FacebookвКонтактеTwitterGoogle+
Вверх
Авто-DJ      
500
logo
Приветствую, гость :)
МафияБлогФаршRSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Nato, corneliaheil, Shadowdancer 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Литературное сообщество » Адмирал (Идея оригинального романа в области фантастики.)
Адмирал
SherbikДата: Суббота, 17/08/2013, 23:39 | Сообщение # 1
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Есть у меня идейка написать действительно оригинальный роман на тему фантастики.
Действие происходит примерно в 2322 году в отдалённой области Галактики. Некогда мощная республика, где господствуют люди вполне земного типа, но так же есть и другие расы, была развалена на владения огромных финансово-промышленных кланов, которые давно ведут вяло текущую гражданскую войну друг с другом. Это положение многим не нравится. Постепенно растёт недовольство, которое перерастает в восстание.
Главный герой - адмирал Уго Беренц, возглавивший всех недовольных этим режимом. Он не помнит своего прошлого и считает себя именно тем,кем его называют. В середине произведения его память восстанавливается, и он вспоминает, что он землянин Мартин Пико, которого заморозили 94 года назад. Но он не может полностью вспомнить всего. А тем временем гражданская война вступает в свою кульминацию, а самого адмирала и его повстанцев некто пытается использовать втёмную.


В общем, решил выложить несколько отрывочков.

Воспоминания того безумного дня, всё, что оставалось у него. Теперь они особенно часто приходили к нему во сне. Да и наяву он тоже часто обращался к ним. Мало кто мог похвастаться тем, что помнил свою жизнь с самой первой минуты. А вот он мог. Только ведь это была не совсем жизнь с первой минуты. А ещё его одолевали сомнения насчёт того, а была ли это вообще его жизнь. Идиотский вопрос, казалось бы. А чья ж еще? Но сомнения были. Они не могли просто так уйти. Потому что слишком много вопросов оставалось без ответа.
Сейчас его корабль уже в который раз преодолевал тысячи парсеков пустого пространства чуть ли не к другому концу Галактики. К Альбирео. За порцией очередных ответов. И наставлений. Во время столь долгого перелёта аж на целый месяц можно было предаться раздумьям и воспоминаниям. В конце концов, именно хозяин лаборатории на Альбирео втянул его во всю эту историю. Вольно или невольно. Только этой лаборатории у него, кажется, тогда ещё не было. Или была? Об этом, кстати, можно будет скоро расспросить. А ведь именно сегодня с того дня минуло ровно пятнадцать лет. Круглая дата.

А началось всё грохотом, воем аварийной сирены, криками людей и сильной головной болью. А так же и не очень приятным запахом горелого пластика. Задымлённый коридор какого-то судна. В конце коридора мелькали в дыму силуэты людей. Громыхнул какой-то взрыв. Но, похоже, не очень сильный. Он обернулся и обнаружил себя лежащим на полу и уткнувшимся затылком в стену с красной бархатной отделкой. Но отделка не придавала стене большой мягкости. Видимо об неё-то он только что и треснулся головой.
Внезапно он посмотрел перед собой и увидел над своим носом обеспокоенное человеческое лицо. Мужчина средних лет, с лёгкой щетиной на немного вытянутой физиономии. Хотя, продрав глаза, он тут же осознал, что лицо-то было вовсе не человеческим. Это было лишь изображение лица на плоском экране грушевидной формы. А сам экран находился на голове человекоподобного робота-андроида. Руки робота в виде металлических шлангов с тремя металлическими пальцами трясли его за ворот красной ливреи. А доносившийся из динамиков под экраном очень натуралистичный голос кричал: - Встань! Очнись! Нужно убираться отсюда! Судно захвачено! Они скоро будут здесь! С тобой вообще всё в порядке?!
От неожиданности он аж вздрогнул, резко прижавшись к стене коридора.
- Вы ещё кто такой?! Или что такое?
- Профессор Контадор. А ты разве не в курсе? Я же есть в списках особо важных пассажиров. И я не должен попасть к ним в руки.
- К кому в руки? Каких ещё пассажиров? Я ничего не понимаю. И где вообще я?
Лицо на дисплее нахмурилось и приняло крайне озадаченный и подозрительный вид.
- Лайнер класса «люкс» «Звезда Систерции» курсом на Тимарон. Два пиратских корабля только что пристыковались к судну. Их абордажники уже здесь. Капитан не стал подвергать жизни пассажиров опасности. Или ты так крепко головой стукнулся, что ничего не помнишь. Об этом громкая связь только и твердит.
И только тут он, наконец, осознал всю тяжесть своего положения. Он не помнил. Точнее было бы сказать, даже не знал, не имел ни малейшего понятия, где он, и кто он. И что с ним происходило.
- Я? – Он нервно сглотнул. – Я не знаю. Я н-не помню. Не знаю даже, кто я!
Лицо на экране робота вначале сильнее нахмурилось, внимательно вглядываясь в растерянное лицо человека.
А спустя секунду он ответил недовольным и подозрительным тоном: - Ну, судя по твоей нашивке на ливрее. – Робот ткнул своим металлическим пальцем чуть ниже его левого плеча. – Ты Уго Беренц, смотритель Второго поста Первой Реакторной палубы. Приехали! У тебя амнезия, приятель. А я-то думал, что ты поможешь мне затеряться в реакторном отсеке. Там я бы смог синхронизировать работу моих систем с системами ректора, и меня не смогли бы вычислить. Обрадовался даже, что встретил работника реакторной палубы в пассажирском отсеке. Ты ведь коды доступа к своему посту тоже забыл, так?
Он согласно и всё ещё испуганно мотнул головой. Объём вылитой на него информации хоть и был не столь большим, но уже ввёл его в ступор и состояние, близкое к панике. И это имя. Уго Беренц. Оно не затронуло ни единой струнки в его душе. От этого становилось как-то боязно.
- А хотя, нет! – Робота словно осенило. – Тебе не обязательно нужен код. У членов экипажа с особым доступом есть возможность пройти по сетчатке глаза. Ну-ка, пойдём! Иначе нас скоро поймают.
Он тут же подал свою трёхпалую руку-манипулятор пострадавшему и помог встать. Хотя сам пострадавший всё ещё был не в теме. Но иного он и сам пока придумать не мог. И последовал за странным роботом.
Они спустились по украшенным красным бархатом коридорам и лестницам на несколько уровней вниз. Робот торопил. Да, возможно, ему и, правда, было чего бояться. Навстречу им попадались какие-то всполошённые мужчины в богатых нарядах и дамы в вечерних платьях. Но они были сами на взводе и никакого внимания на робота и его спутника не обратили. Громкая связь по всему судну твердила всем оставаться на своих местах. Но эти пассажиры упорно игнорировали их указания.
На пятом уровне среди рядов кают робот-профессор наконец нашёл нужную дверь на технические палубы. Здесь им путь впервые преградил какой-то тип в такой же красной ливрее.
- Стойте! – Потребовал он. – Профессор, вам нельзя туда! И кто это с вами?
Профессор изобразил искреннее недоумение на своём экранном «лице». Он подошёл ближе и заявил: - Неужели ты собственного коллегу не узнаешь?
И мужчина в ливрее мягко осел на шланговые руки профессора, провалившись в беспамятство.
- Что с ним случилось? – встревожено спросил человек, которого назвали Уго Беренцем.
- Ничего, скоро оклемается. Я только дал ему небольшой электрошок. Нам ведь нужно экстренно спешить.
Металлические пальцы робота взяли руку Беренца в мягкий, но вполне крепкий захват и повлекли за собой.
- Разве можно было с ним так?! Он же член экипажа. – С сомнением спросил человек.
- Определённо, нет. Нападения на персонал недопустимы на борту судна. Но на что ты пойдёшь, когда тебе угрожают пираты? А уж поверь мне, парень, это пострашнее гнева капитана и штрафов от судоходной компании.
********************************************************************

После трудного дня адмирал очень устал. Осмотр строящегося крейсера «Вольный» и других кораблей на базе происходил каждый день. И всё вроде шло по графику. Хотя график был уже изрядно устаревшим. Возможно, стоило поторопиться? Но ребята и техника и так работают на износ. Работы не прекращаются ни на секунду. Ускорять график уже физически невозможно несмотря на недостаток времени.
В конце концов, он отправился спать в свою изолированную и герметизированную каюту. В последнее время он спал всё хуже. Ему часто снились кошмары. Да и нормальные сны имели образ нарезки из калейдоскопически меняющихся разных сюжетов, никак не связанных друг с другом. Адмирал уж и не знал, что делать. Наглотаться химии и свалиться? В конце концов, он так уже вообще никогда не уснёт, или уснёт навечно от передозировки.
Он лёг в свою постель. На этот раз, видимо от усталости, его начало довольно быстро склонять в сон. Внезапно, ещё находясь в полудрёме между сном и реальностью, он почувствовал чьё-то незримое присутствие. В голове раздался странный, как будто знакомый, но очень тихий голос, доносившийся издалека и словно отовсюду, как шёпот звёзд. Однако говорил этот голос довольно настойчиво, и при этом его интонация казалась ласковой.
- Знаешь ли ты, что такое вечность? Знаешь ли ты, куда вас всех ведут? Ты не ведаешь того, что вас всех ведут лишь к бесславной гибели. Лишь я о тебе не забыла. Я ведь так и не сказала, что люблю тебя. Память о тебе я пронесла через всю жизнь и даже через смерть. Впереди тебя не ждёт ничего. Вернись ко мне.
Адмирал вскочил с постели, схватился за голову руками, и закричал, хоть и его и не мог никто услышать за бронепереборками.
- Что за напасть?! Хватит лезть в мою голову!
Всё вроде стихло. Он снова захотел забыться и хоть немного поспать. Но пока он всё ещё находился на пограничье, ему начали приходить странные видения, в которых он видел себя. Но какого-то другого себя, более счастливого и беззаботного.
Вот он мчится вниз по белоснежному горному склону на какой-то доске, к которой прикреплены его ноги. Когда такое могло произойти? Ведь как ему объясняли, он был сыном бедных старателей с пустынной планеты Хенус, где никогда не было снега. По крайней мере, в таких количествах. И там не было густых лесов в горах. Что это за место? И он ли это?
А вот уже в каком-то помещении в шеренге молодые ребята в синей форме, руки опущены по швам. В правой руке у каждого зажата фуражка. Он стоит среди них. Все они очень воодушевлены и чем-то довольны. Перед шеренгой добродушного вида улыбающийся усатый мужичок в зелёной форме объявляет им, что всему Третьему взводу от имени руководства учебного заведения и командования объявляется благодарность. Юноши начинают с радостью подбрасывать свои фуражки вверх. Кто эти люди? Почему он среди них? Что за Третий взвод? И за что ему благодарность?
А теперь он снова в той же форме. Он смотрит на широкое зеркало. А спиной к зеркалу и лицом к нему стоит удивительная девушка в бордовом платье вроде тонко расшитого халата с расширяющимися рукавами. У неё аккуратный округлый овал лица, иссиня-чёрные волосы до самых плеч, и цепкие очень внимательные глаза, почти буквально горящие огнём. Эти глаза удивительного золотисто-янтарного цвета. Она точно не антарийка. Ведь у всех антарийцев поголовно и без исключения голубой цвет глаз. А у этой и глаза, и весь облик очень загадочные.
Затем она разворачивается к зеркалу с расчёской в руках и просит его прижать пальцами две пряди непослушных волос, пока она будет забирать остальные волосы в тугой пучок на затылке. И вроде тон её голоса вполне дружелюбен и игрив, но просит она так требовательно, словно это приказ, не подлежащий обсуждению.
Он подходит к ней, но с какой-то опаской. Вроде красивая девушка с очень необычной внешностью, а он приближается к ней с таким ощущением, что идёт к работающему на полную мощность реакторному энергообводу.
Что это за девушка? Откуда она? Он что, знал её когда-то? Или это всё странные игры его возбуждённого сознания?
А теперь он в каком-то кубрике. Вокруг стоят двухъярусные койки. На одной из них сидит раздетый до пояса молодой человек, брюнет с карими глазами. Он играет на каком-то струнном инструменте, напоминающем отдалённо антарийскую ситару. Вокруг этого парня стоят и сидят на койках ещё десятка два молодых людей в форме. И он среди них.
За окном видны очертания какой-то голубой планеты с материками, океанами, облачным покровом. По всей видимости, они находятся на борту орбитальной станции, каких много в самых разных мирах Антарии. Но вот что это за мир? И как он называется? А может, этот мир вовсе и не относится к Антарии?
А парень с музыкальным инструментом всё сидит на своей кушетке и напевает под бренчанье струн.
Внезапно он увидел какой-то большой город на берегу морского залива. Части города соединяются подвесными мостами. Но город под ударом. Его кто-то бомбит с воздуха. В водах залива вздымаются огромные столбы взрывов бомб. В воздухе барражируют перехватчики, очень похожие на корабли Кланов.
Мысли роились в голове. Он не мог вспомнить, что это за люди. Кто они? Но всё это явно было реально. Он не мог вспомнить своих родителей. Он помнил всё чётко только с того момента, как оказался на пиратском корабле в качестве пленника. Потом он примкнул к ним, поскольку ему больше некуда было податься. Смутные подозрения навевали на него слова этой песни. Солдат не умер. Он всё идёт куда-то вперёд, и вовсе не в строю. Куда? Навстречу своей гибели? Но гибель эта всё последнее время – словно линия горизонта, удаляется по мере приближения к ней.
Он чувствовал, что происходит что-то не то. И что профессор, мягко говоря, недоговаривает. И их готовящаяся война– это только лишь верхушка какого-то айсберга. А его боевые товарищи запросто могут оказаться лишь пешками и разменными монетами.
************************************************************************************

Он вышел наружу по трапу. Комендант орбитальной крепости Аритомо тут же поклонился с улыбкой вполне искреннего человека и объявил на бейсике с заметным шипящим акцентом: - Господин Беренц! Вы не представляете, как мы рады встрече с вами, с прославленным героем Галактики и борцом за свободу. Ваш пример вдохновляет и нас и наших товарищей внизу.
Мартин недоверчиво и опасливо кивнул головой.
- Ура! – воскликнули остальные собравшиеся.
- Эм. Спасибо, комендант Аритомо. Мне приятно, что вы так хорошо наслышаны обо мне. – Ответил Мартин через силу, всё ещё будучи весьма запутанным.
Всё-таки тут ему многое не нравилось. Он не знал, что он может ждать в ближайшую минуту. Уж очень он хорошо привык ждать опасностей с разных сторон, чтобы всерьёз рассчитывать на действительно дружелюбную встречу. Особенно при том, кто привёз его сюда. И да! Кстати, где же до сих пор, блин, профессор прохлаждается? Был ли он вообще на корабле? Или его просто удивительно развели голограммой?
Внезапно сзади раздался звук выдвижной плиты с мощным приводом. На палубу с корабля автоматически опустился еще один трап, по которому из словно ниоткуда возникшей ниши в корпусе звездолета вышел профессор Контадор. И на этот раз он сильно отличался от того, каким его привык видеть Мартин. Неизменной была только его «голова» в виде монитора. А в остальном у него теперь был мощный бронированный корпус пурпурного цвета, суставчатые руки, покрытые броней, вместо трёхпалых шлангов и мощные ноги, увенчанные тремя когтями из хорошо отполированного металла.
Тяжёлой и звонкой поступью мощных ног по металлическому трапу он спустился в ангар и остановился по правую руку от Мартина, оглядывая всех поворотом дисплея из стороны в сторону. Физиономия на его дисплее хоть и была небритой, но странное дело, он был явно в приподнятом настроении. С чего бы это?
- Дорогие соратники! – Именно так обратился профессор к собравшимся. – Я рад, что вы наконец-то встретили прославленного адмирала Уго Беренца. К сожалению, он никогда не слышал о вашем мире и ничего не знает о вас и вашей борьбе. Прошу, расскажите ему всё, о чём он попросит. Он сам и его люди ведут борьбу далеко отсюда, и её результаты так же влияют и на нас. Галактика становится теснее. Мы уже не можем просто сидеть, сложа руки. Таковы реалии, амигос! Что ж, Уго. – Он с совершенно невозмутимым видом обратился к Мартину с этим старым и к тому же искусственными именем. – Я полагаю, ты устал. Знакомство с этим миром стоит отложить на завтра. Тебе покажут твою каюту. А пока, Дзиро. – Он уже развернул свой экран-лицо. – Расскажи мне, что вам удалось достичь за время моего долгого отсутствия.
*******************************************************************************

- Пойдём в мой личный кабинет. Я покажу нечто важное. – Сказал Контадор, а затем обратился к остальным. – Вы не против, если мы вас оставим на время?
Комендант согласно кивнул. А профессор развернулся на 180 градусов и пошёл куда-то. Пико последовал за ним.
На скоростном лифте они спустились на нижний «южный» полюс крепости. Здесь располагался ещё один кабинет с панорамным видом на планету. Что ж, теперь такое количество столь уязвимых «дыр» на боевой крепости не удивляло. Это была «фишка» кибер-профессора. Обстановка в кабинете чем-то напоминала уже виденную лабораторию на Альбирео. Вращающееся мягкое кресло вообще-то совершенно ненужное не знающему усталости корпусу Контадора, стояло посередине кабинета. Старомодный письменный стол из дерева, редкий экспонат. Антикварная мебель, причём с Земли. С родной Земли. Офигеть!
Наконец-то они снова остались наедине. Робот плюхнулся в мягкое кресло, которое только легонько скрипнуло под его массой. Затем он закрутился в нём, веселясь, а потом резко затормозил своими ногами. Видать мощное кресло было.
- Впечатляет. – Заявил «адмирал», однако, в голосе его звучал явный скепсис. – У вас собственная планета и рабы с хорошо промытыми мозгами. Не сомневаюсь, что ресурсы этой планеты богаты, но их не хватит, чтобы противостоять Кланам, или на что вы там задумали.
- Ты правда думаешь, что они рабы, Мартин? – спросил профессор с ехидцей в голосе, снова назвав его истинным именем. – Всё гораздо сложнее. Это и есть та самая планета, о которой я говорил. 94 года назад она была внесена в Реестр Карантинных Зон Галактики. Я думаю, ты догадался, по какой причине.
Мартин кивнул: - Устав Галактического сообщества гласит, что цивилизации, не освоившие самостоятельно космических полётов, не должны контактировать с другими мирами, пока сами не освоят эти технологии и не смогут сами выйти на такой контакт.
- Погоди, дойдём и до этого, мучачос! – Усмехнулся Контадор. – Скажи, как лучше всего гарантировать неприкосновенность карантинной зоны?
Мартин молчал, предоставив профессору самому отвечать.
- В этих условиях было проще объявить всем, что вокруг звезды нет никаких планет и стереть все данные. А пока эти данные не особо накопились, это было проще. Так земляне с лёгкостью забыли о своём самом важном открытии в космосе. Но об этом не забыл я. И Корпорация Фьюжн. Нужна была надёжная база для операций. Причём достаточно укромная и обладающая хорошим ресурсным потенциалом. На первый взгляд, задачка неподъёмная. Но я вспомнил об этой системе 14 лет назад. Лично я тут никогда не бывал, в отличие от экспедиции нашего общего знакомого. Поэтому у меня было крайне смутное представление о том, что мы могли тут найти. Но мы не прогадали. Здесь мы нашли развитую цивилизацию на раннеиндустриальной стадии развития. Зрелая и самобытная культура. Местные жители уже активно пользовались электричеством и двигателем внутреннего сгорания, авиатехникой на поршневых двигателях. И если я правильно всё понял, местные учёные уже вели исследования в области расщепления атомного ядра и информационных технологий. Если сравнивать с нашей планетой, то местная цивилизация уже вышла на уровень примерно 30-х годов нашего Двадцатого века. Здесь были крупные города, по которым ходили трамваи и автомобили. По океанам плавали большие теплоходы.
Но проблема с твоими, как ты сказал «рабами» была не в технологиях, а в народе, что здесь жил. У жителей этой планеты генокод совпадает с нашим. Как и у антарийцев. По времени расхождений различий и накопления мутаций в геноме, мы установили, что и у них, и у нас, и у антарийцев были общие предки, которые жили на Земле 15 тысяч лет назад.
Контадор активировал пространственную голограмму, которая растянулась до потолка его кабинета и представляла собой двойную спираль ДНК. Контадор ткнул своим когтистым пальцем в несколько участков цепи, которые тут же окрасились красной подсветкой.
- Эти участки гена отсутствуют у нас и у антарийцев, а так же у всех других известных человеческих рас Космоса. Они некритичны для нас. Но для местных они важны. Этот рецессивный ген мы назвали код-маркером. Он есть у всех жителей планеты без исключения. И у тех, у кого он проявлен в активном состоянии, проявляются крайне необычные способности. Они могут в некоторой степени контролировать некоторые агрегатные состояния материи.
- И вы в это верите?! – Смутившись спросил Мартин.
- А не должен? – Спросил робот, снова уставившись на пленника своими зенками на мониторе.
- Боже мой! Вы же учёный! – Ошалело заявил Мартин.
- Да. Именно потому, что я учёный, я кое в чём разбираюсь. И знаю, сколь мало мы ещё знаем и понимаем. Но я хорошо уяснил, что елси ты чего-то не можешь до конца объяснить, это ещё не повод делать вид, что этого нет. И уж не тебе ли обвинять меня в таких вещах, поминая всуе Господа?
Мартин смутился.
Но профессор продолжил, как ни в чём ни бывало.
- И вот, что важно. Людей с активным геном мы назвали кинетиками. Так нам было удобней отличать их. Всю историю этой планеты, ею управляли именно они. Это очевидно. Если ты обладаешь некими необычными способностями, тебе открыто больше дорог, чем человеку без таких способностей. Удивительно, сложилась своеобразная дискриминация, обусловленная генетическими различиями. Хотя именно по этой причине изначально это никто не считал дискриминацией. Ведь всё происходило из самой природы.
В общем простые люди всегда составляли большинство населения. Но вся власть была у кинетиков. И до поры это никого не волновало. Кинетиков уважали и простые люди, и они были готовы слушаться их.
Но ситуация почему-то изменилась к тому моменту, как мы прибыли. Трудно сказать, почему, но возможно причина крылась именно в промышленной революции. Новые технологии дали простым людям больше возможностей. Но власть по-прежнему оставалась в руках кинетиков. И они не хотели ею поступаться. Их можно понять. Ведь они следовали традиции. А для местных традиции всегда играли особую роль. И более того, совсем не считали, что кого-то притесняют и угнетают. Просто искренне верили, что так устроен мир.
Короче, факт состоял в том, что к моменту нашего появления на планете, среди простых людей этого мира возникло довольно широкое движение недовольства. Борцов за свободу.
Профессор на секунду замолк и внимательно посмотрел на Мартина своим экранным лицом. Лицо сделало сейчас изучающее, выжидательное выражение. Профессор словно чего-то ждал от адмирала.
- Не правда ли? Знакомый звук, боец? Как часто тебе приходилось его слышать?
Но Мартин пока молчал. Он понял, к чему клонит Контадор, но не хотел перебивать.
Но тот лишь усмехнулся и продолжил: - Но ты не беспокойся. Борцы за свободу местного разлива никогда не составляли единой группы. У них не было никаких внятных планов или программ переустройства общества. У них была только ненависть. Тупая, животная ненависть подчас к родным братьям и сёстрам, отцам и матерям только за то, что им повезло родиться немножко другими. И только. Ведь код-маркер никакого влияния на умственные и творческие способности не оказывает. Не было никакой разницы между этими людьми. Только одни могли влиять на некоторые силы природы, а другие не могли. Это делало их очень опасными противниками. Но ведь на одной только ненависти ничего не построишь. Так что этим пришлось заниматься нам. Мне, в частности. Так что не мы сделали этих людей рабами с промытыми мозгами. Они сами себя такими сделали. Но даже это не совсем их вина.
- Так что же здесь произошло? – Спросил Пико.
- А ты взгляни в визир, кое-что увидишь.
Мартин подошёл к обтянутому резиной оптическому визиру, соединенному с системами наблюдения крепости. Устаревшее, но всё ещё вполне практичное приспособление. Это действительно были аналоги перископов, которые позволяли увидеть любой объект на освещенной стороне планеты. Мартин положил руки на два прямоугольных стекла, которые тут же замерцали голубым светом. Его ладони тут же оказались внутри объемных голограмм в виде подсвечивающихся объемных сфер. Именно такими манипуляциями руками он мог увеличивать, уменьшать, а так же менять направление. Приближая или удаляя руки от панелей, он мог менять масштаб изображения.
А профессор, тем временем, погасил свою презентацию и снова погрузился в своё кресло. Мартин прильнул к резиновому ободу визира и внимательно посмотрел вниз. Перед его взором предстал какой-то остров совсем рядом с побережьем главного материка.
- Это остров Чин-Дао, главная база Системы Содружества на поверхности. Главная, но далеко не единственная. – Спокойно пояснил голос профессора. – Содружеством называют себя местные, которые после нашего вторжения выступили против своей элиты. Какое они имеют отношение к корпорации Фьюжн? Весьма опосредованное. Эта орбитальная крепость принадлежит корпорации и Содружеству на равных долях. Всё на поверхности планеты принадлежит им. Но! – Контадор сделал многозначительную паузу. – Во всём они зависят от корпорации. По сути, планета под нашим контролем. Мы только обязались не привлекать членов Содружества к службе за пределами системы.
Мартин внимательно выслушал всё это, не отрываясь от визира. Он приблизил остров и сумел разглядеть отдельные постройки. Побережье острова оказалось заковано в бетонные плиты с острыми надолбами «ежей». За ними тянулась полоса песка, причём абсолютно чистого и нетронутого.
«Явно оставлен в качестве следовой полосы». – Подумал Мартин.
Сразу за ними по всему периметру были оставлены бетонные башни с артиллерийскими установками. Еще дальше от берега дымили трубами сотни промышленных предприятий. А вот и площадка – космопорт с погрузочными кранами и конвейерами. О чём тут точно не думали, так это об экологии и безопасности производства. Воды вокруг острова были мутными. А воздух был изрядно запылён выбросами гигантских промышленных комплексов. Хоть остров и был велик. Но растительности не было даже на свободных от предприятий участках. Всё было сведено под корень.
Мартин отпрянул от визира, а затем грустно и резонно посмотрел на профессора. Тот сохранял подозрительную ухмылку на своём плоском «лице».
- Смотри дальше. – Сказал он спокойно. – Кстати, пролив между островом и материком заполнен минными полями, расположенными под водой. Их расположения не знает никто. Даже командование Содружества. Их карт есть только в базе центрального компьютера, который управляет ходом работ на поверхности. Большая часть народа живёт на материке в городе Саньша.
Мартин снова прильнул к визиру и пересёк глазами пролив. Действительно, там с противоположной стороны находился большой город с крупным портом. Планировка города была чёткой и строгой, линии улиц пересекались под прямым углом и следовали вдоль побережья. Здания из бетона были не столь высоки. Редко более 20 этажей, и были построены очень плотно друг к другу. А дальше от города вглубь суши вели дороги, причём со сторожевыми вышками в некоторых местах. Они тянулись к другим добывающим предприятиям. В горах над городом, похоже, были пробиты многочисленные туннели. Куда они вели, уже нельзя было разглядеть.
- А знаешь, в чём главный прикол? – Спросил Контадор с ироничной надменной улыбкой, когда пленник снова отвлёкся. – Ребята из Содружества считают себя истинными хозяевами планеты, хотя реально контролируют не больше 10% суши. Да ещё и живут, как в осаждённых крепостях. Ну а теперь взглянем на то, что было тут раньше. Посмотри снова в перископ. Я отметил одно важное место.
Мартин снова обратился к визиру. Масштаб изображения уменьшился. Стал виден почти весь северо-западный полуостров главного материка. Примерно в полутысяче километрах на юго-восток от Саньша вдоль сильно изрезанного побережья он прошёл взглядом и наткнулся на красную точку, которая погасла, когда он стал наводить увеличение. Бухта, похожая на настоящий фьорд в обрамлении гор. А по берегам этого фьорда раскинулся город, точнее всё ещё величественные руины некогда большого города. Здесь явно жили когда-то миллионы человек. Но теперь всё было пусто. На руинах не было признаков жизни. Многие здания, как ни странно, были ещё целы, хоть и сильно потрепаны. Это были крупные и прочные строения. По улицам шли уже ржавые трамвайные пути, а иногда попадались и остовы разбитых и покинутых трамваев. В водах заливов торчали мощные стальные опоры подвесных мостов, которые когда-то связывали части города друг с другом. Скорее всего, они выглядели не менее величественно, чем мосты Нью-Йорка, которые Мартин сам видел еще 95 лет назад. Но остались только опоры, да ржавые остатки несущих тросов, свисающие с них.
Но в главной части города, на полуострове по центру залива зияла гигантская воронка, вокруг которой всё было стёрто с лица земли, и до сих пор ничем не заросло. От большей части исторического центра мало что осталось.
Мартин медленно перевёл курсор на север, вглубь континента. В горах над городом всё было заброшено. Возможно, тут и жили люди, но теперь всё опустело. Зато природа вернулась в свои права. За цепочкой гор шли сплошные леса. Но и среди них он успевал выхватывать отдельные поселения из простых хижин вдоль крупных рек. Следов присутствия здесь промышленной цивилизации не было. Но здесь хотя бы уже кто-то жил.
Мартин снова обернулся на робота. Лицо на дисплее вместо ироничного стало вполне серьёзным и даже мрачным.
- Когда-то это был главный город планеты. Именно туда 14 лет назад пришёлся главный удар армии корпорации при поддержке «пятой колонны». Сейчас на руинах никто не живёт, подступы к городу с суши и моря заминированы. Наши патрули иногда высаживаются там с глидеров. Но остатки местного населения, которых мы называем «дикими», могут подходить к городу и смотреть на него с гор. Пусть видят своё величественное прошлое и осознают, что ничего не могут изменить. Диких на самом деле больше, чем членов Содружества. Мы не пытаемся ими управлять, лишь иногда тревожим рейдами боевых дронов по всей поверхности главного континента, чтобы не забывали, кто тут хозяин, и не контактировали друг с другом слишком часто. Местная культура давно отброшена в доиндустриальную эпоху. Но кто знает, вдруг они плетут какой-нибудь заговор?
- Скажите, профессор? А здесь есть Туманные горы? – Спросил Мартин, внезапно вспомнив свой сон этой ночью.
- Туманные горы? – спросил Контадор, сморщив свой «лоб». – Конечно, Ли У Шань. Они лежат южнее бывшей столицы, примерно на 100 километров к югу по морскому берегу.
Мартин кивнул и навёл курсор на указанное место. Ну и как следовало ожидать из названия, всё это место было покрыто слоем облаков.
- А скажи-ка, Марти! – Внезапно окликнул его робот. – А как ты, землянин, можешь знать, что на этой планете имеются горы с таким названием?
Адмирал вздрогнул, только что осознав, что сболтнул явно лишнего. Опаньки! Это ж надо было так запалиться! Действительно, откуда он мог знать?
И откуда, кстати, было это стойкое ощущение, словно профессор ждал этого вопроса? Он замер, решив ждать своей участи.
Но робот долго молчал, внимательно рассматривая пленника.
- Может, от того, что кто-то сказал тебе об этих горах? Ты что-то должен найти там? Странных снов в последнее время не видел? А? – Сказал кибер-профессор и снова загадочно заулыбался.
- Я не понимаю. – Невнятно ответил Мартин.
- Да всё ты понимаешь. Ну, хотя нет, пока не всё. Но главное в том, что эта планета живая, это живое разумное существо. И этому существу крайне не нравится наше присутствие на поверхности и наши занятия.
- Вы сошли с ума! – Сморщившись, кинул Пико.
- Я ли сошёл с ума? А может, ты? Мы ведь наблюдали за тобой. И за планетой тоже. Мы часто фиксируем сигналы с поверхности определенной частоты. Из неопределенных источников. Как будто кто-то пытается посылать сигналы куда-то. Так вот, примерно 4 месяца назад мы зафиксировали первый сигнал необычной частоты мозговых волн в твоём мозгу. Характер этой мозговой активности нечеловеческий. А прошлой ночью еще один точно такой же.
- То есть вы читаете мои мысли? Прекрасно! Другого я от вас и не ожидал.
- Ты был моим пациентом. Я обязан был следить за состоянием твоего мозга после перенесенной травмы. Насчет чтения мыслей, можешь не переживать. Таких возможностей у меня нет. Пока нет. Но вот инвазивные частоты и активности в твоём мозгу я определять могу. И ведь ты сам спрашивал, зачем ты здесь. Ты теперь и сам можешь частично ответить на этот вопрос. Планета явно хочет, чтобы ты был здесь. И тебе пока далеко не всё ясно в твоём собственном прошлом. Ты сам хочешь знать правду. Я не стану мешать. Но все ответы на твои вопросы ты должен будешь найти сам. И сам интерпретировать полученные результаты. Вот так-то, мучачос! Эта планета хочет пригласить тебя к себе. Не стоит отказывать. Не всякий день выпадает такой случай.
- Я не знаю, для чего вы говорите это, профессор, но это не может быть правдой. Зачем я здесь? Хватит юлить!
- Я знаю, что в это крайне трудно поверить. Но космос велик и мы крайне мало о нём знаем. И я ещё раз повторяю. Я, как учёный, не имею права с ходу отвергать все явления, которым не могу найти объяснения. Но и как бизнесмен, я должен исходить из возможности получения выгоды даже там, где она не очевидна. Пойдём в мою лабораторию. Я покажу нечто крайне любопытное.
Алехандро поднялся со своего мягкого вращающегося кресла и снова вышел в коридор орбитальной станции.
- И всё равно, профессор, Всё что вы мне наговорили, не добавляет мне никакого доверия или уважения к вам. Вы лишь подзуживаете кучку фашизаторов, а под шумок выкачиваете ресурсы этого мира. Думаете, это то, что я одобряю и горячо поддерживаю?
- Кучку фашизаторов? – Переспросил робот, усмехнувшись. – Лучше тебе быть аккуратнее с такими словами. Тебе ещё предстоит с ними немало общаться. А твой успех или неудача будут зависеть, в том числе и от того, как ты сумеешь выстроить отношения с ними. Ведь они всей душой верят в то, что делают. Ну, большинство из них.
Он минули коридор и снова оказались у одной из кабинок скоростного лифта. Конечно, профессор был эксцентричным типом, даже скандальным в некоторой степени. Но вот идиотом он точно он не был. Ведь это он по сути, руководил всеми действиями Народного Фронта против Кланов, то есть подсказывая Мартину, а тогда ещё Уго Беренцу, главные тактические ходы. Так что робот явно был очень хитрым и опасным противником лишь с маской беззаботного тусовщика, а самое главное, с потаённым тайным знанием, которое никто не мог знать до конца.
********************************************************************************************************

После всего увиденного за этот день Мартин долго не мог заснуть. Определённо, всё, что он видел сегодня, ему не понравилось. Это было против всего того, во что он верил сам. И при том показывали ему это всё с радостью и удовольствием. Это было подозрительно. Да ё-моё! Да тут всё подозрительно! И довольно противоестественно.
Ясно было только то, что несчетная планета стала удобной базой для профессора и его компашки. Не единственной. Была ещё база на Альбирео. Но там была только лаборатория. Да и планета была совершенно необитаема.
Да и не мог он пока поверить, что профессор был искренен с ним. Ну вот он бы точно не стал раскрывать все карты перед человеком, который был его подопытным кроликом и подставлять все мягкие бока. Это было не похоже на Контадора, даже при его эксцентричности. Словно, он сам хотел, чтобы Мартин разнёс его базу и обрушил власть над планетой.
Слова профессора о частичке разума этой планеты, живущей в теле этой странной длинноволосой женщины в колбе, были, пожалуй, самым странным из всего этого.
В любом случае, слова Контадора следовало воспринимать скептически. Нужно было во всём разобраться. Хотя совсем не верилось, что профессор действительно даст ему полную свободу рук. Ну совсем это было тактически неверно с его стороны.
Но пока Мартин был снова в своей каюте. И не мог заснуть. Мысли об увиденном сегодня не давали покоя. И всё же он видел планету в окне каюты и не мог отделаться от мысли, что она и впрямь живая. Вот только идея сражаться с духом планеты в теле этой женщины, с местными фашизаторами внизу и озлобленными остатками местного населения с какими-то мощными способностями, его не радовала.
Но кто же тогда пытался связаться с ним? Кто указал на Туманные горы?


Сообщение отредактировал Sherbik - Суббота, 17/08/2013, 23:43
 
LingДата: Воскресенье, 18/08/2013, 00:20 | Сообщение # 2
Ling
[Маг]
Группа: Пользователи
Сообщений: 649
Статус: Отсутствует
Про Колчака, что-ли?

А я вас вижу Шеф! Ничё не понимаю! Аналогично Коллега!
 
SherbikДата: Воскресенье, 18/08/2013, 14:21 | Сообщение # 3
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Цитата (Ling)
Про Колчака, что-ли?


Ага! Почти. Только в будущем и в другой галактике. Ну то есть все-таки в нашей галактике. Хотя, название пока только предварительное. Может много чего поменяться.
 
LingДата: Воскресенье, 18/08/2013, 19:58 | Сообщение # 4
Ling
[Маг]
Группа: Пользователи
Сообщений: 649
Статус: Отсутствует
Sherbik, Ясно. Желаю тебе удачи в написании фанфика. happy

А я вас вижу Шеф! Ничё не понимаю! Аналогично Коллега!
 
NatoДата: Понедельник, 19/08/2013, 22:45 | Сообщение # 5
Nato
Мама Йода
Группа: Пользоватeли
Сообщений: 2885
Статус: Отсутствует
Цитата (Sherbik)
Есть у меня идейка написать действительно оригинальный роман на тему фантастики.

Не могу ничего сказать пока про саму задумку, но исполнение хромает на обе ноги. Например:

Цитата (Sherbik)
Мало кто мог похвастаться тем, что помнил свою жизнь с самой первой минуты. А вот он мог. Только ведь это была не совсем жизнь с первой минуты.

Учитывая дальнейшие события, размышления героя про "помнить жизнь с первой минуты" - странны. Причину, по которой они странны, он проговаривает тут же. Создаётся впечатление, что герой не в ладу с головой, вряд ли Вы хотели добиться этого эффекта.

Цитата (Sherbik)
А ведь именно сегодня с того дня минуло ровно пятнадцать лет. Круглая дата.

Круглые даты - это даты "с нулём", грубо говоря.

Цитата (Sherbik)
А так же и не очень приятным запахом горелого пластика.

К чему здесь смягчение "не очень приятным"? Это же повествование, а не внутренний монолог "остроумного" героя. Горелый пластик откровенно воняет, отвратительно пахнет и т.д. Не стоит стесняться агрессивных определений там, где они уместны, мне кажется.

Цитата (Sherbik)
Громыхнул какой-то взрыв. Но, похоже, не очень сильный.

Почему ГГ сомневается в силе взрыва? Это его сомнение имеет значение для сюжета/передачи эмоционального состояния?

Цитата (Sherbik)
Он обернулся и обнаружил себя лежащим на полу и уткнувшимся затылком в стену с красной бархатной отделкой.

Ваш ГГ парит над собой, лежащим на полу. Никак иначе нельзя себя увидеть обернувшись.

Цитата (Sherbik)
в стену с красной бархатной отделкой. Но отделка не придавала стене большой мягкости.

Они просто наклеили бархат на железо? Зачем?

Цитата (Sherbik)
Внезапно он посмотрел перед собой и увидел над своим носом обеспокоенное человеческое лицо.

Человек не может делать что-то (физически) внезапно для самого себя. "Внезапно" всегда относится к внешнему воздействию. Ну если у человека нет повреждения мозга и он, мозг, контролирует тело. Оказаться где-то внезапно можно (изменение среды, выпадение куска памяти - но это медицинское заболевание), а вот внезапно повернуть голову - нельзя.

Цитата (Sherbik)
Хотя, продрав глаза, он тут же осознал, что лицо-то было вовсе не человеческим.

Он ведь их относительно давно уже открыл, на стену вот посмотрел, бархат различил даже. И тут снова "продрав".

Цитата (Sherbik)
трясли его за ворот красной ливреи.

Ваш ГГ откуда знает, что на нём надета ливрея и что она красная, если он только очнулся и видел только стену? Такая ошибка - "эффект зеркала", распространена и у Вас она ещё раз повторяется чуть ниже:

Цитата (Sherbik)
Здесь им путь впервые преградил какой-то тип в такой же красной ливрее.

Откуда ГГ знает, что ливрея на этом незнакомце точно такая же как у него? Он же себя в зеркале не видел.

Цитата (Sherbik)
он аж вздрогнул

Вот это "аж" режет глаза ужасно просто. Просторечное выражение (не один раз оно у Вас используется), мне кажется, допустимо в прямой речи и мыслях, для того, чтобы показать уровень образованности персонажа, социальный слой или особенность речи.

Цитата (Sherbik)
Лицо на дисплее нахмурилось и приняло крайне озадаченный и подозрительный вид.

Подозрительный - вызывающий подозрение. Мне, кажется, Вы не хотели сказать, что лицо робота вызвало у ГГ подозрения, а совсем даже наоборот. Но вышло как вышло.

И т.д.и т.п.

Я прочла только до первых звёздочек и в целом там много всего такого, плюс скомканность повествования общая, плюс много ничем не оправданных повторов и т.д. Текст очень-очень сырой и с ним надо много работать, чтобы сделать из него литературу. И я думаю, если Вы приложите усилия, то всё у Вас получится. Удачи smile


Если тебе роют яму - не мешай. Закончат - сделаешь бассейн. (с)

Ранг в Литературном сообществе - координатор-оценщик.
 
SherbikДата: Суббота, 24/08/2013, 11:09 | Сообщение # 6
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Цитата (Nato)
Причину, по которой они странны, он проговаривает тут же. Создаётся впечатление, что герой не в ладу с головой,


Я хотел создать впечатление, что герой не помнил на тот момент свою предыдущую жизнь. А с того момента прошло 15 лет, и за это время много чего успело случиться. Так что он считал эти 15 лет целой жизнью. Как в таком случае лучше описать его состояние?

Цитата (Nato)
К чему здесь смягчение "не очень приятным"?

Ну так уж я решил описать. редко прибегаю к слишком категоричным определениям.

Цитата (Nato)
Ваш ГГ парит над собой, лежащим на полу. Никак иначе нельзя себя увидеть обернувшись.

Согласен. Бредово получилось. лучше сказать, что он привстал, обернулся и осмотрел то место, где находился?

Цитата (Nato)
н ведь их относительно давно уже открыл, на стену вот посмотрел, бархат различил даже. И тут снова "продрав".

Да, уж лучше заменить, как присмотревшись внимательнее. Потому что его внимание в первую минуту было слишком рассредоточено на самые разные факторы вокруг для того, чтобы внимательней осмотреться.

Цитата (Nato)
Ваш ГГ откуда знает, что на нём надета ливрея и что она красная, если он только очнулся и видел только стену?

Ну почему же? Человек же может осмотреть себя спереди и оценить одежду, которая на нём одета. Другой вопрос, что об этом не было упомянуто, но я решил, что это по умолчанию очевидно.

Цитата (Nato)
Подозрительный - вызывающий подозрение.

А как тогда назвать того, кто к вам относится с подозрением?
*********************************************************

Решил добавить еще небольшой кусочек.

Лифт поднялся на 35 уровней ближе к центру. Они оказались как раз на входе к одной из внутренних полостей орбитальной крепости. Искусственная гравитация тянула вниз самой станции вне зависимости от положения внутри «шара». Перед их глазами находилась массивная металлическая дверь, похоже, очень хорошо запечатанная сразу шестью магнитными замками. Профессор подошёл к ней и вывел своей механической рукой голографическую панель с буквенным кодом. Причём Марин успел уловить только то, что клавиатура была латинской, а не антарийской или местной иероглифической. Что именно набрал Контадор, уже было неясно, ибо тот полностью загородил клавиатуру своим массивным корпусом.
Но код доступа был принят. Хотя, во всех мирах такая практика почти не использовалась уже. Настолько устаревшей она считалась. Значит, у профессора были веские причины применить её здесь. Но это и ясно. Ведь латинского алфавита тут никто не знал. Массивные замки разошлись, а сама дверь отъехала влево, открыв доступ в лабораторию, весьма похожую на ту, что он видел на Альбирео. Только эта была на порядок меньше и на порядок больше захламлена. Прямо на полу валялись пробирки, осколки битого стекла, разбитые детали каких-то механизмов.
- Ты уж извини, Амигос! – Как-то словно оправдываясь, сказал робот. – Давно тут не прибирался. В общем, прошу любить и жаловать. Уникальный житель планеты.
Контадор указал на высокую прозрачную колбу высотой не меньше трёх метров, заполненную какой-то прозрачной жидкостью. Но главное, в колбе плавало тело молодой женщины едва ли больше 30 лет от роду. Её глаза были закрыты. Рот был заклеен пластырем, а в нос тянулись трубки с кислородом. Другие трубки были подключены ей к запястьям рук. По ним, скорее всего, поступали питательные вещества. Кожа была смуглой, а длинные распущенные волосы свободно плавали в воде. На ней была одежда вроде старомодного серо-зелёного мундира со штанами–галифе и сапоги с высоким голенищем.
- Не понял? – Переспросил Мартин.
- Короче, дружок! В теле этой женщины живёт не только её собственный разум, но и в симбиозе с ней частичка разума целой планеты. Она одна такая. Никого такого же среди жителей её планеты нет и быть не может. Своеобразный симбионт. Но её собственная личность, как правило, полностью доминирует в организме. Планетарный разум редко берет под контроль её тело и редко вмешивается в её жизнь напрямую. Но может это сделать, если почувствует, что симбионту угрожает смертельная опасность. Она погружена в анабиоз в физиологическом растворе хлорфторуглерода и питательных веществ. Здесь она уже 14 лет. А почему мы её держим здесь? Эта дамочка способна в одиночку обрушить власть корпорации Фьюжн на планете. 14 лет назад мне удалось захватить её хитростью и отключить в ней её человеческую составляющую. И покуда она здесь, а её разум не функционирует, я могу держать планету за мягкое вымя, так сказать.
- Если она так опасна, не проще ли её убить?
- Нет, не проще. Тогда частичка разума этого мира просто найдёт себе нового носителя. И тогда ищи ветра в поле. А пока биологическое тело симбионта живо, эта частичка надёжно заблокирована в нём. Но похоже, этот мир сложнее, чем мы думали. Либо, другая часть планетарного разума пытается что-то предпринять. Разве это не потрясающе? – лицо на экране робота, казалось, выражало просто щенячий восторг.
- За тысячи световых лет? Отсюда? – с явной неуверенностью спросил адмирал. – Кто-то с этой планеты хотел попасть в мой мозг?
- Очевидно, что так, амиго! Мы ведь не знаем возможностей и дальности связи этих существ. Существ, которые живут в этом мире, тайно от нас. Но они не хотят, чтобы мы увеличивали свой потенциал. И я думаю, что ты догадываешься почему. Ты и твоя армия являются факторами, смещающими баланс сил в Галактике. И если какой-то фактор хочет повлиять на тебя, ты должен быть первым, кто будет заинтересован знать истину.
- И зачем же это вам? Знать истину?
- Ну как же? Человек появился во враждебном окружении природы. Но у нас есть разум и воля изменять эти факторы вреда под себя. Задача человечества и всех разумных существ – понять, а затем починить деструктивные силы природы себе, заставить их работать во благо разумной цивилизации, стать конструкторами Вселенной, а не просто объектами случайных изменений. Сильный антропный принцип гласит: Вселенная должна иметь свойства, позволяющие развиться разумной жизни. Но я дополнил бы его. Разумная жизнь должна использовать эти свойства во благо себе и менять деструктивные силы Вселенной во имя сохранения разума. Этим-то и занимаюсь тут я. Подчиняю природу воле цивилизации, изучая её сильные и слабые стороны.
- И что же я должен делать? – Спросил Пико, нахмурившись.
- Выяснить, что происходит там. – Профессор многозначительно указал вниз. – Что происходит в Республике. И что происходит с тобой.
А затем Контадор включил громкую бортовую связь.
- Персонал базы Содружество! Говорит профессор Контадор. Все жалеющие могут принять участие в занятиях по кубинской сальсе через 15 минут в главном спортзале. Жду вас на зажигательной латине, мучачос!
**************************************************************

После всего увиденного за этот день Мартин долго не мог заснуть. Определённо, всё, что он видел сегодня, ему не понравилось. Это было против всего того, во что он верил сам. И при том показывали ему это всё с радостью и удовольствием. Это было подозрительно. Да ё-моё! Да тут всё подозрительно! И довольно противоестественно.
Ясно было только то, что несчетная планета стала удобной базой для профессора и его компашки. Не единственной. Была ещё база на Альбирео. Но там была только лаборатория. Да и планета была совершенно необитаема.
Да и не мог он пока поверить, что профессор был искренен с ним. Ну вот он бы точно не стал раскрывать все карты перед человеком, который был его подопытным кроликом и подставлять все мягкие бока. Это было не похоже на Контадора, даже при его эксцентричности. Словно, он сам хотел, чтобы Мартин разнёс его базу и обрушил власть над планетой.
Слова профессора о частичке разума этой планеты, живущей в теле этой странной длинноволосой женщины в колбе, были, пожалуй, самым странным из всего этого.
В любом случае, слова Контадора следовало воспринимать скептически. Нужно было во всём разобраться. Хотя совсем не верилось, что профессор действительно даст ему полную свободу рук. Ну совсем это было тактически неверно с его стороны.
Но пока Мартин был снова в своей каюте. И не мог заснуть. Мысли об увиденном сегодня не давали покоя. И всё же он видел планету в окне каюты и не мог отделаться от мысли, что она и впрямь живая. Вот только идея сражаться с духом планеты в теле этой женщины, с местными фашизаторами внизу и озлобленными остатками местного населения с какими-то мощными способностями, его не радовала.
Но кто же тогда пытался связаться с ним? Кто указал на Туманные горы?
«Что ж, - подумал он, - ты же крутой адмирал, мачо-мэн Республики! Не дрейфь! Если разумная планета хочет пообщаться с мачо-мэном, то мачо-мэн должен ухватиться за эту возможность всеми руками и ногами. Особенно, ногами! Так что давай, планетка! Покажи мне всё! Мачо-мэн готов к жаркому общению!»

Мартин готовился к тому, чтобы увидеть свой второй сон на базе. Но на этот раз он не слышал ничьих голосов. Он видел образы, яркие и отчётливые. До него доносились лишь обрывки фраз на незнакомом языке. Языка он не знал, но прекрасно узнал, что это был за язык. Это был испанский.
Молодой человек худощавого телосложения в белом халате пытается заговорить с девушкой с длинными курчавыми волосами ниже плеч в таком же белом халате. Но шутка его, похоже, не сильно удаётся. Девушка натужно улыбается.
Теперь дошло. Это ж, блин, и есть профессор Контадор. Когда ещё был человеком и не был ещё профессором. Ядрен бетон, это ж события двухсотлетней давности на Земле!
А эту девушку он уже видел на фото на Альбирео. Кибер-профессор рассказывал о ней. Видимо, это и есть Изабель.
И вот снова они. Контадор в чёрной рубашке и в джинсах. А Изабель в красном платье. Она что-то говорит Контадору с язвительной усмешкой на лице. Отчего тот впадает в ступор. Он словно не может поверить в сказанное. Она хлопает его легонько по щеке и с тем же насмешливым выражением лица уходит. Алехандро остаётся не у дел. Он подавлен и расстроен.
И вдруг снова временной перескок. Теперь он в каком-то баре. Вокруг толпится народ. Много парочек. А вот и Контадор. Один и в той же рубашке. Видимо, временной перескок совсем небольшим был. Он сидит за стойкой и курит с угрюмым и совершенно потерянным выражением лица. «Заботливый» бармен наливает ему одну рюмку за другой. Рука Контадора подтягивается к ней уже на автомате. Он докуривает сигарету и вжимает её в пепельницу. И внезапно поднимает взгляд и смотрит в упор. Мартину показалось, что именно на него и смотрит. Этот холодный и сосредоточенный взгляд не принадлежит горькому пьянице. Нет, Контадор смотрел сейчас с каменным и спокойным лицом. Но от взгляда этого становилось крайне уныло и тоскливо, словно вся радость мира куда-то ушла, а по коже мурашки побежали.
И вот он снова видит профессора. Теперь он в какой-то лаборатории и снова в белом халате. Но он один. Перед ним на стенде прототип механической руки. Алехандро держит правую руку поднятой вверх и шевелит пальцами. Механоидная рука в точности повторяет все движения. Но профессор не рад. Он сосредоточен и полностью поглощен происходящим.
И вот ещё один перескок. Контадор в кресле. Он уже стал намного старше. В волосах появилась седина. В его правой руке массивный мультишприц для введения в кровь колоний наномашин. Профессор с сомнением рассматривает его. Кажется, ему что-то не нравится. Наконец он сжимает зубы, зажмуривается и с силой вжимает мультишприц себе в шею. И в тот же миг опускается в кресло без сознания.
А вот теперь Мартин уже сам стоит на всё том же странном мосту между двумя горами. Как и в прошлом сне. Над ним кружатся два огромных существа с длинным змеевидным телом и с огромными перепончатыми крыльями. Больше всего они смахивали на драконов из легенд Древнего Китая. Один из них красный, а другой синий. Внезапно оба чудовища замерли, пристально глядя на землянина. Спустя секунду синий дракон кидается на него, распахнув огромную пасть. В голове Мартин явно услышал чей-то женский голос: «Твоя вина!»
Он вскочил с постели в своей каюте на орбитальной крепости в холодном поту. Кажется, он был впервые счастлив, что оказался именно в каюте именно на этой крепости.
- Что-то как-то это не по мачо-мэнски! – сказал он сам себе.
 
NatoДата: Суббота, 24/08/2013, 21:20 | Сообщение # 7
Nato
Мама Йода
Группа: Пользоватeли
Сообщений: 2885
Статус: Отсутствует
Цитата (Sherbik)
Как в таком случае лучше описать его состояние?

Словами, вестимо. Только не так сумбурно, как до этого, без разночтений (если они не нужны по сюжету) и непонятностей.

Цитата (Sherbik)
Ну так уж я решил описать. редко прибегаю к слишком категоричным определениям.

Дело Ваше, авторское. Если ГГ - рафинированная дама по сути - это выбор автора.

Цитата (Sherbik)
Согласен. Бредово получилось. лучше сказать, что он привстал, обернулся и осмотрел то место, где находился?

А просто осмотреться? Или потрогать затылок и ощупать стену? Вокруг (перед его глазами) те же самые стены же, можно понять, что треснулся о стену головой. Ну и ещё, если Вы не уверены, как оно выходит, то просто лягте возле стены, привалившись к ней спиной и попробуйте обернуться. Если я что-то пишу и у меня возникают сомнения - я так и делаю обычно. Если Вам нужен разворот ГГ для того, чтобы он потом внезапно увидел профессора, то просто перепишите (его итак надо переписать бы) момент, пусть сядет, осмотрится, погрузит болящую голову в ладони, тряхнёт головой и тут уже увидит профессора, который подошёл к нему в это время (пока внимание ГГ было сосредоточено на головной боли/попытках понять где он и кто он/ т.п.).

Цитата (Sherbik)
Да, уж лучше заменить, как присмотревшись внимательнее. Потому что его внимание в первую минуту было слишком рассредоточено на самые разные факторы вокруг для того, чтобы внимательней осмотреться.

Я не уверена в существовании словосочетания "присмотреться внимательнее", это как "более лучше". ИМХО. "Всмотревшись", "присмотревшись", "сфокусировав взгляд" (если он до этого был расфокусирован) и т.п.

Цитата (Sherbik)
Ну почему же? Человек же может осмотреть себя спереди и оценить одежду, которая на нём одета. Другой вопрос, что об этом не было упомянуто, но я решил, что это по умолчанию очевидно.

Это вовсе не очевидно. Там прошло мало времени и все его действия описаны достаточно подробно, оглядывания и ощупывания себя там нет, и да, что там со светом? Если сумрак, свет только из коридора, моргающие лампы и т.д (я не знаю, как там атаки на проводку подействовали), то и красный не сразу узнаешь. Описывать это оглядывание и ощупывание я бы вовсе не стала, просто убрав цвет и название одежды "он приподнял меня/его/ГГ за воротник" (это можно почувствовать) и всё.

Цитата (Sherbik)
А как тогда назвать того, кто к вам относится с подозрением?

Одним словом - скорее всего никак. Надо менять структуру предложения.

Sherbik, понимаете, изменив то, с чем Вы согласились, Вы не измените по сути ничего. Вам подход к написанию менять надо и язык совершенствовать. В целом. Извините.


Если тебе роют яму - не мешай. Закончат - сделаешь бассейн. (с)

Ранг в Литературном сообществе - координатор-оценщик.
 
SherbikДата: Суббота, 24/08/2013, 22:11 | Сообщение # 8
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Nato, мой стиль уже сложился. И, наверное, поздно уже что-то менять, тем более не зная, в какую сторону менять и как. Вообще-то во всех моих произведениях никто не высказывал замечаний именно по стилю. По логике сюжета, по наличию плоского "юмора", да было дело. Но именно по стилю изложения и по языку, ничего такого пока не было. Не могу похвастаться большой аудиторией, но из той, что имеется, отзывы были положительные. На это я и ориентируюсь.
Начало сумбурное, конечно, не спорю. Надо будет отшлифовать. Добавить больше подробностей. Просто большое количество подробностей, особенно в самом начале тоже сильно забивает текст и создаёт не очень приятное впечатление. В начале людям хочется побольше действия некоторого интригующего драйва, мне кажется. По крайней мере, мне в произведениях этого хочется.
 
NatoДата: Воскресенье, 25/08/2013, 00:46 | Сообщение # 9
Nato
Мама Йода
Группа: Пользоватeли
Сообщений: 2885
Статус: Отсутствует
Цитата (Sherbik)
Но именно по стилю изложения и по языку, ничего такого пока не было.

Ну вот теперь есть, пусть и в единственном экземпляре. Извините, но я врать не хочу, статус в подписи обязывает правду (то, что думаю) говорить в этом разделе. С другой стороны - это всего лишь мнение частного лица, не редактора. В любом случае, удачи Вам в этом начинании smile


Если тебе роют яму - не мешай. Закончат - сделаешь бассейн. (с)

Ранг в Литературном сообществе - координатор-оценщик.
 
SherbikДата: Воскресенье, 20/07/2014, 14:28 | Сообщение # 10
Sherbik
[Подмастерье]
Группа: Пользователи
Сообщений: 375
Статус: Отсутствует
Еще один отрывочек из моей задумки: прошу любить и жаловать! wink
******************************************************************

Ненависть к предыдущим хозяевам жизни просто сквозила из слов генерала. Он сказал, что участвовал в революционной борьбе с юных лет. Он много раз сидел в тюрьме республики, располагавшейся на этом побережье. После того, как их же собственный вождь оказался предателем, он готов был покончить с собой, но вера в их дело ещё осталась. Тогда ему было еще около 20-ти лет.
После второго побега из тюрьмы, он постарался наладить связь с бывшими соратниками и другими сторонниками. Но никто не верил в успех дела. Проблема была в том, что в подготовке первого восстания участвовал один из богатейших промышленных магнатов. После его ареста и ликвидации его корпорации, дело революции просто никто не мог и не хотел финансировать.
Но после третьего побега из тюрьмы у Дао Гуана появился ещё один неожиданный шанс. И здесь Мартин впервые понял, что люди профессора Контадора установили контакты с их жалким подпольем не 14 лет назад, а несколько раньше, за 2 года до роковой атаки на планету. И как можно было землянину понять из рассказов генерала, это были именно выходцы с Земли. С профессором соратник Дао Гуан встретился уже после вторжения. Так или иначе, эти люди смогли проникнуть на планету незамеченными. Они дали подпольщикам золото и оружие. Этим оружием они как раз и атаковали военную базу, и в честь славной победы основали тут новую столицу. А главный город республики был в это время разгромлен ударами флота корпорации из космоса.
Теперь же этот революционер, рассказывая это с удовольствием, передвигался, заметно прихрамывая.
- Ненависть к кинетикам у меня в крови. – Сказал генерал, пока они прогуливались по коридорам здания. – Не только своей свободой и лучшими годами жизни я обязан им. Но и этим.
Генерал указал на своё лицо.
- После победы здесь, мы штурмовали дворец на северном полюсе. Принцесса Севера обрушила на меня несколько острых ледяных глыб во время штурма их дворца. Одна из этих глыб обезобразила моё лицо. Другая переломала ноги. Она бы успела пронзить меня насквозь острым льдом, но я смог прожечь дыру в её груди из своей плазменной винтовки и спасти своих товарищей.
«Да уж! Какая нехорошая принцесса, - подумал Мартин, - ей хватило наглости и хамства встать на защиту своего родного дома от незваных гостей, вооружённых мощным инопланетным оружием».
Но генерал, тем временем продолжал: - Любой, даже не искушённый в своём деле кинетик, бесконечно опасен для простого человека. Веками мы жили в их тени и под их пятой. Они не давали нам возможности расправить плечи, дышать свободно. Самим своим существованием они создавали для нас угрозу.
Генерал говорил это с чувством собственной правоты, хотя несколько раньше, говоря о дореволюционных временах, он упоминал, что простые люди несмотря ни на что были крупнейшими финансистами, а также заседали в правительстве республики и других местных государств. Что ж. тут нужно было обстоятельно разобраться. Но Мартин понимал, что на это у него особо нет времени.
- Но как же так, генерал Дао? – Спросил Мартин, внезапно перебив пространные рассуждения революционера о вреде прошлых господ. – Ведь вы сами сказали, что эти способности заложены в генетике. Вы истребите, может, всех. Но если у вас родится сын или дочь с такими врождёнными способностями, о которых выговорите? Вы не думали, что это весьма вероятно?
- Я согласен с вами, адмирал Беренц. Это проблема, решения которой пока не найдено. Сержант Укалик, скажите нам, что бы вы сделали в этой ситуации?
Укалик вытянулся по струнке и доложил хорошо поставленным голосом: - Да если в моём роду окажется такое отродье, я лично придушу его или её, дабы облегчить страдания свои и наши.
Мартину этот ответ совсем не понравился, хотя и виду он не подал. Этих людей, что, учат ненавидеть других людей ещё до их рождения? Это им так мозги промывают? И профессор ещё просил не торопиться с выводами.
Но генерал с лёгкой улыбкой заявил: - Но спешу заверить вас, что мы решаем эту проблему. Учёные генетики из миров Антарийской Республики оборудовали лабораторию на острове. Они работают над тем, чтобы удалять ненужные гены из эмбрионов еще до рождения детей. Кинетики больше никогда не будут рождаться на нашей планете. И только тогда мы все сможем вздохнуть спокойно.
Мартину невольно снова пришлось сравнивать убеждения этих людей со своими. Вот взять бы, например, отчего же он и его товарищи так ненавидели Великие Кланы? Лично ему они ничего не сделали. Проблема была даже не столько в них. Они обороняли свои центральные миры и хорошо заботились о них. Мартин и сам успел оценить лояльность жителей центральных миров своим кланам, еще когда был Уго Беренцем. Но остальные их владения были полем хищнической эксплуатации ресурсов и людей. Кроме того, уже 43 года длилось их правление, сопряжённое с многочисленными междоусобными войнами за влияние, в которых гибли простые солдаты и трудяги. К тому же в людях, во многих людях еще жили воспоминания о единой могучей Республике, о её славных победах и достижениях. Люди помнили, что в те времена был закон. Пусть не всегда справедливый, но всё же закон, а не личная прихоть членов нескольких сверхбогатых семей. Сами времена Республики успели обрасти своими мифами в памяти людей. За это и сражались бойцы народного Фронта. Они сражались за более справедливое устройство общества, за сильную централизованную власть и закон. И знамя старой республики Антарии означало именно это, а не простой возврат к старым временам, где тоже на самом деле было полно проблем и кризисов. Ведь всем было очевидно, что и Республика успела прогнить к концу своего существования. Ведь иначе её не удалось бы так просто развалить 43 года назад.
А эти?
Здесь же была просто жалкая кучка идиотов и подонков, обладающих абсолютно с ног на голову перевёрнутым мировоззрением. Ими двигала только ненависть. И зависть, может быть, частично тоже. Они просто с радостью сдали свою планету на откуп промышленной корпорации из дальнего космоса и с гордостью считали это великим подвигом.
Мартин прекрасно понимал, что в гражданской войне преимущество тоже не на их стороне. Он знал, что в большинстве случаев жертвами их атак и рейдов становятся просто трудяги, солдаты, инженеры. Добраться до членов самих Кланов или их высших административных лиц не было никакой возможности. Хотя, им много раз удавалось обезвреживать наёмников, шпионов, провокаторов и мордоворотов из клановских разведок. Но и от этого общий успех совсем не казался ближе. И то в таких операциях без жертв среди простых людей не обходилось. Это сильно било и по моральному облику, и по популярности среди тех, кого они были призваны освобождать.
А если говорить о «соратниках» вроде Дао Гуана или Укалика, у таких бы и вопросов не возникло. Положили бы кучу народа и считали бы себя истинными «героями».
Но оставался вопрос, который раньше он бы и не задал себе. Думали ли сейчас он об убеждениях землянина Мартина Пико или об убеждениях антарийца Уго Беренца? Чего хотел тот или тот. Один был закалённым в боях адмиралом и командиром, несшим ответственность за жизни своих боевых товарищей. Другой был обманутым, использованным и никому не нужным человеком, оказавшимся далеко от родного дома и в совсем других исторических условиях. Пока он летел сюда, и пока находился здесь, много раз его подмывало просто сбежать на Землю. И забыть про всё это.
В конце концов, кто он? Всего лишь недоучившийся курсант, попавший в плен, а потом в фактическое рабство? Разве он воин? Разве он герой? Но он понимал, что бывшего пилота Мартина Пико никто не ждёт на Земле. Возможно ли будет там натурализоваться? Кто даст ему такой шанс?
Адмирала Уго Беренца ждали с нетерпением тысячи людей, бойцов и командиров. От него ждали решения и приказов, мудрых стратегических и тактических шагов. Именно адмирал Беренц был героем, неоднократно побеждавшим в сражениях, и поднимавший людей на борьбу. Он был нужен им. И они не были безразличны ему. Он многих хорошо знал. Не один фунт соли с ними съел. Но и опасностей его ждало там немало. В том числе и от бывших «друзей». Да и не ясно было, правильно ли воспримут все произошедшие метаморфозы его истинные друзья. На Земле не было этих кошмаров. Их мир был на отшибе Галактики. Война не могла бы при всём желании докатиться туда. Так зачем же он сует голову в пекло? Неплохая дилемма. Но сейчас Мартин Пико или Уго Беренц решил не спешить с решением. Нужно было действительно разобраться в мотивах известных и желательно неизвестных ему сторон.
Спустя несколько часов погода начала улучшаться, и Дао Гуан отдал приказ к отлёту на остров Чин-Дао на воздушном быстролёте. На хорошо укреплённом острове находилась база армии Содружества. Сам же остров походил на большой промышленный район. Его прежние подозрения о преимущественном использовании устаревшего оборудования снова с лихвой подтвердились. Правда, потом генерал Дао лично показал ему новые установки на урановой обогатительной фабрике. Они были доставлены относительно недавно, но уже успели сберечь жизни десятков простых рабочих.
****************************************************************************************
Укалик явно не замечал настороженности землянина. Он просто любовался внезапно прояснившейся погодой. Словно, ему самому уже надоело сидеть на месте либо мотаться по единственному маршруту Саньша - орбита. Да и вовсе его не смущала блажь адмирала лететь в какую-то глушь.
Конвертопланы начали разгонять двигатели.
- Воздушные аппараты не перемещаются поодиночке никогда. На это есть директива командования. Но это и хорошо. – Пояснил молодой сержант.
Мартин кивнул.
Два аппарата в сопровождении двух беспилотников снялись с лётного поля и устремились на юго-восток вдоль морского берега, постепенно набирая скорость. В каждом быстролёте помимо двух пилотов и пассажиров находилось по 5 солдат в чёрных доспехах – экзоскелетах стандартной комплектации Хапаг-5, которые можно было встретить у почти любых силовых или частных структур в Республике и сопредельных системах. Это был распространённый и дешёвый комплект, правда, бойцы Народного Фронта их не носили. Эти боевые доспехи не давали достаточной защищённости при их уровне интенсивности боевых действий. Но для обычных охранных структур этого и не требовалось, так что дешёвый, стоимостью всего 8 с половиной тысяч галактических кредитов комплект всегда находил свой спрос.
Впрочем, Укалик вновь отвлёк адмирала Беренца от своих размышлений. Юнец активировал на своём коммуникаторе обширную голографическую карту изрезанного побережья главного материка с островами и бухтами. Розовой подсветкой перед глазами обоих выделились несколько прибрежных горных цепей, которые и назывались Туманными Горами.
- Здесь на берегу есть наша база Вольных Охотников. Там и приземлимся. Место удобное. Вообще, эти горы – глухое место. Считаются неосвоенной землёй. Над ними сталкиваются многочисленные потоки воздуха. Погодные условия там редко бывают хорошими. Но ребятам это даже нравится.
- Вольные охотники? А это кто?
- Это особые подразделения нашей службы. Хотя, подразделениями я бы их не назвал. Они состоят из добровольцев и не особо подчиняются и следуют приказам. Они выслеживают и уничтожают кинетиков, совершая рейды вглубь материка на сотни километров. После разрушения их главных городов оставшиеся кинетики создали сеть туннелей под землёй. Основным нашим силам некогда ими заниматься. Вольные охотники их частенько выискивают и подрывают. А заодно выкуривают этих недобитых тараканов химикатами. У них опасная и полная впечатлений жизнь. Я встречался с ними однажды. Это отчаянные люди. Порой рядом с ними страшновато. Но я в чём-то всё равно им завидую. – Сказал Укалик с нескрываемым восхищением.
Что ж, местные соратники все свои похождения воспринимают с восхищением. Идеологическая обработка работает, что надо, - подумал Мартин. В окружении этих людей ему становилось всё менее комфортно. Сложно общаться с теми, у которых любой разговор рано или поздно сводится к одному.
Впрочем, быстролёты набрали уже высоту в километр и на этом эшелоне шли вдоль морского берега. С такой высоты было сложно разглядеть подробности. Но и в таком виде берег показался диким и заброшенным. Скалистые утёсы, о которые разбивался прибой, сменялись полосами пляжей, устьев рек. Следов деятельности людей почти не было.
Лишь один раз он углядел внизу какой-то крупный промышленный комплекс, окружённый укреплениями и контрольными полосами. Мрачное индустриальное сооружение дымило, как чадящая резина и не производило никакого приятного впечатления.
Укалик же, похоже, за время полёта провалился в сон. Он этого комплекса, ясное дело, не видел и не мог прокомментировать его предназначение. Но Мартин был даже этому немного рад. Он хорошо понимал, что его впечатление об этих людях может быть обманчивым, но они всё равно продолжали казаться ему простыми аки пробки из под шампанского. Им можно было бы запросто налить в уши пафосную чушь о долге и деле революции. И после этого они могли бы, как ему думалось, с восторгом подносить ему тапочки. Но была и явная опасность. Стоило бы более авторитетным вождям вроде профессора или генерала Дао кинуть команду «Фас», он пропал. Но пока этого не случилось, глупо было бы не воспользоваться случаем.
Внизу на полуострове и по берегам двух фьордов в обрамлении заснеженных горных вершин, раскинулся большой город. Он уже видел этот город с орбиты и со слов профессора знал о его судьбе. У него возникло непреодолимое желание посетить его. Он немедленно разбудил Укалика и попросил приземлиться. К удивлению Мартина Пико, ни проводник, ни пилоты упираться не стали. Они послушно исполнили приказ адмирала и начали снижение.
- Это бывшая столица крупнейшего из государств кинетиков. Мы оставили её в руинах в назидание потомкам. – С той же гордостью заявил Укалик. – Город окружён двумя поясами наземных и морских минных полей. Никто не может подобраться к нему. Пусть дармоеды-кинетики смотрят на его руины с вершин гор и кусают локотки по тем временам, когда они верховодили тут всем и угнетали простых людей. Но если хотите прогуляться по его улицам, для нас это не проблема. Внутри город безопасен. Хотя мы редко посещаем его.
- Да, я хочу на это посмотреть. – Уверенно, н спокойно ответил адмирал.
Быстролёты приземлились на мысу большого полуострова, который вдавался в море. Именно тут наблюдалась наиболее плотная застройка из уже обветшалых небоскрёбов. Хотя по сравнению с километровыми башнями любой из центральных планет Республики, это никакие не небоскрёбы. А просто многоэтажные дома, сложенные из кирпича и даже примитивного железобетона. Это, однако, не мешало некоторым зданиям возноситься на 45 этажей.
Мартин помнил, что город был разрушен 14 лет назад во время вторжения войск корпорации Фьюжн на планету. Небоскрёбы выглядели ещё крепкими, хотя и поражали пустыми глазницами выбитых окон. Немаловажной деталью было и то, что это были не просто длинные коробки. Крыши карнизы многих небоскрёбов этого города были украшение узорчатой черепицей с завитками, а по бокам одного парадного подъезда, по-видимому, официального здания стояли два каменных льва, положивших правую лапу на каменный шар. Они очень напоминали каменных львов у ворот императорского дворца в Пекине на Земле.
Только когда затихли двигатели быстролётов, дроны сели на потрескавшуюся мостовую, а Укалик и бойцы Содружества вышли наружу вслед за Мартином, он ощутил полную и подавляющую тишину. Лишь редкие порывы ветра нарушали это жутковатое молчание в этом жутковатом месте.
Мартин огляделся. Вперёд уходили улицы, скорее всего, бывшего делового центра, заваленные хламом, ржавыми остовами примитивных автомобилей, кусками арматуры и битых кирпичей. Сквозь некогда ровный и добротный асфальт теперь то тут, то там пробивались ростки деревьев и трава. Удивительно, но человеческих останков тут нигде не было.
Мартин посмотрел влево и увидел одну из бухт, где из воды всё ещё торчали опоры длинного подвесного моста. Ржавые ошмётки стальных тросов ещё свисали с них прямо в море. Позади за быстролётами раскинулось открытое море. Небо было ясным и безоблачным. По его просьбе, Мартину подали визир-дальномер. В него он мог хорошо разглядеть два острова в бухте. Собственно, так это и выглядело раньше с орбитальной крепости и с воздуха. Один островок был совсем маленьким и располагался ближе к центру города. На нём, кажется, раньше было какое-то здание, от которого теперь остался только фундамент. Второй остров был дальше в море, крупнее и скалистее. В визир там тоже можно было разглядеть руины каких-то построек.
Мартин опустил визир с задумчивым видом.
- На каком расстоянии от нас ближайший периметр минных полей? – спросил он.
- Примерно 20 Ли, господин адмирал. – Почти не размышляя ответил Укалик.
- А если на республиканские меры длины?
- Тогда 5 милль.
- А здесь в городе точно никаких устройств нет?
- Нет. Можете быть в этом уверены, господин адмирал.
- Ладно. – Задумчиво ответил Мартин.
Внезапно он почувствовал странное наваждение. Ему показалось, будто он уже был здесь, в этом городе, хотя и ясно понимал, что здесь он точно раньше быть не мог. Внезапное головокружение нашло, но адмирал устоял на ногах. Ему почудилось, что он оказался в этом городе ещё до его разрушения, когда он был во всей своей красе, но так, словно видел его не своими глазами, но глазами другого человека. Видит снующий народ, мальчишек, разносящих газеты, людей в деловых пиджаках с галстуками и в изысканных шляпах с тонкими усиками на лицах. Подальше видит палатки торговцев и растяжки между высотными домами с написанными на них иероглифами. Улицы запружены машинами, примитивными легковыми автомобилями, очень похожими на раритетные автомобили 20-х годов 20-го века Земли, которые он видел когда-то в Политехническом музее Вашингтона. Слева зазвенел зелёный трамвай, очень похожий на старинные трамваи, которые он видел в том же музее. Трамвай спокойно проследовал на длинный и всё ещё целый подвесной мост, тянущийся на противоположную сторону фьорда.
Наваждение прошло, и Мартин снова увидел своих спутников, недоумевающе поглядывавших на него.
- С вами всё в порядке, адмирал? – обеспокоенно спросил Укалик.
Мартин с полминуты молчал, переваривая сказанное и словно возвращаясь в эту реальность из другой.
- Нет, спасибо, Укалик. – Рассеянно ответил он. – Наверное, солнце припекло. Всё в порядке теперь.
Всё это было крайне необычно и неприятно. Довольно странные вещи, не укладывающиеся в традиционную картинку мира и не соответствующие всему, стали происходить всё чаще с тех пор, как вернулась память. Кто-то или что-то пыталось манипулировать им помимо Контадора, адмирала Лемеллина и, возможно, его странной помощницы. Ощущать себя всё более игрушкой становилось крайне неприятно. Но ещё менее приятной ему стала казаться правда о том, что случилось и продолжало случаться на этой планете. Это давило новым грузом на уже имеющийся багаж знаний, который он получил о Республике и её олигархическом переделе 44 года назад. Эти эмоции требовали справедливости. Но как же паршиво чувствовать себя лишь игрушкой неизвестных сил! Кто из них злодей? А кто праведник?
- А что в центре города? – спросил адмирал.
- Воронка. Заряд плазмы с орбиты угодил прямо в Здание Правительства. Там теперь ровное место. – Спокойно ответил Укалик.
Этого следовало ожидать.
- Я хочу взглянуть. – Сказал Мартин.
Провожатый снова не стал возражать. Знаком он дал понять взводу солдат оставаться на бывшей набережной. А сам вместе с адмиралом Беренцем и ещё двумя бойцами вышел вперёд.
Постепенно, по мере движения, степень разрушения росла. Совсем скоро, через пару сотен метров небоскрёбы уже стали в основном полуобвалившимися. А ещё через 500 метров от домов остались лишь остовы стен и самые крепкие фундаменты и цокольные этажи. А дальше шла стеклянная корка и воронка метров 15 глубиной. На дне её уже образовалось озеро, а вокруг неё всё было пусто. Мартин хорошо представлял себе, какой жар тут стоял во время взрыва. Не менее тысячи градусов. Но мощность взрыва по его прикидкам, была, скорее, ниже среднего. Орудия большой мощности при орбитальной бомбардировке могли сносить и целые города. К тому же взрыв тут был, похоже, только один. С орбиты нанесли главный удар, а дальше поработали штурмовики и десант. Сложно было понять, насколько быстро город пал. Трупы и остатки развороченной техники отсюда явно быстро убрали после штурма.
Но в момент, когда Мартин рассматривал противоположный край воронки, он заметил краем глаза едва уловимое движение среди пострадавших домов. Он немедленно выхватил у сержанта визир и прильнул к нему глазами, настраивая на ходу максимальное разрешение. То, что он увидел, выглядело необычным. На той стороне воронки по крышам домов прыгала человеческая фигурка в сером рваном плаще. Иногда это существо перепрыгивало на окна средних этажей и тут же отскакивало на крышу следующего дома, порой преодолевая аж 10 метров за раз. Человек такими скачками передвигаться не мог. К тому же не покидало ощущение, что и законы гравитации на это создание не действуют. И это точно был не обман зрения.
Мартин опустил визир и вернул сержанту. Расстояние до предполагаемого объекта было более полутора километров. Укалик и его спутники ничего не заметили, что было к лучшему. Потому они не могли подозревать, почему инопланетник вдруг выхватил прибор дальнего видения, а затем молча вернул обратно. Тем более велико было их удивление, когда адмирал просто исчез. Вот только что стоял на месте и исчез!
Войдя в режим ускоренного восприятия, Мартин преодолел за мгновение расстояние, отделяющее его от тех домов, где он заметил движение. Только тут он остановился, пришёл в нормальный ритм и выхватил свой бластер, поставив его тут же на режим оглушения. Осторожно он начал продвигаться между пустых домов по захламлённым улицам. За домами оказалась площадь перед добротным и величественным зданием, над которым когда-то возвышался обширный купол, теперь обваливавшийся. Остался только его металлический остов.
Снова применив режим ускоренного восприятия, адмирал подскочил к самому большому парадному подъезду и замер. Подъезд оказался завален каким-то хламом и остатками железобетонных конструкций и трудно проходим. Но Мартин прислушался. Обострённый слух дал понять, что как минимум один человек в этом большом здании был. Чьи-то шаги и какие-то ещё редкие, но странные звуки давали именно такое представление. Мартин тихонько влез в одно из разбитых окон первого этажа. Оказалось, что внутри этого дома шли рядами высокие стеллажи с бумажными книгами. Причём, несмотря на ветхий вид здания снаружи, стеллажи были в относительном порядке. Создавалось впечатление, что за книгами кто-то ухаживал. Что ж, значит, заявления бойцов Содружества о полной необитаемости этого города были беспочвенны. Скорее всего, когда-то здесь была городская библиотека, или как минимум, библиотека крупнейшего университета.
Отвлёкшись на секунду, Мартин снова вернулся к прослушиванию. Человеческие шаги стихли. Но странные звуки продолжались. И похоже, они исходили из того же места, что и раньше. Перехватив поудобнее парализатор и прощупывая ногами каждый шаг, Мартин двинулся на звук вдоль стеллажей, а потом по тёмному коридору. Этот коридор был лишь в нескольких местах освещён просветами из разрушённой крыши и выбитых окон. Наконец коридор вывел его к центральному читальному залу под тем самым обвалившимся куполом. Здесь уже было светло как днём. А стеллажи тут уже были больше и поднималась на два этажа вверх. На барельефах над проходами имелись изображения совы. В центре зала лежали обломки упавшего вниз купола.
Впрочем, не это было столь уж важно. Прислушавшись ещё раз, Мартин отметил источник странных звуков. И решительно шагнул за угол ближайшего стеллажа, выставив бластер. На его удивление источником звука было странное существо ростом с обезьянку, покрытое полосатым чёрно-белым мехом с длинным хвостом и стоячими вытянутыми ушами. Оно напоминало какого-то длиннохвостого лемура. Зверёк вопросительно уставился на землянина своими зелёными глазами, перестав мурлыкать. Адмирал был в замешательстве. В визир он видел явно не это. Но быть может, это у него так воображение заиграло?
Впрочем, большого разочарования он даже не успел испытать. Внезапный порыв ветра обдал его сзади, а за спиной что-то глухо стукнулось о пол. Мартин быстро обернулся, но не успел ничего разглядеть. Что-то твёрдое врезалось в его лоб, и наступила темнота.
Сознание пришло вместе с головной болью. Мартин мысленно чертыхнулся. Это ж надо было так банально попасться!
Открыл глаза и обнаружил себя со связанными за спиной руками на какой-то грязной кушетке. В каком-то тёмном помещении тускло горела одна только электрическая лампочка. Кто бы ни напал на него, его сейчас в этой каморке не было.
Но внезапно открылась стальная дверь. Внутрь вошла женщина, которой Мартин едва мог бы дать больше 30 лет. Она была довольно стройно сложена, у неё была светлая кожа, чёрные волосы до плеч. Внимательные, хотя и усталые карие глаза осматривали пришельца недоверчиво и с опаской. Того серого плаща сейчас на ней не было, зато она была одета в странную жёлтую шаль с мантией поверх плеч, широкие штаны, заправленные в сапоги с голенищем до колен. Оружия при ней не было заметно.
- Пришелец, даже не знаю, что с тобой делать. – Произнесла она на своём языке, обращаясь скорее к самой себе, чем к пленнику.
Но адмирал весьма удивил её, когда ответил на её риторический вопрос на том же языке: - Я понимаю вас. И могу общаться с вами. Вы правы, я с другой планеты. Но я не враг.
- Откуда знаешь наш язык? – Подозрительно спросила она.
- Этого я точно не помню. Возможно, это результат каких-то экспериментов моего бывшего партнёра. Разрешите представиться. Я адмирал Мартин Пико, главнокомандующий войсками Объединённого Народного Фронта Антарийской Звёздной Республики. Только почти все знают меня под другим именем. Но это долгая история. А как зовут вас?
- Называй меня Нора. – Коротко ответила она.
- Послушайте, Нора, я вам не враг. Я мог бы сейчас же освободиться от ваших пут. Но не сделаю это в знак моих мирных намерений. Ваши враги так же не являются друзьями мне. Я, по сути, их пленник. Хотя они считают меня своим дорогим и важным гостем и пока выполняют любой мой каприз. Но это не совсем так. На самом деле это несчастные люди, зомбированные и оболваненные пропагандой. Ими манипулируют те же личности, которым недавно доверял и я.
Молодая женщина примерно с полминуты мрачно рассматривала незнакомца, а затем спокойно ответила, но в голосе её появились нотки стали: - Эти несчастные люди, как ты сказал, убили моего отца, мать, жениха и одного из младших братьев. Они обратили в прах весь наш мир, а многих людей, вроде меня, выслеживают и загоняют, словно диких животных только потому, что мы отличаемся. Насчёт твоих мирных намерений. – Она протянула в правой руке бластер адмирала, который, как оказалось был у неё под одеждой. – Это их самый явный символ, я полагаю?
- Прошу прощения, Нора, но я привык в незнакомых местах не появляться без оружия. Оружие было поставлено на шокирующий эффект. Если хотите, можете проверить на мне. Направьте бластер на меня и нажмите на спусковой крючок. Увидите.
- Этой чести я тебе не окажу. Я поклялась не причинять вреда живым существам. Но ответь на несколько вопросов. Иначе я могу познакомить тебя с людьми совсем других убеждений. Что ты делаешь здесь и почему выслеживаешь меня?
Внезапно хвостатый зверёк подкрался к ней сзади и по одежде женщины шустро взобрался ей на голову.
Она подала ему руку со словами: - Уки, не время играть! Слезай!
Зверёк опустился по руке на бетонный пол камеры и уже в ногах хозяйки внимательно уставился на пришельца.
В принципе этого отвлечения было уже достаточно для Мартина, чтобы перейти в режим ускоренного восприятия и освободиться. Но он решил, что войти в доверие к местной жительнице и установить с ней мирный контакт было бы нелишним.
- Это долгая история, госпожа Нора. Боюсь, если я расскажу всё, как есть, вы точно решите, что я спятил. И если честно, я был бы рад и впрямь оказаться спятившим.
- А ты всё-таки попытайся. Я люблю истории. А торопиться нам некуда.
- Хорошо. – Адмирал тяжело вздохнул. – Я родился на другой планете под названием Земля. То существо, что сейчас контролирует Содружество и корпорацию Фьюжн, тоже когда-то было человеком с моей планеты. 94 года назад я участвовал в войне нашей планеты с одним из других миров. И меня взяли в плен. Этот бывший человек выкупил меня из плена, и тут же заморозил меня, а потом разморозил 15 лет назад и попытался стереть мне память. Но до конца не получилось.
Так Мартин вкратце рассказал, что он делал последние 15 лет, как вернул память, и как попал сюда.
- Профессор сказал мне уже здесь, что мне нужно разобраться в какой-то загадке. Но тут я нашёл местную власть сборищем ожесточённых фанатиков. Хотя ко мне они пока относятся с почтением, меня это не вводит в заблуждение. Я лишь ищу возможности сбежать из-под их наблюдения и вернуться к моим друзьям. Насчёт того, что вы сказали, что у нас много времени, не стоит обольщаться. Люди, которые привезли меня сюда, наверняка озабочены моей пропажей и уже активно ищут меня. И я не думаю, что встреча с ними сулит вам что-то хорошее.
Внимательно выслушав его, Нора резонно заметила: - Мы находимся глубоко в подвалах под зданием городской библиотеки. Отсюда есть альтернативный выход в канализационную систему города, а сам вход сюда найти непросто. Не говоря уже о том, чтобы обыскать всё здание. Но что ты в таком случае предлагаешь сделать мне?
- Отпустите меня, и я уговорю этих ребят, что это лишь случайный инцидент, и что со мной всё в порядке. В конце концов, они думаю, что в городе никого кроме них быть не может.
Женщина вроде призадумалась.
Но Мартин решил как-то развеять атмосферу.
- Скажите теперь, а что тут делаете вы? Как вы попали сюда, если все подступы к городу глухо заминированы? И это были вы, когда я видел в прибор дальнего видения фигурку, ловко перепрыгивающую между отдельными зданиями?
Нора отвернула вправо пытливый взгляд и ответила печальным голосом: - Я учёный, который пытается сохранить хоть что-то, что осталось от нашей цивилизации и нашего наследия. Я прилетаю сюда над минными полями по ночам и улетаю ночью, чтобы спасти фонды главной библиотеки. Я уношу некоторые книги в горы и стараюсь реставрировать их там. Здесь главные сокровища из всего того, что уцелело от нашей культуры. Я считаю своим долгом сохранить это столько, насколько хватит моих сил. Я не воин, я человек сугубо мирный. Я воспитана так, чтобы уважать, прежде всего, жизнь и знание. Я старюсь изо всех сил. Здесь у меня есть дизельный генератор, который даёт электричество. Смерти я не боюсь, всего лишь новый поворот круга Сансары. Я боюсь, что моих сил на всё это не хватит. Я одна. Мне никто не может помочь в этом деле. А вот помешать могут многие, в том числе и ты.
- Я не собираюсь вам мешать. Просто поверьте мне, я не считаю вас врагом. Вы ведь относитесь к так называемым кинетикам? Я прав?
- Так предатели нас называют. У нас было гармоничное и развивающееся общество. Все люди могли стать теми, кем хотели быть. Президентом этого города был обычный человек. Я родилась в этом городе, я люблю его. Но теперь всё потеряно.
- Не всё потеряно, госпожа Нора. Если вы поможете мне, и я сумею разбить корпорацию Фьюжн, ваш мир снова станет свободным. Так что в этом смысле мы друзья. Коль скоро вы учёный, то может, знаете о Туманных горах? Что такого там находится?
Нора призадумалась.
- Туманные горы я знаю. Сама там не была. Но я читала о них. Там особо нечего делать. Примерно 200 лет назад там жила ведьма. Об этом ходили легенды. А до вторжения был курорт целебных вод.
- Ведьма? – Переспросил Мартин. – И всё?
- Это всё, что об этих горах известно. Зачем тебе понадобилось в эти горы, пришелец?
- Это сложно объяснить. Я вижу странные сны. Сразу перед прибытием на эту планету, чей-то голос говорил мне во сне о вашей планете и о том, что меня ждут в Туманных горах. Потом сон повторился, но выглядел иначе. Я видел прошлое профессора-робота. А в конце меня будто съел гигантский огнедышащий дракон.
Нора резко стала настороженней. Она молчала с минуту, что немало озадачило Мартина.
- Я не ожидала такого. Если ты говоришь правду, а придумать такое ты бы сам не смог. Значит, древние духи планеты решили вмешаться и позвать на помощь. И они почему-то обратились к тебе. Почему к тебе? Хороший вопрос. Но не мне, тем более, решать за них. Знаешь что? Я выведу тебя через выходы канализации к морю. Ты сможешь вернуться к войскам предателей, если тебе так удалось войти к ним в доверие. То прошу, найди эти горы. Я была не до конца честна с тобой. Я была в этих горах в юности. Это место сосредоточения духовной энергии. Тебе нужно найти горную деревню Дао-Линь. Или хотя то, что от неё осталось. Если тебя там ждут, ты поймёшь, в чём дело. Но прошу, запомни одну важную вещь. Что бы ни случилось там, чтобы тебе ни померещилось, не доставай оружия. Даже не думай об этом. Это испытание духа человека и его верности своим убеждениям.
- Странно! – Нахмурился Мартин Пико. – Учёный всерьёз верит в духов?
- Отчего же мне в них не верить? Если я видела их своими глазами? Учёный обязан изучать мир всеми доступными ему чувствами. Почти любой человек способен видеть не только глазами, но и сердцем. Это не совсем так называется у нас, но тебе так будет проще понять, пришелец. Если эту способность развивать, то можно намного расширить свой кругозор. Я развиваю эту способность всю жизнь. А пока я выведу тебя отсюда. Но с тебя одно условие, адмирал Мартин Пико! Тебе придётся завязать глаза.
- Годиться! – Ответил он.
Нора сняла с него кожаные ремни, которыми были связаны его руки, а затем, когда Мартин встал с кушетки, повязала на голову какую-то тряпку, закрывшую глаза.
- Держись за мой посох. Мы пройдём к канализационному коллектору. На берегу моря я тебя оставлю.
- А можно вопрос? – спросил адмирал, пока двигался, держась за деревянную палку своей проводницы.
- Слушаю.
- Как вы узнали о моём приближении? Я ведь шёл максимально аккуратно и бесшумно.
- Человек не может не издавать звуков при движении, как бы ни старался. А тонкий слух есть не только у вас, адмирал.
- Понял. А это та самая палка, которой вы меня огрели? А вы говорили, что не воин. Или это ваше единственное оружие?
- Да, помогает отбиваться от назойливых проходимцев из стана предателей.
- Но у их солдат есть силовая броня и боевые дроиды. С ними сталкиваться не приходилось?
- К сожалению, приходилось. Против них есть методы иного плана. Моё оружие и мой защитник вокруг меня повсюду. Вам, как человеку с иной планеты, трудно это понять. Но я хоть и всей душой против любых силовых действий и старюсь избегать их до последнего, обучена быть оружием. В случае чего. Но я не воин по призванию жизни. Нет, от большого и хорошо оснащённого отряда мне в одиночку не отбиться. Но скрыться от них я смогу.
Чего адмирал не заметил точно, так это сколько времени они топали по туннелям бывших коллекторов огромного города. Едва ли больше 20 минут. Наконец его проводница остановила его и сняла повязку с глаз. В конце тёмного коридора маячил дневной свет.
- Нужно, чтобы глаза успели привыкнуть к свету. Отсюда пойдём так. – Деловито сказала она.
Коридор действительно был большим сливным коллектором в два человеческих роста, выходивший на берег моря. Нора сказала, что одно время эти катакомбы использовали не только по основному предназначению.
На улице всё ещё был солнечный день. А перед ним плескалось море. В дневном свете проводница показалась адмиралу не только аристократически красивой, но и прекрасно атлетически сложенной. Скорее всего, она обладала большой ловкостью и хорошей физической подготовкой. Посох довольно плав


Сообщение отредактировал Sherbik - Воскресенье, 20/07/2014, 14:34
 
Легенда о Корре. Легенда об Аанге. Русскоязычный фан-форум. » Вселенский креатив » Литературное сообщество » Адмирал (Идея оригинального романа в области фантастики.)
Страница 1 из 11
Поиск: