Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
romance
Романс – произведение изначально ориентировано на развитие именно романтических отношений между некоторыми, а иногда и всеми персонажами. Проще говоря, перед нами мелодрама с элементами фантастики.
comedy
Комедия - характеризуется юмористическим или сатирическим подходом. Источником смешного являются события и обстоятельства или внутренняя суть характеров.
action/adventure
Экшн, приключения – сочетание элеменов квеста и боевика.
angst
Трагедия – изображает действительность заостренно, как сгусток внутренних противоречий, вскрывает глубочайшие конфликты реальности в предельно напряжённой и насыщенной форме, обретающей значение художественного символа.
drama
Драма – изображает, преимущественно, частную жизнь героя и его острый конфликт с обществом. При этом, акцент часто делается на общечеловеческих противоречиях, воплощённых в поведении и поступках конкретных персонажей.
dark
Дарк – история с рекордным количеством смерти, насилия, жестокости и боли. Гротескные описания и фатальные случайности. Часто заканчивается смертью, по крайней мере, одного персонажа.
crossover
Кроссовер - объединяет в себе попытки перекрестного опыления различных кино и прочих вселенных, вытекающих в совместное действие или отношения персонажей из совершенно разных историй.
horror
Ужасы - включает в себя различные специфические составляющие, главной целью которых является нагнетание атмосферы страха и тревоги.
drabble
Драббл - отрывок, зарисовка, часто содержит одну ключевую сцену.
poetry
Поэзия – стихотворное художественное творчество. Ямбы, хореи, амфибрахии, анапесты, строфы, рифмы и белый стих и другая лирика.
other
Другое. Всё, что не подходит под другие карегории.
LAO-тулбар
Удобный тулбар сайта для IE, Firefox и Opera.
Оперативные уведомления о свежих новостях и форумных сообщениях, быстрая мини-навигация, поиск по сайту.

Скачать
Поиск
Друзья сайта
ФАРШ //:LAO
Midori Ringo - Зелёное Яблоко

Danny Phantom
Total Drama TV | Российский фан-сайт мультсериала «Остров Отчаянных Героев»
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
° Фанфики °
Главная » Статьи » По жанрам » drama

Слишком поздно

Слишком поздно

Сумерки затуманивали залы дворца, собирая тени, придавая им зловещие очертания при невинном дневном ритуале.
Или, возможно, не столь невинном, не в этот день, так непохожий на любой другой, с тех пор, как Айро отправился на войну. Азулон скучал по любимому сыну по многим причинам, не в последнюю очередь по способности Айро готовить чай. В его отсутствие эта обязанность была возложена на Урсу, как наиболее способную после него. Не то, чтобы вкусы Азулона были особенно требовательны, но все же она считала это способом ее тонко унизить, словно он пытался показать, как мало для него значит семья его другого сына.
Урса по натуре не была циничной, но в нынешнем состоянии жизнь учила ее неписанным правилам благородства как неотъемлемой составляющей бытия. Что за честь – прислуживать ему? Однако, это не ее дело – спрашивать Лорда Огня.
Даже когда он просит об одной вещи, которую она никогда не сможет выполнить.
Час терпения, старательного сдерживания, чтобы выяснить всё от дочери, и Урса все еще не могла понять, почему смерть Зуко была необходима. Ее разговор с Озаем послужил еще большей неразберихе. Ни один из них не был абсолютно честен с ней, впрочем, это было привычно. Даже если бы она была уверена, что их рассказы – чистая правда, предыдущий опыт говорил быть осторожней сейчас в своих действиях, иначе будет уже слишком поздно потом.
Так что, в попытке изменить свою собственную судьбу, прежде чем та изменит ее саму, Урса готовила чай, как она это делала каждый божий день в последние четыре года. В это время Азула мрачно сидела в углу, хотя это было неудивительно – после их многократных «разговоров» и нотаций Урса пыталась помириться силой отчасти теплых отношений между ними. Приготовление чая давало хорошую возможность для укрепления связи.
И снова по кругу…
Ну, Азула есть Азула. Урса не понимала ее, ей не нравилось отношение дочери к окружающим, и закрадывалось сильное подозрение, что это чувство было взаимным. Восьмилетняя девочка не должна иметь такой угрожающий взгляд. Тем более направленный на мать.
К тому же у нее была раздражающая привычка огрызаться Урсе совершенно не к месту.
- Это не моя вина. Дедушка ненавидит папу. Может быть, если б Зуко лучше старался, он не был бы таким никчемным, и дедушка просто…
- Просто что, Азула? Если твой рассказ правда – а я не могу верить ему, если твой отец подослал тебя – если он правда, ты должна считать удачей, что он не попросил пожертвовать тобой! – Урса ненавидела разговаривать в таком резком тоне с детьми. Ну почему она не может быть больше похожей на Зуко?
- Папа защитил бы меня. Азулон выбрал Зуко, потому что никто не будет беспокоиться о его спасении.
Ледяное молчание повисло на кухне. Обычная тишина в поздний час сейчас наполнилась холодной ненавистью Урсы.
- Ты бесишься просто потому, что знаешь, что это правда, - пробормотала Азула под нос.
Ее самодовольная речь споткнулась, не добившись ответа, и девочка оторвала глаза от крохотных язычков пламени, бьющихся под чайной чашкой. Тем временем Урса закончила приготовление чая. Жасминовый – Азулон требовал только лучшего.
Азула права, с горечью подумала Урса. Они могут быть окружены знатью, но во дворце нет ни одного порядочного человека, чтобы выступить против несправедливости. По крайней мере, Зуко отважился попытаться, когда весь их маленький мир ополчился на него. Это была одна из причин, по которой она все еще беспокоилась о сохранении семьи.
Она с трудом вспоминала моменты, когда Озай еще не был таким жестоким и амбициозным. Счастливые воспоминания всплывали как иллюзия, выскальзывали из сознания, стоило лишь повнимательней приглядеться. Она отступала перед ним всякий раз, стоило Озаю лишь заметить ее.
Хотя бы сегодня будет по-другому. «Просто потрясающе, - думала она, - как простая чашка чая может многое разрешить».
Ударить быстро и окончательно – вот способ мага огня. В прошлом Урса уже сражалась в тяжелой битве за сына. Сегодня она сделает все, пока не стало слишком поздно.
Конечно, то, что она делает рискованно и Азуле явно не стоит это знать, впрочем, девочка и так действует не по-детски. Кроме того, мать с самого начала поняла, что отправлять ее в постель уже поздно.
Время летит очень быстро, когда угрожает опасность.
- Азула, я хочу, чтобы ты немедленно отправилась в постель, - приказ Урсы разрушил тяжелое затишье. – Не слоняйся без дела. Если я услышу хоть слово от прислуги или твоего брата, ты будешь сидеть завтра в своей комнате.
- Да, мама. – Непривычная кротость встретилась с легкой улыбкой, но Урса была слишком занята своими мыслями, чтобы заметить ее.
Она не наслаждалась приготовлениями к убийству. У нее нет выбора. Хозяйка не заметила, как дочь хлопнула дверью, но как только стук шагов утих, она вытащила несколько маленьких флаконов из комнаты хранения опасных трав. Азулон не был параноиком (у последнего придворного врача, думавшего так, произошел несчастный случай на Агни Кай), но мелкие неприятности не давали ему покоя. Снотворные были популярным средством у нервных личностей королевского дворца, едва ли не на прошлой неделе молодая жена капитана Джао умерла от трагической передозировки.
Урса вылила последние капли третьего виала. Кроме того, люди его возраста слишком стары. И если кого-то и обвинят, так это прислугу. Ведь им поручена несчастливая задача приготовления лекарств для Лорда Огня.
Острая боль вины напала на нее, представив, как несчастный слуга подаст поднос, и один из оставшихся флаконов окажется в опочивальне Лорда Огня. Урса не знала имени прислуги и могла осудить человека на болезненную смерть, когда Азулон не проснется завтра утром.
Жертвы всё же должны быть принесены. На худой конец, она сможет помочь ему – с правдой, свитой его историей, она будет просто изгнана. В конце концов, она не абсолютное чудовище.
Одной задачей больше сегодня ночью, и Урса сможет отправиться в постель и оставить этот кошмарный день позади.

Игровая комната была относительно неширокой, по сравнению с другими палатами дворца, и Зуко должен был где-то бросить свой нож. Его мать отчетливо помнила, что он упал вблизи двери – кто-то, возможно, пнул его в сторону, хотя этаж пустовал, и взгляд не находил предательского блеска. Она зажгла другой факел легким щелчком пальцев, продолжая беглый поиск.
Быстрый взгляд на стол ничего не дал, при ее приближении тень метнулась из угла, оставив пустоту. Искать под всей мебелью, конечно, ниже ее достоинства, но все равно никакого намека на нож не было. Может ей хоть в чем-то повезет сегодня?
Минутой позже она признала поражение. Нож как сквозь землю провалился. Было жаль терять такой ценный подарок, так что она решила вернуться утром и поискать снова. Какие бы ни были нравы, никто не хотел быть подозреваемым в воровстве при дворце, со стражей Азулона, дышащей в шею.
Урса тихо вздохнула и погасила последний факел, оставив несколько язычков пламени в ладони, затем прошла сквозь занавешенные двери. Неуловимый шорох прошелестевших за ней занавес оголил нервы до предела. Как только сердцебиение успокоилось, она прошла вниз по пустынным залам в крыло, где спала королевская семья.
Глаза быстро привыкли к бархатной темноте, уши ловили такт ее одиноких шагов. Сейчас Азулон пьет свое смертельное зелье. Криков не будет, так что временно она в безопасности. Шум поднимется, как только обнаружат неладное.
Полированный камень под ногами придавал легкое эхо шагам. Поколебавшись на перекрестке двух коридоров, она пошла по проходу, ведущему в детскую комнату. Хотя оба ребенка росли на ее сказках на ночь, все же не будет лишним проверить, спят ли они. Наверное, Зуко проснется (хотя кто может спать с нависшей над головой угрозой в виде Азулона?), и ей лучше оставить его в покое.
Толстый ковер заглушал ее шаги, остальные звуки поглощали завесы на стенах. Некоторые из них тоже рассказывали истории – в большинстве своем о драконах и прошедших столетиях. Урса с сожалением посмотрела на изношенные края. Когда-то сотню лет назад они были серьезно отредактированы. Любые истории с участием Аватара были вырезаны, и, хотя занимали незначительное место, ткань теперь выглядела потрепанной, полной пыли.
Почти на месте. Эта спальня была пуста и принадлежала Азуле. Урса покосилась на мерцающий свет. Ее дверь была открыта? Она торопливо развернулась, кипя от злости и разочарования.
Этой девчонке ни в чем нельзя доверять!
Где она в такой час? Ясно, что она чувствует себя в опасности. Как бы то ни было, она должна сожалеть о сказанном. У Урсы был очень тяжелый день, и это стало последней каплей.
Подчиняясь прихотливому дизайну, переход расширялся до целой комнаты, прежде чем разделиться на коридоры, один из которых вел в спальню Зуко на другом конце. Как ячмень в глазу, он постоянно всплывал в мыслях Урсы большинство дней, и сейчас она стремительно неслась по нему, даже не обводя помещение привычным повторным взглядом.
Дверь Зуко была закрыта. Плавно сдвинувшись от прикосновения Урсы, смазанные петли позволили не разбудить спящего мальчика. Он что-то тихо пробормотал, когда пламя свет ее факела осветило комнату, но продолжил крепко спать. Урса придержала руку над огоньком, снова улыбаясь.
Слава богам, Зуко был в порядке. Она закрыла за собой дверь, раздумывая, запирать ее или нет на всякий случай. Нет, он может проснуться, а ей все еще надо найти Азулу.
Обратно в центральную комнату, снова пересечь ее, но терпения Урсы еще хватало, чтобы заметить какое-то движение. Недоумевая, она молча остановилась и пустила взгляд по другому коридору. Он терялся в темноте, но проход в ее собственную комнату был освещен единственным горящим факелом на стене. Его потрескивание смешивалось с другим приглушенным звуком: голоса, где-то в углу.
Урса была не чужда подслушивания, хотя ей и не одобряла его. Это несколько раз помогало ей в течение последних мучительных лет, когда она чувствовала себя почти что параноиком, тогда как Азулон официально им не считался. Она приблизила руку и загасила огонь, тихо подкрадываясь к пылающему факелу.
Мягкий скрип стали по коже. Затем – голос ее мужа, безошибочно узнаваемый, несмотря на шепот.
- Ты действительно это сделаешь, если я попрошу?
- Убить Зуко? Сейчас?
На долю секунды Урса заледенела, холодные капли потекли по спине. Что? И почему? Она уже решила эту проблему, разве нет?
- Почему нет? Твоя мать уже ликвидировала одну помеху, конечно, ты справишься лучше, чем жалостливая женщина.
Огненная ярость спалила лед. Да как он смеет? Урса шагнула вперед, резкий жест ее рук зажег каждый факел в коридоре.
- Жалостливая? Я? Озай, объяснись!
Заговорщики вздрогнули от сильного пламени, но выражение лица Озая осталось невозмутимым.
- Как мило, что ты присоединилась к нам, дорогая. Ты осуществила свой план, я полагаю?
- Да,- коротко ответила Урса. – Думается, здесь есть еще один убийца сегодня?
Уголки его рта дернулись вверх, что могло показаться обнадеживающей улыбкой, но больше походило на легкую усмешку.
- Конечно, нет. Я просто… проверял преданность Азулы. Ты же меня знаешь, я бы никогда не навредил моему единственному сыну.
Некогда она знала его. Но сейчас? Урса пыталась поймать взгляд мужа, услышать правду в его голосе, а не насмешку.
- Я надеюсь, нет.
Расстроенная, она обратила внимание на маленькую девочку, спрятавшуюся позади отца.
- Азула, я говорила тебе идти в свою комнату. Эти вещи тебя не касаются, и ты будешь наказана за неподчинение мне с первого раза.
Негодование в вопросе в полной мере высветило невинность, написанную на лице Азулы.
- Но, мама, я…
- Твоя мать права, Азула, - прервал Озай. – Нам надо кое-что обсудить. – Азула перестала протестовать, услышав слова отца. Как только она направилась в свою комнату, Урса собралась следовать за ней, но его рука остановила ее.
- Пусть идет. Она не посмеет ослушаться моего приказа.
Урса стряхнула руку мужа, но больше не порывалась уйти, потеряв дочь из виду за одной из витиеватых колонн.
- Это проблема, не так ли? Она сделает все, что ты скажешь, но ее совершенно не беспокоит то, чего я хочу.
- А, ты думаешь, ей нужно научиться уважению? Уверяю тебя, если кто-то и нуждается в уроке, так это твой сын, - он поднял тонкий металлический предмет, позволяя огню отразиться на серебряной поверхности. – В конце концов, ему следует быть более внимательным со своими подарками.
Урса попыталась выхватить предмет из его руки.
- Где ты нашел нож Зуко? Я искала его!
- Я? Я его и не находил. Он был у Азулы, когда она направлялась в свою комнату.
- Так вот кто вор, - губы Урсы обвиняющее сузились.
- Ты слишком сильно доверяешь ей. Я попросил ее найти оружие и встретиться со мной здесь. Сегодняшняя ночь – прекрасная возможность научить ее некоторым более интересным аспектам политики, - палец Озая пробежался по лезвию, лениво скользя по надписи. – Я надеюсь, ты не думаешь, что я рассказал ей о твоей маленькой интриге. Было бы слишком хорошо пропустить такое представление.
Урса отпрянула от такого сарказма.
- Ей же только восемь, ради Агни! С какой стати ты учишь ее убивать? Она и так ведет себя иначе, чем любой другой ребенок – ты превращаешь ее в какое-то чудовище!
- Это ценный урок – ты как никто другой должна знать это. Все равно в конечном итоге ей придется этому научиться. Слабые не могут удержать власть.
Терпение Урсы, тонкое, как волос, разорвалось в гневе.
- Ценный или нет, я не позволю тебе ломать наших детей!
- Напротив, - так же равнодушно проговорил Озай. – Это ты ломаешь их своим бессилием. Азула будет образцовой принцессой через несколько лет. Зуко, с другой стороны…
- Будет порядочным человеком! – огрызнулась Урса.
Наконец, Озай сменил мягкий тон.
- Я думал, что ты не поймешь. Для меня как Лорда огня необходим преемник, который пойдет по моим стопам, преемник с зачатками великого лидера, наследник, могущественней всех. Мне нужно величие, Урса, а не мальчик, который всякий раз падает, занимаясь магией огня.
Подозрение проползло сквозь слепую ярость Урсы.
- Это ведь был не обычный урок, правда? Ты собираешься убить Зуко?
- О, поверь мне, я бы хотел. Твое вмешательство изменило планы урока, - он замолчал, обдумывая свои последние слова. – Но я же сказал, что не причиню ему вреда, так?
Урса ухватилась за неясную надежду на восстановление мира.
- Он может не соответствовать твоим идеалам, но он наш сын, - и тут же прикусила язык, пытаясь найти более убедительный аргумент. – Он еще слишком молод. Возможно, после нескольких лет, лучше тренируясь…
- Да, я понял. – Озай усмехнулся, взбудораживая опасностью каждый нерв Урсы. – Больше тренировок? Конечно. Ему надо усердней заниматься. Спустя несколько лет он может заставить меня думать по-другому.
- Не будь слишком строг с ним, - дала задний ход Урса. – Я буду наблюдать за тобой. Если ты сделаешь что-то, превращающее его в твой извращенный идеал, я остановлю тебя, прежде чем станет слишком поздно.
- Такая грозная преграда, интересно, - задумался он. – Какая жалость, если тебя вдруг не окажется там.
- Что? – ужас завладел голосом Урсы. – Конечно, я буду, я Хозяйка Огня. Я буду на твоей стороне, как мы и планировали!
Голос Озая стал ложно-сожалеющим.
- Прости, Урса, но тебя не будет. Я не могу поставить под вопрос законность моего воцарения на троне, не так ли? Его передача будет выглядеть подозрительно, с уходом Айро и несколькими свидетелями последних слов Азулона. Конечно, если все будут знать, кто убийца…
- Нет! Ты… Ты не предашь меня! – эмоции вышли из-под контроля. – Я твоя жена…
- Боюсь, мнение людей имеет для меня большее значение. Конечно, они не понимают этого. Мне жаль, дорогая. – Озай повысил голос, видимо, чтобы вызвать стражу. – Я думаю предоставить тебе утро, так что у тебя будет некоторое время попрощаться, прежде чем тебя изгонят…
- Ты чудовище! – рука Урсы среагировала неосознанно. Голодное пламя с рокотом сократило расстояние и припечатало потрясенного Озая к колонне. После паузы, равной одному вздоху, его тело столбом упало на пол.
Спустя лишь секунду Урса поняла, что совершила ясную, неопровержимую измену. Когда Озай очнется, для нее уже будет готово подземелье – или более вероятно, казнь, а, помимо этого, опорочат ее имя.
Она застыла, не зная, что делать. Если она оставит его в живых, она умрет. Если она убьет его… ? Некая ее часть отпрянула от свершения еще одного убийства, но это же так просто. Огненное лезвие у горла – и готова сказка об ассасине, который убил Лорда Огня, а затем и ее мужа, когда тот пытался поймать его.
Так просто…
Сделай это сейчас или будет слишком поздно…
Языки пламени вспыхнули в ее пальцах. Они удлинились до размера ножа Зуко, придавая надежду своей смертоносностью. Все, что ей надо – это опустить их.
Неожиданно худая рука хватает ее запястье; горящие янтарные глаза лишают возможности двигаться. Так Азула все-таки следила за ними. Почему-то Урса не удивилась, хотя действительно не хотела, чтобы дочь видела это убийство.
- Азула, уходи, - приказала она, молясь, чтобы хоть раз дочь подчинилась ей. – Это уже в третий раз, когда я говорю тебе отправляться в постель. Утром…
- Ты не должна здесь быть. – Азула не отпускала руку, несмотря на усилия матери стряхнуть ее. – Дедушки больше нет. Я бы не стала убивать папу на твоем месте. Я всем расскажу.
Урса засмеялась. Ей это не поможет. Кто поверит восьмилетней девочке и заведомой лгунье по сравнению с ней, принцессой? Идея была забавная. Мать в ней говорила, что следует игнорировать слова Азулы и отправить ребенка спать, уже слишком поздно для этого разговора. Все же она решила спросить.
- Ты действительно это сделаешь? Расскажешь всем, что твоя мать – убийца?
- Может быть. Ты не можешь быть в этом уверена, да? – было что-то сверхъестественное в том, как маленькая девочка могла читать ее мысли. – Ты, правда, сделаешь это? Убьешь папу?
- Я… - проклятый ребенок, она не должна так поступать, не в ее возрасте. Как она может иногда смотреть столь мило, невинно и даже осуждающе?
- Почему тогда не убить и меня, чтобы не было свидетелей? – Азула выглядела задумчивой. – Я думаю, вот почему он говорил мне это. Ты не будешь полностью в безопасности, пока не убьешь меня тоже.
Урсу передернуло. Конечно, никто не поверит ей, но малейшее слово раздует слухи, а слухи со временем… ну, это будет нехорошо. И был еще один вопрос – говорил ли Озай еще кому-нибудь? Сейчас она не могла этого знать.
Азула заметила секундное колебание.
- Если бы я была Зуко, это был бы не вопрос, да? – тихо спросила она. – Ты всегда хотела, чтобы я больше походила на него…
Ее мать едва не подпрыгнула, задетая меткостью фразы.
- Если бы ты была больше похожа на Зуко, у нас не было бы этого разговора! – парировала она. – Твой брат не предавал людей, и не врал, и…
Урса замерла и уставилась в темноту, не желая продолжать.
- Действительно, мама, мне интересно, когда он этому научится. – Азула проследила взгляд матери, скользящий по теням. – Естественно, не от тебя.
Ее способность разрушать человека изнутри была гипнотической. Урса чувствовала, как слова дочери обрушиваются на нее, ведь она знает, что мать никогда не тронет пальцем своих детей. В конце концов, они были семьей.
- Иди спать, Азула, - успокоилась она. Тот же усталый приказ, такой же неэффективный, как и когда-либо был.
Лицемерие или безопасность? Каков бы не был выбор, ее дочь все знает…
- Ты не собираешься попрощаться, мама? – слова выдернули Урсу в реальность. Да, ей надо уходить. Обидно оставлять своего сына на милость этого чудовища, но она проиграла. Через минуту трон будет уже в пределах досягаемости Озая, это было последней преградой. Слишком поздно.
Она небрежно обняла Азулу, поглаживая волосы маленького мага огня.
- Прощай, Азула. Обещай мне, что будешь хорошей.
- В любом случае, ты никогда не поверишь мне. Я какое-то чудовище, помнишь?
- Да, Азула.
Почему она не возразила? Потому что это правда, как бы Урса не сожалела об этом. Возможно, ей не стоило говорить этих слов при девочке, но это была и вина Азулы – подслушивать вещи, не предназначенные для ее ушей.
- Зуко будет скучать по тебе, а я нет. Ничуть. – Азула выкрутилась из материнской хватки. – Если он заплачет, я буду смеяться над ним.
Почему она лжет? Урса никогда не могла объяснить. Это правда – если возникали сомнения, мать верила худшему в своем втором ребенке.
- Хотя я буду скучать по тебе, - ответила она. Ложь, в которую никогда не поверят. Азула отодвинулась, поднимая нож, брошенный отцом. Урса поднялась, желая о чем-то, что она еще могла бы сказать, что внезапно соединило бы разрыв между ними, прежде чем она навсегда уйдет.
- Азула, мне жаль. Может быть, было что-то, что я должна была сделать по-другому…
- Если ты хочешь попрощаться с Зуко, тебе стоит поторопиться, - девочка даже не смотрела на нее, видимо, очарованная новой игрушкой. – Я собираюсь позвать стражу.
- Азула… - Урса положила руку на плечо дочери, зная, что та отмахнется. Со вздохом она повернулась и направилась к сыну.
Урса не оборачивалась. Ее шанс спасти другого своего ребенка был упущен. Возможно, его никогда и не было.
Не все ли равно? Сейчас это было слишком поздно.
Это всегда было слишком поздно.



Источник: http://www.fanfiction.net/s/6125906/1/Too_Late
Категория: drama | Добавил: BlueArrow (18/08/2010) | Автор: Azure Blue Flames
Просмотров: 1472 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 3
1 aang18032001   (25/08/2010 18:34)
cry

2 BlueArrow   (25/08/2010 18:50)
да, грустно и горько...

3 Tingilinde   (29/08/2010 19:04)
Фик произвел на меня сильное впечатление, но очень уж он трагичный...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
logo
МафияБлогФаршRSS