FacebookвКонтактеTwitterGoogle+
Вверх
Авто-DJ      
500
logo
Приветствую, гость :)
МафияБлогФаршRSS
Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: Nato, corneliaheil, Shadowdancer 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Литературное сообщество » Первая Галактическая (Фактически - прямое продолжение "Планеты Четырёх Стихий")
Первая Галактическая
SherbikДата: Четверг, 05/07/2012, 09:19 | Сообщение # 26
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Zebra_v_Kletochku, спасибо за отзыв!

Quote (Zebra_v_Kletochku)
Знаю, что читатель я не особо ценный


А насколько ценным может быть читатель, если их всего двое? В таком случае ЛЮБОЙ читатель абсолютно суперценный. Относительно задержки, я продолжаю творение. Допеишу эту гнлаву. А там у меня уже есть наработанный объем примерно еще в две главы. Но пока я мучался с проблемами в интернете. Пришлось срочно менять провайдера. И это заняло две недели.

Но тех, кому сие творение понравилось, могу сказать, что вас не разочарую.
 
Zebra_v_KletochkuДата: Четверг, 05/07/2012, 22:56 | Сообщение # 27
Zebra_v_Kletochku
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 324
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Допеишу эту гнлаву. А там у меня уже есть наработанный объем примерно еще в две главы.

Quote (Sherbik)
Но тех, кому сие творение понравилось, могу сказать, что вас не разочарую.

О, Sherbik, поверьте, не разочаруете. Даже уже радуете известием о готовых главах!


Consolation des arts.
 
SherbikДата: Вторник, 24/07/2012, 16:35 | Сообщение # 28
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Привет, всем! Только сегодня мне наконец-то провели нормальный интернет! surprised

Так что только сейчас у меня появилась возможность отписаться. Zebra_v_Kletochku, Спасибо за отзыв. Каждый новый читатель моей весьма непростой истории мне в радость, и как дополнительная награда.

Ну а пока продолжим главу.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вообще старшина Макриди взводу сразу не понравился. А как могло быть иначе? Уже один простой эпизод в тот же день всё расставил по своим местам. На занятиях по рукопашному бою и обращению с холодным оружием один курсант имел неосторожность спросить: - Сэр! Скажите, а зачем в эпоху космических войн и звёздных флотов нам учить приёмы боя с холодным оружием? Ведь вся война может быть выиграна нажатием одной кнопки.
Старшина остановился, внезапно призадумался, затем ответил: - Хороший вопрос, курсант! Я могу объяснить всё более наглядно. Приставь ладонь к стене!
Курсант замешкался, бросая удивлённые взгляды то на сокурсников, то на командира. Страшина многозначительно и утвердительно кивнул головой. Мол, давай, не дрейфь!
Наконец, после раздумий любопытный вытянул в сторону правую руку и прижал ладонь к стене. По лицу было видно, что его одолевают не самые хорошие предчувствия.
- Итак, вы совершенно правы, когда считаете, что войну можно выиграть нажатием одной кнопки. – Объявил командир, развернувшись спиной к любопытному и повернувшись ко всем остальным. – Но!
Тут Макриди многозначительно поднял голос и в тот же миг почти незаметно выхватил нож с пояса, развернулся корпусом и метнул оружие позади себя. Ладонь курсанта оказалась вмиг прибита к стене лезвием по самую рукоятку. А сам «подопытный» заорал благим матом.
Под эти истошные вопли и ручейки хлынувшей крови командир совершенно невозмутимо продолжил наставительным менторским тоном: - Запомните, враг не сможет нажать на кнопку, если ему отрубить руку, лапу, клешню или что там у него. Соответственно и вы должны быть подготовлены так, чтобы с вами этого фокуса не проделали.
Затем старшина Макриди молча оглянул свой взвод с поголовно отвисшими челюстями, и крикнул куда-то в сторону: - Санита-ар! Пострадавший на плацу!
После таких «наглядных» пояснений задавать вопросы старшине уже никто не хотел. Вообще.
Но главное в этот день у них было впереди. Прежде чем их посадят за штурвалы боевых машин, им предстояло стать снайперами. Сам комендант крепости Волошин приветствовал их на одной из артиллерийских палуб ближнего радиуса действия. Вообще вся система управления огнём была полностью автоматизирована и централизована. Но в определённых случаях за лафетами пушек и даже за пультами контроля гигантских мортир могли оказаться и люди. На технику никогда нельзя полностью полагаться. А человеческий фактор тоже никто не отменял. Так что пусть лучше они контролируют друг друга и подстраховывают.
Фотонная пушка ближнего боя была усиленным аналогом того же орудия, установленного на борту истребителя. Лафет пушки с пультом управления и сиденьем для одного стрелка находился на борту. Сама пушка подвижным и герметичным полимерным кожухом была соединена с бортом и вынесена в космос. Длина излучателей орудия доходила до 15 метров. Почти в десять раз больше своего «самолётного» аналога. Мощные поворотные механизмы пушки позволяли поднимать её и вращать в любом направлении до угла в 60 градусов. При повороте вместе со стволом вращался и сам стрелок.
- Курсанты! – начал генерал Волошин. – Вы долго обучались на тренажёрах и показали неплохие результаты. Но тренажёр и настоящее орудие, как вы увидите сегодня, это две большие разницы. И, тем не менее, навыки, полученные вами во время обучения на Земле, даром не пропадут и очень вам пригодятся. Вы должны сначала приноровится к этой новой для вас технике. После этого вас уже посадят за штурвалы истребителей. Чему равна совокупная мощь армии? – Задал вопрос генерал весьма громко, но ответа дожидаться не стал. - Она равна способностям и силе самого слабого и неумелого солдата. Так что, господа будущие офицеры, каждый из вас должен научиться стрелять либо одинаково хорошо, либо одинаково плохо. Но последний вариант мы не рассматриваем. Потому что в том месте обороны, где будет стоять неумёха, там враг и обеспечит прорыв. А закрыть брешь даже суперпрофессионалы просто не успеют. Поэтому прошу садиться за пульт управления пушкой. – Пригласил генерал любого из добровольцев.
Один из желающих вышел из строя. Генерал указал рукой на кресло стрелка. Доброволец сел в кресло, закрепился к нему пристяжными ремнями, надел на голову шлем, и опустил на глаза интерактивный визир, соединённый с системами слежения крепости.
- Дай! – отрывисто крикнул генерал.
С крепости в космос был запущен полутораметровый пластиковый диск. Цифры перед глазами менялись почти мгновенно, отсчитывая стремительно растущее расстояние до цели. А поскольку учебная цель не излучала и не отражала электромагнитных волн, вести её можно было только визуально. Скоро диск совсем скроется из виду. Поэтому курсант решился втопить пальцы в гашетку открытия огня по цели.
Цепь ярких пучков света прошла мимо и рассеялась в пространстве.
- Следующий! – Скомандовал Волошин.
- Но сэр! – Возмутился курсант. – Разве мне не положена вторая попытка?
- Враг не даст тебе второй попытки, сынок! – Спокойно отмёл это возражение командующий и пригласил к пульту следующего.
К пульту подошёл второй доброволец. Первый был ошарашен и своей неудачей и реакцией командующего на неё. Он отстегнул ремни и спустился на пол в весьма расстроенных чувствах. С его точки зрения это было несправедливо. Но субординацию никто в армии не отменял. Да и с логикой генерала не поспоришь.
Но и следующий кандидат на звание истинного снайпера цель поразить не смог. Таким Макаром и очень скоро настроение у бравых курсантов подпортилось. Даже у тех, кто учёбой никогда особо не заморачивался. Ударить в грязь лицом перед командующим крепости и всей оборонной системы, совсем не улыбалось. Одно дело – регулярные занятия, где всегда можно поднарверстать, средний балл там натянуть, пересдать, договориться с преподом. Так или иначе, выкрутиться можно. А тут оценка может быть только одна. Попал – не попал. А экзаменатор очень высокопоставленный. С ним не договоришься. Даже пытаться не стоит. Только хуже сделаешь.
Так или иначе Мартин Пико почувствовал, как засосало под ложечкой. Одна попытка, один выстрел. И у всех неудача! Он уже и сам засомневался, что сможет выполнить поставленную задачу. С одной стороны, на тренажёре он всё это прекрасно выполнял, и не раз. Так что блеснуть талантом перед генералом очень хотелось. С другой стороны, раз все завалились, то одним больше, одним меньше, уже не важно.
По команде генерала Мартин сел за пульт управления пушкой, надел шлем, прильнул глазами к визиру. Словом, полностью приготовился к стрельбе, уже положил пальцы на кнопку открытия огня, чтобы нечто более его не отвлекало. И ожидал только команды. Попытка – не пытка. Он уже видел, как завалились остальные, и можно было судить об их ошибках. Но то со стороны. А вот в кресле стрелка картина выглядит совсем иначе. И тут он уже не был совсем уверен, что правильно и точно понял ошибки предшественников.
- Дай! – раздалась отрывистая команда генерала.
Пара секунд на размышление между моментом, когда стрелять ещё рано, и когда уже поздно. Мартин был уверен, что верно уловил этот момент, нажал обе кнопки гашетки большими пальцами до упора. И…
Мимо!
- Следующий! – Монотонно и буднично объявил генерал.
Чуда не случилось. За какие же это, блин, тренажёры их сажали, что они так не соответствуют действительности?! Впрочем, сейчас это было уже не важно. После того, как 24 человека благополучно завалились, его неудача не казалась настолько фатальной. Но Мартин всегда помнил наставления преподавателей соизмерять учебную обстановку с реальной и помнить, что от его действий зависит жизнь очень многих людей.
Наконец, за пульт управления пушкой сел последний претендент их взвода, некто Серж Геворкян. Выглядел он несколько старше, да и был вообще с пятого, последнего курса Академии. Этот всё время стоял несколько отстранённо и в обсуждении случившегося с другими курсантами не вступал. А те шушукались весьма активно. Волошин, на время закрыл на это глаза. Взвод оказался смешанным. Некоторых из новичков, в том числе и Геворкяна, Мартин вообще никогда не видел.
Пятикурсник спокойно и молча сел за пульт, пристегнулся и приготовился к атаке. По команде Волошина «Дай» вылетел учебный диск. Испытуемый в отличие от остальных почти не выжидал, и сразу нажал на кнопку спуска. Фотонный импульс ушёл в космос, и в то же мгновенье пространство озарила не ослепляющая, но всё же яркая вспышка. Цель была поражена.
Поражены были и все присутствовавшие курсанты. На мгновенье у всех дыханье перехватило. Никто вообще после всех этих неудач не верил, что кто-то из их взвода способен справиться с пятнадцатиметровой громадиной.
Главком СПО молча кивнул головой, а затем велел всему взводу построиться на артиллерийской палубе в две шеренги. Сначала Волошин медленно прошёлся вдоль строя с руками, сложенными за спиной.
- Скажите! – Спросил он. – Только честно. Вы долго думали, рассчитывали в своих головах, когда именно вам надо стрелять?
Курсанты уныло понурили головы.
- Ясно. – Спокойно ответил Волошин и загадочно улыбнулся. – Видите ли, я знал, что будет именно так. И поэтому показанные вами результаты меня не удивляют и не огорчают нисколько. Я бы мог долго говорить о долге в бою. Но знаю, что человек неподготовленный в бою только растеряется. И участь его решиться очень быстро. А дело всё в том, что думать-то вы и не должны. В том смысле, в каком вы это делали только что. С непривычки. Эта пушка – продолжение ваших рук. Как и самолёт будет продолжением вашего тела в конечном итоге. Вы же, когда берёте ложку, не промахиваетесь и не размышляете, с какого боку её ухватить? Но ведь был период в вашей жизни, когда вы и ложку держали с трудом. Только вы об этом не помните. Конечно, ложка – вещь неподвижная, а вам придётся иметь дело с очень манёвренными и проворными объектами. Но принцип здесь тот же. Набить руку! Научиться видеть противника и соизмерять свои возможности с тем, что видишь. Знать, чётко и просто знать, когда протянуть руку и схватить цель! Если ваши снаряды будут просто лететь цели вдогонку, ничего не выйдет. Вы должны знать, где окажется цель и бить её в месте встречи! Пусть враг думает, что вы остались далеко позади. Сделайте ему сюрприз! Ведь военное искусство построено на обмане противника. Так было, и так будет. А теперь, курсант Геворкян, выйти из строя!
Названный сделал шаг вперёд и невозмутимо, но громко доложил: - Я!
- Вы молодец, курсант Геворкян! – Отозвался Волошин.
- Служу Объединённому Человечеству! – Так же невозмутимо и громко ответил курсант.
- Сегодня вы стали гордостью вашего взвода, но вам не следует расслабляться! У вас, Геворкян, и у всех остальных впереди ещё много испытаний на прочность. А теперь, господа курсанты, по каютам! Сейчас у вас свободное время!

Усталые курсанты вновь разошлись по своим пенатам. Но Мартину Пико было немного не до них. Он хотел как-то отвлечься от бурных событий дня. И нашёл себе такой весьма непростой способ. Он уединился в столовой и погрузился в … каллиграфию. Иероглифическая письменность никому не нужного языка богом забытого мира стала для него сейчас отдушиной. И хорошо, что командиры и курсанты этого не знали. Мигом справили б его в места не столь отдалённые. А пока он разложил на обеденном столе бумагу, взял чернила, кисточку, а также образцы иероглифов. И начал выводить текст. А помнил наизусть он уже немало. И всё же подглядка в образцы требовалась ещё. Поначалу, как того и требовал этикет, текст выходил нарочито официальным. Так требовали нормы обращения к лицу такого происхождения на далёкой и загадочной планете. Он, будучи формально простолюдином, мог написать письмо единственному человеку на Земле, способному это прочесть, только такой текст:

Высокоблагородная госпожа! Ваш покорный слуга смиреннейше пишет вам с крепости, как и было приказано Вашим Высочеством. Крепость потрясает всякое воображение. Внутри этого громадного объекта чувствуешь себя причастным к великим делам. Военная мощь объекта колоссальна. Но нам ещё только предстоит овладеть всеми её секретами. Этим мы и занимаемся неустанно день и ночь. Но нам ещё очень многое предстоит узнать. Но несмотря на все эти чудеса, обязан сказать одно. Ничто не может выразить, как я скучаю по вас. И жду момента, когда б я снова смог бы пасть ниц перед вашей огненной светлостью.

Мартин Пико знал, что посылки доставлялись на Землю пакетами. Нужно было сформировать набранный груз. И примерно раз в две недели такие грузы по готовности уходили на поверхность. Естественно, что на оборонной крепости глушилась любая посторонняя связь с Землёй. На крепости были установлены мощные, способные к самообучению брандмауэры, с множественными иерархическими зависимостями. Поэтому все интерактивные контактные сети, столь популярные внизу, здесь не работали. Но инопланетная принцесса об этих технологиях и понятия не имела. Ну и, слава богу, если честно.
Курсант Пико немного успокоился, попрактиковавшись в каллиграфии. Инопланетянка оказалась права. Если не спешить и вдумчиво выводить каждый иероглиф, то и нервы действительно успокаиваются. Мысли быстрее приходят в порядок.
Его письмо, адресованное в Вашингтон, он отнёс в камеру доставки и снабжения с прикреплением бирки «Личные данные». Но тут он заметил, что коридоре с широким панорамным видом на Землю собрался весь их взвод. А собрался он не просто так. Все курсанты слушали, как недавний счастливец с Пятого курса играет на гитаре. Тут-то успокоенные нервишки Мартина снова заболели. Но ненадолго. Он быстро ушел оттуда вниз, на 35-ю палубу.
Любопытно, вся несанкционированная связь с борта крепости железно отслеживалась охранными программами с искусственным интеллектом. Никакое входящее сообщение без специальной кодировки просто не могло поступить на борт. А вообще, охотников пошутить да поиграть со связь внизу было пруд пруди. И развлекались они каждый день. И вообще, казалось бы, они могли полностью забить связь с крепостью. Но шутники не знали нужных шифров и паролей. Так что все их шуточные, а порой и откровенно провокационные послания «военщине» уходили в пустоту.
И удивительно, как же при таком уровне обеспечения безопасности, офицер на посту просто взял конверт от простого курсанта. Мартин уже немного подустал и не придал особого значения, когда ленивый офицер небрежно вскрыл пакет, бросил взгляд то на каракули на бумаге, то на самого курсанта, и спросил: - Слышь, зелёный?! А что это такое ты отправляешь?
- Да так! Письмо другу, китайцу, господин лейтенант!
Офицер повернулся к своему коллеге, лениво развалившемуся на диване и спросил: - Может всё-таки звякнуть в СИБ-отдел?
Второй небрежно махнул рукой: - Да ладн! Чо, у них других забот что ли нет? Отправим, студент! Но не раньше, чем через неделю. Когда грузок для курьерского поднаберётся. Вот так вот.
Мартин пожал плечами и ушёл обратно в свою «казарму».
А вот если бы СИБ, Отдел Службы Информационной Безопасности хоть чуть чуть поинтересовался бы и потратил бы на это немного своего времени, они сразу же поняли б, что перед ними совсем не китайский язык. Вот тут-то они б реально прибалдели. И наверняка поинтересовались у простого курсанта, на каком это языке он шлёт письма с борта секретного объекта. Но они не прибалдели. Оттого ничего не подозревающий «шпион» Пико спокойно шёл назад.

А когда Мартин возвращался, то увидел того самого везунчика и внезапно массового любимца публики совсем одного. Он вышел в тамбур, чтоб закурить. Серж Геворкян, так Мартин вспомнил его имя. Удивительно спокойный, словно, и не было только что совсем ничего. Даже можно сказать, флегматичный парень. С виду, настоящий спортсмен. И курит?! Мартин ощутил некую неловкость. С одной стороны, ему было завидно, что этот ранее совершенно неизвестный тип показал лучший результат среди всех учащихся. И что с того, что он был старше на год? Мартин уже в определённой мере привык считать себя лучшим. Это в некоторой мере компенсировало ему предавших друзей. А тут ещё и отбренькивал на гитаре перед всей компанией. Но с другой стороны, Серж, ведь не знал Мартина и его амбиций. Да и с виду, он неплохой парень. Учится так же, как и все.
Так же неловко он поприветствовал старшекурсника взмахом руки. Геворкян на удивление приятно и легко отреагировал.
- Привет! Не хочешь закурить?
- Да я не курю. Ты извини!
- Правильно делаешь. А я вот с учебки пристрастился. Всё никак не брошу.
- Да ладно! Способов полно. Электронные сигареты! Табакозаменители. Кодировки.
- Да знаю я! – С досадой отмахнулся Геворкян. – Времени нет. Да и вообще. Я ж с Еревана. Отец коньяк делает. Лучший. И у братьев свои цеха. Это только я не в ту степь пошёл. Отец решил, что ещё один винодел в семье – это уже слишком. Ну а в нашей семье мужик, курящий электронные сигареты, - это нонсенс. Но ты, чувак, не кури! Понял?
- Да у меня и повода не было. – Пожал плечами Пико. – Я, кстати, как и ты, не в родных пошёл. У меня в роду все юристы. Но слушай, Серж! Ты реально молодец! Не слушай старого дурака. Я раньше был о генерале Волошине лучшего мнения. Ты ж наш весь курс спас!
Геворкян усмехнулся легонько: - Вообще-то он был прав. Цель я поразил больше по наитию, чем из расчёта, по привычке или от меткого глаза. Тренажёр даже в самом лучшем случае покажет только часть картины. Истина гораздо сложнее. Поэтому воюют люди, а не машины. Машины нам только помогают, но окончательное решение всегда принимаем мы. А ты не расстраивайся! Самое главное, ты должен уяснить, к чему ты стремишься. Какой результат хочешь получить в конце. Если такая цель у тебя есть, добьёшься! А если в голове ничего конкретного нет, то ничего и не получиться.
- Да как сказать! – Помялся Мартин. – У большинства моих одногруппников только удачная картера на уме. Весьма абстрактная веешь. Никаких конкретных целей, только удачные связи.
Серж снова снисходительно улыбнулся и сбросил выкуренный бычок в ствол мусороприёмника.
- И кем они будут? Чего будут стоить в самый важный момент? Думаешь, в тылу отсидятся? Родители их прикроют? А ведь может статься, что и прикрывать будет некому. А в тех войнах, что нас ждут, тыл очень легко будет превращаться в передовую. Так что, не переживай. Садись за пульт и жарь всё! Воспринимай это не как скучную учебную цель, а как игру. Увлекательную настолько, что кровь закипает. Каждая поражённая цель, словно сладкий торт или лучший в мире секс. Попадёшь, всё будет твоим. Тебя, кстати, как зовут?
- Марти.
Геворкян протянул руку.
- Серж! Ну будем знакомы. Ладно, завтра бесноватый снова всех будить начнёт. К этому делу надо серьёзно подготовиться.

На следующий день взвод начал масштабные учения по батарейной стрельбе. Теперь уже за каждым орудием сидело по курсанту. Учились они пока независимо друг от друга. Мартин Пико сидел за своим лафетом в наушниках и уже будучи пристёгнутым к креслу. Ждал цель. Или даже несколько целей. Горечь вчерашней неудачи не оставляла его. Он хоть и был рад за Сержа и вчера уже понял, что он простой парень и звёзд с неба не хватает. Но всё равно считал, что должен быть как минимум, не хуже его. Впрочем, не он один так считал. Командование придерживалось такой же позиции. Уровень подготовки должен быть как можно более равным и одинаковым.
Цель и вкус потенциальной победы манили. Вскоре Мартин понял суть его ошибки. Дело не в том, что он не мог обнаружить или отследить цель, поймать её в прибор и глазомером. Проблема была в том, что он не принял во внимание особенности пушки. Силу и скорость её поворотных механизмов, скорость отдачи, время на реакцию. То есть пушка поворачивалась то слишком быстро, то слишком медленно. Очевидно, что такая сложная машина не может подстроиться под человека. Но человек может подстроить свои рефлексы под возможности пушки.
Задумав всё именно так, он стал снова ждать, подстерегая цель. Очередной учебный диск вылетел в пространство. Пико уже ждал его и терпеливо вёл визиром. Пальцы в гашетку! Молниеносный фотонный импульс! И! Цель поражена!
Это уже было лучше. Мартин почувствовал, что личная победа действительно воодушевляет и поднимает самооценку.
- Ещё! – Скомандовал он в микрофон под шлемом.
И вторая цель была поражена точно так же.
- Дай две! – Скомандовал Пико снова.
Одновременно вылетели два диска с одинаковой скоростью. Запомнив алгоритм атаки, Мартин поразил сначала один, а через мгновенье и другой. Скорость его реакции росла. А кода он поразил уже два диска, летящих с разной скоростью, он сорвал шлем и во всё горло заорал: Да! Да! Я звёздный снайпер!

Видя успехи своих подчинённых, генерал Волошин, удовлетворённо кивнул. Но афроамериканец в форме капитана за спиной у него спокойно, но твёрдо заметил: - Этого всё ещё недостаточно.
Командующий так же спокойно ответил: - Я в курсе. Завтра мы усложним им задание.
Игорь Волошин подошёл к переговорному устройству наблюдательной рубки и заявил по громкой связи, после того, как курсанты сняли шлемы и приготовились выслушать команду: - Господа учащиеся, сегодня вы постарались на славу и значительно улучшили свои результаты. Поэтому мы приняли решение о том, что вы уже можете справляться с более сложными ситуациями. Завтра вы будете вести огонь одной командой с распределением собственных и непересекающихся секторов обстрела. Но вашим противником уже будут не летающие диски, а наши истребители, которые будут имитировать атаку на крепость. Они будут бить учебными управляемыми ракетами. Именно их вы и должны будете перехватывать. Ваши новые цели, как я и говорил ранее, будут подвижными и очень манёвренными. Задача – не допустить попадания ни одной боеголовки по крепости. А теперь вольно, курсанты!
******************************************************


Сообщение отредактировал Sherbik - Вторник, 24/07/2012, 18:04
 
Zebra_v_KletochkuДата: Среда, 01/08/2012, 23:19 | Сообщение # 29
Zebra_v_Kletochku
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 324
Статус: Отсутствует
Я добралась-таки и до этой темки! На самом деле всё очень круто, но...почему же так мало? Или это от того, что читается легко? Но не суть, жду скорейшего продолжения wink

Consolation des arts.
 
SherbikДата: Суббота, 04/08/2012, 13:38 | Сообщение # 30
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Перед лицом директора Космосовета горел небольшой объёмный экран – голограмма, на котором отображались различные эпизоды подготовки курсантов Флота на всё ещё идущих учениях. В кабинете было темно. И кроме экрана и настольной лампы рядом с директором, больше источников света не было. Дуглас Кастер молча и внимательно наблюдал за всем, что было заснято. За учебными стрельбами из фотонных пушек, за теоретическими уроками, за тем, как учащиеся в боевых экзокомплектах выполняют задания и участвуют в тренировочных боях Команда на команду. А за спиной у него стоял только что прибывший с борта крепости темнокожий капитан армии САСШ. Его правый глаз буквально и в самом прямом смысле светился синеватым светом. Собственно, именно он и воспроизводил сейчас изображение прямо из памяти мозга.
Наконец, когда сам автор записи решил, что сеанс можно заканчивать, он просто моргнул глазами. Объёмный экран тут же исчез. Глаза капитана вновь стали вполне обычными, а в кабинете директора осталась гореть только тусклая настольная лампа. Кастер упёр подбородок в выставленные «домиком» ладони и натужно ответил, словно только на ходу подбирал нужные слова: - Ну… В целом их уровень вырос. Ощутимо вырос.
- Они ещё дети, сэр! И вы это знаете. – Невозмутимо, но коротко ответил капитан. – И для очень многих из них, эти учения – просто игра. Пока игра. Да, они воодушевлены и рвутся в бой. Но это скорее, проявления обычного юношеского максимализма. Против тех, с кем нам, возможно, предстоит биться, у них нет шансов. Это всё равно, что спустить разгорячённых и рвущихся в бой щенят на матёрых питбулей. Хотя, да! Вы правы в чём-то. Если раньше я бы им и пяти минут не дал продержаться. То теперь, может, и до десяти дотянут.
Доктор откинулся на спинку кресла, поджав губы. В не самом лучшем расположении духа.
- Но ведь из нас тут наивных нет. – Спокойно заметил он капитану, не оборачиваясь на него, а смотря куда-то в точку. В то место, где только что горел голо-экран. – Мы же не думали всерьёз, что за месяц тренировок дотянем их уровень до боевого. Тут нужен только опыт реальных боевых действий. Либо годы службы и регулярных полётов и стрельб. – Но последнюю фразу доктор сказал как-то даже самому себе под нос. – Других солдат у нас нет. Что ты можешь предложить?
Капитан ответил так же чётко и спокойно, и без прикрас: - Сэр! К войне они не готовы! Мы не готовы! Единственное, что я могу предложить, так это потянуть время и пока согласиться на их условия. Либо, что называется, лечь под более могущественного покровителя. Что, в принципе, равнозначно по последствиям для Земли.
- Да я бы и рад согласиться на их условия. – Ответил директор после тяжкого вздоха. – Все объёмы даже ещё не добытой мейснеритовой руды с наших баз в Центавре закуплены и зарезервированы аж на пять лет вперёд. Причём с жёсткими санкциями за просрочку. Так что пока Альянс требует месторождения в аренду, им просто нечего предложить.
- Тогда мы в тупике, сэр. Получается, нужно готовиться к большой войне. А времени и денег у нас на это нет.
Но тут капитан ничего нового не сказал. Почти.
- Почему нет денег? Мы же специально создавали форму частной корпорации, формально независимой от государства, чтобы мобилизовать средства без особых ограничений. – Подозрительно спросил директор.
- Сэр, боюсь за всеми организационными вопросами по подготовке Флота, вы не учли, что за ваше отсутствие корпорация «Кольцо» погрязла в долгах. Мы уже не можем сократить ни одной принятой вам, а затем вашим преемником программы по строительству кораблей, оборонных баз. Кредиты были получены корпорацией в счёт будущих поставок руды. И больше они нам не дадут. Потому что руды нельзя добыть сверх того лимита, который добывается сейчас. Из них больше половины объема отданы Цефеидам за их технологии. Всё остальное кредиторам. И наши шахты работают на износ и себе в убыток.
А что касается ресурсов Космического совета, то на них на рассчитывать не стоит. Формально, это научная организация. Конгресс не выделит денег сверх заявленного в этом году бюджета. А он утвержден еще директором Сантьяго. Я не вижу способа получить дополнительные финансовые ресурсы. Сэр! – Невозмутимо ответил негр.
Дуглас Кастер долго молчал, уставившись на тусклый свет настольной лампы.
Затем он ответил с явным сомнением: - В таком случае, друг мой, нам придётся залезть в государственный карман. Дороти это очень не понравиться, но я смогу её убедить, если мы предложим ей увидеть удачное завершение наших манёвров Флота. Это убедит её.
- Согласен, - ответил капитан, - но боюсь, сэр, вот это её не совсем обрадует.
Он протянул директору лист бумаги. На нём были распечатаны какие-то статьи расходов Космического ведомства из блока прочие незапланированные расходы.
В частности там значились весьма интересные вещи. Оборудование сада камней, системы сообщающихся прудов и сада деревьев Бонсай за тридцать миллионов долларов причём за этим стояла подпись самого Кастера и пометка «К исполнению». Но это еще цветочки. На другой строке значилось: отправить корабль на планету Четырёх Стихий, привезти выводок из девяти черепаховых уток, заказать 400 метров тончайшего огненного шёлка красного цвета, и 400 метров такого же шёлка золотого цвета у придворного портного мастера Дзи Фу в Столице Огня. Это тянуло уже на пару десятков миллиардов долларов и хорошенький межпланетный дипломатический скандал, ибо полностью нарушало все обещания доктора жителям планеты.
- Кто дал эти заказы Совету? – Похолодевшим тоном спросил Дуглас.
- Посольство Планеты Четырёх Стихий, сэр! – как будто невозмутимо ответил капитан. Но в его голосе всё же присутствовали нотки злорадства, которые он пытался замаскировать.
- Вы всё ещё считаете, что за этой девчонкой не нужно присматривать, сэр? – добавил капитан.
У Кастера засосало под ложечкой, когда он представил, какие па ему нужно будет выплясывать перед Федеральным Комитетом аудиторов, доказывая, для какой радости Федеральному правительству тратиться на черепаховых уточек.
Полную тишину в комнате нарушил шелест сминаемой рукой директора бумаги.
Затем Кастер ответил с едва скрываемой злостью в голосе: - Вы свободны, капитан!
- Да, сэр! Но как же расходы посольства? Они очень сильно возросли.
- Я сам разберусь с девчонкой! – Ответил директор, процеживая сквозь зубы. – Я вас больше не держу!
Капитан кивнул головой и молча вышел из кабинета.
Досадно, однако. Похоже, ему придётся надолго отложить визит к президенту. А вот к принцесске наведаться стоит, и как можно скорее, и лично расспросить, откуда все эти заскоки.
**********************************************************************

Что ж, настал день, которого курсанты ждали, а ещё немало страшились. Особенно после первых неудач со стрельбами на артиллерийских палубах. Ведь сегодня им предстояло сесть за штурвалы истребителей и вывести их в открытый космос. Хоть и сначала с помощью автопилота и под надзором опытных инструкторов. Всё теперь казалось не настолько простым, хоть и учения, в конце концов, пошли более менее нормально.
Взводам так и не удалось добиться стопроцентной результативности по перехвату ракет, но они хотя бы начали бить слаженно, как единая батарея. Во главе каждого взвода был поставлен командир батареи. Из курсантов. Он учился, так же как и все. Как и все делал ошибки. Потихоньку учился их исправлять и не допускать в дальнейшем.
Десять дней непрерывно шли стрельбы. Но при всех неудачах батареи и их командиры научились отслеживать наиболее опасные на данный момент времени цели и поражать их. Остальное могло прийти у ним только с опытом. Причём, по-хорошему, с боевым опытом. А такого не было ещё ни у одного земного офицера. Потому-то главком СПО не требовал от мальчишек чего-то сверхъестественного. Всё придёт со временем. Но сейчас важнее охват учений, а не углублённая специализация.

Итак, истребители Эс-файтеры крепились на подвижных квадратных платформах. В обычном положении можно было бы подумать, что они просто стоят в своих боксах. Но на самом деле они не взлетали, как обычные атмосферные самолёты, разгоном по палубе. Слишком много времени ушло бы на разгон и рулёжку сразу полутора десятков машин. А в бою не то что каждая секунда на счету. Доли секунды. Поэтому стоило только всем пилотам занять свои кабины, как все платформы разворачивались мощными приводными поршнями вниз, перпендикулярно к поверхности ангара. Будучи теперь в подвешенном состоянии, они теперь просто целились в бесконечную космическую пустоту. И специальным толчком подвижной стартовой плиты «выплёвывались» наружу. По-хорошему, выброс должен был происходить одновременно «роем». Это позволяло хоть ненамного, но всё же сбить противника с толку. Но поскольку сейчас за штурвалом каждой машины сидели зелёные новобранцы, рисковать было нельзя. Истребители выпускали по одному в 10 секунд интервала. Снаружи их уже ждали инструкторы. Как раз из тех, что недавно устраивал показательные атаки ракетами на крепость.
Впрочем сейчас Мартину Пико уже не казалось всё это чем-то совсем новым и неуправляемым. Вроде тех же пушек. На лётных тренажёрах они отрабатывали эти операции по нескольку раз. И теперь уже не казалось, что учебный механизм и боевая машина настолько различны. Тренажёр не подвёл его на этот раз.
Эту часть задания Мартин выполнил, как надо. Сначала стабилизировал свой курс на орбите крепости, которая обладает собственной гравитацией. Затем сойти с этой парковочной орбиты и сосредоточится в точке сбора их небольшой учебной эскадрильи. Эта точка уже отчётливо выдавала себя присутствием там сразу трёх истребителей Флота. Но ориентироваться на неё следовало всё же по радару. А на радаре у курсанта Пико она лежала чуть снизу, склонением минус шестьдесят.
Но то радар. Сейчас, года над головой была только прозрачная крышка из бронированного герметичного углепластика, он мог видеть то, чего не мог раньше. Ни в отсеке шаттла с узкими иллюминаторами. Ни даже в обзорные стёкла на борту крепости. Всё-таки там ощущаешь себя за стеклом. На тебя действует гравитация, под тобой твёрдый стальной пол. Космос выглядит величественно, но как декорация, как картинка на экране. Теперь над ним, под ним, вокруг, только космос. Позади удаляющаяся громада Кронштадта. А впереди, словно гигантская всеобъёмная лампа, освещённая сторона Земли с отчётливыми контурами разноцветных континентальных масс, бирюзовыми океанами и облачными покровами грозовых фронтов и циклонов. Это отсюда они выглядят нежными мазками белоснежной пенки. А снизу, с поверхности Земли, Мартин прекрасно представлял, как они там выглядят. Они с отцом как-то пережидали грозу в горах. Да такую, что средь бела дня сумерки наступили, а вода лила с небес, словно прорвало Ниагарский водопад. Но всё это вместе сейчас излучало навстречу пилоту мягкий тёплый свет, нежный и родной, как поцелуй мамы на ночь.
Впрочем, свет мог и помешать ориентации. К тому же было всегда опасно поворачиваться незащищёнными глазами к Солнцу, поэтому Пико опустил светофильтры поверх стёкол шлема.
В шлемофоне, тем временем, прозвучала команда: - Первая учебная эскадрилья, сосредоточится в точке сбора Чарли! Ордер построения – базовый!
Голос этого человека Мартин не особо и узнал. По всей видимости, этого человека, их инструктора по лётной подготовке, ему еще только предстоит увидеть вживую.
Касательно же сути сказанного, то данная команда означала построение в виде скошенной линии при дистанции между машинами не менее чем в сто метров.
После сбора эскадрилья двинулась по орбите вокруг Земли. Во время этих витков курсанты отрабатывали манёвры в едином строю. Общим строем меняли курс и снова возвращались на прежний. Десять витков заканчивались самым сложным и ответственным: посадкой. Но садиться им предстояло уже не на Кронштадт, по крайней мере сегодня. А на некогда китайскую орбитальную базу Шаньдао, теперь преобразованную в нечто вроде «полукрепости» с парой пушек и ангаром для кораблей мелкого класса. Задача эта была трудна на первый раз по той причине, что в космос их выталкивал механизм, а вот при посадке нужно было точно угодить в узкую (аж 100 метров) щель ангара и зацепить с одной единственной попытки крепежным крюком посадочный тормозной трос. А для этого нужно при подлёте к ангару резко снизить скорость, испытывая при этом не самые приятные ощущения перегрузок и сохраняя при этом ясность рассудка для точного расчёта траектории посадки.


Сообщение отредактировал Sherbik - Суббота, 04/08/2012, 13:40
 
DailenДата: Воскресенье, 05/08/2012, 11:18 | Сообщение # 31
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Прочитал первую часть 4 главы.
Похождения доктора Кастера весьма странны, как и те личности которых он посещает.
Намеки на Теслу - неужели Кастер хочет использовать Землю как оружие? аля Звезда Смерти biggrin

Космическая крепость представляется колоссальным объектом, что собственно она из себя представляет непонятно.
Курсанта Пико похоже ожидает учебная рутина, однако дальше я не читал, поэтому может это и не так biggrin

Кстати по поводу описываемой тобой Вселенной - полностью твоя идея или вдохновлялся где то? wink

ну и цитаты:

Quote (Sherbik)
Орбитальные мортиры Соррано-80 в количестве 28 штук. Максимальная дальность стрельбы - 220 тысяч километров. Запитывается от главного реактора станции. Генерирует заряд плазмы с энергетическим эквивалентом в 1,5 петаджоулей, разгоняя его до 15% скорости света.

А почему максимальная дальность ограничена? Или потому что плазма?
Quote (Sherbik)
Это истребитель «Эс-файтер М2

SFM2?
Quote (Sherbik)
Рота подъём! Вашу мать!

Сперва подумал на Шматко wacko
но оказалось что
Quote (Sherbik)
При описании представлял себе Дмитрия Нагиева только с прибабахом

[cut=???][/cut]

Quote (Sherbik)
Итак, я старшина Макриди.

А почему старшина командует курсантами?


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Воскресенье, 05/08/2012, 12:31 | Сообщение # 32
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
Космическая крепость представляется колоссальным объектом, что собственно она из себя представляет непонятно.


Ну, там собственно, было описано, что объект шарообразеный, действительно вроде маленькой Звезды Смерти.

Quote (Dailen)
Кстати по поводу описываемой тобой Вселенной - полностью твоя идея или вдохновлялся где то?


Ну, тут скорее смесь идей нескольких российских и зарубежных писателей, а также мои додумывания развития событий на Земле, но только при условии, что никаких Третьих Мировых Войн нам не светит.

Quote (Dailen)
А почему максимальная дальность ограничена? Или потому что плазма?

Ну, плазма же рассеивается в космосе, разве не так?

Quote (Dailen)
??? ]

Да, именно всё так! biggrin


Сообщение отредактировал Sherbik - Воскресенье, 05/08/2012, 14:10
 
DailenДата: Понедельник, 06/08/2012, 13:14 | Сообщение # 33
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Сэр! Скажите, а зачем в эпоху космических войн и звёздных флотов нам учить приёмы боя с холодным оружием? Ведь вся война может быть выиграна нажатием одной кнопки.

Эх - как же давно я смотрел Звездный десант... cry
Quote (Sherbik)
Фотонная пушка ближнего боя была усиленным аналогом того же орудия, установленного на борту истребителя.

Типо лазерной что-ли? Оо
Quote (Sherbik)
Дай! – отрывисто крикнул генерал.
С крепости в космос был запущен полутораметровый пластиковый диск. Цифры перед глазами менялись почти мгновенно, отсчитывая стремительно растущее расстояние до цели. А поскольку учебная цель не излучала и не отражала электромагнитных волн, вести её можно было только визуально. Скоро диск совсем скроется из виду. Поэтому курсант решился втопить пальцы в гашетку открытия огня по цели.

Вот такая вот стрельба по тарелочкам будущего biggrin
Quote (Sherbik)
Высокоблагородная госпожа! Ваш покорный слуга смиреннейше пишет вам с крепости, как и было приказано Вашим Высочеством.

Мартин Пико принял присягу Нации Огня? surprised
Quote (Sherbik)
Задача эта была трудна на первый раз по той причине, что в космос их выталкивал механизм, а вот при посадке нужно было точно угодить в узкую (аж 100 метров) щель ангара и зацепить с одной единственной попытки крепежным крюком посадочный тормозной трос.

Будущее, а истребители садятся все еще по авианосному...

Quote (Sherbik)
На другой строке значилось: отправить корабль на планету Четырёх Стихий, привезти выводок из девяти черепаховых уток, заказать 400 метров тончайшего огненного шёлка красного цвета, и 400 метров такого же шёлка золотого цвета у придворного портного мастера Дзи Фу в Столице Огня. Это тянуло уже на пару десятков миллиардов долларов и хорошенький межпланетный дипломатический скандал, ибо полностью нарушало все обещания доктора жителям планеты.

Это типо одной из тех ситуаций, когда дочь тратит деньги компании на шмотки? biggrin
Quote (Sherbik)
А вот к принцесске наведаться стоит, и как можно скорее, и лично расспросить, откуда все эти заскоки.

Кстати интересно узнать что за разговор получится wink Скоро глава то?

Quote (Sherbik)
Ну, плазма же рассеивается в космосе, разве не так?

Ну скорее нестабильна, и не только в космосе ))


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
EroserДата: Вторник, 07/08/2012, 14:50 | Сообщение # 34
Eroser
[Ученик]
Группа: Пользователи
Сообщений: 157
Статус: Отсутствует
Если кого-то смущает размер - киньте в Word и сделайте страницы в книжном формате, реально проще читать. Кстати, вполне годно. Хотя что-то напоминает, какую-то средней старости космооперу, или все, вместе взятые. Как-то оригинальность средненькая.

Человек. Боевой маг/элементалист. Повелитель пламени.
 
SherbikДата: Пятница, 17/08/2012, 09:35 | Сообщение # 35
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Впрочем, посадка на борт «крепости» прошла успешно. Хотя и не все пилоты сумели зацепить тросы с первой попытки. Что же с ними произошло? Они разбились в лепёшку о стенки ангара? Отнюдь! Просто ангар был сквозной, пролетели в противоположный выход. И пришлось им так сделать по два, по три захода.
Когда в закрывшемся ангаре полностью выровнялось давление, пилоты получили возможность выйти из своих машин. По заранее распространённому среди них приказу, все построились в две шеренги перед своими машинами, которые техники станции уже усиленно заводили в стартовые боксы. Именно там они осмотрят и проверят техническое состояние каждой машины. Впрочем, курсантам было не до них. Техники станции выполняют важную работу, без которой ни один корабль не мог бы уйти в полёт. Но юнцам-пилотам было пока не до осознания сего важного факта, кровь и так бурлила у многих после их самого первого реального полёта в безвоздушном пространстве. А техники? Что они после всего это? Так! Статисты. Элементы конструкции станции, наверное.
Внимание учащихся было направлено на трёх инструкторов, стоявших прямо перед их стрем. Все, как один, и курсанты, в том числе, были одеты в комбинезоны стального цвета. Один из инструкторов представился как старший лейтенант Людвиг Кайзерлинг, начальник лётной и лётно-боевой подготовки 1-й учебной эскадрильи. Они поздравил всех с началом реальных полётов на настоящих боевых машинах. Почему на настоящих? Ну, во-первых, потому что учебных моделей таких истребителей просто не успели разработать. А во-вторых, чтобы, как выразился старлей, слиться душой и телом с боевой машиной и почувствовать, как они ведут себя в космосе на своей собственной шкуре. Так же Кайзерлинг сообщил, что теперь им уже не суждено будет вернуться на борт Кронштадта в течение этих манёвров.
А дальше новые учения. И шли они пока вполне нормально. Но у молодого курсанта играли кровь и эмоции. Это было именно тем, чего он хотел. И сомневался порой, что такое возможно. Закрадывались иногда мысли аж с первого курса, что отправят его какой-нибудь штабной крысой. Но нет. За штурвалом своего первого, самого первого космолёта, да ещё и настроенного исключительно на его личные данные, он мог быть всемогущим. По крайней мере, ему очень хотелось в это верить. Поэтому Пико вместе со всеми и с энтузиазмом отрабатывал фигуры пилотажа, пока только на орбите Земли. Петли, перестроения и перегрузки, от которых почти теряешь сознание. А всё для того, чтоб быть быстрым, манёвренным, оказываться в двух местах сразу. Ну, это уже утрируя, конечно. А суть вся в том, что тебя сложнее поразить, если быстро и часто движешься.
Они были пионерами, первыми, кто создавал и пробовал на практике новый род войск, те, кто ставил на крыло космические истребительные силы. При том, что будущая специализация офицеров этим совсем не ограничивалась. В конечном счёте, они должны были стать командирами кораблей и соединений Флота. А если хочешь научиться управлять большим кораблём, научись сначала управлять маленьким.
А ещё через неделю полётов им назначили самое главное испытание, дальний марш-бросок в систему Сатурна. Многие сомневались в необходимости такого риска с совсем ещё неопытными пилотами. Да и цели такого перелёта до самих исполнителей так и не довели. Но командование Флота всячески подгоняло и торопило, не объясняя при том, причин. Главком СПО был против, но, к сожалению, в этом вопросе не властен. Здесь заправляли другие люди. И вся эскадрилья вышла из своего «стойбища» Шаньдао, чтобы проложить единый курс к цели. А там их должен был ждать перевалочный пункт в виде крейсера Флота Симон Боливар. По команде старшего лейтенанта после расчёта и принятия компьютером каждой машины нового курса и новых координат, они начали разгон.
Когда-то, один из первых аппаратов Человечества «Кассини» летел к Сатурну почти семь лет. Сейчас они могли одолеть это расстояние за неделю. Для этого кабина пилота автоматически перевела его в лежачее положение. Здесь пилоты будут погружены в полусонное состояние до тех пор, автоматика их не разбудит. И когда это произойдёт, они снова примут управление машиной на себя. И начнут медленное торможение при подлёте к планете-гиганту. Такое испытание было не для слабонервных с самого начала. Один человек в маленькой начинённой электроникой скорлупке, где одновременно работают сотни тысяч подвижных деталей, против всего космоса. Случись что, и механизмы корабля выйдут из строя, никто уже не поможет. Остальная эскадрилья улетит вперёд. И от этого риска в космосе никто не был застрахован. Там пропадали и корабли побольше, с сотнями человек на борту. Терялась связь. И всё! Правда, такое было только на заре проникновения в Глубокий космос. Сейчас у всех крупных кораблей имелись индивидуальные или многоместные средства спасения с собственными двигателями. Но то большие корабли. А здесь один единственный истребитель. Среди всех его многочисленных систем, какая угодно могла отказать по тысяче причин. Это же техника. На неё не положишься на все сто. Как и на человека, тоже.
Но к планете-гиганту все прибыли благополучно. Истребители только начали тормозить, а окольцованная планета уже ярко выделялась на лобовом стекле кабины. Сначала надо было затормозить. А чтобы никого не расплющило от резкого падения скорости, делать это можно было крайне медленно, короткими включениями тормозных двигателей на пару секунд. А это была сложная задачка, ибо гравитация гигантской планеты уже неумолимо тянула к себе.
Их цель – звёздный крейсер Симон Боливар, шёл по самому краю системы колец, в зоне, свободной от астероидов и их обломков. Эскадрилья медленно встроилась в хвост крейсеру. Скоро на экране бортового компьютера каждого пилота поприветствовала усатая и загорелая физиономия капитана Хосе Идальго. Звёздный крейсер сблизи Мартину Пико видеть ещё не доводилось. И это произвело на него приятное впечатление. Вытянутый кинжалоподбный корпус, очень тёмный, плохо отражающий свет. Если бы не огни открытых ангарных палуб и не четыре мощных хвостовых сопла, сияющих во тьме ярким голубым светом, словно четыре маленьких солнца, крейсер было бы трудно разглядеть и легко спутать с каким-нибудь астероидом. А так, глядя и ощущая кожей лица, на колоссальный жар, исходящий от термоядерных двигателей, Мартин полностью проникся финансовой и технологической мощью корпорации «Кольцо». Именно на её верфях создавался этот корабль и еще серия подобных ему.
Посадка в ангары крейсера прошла успешно. Эту технику пилоты успели неплохо отработать. Когда закрыли ангары и наполнили воздухом ангары, капитан первого ранга Идальго вышел вместе с офицерами своего штаба поприветствовать прибывших.
Этот корабль строился не только на деньги корпорации и Федерального Правительства, но и на средства подшефного субъекта Федерации. В данном случае над кораблём с самого момента закладки шефствовал Союз Южноамериканских Наций УНАСУР, объединявший почти все страны Южной Америки с близкими испано- или португалоязычными культурами. Этим же фактом объяснялся и состав экипажа. Сам капитан Идальго был весьма энергичным и весёлым уроженцем солнечной Венесуэлы. Но члены экипажа прекрасно владели и международным английским. Так что проблем в общении с ними быть не должно.
Двое суток после посадки на борт курсанты только приходили в себя и отдыхали в каютах крейсера. А здесь они были менее приветливыми и удобными, чем на крепости.
А потом офицеры снова построили всех на ангарной палубе. И объявили о своём решении. А был этот приказ вообще-то безумным.
- Господа курсанты, - Серьёзно и с нотками беспокойства в голосе объявил старший лейтенант Кайзерлинг, - мы прибыли в систему газового гиганта Сатурна для того, чтобы отработать последний этап наших манёвров. Здесь мы находимся из-за мощного астероидного пояса, расположенного вокруг планеты, известного как кольца. Этот пояс хорошо выражен и достаточно плотен. А теперь я прошу выйти из строя тех, чьи фамилии я сейчас назову. Прежде чем я оглашу приказ. Нгуен Ле Минь!
- Я! – Громко ответил курсант из Вьетнама и сделал шаг вперёд.
- Ким Сон Нам! – Продолжил старший инструктор. – Дэвид Хэммонд! Мартин Пико! Павел Архипов! Грэм Де Вит! Азиз Шукри! Серж Геворкян! Авром Шалит!
Командир выдержал паузу после оглашения списка, затем продолжил: - Все вы показали лучшие результаты на тренажёрах на Земле. Вы так же неплохо проявили себя в реальных полётах в космосе. Вы молодцы! И делаете новые успехи. Но сегодня я хочу предложить вам нечто более ответственное и связанное с реальной опасностью. Вам предлагается испытать себя и свои машины внутри астероидного поля вокруг Сатурна. Конечно, это не бой. И стрелять по вам никто не будет. Но опасность, не вернуться с этого испытания, совершенно реальна. На скорости в 10 километров в секунду среди смещающихся булыжников. Если кто считает, что он не готов испытать себя в таком, он может отказаться. Мы немедленно вернемся на Землю вместе с крейсером. Итак, есть ли отказники?
Курсанты стояли в крайне напряжённом состоянии. Повисла тишина. Порой слышны были булькающие звуки пары сглатывающих от шока кадыков. Головы и лица курсантов были повёрнуты строго вперёд, но глазами они вертели из стороны в сторону, оглядывая товарищей. Никто ничего не ответил. Наверное, если бы хоть кто-нибудь сказал «Нет», все бы немедля последовали его примеру. Эдакое стадное чувство. Но для формирования стада нужен был хоть одна инициатива. Да уж, никто не хотел быть расплющенным об космический булыжник. Но и позориться перед всем взводом тоже не хотелось. Но «смельчака» не нашлось. Молчали все, а старший лейтенант Кайзерлинг всё ждал молча. Он и сам был совсем не восторге от этой затеи. Но командование решило и отметало все возражения.
Но курсанты всё молчали. Вот такая вот вышла «храбрость» из трусости.
Старший лейтенант подождал ещё пару минут и, не дождавшись никакого ответа, угрюмо заявил: - В таком случае, по машинам!
Истребители вновь вышли в космос. Их многослойная обшивка защищала от радиации вокруг планеты-гиганта. Но сейчас всех без исключения волновала совсем другая опасность.
- Поскольку инструкторов всего трое, то работать мы будем по очереди. – Объявил Кайзерлинг по общей связи. – Сегодня вы будете впервые работать по схеме ведущий-ведомый. Ведущим у каждого будет один из трёх инструкторов. Задача – пройти в плотном кольце не мене десяти километров. Двигаться будем по вектору полёта обломков вокруг планеты. По понятным причинам, я надеюсь? Задание сложное, поэтому вам нужна крайняя внимательность и полный контроль над машиной. Поэтому всем испытуемым перейти на режим нейронного интерфейса!
Этот режим они сейчас испытывали впервые. Компьютер тут же затемнил полностью стекло на шлеме каждого пилота. Кабина пилота привела его в лежачее положение. А вся телеметрия окружающего пространства стала поступать ему прямо на сетчатку глаз. Теперь он мог контролировать машину усилием мысли. А самое главное, ему, как ведомому передавалась картинка окружающего пространства, уже разведанная ведущим. Маневрировать среди постоянно смещающихся булыжников было трудно и опасно. Но старлей по идее, был уже опытным пилотом и мог хоть как-то ориентироваться там. По крайней мере, Мартин Пико очень на это надеялся. Потому что старлей приказал именно ему следовать за ним в числе первых. С виду, кажется что рой булыжников неподвижен. Но на само деле они вращаются на умопомрачительных скоростях. Так что лететь в рой в противоположной вращению направлении – действительно чистое безумие. Ну или скорее экзотический вид гарантированного самоубийства. Медленно, очень медленно, а на самом деле снижая скорость так, чтобы почти совпасть со скоростью вращения астероидов, два истребителя начали маневрирование внутри роя. Где-то позади или впереди ещё два инструктора повели своих подручных сюда же. Курсантам-то что? Отлетать десять километров и на борт корабля! А инструкторам еще по два раза влетать в рой обломков. Мартин уже научился маневрировать на быстрых скоростях, ну относительно быстрых, конечно. Здесь же он просто медленно продирался, не теряя хвостовые сопла ведущего из виду. Вот и вся наука. Только вокруг смещаются гигантские, а порой и очень малые обломки космического мусора. А мелкие обломки еще опасней. Большие видно заранее. От них можно уйти. А вот мелкие глазу человека не видны вообще, зато обшивку могут пробить не хуже любой пули. Точнее, лучше! Пуля обшивку истребителя пробить не может. Но к счастью, машина и её сенсоры видят гораздо больше человека. Прямо в глазах пилота, в собственном мозгу, Мартин видел то, чего не увидел бы никогда. Ближайшие мелкие обломки ярко выделялись красным ореолом. Причём чем ближе они были, тем ярче и гуще был ореол. Циферки расстояния в глазах не бегали. Это бы только отвлекало внимание. Большие астероиды, крупнее двух метров в диаметре, он видел, как и обычный человек. Ощущения невероятные. Словно тебе впервые дали новейшую игрушку учёных, но всё равно не по себе. Ибо опасность со всех сторон.
Наконец, так же медленно продиравшийся сквозь рой обломков старлей начал поднимать машину вверх, выходя из поля «колец». Их слой очень тонкий, на самом деле. За пару секунд они уже поднялись над ним и взяли курса на корабль Симон Боливар. А это означало, что Мартин Пико уже мог облегчённо выдохнуть. Для него учения закончились благополучно. Теперь только на Землю!

Глава 5. Тропой дракона


Ещё было далеко до конца манёвров Флота, и пушки в космосе ещё не отгремели, а директор Федерального Совета Кастер уже на следующий день после совещания с собственным эмиссаром на манёврах наведался в особняк, обозначавшийся ныне, как Посольство Планеты Четырёх Стихий. Весьма поэтичное название вместо вполне бы приемлемой для любого уха Индианы, но дела до него никому не было. День только начался, но было уже не так уж рано, 9 утра по временному поясу Восточного Побережья САСШ. В этот особняк он шёл, как к себе домой. Впрочем, тут он был в чём-то прав. Особняк раньше действительно принадлежал ему. Но видимо не только этот факт придавал директору такой уверенности. Он был не один, а в сопровождении шестерых десантников в плотной силовой броне, вооружённых скорострельными автоматическими винтовками.
Двое новых служанок посла пытались загородить ему путь и что-то объяснить, явно намереваясь задержать его со спутниками. Попытка, заведомо обречённая на провал. Директор молча и с каменным лицом отпихнул обеих своей тростью. И так же спокойно прошёл дальше, в главную опочивальню. Раскрыл двери. И даже не разулся, а так же уверенно прошёл внутрь. Бойцы столпились за ним в дверях.
Принцесса сидела перед зеркалом, спиной к ним в своём домашнем кимоно тёмно-красного цвета. Впрочем, она уже увидела в зеркале всю честную компанию, да и раньше могла слышать шум в приёмной. Но Азула даже не шелохнулась. Всё так же спокойно продолжила обмахивать носик и щёки напудренной губкой.
Директор заявил почти немедленно, и не дожидаясь какой-то реакции с её стороны: - Глупо! Очень глупо! Не думал, что ты можешь вести себя настолько по-детски.
Каменное выражение лица и внушительный эскорт за спиной должны были со всей серьёзностью подчеркнуть его настрой и намерения.
Вот теперь инопланетянка повернулась к ним лицом, смерила всех довольно-таки равнодушным взглядом, а затем снова развернулась к зеркалу и продолжила пудрить носик.
Через мгновенье она спокойно ответила: - Доктор, у вас странная привычка говорить загадками, да ещё и сразу о делах. Видимо, о каких-то очень важных делах, раз вы с такой свитой. – Она издала усталый вздох. – Ах, к сожалению, вы сейчас напоминаете мне некоторых моих родственников. Так чем обязана столь высоким визитом? – спросила она, ещё и с подспудной издёвкой в голосе.
Дуглас Кастер делал сейчас всё, чтобы казаться не раззадоренным испанским быком с быстро расширяющимися и сужающимися ноздрями, не то Отелло, только что получившим доказательства измены. Он видел, что Азула вроде занята собой, но на самом деле очень внимательно разглядывает их отражения в зеркале. Может и не стоило приводить сюда столько телохранителей? Она может решить, что он боится. А если у неё закрадётся такое подозрение, это было бы крайне печально. Придётся вправлять ей мозги иными методами.
Ещё когда он привёз её сюда, он просто ради интереса попросил её поспарринговать с пятью лучшими офицерами спецподразделения «Альфа». Так вот чуть более чем за три минуты какая-то девчонка уложила мордой в грязь пятерых здоровых мужиков, у каждого из которых был восьмой дан карате. Да ещё и с издевательской улыбкой на лице.
Сейчас охранников с ним было шестеро. И представляли они собой фактически подвижные бронированные огневые точки. Но вот если бы у Азулы были её прежние способности, то тут даже доктор сомневался, что броня и вооружение сильно помогли бы десантникам против неё.
Но сейчас Дуглас стоял на том, что задумал с самого начала. Изображать из себя типичного федерального чинушу, у которого за душой ничего нет, зато претензии и понты до небес. Придётся пока поломать с ней комедию, но Кастера это забавляло.
- Ты не прикидывайся! Тебе это не идёт! Я требую ответа. Ты злоупотребила моим гостеприимством и моим доверием. И ради чего? Чтобы строить мне тут глазки?!
- Браво! Прекрасная речь, директор! – Азула снова ответила с подколкой. – Только сути претензий ко мне вы так и не объяснили. Или прикажете догадываться?
Директор молча подошёл к столику и положил на него бумагу, только что вынутую из внутреннего кармана пиджака.
- Вот! Твои расходы? Никак разорить нас решила!? – отвечал доктор, почти шипя от искусственно имитируемой злобы. –
- Ах, это! Ну так вы же сами сказали мне, когда первый раз показали мне этот дом, что я могу ни в чём себе не отказывать. Я разве что-то нарушила? Или я как-то неверно поняла ваши слова? Знаете ли, ваш язык… Ваша речь допускает столько разночтений!
Директор резко оборвал её: - Ты здесь не прикидывайся! Я говорил это! Но ты не ребёнок и прекрасно понимаешь, где лежит запретная черта. И кроме того, я из-за тебя мог нарушить обещание, данное твоему брату, а это уже серьёзно.
- Ну так это же вы давали обещания малышу Зу-Зу! А я ему ничего не обещала. – Азула снова ответила размеренным тоном, но с издевательской искрой в глазах.
С её стороны, дразнить директора было крайне сомнительной затеей. Но главное, отчего Кастер мог чувствовать себя довольным, это то, что она всё же повелась на его провокацию. Он решил продолжить в том же духе: - ты, кажется, не поняла! Ты злоупотребляешь моим гостеприимством. В то время как всё! Запомни! Всё, что случиться на этой планете с тобой, зависит только от меня!
А вот тут её бровки уже нахмурились. Теперь она смотрела на директора уже не то с вызовом, не то с презрением, не то с укором.
- Я злоупотребляю вашим гостеприимством? Конечно, мои нынешние тюремщики никогда не устают напоминать, с каким радушием и гостеприимством они держат меня в этой большой клетке. Что я даже за ограду этого дома выйти без вашего личного позволения не могу. И что же за страшную кару вы уготовили мне, доктор? Ваши бронированные чурбаны отшлёпают меня? Все шесть, по очереди? Вашим жирным сенаторам уже наскучила игрушка в моём лице? И что же вы можете мне сделать? – Кастер хотел было ответить, но она снова перебила его. – Только не надо снова повторять вашу байку о том, что мне есть, что терять! То, что вы уготовили мне, это не жизнь! Смерть для меня была бы почётней, чем тюрьма, которую вы пытаетесь представить в виде дипломатической работы. Когда стражники сажали меня в ледяной карцер по приказу брата, это было, по крайней мере, честно.
Дуглас Кастер молчал. Его лицо стало задумчивым.
- Вам нечего ответить, доктор? А то я уже начинаю переживать, что вы сами поверили в иллюзию, которую создаёте вокруг меня.
- Нечего терять, да? – спокойно спросил Дуглас и рукой подвинул ближе стул.
Сел на него задом наперёд, облокотившись на спинку руками и подбородком. Спокойно но очень пристально разглядывая Азулу, он уставился в золотистые глаза принцессы, не моргая.
Азула поначалу была в некотором замешательстве. Но уже через секунду она откинулась на спинку кресла и также, не моргая, уставилась на директора, с лёгкой ухмылкой на губах. Она считала, что землянину совершенно нечем её прижать, нечем крыть. Но на самом деле это было не совсем так. Доктор на самом деле внутренне восхищался её выдержкой. Даже после того, как её столько раз поломало, она была хороша, очень хороша и упорна. Но, к сожалению, этот психологический бой она должна проиграть. Иначе он не сможет закрепить свой авторитет над ней. А в перспективе (если дать слабину сейчас) это грозит и потерей контроля над президентом и Конгрессом.
Прошло почти пять минут молчания и «гляделок». Азула вновь попыталась поддеть землянина: - Что, господин директор? Нервишки шалят? Или такому важному человеку, вроде вас, совсем делать нечего?
Кастер ответил спокойно, но уверенно, не отводя глаз: - Я свои нервишки оставил в таких местах, о которых тебе лучше даже не слышать.
Внезапно Азула почувствовала, как голова начинает почти мгновенно наполняться нарастающей ноющей болью. Наконец, она опустила глаза и закрыла лоб рукой.
А Кастер продолжил, всё также сидя на стуле: - Правда твоя, Азула. Ты многое потеряла, и тебе есть за что корить меня. Я, пожалуй, слишком сильно старюсь тебя опекать. Но главное твоё сокровище – это даже не потерянные способности, это твой живой ум, способность видеть то, что не дано другим. Храбрость и инициатива. Это тебе стоит беречь. Это выручит тебя. Я сделал ошибку, когда ограничил твои перемещения этим домом. Я благодарен тебе, Азула, что ты указала мне на неё. Но твои расходы я всё же урежу.
Он встал со стула и направился к двери. Принцесса тоже поднялась и хмуро посмотрела ему вслед, сложив руки на груди. Головная боль прошла так же внезапно, как и началась. Что было хорошо, но само по себе не могло ей нравиться.
- И всё же вы не тот, кем пытаетесь казаться! – Бросила она ему вслед.
Директор обернулся, улыбнулся таинственно и ответил: - Я это всего лишь я.
Надел шляпу и вышел вон. Бронированные спины космодесантников сомкнулись вслед за ним.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- -

Маленькое объявление. Завтра я уезжаю на отдых на две недели. Так что сюда я и заходить не буду. Как вернусь продолжу Главу Пять.


Сообщение отредактировал Sherbik - Воскресенье, 23/09/2012, 16:56
 
DailenДата: Понедельник, 27/08/2012, 14:22 | Сообщение # 36
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Логичное завершение предыдущей главы smile
У курсанта Пико похоже завершается обучение, а Азула похоже решила подразнить Кастера - за что и поплатилась, ну или действительно по родине соскучилась...
Quote (Sherbik)
Вытянутый кинжалоподбный корпус, очень тёмный, плохо отражающий свет. Если бы не огни открытых ангарных палуб и не четыре мощных хвостовых сопла, сияющих во тьме ярким голубым светом, словно четыре маленьких солнца, крейсер было бы трудно разглядеть и легко спутать с каким-нибудь астероидом. А так, глядя и ощущая кожей лица, на колоссальный жар, исходящий от термоядерных двигателей, Мартин полностью проникся финансовой и технологической мощью корпорации «Кольцо». Именно на её верфях создавался этот корабль и еще серия подобных ему.

Не Стардестроерами ли ты вдохновлялся? biggrin


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Четверг, 06/09/2012, 22:07 | Сообщение # 37
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
Не Стардестроерами ли ты вдохновлялся?


Да, с конструкцией кораблей особо не заморачивался и голову долго не ломал.
*************************************************************************************

Ну что ж, а теперь продолжим главу Пять. Тропой Дракона. Весьма загадочный отрывок.

Курсант Мартин Пико был чрезвычайно доволен собой. После двух месяцев интенсивных тренировок он покинул борт корабля Симон Боливар и теперь на том же шаттле возвращался на Землю. Сначала им предстояла церемония в Академии в Вашингтоне. А затем два месяца отпуска перед последним пятым курсом.
Его мечта становилась явью. Он уже своими глазами видел боевые космические объекты землян, крепость, успел пострелять из пушки, побегать в боевом скафандре по «минному» полю, полетать в космосе среди звезд на корабле, причём, на корабле, оснащённом исключительно под его личные данные. И наконец, полетал на этом корабле в скоплении космических булыжников. Он видел, как создаётся будущее. И знал, что именно там его судьба. А здесь, на Земле все всё ещё мечтали о приземлённых, но очень престижных карьерах, перемывали косточки политикам и звёздам шоу-бизнеса. А самое главное, и слышать не желали о том, что происходит там, за пределами низкой орбиты. С одной стороны, этому имелось рациональное объяснение. Космическое ведомство не спешило раскрывать ничего, ну разве что окромя научно-исследовательских событий. Но ведь там работали и сугубо частные компании. Поэтому лично Мартина Пико происходящее на родной планете удивляло. Казалось, что простым людям вокруг дела нет. Что всё это не для них, помимо них. И вообще не касается их. Хотя на самом деле, всё было с точностью до наоборот.
Впрочем, сейчас курсанту было совсем не до этих размышлений. Он устал и хотел отдохнуть. Он и собирался это сделать, но для начала решил узнать чужое мнение. Из Академии он попросил подбросить его к Посольству.
В красивом синем парадном мундире с золотистыми эполетами он вышел из дверей армейского автобуса. Автобус уехал, а сам он направился к воротам особняка. Он уже давно не был здесь. Сейчас ему казалось, что был он тут словно не сам. И было это словно не с ним. В общем, Мартин не был уверен в том, как его примут.
И он оказался весьма прав. Принцесса приняла его холодно. Спросила, зачем пришёл.
- Как же? Я обещал прийти. Да и ты велела. С тобой всё в порядке? Здесь ничего не случилось, пока меня не было?
Азула долго молчала, словно изучая его.
- Нет. Совсем ничего. Всё та же скукота. – Коротко и с прохладцей заметила он. – Да, я помню, что велела тебе прийти.
Удивительно было не столько то, что она врала. Пико как-то к этому уже успел привыкнуть. Да и сама Азула несколько раз намекала ему, что умение врать – весьма полезно и совсем не зазорно. Но чудо было в том, что сейчас она врала, даже не пытаясь ничего скрыть. Но это значит, тут действительно что-то произошло. Впрочем, если посол не хочет распространяться, это её право.
- Я хотел сказать, что мы закончили учения. – Как можно более мягко ответил курсант. – Мне дали отпуск на два месяца перед новым семестром. И мне совсем не хочется проводить его здесь. Я собираюсь на родину. Там высокие, покрытые лесом горы, чистые реки и озёра. И политиков там никаких нет. Совсем. Они в наши края не заглядывают. Я хотел и тебе предложить со мной. Раз здесь ничего не происходит, может, это как-то поможет тебе развеяться? Что ты думаешь?
Уже больше двух недель прошло после того, как директор заглянул к ней. А принцесса народа Огня всё не преставала вспоминать этот краткий визит. В нём явно жила какая-то неведомая сила. Сила совсем иного рода, по сравнению с тем, с чем она привыкла сталкиваться. И это было совсем не то ощущение, когда Аватар завладел её разумом и волей. Это было что-то совсем чужое и внешнее. И очень мощное. Но землянин в тот день приоткрыл только лишь малость своих возможностей. Азула думала об этом визите всё это время. Ничего страшного вроде не случилось. Её никто не наказал. Ни в чём не ущемил. Но Азула просто не знала, с кем или с чем она столкнулась. А ей очень не нравилось, когда она чего-то не знала. Она не знала, как и чем можно повлиять на этого человека. Где и на чём его можно подловить. Она сама никогда не позволила бы себе признать это в открытую, но она боялась. Она была слаба и беспомощна, но не могла никак с этим примириться. Когда-то давно, ещё в другой жизни она, ещё совсем маленькая девочка, сама наводившая страх на всех вокруг, жила в постоянном окружении страха. Страха остаться одной, страха не оправдать надежд отца. На виду принцесса Азула всегда демонстрировала, что она и Лорд Огня – почти одно целое и никогда не будут разлучены или поссорены. Но какая-то маленькая часть её разума говорила ей, что возможно, всё не так уж просто. Озай готов был пожертвовать своим сыном. Он легко жертвовал тысячами своих же подданных. А есть ли то или тот, кем он никогда не пожертвует? Она отметала эти мысли. В конце концов, она знала своего отца и даже знала, как угодить ему, как им можно манипулировать в известных пределах. Но сомнения и страх оставались, ибо пределы эти были не так уж велики. Страх окружал её в подземном карцере. Страх был с ней всегда, когда она узнала о судьбе отца и бросила вызов Аватару снова. Так что к страху Азуле было в общем-то не привыкать. Но здесь к ней снова пришёл страх в новом обличье. Она еще не считала директора своим врагом, но уже считала его препятствием или вызовом. А отсюда всего шаг до того, чтобы он стал врагом. Но врага надо досконально знать. А она ничегошечки не знала.
Наверное, ей действительно стоило развеяться. Вырваться из этого дома. Про ученика она сначала даже и не подумала. Но этот курсант явно не тянул на шпиона. Через него можно было познакомиться с теми местными, которые не были связаны с этим человеком.
- Азу? – Голос Пико вырвал её из дебрь этих размышлений. – Ты получила письмо, что я прислал тебе с крепости? Я там ошибок не налепил?
- Нет. Не налепил. Хотя, и каллиграфом тебя назвать нельзя. Так, школьник первого класса. – Отозвалась Азула.
Сказала она это так же равнодушно, даже с некоторой язвительностью. Но на самом деле ей никогда ещё не писали, что кто-то скучает по ней. Но в этом случае принцесса больше списывала эти слова на простоту написания и запоминания. Землянин написал то, что было проще запомнить. И всё.
Впрочем, решение она уже приняла.
- На два месяца, говоришь?
- Да, но ты можешь в любой момент уехать. Я же знаю, у тебя много обязанностей.
Азула гневно посмотрела на него в ответ. Это можно было принять за усмешку. Но Мартин говорил искренне и ничего такого сказать не хотел. Но вышло криво, и он тут же осёкся.
- Извините, учитель! Мою бестактность.
Принцесса отвела от него взгляд, и снова повернулась на окно, стоя к нему боком. Она немного помолчала, затем ответила с невесёлой усмешкой в голосе: - Посмотрим, правда ли теперь свобода моего передвижения. В горах можно будет поплотнее заняться твоей подготовкой. Зайди ко мне завтра в это же время. Но до тех пор ничего не предпринимай.

Как ни странно, но это оказалось правдой. Уже через два дня служебный борт директора Федерального Совета по Космическим Исследованиям заходил на посадку в аэропорту Милана. Но самого директора на борту не было. Только один курсант Академии Флота, инопланетная принцесса и две стюардессы обслуживания. Весь процесс полёта от начала до конца контролировался автопилотом. Интересно, а что бы Дуглас Кастер ответил на такое использование служебной техники? Но его здесь не было. Вообще, сейчас у него голова болела о совсем других вещах.
Но зато здесь были спальня, джакузи, солярий и выбор почти любых напитков на любой вкус. В терминал связи Мартин Пико, конечно, не мог получить доступа, но по его замечанию в конце полёта можно было судить о многом.
- Я, конечно, не уверен, что ты поймёшь точно. Но здесь сосредоточено сразу столько видов связи. Судя по степени защиты данных на бортовом компьютере, тут хранится информация с грифом «Секретно». Это как минимум. А самолёт, к тому же экранирован от любого электромагнитного импульса. Короче, с этого борта можно вести войну по всей Земле запросто.
Но в Милане Азула и Мартин расстались с чудом инженерии в виде сплошного летающего крыла. И сели на скоростной экспресс до Лугано, который домчал их на магнитной подушке до места по эстакадам и туннелям менее чем за час.
В Лугано они вышли в самом центре города со станции. Состояние Азулы было пока неопределённым. С одной стороны, ей явно было любопытно. И техника землян, и их страны, и города. Мощные и быстрые технологии. Мартин Пико объяснил, что сейчас они находятся на другом континенте, за большим океаном. На том же, где и Конгресс, только южнее на несколько сотен километров. Азула кивнула.
Доктор привозил её сюда, но никаких городов не показывал. Кроме самого здания Конгресса и его обитателей она ничего почти и не видела.
От станции они прошлись неспешно к озеру. Вдоль узких улочек средневековой застройки с черепичными крышами. Азула носила сейчас только своё кимоно чёрного бархатного цвета. В руках держала складной бамбуковый зонтик. Почти все её волосы были распущены кроме пучка на самой макушке, перетянутого той же трезубой заколкой, только на этот раз красного цвета.
Она спокойно посмотрела на берег и гладь озера, в котором отражались зеркально зелёные горы и лазурное небо с барашками облаков. Лишь изредка гладь озера нарушили дорогостоящие быстроходные катера. Тихоходные прогулочные лодочки и корабли её не трогали совсем. Азула тихо что-то промурчала на своём языке. Пико не совсем понял.
- Ты сейчас что-то сказала?
Азула загадочно улыбнулась, покосившись на него.
- Я вижу, больше на своей крепости ты ничего не написал.
- Это правда. Времени на письменность у меня там уже не было.
- У вас красивый город и страна. Это я сказала.
- Ладно, Азу! Давай пройдёмся по набережной? Нам как раз в том направлении. Мы у родителей перекусим и в горы. Ладно?
Принцесса кивнула.
У воды было немного прохладней. Хотя Азула к жаре привыкла. Она была рождена магом огня. А они к жаре почти невосприимчивы.
В Лугано всегда полно туристов. Так что на молодого человека в офицерской форме и на девушку в необычных одеждах никто внимания не обратил.
Пико решил подбодрить её. На набережной ездили велосипедисты, в магазинчиках торговали всячиной для туристов. Мартин подошёл к стенду с чёрными очками.
- Азу, посмотри! Примерь! В этих очках солнце не слепит. И знаешь, в чём ещё прикол? Когда на тебе эти очки, никто не поймёт, в какую сторону ты смотришь. А?
Посол подошла к стенду. Надела одну пару. Улыбчивый негр за прилавком поначалу поприветствовал потенциальных покупателей, но когда поймал на себе взгляд жёлтых глаз инопланетянки, попритих. Однако Азула продолжала примерять очки. Мартин подошёл к другому прилавку и взял с него соломенную шляпу, выгнутую под форму шляп американских ковбоев. Пока Азула рассматривала себя в зеркало, он подошёл и предложил ей примерить вместе с очками и шляпу.
Посол не возражала. Повернулась в шляпе и очках то налево, то направо.
- Ты нашу одежду никогда не одеваешь. Но просто попробовать ты можешь? По-моему, тебе очень идёт.
- Да. – Медленно и задумчиво ответила Азула, не отрываясь от зеркала. – Мы можем взять это при одном условии. Ты отрастишь волосы до плеч и будешь завивать их в пучок на затылке.
- Не вопрос! – Усмехнулся только Мартин. – Вот только когда кто-нибудь из комсостава заметит это, обреют вмиг.
Пико подошёл ко второму прилавку, чтобы оплатить шляпу. В этот момент он обратил внимание на ансамбль перуанских индейцев, раскладывающих свои инструменты и готовившиеся к выступлению. Только на пару секунд он заметил, что один из них – вовсе не перуанец. А тот самый китаёзник из магазина антикварных товаров в Вашингтоне. Он поймал взгляд студента и укоризненно покачал головой. Мартина словно ушат холодной воды окатил. Ещё мгновенье, пара велосипедистов проехали мимо, заслонив перуанцев. И в ансамбле уже никакого китайца не было. Обычные индейцы.
Мартин отдал деньги за шляпу и снова подошёл к Азуле в расстроенных чувствах. А уж от неё трудно было что-то скрыть. Благо, что студент и не старался. Она немедленно велела объяснить, что произошло.
- Да так! Почудилось что-то. – Рассеянно ответил Пико.
Принцесса заметила смущение курсанта, но настаивать не стала.
Так они пошли дальше по набережной озера. Внезапно они наткнулись на уличного художника с мольбертом. Причём показалось даже, что он совершенно внезапно возник на их пути. Этот тип был уже немолод и Мартину абсолютно незнаком. Хотя, раньше он думал, что лично знал всех представителей свободных профессий в родном городе.
Данный незнакомый представитель их круга был уже седой, с короткой стрижкой и формирующейся на лбу залысиной. Но кожа его рук и лица была вполне гладкой. Нос прямой, глаза голубые и крайне внимательно разглядывающие этих двоих. Губы уже были сложены в некую снисходительную полуулыбку.
- Господин офицер! Сеньорита! Не желаете, я нарисую ваш портрет? – позвал он.
- Нет! – отрезал Мартин. – У нас нет времени.
- Это не займёт много времени.
- Вы же дорого возьмёте?
- Я с вас не возьму ни цента. Клянусь!
- И в чём же подвох? – вымученно спросил Мартин.
- Смотря, что вы считаете подвохом, молодой человек. Единственный подвох – это ваша прекрасная спутница. – При этих словах принцесса нахмурилась. Но затем часть её опасений была развеяна. – Я не видел в нашем городе девушки прекрасней. Я смотрю, никто не предложил вам ещё своих услуг. Меня это поразило и возмутило. Ибо если дама поистине неземной красоты посетила нас, это событие необходимо запечатлеть для истории. Прошу вас, всего пара минут!
- Пара минут? – С сомнением в голосе повторил Пико. – А вы ничего не путаете?
- Нисколько! Я готов доказать это здесь и сейчас.
Пико неуверенно посмотрел на Азулу.
- С меня писали портреты во Дворце Огня. С ними вам всё равно не сравниться. Что ж, посмотрим, что вы можете. – Ответила посол.
- Присядьте, сеньорита! Ко мне в профиль, прошу вас. Это будет несравненная работа.
Азула села на кресло правым боком к мольберту и покосилась на художника, сохраняя идеальную осанку.
- То, что надо! - С восхищением сказал он. – В вас должна быть толика загадочности. Но при этом любой при первом же взгляде на ваш портрет уже должен понять половину того, что ему следует знать.
- Например? – Спросила Азула подозрительно.
Художник бросал взгляды то на мольберт, то на неё. А вот Мартин стоял у него за спиной и видел всё, и от того челюсть у студента отвисала всё ниже. Он не мог работать с такой скоростью. Нет, полихромный лазерный принтер распечатает всё в разы быстрее, но то ж машина. Рука с карандашом наносила линии и краски с молниеносной быстротой и абсолютной точностью.
- Например, что вы, сеньорита, человек несгибаемой воли и решимости идти до конца, не останавливаясь ни перед чем. Но при этом окутаны паутиной загадки. Любой, кто попытается распутать её, может поплатиться. Готово! – Ответил незнакомец после некоторой паузы и развернул мольберт к принцессе.
И она было приятно удивлена, хотя, ей удалось это почти скрыть.
- Я точно ничего не должен вам за портрет?
- О нет, господин офицер!
- Простите, но я вообще-то ещё не офицер. – Он показал свой значок курсанта на погонах.
- О, не волнуйтесь, скоро адмиралом будете. Не таким, правда, как вы думаете.
- Адмиралом?! – Усмехнулся Мартин. – До адмирала мне ещё расти и расти.
- Ну, это смотря где начинать. И в каком флоте.
- Откуда вы знаете?
- Всё идёт так, как я предвижу. – Спокойно ответил незнакомец, слегка улыбнувшись. Только глаза его не улыбались вслед за губами, а очень пристально всматривались в курсанта. И это было хорошо заметно.
Азула заметила замешательство ученика, встала с кресла и вклинилась между ними.
- Вы знаете, кто я? – Серьёзно спросила принцесса. В голосе чувствовались стальные нотки, от которых многих землян, да и многих её бывших соотечественников когда-то, пробивал холодный пот. Но этот был спокоен, как удав.
- Разумеется, знаю. И любой будет знать, лишь взглянув на ваш портрет. Сеньорита! – Сказал он с легкомысленной и туманной усмешкой.
- Художники, блин! Все они ненормальные! – Брезгливо заметил Мартин. – Ладно, пойдём, у нас не так много времени.
Они отвернули от набережной и углубились в город, который располагался на склонах нескольких гор, правда, тут не очень ещё высоких. В руках у них остался от той весьма странной и противоречивой встречи только цветной портрет черноволосой девушки в кимоно.
Здесь и улицы шли под стать рельефу местности, причудливо изгибаясь. На третьем уровне от берега Мартин наконец вышел на свой родной дом, небольшой двухэтажный особнячок, в котором прожило уже несколько поколений его предков. Он и так знал код замка калитки на кованной металлической ограде. Так что они без проблем прошли внутрь.
- Постой пока тут. Я хоть и предупредил родных о приезде, но сказал, что с другом. Мне надо их предупредить и подготовить. Ладно?
Азула осталась в гостиной на пуховом диване посреди старинной мебели. Но здесь на первом этаже никого не было. Курсант побежал наверх.
- Пап! Мам! – Крикнул Мартин, но никто не ответил.
Зато раздавались звуки сверху. Он поднялся на второй этаж.
Всё ясно! Родители были в закрытой комнате и смотрели что-то на голографической телепанели. А из комнаты раздавались звуки весёленькой телепрограммы.

Кто вокруг прохожих мочит?
Кто над трупами хохочет?
Папа – псих! Папа – псих! Па-а-апа – псих!
Ходить не любит на работу.
На людей ведёт охоту.
Папа – псих! Папа – псих! Па-а-апа – псих!
Когда жена слегка простыла.
Прострелил жене затылок.
Папа – псих! Папа – псих! Па-а-апа – псих!
Не жалеет никого!
Даже сына своего!
УУУУУУУУУ!

Отец и мать Пико дружно хохотали, когда в комнату наконец вошёл сын.
- О! Сынок! – Радостно воскликнул отец. – Глянь, твоё будущее!
- Пап, мам! Вы всё ещё смотрите это дурацкое шоу? – Спросил Мартин, скорчив кислую мину.
А песенка на канале всё продолжалась.

Праздничный готовит ужин,
Из замоченного мужа.
Мама – псих! Мама – псих! Ма-а-ама – псих!

- А это твоя будущая жена! – добавила мать, всё еще хватаясь со смеху за животик.
- Ну, спасибочки за позитив! – Мартин развёл руками.
Карло Пико вырубил телевизор, и тут же обнял сына.
- Да ладно, сынок! Мы ж это! Любя! Каким бравым красавцем ты стал!
- А ты похудел, Пипито! Вас там, на Флоте, вообще не кормят? Да? – Спохватилась мать.
- Ма! На Флоте надо форму держать. Особо не разъешься. Ладно. Короче, я пришёл не один. Я с другом. Вы только не пугайтесь. Она с другой планеты. Из другой звёздной системы.
На лицах родителей застыло весьма неопределённое выражение.
- Сынок, это всё как-то странно. – С сомнением ответил отец.
- Ты сказал «друг» а называешь «она». Она вообще на человека похожа? - Добавила мать.
- Да, я не оговорился. Именно, что друг. Ну, или скорее, знакомая, если уж на то пошло. И вообще-то она и есть человек. Только весьма непростой человек. И еще она посол Планетной системы Индианы на земле. Вы что? Об этом вообще ничего не слышали?
Родители переглянулись растерянно и пожали плечами.
- Ладно! Не суть. Её зовут Азула. Она в своём мире очень высокого положения. У неё свои обычаи и порядки. Поэтому даже не знаю. Постарайтесь её ни о чём не спрашивать. Ну, только если она сама к вам не обратиться.
- И как её нам называть? – Спросил Карло.
- Лучше всего Ваше высочество. – Коротко отрезал сын.
- Вот приехали! Высочество на нашу голову!
- И ещё. Мам, пап! Вы сделали то, что я просил?
- Закупить много суши и деревянных палочек? Так вот для кого всё это! – покачала головой мать.
- Ладно, пойдёмте тогда вниз. – Невесело ответил Мартин.
Они с родителями спустились в гостиную по старинной деревянной лестнице. Азула всё сидела на диване в холле. Когда она увидела хозяев, то сразу встала с хмурым и недовольным выражением лица, сложив руки на груди.
- Вы заставляете меня ждать! – Требовательно заявила она.
- Ну это логично, Азу. Я же должен был подготовить родных к встрече. Итак, прошу. Принцесса Огненной Нации Планеты Четырёх Стихий Азула. По-нашему планета значится, как Индиана. А это мои мама и папа. Валерия и Карло.
- Рады приветствовать вас в нашем доме. – Родители сделали легкий поклон, но с большой неловкостью и замешательством.
- Я думаю, вы проголодались с дороги. – Ответила с вымученной улыбкой Валерия. – Прошу к столу! У нас уже всё готово.
Азула и Мартин поднялись на второй этаж. А там действительно в обеденной был уже накрыт длинный стол. Причём для принцессы было подготовлено несколько блюд исключительно из морепродуктов, закупленных в ближайшем суши-баре аж в итальянском Комо. И подготовлены деревянные палочки для еды. Собственно, на этом ещё до приезда настоял сынуля. А члены семьи Пико довольствовались привычной им пищей домашнего приготовления, вроде традиционной для них рубленой телятины по-цюрихски и овощного супа Минестроне. Этого супа Мартин не пробовал уже больше года. Мама специально постаралась.
- И чему же вас там на этом флоте учат? – После долгой молчаливой паузы спросил отец.
- А вы что? Правда, ничего не слышали?
- Ну, передавали, что идут какие-то учения. А так подробностей не говорили.
- Вообще, это всё странно. На Флоте служат десятки тысяч человек из разных стран. У нас в составе уже 7 тяжелых крейсеров, орбитальная крепость, десятки вспомогательных и транспортных судов. Базы в различных точках Солсиса. Я не понимаю, такое невозможно скрыть в принципе.
- Ну, про базы и корабли я слышал. Но они разве не являются научными и промышленными объектами?
- Промышленные объекты тоже есть. Но они принадлежат не нам. Флот за них не отвечает.
- Выходит, правительство создаёт в космосе армаду, о которой никому не говорят? – смущенно спросил отец.
- Это логично, если вы собираетесь начать войну. – Внезапно подала голос Азула, наматывавшая морскую капусту на палочки. Причём голос казался совершенно безразличным. – Важно скрыть свои намерения не только от врага, но и от собственного населения до определённого момента. Мало ли кто может проболтаться. Так в своё время поступал мой прадед.
- Войну?! – Удивился Пико Старший. – Но это вздор! Ваше высочество, с кем мы можем начать войну?
Азула лишь неопределённо пожала плечами.
- Не знаю. Но так всегда бывает.
Отец повернулся за разъяснениями к сыну.
- Я тоже не могу на это ничего ответить, отец. Нам ничего ни о каких противниках не говорили. С кем сражаться, не объясняли.
- А вы чем занимаетесь? – Спросила внезапно Азула всё тем же безразличным голосом.
- Я помогаю людям решать свои проблемы с законом и в соответствии с законом. – Ответил Пико Старший.
- То есть, помогаете преступникам уйти от заслуженного наказания? – Откомментировала Азула, указав в хозяина дома палочками. И тут же снова принялась за капусту, как ни в чём не бывало.
- Уголовные дела – не моя специализация, Ваше высочество. – Карло Пико ответил максимально мягко и неконфликтно, словно и не заметил явного подкола или, как минимум, бестактности гостьи. – Я помогаю людям разобраться в сложностях жизненных ситуаций и связанного с ними законодательства. Стараюсь определить наиболее безболезненный путь решения этих проблем, если таковой имеется. Ну а уж если дело доходит до суда, то отстаивать интересы стороны, которая обращается ко мне за помощью.
Азула молча кивнула головой. Больше она ничего не спросила.

Когда обед закончился, члены семьи Пико вышли в комнату.
- Марти, кто она? И почему ты с ней встречаешься? – серьёзно и почти с угрозой спросил отец.
- Кто? Я же уже всё объяснил. А нашёл я её благодаря предсказанию в китайском печенье. А в чём дело?
- Не знаю, сынок. Но должен тебя серьёзно предупредить. Я чувствую, в ней что-то не так. Точнее, в ней всё не так. Ради твоего же блага, брось её!
- Что-о? – Лицо сына вытянулось от крайнего изумления и возмущения. – Мы очень хорошие друзья. Азула учит меня. Она ничего плохого мне не сделала. Почему я должен бросать её?
- Я не знаю, Мартин. Но я чувствую, что она принесёт тебе только беду.
- Карло! Что ты такое говоришь? Она очень неплоха собой. И явно не дура. Или тебя всё ещё не отпускает её язвительный вопрос о твоей работе?
- Ма! – Резко вставил Мартин. – Мы только друзья! Я уже говорил.
- Да ладно, Пипито! – Валерия посмотрела на сына со снисходительной улыбкой. – Я прожила поболее твоего. Неужели ты хочешь, чтобы я в свои годы поверила, что между мужчиной и женщиной может быть просто дружба?
Пико Старший снял очки и устало потёр глаза.
- Дело не в том, что она сказала. Я просто сердцем чувствую. Это вопрос твоего же будущего. Пожалуйста, сынок, избавься от неё!
- Почему? – Сын искренне не понимал. Сказанное отцом крайне неприятно поразило его. Он уже успел услышать такие слова от многих людей. И все эти люди не сделали ему ничего хорошего. Нарастало ощущение какого-то предательства.
- Все хотят, чтобы я порвал с ней. И мои бывшие дружки. Им-то дела до меня не было. Они помыкали мной. И хотели командовать во всём. Но вы мои родители. Вы всегда поддерживали меня. Я думал, вы поймёте. Мне надоели эти разговоры. Словно кто-то преследует меня. Азула - единственный мой друг. Вы одиночества мне желаете? Да? Я уже не маленький, чтобы выслушивать такое! И ты сам сказал мне так, когда я улетал в Вашингтон. Что я теперь самостоятельный. Гордился мной. А сейчас вы требуете от меня бесчестного и необоснованного поступка. Мы немедленно уходим в горы.
- Да какая муха тебя укусила, Карло?! С какой стати ты это говоришь? – Валерия теперь смотрела на своего мужа и внезапно осознала, что не могла узнать в нём именно того, родного ей человека. Нет, внешность, всё было в порядке. Но словно это был и не он вовсе.
- Эта девчонка – мерзкая тварь! Я тебе говорю! – вспылил Карло.
Она крикнула вслед сыну: - Марти, это всё не так! Я с тобой согл…
Но поздно. Сын уже хлопнул дверью.
Мартин Пико вошёл в свою еще детскую комнату, где пристроили пока Азулу, с очень раздражённым выражением лица. Азула уже переоделась в нечто похожее на походную одежду. Верх в принципе был уже ему знаком. Двойная мантия на плечах поверх тёмно-красной шёлковой рубашки с очень длинными полами. Со стороны спины они свисали до колен. Рубашка была подпоясана шёлковым поясом. А на ногах широкие штаны-шаровары, затянутые в элегантные сапожки из красной кожи с отогнутыми вверх носками. Эта одежда была удивительно удобна и хорошо сохраняла тепло. Что ж, ещё один удар по самолюбию великой звёздной империи поедателей гамбургеров со стороны «отсталого» мира.
Мартину новый облик принцессы понравился. Так она выглядела элегантней. В ней чувствовалась стать воина. Где уж ему было знать, что года четыре назад на её родной планете сердца храбрейших солдат Царства Земли и Племён Воды холодели от ужаса, как только на горизонте маячила фигурка в этой одежде.
Но и Азула заметила раздражение и замешательство на лице землянина.
- Что-то случилось?
- Нет. Ничего! Мы уходим. Немедленно.
- Сейчас? Не рановато ли?
- Ничего. Чем раньше выйдем, тем быстрее придём. Мы просто уходим, ладно?
- Эх. Врать ты совсем не умеешь. Но если хочешь, ладно. Твоя семья, твоё дело.
Вот так и вышел курсант Звёздного Флота Объединённого Человечества аж с двумя плотно упакованными рюкзаками из своего дома в Лугано. А вслед ему инопланетная принцесса, шедшая совсем налегке. Из окна родного дома смотрели им вслед обеспокоенные родители. Раздражение и недоумение испытывал Мартин. Но не принцессой, нагрузившей на него столько. А своим домом и родными, у которых не удалось найти понимания. Когда они покинули город, Мартин испытал ещё одно странное чувство, будто кто-то смотрит в спину. Но это быстро прошло. Так же внезапно, как и появилось. Очень хотелось в горы. Подальше от цивилизации и всего этого.
***************************************************************************

Портрет Азулы в принципе взят отсюда: http://skandy-love.deviantart.com/art....ve&qo=0
С него и списывал. Ибо портрет мне этот очень нравится.
 
DailenДата: Воскресенье, 09/09/2012, 16:17 | Сообщение # 38
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Слежка это проделки доктора или нечто иное?

Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Понедельник, 10/09/2012, 08:33 | Сообщение # 39
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
Слежка это проделки доктора или нечто иное


Это проделки того китаёзника. Но об этом будет потом. Очень потом.

Добавлено (10/09/2012, 08:33)
---------------------------------------------
Ну что, продолжимс? Сей час пойдёт оень важный отрывок.
******************************************************************

В горы пришлось идти довольно долго, преодолевая хребет, за которым находились охраняемее природные территории, и не ощущалось присутствия цивилизации. Сюда редко кто заходил летом. Мартин Пико и сам уж забыл, что нёс аж два рюкзака. Это задерживало движение. Но вот он не мог не удивится, что его спутница ловко прыгает по камням, как горная козочка. Да еще и подгоняет его откровенно язвительными усмешками в адрес его нерасторопности. Конечно, ей все это нести не приходится. Зато они двигались, как армия. Со скоростью самого медленного солдата.
А за перевалом, когда уже не было видно города и Луганского озера, они спустились в полосу смешанных горных лесов. Но солнце уже клонилось к закату, и Мартин, как знаток этих мест принял решение расположиться на стоянку у горного ручья. В темноту по горам ходить нельзя. Пока он раскладывал палатки и спальные мешки, его спутница куда-то удалилась, да так незаметно, что он и моргнуть не успел, как остался посреди леса один.
Он позвал её, и девушка явилась почти сразу. Как выяснилось, просто пошла осмотреть окрестности. Затем, увидев, что ученик уже все разложил, молча повела его куда-то, ничего не объясняя.
- Ну что ж, ученик. Поскольку мы на природе, в горах, то более благоприятного места не найдёшь. Не будем терять время. Мы начнём вот с чего. Поскольку на учениях ты дыхательную практику забросил, то придётся повторить.
Она достала повязку и завязала Мартину глаза. Затем повела его куда-то.
- Азу, куда мы идём?
- Сейчас всё увидишь. Через дыхание ты учишься контролировать внутреннюю энергию Ци, если дыхание чётко и ритмично, то уже можешь успокоить ум и высвободить дух. А теперь усложним задание. Всё! Стой! Встань в позу. Держи равновесие!
- Вроде держу. - Ответил Мартин.
- Согни руки в локтях и подними на уровень шеи! - скомандовала Азула.
Тот выполнил, затем почувствовал, как ему на локти положили по камню. Затем ещё один на голову.
- Это что, камни?
- Да, они не тяжелее твоих собственных рук и головы. Тебе же не тяжело носить их на себе? А сейчас я развяжу глаза.
Она сняла повязку с глаз, при этом придерживая его за плечо. Когда Мартин увидел, где находится, сердце чуть не упало в пятки.
- Чёрт побери! – Закричал он. – Я же на краю обрыва! Я могу упасть!
Девушка продолжала придерживать его за руку.
- А ты не падай! Не захочешь, не упадёшь. Но я хочу, чтоб ты запомнил. В любом бою и с любым противником ты всегда на краю пропасти. Чувство опасности должно впитаться в твою кровь, растечься по всему телу и стать его неотъемлемой частью. Чтобы не было парализующего страха, когда ты и пальцем пошевелить не можешь. А теперь стой и врасти в землю, как дерево.
-Да, а наш командир говорит, что если нет страха, то либо ты врёшь, либо тебе надо сходить к психиатру.
Она отпустила руку и сказала: - Правильно, потому что ваш командир – идиот. Не удивлюсь, если у вас всем такие умники заправляют.
Мартину ничего не оставалось делать, как стоять на краю обрыва. Затем она с лёгкой, немного садистской, улыбкой ушла и уселась к дереву на походный коврик и принялась забрасывать варёные устрицы деревянными палочками в рот, всем видом показывая, какие они вкусные.
Курсант на это смотреть не мог, и предпочёл отвернуться в сторону гор.
-И долго мне так стоять? - спросил он.
- Пока солнце не сядет. А пока держи равновесие. Затем начинай медленно замедлять дыхание, как я показывала. Сосредоточь своё сознание на нём. Забудь про обрыв, про горы, про камни. Сосредоточься только на дыхании и на своей внутренней энергии. А потом, когда солнце окончательно сядет, мы поиграем в одну игру.
- Сосредоточиться на энергии?
- Да, чтобы управлять ей. К концу упражнения ты должен почувствовать, как потоки энергии струятся в твоём теле так, как ты чувствуешь потоки воды в ручье. Ладно, хватит болтать! Сосредоточься и держи равновесие! - сказала она, откинулась назад, прислонив голову к дереву.
Наконец, когда последняя щёлка солнца исчезла в пиках гор, она внезапно открыла глаза и увидела курсанта, словно вросшего в уступ. Подойдя к нему, она снова взяла за плечо.
- Ну что, не заснул? - спросила она, с явной долей сарказма в голосе.
- Если б заснул, то упал бы. - Как-то медленно ответил ученик.
- Что чувствуешь?
Тот сбросил камни и встал на обе ноги.
- Как-то странно. Порой мне казалось, что я мог видеть себя со стороны. А вообще всё затекло.
- Я же сказала, что не научившись контролировать внутреннюю энергию Ци, ты не сможешь владеть собой. А теперь посмотрим, можешь ли ты совмещать своё сознание с телом. Набери в ручье воды вон в то ведёрко!
Мартин исполнил.
Затем Азула велела ему раздеться до пояса и поставить ведёрко на голову. Курсант так и сделал.
- Так, а теперь сделай пару приседаний! Не расплескай ни единой капли!
Пико присел пару раз. Действительно, ведро не свалилось и не расплескалось. Значит, какое-то равновесие появилось.
Однако девушку всё это никак не впечатлило.
- Хорошо. А теперь объясню суть игры. – Сказала она. – Десять раз по десять приседаний, не расплескав ни единой капли. При этом всякий раз, как ты поднимешься, я буду бить, стараясь сбросить ведро с головы. Твоя задача – не дать мне этого сделать. В идеале, к концу упражнения твоё дыхание должно быть таким же ровным, как и в начале. Но сначала выясним хотя бы твою скорость реакции и равновесие. Ты понял меня?
Мартин угукнул в знак согласия, как вдруг Азула, стоя прямо перед ним, сделала резкий выпад ногой вверх и с лёгкостью сбросила ведёрко носком сапога. И это при том, что он вообще-то был на полголовы выше ростом. Тот только сообразил, что произошло, уже после удара, и начал опускаться, но тут же прекратил, осознав, что это уже глупость.
Брови принцессы нахмурились, и она начала говорить уже на повышенных тонах: - Вот так! Ты проиграл, ещё даже не начав! Слабак!
- Но постой! Постой! Ты не предупредила. Я не успел подготовиться.
- Предупредила?! А я разве говорила, что буду предупреждать? Кто тебя вообще будет о чём-то предупреждать? Ах, да! Я же забыла, у вас странный мир. Я вот недавно из одной вашей умной книжки вычитала, что в древней истории одного из ваших государств был князь, который собираясь на войну, говорил всем – Иду на вы!
- И что?
- А ничего! Потом из его черепушки сделали кружку. Браво! Так ему и надо, если идиот! Не будет враг тебя ни о чём предупреждать. Я не буду. И ты не будешь никого предупреждать! Военное искусство построено на обмане. Какой смысл бить в бронированный лоб, если можно взять врага неожиданностью, победить и не истратить драгоценных сил? Итак, сейчас будь внимателен. Ты должен быть готов в любую минуту, когда спишь, когда ешь, когда опорожняешься. Либо ты сейчас успеваешь за моим темпом, либо ни за каким! Вот так же легко, как это ведёрко может слететь с плеч твоя голова! А ты ведь не хочешь, чтоб из своей черепушки сделали кружку?
- Пипец! - только и произнёс курсант.
Она положила руки на пояс и кивнула в строну ручья.
- Да, вот тогда точно будет, как это вы там любите говорить, пипец. А теперь набери воды снова! - сказала она жёстким командным голосом.
Когда Мартин вновь принёс воды, та добавила с немного издевательской улыбкой: - Да и, кстати, чуть не забыла. Всякий раз, как я буду сбрасывать ведёрко, игра пойдёт по новой.
Мартин лишь горько поджал губы.
И снова, не успев даже договорить, она размахнулась ногой, но теперь курсант успел проинтуичить и уйти вниз.
- Хорошо. А теперь считай!
Тот начал: - Раз! Два! Три! …
На четвёртый раз Азула сделала уже резкий выпад рукой и опрокинула-таки злополучное ведро.
- Набери воды! Всё пойдёт по-новой. – Скомандовала она. – И поднимайся быстрее! Задай мне тоже темп! Попытайся заставить меня устать! Тебе, это, конечно, вряд ли удастся. Но ты хоть можешь сделать игру поинтересней?!
Курсант только выругался про себя.
Было уже далеко заполночь, когда это и ещё пара издевательств, наконец, закончились. Например, отжимающаяся скамейка. Это когда ты просто отжимаешься раз двадцать. Но в это время у тебя на спине сидит, поджав ноги по-турецки, ухмыляясь и сыпля всякими колкостями, вес, почти равный твоему собственному. Мартин сидел перед костром, тупо уставившись невидящим взглядом в одну точку. Голова гудела, конечности одеревенели, тело болело, руки не слушались. По нему словно танковая дивизия прошлась. Ну, хоть дыхание было боль мень ровное.
А несмотря на всё это горел костёр. Посол с грустью смотрела на языки пламени. Наверное, она вспоминала времена, когда она сама могла порождать огненную мощь. Такие воспоминания навевали сейчас на неё только тоску и боль. А может, она вспоминала тех, кому она доверяла когда-то, и кто предал её? Или вот этот странный тип рядом? Не окажется ли и он предателем? Хотя к такому повороту событий она уже будет более подготовлена.
Внезапно одеревеневший курсант зашевелился и достал своими пальцами какую-то снедь из рюкзака. А ещё ложку и вилку. Вот это почему-то вызвало приступ гнева у принцессы. Она внезапно схватила оба столовых прибора и швырнула их в кусты, при этом довольно грозно выражаясь: - Чтобы я эту гадость больше не видела! Ты что, меня презираешь?! Теперь будешь есть только этим!
Она достала деревянные палочки и довольно грубо сунула их в ослабевшую руку.
Взгляд курсанта поник. Сил как-то протестовать или сопротивляться уже не было. Палочки так и остались лежать у него под ладонью, ибо он не особо преуспел в том, как ими есть. Как-то раз пробовал, не получилось. И решил не пробовать больше. В конце концов, земная цивилизация придумала такие замечательные вещи, как столовые приборы. И палочки на фиг не нужны. А эта фурия со странными понятиями. Ну чего ей взбрело в голову, что это признак неуважения?
Но через некоторое время, девушка обратила внимание на истукан рядом с собой, пока такими же деревянными палочками довольно ловко ела рис. Её лицо несколько смягчилось, и она уже более острожным тоном спросила, помахав рукой у его лица: - Эй, ты чего? С тобой всё нормально?
Тот как-то лениво мотнул головой, всё так же смотря в точку перед собой.
Азула подвинулась ближе к нему: - Послушай, я знаю, трудно. Будет ещё труднее. Это путь боли и слёз. Но это путь к звёздам. Ты же всегда хотел к звёздам? Да, мне в своё время было легче, потому что я всё очень быстро усваивала. Но и мне пришлось вытерпеть немало. Но я же вижу, что ты можешь его пройти. Вот все твои кичливые однокашники, чей авторитет тебе так дорог, они не могут. Вообще, понимаешь? Их я бы ничему учить не стала никогда. Потому что они полные нули, и всегда будут ими. А ты уже сделал прогресс. Пусть небольшой. Но этим твоим воякам уже сейчас до тебя, как до небес. Ты можешь сейчас же сказать, что тебе это не нужно. Но завтра, когда ты проснешься, меня уже тут не будет. И не пытайся потом искать встречи со мной. Для тебя это плохо кончиться. Так что решай сейчас, будем ли мы продолжать. Если будем, то ты будешь беспрекословно выполнять то, что я велю. Что бы с тобой здесь ни случилось, ты должен воспринимать это с благодарностью, как ценный подарок. Потому что больше, в твоём мире, по крайней мере, это тебе никто не даст.
- Хорошо, Азула, - сказал швейцарец каким-то подавленным голосом, - я доверяю тебе. Я сделаю всё, как ты скажешь.
Она взяла его руку и размяла между своими ладонями, а потом вторую. Ладони у неё были удивительно тёплыми, даже горячими. Но зато это придало подвижности рукам.
- На, выпей это! - сказала она и подла ему кружку с каким-то настоем.
- Что это?
- Специальный настой травы чи. Для поднятия сил. Его у нас солдатам дают перед боем.
- Замечательно! А ты хоть знаешь альпийскую растительность? Что тут можно употреблять, а что нет? Я тут вырос. Я знаю. Могла для начала у меня спросить.
- С чего ты взял, что это местная трава? Я привезла её со своей родины.
- И много её у тебя осталось?
- Да не так уж.
- И ты отдаёшь её мне? Почему?
- Ну, это тебе же требуется восстановление сил, а не мне.
- Почему ты всё это делаешь?
- Что это?
- Ну, учишь меня всему этому? Понимаешь, когда я увидел тебя, ты мне сразу очень понравилась. Хотя старик в магазинчике, где я купил дракона, сказал, что встреча с тобой сулит мне лишь беду. Я всё равно искал встречи с тобой. Я попросил тебя научить своему языку потому, что хотел установить с тобой хоть какие-то контакты. Потому что мы реально существа с разных планет. Ни дать, ни взять. А ты предложила нечто совсем иное. Как у нас говорят, не предусмотренное программой.
- Мне стало интересно поглядеть, что может выйти из человека твоего мира. Такие ли мы уж разные? Кроме того, со мной ведь очень давно так никто не разговаривал. А ты не шарахаешься от меня, как от прокажённой, что делают даже ваши высоколобые политики. И не смотришь с таким презрением, как твои однокурсники. Какой ещё кандидат мог остаться?
- Я ценю честность. Ты чудесная девушка. Что бы ни думал тот китаец в магазинчике, я считаю, что мне повезло, когда я встретил тебя. Ты очень смелая, умная и сильная. Просто наши мужики – жуткие эгоисты и не терпят конкурентов. Если девушка хоть в чём-то их превосходит, то таких они боятся как огня. В нашем мире удел таких девушек – одиночество, либо лесбийская любовь. Что, в конечном счете, оканчивается тем же. А ты достойна большего.
- Бояться, как огня. - Задумчиво проговорила принцесса, глядя на пламя костра. – Огня не надо боятся, если ты его знаешь. Если ты его знаешь, он может стать твоим великим защитником и союзником. А если ты его не знаешь, то бойся, не бойся, он всё равно пожрёт тебя без остатка. Не правда ли, похоже на людей? Люди тоже хватают и присваивают всё, что могут, и пока могут. Потому наши люди и верят, что именно дух огня создал род людской. Если знаешь огонь, можешь подчинять его своей воле. Если знаешь людей, то тоже можешь управлять ими.
- А зачем управлять людьми? У нас, например, демократия. У нас люди делают то, что им больше нравится. И никто не вправе вмешиваться в это. Мы считаем, что людям надо дать волю. – Сказал он об этом с явной гордостью за свою систему.
Азула внутренне усмехнулась, ей стало смешно, Неужели он и правда во всё это верит? Да ещё и говорит об этом с таким пафосом и придыханием.
- Скажи, что будет, если в сухом лесу, где давно дождя не было, развести костёр и оставить его? - спокойно спросила она, не показывая своё удивление.
- Ну, скорее всего, лес сгорит весь.
- А огонь?
- Погаснет, рано или поздно.
- Верно. Потому что сожжёт всё, чем мог питаться. Так вот если и людям дать волю, то они быстро съедят всё, что можно съесть, уничтожат, всё, что можно потребить. Размножаться в неимоверных количествах, а затем также угаснут, оставив после себя пепелище. Поэтому наш народ считает, что людей всегда нужно держать в узде, и ни в коем случае не давать им воли. И поэтому кто-то ими должен управлять.
- И где же найти такого, чтоб управлял людьми, и при этом не извращал это управление в пользу своего личного кармана? У нас в истории много было таких умников, которые управлять хотели. А потом оказывались жуликами и бандитами. Где гарантия, что всё будет идти, как надо?
- Мы верим, что тот, кто глубже всего познал природу огня, и достоин больше всех управлять людьми. Поскольку познание огня требует высшей самодисциплины и самоконтроля, он не может извратиться, потому что в таком случае огонь уничтожит его. А ваша демократия? Я видела вашу демократию. Вами правит кучка недоумков, а вы все считаете это нормальным.
Мартин призадумался, но возражать на это ничего не стал. Всё-таки культуры их двух миров были слишком разными. И он готов был принять точку зрения человека из другого мира, поскольку считал, что тот вправе иметь свои верования и свои убеждения. Ну а что касается демократии, то тут он мог только вспомнить фразу Уинстона Черчилля, который говорил, что демократия – это отвратительная форма правления, но все остальные ещё хуже. Ну а если наша демократия так плоха, то стоило спросить, где находится наша цивилизация, и где находится их цивилизация.
Все женщины в её роду вышли замуж не по своей воле, а исходя из политических соображений. А вот что бы сделал её отец? Дал бы он ей полную свободу выбора или выдал за какого-нибудь толстого, но высокородного генерала, или за старого, но очень влиятельного жреца, или его избалованного сынка? Вот это был, конечно, вопрос. Но сейчас не имел абсолютно никакого значения. Лишь ворошил призраков прошлого.
Костёр, тем временем, догорал. Становилось темнее и прохладнее. Мартин откинулся на спальный мешок, но залезать в него не стал. Он стал смотреть на своё любимое звёздное небо.
- И что ты там всё высматриваешь? - спросила посол. Она ещё сидела в позе лотоса.
- Смотрю на звёзды. Как когда-то в детстве, когда мы с батей ночевали в горах.
- Зачем тебе их знать?
- Навигация по звёздам – важная часть обучения офицеров Флота. Хотя, сейчас всю работу выполняет автоматика, но офицер должен владеть хоть какими-то навыками, если автоматика выйдет из строя. А созвездия я выучил ещё в школе.
- А мою родину отсюда видно?
- Ну, саму планету, конечно, нет. А вот ваше солнце видно, но в Южном Полушарии нашей планеты. Зато, если с вашего мира смотреть на наш, то наше солнце – это будет звёздочка в созвездии Малой Медведицы. В том же созвездии находиться и наша Полярная звезда. Вон она. Она всегда указывает чётко на полюс и круглый год стоит на одном месте. А в течение ночи вокруг Малой Медведицы против часовой стрелки обращается созвездие Большой Медведицы. Это её страж – защитник. Вон и она. Как большой ковш с длинной сломанной ручкой.
- У нас видны те же звёзды. И они тоже стоят на севере. Наши люди называют созвездие Семь Мудрецов. А вокруг него изогнулось созвездие Синий Дракон. В честь него назвали моего деда. – Задумчиво ответила Азула.
- Ух ты, а ты тоже кое-что знаешь! – С воодушевлением удивился Мартин, затем добавил. – Наши древние называли созвездие, и сейчас, кстати, по-научному называют Урса Майорис. А Малая – соответственно Урса Минорис. Вот так – Урса Большая, а рядом Урса Малая.
- Постой! Постой! Как ты сказал? Урса?
- Ну да. Это из древнего латинского языка. А что?
- Так звали мою матушку. - Задумчиво произнесла Азула.
- Вот так совпадение! Я полагаю, это та женщина, которая изображена на твоей картинке. Она очень красивая. И весьма похожа на тебя. А та маленькая девочка рядом с её коленями. Это, наверное, ты? А что с ней? Как она сейчас?
- Не знаю точно. Наверное, умерла уже. Раз за три года её отыскать не смогли.
- Однако ж. Странные дела у вас творятся. Думаю, она очень любила тебя.
- Нет. Ты не знаешь. Не любила. Она меня не понимала, считала чудовищем, старалась лучше вообще внимания не обращать. Всегда любила своего первенца, моего непутёвого и тупого брата. А ведь в нормальных семьях младших детей больше любят. Вот у вас как?
- У нас очень по-разному. Ну, может, она видела, что ты и так самостоятельная, и тебе не нужно такой опеки?
- Ах, ты не знаешь! - с грустью ответила она.
- А ещё одно место на этом портрете замазано черным. Почему? Там кто-то должен быть?
- Ублюдок и предатель, вот кто! И давай не будем об этом, ладно?! – Резко ответила Азула.
- Я понял. – Спокойно и примирительно ответил Мартин. – Но если ты хочешь вернуться домой, тебе так или иначе придётся иметь дело с родственниками.
- Я повторяю, я не хочу сейчас об этом! Да и не уверена уже, что мне очень уж так хочется домой. В вашем мире же всё хорошо да? И твои родители любят тебя. Я никогда не знала, что это такое.
- Я не знаю. Я тоже так думал до недавнего времени. Мы ушли из дома потому, что я буквально сразу же поссорился с родителями.
- Я это заметила. На твоём лице порой написано даже больше, чем ты сам можешь сказать словами. А поссорились, видимо из-за меня, да? – Теперь Азула уже легонько улыбнулась. Но это была скорее некая усмешка.
Мартин молчаливо кивнул головой.
- Да, к тебе, вообще, как-то странно относятся. И я не вижу для того никаких реальных причин. И вообще, наш мир далеко не идеален. Навреное, в этом причина. В любой профессии, если даже удаётся добиться успеха, то за него приходится платить собственным счастьем. Миллионы глубоко несчастных людей, которые мечутся по замкнутому кругу и делают несчастными всех вокруг. Вот это наша земная цивилизация. А в космосе всё зависит только от тебя. Там ты оцениваешься именно по своей реальной цене. Один на один – Вселенная и ты. Там человек может быть свободен.
- Почему ты так в этом уверен? По-моему, это не более, чем попытка убежать от действительных проблем.
- Я не знаю. Мне так кажется почему-то. Ну ладно, я хотел рассказать тебе, почему я пошёл на флот. Но лучше всего о моих ожиданиях расскажет тебе одна песня. Её написали ещё 200 лет назад.
Курсант приподнялся и достал из своего рюкзака гитару. Сел по-турецки и начал наигрывать мелодию. Пальцы уже вроде хорошо расшевелились.

В ночном небе нет комет,
Вся планета в мире снов.
Вдалеке увидел тусклый свет,
Это знак из других миров.
И тревожит меня мысль,
Не один среди звёзд я живу.
Визит этот будет вечен,
Встреча братьев по уму.

Инопланетный гость,
Инопланетный гость.
Летит издалека,
Летит издалека.
Инопланетный гость,
Инопланетный гость,
Не знаю я пока.
Не знаю я пока
Что ты мне принесёшь.
Что ты мне принесёшь.
И сколько бы отдал.
Лай, ла, ла, ла, ла.
Чтоб ты бы поскорее,
Чтоб ты бы поскорее,
К нам в гости прилетал.
Инопланетный …

Тогда быть может,
Может быть,
Бессмертны станем мы,
И сможем запросто летать,
В далёкие миры.
Чёрный космос бороздя,
Кто заглянет в нашу дверь?
Ты зашёл бы сам в мир иной,
Друг дорогой?

- Вот такая вот песня. – Сказал Мартин и отложил гитару в сторону. – Ты, наверное, считаешь, что я совсем глуп и наивен? Но я предпочитаю идти вслед за своей мечтой. Таков был мой выбор. У многих наших вообще никаких целей в жизни нет. Просто идут, куда их ветер понесёт.
Принцесса приподнялась и посмотрела на курсанта, который снова откинулся на спальный мешок, но, всё ещё не залезая в него.
- Знаешь что, а осмелишься ли ты заглянуть в мою дверь?
Мартин удивлённо поглядел на неё, не понимая, в чём дело.
Но она уже начала снимать с себя одежду, раскрывая своё идеально гибкое и великолепно натренированное тело.
- Эй, постой! – Начал курсант неловко отговаривать. – Тут в горах, по ночам прохладно.
- Со мной замёрзнуть, это тебе точно не грозит. – Её глаза вспыхнули ещё ярче, чем обычно. И теперь в них горела страсть и хищное желание обладать. – Я не прошу, я беру. Если я чего-то требую, я это получаю. Мне не отказывают! Один парень отказал мне, так мы потом сожгли его дом. Так что не делай этой ошибки!
Да, курсант был припёрт к стенке. Чёрт, почему она всё время любит припирать людей к стенке? Так, что приходится делать именно, как она говорит?
В ту ночь под взором вечных и безразличных к дрязгам глупых людей звёзд, Мартин действительно, скажем так, «вошёл в её дверь». Для него это было незабываемо и с лихвой покрыло все страдания во время изматывающих тренировок. В минуту страсти и энергетического напряжения, когда она отогнулась резко назад, изо рта Азулы внезапно вырвались языки, нет, не варёные языки, а языки пламени, хоть и обычного красного цвета. Но, хвала духам, что землянин этого не видел, ибо тоже был полностью поглощён сим действом, а вот для неё это означало, что, видимо, даже Аватар не настолько силён, чтобы полностью уничтожить её сущность, которая начала сейчас прорываться наружу в этот удивительный час.
В тот миг, когда Аватар прикоснулся к ней, она помнила, что будто потеряла контроль над собой. Словно покинула своё тело и могла только со стороны наблюдать всё, что происходило с ней. Но какая-то часть её сознания настолько сильно кричала от той боли, что это тоже начало прорываться наружу. И тогда она потеряла сознание и не помнила, что случилось потом. Только обнаружила, что огонь её украли. Украли её душу. А теперь она вернулась, вот так неожиданно. Азула очень давно не чувствовала себя настолько хорошо. Давно не ощущала в себе такую силу. «Ну что, глупый мальчишка из айсберга, не так уж и всесилен ты! Да? Погоди, ещё посмотрим, как запоёшь ты и твоя водная ведьма. Думали, избавились от меня навсегда? Не упущу удовольствия поглядеть на ваши лица перед вашей бесславной смертью, когда я снова явлюсь к вам» - подумала она тогда с явной радостью.
*******************************************************
В ту же ночь в Звёздном Городке, внизу глубокого бункера Главного Штаба Флота состоялось экстренное совещание. В центре широкого зала стоял круглый стол, за которым собрались высшие офицеры Флота. Перед ними на стене имелась широченная плазменная панель во всю стену. Лица пришедших были напряжены и угрюмы. Они ждали только одного человека, чтобы начать совещание. Наконец сверху, по металлическим трапам начал спускаться директор Кастер. Ещё находясь на лестнице, он недоумённо спросил: - Почему вы разбудили меня в такой час? Сказали, экстренное совещание. Что-то случилось?
Офицеры встали со своих мест, хотя доктор военным не был. Он призвал их сесть взмахом руки.
- Да, сэр! – Ответил ему главнокомандующий Флотом звёздный адмирал Синдзо Накамура. – Сегодня несколько кораблей, предположительно принадлежащих системе Кувиар, вошли в систему Альфы Центавра. – При этих словах на экран вышло изображение тройной звёздной системы. – Они начали высаживать десанты на незанятых планетах системы Альфа Центавра Б. Подход их боевых кораблей в систему продолжается до сих пор. Наши базы и соединения флота в системе просят о помощи. В одиночку они отбиться не смогут.
- Президента уже оповестили? - мрачно спросил директор, занимая своё место за столом.
- Да, пан директор. – Ответил ему бригадный генерал Тадеуш Махульский. – Она сказала, что решение на данном этапе придётся принимать вам.
Директор понурил голову в стол и, выдержав молчаливую паузу, негромко заметил: - Замечательно, только этого нам не хватало! Господа, это означает войну!
- Мы это понимаем, сэр. - Ответил Накамура.
- Значит, нам придётся выбить неприятеля из системы любой ценой. Необходимо немедленно организовать контрудар силами флота.
- Но сэр, - перебил его Накамура, - по уставам, на экстренное развертывание сил требуется до недели времени.
- Я знаю, но через неделю спасать на Альфе Центавра будет уже некого. Итак, я приказываю объявить полную и экстренную мобилизацию личного состава Флота и всех приданных ему подразделений! На счету каждый человек. Время сбора – три дня. Уровень тревоги – красный. К опоздавшим и неявившимся применять жесточайшие санкции. Оповестить всех немедленно! Отпуска и каникулы отменить! А пока за эти три дня мы должны составить план военной операции. Я поручаю это вам, адмирал Накамура.
Адмирал встал, поклонился директору и заметил, что его специалисты уже начали просчитывать возможные варианты сражения.
- Известно ли вам, попадала ли какая-то информация о случившимся в СМИ? - спросил директор.
- Насколько мы можем судить, пока нет. – Ответил ему замкомандующего адмирал Рам Панчавитра. – Но наши специалисты по связям с общественностью уже работают над этим вопросом. Так что завтра утром или ближе к полудню населению планеты неизбежно предстоит узнать о начале войны.
Один из военных поднялся и решил задать волновавший его вопрос: - Скажите, господин директор, ведь мы с Кувиаром ведём переговоры, причём при посредничестве Других более влиятельных миров. Они что, провалились?
- В том-то и дело, что нет. Ни одна из сторон от переговоров не отказывалась. Завтра мне предстоит откровенный разговор с послом Хурром. Не ожидал я такого. Что ж, господа офицеры, с богом. Для этого, в конце концов, мы все и готовились. Только в душе верили, что наша подготовка никогда не потребуется на практике. Теперь мы будем уповать на наши умения и на Всевышнего. Правда на нашей стороне. В этом никто не сомневается. – Сказал директор и встал. Остальные офицеры так же поднялись со своих мест.

 
DailenДата: Воскресенье, 16/09/2012, 18:26 | Сообщение # 40
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Мартин Пико учится магии огня? Оо
А с Азулой по моему ты поспешил. Хотя возможно это был необходимый ход для возвращения магии огня.

Но, впереди самое интересное - начинается война.
Интересно как курсанта Пико отловят? biggrin


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Понедельник, 17/09/2012, 20:34 | Сообщение # 41
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
Мартин Пико учится магии огня?


Ну нет, конечно! Всего лишь какому-то кун-фу. А я убеждён, что Азула рукопашным боем владеет в совершенстве, что она неоднократно демонстрировала. Ну а кроме того, магия огня замешана на единобоствах, в частности, на шаолиньском стиле кун-фу.

Quote (Dailen)
А с Азулой по моему ты поспешил.


Поспешил? Это после 100 вордовских страниц? Но не в этом суть. У всех свой и подчас совершенно разный взгляд на эту героиню. А всё потому, что если с почти всеми остальными героями Аватара все в общем-то ясно и понятно, то с Азулой пока ничего не ясно. (Ну есть еще Урса, но с ней совсем другое дело. Ведь Урса - персонаж положительный, а самое главное стабильный). Мало кто может представить, что Урса съедет по фазе или капитально озлобится. А вот судьба Азулы может повернуться в любом направлении. И это меня как раз привлекает. В конце концов, здесь, у меня, она уже не избалованная девочка. Она взрослее. Жизнь стукнула её крепко уже несколько раз. И значительную часть спеси выбила. Но не до конца. Ведь она еще лелеет планы мести. Только стала чуток более чуткой к другим людям и не такой эгоистичной, особенно, если они сами проявляют к ней интерес и заботу.
**********************************************************************************************

П.С. Чуть не забыл. Завершим, пожалуй, эту главу.

Наутро в Швейцарских Альпах снова продолжилось измывательство.
Было ещё рано. Проснувшись, в лучах восходящего солнца курсант увидел силуэт своей спутницы на камне в позе лотоса при звуках журчащего ручейка и шелестящего утреннего леса. Она сидела лицом к солнцу и спиной к нему соответственно, на коврике. Только теперь она была раздета до пояса. Её груди прикрывал тёмно-красный матерчатый топ, а на руках чуть ниже плеча были повязаны какие-то кожаные ремешки. Наверное, она рано проснулась. Насколько рано, это было не важно. Поскольку сейчас всё его внимание привлекла одна очень интересная деталь. Было отчётливо видно при лучах восходящего из-за гор Светила, что воздух буквально струится вокруг её тела. Он прекрасно понимал, что такое возможно, только если он очень быстро нагревался. А вот как и почему это происходило, он понять не мог.
Страшновато ещё с утра. А дальше стало просто страшно, отвратительно и неприятно.
Удивительно, эта девушка сейчас и вчера вечером – два совершенно разных человека. Видно же было, что, несмотря на свой странный характер, это действительно девушка. Это было видно потому, как ей нравится приодеться, надеть золотое ожерелье на шею. Ей нравились изысканные платья и причёски, хотя она категорически отказывалась носить земную одежду. И ей точно нравилось внимание, хотя она пыталась делать вид, что этого ей совсем не нужно. Вчера вечером это был хоть и немногословный и весьма замкнутый, но очень интересный собеседник. А сейчас – какая-то безжалостная машина по выжиманию души и нервов с явно садистскими наклонностями. Блин, да по сравнению с такой пыткой, подготовка Морских котиков или Краповых беретов – это просто детский лагерь на природе!
Затем она заставила его надеть на спину рюкзак, набитый камнями, и с такой выкладкой побегать на гору и с горы. И так много раз. Вверх, а потом вниз. Вверх, а потом вниз. Тупо и тривиально. А сама она с такой же издевательской рожей поглядывала на него и демонстративно поглощала какие-то морепродукты. На умоляющий и усталый взгляд космического курсанта ответ был прост и короток: - Свой завтрак ты ещё не заслужил. Бегай, давай! А то заржавеешь.
Азула то ли специально, то ли нет, растягивала свой завтрак. А потому унылая и очень тяжёлая пробежка продолжалась. И только когда она отставила в сторону свою деревянную (как ни странно) миску, она подняла руку. Это означало стоп.
Пико остановился и рухнул на землю, еле стягивая лямки рюкзака, оставивших два красных следа на плечах. Словно глубокие следы автомобильных колёс.
- Ты следил за дыханием? - был вопрос.
- Я старался. Но, похоже, в конце я сорвался. У меня не вышло. - Грустно и устало ответил незадачливый ученик.
Она прислушалась и вынесла вердикт: - Плохо старался.
- Послушай, Азула. Ну, можно, я хоть попью чуток?
От этого вопроса она вдруг оживилась.
- Ты хочешь пить?! – С каким-то весельем спросила она. – Хорошая идея. Вот то самое ведёрко с водой. Отбери его у меня! Как хочешь. Любыми средствами. - Сказала девушка и подняла с земли ведро и выставила его вперёд на руках.
- Постой! Я не понял. Ты хочешь, чтоб я отнял его у тебя? Но зачем? Лучше пойду к водопаду и сам попью.
Брови её нахмурились. Затем пристально уставилась на студента немигающим взглядом. Тоном ровным и спокойным, но таким, что от него почему-то стыла кровь в жилах, она сказала: - Же ши игелинг, кушенг! (Это был приказ, ученик! – если по-русски).
- Шиде, сифу. (Да, учитель) – упавшим голосом ответил курсант.
И тут же, вскочив, ринулся к камню, на котором сидела Азула. Впрочем, ухватить ведро ему не удалось. Она как-то уж очень ловко увернула его, не разлив ничего. Ученик метался из стороны в сторону, свирепея, словно испанский боевой бык. Азула уже спрыгнула с камня и продолжала раззадоривать его садистской улыбкой. А вожделенная вода всё никак не давалась в руки. Питьевая коррида закончилась, как и полагается, закланием «бычка». Она просто дала ему подножку и больно прижала сапогом к земле. «Бычок» распластался мордой в грязь.
При том она ещё и облокотилась рукой о колено, нагибаясь вниз. От этого вес, давящий на спину только усилился.
Затем всё тем же холодным тоном он произнесла наставительно: - Как бы плохо тебе ни было. Как бы тебя ни старались вывести на эмоции. Ты всегда должен держать их в узде. Позволишь им овладеть собой, и тебе конец. Потому что их тут же обратят против тебя. Не нужно умножать свои слабости. Лучше овладевать эмоциями своего противника.
Затем убрала ногу. А ведро вылила прямо ему на голову.
- Вставай! Я оставила там тебе немного пожевать. А вот напиться ты скоро сможешь вдоволь.
Затем ему пришлось больше часа простоять на полусогнутых ногах по колено в водах горного водопада, выставив руки вперёд, а два пальца вверх, удерживая на них свой взгляд. И не просто так стоять, а сначала замедлять дыхание, затем задержать его на несколько минут. Затем начать ускорять, а потом снова замедлять. И так несколько раз. Мол, если научился контролировать энергию Ци, то она тебя согреет. Сама она утверждала, что когда настоящие мастера, мобилизуют энергию, у них под ногами вода кипит. Но для жителя Земли Двадцать Третьего столетия это казалось слишком ненормальным. Кроме того, как только она видела, что ученик пытается хоть как-то выпрямить ноги, она немедленно спрыгивала в воду, и тут же следовал жёсткий удар по заднему коленному сгибу, отчего курсант так несколько раз искупался в воде.
Мрачно оглядывая промокшего и продрогшего ученика, укутавшегося в плед у костра, Азула только невесело заметила: - А ведь это ещё даже не боевые приёмы! Так, всего лишь контроль духа и тела. А что же с тобой будет, когда я начну показывать боевые?
У ученика уже не было ни сил, ни желания что-либо отвечать. Наверное, сейчас он проклинал всё на свете. И себя, за свою глупость, и эту психопатку, которая предлагает с благодарностью воспринимать отбитую задницу и отмороженные почки. И её долбанутую планету, где нормальные не водятся. Наверное, сейчас ему хотелось, чтоб он мирно и тихо сидел на юридическом факультете Цюриха. Штудировал бы всякие процессы какого-нибудь Мюллера против Бекенбауэра. К маме и папе хоть каждые выходные. Два часа на скоростном поезде, и дома. Так нет же! Его потянуло на высокое! Дёрнуло идти на Флот. А затем познакомится с этой. Однако спорить с ней было себе дороже, и к тому же что-то удерживало его. Перед ним было существо, превосходящее его не то чтобы на голову, а на хрен знает сколько голов. Он реально чувствовал какую-то власть над собой, от которой трудно было отделаться, даже и безо всяких угроз наказания. Он даже с ужасом ловил себя на том, что если бы он велела ему прыгнуть в вулкан, то он бы это сделал без вопросов.
Впрочем, она подождала, пока тот немного просохнет. И когда сочла его готовым, сказала: - Вставай! Сейчас проверим, чему научился.
Тогда она велела надеть свитер, обмотать руки простынями, два полотенца плотно обвернуть вокруг головы, но так, чтоб щёлки для глаз оставались. Затем нужно было облиться водой так, чтоб основательно промочить и руки, полотенца на голове, и верхнюю часть тела. Ученик не понимал, зачем это, тем более что он буквально только что обсох. Но возражать не стал. Это было себе дороже. Необычность сего происходящего навевала на него недобрые предчувствия, но пока ничего не было понятно, стоило ждать и молчать в тряпочку (то есть в полотенце).
Когда тот, наконец, основательно промочил одежду, она приказала принять стойку. Когда он, наконец, всё исполнил, Азула, опять же не предупреждая, сделала резкий выпад вперёд, правой ногой сбила его с ног так, что тот начал заваливаться на спину, и тут же захватом руки за шею приложила его оземь, а затем наступила сапогом на ключицу.
Ученик скорчился от боли и недоумённо выдавил: - Так же убить можно!
- Да, можно. – Спокойно, и каким-то довольно равнодушным тоном ответила девушка. – Но я бью сейчас только вполсилы. И то даже так тебя можно повалить, как тростинку! Ты можешь крепче стоять на земле? Сейчас это будет критически важно. Я сказала, что предупреждать не буду. Я соврала. Сейчас предупреждаю. То, что сейчас увидишь, ваши чокнутые учёные считают невозможным и даже не имеющим право на существование. Я хочу, чтоб так они пока и считали. Так что никому не слова. Во-первых, тебе всё равно никто не поверит. Но кое-кто очень даже поверит. Поэтому, во-вторых, если будешь трепать языком насчёт увиденного, мне придётся тебя просто убить. Ты меня хорошо понял?
Лёжа на земле, курсант быстро затряс своей обвёрнутой головой. Из под складок мокрого полотенца смотрели только зверски напуганные глаза.
- Я не слышу ответа! - спокойно сказала Азула, ещё сильнее надавливая сапогом на ключицу.
- Да! Да! Я всё понял! Я всё понял, учитель!
- Так-то лучше! – Сказала она уже с какой-то садисткой ухмылкой, но убрала её буквально через секунду, сделав лицо снова каменным. – А теперь вставай!
Девушка отошла, и развернулась, поводя плечами и разминая мускулы плечевого пояса.
Когда он встал и снова принял стойку, она продолжила: - Мобилизация внутренней энергии должна помочь тебе сконцентрировать внимание на противнике и на своём теле. Этот тест будет немного экстремальным для тебя. Хотя, по мне это совершенно детский уровень. Сейчас от тебя требуется выложиться на полную. Максимально возможная концентрация внимания, интуиции и ловкости. И ещё кое-чего. Но об этом ты должен догадаться сам. - Говорила она медленно, глядя в сторону, и при этом постоянно сжимая и разжимая кулаки. - Забудь про всё, кроме противника. Ты должен быть готов к любому моему действию, иначе поджаришься.
Ученик успел только недоумённо переспросить: - Чего –о?!, как внезапно обе её ладони в прямом смысле превратились в два самых настоящих факела, и она сделала резкий выпад правой пламененющей рукой вперёд, прямо в голову.
Мартин успел среагировать и уйти в сторону, хотя горящая рука прошла у него прямо перед самым лицом. Теперь дошло, для чего нужны были мокрые простыни и полотенца.
Но девушка не собиралась давать ему передышки, а продолжала с таким же быстрым темпом молотить в голову и корпус такими вот убойными руками. Всё что оставалось делать, это уворачиваться. Правда, при ударах в голову было всё-таки видно, что она немного затормаживает удары, а вот по корпусу не жалела. После пары ожогов на груди, ему стало очевидно, что надо как-то держать с ней большее расстояние.
- Вот, хорошо! – Сказала она с такой же садистской интонацией. – Скорость реакции уже появилась. Но вечно уворачиваться не получиться.
Тут, когда он уже отбежал на три - четыре шага, она размахом ноги послала в него уже целую дугу пламени, которая прошла также с большой скоростью. И опять, он успел-таки увернуться в сторону. Однако паника начала заслонять разум, он решил линять.
Спрятался за стволами деревьев, но девушка как-то медленно продолжала надвигаться на него с каким-то спокойным, даже отрешённым выражением лица, но вот глаза на этом лице, почти так же как и её руки, снова горели каким-то хищным огнём.
- Что? Бежать думал? От меня не получиться, я всё равно быстрее. Решишь забиться в норку, как испуганный оленекролик? Так я выкурю тебя оттуда. Ты даже не представляешь, насколько возбуждает вид бессильной и испуганной жертвы!
А пока он метнулся к стволу, но пламя в руках инопланетянки внезапно вытянулось в длинный язык, похожий на настоящий хлыст. Азула сделал резкий замах, и в тот же миг верхушка небольшого дерева позади Мартина съехала, словно подрезанная ножичком, и тут же занялась огнём.
- Ну что, порадуешь хоть одним ударом, или так и будем в догонялки? Поверь мне, ты выдохнешься быстрее, чем ты думаешь.
В отчаянии, и не зная, что думать, умирать вот так или оказать какое-нибудь сопротивление, хоть это было в общем-то бессмысленно, он спрятался за дерево, ожидая пока его пламенная учительница подойдёт ближе. Внутри поднялась волна отчаяния смешанного с яростью. Решил уж помирать, но с музыкой и сделать этой твари хоть какой-нибудь подляк.
Затем, когда она подошла к дереву, кинулся и что было силы ухватил её руки за предплечья, ниже того уровня, где начиналось пламя, и постарался прижать их к дереву, отчаянно вопя: - Хватит! Прекрати это!
И вроде сначала это получилось, только затем она опять с той же издевательской усмешкой с лёгкостью высвободила руки от захвата, и, вывернувшись, как кошка, приложила его наземь ногой. Затем прижала левой рукой (без пламени) за горло, а правую и горящую к тому же, занесла над его головой. И продолжала впиваться в его измученные и охваченные паникой глаза своим взглядом. Наверное, так и смотрят на жертву хладнокровные убийцы-маньяки. Всё, это точно конец, наверное, думал он.
- Да, слабость противника возбуждает. – Сказала Азула. Рука внезапно «погасла». Ею она сняла с обезумевшего лица ученика обвисшие и грязные тряпки. – А сопротивление иногда возбуждает ещё больше. Да, солдат?
И теперь она внезапно обхватила ртом его губы и сделала глубокий засос, обхватывая его руками за торс.
Когда отпустила, то посмотрела на него уже с заговорщически хитрой и лёгкой усмешкой.
- Вот этого я от тебя и добиваюсь. Только никакого надрыва, никакой паники! Как бы ни был силён враг, спокойно, словно со стороны наблюдай за моими действиями и жди своего момента. Я отступлю назад для удара, это уже твой шанс. Я найду тысячу таких шансов. А твоя задача – научиться находить хотя бы один и использовать его в нужный момент. Этим мы и будем здесь заниматься. Только это невозможно никак, если не научишься держать в узде это.
Она спокойно и легонько прикоснулась своим заострённым ногтём к его лбу.
Что сейчас творилось на лице курсанта Пико, на это никаких моих писательских способностей точно не хватит. Если мягко говорить, полнейшая растерянность, непонимание, опупение и прочее. Это непонятное существо сейчас было готово сделать из человека люля-кебаб, а затем лезет целоваться. Он смотрел после всего этого на девушку и не знал уже, чего от неё ждать.
- Какого хрена это было?! – Закричал он. – Ты же говорила, у тебя нет таких способностей! Ты что меня убить хотела?! Что за игрушки вообще?!
Девушка села рядом с ним на корточки и снова нахмурила лицо.
- Может уже хватит причитать про то, что я всё время хочу тебя убить?! Если я говорю довериться мне, значит доверяйся. Если говорю, беги. Значит беги. Если говорю, бей. Значит, бей! И если скажу бояться, то будешь бояться. Но не раньше! А что касается этого.
Она немного загадочно улыбнулась, покосилась глазами на спутника и, выставив вверх два пальца правой руки, выпустила небольшой огонёк, словно из газовой горелки. Ясно было видно, что огонь загорается не прямо из кожи, а над поверхностью тела. Или в случае с ногами, над поверхностью обуви. Но и этого хватило, чтоб студент немного прянул в сторону от страха.
– Это и есть покорение огня. Да, я сама не ожидала, что эти способности начнут возрождаться. Не знаю, как это получилось и от чего. Но меня это не может не радовать. Я решила, что грех было бы не воспользоваться огнём для создания стрессовой ситуации. Правда, всё это ещё очень слабо. Я словно в детстве, когда только ещё начинала учиться пользоваться своим пламенем.
- Стрессовой ситуации?! Да я чуть от страха не умер! И что ты так всякий раз собираешься меня теперь учить при помощи поджаривания и таких боёв?!
- Боёв? Каких боёв?! Это был не бой. – Ответила девушка с явной усмешкой. - А только моя разминка на подвижном снаряде, который к тому же плохо исполнял свою роль. Даже к простейшему тренировочному бою ты не готов. Хотя, если будешь лениться, то, наверное, придётся поддать жару пару раз. В стрессовой ситуации ты должен преодолевать свои комплексы. К концу этого месяца я хочу увидеть уже нечто более весёлое, чтоб ты уже не бегал от дерева к дереву, а умел атаковать и заставлять уже меня отбиваться. Пока просто руками и ногами. Каждый день я буду показывать тебе приёмы, а ты повторяй за мной. Если сумеешь хотя бы задеть меня пальцем, я только рада буду.
- Но я вообще-то смог поймать твои руки. - С улыбкой и какой-то ноткой хвастливого самодовольства подметил Мартин.
На что Азула только иронично покосилась и ответила просто: - Не льсти себе. Я позволила тебе это сделать. Иначе ты б так и бегал по лесу. Ничто не должно мешать. Раз за разом ты должен снимать все барьеры в голове и ломать себя. А самый верный способ это сделать – это дисциплина и стресс. Чтобы в самый главный момент твоя рука не дрогнула. Потому что если она дрогнет, тебе конец. Понял, о чём я?
- Самый главный момент! – Повторил Пико. – Это ты что же? Намекаешь на то, что я должен буду кого-то того?
- Ну, зная, что ты за фрукт, я не стану форсировать события. Пока научись контролировать себя и свои эмоции. Сейчас я хочу, чтоб ты посмотрел правде в глаза, это иногда пострашнее, чем смотреть в мои глаза.
- Например?
Принцесса другого мира начал говорить как-то тихо и почти гипнотически: - Вот ты готовишься стать офицером флота. Хочешь стать капитаном вооружённого корабля. Рано или поздно тебе придётся отдать приказ артиллерии начать обстрел. Ты будешь сидеть на мостике и видеть издалека взрывы и разрушения. Наверное, даже красиво. Будешь любоваться этим, словно это всё происходит не с тобой. Ты не будешь слышать предсмертных воплей людей, не будешь чувствовать запаха палёной плоти. Всё это будет далеко. А вы все будете стоять на корабле и думать, что это происходит не с вами. И что вы вообще ни при чём. Не правда ли, какое ханжество! Какое самоуспокоение! А в схватке с противником один на один этого не получится. Или ты, или тебя. И всё это будет происходить с тобой. К сожалению, весь ваш мир живёт в состоянии иллюзий и самообмана. Вы напридумывали себе кучу заведомо невыполнимых принципов, а когда оказались не в состоянии выполнить их, стали успокаивать себя иллюзиями. У вас же ведь Флот – это исследовательская организация. Крейсер, вооружённый самым смертоносным оружием – это научный корабль. Армия – это оказывается миротворческий контингент. А орава голосистых кретинов и ворюг – это народные слуги. А пока вы живёте в мире иллюзий, по улицам многих ваших городов даже полиция боится ходить. И вы это называете народным самоуправлением. Я понимаю, иногда это нужно для поднятия духа народа. Но это хорошо лишь как временная мера. А когда начинаешь сам во всё это верить, то это приводит к катастрофе. Вот и думай сам, в каком мире ты родился, и что тебе вдалбливают в голову с самого детства, Дам-Дам. Я подумала над твоими словами об одиночестве. Подумай пока и ты над моими.
- Как это ты меня назвала только что?
- Это по-нашему вроде как глупыш или дурачок.
Впрочем, сказала она это не со злобой, а с вполне приятной и дружеской интонацией.
- Ну спасибо!
Курсант поник головой. Всё сказанное ему было пока явно не по душе. Ведь он родился в стране с одними из самых древних традиций демократии и народоправства в мире. Но слова эти, и то, как они были произнесены, заронили в его душе зерно сомнения. Это было, странно, но Мартин никогда над политикой не задумывался. Он был солдатом, его дело было – взять под козырёк. А что брать, это было дело как раз этих самых политиков.
- Слушай, не впутывай меня в политику! Для меня, горели б они все синим пламенем! Все эти наши политики! Я об этом вообще никогда не думал. Я вообще всегда думал, что власть и политика – это грязное дело, и оно делает людей несчастными. Я солдат. Моё дело - руки по швам.
Принцесса так же странно улыбнулась, поглядела на пламя, горящее над двумя пальцами, и спросила: - Ты хочешь, чтоб ваши политики горели синим пламенем? Думаю, это осуществимо. Но для этого нам с тобой надо набраться терпения. А несчастными людей делает потому, что они лезут не в своё дело. Ты веришь, что могут быть люди, которым на роду написано именно править? И что если лишить их этой возможности, это сделает уже их несчастными? Как если бы у человека получались великолепные стихи, а его бы заставляли писать картины, чего он совсем не умеет.
И покосилась на ученика с таинственной улыбкой. Затем она погасила пламя, встала на ноги и с усмешкой посмотрела на своего горе-ученика.
- Да ладно тебе, Дам-Дам! А то я подумаю, что ты скучный!
Вот эта фраза внезапно огрела его словно обухом по голове. Ему вдруг очень не захотелось, чтоб она считала его скучным.
Затем Азула велела снять тряпки и свитер. Пару ожогов она оценила как пустяки и сказала, что скоро сами пройдут.
- А пока, должна признать, твоё тело чрезвычайно негибкое. Ноги у тебя, как костыли. Такими ты ничего сделать не сможешь. Придётся тебя растянуть.
Затем она, стоя на левой ноге, подняла правую так, что могла коленом дотронуться уха.
- Вставай. – Сказала девушка с садистской улыбкой. – Будем отрабатывать растяжку.
Она подвела его к дереву и велела задрать правую ногу как можно выше. Но результат её не впечатлил.
- Плохо. Нужно ниже. Хотя бы, чтоб была прямая линия между ногами. А лучше, ещё ниже.
- Я не могу! - с трудом выдавил из себя курсант.
- Ну, так я помогу! – Она поставила ногу ему на поясницу и резко надавила вниз. – Ниже, я сказала!
Лицо Мартина исказилось гримасой адской боли.
- Больно, да? Боль – это твой друг. Если чувствуешь боль, значит ещё живой. Если живой, значит, ещё не побеждён. – Сказала она и так же резко убрала ногу. – Ладно, отдохни пока.
Ученик рухнул наземь и скорчился. Он едва мог выдавливать из себя слова: - Чёрт! Ты же мне так ноги переломаешь!
- Сломаю. Но ты прогнёшься. Прогнёшься так, чтоб правой ногой мог левое ухо чесать.
Девушка с улыбкой подскочила с места, став на шпагат между стволами двух близко расположенных деревьев. Ученик уныло понурил взгляд в землю.
Азула спрыгнула на землю, а затем снова подскочила вверх и, поочерёдно очень быстро отталкиваясь ногами то от одного, то от другого ствола, забежала до толстой ветки и уцепилась за неё рукой. А затем опустилась на толстый сук и уселась там в позу лотоса. И, находясь там, на верхотуре, продолжала непринуждённо говорить: - А хотя знаешь, ты прав, ученик. Ваша цивилизация и, правда, представляет удивительные возможности. Слушайся своего учителя всегда и во всём! И тогда звёздочки на твоих погонах будут расти, как грибы после дождя. Зачем ждать 5 лет, если можешь сделаться адмиралом за два года, пока все твои сокурсники будут ещё палубы драить?
- Не надо так про них. Они нормальные ребята. Это я вспылил. Мне с ними служить, и возможно моя жизнь будет зависеть от них. К тому же, ты не совсем понимаешь, о чём идёт речь. По уставу, такое невозможно. От лейтенанта до адмирала нужно перепрыгнуть восемь ступенек.
- Во-первых, горе тебе, если твоя жизнь будет зависеть от кого-то. Во-вторых, я не сомневаюсь, что они нормальные ребята. Но тебя они использовали до тех пор, пока ты был им нужен. Как только ты стал независим, ты стал угрозой для них. Нужны тебе такие друзья? Уставы люди пишут. Они же их нарушают, когда хотят. И они их меняют, когда вздумается.
- Я не могу понять, к чему ты клонишь. Ты знаешь, после выпуска из Академии, меня, скорее всего, отправят пилотом истребителя либо на орбитальную крепость, либо на крейсер. И тогда я не смогу видеться с тобой очень долго. А на орбитальную крепость берут только лучших. Это главный рубеж обороны планеты.
- Значит надо определить тебя на крепость.
- Генерал Волошин сказал, что есть верный способ попасть туда. Но для этого нужно быть либо круглым отличником, либо круглым идиотом.
- И почему же?
- Надо либо сдать экзамены лучше всех, либо пройти полосу препятствий. А на неё заявку подают только самые безбашенные, у кого с экзаменами настолько плохо, что больше рассчитывать не на что.
- Расскажи, в чём там проблема.
- Короче, курсант в боевом скафандре должен пройти по системе туннелей с минными полями, имея только десять боевых патронов. По нему из разных неожиданных мест будут стрелять на поражение. Задача - вырубать огневые точки заблаговременно, и дойти до финиша живым и желательно сохранив обе руки и ноги. Боевой скафандр может выдержать пару прямых попаданий. Невозможно знать, с какой стороны начнут стрелять. А дальше только молиться.
Губы девушки подёрнулись какой-то злорадной улыбкой. - Это неплохая идея. И кто её придумал?
- Генерал Волошин. Но Конгресс настолько недоволен его действиями, что постоянно требует отправить его в отставку. Но у него явно какие-то высокие покровители. Так что он крепко держится за свой пост. А между тем уже было несколько смертельных случаев.
- Что ж за недоумки сидят у вас в Конгрессе? – С какой-то ноткой усталости в голосе спросила Азула. – И ты при этом считаешь, что ваша система идеально работает. А мне всё равно эта идея по душе. Ты подашь заявку именно туда.
Студент буквально опешил. И глядел на дерево, где с весёлой ухмылкой сидела принцесса, с совершенно обалдевшей рожей.
- Ты что?! Там убивают! Я, по-твоему, похож на идиота?!
Она всё так же спокойно ответила: - Только без обид. Но сейчас именно на него ты и похож. Ты обещал довериться мне. Помнишь? Только столкнувшись со смертельной опасностью лицом к лицу, ты можешь выяснить, чего стоишь на самом деле. То испытание, которое ты описал, это ещё не самое страшное. Но у тебя ещё много времени. Ведь для этого есть такая штука, как интуиция. И её можно развивать. Я помогу тебе пройти его без проблем. Ты ещё будешь гордиться этим. Так что подашь заявление именно туда. Ставь себе только самые высокие планки, которые только видишь. Иначе не добьёшься ничего.
- Пусть даже так. На крепость тебя не пустят.
- С чего ты решил, что меня не пустят на крепость? Ведь с моими способностями и с твоими знаниями в технике мы с тобой сможем много чего придумать. Верно, ученик? От тебя сейчас требуется только чёткое выполнение моих указаний. Я вложила в тебя уже много сил. Я хочу видеть результат.
- А без членовредительства тут никак не получиться?
- Нет, никак! Вот ты думаешь, Марти, что твои машины всё за тебя сделают, от всего защитят и всё продумают? Ты пойми, всё, что ты тут пытаешься изучить, влияет на то, как ты слышишь, как ты видишь, как ты воспринимаешь то, что тебе говорят. Как ты мыслишь и анализируешь, какие решения принимаешь и как об это сообщаешь другим. Это не просто дурацкая забава с переломами. Это совершенно другой образ жизни. Как же ты собираешься командовать флотом, если даже собой командовать не можешь, адмирал?
Потрясающе, Азула теперь впервые назвала его по имени, да ещё и посулила адмирала.
- Отлично. Давай так! Меня произведут в адмиралы, а ты будешь за меня флотом командовать. А я на адмиральских харчах сидеть буду. Как, сумеешь?
Азула загадочно растянула губы в полуулыбке. Интересно сам курсант понимал сейчас, насколько он попал в точку?
- Это была шутка. – Сказал Мартин. – Если что!
- Ну, я так и поняла. - медленно ответила Азула, не отводя пристального взгляда своих странных для нас глаз.
Мартин снова понурил голову. Однако сейчас ему почему-то представилось, что он и, правда, адмирал, что он заходит на мостик громадного боевого корабля. Под ним в струнку выстроился экипаж в ожидании любого его слова. А вокруг него ещё больше десятка таких же огромных и мощных кораблей, которые могут натворить очень много делов. И ему показалось, что это круто и мощно.
А вот Принцессе, действительно стало очевидно, что Земля таит в себе много возможностей, и не только в вопросе возвращения домой. Она не могла не заметить, что высокопоставленные федеральные чиновники её, по сути, пленницу, откровенно боятся и не могут провести с ней больше десяти минут. Партийные функционеры не могут двух слов связать, а говорят только заученными лозунгами. Много раз она просто поражалась, когда на улицы выходили многотысячные толпы хорошо одетых и откормленных людей, которые разворачивали транспаранты и, шумно крича, что-то требовали у Правительства, при этом, не желая делать что-либо самим. Руководство охотно шло на уступки всяким тунеядцам, хотя по-хорошему, стоило просто приказать армии намотать их кишки на гусеницы танков, и все крикливые протесты тут же прекратились бы. И это была, тем не менее, цивилизация, обладающая потрясающими технологиями и очень мощным оружием. Единственное, что директор Космического Совета по-прежнему держал её под своим колпаком. Но и его бдительность неизбежно должна была ослабеть.
Но едва ли жители планеты согласились бы так легко принимать девчонку из другого мира. Лучше было для начала прикрыться каким-нибудь подставным лицом из местных. Она посмотрела вниз и увидела под деревом неплохого кандидата. Он был ещё невероятно слаб, но при этом терпелив, легковерен, имел ещё не сформировавшийся характер и уже неплохо разбирался в местном вооружении и военной технике. Из такого можно было лепить всё, что угодно. Но с другой стороны, этот человек отнёсся к ней с удивительным вниманием и теплотой, не имея ни малейшего шанса извлечь какую-то немедленную выгоду. Дурачок? Наивный? Или просто не искушённый в жизни? Очень похоже на то. Но сможет ли она найти кого-то ещё подобного в этом мире, или в своём? Здесь, все относятся к ней с недоверием. А на родине ей хотят просто отрубить голову. Поэтому он мог бы стать подставным лицом. Но от подставного лица придётся, потом так или иначе избавится. А ей вдруг очень не хотелось, чтоб он ушёл от неё. С ним было как-то комфортно и гармонично. Её всегда учили, что любовь – это слабость. Поэтому она старалась называть это как-то иначе: заинтересованностью, выгодой, необходимостью. И уж конечно, ей не могло не польстить, что вопреки давлению очень многих людей и совсем уж странных событий, он ни в какую не соглашался порвать с ней. Вчера она поставила ему, по сути, ультиматум, но он не струсил. А с другой стороны, она теперь и не была столь уверена, сможет ли так же играть его подставной фигурой, как это она привыкла делать с другими. Внезапным утешением для неё стала мысль о том, что это даже не совсем игра и не манипуляция, а скорее союз, общее дело, которое для него самого пойдёт только на пользу, пусть он и сам об этом пока не подозревает. Но видимо, у этих двоих понятия о том, что такое польза, капитально различались.
Было просто невероятно, что сама судьба толкает его к таким высотам, какие не могли и присниться никому на её родине. А он просто грезит о каких-то непонятных странствиях и исследованиях. Впрочем, пусть пока несёт эту ахинею. Так будет даже проще. Рано или поздно он отринет всё это. Станет здравомыслящим человеком (тут, правда, неплохо бы понять, что в её понимании здраво). Что может сравниться с тем даром, который она готова преподнести ему? Она помнила теперь, что когда-то ещё казалось бы совсем давно, Мэй заступилась за любимого человека, пусть им и был идиот Зуко. На это можно было злиться, не понимать этого, но отрицать произошедшее было невозможно. А Тай Ли не дала в обиду подругу. Значит, для пущей надёжности надо сделать так, чтоб у будущего адмирала был только один друг и только один любимый человек. А когда он станет адмиралом, точнее, когда она сделает его адмиралом, то найдётся ли такая сила, которая сможет противостоять им?
Затем она спрыгнула вниз с, извините, шестиметровой высоты, отчего у любого попкорно-гамбургерного землянина наверняка оказались бы переломаны все кости. Подошла и просто подняла его на руки. Она и, правда, не казалась очень накачанной, но её внутренняя мощь просто поражала. Ночью он мог прекрасно убедиться в том, что представляет собой её тело. Мускулы её нигде особо не выпирали, как у откровенно отвратительных бодибилдеров или качков. Она вообще казалась довольно худой и изящной. Но и чисто визуально, и особенно при прикосновении прекрасно чувствовалось, каждый из них был как литой, и идеально подогнан на своём месте. Прекрасно развитый плечевой пояс. Упругие ягодицы, кошачье-гибкая спина, и плоский, соблазнительно упругий и гибкий, живот. А когда он напрягался, то пресс был словно сталь, хоть и не выпирающий наружу горами мышц, но прекрасно ощутимый. Когда она обхватывала его руками за плечи, то её отточенные ногти больно впивались в кожу, но по сути это действовало, как ни странно, как доза адреналина в кровь. Её губы были словно наркотик, от которого мгновенное привыкание с первой дозы и неминуемая, но исполненная блаженства смерть от второй. У Мартина в голове прошмыгнула шальная мысль, что если ему ещё раз не позволят испытать, то, что он испытал вчера, не сможет вдыхать аромат её тела, то он реально застрелится. Блин, всё глубже и глубже на крючок подсаживает его эта дьяволица! Или не на одном крючке он висит, и не на двух, а на множестве. Это было одновременно страшно и притягательно, как наркотик. Какая-то часть сознания его кричала благим матом о том, что это может всё плохо кончиться. Но эта часть была лишь одним истошным, но только одним голоском в хоре душевных аплодисментов и дифирамбов инопланетной принцессе. И за это он, похоже, был готов терпеть все издевательства.
- Эй, ты чего творишь?! - истошно запротестовал курсант.
- Отнесу тебя к костру. Сам ты сегодня уже никуда не дойдёшь. - Сказала она с лёгкой усмешкой.
- Стой! Это у нас мужчины девушек на руках носят, а не наоборот. Это я должен тебя носить.
- А ты сначала заработай это право, меня на руках носить. А пока уроки для тебя на сегодня окончены.
***********************************************************

Расположившись у своего бивака, он лёг на свой коврик и как-то быстро свалился в сон после такого дня. Впрочем, день ещё далеко не был закончен. Ото сна его пробудили раскаты отдалённого грома. Первой мыслью было: «Ливень пошёл?! Надо бы срочно палатки поставить!»
Однако он открыл глаза. А на небе не было ни облачка. Солнце уже вновь шло к закату. Начали сгущаться сумерки. Странно, почудилось, что он ясно слышал гром. Как минимум три удара. Два коротких и один весьма мощный. А может, и больше их было. Но, видимо, это всё последствия перенапряжения. Ноги в паху всё ещё сильно болели после «урока».
Но он нашёл в себе силы приподняться. Его спутницы нигде не было. Но вещи все были рядом. Так что не похоже было, чтобы она ушла насовсем. Видимо, принцесса решила прогуляться. Только бы не заблудилась в лесу! Кое-как подковыляв на коленях, он подлил масла в затухающий костёр, а затем поставил рис развариваться в котелке. Ветер донёс ясный, но слабый запах озона, как после грозы. Что было уже вовсе странно и непонятно.

Ай! Нужен разделительный пост!


Сообщение отредактировал Sherbik - Понедельник, 17/09/2012, 20:57
 
DailenДата: Пятница, 21/09/2012, 12:07 | Сообщение # 42
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
разделительный пост
----------------------------------------------------------------
ЗЫ: коментарий напишу позже, так как я захворал sad


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.


Сообщение отредактировал Dailen - Пятница, 21/09/2012, 12:08
 
SherbikДата: Пятница, 21/09/2012, 21:03 | Сообщение # 43
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
коментарий напишу позже, так как я захворал


Да это не есть гут cry Так что ты поправляйся. Ты нам нужен!
Но за разделительный пост отдельная выносится благодарность!
*******************************************************************************

Через некоторое время явилась и Азула. В сгущающихся сумерках она как-то тенью и почти бесшумно вынырнула из чащи леса. И теперь она снова надела свою шёлковую рубашку и красную накидку с оплечьями поверх неё. И что было заметно, сильно изменилась в лице. Того каменного выражения со сверлящими глазами уже не было. Теперь оно было если и не совсем радостным, то каким-то удовлетворённым.
- Где ты была? Ты не заблудилась ли в лесу тут?
- Ходила прогуляться. Почему я должна была заблудиться? Дым от костра хорошо и далеко виден. Особенно тут, в горах.
- Странно. Я вроде слышал раскаты грома. Оттого я и проснулся. Ты ничего такого не слышала тоже? Или мне это почудилось?
Девушка спокойно ответила: - Откуда тут взяться грому? Небо чистое. Или в вашем мире гром гремит сам по себе? – Студент мотнул отрицательно головой. – Конечно, тебе почудилось. Я ничего такого не слышала.
- Да, пожалуй, ты права. А что случилось? У тебя будто настроение поднялось.
- Я отдыхаю тут от вашей надоедливой цивилизации. – Это словно она произнесла как-то с пренебрежением.

Вечером у костра курсант снова сидел, понурив голову. Принцесса-учитель сидела рядом с ним и снова ела рис деревянными палочками, которыми Мартин так и не научился толком пользоваться. Сам он с трудом выковыривал по рисинке, на что его спутница смотрела, посмеиваясь.
- Ну что? Почему же ты сейчас не умираешь от воспаления лёгких? Не слёг с температурой? Не корчишься от боли в почках? Значит, не такая уж это и глупость! - спросила Азула, обращаясь к спутнику.
Мартин только молчал. Он и сам заметил, что сейчас после купания в ледяной воде у него должны были быть реальные проблемы. Но их, по крайней мере, пока, не было. Зато ещё сильно болели ноги.
- Я так понимаю, мы тут останемся больше чем на три дня?
- У тебя два месяца каникул. Разве не так? И ты собираешься просто так потратить это драгоценное время?
- Блин, я не рассчитывал на такое время. Еды у нас не хватит.
- Правильно. Тут в лесах есть дичь? – Мартин кивнул. – Отлично! Будешь её добывать, разделывать и готовить. Завтра же начнёшь. Я буду следить.
- Что –о?! Но я не умею!
- Ничего. Придётся научиться. Или голодай!
- Ну, ладно, я попробую.
- Не попробую, а сделаю! - она поправила его уже более жёстким тоном.
- Хорошо, сделаю. - Уныло пообещал курсант.
- Здесь люди вообще кроме нас есть?
- Летом тут почти никого не бывает. На лугах выше пасутся коровы. Но за ними лишь изредка присматривают. Они все помеченные. Так что если разбредутся, то их всегда найдут.
- Это даже хорошо. Значит, мы тут одни?
- Наверное, да. Зато зимой тут будет народу полно. Все склоны гор покроет сплошная снежная пелена. Так что даже смотреть будет больно от света, отражённого снегом. А по тем склонам будут катить сотни лыжников. Зима здесь, пожалуй, самый важный сезон. А вот ты умеешь кататься на лыжах?
- Нет. Я даже не знаю, что это такое. Но если это что-то зимнее, то зима мне всегда была не по душе.
- Это приспособление для ходьбы по снегу, изначально. А теперь, скорее, для быстрого скатывания по нему. Ты не умеешь кататься на лыжах? Интересно. Может, и я смогу чему-нибудь научить тебя? Ты не знаешь. А по мне, это великолепное ощущение, когда сила тяжести несёт тебя по склону всё быстрее и быстрее. А если ещё и подскочить на горке, то будет почти настоящий полёт. Вот это мне нравится ещё больше. Тебе стоит попробовать. Я думаю, ты не пожалеешь. Тем более с твоими навыками ты должна научиться с первого же занятия.
- А ты сам-то умеешь?
- Конечно, умею. Я же швейцарец. Знаешь, что должен делать любой уважающий себя швейцарец?
Азула лишь отрицательно мотнула головой.
- Каждый настоящий швейцарец должен носить только швейцарские часы, которые уже никто не носит. Должен есть только швейцарский сыр, от которого дурно пахнет во рту. Хранить деньги только в швейцарском банке. Зимой хоть раз прокатиться на горных лыжах, но только на швейцарских горных курортах. А летом бережно хранить своё пивное брюшко на мягком диване. Вот и думай теперь, настоящий я швейцарец или нет.
Курсант поглядел на неё и с удовлетворением добавил: - О, я вижу, ты улыбнулась. У тебя ведь такая красивая и солнечная улыбка. Почему я так редко вижу её на твоём лице? А мне вот кажется иногда, что когда ты улыбаешься, то и холод сразу отступает, и тьма рассеивается. Ты всегда такая суровая. Ты, наверное, хочешь, чтоб все видели твоё превосходство? А мне думается, если превосходство есть, то оно и так всем очевидно. А вот если ты улыбнёшься, как сейчас, то люди во всём мире скажут, что ты самая прекрасная девушка на свете. И все будут потом говорить и спрашивать друг друга – Почему мы раньше не замечали этого?
- А если не скажут?
- Тогда будут иметь дело со всем Космическим Флотом! - с улыбкой сказал Мартин.
- Это ты мыслишь в правильном направлении. - Сказала Азула, снова деловито ухмыльнувшись.
«А мне сейчас так хочется обнять и расцеловать своего ненаглядного учителя» - подумал он, придвинулся ближе и обнял её. Только недавно он видел перед собой грозную боевую машину, да ещё и со способностями к метанию огня. А сейчас инопланетная принцесса уже показалась хрупкой и ранимой. Обычной земной девушкой, за которой хочется поухаживать, позаботиться о ней. Страное чувтство! Такого будущий звёздный солдат не испытывал ещё. Иллюзия ли это? А она не стала ни отстраняться, ни раскраивать череп посягателю. Видимо, ей тоже иногда хотелось, чтоб её кто-то обнял и поговорил с ней.
Молодой человек призадумался, а затем неловко выдал наконец, что было вообще-то рискованно: - Знаешь, чего бы мне точно хотелось? Мне хотелось бы обнять тебя, побегать по пляжу, побрызгаться с тобой стоя, по пояс в воде. Или пригласить тебя на выпускной бал офицеров Флота. Ты бы пришла туда в своём золотистом шёлковом платье. Там будет всё командование и высшие офицеры. Когда они увидят тебя, адмиралы точно шеи свернут. А девчонки моих однокурсников сгорят от зависти.
Девушка недоумённо подняла бровь с очень скептическим выражением лица.
- Что за глупость! Зачем это ещё? - спросила она, явно, будучи сбита с толку таким ответом. Но затем призадумалась и ответила. – А знаешь, если бы пригласил меня, я бы пришла. Но только при одном условии. - Азула внезапно поднялась и снова надела хитрую маску на лицо. - Я буду гонять тебя так, что к концу дня у тебя заболят все косточки по отдельности или всё тело разом.
Теперь Он подумал про себя. А чего это он действительно очкует? Он же звёздный солдат. Элита всего Объединённого Человечества. И не потому, что он реально какой-то необычный и уникальный. Нет, он не лучше и не хуже миллионов вокруг. А потому, что ему очень повезло. Ему оказана великая честь. Шесть миллиардов человек доверили тебе, гад, свою безопасность, будущее своих детей. Так ты соответствуй! А то психуешь из-за кучки самовлюблённых имбецилов, которые даже в футбол играть не научились. А вот если столкнёшься с какой-нибудь тварью из глубин Вселенной, то будешь обиженно раскатывать губу и говорить, что это нечестно, и ты к этому не готов? Да ё-моё! Ты должен быть готов к любой неожиданности. А эта девушка, твой учитель. Ты ей вообще в ножки поклониться должен, а не выкатывать претензии пятилетнего ребёнка! И сказать: «Давай, жги меня, лупи со всей силы! А я буду стоять, как скала, извиваться, как змея, и жалить при любом удобном и неудобном случае. Только, чтоб я рос и закалялся». Ты должен с радостью кидаться с головой в пекло, потому что именно там закаляется сталь. И не бояться неудач, а искать их! Так, чтобы был человек-кремень, об которого штыки ломаются. И чтобы путеводной звездой для тебя на всю жизнь стала фраза классика: «Гвозди бы делать из этих людей, Крепче б не было в мире гвоздей».
Мартин помолчал немного, потупив взгляд в землю, затем тяжело вздохнув, ответил: - Мы вроде договорились, что я могу говорить с тобой откровенно. Что ж, я скажу. Если считаешь, что так надо, то устрой мне такой темп, чтоб я головы поднять не мог. Я готов.
- А ты не боишься?
- Я боюсь только того, что офицер Флота уже не может себе позволить такую роскошь как страх.
- Это хороший настрой. Но сразу переходить к такому было бы глупо. Я ещё посмотрю, какую планку ты выдержишь.
И через некоторое время тихих разговоров он заметил, что грозная огненная принцесса уже совсем легла на его плечо и лежит так, облокотившись и закрыв глаза. И вроде сейчас он видел перед собой мирно спящую красивую девушку, потрогал её руки. Они были на удивление тёплыми, можно сказать, даже горячими. Неуловимо ощутил биение её сердца. Нормального человеческого сердца? Или чего-то другого? Сам он подумал, что принцесса уснула. Затем он подумал о том, как же быть с ней. Она всё равно нацелена на насилие. И он ничего с этим поделать не мог. Она об этом не говорила, но это прекрасно читалось на лице. Он думал, что, наверное, терпением и вниманием он сможет как-то сглаживать её слишком экстремальные порывы. Но делать это нужно было как-то неявно и тонко. Чтоб это не воспринималось, как попытка бунта на корабле. Да, задачка архисложная и почти невыполнимая. Но она ведь сама сказала, что если узнаешь огонь, он может стать твоим союзником. А если нет, то он уничтожит тебя. Да, хорошенький выбор! Ничего не скажешь. Но значит, надо её как-то узнать. Но как? О себе она предпочитает не говорить. Зато о политике, о войне, о тактике, пожалуйста! Но может, терпением и настойчивостью он сможет добиться большего?
Думая, что принцесса спит, он тихо шёпотом сказал: - Наверное, ты тоже устала сегодня. Драконы тоже устают? Или ты всё-таки не дракон? Знаешь, я вижу, тебя гложет что-то. Я не знаю, что. Но это не оставляет тебя в покое. Ты не хочешь рассказывать. Это доставляет тебе боль, наверное. Но я не настаиваю. Я только надеюсь, однажды ты расскажешь мне. А мы посмотрим на это с вершин времени вдвоём и просто посмеёмся над всем этим. Да, с тобой нелегко! Страшно, даже порой. Но я клянусь, я ни за что бы не променял тот день, когда впервые тебя увидел.
Сказал Мартин Пико. Сказал вообще-то самому себе скорее, и тихонько поцеловал грозную владычицу огня в самую макушку.
Внезапно девушка встрепенулась, развернулась к нему лицом, внимательно посмотрев в глаза. И сейчас на него смотрела не боевая машина вовсе, а хоть и своенравная, но бойкая и озорная девочка, которая любит пошалить. Мартин мог сейчас поклясться, что ощутив на себе такой взгляд, мог с лёгким сердцем прыгнуть в кабину своего истребителя, врубить полный форсаж, и выйти в одиночку против целой армады.
- Да, ты прав! Обязательно посмеёмся. - Сказала Азула, загадочно улыбнувшись.
- Так ты не спишь! – Воскликнул не очень удивлённый курсант. – Ах ты притворщица! Тогда я тебя пощекочу.
- А вот этого не надо! – Уже более серьёзным тоном ответила девушка, выставив к его лицу два пальца. – А то я так пощекотать могу, что мало никому не покажется!
Затем она отодвинулась от него, легла на свою подстилку, добавив под конец: - Засыпай лучше, Дам-Дам! Завтра у нас долгий и насыщенный день.
Когда она закрыла глаза, всё ещё поглядывая на курсанта, он не мог не заметить, что в глазах этих читалась явная и искренняя благодарность, чего он раньше в них не видел.
Пико всё ещё сидел в раздумьях, прислонившись к дереву, при этом заметил, что затухающий костёр странно пульсирует прямо в такт ритмам дыхания девушки. Впрочем, к таким вещам пора было уже привыкнуть.
Внезапно Азула открыла глаза, быстро поднялась, протянула руку к костру и резко втянула воздух носом. Костёр тут же погас, оставив только тлеющие угли. Опустилась сплошная тьма.
- В чём дело?! - недоумевая, спросил курсант.
- Т-ш-ш! – Прошипела она. – Мы тут не одни. В лесу четверо. Двое позади тебя на 40 шагов и двое слева на 50 шагов. Сейчас остановились.
- Что за глупости?! Кому тут надо ходить ночью?
- Я сказала, молчи! - прошипела Азула ещё раз.
Внезапно в ночном небе раздался шум винтов. Над горами явно летел какой-то аппарат. На борту военного быстролёта с опознавательными знаками Звёздного Флота (поскольку у чисто опереточной швейцарской армии таких машин не было) человек в форме майора оглядывал в визир ночного видения лес и склоны гор. Затем он увидел костёр. И двоих рядом с ним.
- Кажется, это наш клиент. – Произнёс майор. – В любом случае проверим. Сажай машину по приборам! Вон, на опушке рядом с ними. - Сообщил он пилоту по внутренней связи. Из-за шума винтов вслух тут говорить было невозможно.
Быстролёт опустился на поляну у леса. От машины отстрелилась пара осветительных ракет, чтобы заменить внезапно погасший костёр. Майор спрыгнул на землю и в сопровождении двух солдат с автоматами наперевес направился к биваку. Юноша из этих двоих был очень удивлён и озадачен. А вот взгляд девушки на этих пришельцев можно было назвать очень внимательным или даже враждебным.
- Вы курсант Академии Флота пятого курса Мартин Пико? - спросил офицер, заложив руки за спину.
- Я. Я –я – я. - запинаясь от удивления ответил молодой человек.
- Разрешите представиться. Майор Тарасов. СПО. (То есть он относился к ведомству генерала Волошина и Планетарной Обороне). Курсант Пико, я так понимаю, вы оставили свой личный коммуникатор у родителей? Был объявлен красный уровень планетарной тревоги. Скажите, курсант, что означает красный уровень?
- Красный уровень может означать только войну, сэр. - Растерянно сказал Пико, смотря сначала на майора, а потом на оглядываясь на Азулу. Но она оставалась внешне совершенно невозмутимой.
- И что вы обязаны сделать при объявлении красного уровня, курсант?
Тот начал выстреливать чеканные фразы, явно хорошо поставленным голосом: - В течение 24 часов сообщить руководству учебного заведения о своём месте нахождения и ждать дальнейших указаний, сэр!
- Да, верно. А вы не сообщили. Ваше указание – послезавтра быть на построении в здании Академии в Вашингтоне. Там вам всё объяснят. За вами мы сюда и явились. Узнали от ваших родителей, где вы находитесь. Но пришлось вас, конечно, поискать. Так что прошу пройти со мной.
Из леса стали появляться силуэты солдат в боевом снаряжении и со специальными приборами ночного видения на лицах. Похоже именно их каким-то образом учуяла Азула.
- Боюсь, я не могу сейчас ходить. Потянул ногу в горах. Скажите, господин майор, а вы за одним курсантом прислали сюда спецназ? А если бы тут два курсанта было, вы бы десантно-штурмовую бригаду сюда подогнали?
- Надо быть осторожней в горах. – Наставительно произнёс майор. – Но это ничего. А ваш сарказм совсем неуместен. У нас такие правила. И ещё у нас как раз есть транспорт. - Сказал он, кивнув на аппарат.
- Почему вы забираете его? Этот человек сопровождает меня, как дипломата. - Внезапно подала холодный и почти лишённый всяких ноток голос принцесса.
- Боюсь, теперь вы не компетентны в этом вопросе, посол. Объявлена война. Я ничего сделать не могу. У меня приказ.
Вот так вот спокойно какой-то майор неизвестно откуда указал ей место в этом мире. Некомпетентны. И всё!
Мартин обернулся на свою спутницу в полнейшей растерянности. Огненная принцесса всё ещё очень недоверчиво оглядывала гостей. Такой разворот событий ей нравиться не мог. И сулил явно что-то неладное. В голове пронеслась шальная мысль. Дело в том, что гром среди ясного неба курсанту не приснился. И гремел он не просто так. Ей удалось сегодня впервые за очень долгое время снова разделить свою энергию на Инь и Ян и создать разряды молний. В принципе, можно было бы сейчас же снять этих троих. Но что делать с мощными крупнокалиберными пулемётами на борту машины, которые как раз сейчас разворачивали свои турели в их сторону? А они могли запросто превращать толстые стволы деревьев в стружку. Но торопиться не стоило, было ещё не совсем понятно, что происходит.
- Я государственный человек. Я солдат, моё дело – руки по швам. – Растерянно и понуро сказал Пико. – Если есть приказ по всем подразделениям, то я ослушаться не могу. Мне придётся пойти с ними. Как только я выясню, что происходит, я тут же тебе сообщу.
Во как сразу залепетал! Руки по швам. Впрочем, выбор у него и, правда, был очень небольшой. Он был военным, значит, должен был подчиняться приказам. Что-то явно неладное творилось. Пришли какие-то люди, спокойно увели её человека, а её оставили одну. Как будто так и надо. И на душе у неё впервые стало очень неспокойно. Только на её лице этого видно не было.
Она медленно кивнула головой, всё так же сверля глазами майора и солдат с ним, а затем сказала: - Ладно, иди.
Так словно, без её позволения он и пойти-то никуда не мог.
- Вот и славно. – Весело сказал майор. – Ну-ка возьмите этого касатика под белы ручки! И в машину! Вы тоже можете лететь с нами, госпожа посол.
Солдаты надели автоматы за плечо, подошли к курсанту, подняли его на руки и отнесли в быстролёт. Затем забрали его вещи и походный коврик. Азула зашла вслед за ним. Майор последним зашёл внутрь и захлопнул за собой задвижную дверь. Машина тут же поднялась в воздух, вскоре совсем растворившись в черноте ночного неба.
 
DailenДата: Воскресенье, 23/09/2012, 12:11 | Сообщение # 44
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Поспешил?

Ну я вообще про их "отношения" smile
В АТЛА у нее от поцелуя крышу снесло, а ты аж вон куда зашел biggrin

Но вот и сборы начались - интересно какое место в этой войне займет Азула, последует ли она за Пико? И узнает ли Кастер о восстановлении способностей Азулы?


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
LingДата: Воскресенье, 23/09/2012, 14:07 | Сообщение # 45
Ling
[Маг]
Группа: Пользователи
Сообщений: 649
Статус: Отсутствует
Sherbik, Твой рассказ просто супер интересный. Молодец, продолжай в том же духе! wink

А я вас вижу Шеф! Ничё не понимаю! Аналогично Коллега!
 
SherbikДата: Воскресенье, 23/09/2012, 16:39 | Сообщение # 46
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
В АТЛА у нее от поцелуя крышу снесло, а ты аж вон куда зашел


Ну, я ж ужо пояснял, Азула тут не четырнадцатилетняя девочка с комплексами, а уже вполне сформировавшаяся женщина. Так, что на мой взгляд, это разумно. Тем более, что дальше возможности как-то развивать отношения не предвидится. И я уже не мог никуда это важный эпизод впихнуть. А момент этот правда важен. Здесь обычный землянин и совсем необычная инопланетянка раскрываются друг для друга и понимают, что они не такие уж и разные на самом деле. Но об этом в следующей главе, весьма трагичной.

Quote (Ling)
Sherbik, Твой рассказ просто супер интересный.

Спасибо за поддержку. Рад, что кто-то оценивает столь "неформатное" произведение. smile
***********************************************************************************************

Глава 6. Война


Через два дня в Вашингтоне. На плацу перед главным корпусом здания Академии Звёздного Флота выстроились шеренги курсантов в парадной синей форме, в фуражках, в белых перчатках, с кортиками на золотой портупее. В общей сложности на плацу выстроилось более 5 тысяч человек. Пилоты-тактики, инженеры-механики, системные аналитики, военные юристы, военные медики, астроинженеры, программисты-операторы и иные специалисты с первого по четвёртый курс. Пятикурсники уже до того получили свои погоны, когда сдавали экзамены весной. Теперь их мобилизовали уже как офицеров.
Всё было обставлено очень торжественно. Перед лицом стройных шеренг стояла трибуна, на которой находились вице-президент Федерации, престарелый сенатор Душ-Сантуш, главком Флота Накамура и директор Кастер. Позади курсантов перед главным входом в основной корпус Академии красовалась устремлённая ввысь стела в виде стартующей ракеты. Перед ней стояла статуя человека в комбинезоне и держащего в одной руке космический шлем. А на постаменте статуи золотыми буквами была выбита надпись - Ad astra per aspera. (Чрез тернии к звёздам!) Собственно девиз Звёздного Флота.
Но торжественность не могла закрасить того, что у всех сейчас было тревожно на душе. Только что состоялась церемония присяги. Даже первокурсники получили погоны лейтенантов. И все понимали, что такое событие случилось не от хорошей жизни. Сегодня отнюдь не такой торжественный день, каким его ожидали увидеть будущие офицеры. Сегодня не будет праздничного банкета в главном холле Академии в присутствии главкома Флота и ректора. И адмирал Накамура не будет чокаться бокалом с каждым выпускником, как это делал он в предыдущие два выпуска, заводя хорошую традицию. Сегодня не будет великолепного офицерского бала, на котором красавцы-лейтенанты в парадной форме будут приглашать на танец свои дам (у кого они, конечно, есть). Да, обучение танцам входило в обязательную программу подготовки офицеров Флота. Два года подряд некоторые молодые офицеры прямо после танца делали предложения своим вторым половинкам. А они, как правило, не отказывали им, даже, несмотря на то, что было совершенно неизвестно, куда судьба забросит офицеров. В штаб Флота или на какую-нибудь богом забытую базу в Дальнем Космосе. Но сегодня всего этого не будет. Сегодня будет война.
Доктор Кастер грустно оглядел шеренги, а затем подошёл к микрофонам и произнёс:
- Господа офицеры! А именно так к вам будут обращаться теперь. Мы были вынуждены прервать ваши занятия. Нелёгкие времена настали. Мы хотели жить в мире с нашими новыми соседями. Но наши соседи рассудили по-другому. Нельзя сказать, что мы совсем не предвидели такого варианта. Ведь для этого и были созданы Флот и Академия. Но мы не успели. Неприятель не стал спрашивать, готовы мы или нет. Но одно меня всё же обнадёживает. Сегодня вы сказали всему миру, что вы будете защищать своё отечество. Пусть многие из вас толком ещё не успели ничего выучить. Пусть вы из разных стран и говорите на разных языках. Отечество у нас всех теперь одно. Ваши отцы, матери, братья, сёстры, а у кого-то уже жёны и дети, да и миллионы совсем незнакомых людей во всём мире, которые просто хотят нормально жить, рассчитывают на вас, потому что больше им не на кого рассчитывать. И вы сказали сегодня, что вы будете защищать их с оружием в руках. Да, возможно, вам страшно, не отрицаю. Противник незнакомый и неведомый. Но стойте друг за друга плечом к плечу, все как один. И тогда противник будет бояться вас. И я хочу спросить вас. Сделаете ли вы это?
В ответ ему раздался рёв тысяч глоток: - Так точно, сэр!
- Тогда ступайте, господа офицеры! Исполните свой долг, и да поможет вам Бог. - Сказал директор и отошёл от микрофона.
Над плацем раздался командный приказ: - К торжественному маршу! На-пра –ву!
Шеренги развернулись, и когда раздался марш, начали двигаться строевым шагом.
Колонны проходили мимо трибуны, чётко печатая шаг, повернув головы направо и вверх, приставив правую руку к фуражке. Первый правофланговый каждой колонны нёс в правой руке саблю, направленную вниз и немного вперёд.
А пока они вышагивали мимо трибуны, директор Кастер с невесёлым видом провожал этих мальчишек.
- А ведь они так воодушевлены! Что их ждёт? Вернуться ли они?
- Я не знаю, сэр. - Коротко ответил адмирал Накамура с таким же задумчивым выражением лица.
*************************************************

Улучив момент до погрузки на транспорты, теперь уже лейтенант Пико направился в посольство. На присяге он с трудом промаршировал перед трибуной. Но зато он заметил, что он и, правда, не простудился и не заработал воспаление лёгких после купания в горном водопаде.
Он прошёл в главную приёмную, откуда по распоряжению посла вынесли всю мебель. Комната была широкой и круглой. Стены были завешаны купленными в Китае портретами двух огромных китайских драконов, один из которых был красным, а другой - синим, и циновками, исписанными иероглифами, вот только совсем не китайскими, хоть и очень похожими. Насколько мог понять Мартин из своих пока скудноватых знаний их языка, это были какие-то религиозные гимны, посвящённые Агни - Духу яростного огня.
Электрическое освещение было отключено. Выше циновок на стене было расставлено свыше десятка зажжённых факелов. Мартин обнаружил Азулу ровно в центре комнаты, на коврике в позе лотоса спиной к входу и с распущенными волосами. На ней были церемониальные доспехи из чёрной кожи с позолоченными краями, совершенно бесполезные здесь, в Вашингтоне. А на ногах были одеты бронированные сапоги такого же фасона. Это был скорее атрибут статуса, а не боевое облачение даже на её планете. При каждом вдохе пламя факелов становилось тусклее, а при выдохе разгоралось ярче. Да, её силы восстанавливались очень быстро. Это нельзя было не признать. Всё это невольно внушало уважение и силу. Пико просто всё это наблюдал несколько минут в некотором боязливом благоговении, пока она сама не заговорила: - Это ты? Присядь рядом!
- На наши дальние системы совершено нападение. – Сообщил он, кашлянув для начала. – Видимо, даже в космосе не ждут нашей готовности.
Затем он и правда подошёл к ней и сел рядом на колени.
Азула наконец открыла глаза. Похоже, теперь дыхание сбилось, ибо факелы на стене стали подрагивать.
- Я слышала. А с тобой что теперь? – Сказала она.
- Флот готовится к контрудару. Мобилизовали всех, даже первокурсников. Нам предстоит участвовать в сражении и прикрывать главные силы Флота.
- Ты ещё не готов. - Мрачно ответила она.
- Космические сражения – это совсем другое. Нас четыре года к этому готовили.
- Это не так. Я вижу, ты совсем не слушал, что я говорила. Ничему вас там не готовили.
Внезапно она повернулась к землянину лицом. Мартин, пожалуй, ещё никогда не видел на нём настолько тревожного и подавленного выражения. До чего же она была на самом деле прекрасна. И в гневе и в грусти. Мартин не уставал удивляться.
- Послушай, я могу поговорить с кое-какими людьми. – Азула сказала внезапно. - И тебе не придётся отправляться на битву.
В ответ на это он только грустно посмеялся.
- Это мой долг. Я не буду себя уважать, если останусь тут, когда мои соратники будут сражаться там. А я не буду среди них. Это будет неправильно.
- Дам-Дам! – Вспылила принцесса. – Им плевать на тебя. Дела им до тебя никакого нет! И ты до сих пор несёшь эту чушь! Всем всё равно. Только мне не всё равно.
- Знаешь, Азу, тут дело не в этом. Просто кувиарцы разрушают целые планеты, но они не злые. Они не уничтожают народы и не угоняют в рабство. Они – раса коммерсантов. Зачем им это? Только лишние расходы. Просто они оккупируют планеты, а затем выкачивают все их недра без остатка, оставляя местное население у разбитого корыта, да ещё и с отравленной атмосферой. А в ответ на удивлённые взгляды говорят, что это бизнес. Твоя планета для них – лакомый кусок. Но она находится под нашим протекторатом. Так что я иду воевать не только за свою родину. Но и за твою родину, и за тебя. Потому что возможно ты не поверишь, но я люблю тебя. Мне сейчас не важно, что ты думаешь обо мне. Подозреваю, что ты, мягко говоря, невысокого мнения. Но мне на это наплевать. Я люблю и потому готов идти сражаться за тебя и твоё будущее.
Посол внезапно схватила его за руку, словно пытаясь не допустить его ухода отсюда: - У меня больше нет здесь никого! Марти, кроме тебя у меня вообще никого нет! Если не вернёшься, клянусь, я сделаю тебе нечто ужасное. Я чувствую, что произойдёт что-то ужасное. Я не знаю, почему. Я всегда полагалась только на факты и логику. Но теперь я не знаю почему. Но я в этом уверена.
Лейтенант немного был озадачен таким ответом: - Да, это хороший стимул. А ты что же, намерена ждать меня? Но ты не волнуйся! Всё будет хорошо. Я обещаю. Я вернусь с победой и сделаю вот что… - Сказал он, не предупреждая, обнял и крепко поцеловал её прямо в губы.
Когда он отпрянул, то наклонился уже к её уху и тихо сказал: - Только я этого тебе не говорил.
А девушка придвинулась к его уху и тихо произнесла: - Ты хороший солдат, Марти. И человек хороший. Возвращайся, а!
Он только приставил правый кулак к поднятой вверх левой ладони и ответил с улыбкой: - Да, учитель! А теперь мне пора на крейсер. Двум смертям не бывать, а одной не миновать.
Сказал Мартин, надел фуражку и вышел.
Когда он был уже на выходе, то обратил внимание на зеркало. Что-то странное показалось в нём. Он повернулся назад и посмотрел повнимательней. Он увидел в нём себя в гордой белоснежной форме адмирала с золотыми эполетами и с саблей на поясе. Вот только лицо его было мрачным, а глаза – потухшими и безрадостными.
- Это твоё будущее. – Хрипло сообщил «адмирал». – Все твои мечты исполнились? Большим человеком стал? А между тем, ты уже не человек, а всего лишь игрушка с мощным вооружением. Ведь ты, урод, будешь с радостью крошить целые планеты ради очередной улётной ночи. А потом, когда закончится завод, игрушку выбросят на помойку. А может, и просто кокнут по-тихому. На что ты променял своих друзей и свои мечты? Ступай теперь, всеми проклятый Пожиратель миров. Ступай к своим звёздам! Вот только примут ли они тебя теперь?
Лейтенант проморгался, увидел в зеркале уже нормального себя, только очень растерянного. Затем тряхнул головой и в раздумьях вышел вон.
*****************************************************

Его эскадрилья истребителей была определена на флагманский звёздный крейсер Джордж Вашингтон. По плану, разработанному адмиралом Накамурой, флот должен был выходить к системе Альфы Центавра по частям. Причём из гипер-скачка нужно было выходить максимально близко к планетам – гигантам, дабы успеть спрятаться от сканеров противника за их мощными радиационными поясами.
Пока флот в составе 26 вымпелов, из которых 7 – были мощными крейсерами типа «Бунтарь», шёл в гипер-перелёте, на мостике флагмана состоялось совещание. Синдзо Накамура и командиры кораблей обсуждали план операции. Поскольку арабское название системы звучало как Толиман, то и операцию решили назвать Толиманской. Перед адмиралом предстала объёмная голографическая проекция тройной звёздной системы. Она была ближайшей к Солнечной системе, и именно там земляне добывали очень важные для себя ресурсы. Главная звезда системы Альфа Центавра А имела три планеты, и все они были газовыми гигантами. Именно на их спутниках располагались главные базы людей и стоянки флота. Указкой Накамура указал на вторую планету – ярко-синий гигант Палафинос.
- Итак, флот противника в количестве 23 вымпелов сосредоточился здесь. Как показывают наши беспилотные зонды. К нашему счастью, сейчас все три планеты системы расположились почти в одну линию. Это облегчает нашу задачу. А посему мы разделим наши силы надвое. Первая группировка – два истребительных полка и группы Джордж Вашингтон, Ямато, Викрамадитья и Варяг, спрячутся за радиационным полем Посейдона, третьей планеты системы. Затем истребители вместе с фрегатами сопровождения совершат короткий налёт на самые мощные корабли противника. Чередуя волны атаки, они должны отвлечь хотя бы часть тяжёлых крейсеров неприятеля к астероидному полю Посейдона. Насколько я знаю, пилоты истребителей уже отрабатывали полёты в скоплениях астероидов? - спросил Накамура.
Капитаны тяжёлых крейсеров кивнули в знак подтверждения.
- Хорошо. – Заметил Накамура. – Не знаю, насколько хорошо неприятель умеет маневрировать в астероидах, но это наш единственный шанс. Если удастся вовлечь их в скопление, то затем наши крейсеры выйдут из тени гигантской планеты и прижмут их к астероидам ещё сильнее. На это отводится 3 часа. Через 3 часа из гипер-прыжка на максимально близкое расстояние от Палафиноса выйдет вторая часть флота в составе групп Арк-Ройял, Симон Боливар и Знамя Пророка, а также транспорты с десантом. Их задача – быстрый и массированный налёт на оставшиеся у планеты корабли противника. Господа, пока мы можем предложить только этот план. На совете иного выработать не смогли. До выхода из гипер-прыжка нам осталось около двух часов. Тогда и начнётся осуществление первой части плана. Всем всё ясно?
- Так точно, сэр! - салютовали капитаны, а Накамура поклонился им в ответ.
- И учтите. Ни на какие резервы и подкрепления мы рассчитывать не можем. Максимум, это наши артиллерийские капониры на спутниках Палафиноса. Если они ещё не уничтожены полностью.

А пока шло совещание, в жилых каютах крейсера на жёстких и неудобных нарах для матросов спали пилоты истребительных эскадрилий. Среди них был и лейтенант Пико. Его сослуживцы спали. А он нет. Он задумчиво смотрел вверх, уставившись глазами в верхнюю над ним койку под мерный и негромкий шум механизмов корабля, а также системы вентиляции. Он думал о том, что с ним происходит. Он раньше никогда не был честолюбцем и особо не помышлял о высоких чинах и званиях. А теперь он вспомнил, что на присяге его буквально распирало от важности, когда ему вручили погоны лейтенанта. Казалось бы всего лишь лейтенанта. Их получили тогда все. У всех остальных это не вызвало никаких высоких чувств, ибо повод для присвоения первого воинского звания был отнюдь не весёлым. Зато теперь его сослуживцы смотрели на него с ещё большим подозрением.
Офицеры, до того не знакомые с ним, уже тут успели подметить несколько странностей. Вот, например, когда флот ещё выходил к точке прыжка у орбиты Сатурна, офицеры собрались на свой, возможно, последний ужин в корабельной столовой. Сидят офицеры и едят, как нормальные люди ложками и вилками. А этот чудак на букву Эм сидит и шугает деревянными палочками. Остальные проходят мимо и только усмехаются. А на вопрос, зачем это он так странно ест, лейтенант Пико ответил, что это мол так гигиенично.
Да и сам он стал как-то косо поглядывать на обычных людей, которые начинают чихать и кашлять от малейшего дуновения ветерка. И тут же бежат к врачам за порцией химических препаратов. Хотя раньше Мартин воспринял бы это, как само собой разумеющееся. С ним и, правда, что-то не так? Или он просто взрослеет таким образом? Или это просто остальные так называемые «друзья» завидуют ему и не хотят замечать его талантов? И что это за видение в зеркале? С этими вопросами он сам разобраться не мог. Кто бы мог подсказать? Родители слишком далеки от этого всего и вряд ли поймут суть. Наверное, после всего этого ему стоит зайти в посольство и поведать Азуле о своих тревогах. Несмотря на то, что она моложе его, и на её скверный характер, она невероятно мудрый и дальновидный человек, который других насквозь видит. Друзья с ним разговаривать не хотят, а кроме неё в этом деле никто не поможет разобраться. Но с другой стороны, он слишком привязался к ней. Но что он может ей дать? Реально? Его обещание пока неисполнимо. Да и будет ли в нём ещё необходимость? Предложить ей руку и сердце? И ему дадут какую-нибудь комнатушку в общежитии на орбитальной базе. Офицерская жена на дальнем гарнизоне. Уже смешно!
Нет, Федералы дали ей роскошный особняк в центре Вашингтона для "дипломатических" функций. Но тут что-то не так. Недаром же в народе говорят: «Бойся Федералов, дары подносящих».
«Что же ты делаешь? Куда же ты себя заводишь?» - спросил он сам себя так, чтоб никто из его спящих соратников не услышал.
Этот идиот даже не заметил, что без советов какой-то сучки теперь даже шагу ступить не может, а сам из нормального человека превращается в какого-то мутанта. Что вообще-то для любого настоящего мужчины было бы катастрофой. Но сначала нужно ещё выжить в грандиозном космическом сражении, которое вот вот должно грянуть.


Сообщение отредактировал Sherbik - Воскресенье, 23/09/2012, 17:03
 
DailenДата: Вторник, 25/09/2012, 22:48 | Сообщение # 47
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
поставлю на всякий случай разделительный пост (комментарий как всегда в выходные)
------------------------------------------------------------------


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Среда, 26/09/2012, 08:31 | Сообщение # 48
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Лады! wink Тогда вставлю ещё один кусочек, для завершения полной картины, так сказать. Но прошу об одном, после прочтения отрывка, слишком поспешных выводов не делайте!
*****************************************************************************************

Он так и не смог заснуть, когда по всему крейсеру завизжали баззеры боевой тревоги. Это означало, что флот уже вышел из гиперпространства, и скоро начнётся бой. За три минуты, по уставу, он обязан был собраться.
- Всем занять боевые посты! Пилотам немедленно прибыть в боевые ангары! - твердила громкая связь по всему кораблю. Дробный топот тысяч каблуков, надсадные вопли мичманов и старшин огласили до того затихшие коридоры. Пилоты истребительных эскадрилий вырывались из своих кают и, натягивая на ходу, кто шлемы, кто обувь, или мундиры, мчались к четырём главным ангарам крейсера. Мартин с ходу натягивал мундир, держа шлем за тесёмки в зубах. У лейтенанта Пико назначенный ангар был отмечен номером 4.
На построении в ангаре выстроились две шеренги.
- Эскадрилья Браво! – начал командир. – Ваша задача – атаковать главные силы флота противника и начинать быстрый отход, давая возможность атаковать второй волне. Затем после неё атакуете снова вы. Затем все отходят обратно. Необходимо увлечь их в астроидное поле планеты гиганта. Первыми идут эскадрильи Браво и Роджер. Затем Янг и Чарли. Боевой ордер уже введён в компьютеры ваших машин. Задача ясна, пилоты?
Пилоты рявкнули громовым: - Так точно, сэр!
- Тогда с богом, господа! По машинам!
Шеренги разбежались к истребителям, стоявшим у дальней стенки, Когда последний пилот занял своё место в машине, а на это ушло по уже отработанной на учениях схеме чуть больше трёх минут, техники-наблюдатели дали сигнал о выброске и тут же покинули ангар. Затем под истребителями распахнулись люки выброса. Специальные штанги приподняли истребители, а затем развернули их носом вниз. Пошла команда на отстрел крепёжных фаллов, и машины начали ухать вниз одна за другой.
Истребители начали выходить четырьмя отдельными роями из под днища крейсера. Когда Мартин оказался в космосе, он увидел над собой чёрную громаду корабля-носителя, а слева и немного внизу – потрясающе похожую на Сатурн планету-гигант с мощной системой колец. Это и был Посейдон, а его кольца должны были стать своеобразным естественным щитом для флота землян.
Но любоваться было совершенно некогда.
- На связи Дельта-Браво. Как поняли? - подал он свой голос в шлемофон.
- Вас поняли, Дельта-Браво, связь надёжная. Следуйте в основном ордере эскадры! - пришёл ответ с флагмана.
Четыре роя истребителей и 10 фрегатов сопровождения вышли из тени планеты и устремились к материнской звезде. Чуть выше неё сияла, однако, в сотни раз тусклее вторая компонента системы – Альфа Центавра Б, звезда чуть меньше нашего Солнца.
Тяжёлые крейсеры кувиарцев не уступали в размерах людским, а главный флагман был вдвое больше любого из кораблей Федерации. Сейчас они сосредоточились у ярко-синего водного гиганта Палафиноса. Эта планета располагалась уже в обитаемой зоне звезды. Десанты, высаженные с транспортников, вели бои за промышленные объекты людей на его многочисленных спутниках. Большинство огневых точек и узлов сопротивления уже были подавлены.
На душе было неприятно. Ни у одного из пилотов не было боевого опыта. Нормальным числом налётов могли похвастать только несколько десятков. А второкурсники даже на тренажёрах «полетать» не успели. Какой шанс сейчас у них всех выжить?

На мостике флагманского корабля Мираак находился капитан Пуло Наин в ярко-красном мундире на очень больших золотых пуговицах и с высоким красным колпаком на голове. Рядом с ним за комплексом приборов сидели довольно странные существа, которые внешне походили на кувиарцев. Только вместо глаз у них были какие-то чёрные коробочки, к которым подключались многочисленные провода от главного сервера корабля. Так же несколько толстых проводов шли им прямо к основанию шеи. Эти существа именовались инкомами, они были навечно прикованы к своим местам и даже пищу получали по системам трубок с питательной жидкостью. Им непосредственно в мозг поступала информация от приборов корабля, которую они должны были анализировать и немедленно сообщать о своих советах капитану.
- Капитан, - сообщил один из них писклявым голосом, - приближаются корабли людей. Две волны истребителей и 10 лёгких фрегатов. Идут со стороны третьей планеты.
- Этого слишком мало, чтобы серьёзно навредить нам, - Заметил капитан. - Подождём, что они нам приготовили. Пока выпустите наши истребители и пристреляйтесь по ним беспокоящим огнём.
Корабли кувиарской эскадры начали ответный обстрел, пытаясь рассеять истребители, либо сорвать их атаку.

Мартин находился в первой атакующей волне.
- Внимание, начинайте сброс скорости! Выбрать цели! Начинаем сближение. Маневрируйте как можно чаще! Попытаемся вклиниться в их строй. - Поступил приказ командира эскадрильи.
Мартин, как командир звена, выдал в шлемофон: - Говорит Дельта-Браво! Джонни-Браво, выстраивайся позади меня! Будешь прикрывать. Делай, как я! Цель – две орудийные башни на носу флагмана.
- На связи Джонни-Браво, самый класснный парень! Вас понял, Дельта-Браво! Иду за вами.
Сейчас Мартин, наверное, выругался про себя, что за странный тип достался ему в напарники. Впрочем, скоро он отвлёкся от этих мыслей и сосредоточился на битве: «Как там было сказано? У настоящего солдата во время боя в сердце должен быть леденящий холод, а в руках испепеляющий жар. Единство противоположностей – значит. Что ж, жара в руках у меня нет, зато он есть в боекомплекте. Включить нейронный интерфейс!» - приказал он компьютеру затемнить немедленно защитные стёкла. Кабина пилота привела его в лежачее положение. А вся телеметрия окружающего пространства стала поступать ему прямо на сетчатку глаз. Теперь он мог контролировать машину усилием мысли. Он попытался сосредоточить сознание исключительно на противнике и слиться с машиной в единый организм. Вдавил пальцы в гашетку управления фотонными пушками, и начал шарашить по броне гигантского корабля сразу из четырёх пушек.
- Ребята, – дал он сообщение в эфир, - надо их хорошенько позлить!

Такого налёта капитан Наин не ожидал и приказал всем кораблям эскадры открыть ответный огонь из орудий главного калибра, прикрывая транспорты с десантом. Завязались бои между истребителями. Несколько десантных транспортов были подбиты и стали падать на поверхность покрытого джунглями спутника Палафиноса. Но пока людям не удавалось нанести серьёзного ущерба неприятелю.
- Сэр, - сообщили инкомы кувиарского флагмана, - тяжёлые корабли флота противника зафиксированы у третьей планеты системы. По всей видимости, налёт был отвлекающим манёвром. Их меньше, чем нас. Рекомендуем начать немедленное преследование.
- Интересно. Они иной стратегией даже порадовать не смогли? – Удивился капитан. – Развернуть корабль! И ещё пять крейсеров для преследования противника отделить от главных сил флота! Транспорты с войсками остаются здесь. Их прикрывают два крейсера. Остальным – ордер «две звезды»! Начать преследование противника!
Истребители и лёгкие фрегаты получили приказ отходить к Посейдону, когда 6 крейсеров Альянса покинули боевое охранение и направились на их преследование.
- Джонни-Браво, - передал Мартин в шлемофон, - начинаем этап Б. Как понял?
- Вас понял, ведущий!
Истребители вновь включили форсаж, плавно переходя на субсветовую скорость, дабы оторваться от мощного эскорта преследования и примерно за полтора часа преодолели расстояние в две астрономические единицы между двумя газовыми гигантами. При подходе к планете, их рой начал стремительно замедляться, целясь прямо в астероидное поле вокруг планеты.

Федеральные крейсеры Джордж Вашингтон и Викрамадитья выступали сейчас в качестве застрельщиков и шли прямо по самой кромке планетарных колец. Силы сейчас были очень неравны.
На мостике Джорджа Вашингтона адмирал Накамура уже начал получать отражение происходящего на голографической проекции.
- Похоже, они купились на нашу уловку. Но и мы теперь оказались замечены. Боюсь, нам теперь не удастся прижать их к полю астероидов. Сусанноо! (Японский бог ветра). Господа, против нас шесть крейсеров. Компьютер, рассчитать рубеж семидесятипроцентного поражения тяжёлых крейсеров противника!
Ответ пришёл почти мгновенно: - Рубеж через семь секунд, согласно сверке с имеющимися в базе параметрами.
- Отсчёт! – Скомандовал адмирал. - Стрельба по готовности. Крепитесь! Будет очень жарко!
Залп. Крейсер вздыбился, а экран центрального обзора судорожно замерцал. Сканеры только начали отсеивать помехи от чудовищного энергетического импульса батарей главного калибра.
Теперь адмирал начал вглядываться в цифры в левом нижнем углу голографического дисплея. Мало! Пока очень мало и неэффективно. Компьютер ошибся, не приняв в расчёт неизвестные землянам тактико-технические характеристики кораблей неприятеля. Корпус крейсера дрожал, батареи вели огонь в максимальном темпе, быстро опустошая энергетические накопители и грозя раскалить энергетические обводы до опасно допустимого уровня. Но пока это не особо помогало. Вражеские корабли лишь замерцали. Точнее замерцали их отражающие щиты. Но чтобы поражать противника более гарантированно, надо было подойти ещё ближе.
Артиллерийская дуэль началась уже с расстояния в сотни тысяч километров на дистанции сближения обоих флотов. Капитан Наин заметил по ходу: - Эти кретины надеются окатить нас совмещённым залпом. Сразу виден их полный дилетантизм. Похоже, они ещё и надеются на прикрытие системы колец. Так размажем их по ним же!
Инкомы кивнули и начали наводить артиллерию крейсера на корабль землян Викрамадитья.
А пока истребители первой волны атаки ушли в поле астероидов. Мартин дал сигнал в шлемофон: - Ребята, теперь как на учениях. Только тут убивают по-настоящему. Используйте булыжники, как прикрытие. Надо успеть расправиться с их скорпионами, прежде чем мы сможем долбануть своими фотонками.
Полёты в астероидном поле, особенно в условиях боя, были очень опасным делом. Нужно было маневрировать на огромной скорости среди постоянно смещающихся булыжников. Ладно, допустим, можно видеть и с лёгкостью облететь ближайший астероид. Но что там за следующим? Успеет ли пилот вовремя проинтуичить и произвести манёвр? Это был вопрос из вопросов. Но вместе с тем, это был и чудовищно рискованный шанс обыграть противника, превосходящего огневой мощью.
«Скорпионы» кувиарцев влетели в кольца Посейдона, надеясь на огневое прикрытие своих пушек. Земляне, конечно, не знали их официального наименования. Просто обозвали так из-за весьма схожей с ними конструкцией корпуса. Торчащая вверх изогнутая стрела на хвосте их истребителей действительно напоминала жало скорпиона. И вскоре капитан Наин понял, что совершил фатальную ошибку, с такой лёгкостью послав свой эскорт туда.
- Джонни-Браво, сейчас будем их путать! Если сядут на хвост ко мне, я их заманиваю, а ты сбиваешь. Если сядут на тебя, я их сбиваю! Как понял? Потанцуем с ними?!
- Вас понял, Дельта-Браво! Зачётно сказал, командир!
Теперь кувиарцы оказались в ловушке. Многие из них просто врезались в астероиды. Другие оказались застигнуты врасплох людьми. Ведомый Мартина легко заманивал истребители и лёгкие корветы противника на себя. Сам лейтенант Пико превратился в некий симбиоз со своим истребителем, выжимая из сопел своего «Эс-файтера» максимум возможной в данном режиме боя тяги, он переносил чудовищные перегрузки, проходя по тангенте между космическими булыжниками, и не переставал удерживать в крестике красного визира прямо на сетчатке своих глаз порой сразу по три машины противника. Сделав очередной крутой вираж, который должен был отдавать чудовищной болью во всём скелете, он постарался сосредоточиться только на противнике и на астероидах, забыв про всё остальное. И о чудо! Боли словно не было. Словно она осталась в каком-то другом теле. Прочь все эмоции и мысли! Есть только он и противник. Теперь он зашёл в хвост сразу трём вражеским корветам. Без сожаления на выдохе он вдавил пальцы в гашетку наведения фотонной пушки, и срезал разрядом хвостовые двигатели первого корвета, посылая его навстречу с очередным космическим камушком. Теперь короткая задержка дыхания, и вдогонку остальным по две ракеты класса «сайдвинер». Его ракеты раз за разом находили свою цель. Он обрушивался на голову «скорпионам» противника, словно разящий меч из таких положений, откуда они вообще ничего не ожидали. Он не стеснялся мчаться им прямо навстречу, имитируя таран. Те начали сходиться вместе, чтобы дать прицельный совместный залп. Но они не успели. Мартин дал струю форсажа, увеличив до предела скорость сближения. В последнюю минуту он буквально выкрутил истребитель так, чтобы пройти точно между ними, обдав двух кувиарцев выхлопом из своих маршевых двигателей. Они и их приборы телеметрии были ослеплены буквально на секунду. Но и её было достаточно, чтоб они благополучно «поцеловались» с космическим мусором. Это уже была игра на стойкость нервов, в которой инопланетяне пока проигрывали. И уйти нерадивым кувиарцам от него становилось всё сложнее. Может, и вправду его тренировки сознания и дыхания пошли-таки ему впрок? И это и, правда, не бред сивой кобылы? Компьютер искусственного интеллекта корабля постоянно отслеживал медицинские характеристики пилота. Ритм сердца и кровяное давление были в норме. Потоотделение нормальное. Но об этом думать сейчас было некогда.
Однако и земляне несли огромные потери. Риск полётов в астероидах был очень велик. И скоро он перестал бы уже оправдывать себя.

Видя, что его эскорт гибнет, капитан Наин в бешенстве молотил кулаками по спинке своего кресла.
- Полный вперёд! – Закричал он, с трудом отдавая себе отчёт в том, что сейчас происходило. – Стереть их в порошок орудиями главного калибра!
- Но сэр! – возразил один из главных инкомов. – Это явная ловушка. В астероиды нам нельзя!
- Заткнись очкоглазый урод, и делай, что я говорю! Я тут капитан!
Линкор двинул в поле астероидов, размалывая их в космическую пыль своими мощными плазмо-пушками. Теперь уже истребители получили приказ – атаковать тяжёлые корабли противника фотонными торпедами с мощными боеголовками-пенетраторами «Тянь Лон» (Небесный дракон), коих у каждого имелось ровно по две. Одну из них каждый должен был использовать при атаке на транспорты у Палафиноса. Мартин понятия не имел, сколько его товарищей осталось в живых. В эфире, честно говоря, творился хаос. К тому же он решил полностью отрешиться от всего внешнего и ненужного. Но по тому, что в сторону тяжёлых кораблей противника устремилось совсем не так много торпед, как этого можно было ожидать. Итог стал ему очевиден. И он был печален вообще-то.
Однако и того, что долетело до кувиарских крейсеров, было достаточно, чтобы серьёзно повредить флагманский корабль и полностью уничтожить крейсер, ведший бой с федеральным крейсером Викрамадитья.

Крейсер кувиарцев уже получил чудовищные повреждения. Его плазмощиты были уже выведены из строя. И удар фотонных торпед добил его, когда гигант взорвался в ослепительной вспышке. Но и Викрамадитья был уже обречён.
Адмирал Накамура с горечью наблюдал за гибелью корабля храброго капитана Раджива Ананда. Но и флагману, и всем остальным кораблям флота сейчас приходилось ой как нелегко.
Крейсеры Ямато и Варяг ударили в тыл эскадре противника, выйдя из тени одного из спутников Посейдона. Но и этот манёвр не совсем удался. Ямато получил серьёзнейшие повреждения. Было даже с большого расстояния видно, как из многочисленных отверстий в корабле вырывались струи пара и газа, которые практически тут же кристаллизовались в льдинки. Фактически крейсер теперь не мог биться. Варяг теперь вёл бой сразу с двумя крейсерами противника.
Впрочем, удар фотонных торпед не нанёс флагману фатального ущерба. Истребители землян вновь стали наседать на так неосторожно влезшего в астероиды гиганта. Впрочем, их атака дала небольшую передышку крейсеру Джордж Вашингтон, который мог теперь переключиться на более слабого противника.

Излишняя концентрация внимания сразу на многих объектах стала выходить Мартину боком. Голова начала пухнуть. Мозг начал уставать. Он явно не мог так просто приспособиться к такому режиму. Он был не суперкомпьютером Калифорнийского Университета, а всего лишь человеком. Искусственный интеллект истребителя мало мог в чём-то ему помочь, поскольку при ментальной сцепке становился зависимым от общего состояния человека, хотя всё ещё мог обрабатывать сотни тысяч параметров в секунду. И некоторые параметры уже начали меняться. Сердцебиение становилось всё более учащённым. Пот пошёл активнее. Другое дело, что мозг человека уже становился всё более невосприимчив к сигналам корабля. Его ведомому было сейчас легче, поскольку ему надо было только следовать за командиром. И случись что-то с ним, всегда оставалось время среагировать.
Теперь его истребитель нёсся прямо на вражеский корабль, как Дон Кихот на мельницы, который возвышался теперь перед ним величественной громадой. Он осознал, что большая часть пилотов, с которыми он учился, скорее всего, уже мертвы. Внутри начала подниматься волна неконтролируемой ярости. А это вообще-то было очень хреново. Ему ещё удавалось перехватывать мчащиеся к нему торпеды и поражать истребители противника.
Он и его ведомый приблизились к самой обшивке крейсера. Тут было проще увёртываться от нацеленных на него торпед, прикрываясь корпусом гигантского корабля. И, кроме того, он мог пройти прямо под щиты и наносить удары уже по самой обшивке.
Но Мартин уже не думал контролировать свои эмоции. Неминуемое, по его мнению, поражение Федерального флота породило новую волну гнева. Бессмысленно было её сдерживать. Он буквально заорал в шлемофон: - Они убили Кенни! Хрен вам! Сдохните все!
Снова вдавил пальцы в гашетку наведения фотонных пушек. Но их аккумуляторы уже успели подсесть в такой круговерти. И их стрельба уже не приносила ни явного эффекта, ни даже морального удовлетворения.
Он развернул истребитель резко вниз и пошёл вдоль брони крейсера, надеясь поразить его ангарные аппарели. Но что-то отказалось теперь работать в его голове.
Внезапно он выскочил прямо на батарею бортовых фотонных пушек. Рванул всем телом резко вправо и чуть вниз – это был ментальный сигнал системе управления кораблём, задавая быстрое вращение корпусу истребителя, и почти ушёл от их выстрелов. Но почти не считается. Разряд одной пушки снёс правую пару рулевых двигателей ориентации в пространстве, отчего истребитель начал неконтролируемо вращаться в убийственном штопоре. Лейтенант Пико закричал в эфир: - Дельта-Браво подбит! Дельта-Браво подбит! Теряю управление!
Но затем он увидел, что его несёт прямо на обшивку флагмана. Он успел только рвануть на себя рычаг отстрела кабины пилота. Последнее же что увидел его ведомый, следовавший за ним, это то, как подбитый истребитель влетел в корпус вражеского крейсера. Итак, что же принёс ему инопланетный гость?
- Дельта-Браво сбит! - доложил в эфир его ведомый. – Продолжаю бой!

А бой всё ещё действительно продолжался. Пётр Березин, командир крейсера Варяг, с затравленным видом смотрел на показания приборов и отчёты искусственного интеллекта корабля. Накопители энергии пушек не успевали перезарядиться при таком режиме боя. А реактор оказался перегружен и едва ли мог доставлять достаточно энергии для поддержки работы плазмощитов. А без них Варяг очень быстро превратится в швейцарский сыр. Тем более что сейчас он вёл бой сразу с двумя крейсерами противника. Даже на мостике было заметно сильное задымление, которое не успевала откачивать вентиляция. А некоторые офицеры контроля пространства и систем вооружения уже не могли исполнять свои обязанности. Несколько минут назад капитан вызвал к себе командира абордажной команды. И вот теперь майор Давлетов уже в боевом скафандре «Беркут» стоял перед ним на мостике и ожидал его указаний.
- Мы все долго не протянем! Если не эвакуируемся, то нам всем тут конец. Ты понимаешь? - нервно вещал капитан.
- Помилуй, Пётр Фомич! Куда ж эвакуироваться-то! Вокруг ад кромешный!
Капитан указал рукой вправо, на ближайший крейсер противника.
- Вон туда! Взять его на абордаж!
У майора от ужаса округлились глаза.
Он хотел было возразить: - Но …»
Капитан ему не дал: - Я буду вас прикрывать, пока смогу. А теперь кончай трепаться! Это приказ! – Прокричал капитан. И набрал через свой личный код доступа сигнал тревоги и полной эвакуации экипажа. Затем он добавил вслед уходящему Давлетову. – Семён, помни, у тебя только один шанс. Второй волны десанта не будет. Теперь с богом!
Когда отстрелились абордажные боты и спасательные капсулы начали массово выпрыгивать из ангаров корабля, капитан Березин подбежал к пульту контроля главного штурмана.
- Так, - начал он лихорадочно осматривать состояние комплекса вооружения, - главный калибр почти сдох. Щиты – на хрен! Хоть на пушки энергии чуть больше пойдёт. Спарки? Полетели к чертям! Торпеды? Пусто!
Перераспределив энергию на орудия главного калибра правого борта, он дал компьютеру искусственного интеллекта корабля команду дать последний залп по батареям противника, давая хоть какой-то шанс абордажникам Давлетова прицепиться на броню. Остальное ребята знают. Им бы сейчас побыстрее добраться до мостика управления зеленозадых. Теперь он отключил и все орудия, настраивая курс маршевых двигателей на громадный корабль противника слева по борту. И наконец, на последних источниках энергии он дал команду компьютеру «Полный вперёд!»
- Ну что, уроды? Таран – оружие дилетантов?! Да?! - прокричал капитан Варяга с мостика, глядя на стремительно приближающийся кувиарский корабль.

Капитан Наин уже не мог ни смотреть на показания приборов, ни слушать писклявые отчёты инкомов. В голове стояла полнейшая каша. С одной стороны от флота людей остался только один корабль, который вот вот должны были захватить его абордажные команды. С другой стороны, его флагман повреждён. Ещё два крейсера тоже получили столь серьёзные повреждения, что на восстановление уйдут несколько месяцев, а то и год с половиной. И, казалось бы, победа уже была в руках. Как вдруг один из инкомов доложил: - Сэр, в систему входят три крейсера людей с эскортом из 15 малых вымпелов.
Вот эта новость была для него как гром среди ясного неба. А он-то думал, что сражается со всем флотом землян! Поняв, что оставшиеся у планеты прикрытие никак не сможет сдержать их, он дал команду на общий отход всех наличных сил на промежуточные базы. Впрочем, он зря так торопился. Его охранение у Палафиноса было уже застигнуто врасплох. Теперь жаркий бой разгорелся уже там.
- Сэр! – Внезапно выдал всё такой же безразличный голос инкома. – Корабль противника по правому борту резко развернулся в нашу сторону. Столкновение неминуемо через 25 секунд.
Капитан немедленно повернулся к рабу и заорал, что было силы, да ещё и беспорядочно размахивая руками: - Идиот! Немедленно уничтожить! Уничтожить! Манёвр уклонения!
А ведь неприятельский флагман всё ещё продолжал огонь по беззащитному Варягу. Одним из залпов был полностью снесён мостик. Но даже разваливающийся крейсер с массой покоя в 30 тысяч метрических тонн всё ещё представлял собой довольно мощный «снаряд». На борту теперь тоже осознали, что происходит, и пытался уйти от удара, но уже не успел. Капитан Наин сам не мог поверить в происходящее и лишь в ступоре наблюдал приближение «снаряда». И когда он, наконец, врубился в обшивку неприятеля, обоих накрыла ослепительная вспышка.
Когда оставшиеся два крейсера экспедиционного корпуса Альянса ухнули в гиперпространственный коридор, даже бой у Палафиноса был фактически кончен. Охранение было прорвано одним ударом.

Адмирал Накамура в забрызганном зелёной кровью боевом скафандре стоял на своём мостике вместе с семью офицерами экипажа. Они стояли спиной к спине. Теперь адмирал снова поднял свой меч в ожидании новой атаки. Да, именно меч, только с так называемой энерго-плазменной режущей кромкой, позволявшей с лёгкостью перерубать толстые стальные колонны. И меч его тоже был весь зелёный. Только что они отбили ещё одну атаку странных ящероподобных созданий с четырьмя руками, способными к тому же действовать в безвоздушном пространстве. Поскольку сам крейсер Джордж Вашингтон был сейчас полностью разгерметизирован. Сначала на крейсер высадилась волна кувиарских солдат в боевых скафандрах. Они проникли на борт корабля. Но оказались хреновыми вояками, и были с лёгкостью отбиты. Тогда они стравили на защитников крейсера этих бешеных тварей, очень живучих и с дубовой кожей. Обычный человек после первого выстрела плазмобоя тут же превращался в шашлык с хрустящей корочкой. Солдат в броневом экзокомплекте мог выдержать три прямых удара, после чего так же превращался в шашлык. Боевой космический скафандр мог выдержать до десяти прямых попаданий. А эти твари продолжали переть в упор даже с полностью выжженными конечностями и продолжали рвать и метать зубами и когтями, пока от них не оставалось месиво. Тогда было принято решение рубиться абордажными мечами, поскольку тут было больше шансов поразить этих существ в жизненно важные органы, расположенные под их толстой кожей. Нужны были проникающие и режущие удары. Позже люди узнают, что эти существа специально выращиваются многими расами Галактики в качестве пушечного мяса. Но они ждали напряжённо, а новой атаки не последовало. Восемь офицеров экипажа осознали, наконец, что теперь они остались совсем одни на крейсере, заваленном трупами.
*****************************************************
 
DailenДата: Воскресенье, 30/09/2012, 21:07 | Сообщение # 49
Dailen
[Наставник]
Группа: Пользователи
Сообщений: 1798
Статус: Отсутствует
Quote (Sherbik)
Так, что на мой взгляд, это разумно.

и всеже я несогласен, но оставим все на совести автора smile

Бои получились интересные, хотя начало главы получилось, по моему, несколько вялое.
Но для полной картины нужно все же дождаться ее окончания )

Quote (Sherbik)
составе 26 вымпелов

Что такое вымпелы?

Quote (Sherbik)
Его сослуживцы спали.

Какие спокойные люди - их на смерть отправляют, а они спят безмятежно...

Quote (Sherbik)
Федеральные крейсеры

Это как? Оо

Quote (Sherbik)
Варяг теперь вёл бой сразу с двумя крейсерами противника.

Врагу не сдается наш гордый Варяг... biggrin
Quote (Sherbik)
ракеты класса «сайдвинер»

Их еще не сняли с вооружения? biggrin


Есть теория, что Вселенная и время бесконечны, значит, случиться может всё что угодно, то есть любое событие неизбежно, иначе оно бы не случилось!

Kill mutant. Burn heretic. Purge the unclean.
 
SherbikДата: Суббота, 06/10/2012, 19:45 | Сообщение # 50
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Quote (Dailen)
несколько вялое.


Вялое потому, что мне нужна была сцена прощания.

Quote (Dailen)
Что такое вымпелы?

Самостоятельная боевая единица Флота - вымпел. Точно так же как иногда солдат называют штыками. То есть двадцать тысяч "штыков". Двадцать тысяч солдат. Истребитель самостоятельной единицей Флота не считается, поскольку зависит от своего носителя. А транспортник не может вести бой.

Quote (Dailen)
Какие спокойные люди - их на смерть отправляют, а они спят безмятежно...

Согласен, есть тут некоторое преувеличение. Наверное, теряю хватку. И до конца данный момент не продумал.

Quote (Dailen)
Врагу не сдается наш гордый Варяг...

Ну а тут я не устоял и поддался некоторым стереотипам.

Добавлено (06/10/2012, 19:45)
---------------------------------------------
Когда известия о результатах Толиманской операции дошли до Земли буквально на следующий день, и это вызвало всеобщий шок. Таких результатов не ожидал никто. Толпы протестующих и негодующих людей высыпали на улицы по всему миру, требуя расправы, либо отставок всех виновных. Теперь с транспарантами, изображавшими президента и генералов с окровавленными руками, ходили не только обкуренные хипаны и антиглобалисты. Но и вполне респектабельные жители деловых и жилых районов крупнейших городов. То, что в сущности особой альтернативы сражению не было, так об этом никто из обывателей почему-то не задумывался. Не упоминали об этом и уличные зазывалы из всевозможных правозащитных организаций. С пеной у рта призывали они развесить виновников катастрофы на фонарных столбах, при этом, не упоминая про возможные свои варианты решения проблемы. Ситуация требовала своего разрешения.
На следующий день после оглашения итогов сражения в полдень президент Федерации Дороти Шейли обратилась к народам Земли с заявлением о том, что она берёт на себя полную ответственность за произошедшее, и что она уходит в отставку вместе со всем правительством. А в связи с тем, что единственным работающим членом Органа Федерального Подчинения после отставки остаётся Директор Федерального Совета по Космическим исследованиям, то он и будет исполнять обязанности Президента до новых выборов.

В тот же день, но ещё утром в посольстве Планеты Четырёх Стихий включился экран виома интерактивной связи, которым научил-таки пользоваться директор Космосовета. На связи был похотливо улыбающийся толстенький Суперинтендант Звёздного Флота Виктор Матюшин. С приклеенной ко рту улыбкой и сальными крысиными глазёнками, вне зависимости от содержания сказанного, он говорил сладким и убаюкивающим голосом: - Ваше Высочество! Вы хотели знать результаты сражения?
Принцесса кивнула головой, стараясь придать лицу как можно более нейтральное и будничное выражение.
- Полная победа. Флот противника почти полностью уничтожен. Но наши потери составили свыше 80 тысяч человек убитыми и пропавшими без вести.
- А у вас есть поимённые данные о потерях? Лейтенант Мартин Пико у вас где-нибудь значится?
- Конечно, госпожа! – Ответил суперинтендант всё с той же дебильной улыбкой. – Сейчас пробью по базе. Да, по моим данным, лейтенант Первой эскадрильи Первого Истребительного полка Мартин Пико значится пропавшим без вести, что в условиях космоса означает неминуемую смерть. Просто в соответствии с нашими стандартами, если мы не обнаружим никаких останков в течение месяца, он это время будет зарегистрирован, как пропавший без вести. По моим данным, его полк принимал участие в деле на самом опасном участке фронта.
Ни единой скулы не дрогнуло на её лице, однако, собеседник на том конце не мог, конечно, видеть, как девушка буквально вдавила свои отточенные когти в подлокотники кресла, и она спросила всё таким же холодным тоном: - А кто приказал отправить необстрелянных пилотов на самый опасный участок фронта?
- Боюсь, это конфиденциальная информация. – Затем он помедлил и, видимо рассудив, что сей факт послу почему-то небезразличен, добавил, зыркая своими похотливыми глазёнками. – Впрочем, я думаю, если бы вы прибыли ко мне в кабинет, мы бы могли при приватной встрече найти взаимоприемлемое решение этого вопроса.
Намерения этого ублюдка прекрасно читались на его лице, но принцесса почему-то кивнула головой и медленно ответила: - Я скоро буду у вас.
Но это было не совсем скоро. Больше чем на час, она велела никому из прислуги в комнату не заходить.
Азула не просто так обратилась к этому человеку. Она так же знала и о его отвратительных наклонностях. А всё дело в том, что буквально за три дня до того, в двери особняка постучались. Пришла женщина средних лет. Какой-то важный научный сотрудник. И кажется, Азула уже видела где-то эту женщину. Эта дама попросила принцессу выйти на улицу, чтобы сообщить нечто важное. Она не могла этого сделать иначе, поскольку была уверена, что весь особняк прослушивают. Дама представилась Самантой. Она сказала, что давно и тесно работает с нынешним Директором Космического Совета. По её словам, директор подгребает к рукам всё больше власти и стал всё менее похож, на человека, которого она когда-то знала. Флот уже ушёл на бой за колонии землян. Но Саманта сказал, что это будет бойня, сознательная жертва, ибо армия их не готова к такой войне. Единственной стратегией будет самоубийственная атака. Эту идею проталкивал директор, но она не могла этого доказать. Но был один шанс. Азула спросила, что за шанс. А женщина ответила, что принцессе это не понравится, но это единственный способ уличить директора Кастера во лжи. Саманта объяснила, что она сама бы могла попытаться узнать правду, но возраст уже не тот. Да и смелости нет, идти на такой риск. Удивительно, старшая обращалась к младшей на «вы», а младшая к ней на «ты».

Действительно вскоре к зданию Департамента Обеспечения Звёздного Флота подкатил дипломатический лимузин. Работёнка у суперинтенданта была непыльная. Снабжение Флота всем необходимым – это то ещё дело. Правда, тут надо сделать поправку, всем, кроме вооружения. Тут была епархия исключительно Космосовета. Но зато через Матюшина проходило продовольствие, и медпрепараты, и амуниция, и постельное бельё, да, в общем, всё, вплоть до зубных щёток. Здесь закупил чуток подешевле, там продал подороже, тут что-то недоехало, там – естественная убыль по накладной. Объёмы-то огромные. За всем тут и не уследишь. А то ещё какой-нибудь производитель решит лично и весьма щедро отблагодарить генерала за то, что в качестве поставщика Флота именно его компания выиграла тендер или конкурс. Короче, суперинтендант на жизнь не жаловался и ни в чём себе не отказывал. У него же хранилась и база данных по кадровому составу Флота. Так же у него имелся и архив приказов по данной тематике.
На первом этаже офисного здания с колоннадой за столом сидел дежурный сержант в зелёной армейской форме и в чёрном берете. Как только он увидел в дверях странную девушку в необычной одежде, с необычной причёской, и странными глазами, он вскочил с места, приставил руку к берету и громко доложил: - Господин генерал-майор ожидает вас в своём кабинете номер 8. На втором этаже.
А девушка на него даже не посмотрела, с каменным лицом прошла мимо, словно он просто предмет мебели, умеющий иногда шевелиться и издавать какие-то звуки. И спокойно пошла вверх по широкой мраморной лестнице.
Дежурный сел на своё место и усмехнулся про себя. Шеф запал на экзотичненьких девочек? Ну что ж, значит, его лично пока беспокоить не будут. Другого персонала в здании почти нет. Ситуация сложная. Всех специалистов по учёту и движению товарно-материальных ценностей разослали по базам Флота и военным частям. А так теперь он может спокойно сидеть, в ус не дуть, заложить ноги на стол, скачать из Сети пару фильмов, а затем свалить отсюда в 6 часов, сдав пост сменщику. Шеф любил оттягиваться подолгу.
Каково же было удивление дежурного, когда менее чем через 10 минут девушка спустилась вниз и с тем же выражением лица вышла вон. Это было хреново, поскольку раз у шефа ничего не сложилось, то сейчас он начнёт отыгрываться на нём. Не видать ему сегодня спокойного вечера с друганами! Дежурный внутренне напрягся. Отметил, конечно, в базе время посещения, как положено, продублировал на бумажном носителе. Бюрократия, блин! И стал с трепетом ждать разноса.
Но время шло. А в здании было могильно тихо. Дежурный уж и не знал, что делать. Пойти, проведать? И получить зуботычину. Или оставаться на посту? И тоже получить зуботычину.
Через полчаса нервы у сержанта окончательно сдали, и он всё же решил пойти наверх, проведать шефа. Когда он открыл дверь из дорогого красного дерева, перед ним предстало чудное зрелище. Суперинтендант Звёздного Флота Федерации генерал-майор Матюшин (вообще-то не последний человек на Земле) лежал посередине кабинета на своём широком персидском ковре с кляпом во рту. Руки были заведены назад, связаны за спиной и ещё связаны с ногами, также заведёнными к спине верёвками от штор. Эдакое живое «колесо». И это колесо, пыхтя, и с лицом цвета спелого помидора пыталось, дрыгаясь, ползти к двери. По всей видимости, путь он свой начал ещё от широкого пухового дивана у дальней стенки. А сейчас он напоминал толстую гусеницу, медленно ползущую по черенку.
Это зрелище сержанта настолько позабавило, что он напрочь забыл о субординации и, стоя ещё в дверях, иронично заметил: - Да, интендант. Ты сегодня просто супер!
Затем он подошёл к связанному и вырвал кляп.
- Деби –и-и-л! – Заревел Матюшин. – Развяжи меня! Живо! Не то сам станешь у меня Супер-Нинтендо. Секретные документы похищены!
************************************************************

Директор Дуглас Кастер находился в своём личном кабинете в вашингтонском филиале Космического Совета. Рожа у него была унылая и подавленная. В руке он держал флягу с виски, к которой прикладывался каждую минуту. Несколько минут тому назад он проводил посла Кувиара Хурра Пеннина. Посол, как невинный барашек, сердечно заверял его, что понятия не имеет, какие корабли могли напасть на владения землян в Дальнем Космосе. Но их принадлежность к своей планете он с жаром и категорически отрицал, несмотря на неопровержимые доказательства. И так же пел соловьём, когда выражал свои «соболезнования» в связи со столь ужасными потерями. Министр иностранных дел, прибывший вслед за послом, конечно, вручил ему ноту протеста, как полагается. Но посол эту ноту взял так, словно собирался ею подтереться.
Затем он видел обращение президента. А теперь на экране его виома на него смотрело такое же озабоченное лицо уже бывшего президента Дороти Шейли.
- Ты ведь знал, что так будет. – С укором, но совершенно спокойно заявила Шейли.
Она всё ещё находилась в Белом Доме и говорила сейчас из Овального Кабинета. А спокойствие её было связано, скорее с подавленностью и обречённостью, а не безразличием. Она все невзгоды всегда преодолевала стоически.
- А что бы ты могла предложить Дороти? Сдаться?!
- О нет! Причём тут сдаться или не сдаться? Ведь речь сейчас о тебе.
- Поясни! – Нахмурился Кастер. – И ещё! Я хочу, чтобы это заявление об отставке было немедленно дезавуировано. Это недопустимо со стороны главы государства в такой момент!
- Вот именно! Для главы государства. А я ведь никогда не была главой государства. Я помню, когда я пришла сюда впервые, благодаря тебе. Не буду этого отрицать. Но тогда у меня было много идей о том, что я могу сделать для мира. Теперь я понимаю, почему. – Она подняла руку, увидев, что доктор хочет её перебить. – Не перебивай! Слушай! Ведь я все эти шесть лет только тебя и слушала. А вот теперь, когда я посидела на этом кресле, за этим столом, я поняла. Сколько негатива заложено за века в этом месте. Сколько страданий и подлости. Самую главную подлость доставил мне ты. Я ведь знаю, чего ты хочешь. Только сидеть здесь не хочешь. Чтобы комья грязи и мерзости летели в меня, а не в тебя. А ты ведь весь такой чистенький, Дуглас! Ты получишь то, чего ты так хочешь. Но не так, как ты хочешь.
Связь отключилась. Кастер схватил со своего стола стакан с виски и с силой швырнул его об монитор.
- Ду-у-ура! – С яростью прокричал он.
Стакан разбился вдребезги, но сам монитор только потрескался. Осколки стекла разлетелись по ковру. А деловитые миниатюрные роботы-уборщики тут же принялись их подметать.
Внезапно компьютер оповестил его: - Господин Директор, на связи адмирал Панчавитра.
- Соедини! – Уныло ответил директор.
Лысая голова адмирала с очками сначала с удивлением оглядела сеть трещин, которая так же высветилась и на его мониторе, искажая изображение собеседника, но затем он собрался и заговорил: - Господин Исполняющий обязанности! Как вы? Я слышал о том, что случилось. Мне всё это не нравится.
- Это катастрофа. – Обречённо сказал Дуглас. – Такие потери! Бедные мальчики! Теперь нам всю Академию заново подбирать придётся.
- Сэр. Потеряно два тяжёлых крейсера. Крейсер Ямато получил столь сильные повреждения, что теперь не подлежит восстановлению. Его решили оставить в системе и использовать как запас запчастей. Оба истребительных полка уничтожены почти полностью. Фрегаты сопровождения уничтожены почти полностью. Десант на спутниках также понёс серьёзные потери. Зато мы взяли один их крейсер на абордаж.
- И что? - поморщившись, спросил директор.
- Да нет, сэр. Это так.
- Я это знаю.
- Сэр, адмирал Накамура покончил с собой. Вспорол себе живот каким-то ножом.
Дуглас поглядел на виом, и некоторое время тупо молчал. А затем спросил: - Сделал сэппуку, да? Жаль, без него ещё хуже будет. Но он поступил по совести. Мне не в чем его упрекнуть. Но теперь после отставки президента начнётся очередной политический цирк. Нам сейчас это вообще в лом. Так что, не знаю пока. Надо думать. В любом случае. Рам, ты сейчас автоматически становишься командиром Флота до избрания нового президента. Ты уж присмотри там. Дороти сделала это, чтоб наши задницы прикрыть. Потому что больше организовать оборону планеты некому.
- Я буду держать это в прицеле, Даг. А ты пока крепись! Соберись с мыслями. - Сказал адмирал и отключил связь.
Компьютер тут же доложил: - Сэр! Вам входящий звонок из Департамента Обеспечения.
- Не соединять! – резко отозвался усталый Кастер. Хотя, подкоркой он прекрасно знал, что скорее всего, звонит ещё один из его доверенных лиц. Возможно, что-то снова случилось? Но сейчас сил на это уже не было.
Директор снова понурил глаза в стол. После пары минут нелёгких размышлений, он набрал свою секретаршу, чье изображение в виде голограммы тут же возникло перед его лицом: - Стефани, меня повысили в должности! – Сказал он с пьяным смешком. – Да и ещё! Мне понадобится новый монитор.
- Я поздравляю вас, Сэр. Но к вам посол Планеты Четырёх Стихий.

 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Литературное сообщество » Первая Галактическая (Фактически - прямое продолжение "Планеты Четырёх Стихий")
Страница 2 из 3«123»
Поиск: