли постели, напяливали на себя мундиры, а потом кое-как выбегали в коридор, порой со всё ещё расстегнутыми ремнями и болтающимися шнурками.
Крикливый мужик в коридоре молчал, лишь бросал скептические взгляды то на курсантов, то на секундомер.
Он не стал говорить ничего вроде «Время вышло!» Нет он просто ждал, когда все построятся в коридоре.
Последним в строй вбежал пузатый курсант Лунев, который впопыхах даже пояса не затянул, и штаны у него так и болтались. Приходилось придерживать их руками. Мужик в берете немедленно подошёл к нему, уставился прямо в глаза несчастного и сложил руки на груди.
- Поздно, курсант! – С явным удовольствием и язвительной улыбочкой ответил он. – Наверное, я уже стар стал. Но на что, черт побери, я надеялся, когда давал эту команду?! Четыре минуты вы тут колупались! Чего мы так, ждали, курсант?! Сегодня кофе в постель никак не приносили?!
- Н-никак н-нет! – дрожащим голосом оправдывался Лунев.
- А! Значит, утренние булочки забыли?! А то с какой стати ты это такое пузо отъел. А, курсант?!
Несчастный Лунев аж сжался.
Внезапно с другого конца строя раздался лёгкий смешок. Командир тут же развернулся и безошибочно обнаружил глазами новую жертву.
Улыбку у хихикающего словно ветром сдуло в тот же миг.
- Я что-то смешное сказал, курсант? – пока довольно размеренным тоном спросил бесноватый командир.
- Нет, сэр! – ответил курсант и нервно сглотнул.
- Тогда расскажи всем! Мы тоже посмеёмся.
- Нет! Ничего такого, сэр.
- Значит, мы смеёмся без причины? Мы так страстно хотим начать тренировку. – Теперь командир уже начал повышать голос. – Я смотрю, у нас доброволец побегать пару кружков по внешнему контуру крепости в монтажном скафандре! В условиях повышенной искусственной гравитации! А ну, упал, отжался! Мать твою! Сто отжиманий!
Курсант рухнул на пол и стал лихорадочно приводить в исполнение приказ бесноватого. Раз тридцать пять он сделал быстро и красиво. Но потом темп замедлился. А к пятидесяти пяти курсант уже едва поднимался и, по сути, вихлялся на полу.
- Вот, так, курсанты! – Прокомментировал командир. – Вот это я называю извивания глиста. Встать в строй! – обратился он к отжимающемуся на полу.
- Не могу, сэр! Я не закончил. – Через силу прохрипел несчастный.
- Что-о? Так у тебя ещё и со слухом проблемы. А ну встать в строй, я сказал! – Заорал командир так, что слюна полетела изо рта.
Курсант быстро вскочил и тут же занял своё место в строю.
Командир более менее успокоился.
- Итак, я старшина Макриди. – Объявил командир, прохаживаясь вдоль строя, и сложив руки за спиной. - У меня на этой станции самая неблагодарная и отвратная работа. Делать что-то похожее на людей из ленивых пельменей вроде вас. Так что очень не рекомендую меня злить. Сегодня вы в три раза. Я повторяю это. В три раза превысили норматив построения на плацу. Черепахи сделали бы всё это быстрее вас. Я, конечно, представлял, кого мне привезут. Но чтоб настолько! Вы в моих глазах – полный отстой. Как вы при этом хотите служить на Флоте, я не знаю. Вы, наверное, думаете, что при всех современных технологиях никакой нужды в лишних телодвижениях нет. Вы ошибаетесь. От того, как быстро вы все будете успевать выполнять простейшие команды, зависят ваши никчемные жизни. Сомневающимся могу продемонстрировать лично. Только прошу запомнить, на борту станции иногда происходят несчастные случаи. Если что, ваши родители получат обычную страховку. И ничего больше. Ну что, добровольцы есть? – Макриди осмотрел строй, удовлетворенно усмехнулся. – Нет? Я так и думал. А теперь будем растряхивать ваши жирные и ленивые туши! За мной на утреннюю пробежку! 10 километров, марш!
Старшина с места перешел на легкий беговой шаг. Строй уныло устремился за ним.
 
DailenДата: Понедельник, 04/06/2012, 12:04 | Сообщение # 24
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Разделительный пост
-------------------------------------------------------------------
Кстати - а почему Азула равнодушно относится к миру землян, должно же быть в ней хоть какое-то любопытство. Да и это может быть полезно.
Если она вернется на родину, то она сможет як Петр I принести новшества из "Европы" biggrin


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
Zebra_v_KletochkuДата: Вторник, 26/06/2012, 23:46 | Сообщение # 25
Zebra_v_Kletochku
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 324
Статус: Отсутствует
Знаю, что читатель я не особо ценный, но позвольте отписаться. Критику, замечание по поводу стиля, орфографии и прочих тонкостей, в силу отсутствия опыта, вставлять мне не дано, но всё же кой какие мысли есть. Так же, как мне понравилась "планета четырёх стихий" так же понравилось и сие творение. Читать было интересно, поначалу казалось много, но потом как-то слишком быстро закончились главы... жаль... и что очень важно, так это то, что вы знаете о чём пишете и знаете хорошо, а читать качественный фик - приятно.
Мартин Пико успел уже мне полюбиться) Кастер, о, он до сих пор загадка. И Азула, конечно. Интересно, что такой романтик, как Мартин, смог на неё повлиять.
Теперь же буду ждать продолжения, так история эта мне давно уже нравится.


Consolation des arts.
 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Литературное сообщество » Первая Галактическая (Фактически - прямое продолжение "Планеты Четырёх Стихий")
Страница 1 из 3123»
Поиск: